Лесные феи. Вылазка. Часть 2.

Заняв на пне исходную позицию, фея оглянулась, чтобы посмотреть, идёт ли гном. Она застала его в паре шагов позади себя прыгающим на одной ноге в неуклюжих попытках освободить вторую от штанов, мешавших передвижению. Его массивный, но уже чуть опавший толстый хрен смешно болтался и шлёпал то по животу, то по бёдрам, сверкая пурпурной головкой. Это зрелище одновременно и позабавило, и завело юную похотницу, поскольку предвкушение заполучить этой штуковиной на всю длину в попку было очень волнительным.

Причина в том, что за весь немалый опыт любовных утех, самые яркие впечатления и оргазмы, как ни странно, у неё были связаны именно с анальным проникновением. Являлось ли это особенностью её собственного темперамента, или же следствием физиологии тела феи, она не знала, но сейчас её маленькая красивая попочка уже томилась и пульсировала в ожидании горячего и упругого гостя.

Воспользовавшись короткой паузой, девчонка, не меняя позы, оперлась на одну руку, другой спешно расправила у себя на выпяченной попке коротенький подол зелёного платьишка. Он сейчас едва прикрывал лишь верхнюю часть двух белоснежных полупопий и заканчивался как раз там, где меж них трепетала тёмно-розовая звёздочка. А мокрая полураскрытая щелка оставалась совершенно неприкрытой. Убедившись, что сзади порядок, фея свободной рукой решила окончательно оголить свои маленькие грудки. Она избавила их от оков уже всё равно изорванного декольте и позволила им смотреть вниз упругими ягодками сосков.

— Эй! Ну, где ты там?! Вот возьму сейчас и улечу – будешь знать!.. – дразнила она гнома писклявым голоском.

— Ах ты, чёрт… зараза… Я сейчас, бегу!.. – оправдывался пузатый бородач, с силой стягивая штанину с пятки.

— Смотри, какая у меня попочка под юбочкой – голенькая, тёпленькая, мягонькая!.. Хочешь в неё?! Ммм… А девочка моя сладенькая, мокренькая, вон как вся течёт, посмотри! – не унималась она.

Крылатая проказница пропустила руку у себя под животом, раздвинула внешние губки и монотонно размазывала пальчиком по пухленьким валикам сочащуюся изнутри тягучую прозрачную смазку. Такое зрелище не могло оставить гнома равнодушным!

Избавившись от проклятых штанов, он буквально подпрыгнул к пню, бухнулся на колени и сходу всосался снизу ртом фейке прямо в сочную писю. Сверху он покрыл ручищами её голые булочки. Упиваясь горячими соками восхитительной щелки, он снова затолкал в неё весь свой огромный бархатистый язык и принялся им там буквально бесчинствовать. Сам при этом довольно рычал и наминал девичий задик, то плотно сжимая булочки, то широко разводя их.

Фея сложила перед собой согнутые в локтях тонкие ручки и уткнулась в них головой, наслаждаясь этим горячим мужским поцелуем. Крылышки у неё за спиной то плавно расходились в стороны, то вдруг напрягались и вздымались кверху, прижимаясь одно к другому.

— Но… а как же моя попочка?.. – пробубнила фея, не поднимая головы, – она ведь тоже хочет, чтобы её приголубили!..

Гном напоследок несколько раз с силой всосал и с громким чмоком выпустил из своего рта заметно порозовевшие от засоса фейские половые губки. Высунул на всю длину огромный язык и принялся сверлить мягким кончиком девичье очко. Оно было горячим и мягким, но совершенно сухим. Тогда толстяк, недолго думая, смачно плюнул прямо ей в попку, горячая слюна угодила точно в цель…

— Ну-ууу!!! Что ты делаешь?!! …гадость какая! Нельзя ли без грубостей?! – возмутилась гламурная особа и подала чуть вперёд свою попку, отдалив её от физиономии гнома.

— Так… а как? Сухая же совсем, порву ведь ненароком! Жалко мне тебя, ты ж совсем ещё сладенькая… – оправдывался гном, поднявшись на ноги и слегка надрачивая снова вставший колом член.

Не зная иного способа увлажнить заднюю девичью дырочку, он вогнал своё достоинство в переднюю и стал пытаться перенести хотя бы часть обильно текущей из неё смазки на вход в попку.

— Ой!.. Странный вы народ, элементарных вещей не знаете! – продолжала причитать фея, протягивая незадачливому партнёру сорванную гроздь белых ягод, которую она всё это время грела в кулачке.

— Это ещё зачем?! Я их знаю, они ж не вкусные – горькие и вяжут!.. И голова потом от них болит!.. – удивился гном, продолжая размазывать залупой меж девичьих булочек смазку, обильно сочащуюся из юного лона.

— Да их и не едят, темнота! Их по-другому надо использовать! Ты раздави пальцами пару штучек – сам всё поймёшь!..

Бородач послушно размял пальцами две белые ягодки. Выдавленная из них жидкая мякоть на вид напоминала молочный кисель и была маслянисто-мылкой на ощупь.

— Смажь этим там мне всё как следует и на член себе тоже побольше выдави, а несколько штучек целиком пальцем в попку мне затолкай!.. – командовала фея, медленно расслабив колечко задика в томительном ожидании приятных ощущений.

— Ишь ты!.. Надо же!.. Никогда на них даже не смотрел, на ягоды эти… А вы, феи, выходит, давно так вот озорничаете? – риторически поинтересовался гном, следуя полученным инструкциям.

Его толстые пальцы давили одну ягоду за другой, обильно смазывая вход в девичью попу и размазывая мылкую мякоть по головке и стволу мужского достоинства. Когда из грозди осталось три последних ягодки, он поднёс их к трепещущей дырочке и без труда протолкнул пальцем внутрь, не раздавив ни одной. Он с интересом наблюдал, как похотливая попочка проглотила их в свои теплые недра.

— Ну, что ж!.. А вот теперь я, пожалуй, выебу тебя в жопу! – громогласно произнёс гном, направляя рукой головку члена к вожделенной попке и стал надавливать.

— ФУУУУ!!! С гномихой своей так разговаривать будешь! Ты понял?!! – возмутилась фея.

Она сжала и подала попочку вперёд, не позволяя члену в неё проникнуть.

— Да что не так опять-то?!. Ты же сама меня об этом попросила!..

— Попросила… но не в «жопу», а в попочку, и не «выебать», а приголубить! Не чувствуешь разницы?!

— Ой, подумайте… какие нежности! Суть от этого не меняется! – спорил упрямый пошляк.

— Меняется! Ещё как меняется!!! Вот сам попробуй сказать это по-другому… Хоть раз попробуй, увидишь – тебе понравится!

— Ой, да подумаешь… могу вообще молча всё сделать! Только ты не увиливай, давай сюда свою жо… э-э-э…то есть… ну… по… попу… попку давай сюда, раз обещала!

Фея послушно прогнула спинку и похотливо выпятила задик назад и чуть верх, точно причалив расслабленной дырочкой к пульсирующей гномьей елде. Тот, не мешкая, одной рукой стал придерживать ствол, чтобы он не соскользнул, а другую положил фейке на низ спины, бесцеремонно задрав снова упавший на попку подол платья. Девичье очко раздалось в стороны, булочки раздвинулись, и большая залупа стала медленно вползать в тугую дырочку.

Гном не спешил и нарочно делать фее больно не хотел. Он высунул на бок кончик языка и пристально наблюдал, как вслед за ярко-красной головкой в красивой попке молоденькой крылатой девочки скрывается его солидной толщины орган. Вскоре он почувствовал, как одна за одной лопнули внутри те самые ягоды, которые он ей туда затолкал. Продвижение шло медленно, но без особых усилий – сказывалась необычная смазка. Фейка тихонько сопела, привыкая к новым ощущениям. Попочку распирало вглубь и вширь, но ей это нравилось.

Введя член на две трети длины, гном остановился, перестал придерживать его, поскольку выскочить он никак уже не мог, и стал обеими руками гладить фею по голым булочкам и по спинке. Эти ощущения, совмещённые с мощной пульсацией здоровенного горячего поршня в нежной попке, заставили фейку тихонько протяжно простонать.

— Дддааааа… ааххххх… Давай еще… давай дальше… глубже… и гладь, гладь, как ты это делал… – пищала она расслабленно вполголоса.

— Вот знаешь… я стольких гномих в жопу переебал, но ты – совсем другое дело! – признался вульгарный гном.

— Таааак… Вот гномих своих и будешь «в жопу ебать», а меня ты будешь голубить в попочку! – спокойно перебила его фея, когда весь член погрузился ей в задик.

Гном снова замер, наслаждаясь ощущениями от сжимавшей его стержень по всей длине упругой, но такой нежной и чувственной попочкой этой крылатой нимфы. Продолжая гладить её по спинке от самых крылышек до ягодичек, гном начал медленно вынимать член, наслаждаясь каждым мгновением этого процесса.

Полностью выходить из попки он не стал – как только в растянутом колечке показалось ярко-красная головка, член тут же снова пополз внутрь, на этот раз уже быстрее и увереннее. Постепенно эти движения стали регулярными и обрели хоть и весьма неторопливый, но ритм. При движении в попку всё тельце феи немного подавалось вперёд, а при вынимании члена из попы – напротив оттягивалось назад, следуя за сношающим её могучим поршнем, всецело подчиняясь ему.

Сок этих необычных ягод идеально работал как анальная смазка. Он был не только очень скользким, долго не терял своих свойств, но и благодаря особым веществам, притуплял неприятные ощущения и стимулировал у фей ещё бóльшую похоть, немного опьянял и дурманил разум.

Гном был так увлечён процессом овладевания фейской попочкой и созерцанием того, как эта лесная бесстыдница, похотливо помогает сама нанизывать ему на член свой белоснежный маленький задик. Её крылышки иногда судорожно сотрясались, когда горячая залупа гнома проходила определённое место внутри её в попки. Круглое пузо старого гнома уже вовсю тёрлось и билось о тёпленькие голые булочки, когда он засаживал свой дрын на всю длину в умасленную дырочку.

— Ох ты, девонька… Ох ты, попонька… Ох ты, сладенькая… Ох, медовенькая… – приговаривал гном, теряя от сладострастия связь с реальностью.

Смакование красивой девочки в молоденькую попку буквально сводило его с ума. Он давно уже задрал ей платье чуть ли не до самой макушки, оголив перед собой изящное тельце и освободив крылышки. Но и этого ему показалось мало. Одурманенный страстью, в следующий момент он окончательно разорвал пополам тонкий ситец короткого платьишка и бросил два лоскута в разные стороны. Из одежды на девочке теперь остался лишь браслетик из цветов на левой ножке. Любовник умело и самозабвенно молча наслаждался похотливой попочкой. Лишь хлюпающие звуки, да мерное сопение феи нарушали сейчас тишину.

Старательно втираемый гномьим членом внутрь попки сок белых ягод всё больше затмевал девичий рассудок, позволяя бесстыдству и похоти окончательно овладеть юным телом и разумом. Она так и лежала в позе лягушки, давая гному в попку. Одну руку она оставила у себя под подбородком, а другой давно уже дрочила свою писю-щелочку, засунув в неё едва ли не все пять пальцев. Тёплая смазка стекала по бёдрам, свисала длинными прозрачными ниточками с пухленьких половых губок и давно образовала под ней на пне лужицу.

— Какой же он у тебя длинный, толстый и горячий!.. Да…Да…Да… Голубь меня в попу, в попочку… Еби меня в попоньку, как ты хочешь… Еби, если не хочешь голубить! Сильно еби! Да…Да… Выеби меня в попу! Сильно, жёстко, прямо в жопу выеби!.. ААА!!!…

Этот монолог одурманенной феи не мог оставить гнома равнодушным.

— Ага!.. Что понравилось, как я тебя ебу? Сучка маленькая… Пиздёнка ненасытная… Попочка ебучая… Конечно, выебу! А как же?! Как скажешь! Прямо в попку… в попоньку твою медовенькую тебя сейчас и выебу… по самые яйца буду ебать… прямо в попочку!.. в жопку маленькую твою… умасленную… я тебя так выебу, долго вспоминать меня будешь!..

С этими словами гном протянул руку и сорвал стебель росшей рядом крапивы. Не переставая пялить сладкую попку, он принялся стегать фею по голеньким булочкам этим растением. Крапива стала жалить нежные половинки, оттеняя сладкие ощущения от скользящего внутри огромного и горячего члена. Ярко-розовые следы от жгучих листьев стали проявляться не белоснежном девичьем задике. В следующее мгновение фейка подняла голову, пронзительно во весь голос застонала, тельце её затряслось как желе, а крылышки отчаянно забились в судорогах.

Гном бросил крапиву и подхватил обеими руками лесную нимфу снизу, схватил за голые грудки, сильно их сдавив. В последний раз вогнал в попочку по самые яйца так, что они ударили её аж по лобку. И, не вынимая члена из горячей дырочки, тут же потянул на себя, распрямляя уже бьющуюся в бешеном оргазме фею во весь рост перед собой. Пня теперь касались лишь её коленки.

Ощутив проникновение в попку резче и глубже обычного, кончающая девчонка изо всех сил сжала своё колечко, чем заставила гномий член внутри себя извергнуться фонтаном спермы. Горячие порции густого семени брутального бородача впрыскивались вглубь её попы одна за одной. Гном зарычал и изо всех сил ещё глубже насадил сладкую попоньку на свой всё еще брызжущий семенем кол. Спермы было так много, а член был вставлен в попку так глубоко и так плотно, что фее даже показалось, что её сейчас разорвёт изнутри.

Гном опустил, наконец, обратно на пень выебанную наложницу и вынул из её попки свой обмякающий орган. Гномья сперма тут же хлынула потоком по нежным бёдрам фейки. Она тяжело дышала, стоя на четвереньках. Всё тело её тряслось, животик пульсировал, глаза были закрыты. Одурманенная втёртым в попу соком ягод, она ничего сейчас толком не соображала и ничего вокруг не замечала, в глазах было темно, в ушах звенело.

А вот от зоркого глаза бывалого охотника ничто не ускользнуло. Впереди, в нескольких шагах от них возник один из его соплеменников. Это был довольно молодой гном, ростом выше, чем старик, гораздо стройнее, и борода его было куда короче. Второй гном стоял с приспущенными штанами и самозабвенно онанировал, глядя на сцену только что случившегося такого бурного анального оргазма. Увидев, что старик на него смотрит, он приготовился было бежать, но тот остановил его жестом.

Снова обхватив снизу руками всё ещё не пришедшую в себя до конца фею, он потянул на себя юное тельце. Фейка выпрямилась почти во весь рост, невольно открыла свои зелёные глазки и теперь тоже увидела незнакомца, уставившегося прямо на открывшуюся его взору великолепную пиздёнку. Пузатый гном тотчас прижал её к себе всем телом и, выгнув свою спину колесом, повалился назад, ловко приземлившись на неё вместе с феей.

Девчонка даже ойкнуть не успела, как оказалась лежащей спиной на гномьем круглом животе совершенно голой. Она попыталась сдвинуть ножки, но не успела – пара мужских рук ловко схватила её под согнутыми коленями и поджала обе широко расставленные ножки к животику. Приоткрытая щелка беззащитной феи была предоставлена в полное распоряжение долговязого гнома.

— Тихо! Не говори со мной! Пусть он не знает, что мы с тобой поладили! Он сейчас быстро кончит в тебя и уйдёт, я знаю!.. – прошипел фее на ушко знакомый гном.

— Ах, вы, уроды!.. А ну, пустите меня, оба! А ты даже не смотри мне туда! Пошёл вон отсюда! – как-то деланно стала гневаться фея перед неминуемым изнасилованием.

Впрочем, её слова ничуть не смутили молодого онаниста. Напротив – её недвусмысленная поза, а также тот факт, что жертва надёжно зафиксирована сильными руками товарища, лишь усилили его эрекцию. Он не спеша приблизился и, не говоря ни слова, настойчиво поднёс член прямо к её носику. Забыв про гнев и упрёки, девушка тотчас послушно раскрыла рот пошире, заглотила горячую головку и принялась самозабвенно отсасывать.

Долговязый гном, стоя на полусогнутых, то приседая, то привставая, пялил девчонку в ротик. Он с ухмылкой наблюдал за тем, как фея, закрыв глазки, придерживает одной рукой его ствол и причмокивает, не забывая орудовать маленьким мягким язычком. Иногда он оборачивался, чтобы снова увидеть, как вторая рука лесной нимфочки теребит шаловливым пальчиком маленький клитор. Наконец, он выпрямился, с громким чмоком вырвал член изо рта феи. Отступил на шаг назад, поднёс своё достоинство к девичьей щелочке и тут же засадил ей до основания.

Недавно испытанный оргазм вызвал спазм по всему телу возбуждённой девчушки. Низ животика снова заныл, попка запульсировала, а клитор потребовал ласки. Молодой гном бесцеремонно принялся ебать фейку в мокрую и всё ещё такую горячую киску. Член его сильно отличался предыдущего, который побывал в обеих её дырочках: он был тоньше, но длиннее. Благодаря большей длине, даже без особых усилий со стороны любовника она чувствовала, как он при каждом новом проникновении уверенно тычется в свод её лона. Учитывая её нынешнее состояние и всё еще не прошедший дурман от втёртых в попку ягод, новый оргазм подкатывал невероятно быстро.

Старый гном, поняв, что вырываться фея не собирается, а вместо этого хочет ещё разок полноценно кончить, решил ей в этом помочь. Он перестал держать её ножки. Обхватив одной ручищей сразу обе её нежные булочки снизу, другую он положил ей на писю. Нащупал пальцем одной руки колечко попки, а другой – клитор, и стал подрачивать бесстыдницу, которую в это время полным ходом шпилил его соплеменник.

Ощущения от двух толстых и тёплых пальцев – в попке и на похотничке – в сочетании с глубокой ритмичной долбёжкой, сделали своё дело. Животик скоро снова затрясся, где-то внутри появилась пульсация. Толчки залупой в дальнюю стенку молоденькой киски всё сильнее стали разливаться волнами скорого и неотвратимого оргазма.

— Да… ебите меня, дрочите… глубже, резче, сильнее ебите меня в… в пизду меня ебите… оба ебите меня, хочу, хочу, хочу ещё!.. Ты дрочи, а ты еби, еби меня, еби!!! Ааааах… аах… аах…

Фея снова стала бурно кончать, выгибаясь дугой и подмахивая задиком. Созерцание совершенно голой пиздощелки, так быстро и так легко доведённой до оргазма еблей в безволосую письку, заставило тут же излиться в неё спермой и молодого ёбаря. После чего он, не веря своему счастью, натянул штаны и скрылся в лесной чаще.

Часто дыша, девушка тут же скатилась с пуза гнома и оказалась рядом с ним на земле, стоя на четвереньках. Живот гнома тоже часто двигался, член давно опал, а яйца в отвисшей мошонке поднимались и опускались до самой земли в такт его учащённому дыханию.

— Ну, и что это было?!. – нарушила молчание фея.

— Ты… про платье?.. Прости, не сдержался я… – стал невпопад оправдываться гном.

— Да нет, блин, не про платье! Ты какого лешего меня под него подложил?!!

— А… так ведь… я подумал, что ты сама этого хочешь… Разве нет?.. Да и выхода не было! Он всяко нас заметил, пришёл бы сейчас в деревню и стал всем рассказывать, как мы тут с тобой… ну…

— Ага, а зато теперь ему точно рассказать будет нечего! Да?!!

— А вот ты сама посуди, что он теперь им расскажет?

— Даже и не знаю… Говорю же – ему и рассказать-то нечего!!! То он просто видел, а теперь сам участвовал!

— Вот именно! Он станет болтать, как ему в лесу только что отсосала молоденькая симпатичная фейка, а потом он ещё и присунул ей, пока старый Брульд держал её за подмышки…

— Гм… Ну, да… звучит не очень правдоподобно! – согласилась фея, и ей явно польстило, что старик назвал её симпатичной.

— Вот и я о том же!..

— А когда ты придёшь, все ведь тебя тоже расспрашивать станут, что ты им скажешь?

— А всю правду и расскажу! – ехидно рассмеялся гном.

— Эээй!.. – обиделась фея.

— Только вот когда я начну ему поддакивать, они точно решат, что мы с ним сговорились!

— Запутанно у вас как-то всё!.. Но, пожалуй, может сработать!

Заработав крылышками, фея поднялась с земли, встала на ноги и принялась отряхиваться от травы и листьев, прилипших к влажному телу. Гном пристально наблюдал за каждым её движением, продолжая лежать на земле без штанов. Лесная прохлада снова напомнила о себе, девчонка обняла себя руками и поёжилась.

— А за платье, всё же, прости! Не подумал я, что тебе домой ещё возвращаться… Как же ты теперь, голая полетишь?

— Угу… – задумчиво кивнула собеседница.

— А что твои на это скажут?

— Да ничего не скажут, у нас многие в чём мать родила по лесу летают.

— Эх! Я бы на это посмотрел! – захохотал гном.

Фея тоже тоненько хихикнула.

— Значит, улетишь сейчас?..

— Да, мне уже пор-р-ра… – голос у неё задрожал от холода.

— Эээ!.. да ты закоченела совсем! Поди-ка сюда!..

Гном привстал и принялся стягивать с себя рубаху, завязанную спереди на шнурок вместо пуговиц. Фея продолжала стоять и дрожать.

— Да иди сюда, кому говорю! На-ка вот, надень!.. А то там на верху, поди, ещё и ветрище!

— Да как же я в ней полечу? А крылья куда?.. – возразила фея, но сделала шаг и села на ногу гному.

— И то верно… крылья куда?.. А! А мы вот так!.. Повернись ко мне передом!..

Фея послушно перекинула ножку и оседлала гнома. Она сидела попой на его волосатых бёдрах лицом к нему. Мужчина надел на неё свою рубаху задом наперёд и подвязал шнурком только сверху и снизу, оставив зазор для крылышек. Ей было почему-то очень приятно получать пусть такую неуклюжую, но всё же заботу от этого грубоватого гнома.

Закончив с рубахой, он запустил под неё свои огромные тёплые руки, провёл ими вверх и обхватил девичий стан, положив большие пальцы девушке на соски. Фея в ответ посмотрела ему в глаза своими изумрудиками. Однако его взгляд был уже направлен ей между ножек, но все прелести были скрыты краем только что надетой гномьей рубахи. Тогда она услужливо приподняла ткань, позволив на прощанье ещё разок полюбоваться белоснежным лобком и губками своей голенькой писечки.

— Нравится?..

— Очень!.. А тебе-то самой понравилось? Ты же за этим сюда прилетела?

— Понравилось…

— А завтра прилетишь? – поинтересовался гном, ни на что особо не надеясь.

— Завтра не могу, у нас будет праздник цветов. Мы с девочками так долго готовились…

— Понятно…

— А вот послезавтра я свободна!.. – прошептала фея еле слышно.

Гном недоверчиво вытаращил на неё свои жёлтые глазища и поднял густые брови.

— А дорогу-то найдёшь?

— Да я этот пень вовек теперь не забуду!

Фея захохотала и взлетела прямо из рук гнома, закружив крыльями на земле вихрь их старой листвы. Поднявшись немного вверх, она вдруг зависла в воздухе.

— Послушай, Брульд!.. Спасибо за рубашку! И знаешь, ты лучше избавься от моего платья, а то не ровён час приятель твой вернётся сюда и найдёт доказательства!

— Уж будь уверена, он тут ничего не найдёт! – старику очень польстило, что девчонка назвала его по имени.

— Ну, тогда пока! Скоро увидимся!.. – фея подмигнула пялящемуся на неё снизу-вверх собеседнику.

Она игриво высунула язычок. Потом пригнула ушки и скорчила смешную гримасу, одновременно раздвинув и поджав ножки. Не без удовольствия продемонстрировав мужчине ещё раз свою красивую раскрытую шкатулочку, фейка развернулась и полетела прочь.

По дороге в родные места она думала о том, что с ней сегодня происходило. Ей почему-то вспомнились рассказы одной залётной феи о каком-то далёком чудесном острове. Она не помнила его названия и даже не знала, что в тех рассказах правда, а что – вымысел. Но она точно знала, что сегодня и именно в этом лесу её по-настоящему #сказочноебали…

(Всего 71 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Лесные феи

Добавить комментарий