Лифт

… а потом он отвел меня в лифт и накрепко привязал к поручням. Он овладел мною, и через некоторое время, когда его чресла вновь наполнились силой, он сделал это снова. А потом ушел. И мной стали пользоваться разные мужчины. Они разорвали на мне одежду, испятнав ее своими похотливыми пальцами. Они входили в меня, наполняя своим семенем, которое густыми потёками тянулось по голым бедрам, образуя подо мной скользкую лужу. Они жадно раздирали меня, с силой впихивая свои безразмерные члены, от чего нежная плоть рвалась и кровоточила. Они глубоко погружали в свои голодные любопытные пальцы, ощупывая меня изнутри словно пауки. Они дышали мне в шею алкогольно-чесночным смрадом так часто, что, кажется, кожу там покрыл несмываемый налет грязи. Они грубо и бесцеремонно хватались за мои бедра, насаживая израненное влагалище на свой кол, что превратил кожу от талии до ягодиц в два сплошных синяка.  Они оставляли глубокие царапины на моей некогда белой и гладкой спине. Они плевали мне на волосы вязкой желтой слюной. Они сделали в моих ключицах пепельницы и тушили там окурки —  так, забавы ради, может быть, потому что я была крепко привязана, а возможно, потому что я была не их, но доступная.

И только равнодушный лифт механически сновал вверх и вниз, вверх и вниз. Когда те самые мужчины входили в лифт со своими женщинами, то брезгливо тыкали в меня пальцем, а их красивые ухоженные дамы морщились и отворачивались, либо осуждающе разглядывали меня, презрительно качая головой. Я видела их взгляды в мутном зеркале, в свете единственной уцелевшей лампочки.

Я научилась не замечать холод и боль, не чувствовать голод и жажду. Я отключила абсолютно все чувства в себе, к каким только смогла найти доступ.

А мужчины были нескончаемы, поодиночке и толпой, украдкой и не таясь, они приходили в лифт и лапали меня, трахали меня, кончали в меня. Истязали, издевались, наслаждались. Этот симбиоз напоминал вечный двигатель, разве что поршни, работающие в моем цилиндре, все время сменялись.

Но точно я знала одно, я твердо верила в это. Что однажды в лифт войдет ОН, и ОН развяжет мои веревки. Освободит меня. Тряпьем, в которое превратилась моя одежда, он утрет с бедер липкую серую сперму, вытекающую  из меня, словно из гнойника. Он прикроет своим плащом мое нагое тело и уведет далеко от этого страшного места. Он отмоет мою кожу и волосы. Он будет лечить мои раны. Он будет заново учить меня улыбаться, дышать и смотреть на весеннее солнце. Каждый день по крохотной капле он будет топить во мне лед, наполняя сердце теплом, легкие воздухом, тело свободой.

И я точно знаю одно. Едва я начну ему доверять, он предаст меня. Едва он ощутит мою слабость, он тут же использует ее против меня.

Он тотчас, незамедлительно отведет меня в тот лифт и крепко привяжет к поручням. Он разорвет на мне одежу и грязно надругается надо мной. Возможно, он пригласит своих друзей посмотреть на все это. Возможно, он позовет их поучаствовать. И снова скрипучий лифт буде сновать вверх и вниз. И снова толпы мужчин буду пользовать мое тело ради утех, ради похоти, ради безнаказанного садизма, тщательно сокрытого в них.

И я точно знаю, что этого никогда не повторится. Я точно знаю, что никогда не допущу этого. Да, я позволю ЕМУ освободить меня. Забрать меня. Позволю вдохнуть в меня жизнь. Я подарю ему первую, долгожданную улыбку и первое слово. Я сделаю вид, что полюбила его. Я сделаю вид, что открылась ему. Сделаю вид, что стала ему доверять. И вот в тот самый момент, когда он будет уверен, что у него все получилось, что я целиком в его руках. Когда он ослабит бдительность, когда будет наиболее уязвим. Я убью его. Я не буду спешить. Буду наслаждаться его муками. Возможно, я выколю ему глаза спицами для вязания, пока он будет спать. Что он сможет сделать слепой? Я проколю ему желудок и кишки, чтоб он умирал мучительной смертью. Наверное, он будет умолять о пощаде, но я не услышу. Я отрежу ему член вместе с яичками большими садовыми ножницами и отнесу в тот самый лифт. Я привяжу его к поручням, как привязана сейчас сама. И буду рядом. Я буду наслаждаться страхом входящих в лифт мужчин и обмороками их женщин.

А когда мне все это надоест я покину то место и никогда больше сюда не вернусь. Я начну новую обычную жизнь. И у меня будет семья и дети.

Я отыщу такое волшебное место, где нет и никогда не бывало этих чертовых лифтов!

(Всего 149 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Руслан&Людмила Адамовы

Писатель искушенных спален, Поэт придуманной любви...

15 комментария к “Лифт”

  1. Разнообразные темы для своих произведений Вы выбираете…. От некоторых хочется разрезать вены вдоль, чтобы точно не спасли… Браво! Впрочем, к нашим похвалам Вы, наверно, уже привыкли.

    2
  2. «10» Ваши рассказы всегда интересны, актуальны и впечатляющие На сей раз повествоание показало ещё одну грань человеческой морали Посему я взял на себя смелость нарифмоплётить по этому поводу Удачи и ровной дороги Вашему талану!!!
    Страшен тот мир, где откажут Вам в помощи,
    Где предают не за грош, кинув косточкой псам,
    В лифте с названьем «Мораль», опускаете сволочи,
    Тело, глумленью предав, в ад, по всем этажам.

    Вытерпит всё на пути, с затаённой мечтою,
    День тот придёт, и пора Вам долги отдавать,
    Рваные, в клочья, умойтесь горячей слезою,
    Будете в зеркале лифта, свой страх отражать….

    Ну, а она, с тела смыв, вашу грязь, вашу погань,
    Чистой отправится в путь, свой уют создавать,
    Мужа, детишек, семью, боль упрятавши в кокон,
    В свой новый мир, где не надо, про лифт вспоминать….

    2

Добавить комментарий