Skip to main content

Матросская басня. Эпизод 1: Юнга

Хлад. Я повелеваю льдом

Спустя неделю…

— Дядя Фрай, сколько мы ещё здесь будем находиться?

Тишина.

— Дядя Фрай…

— Чего?

— Сколько мы будем здесь…

— Я слышал!

— Так может ответишь?

— Генри… погуляй… — многозначительно ответил Дональд.

Всю неделю Генри находился в заброшенном разбитом маяке вместе с Дональдом. Им повезло, что тайник по-прежнему сохранял целостность.
Под маяком, которого завалило после битвы, находился маленький подвальчик, больше напоминающий грот, который ведёт к морю. Об этом тайнике Генри ничего не знал, как и жители деревни… Только трое знали об этом месте — Дональд Фрай и работников таверны.

Ну и Фрай… кто же он такой?
Генри всегда его воспринимал несерьезно и видел в нём дурака. Но когда Фрай однажды изменился в лице, то стало ясно, что местный пьяница не лыком шит. Генри старался его не сердить, но ему, как ребёнку со всей своей необузданностью, сложно было молчать так долго.
Ему было безумно жалко Эмили. Он не видел, как её растерзали на куски, и он умолял Фрая сводить его обратно и поискать её. Всё это время, Генри плакал и умолял его сводить в Крайнвилд. Но получив ответ, что все мертвы, Генри больше не распылялся. Он замолчал. Лишь иногда, Генри задавал дежурные вопросы Фраю, который неохотно отвечал на них.

В тайнике была небольшая печка, возле которой ребята отогревались и разогревали еду. Фрай оставлял Генри каждый день на полчаса, выходя из тайника с какой-то ржавой саблей, а возвращался с дровами, убитой дичью и найденными инструментами. Генри мог выйти из тайника, но Дональд ему ясно дал понять, что ему не выжить там.

Прошла ещё одна неделя…

— Генри.

— А?

— Надо поговорить.

— Наконец-то! Я могу чем-то помочь?

— Да, но сначала нам нужно поговорить.

— Хорошо.

— Генри, в первую очередь, о чём я хотел тебя попросить, так это всегда слушаться моим указаниям, пока мы не доберёмся до Кензелтауна, что на острове Анаранта, в трёх днях отсюда. Это деревня, но побольше нашей, и там ты сможешь найти себе снова работу. Ты вроде на верфи работал? Умеешь работать по дереву?

— Да, сэр.

— Ну вот и чудно.

— Но я не хочу работать в деревне, я хочу стать капитаном корабля.

— М-м… а сколько тебе лет?

— Скоро девять, сэр.

— В твоём возрасте капитанами не становятся. Ими становятся в двадцать семь, в тридцать, в сорок. Нужны деньги на собственный корабль, на команду, на пушки, порох и ядра, а также на ружья и сабли. Помимо этого, нужно закупать провиант. Ты же не собираешь морить голодом свою команду? — улыбнулся Дональд.

— Нет, сэр.

— Вот и хорошо.

— Дядя Фрай, но как же так… неужели мы не пойдём в Крайнвилд? Может там кто-то жив остался…

— Генри… а теперь послушай главное, что я хотел тебе сказать.

Фрай достал трубку, высыпал туда в неё табак и закурил.

— Те люди, которых ты видел…

— Я им отомщу! — не подумав, брякнул Генри.

Дональд стукнул мальчика кулаком по голове, да так, что Генри сломал под собой табуретку.

— Генри, не перебивай меня.

— Хорошо, сэр… — парень еле сдерживал слёзы.

— Я не твой папа, я не твоя мама. И Эмили никогда не была твоей мамой, хоть она и заботилась о тебе. Скорее всего, родителей твоих нет в живых. Всё, что при тебе нашли — это небольшую записку, в которой можно было прочесть немногое. Мы узнали, как тебя зовут, и что этот корабль перевозил стратегический важную информацию. На этом всё.

Фрай достал бутылку рома и открыл её.

— За твоё здоровье!

— Откуда у тебя ром?

— Нашёл. Продолжим…

Мужчина отложил бутылку.

— Генри, как бы то не было, ты должен заниматься земными делами и не говорить о произошедшем. То, что искали эти люди, стоит тысячи человеческих жизней. И эта вещь находится здесь, с нами.

Фрай достал из грязного мешка у печи небольшой череп из белого янтаря.

— Тот, кто решается разбить эту вещь, получает божественную силу, и дьявольскую кару. Обладающий силой черепа навсегда потеряет возможность любить, мечтать, надеяться и сочувствовать. Эти чувства покидают человека не сразу, а постепенно. Каждую ночь человеку будут сниться разные ужасы — мрак, боль, предательства. Время от времени, человек будет слышать разный шёпот в важные моменты своей жизни, когда нужно принимать какие-то решения. Этот шёпот — самое настоящее демоническое зло, которое настраивает тебя против всех. Когда тебя о чём-нибудь спросят, этот голос в голове будет тебе нашёптывать «он врёт»… когда ты что-то потеряешь, то к ближнему голос нашепчет «он вор»…

Генри внимательно слушал Фрая.

— Тебе будет казаться, что это твои мысли, но это не так. Когда ты послушаешь этот голос, и кто-то пострадает, то после ты начнёшь сожалеть — к тебе вернутся твои мысли и твой голос. Человек поймёт, что он проклят. Именно так и произошло в таверне. Мистер Батчерз знал о черепе, но не знал где он упрятан, об этом знал только я. И тому пирату пришёл этот голос в тот самый момент. Поэтому мистер Батчерз и любой, кто оказался бы на его месте — умер. Если бы тавернщик знал и сказал, где находится череп, то голос бы прошептал «он сдаст меня, не нужны улики»…

— Это ужасно.

— Все пороки человека будут преследовать тебя. Ложь, ревность, прелюбодейство, убийства, желание чужого, зависть. И Генри…

— Что?

— Не приближайся к нему. Этот голос может появиться в твоей голове, чтобы ты сделал то, чего кажется твоим желанием, но на самом деле — не твоим.

— Хорошо.

Дональд опечаленно вздохнул.

— Я пират, Генри.

Генри впервые рассмеялся после инцидента.

— Да какой же ты пират? Ты же пил постоянно в таверне.

— Знаешь этот знак? — Фрай засучил рукав на правой руке и развязал тонкую повязку.

На его предплечье была набита маленькая наколка перекрестных кулаков, а над ними череп — в профиль.

— Ты член пиратов Северный Кулак? — вспыхнул Генри, — они известные пираты в нашем крае! Про них какие-то басни постоянно рассказывали в таверне.

— Я квартирмейстер печально известной команды. Второй человек на судне после капитана Ли.

— Станислав Ли? Черный Принц?

— Да.

Генри задумался.

— А что случилось с вашей командой? Почему ты здесь?

— Мы захватили ценный перевозимый груз королевского флота восточных земель. В нём был тот самый череп, — Дональд повернул голову в сторону мешка, в котором лежал череп, — ах, если бы все знали, чем это кончится…

— Вас потопили?

— Хуже. Один из членов команды начал слышать этот голос…

Фрай снова приложился к бутылке.

—… добравшись за несколько месяцев до северных земель, мы легли на дрейф. Ночью, пока все спали, на палубе дежурили матросы. Кроме офицеров, ни у кого не было доступа к каюте кэпа после отбоя. Один из офицеров — тот, что слышал таинственный голос в своей голове, вошёл в каюту, достал штык-нож, кровожадно перерезал капитану глотку, и забрал себе череп. Затем… затем он спустился в оружейную палубу, вскрыл пороховую бочку в хранилище, проложил пороховую дорожку через спящих матросов, а дальше… а дальше разорвало весь второй уровень, не было шансов никому там выжить. Дежурные били тревогу, но осталось всего семь человек живых вместе с тем офицером. Он отдал приказ покинуть корабль на оставшихся лодках. Все уместились в одну лодку. На берег мы не сошли, нужно было проплыть подальше от порта Минтайм. В этом городе дежурили коменданты, и губернатор живо бы нас повесил или отправил в шахту работать. На следующую ночь, пока матросы вальтом пытались выспаться за прошедшие сутки, офицер прирезал всех оставшихся и сбежал.

Генри слушал эту страшную историю, пытаясь её полностью представить.

— Я. Я, Генри. Это я был тем самым офицером–убийцей! — горестно выдохнул Фрай.

Генри взглянул на него непонимающе. Мужчина запивал сказанное, а на глазах подступали непролитые слёзы.

— Ах, вот такая жизнь!

— Ты не виноват, дядя Фрай.

— Генри. Я… Я обманывал всех много лет… Мы даже к твоей истории придумали эту легенду про череп, лишь бы не искали меня. Береговая охрана опознала всех, кроме меня. Перестраховавшись, они назначили награду за мою голову в двести тысяч Шенгов. Кто-то провёл хорошее исследование и догадывается, что случилось. Верёвочка событий вьётся от королевского флота, на котором был разграблен ценный груз. Естественно, что кто-то прознал.

— Дядя Фрай…

— Генри, я не дядя Фрай. Я вообще не Фрай. Я Дональд Ди «Гэйл. Дональд «Двойной Выстрел». Лучший стрелок в мировом архипелаге. Я положил матроса с корабля противника, который сидел в вороньем гнезде, на расстоянии двухстах ярдах!

— Я бы тоже хотел… стать пиратом.

— Наша задача выжить и добраться до Кензенлтауна.

Дональд вскочил и начал собираться.

— Пора.

— Дядя Дон.

— Что?

— А ты не думал начать с чистого листа, и снова вплавь, в море?

Ди «Гэйл уже спускался вниз, через грот, в сторону выхода в море.

— Генри… Наша жизнь не черновик, а чистовик.

Мужчина убрал завешанную мешковину с лодки, которая была упрятана в этом гроте.

— Всё своё ценное неси сюда. Ждать можно бесконечно, а ресурсы заканчиваются, и мы не можем здесь больше находиться. Береговая охрана наверняка уже прознала о произошедшем и вскоре отправят военную экспедицию.

— Хорошо.

— Всё равно погода непредсказуема после визита мистера Лафайетта.

— Я никогда такого раньше не видел…

— Это опасный человек, Генри. Большинство видят эту способность в первый и последний раз. Она фактический безгранична. Он может поднять в воздух целую шхуну и швырнуть её в скалы. Он может повелевать движением облаков, штормов. После него погода, да что там, нарушается баланс всей природы. Помимо его силы создавать катаклизмы, он является первоклассным бойцом, возможно лучшим на архипелаге. Он дерётся голыми кулаками, на которых мозоль толще пуль и крепче стали. Грубой силой он может проломить стену форта. Сухопутные болваны в тавернах рассказывали, как он разорвал руками мортиру.

Пока Дональд рассказывал насколько опасен Лафайетт, Генри собирал свои вещи и в этот момент в его голове пролетела короткая дежурная мысль: «Надо захватить череп и принести его Дональду, чтобы он не забыл его здесь».

Ди «Гэйл, подготовив люггер к отплытию, направился обратно. Навстречу он увидел спускающегося Генри, который нёс в подмышке мешочек с черепом, а также свои личные вещи в руках.

— Генри?

— А, дядя! Я решил захватить твой череп для тебя, чтобы не ходить по несколько раз…

— Я же сказал держаться от него подальше! — разозлился Ди «Гэйл.

Генри, вздрогнув от крика Дональда, споткнулся на спуске и мешок с черепом вылетел у него из рук…

— Блядь, Генри! — крикнул Ди «Гэйл.

Череп упал и тут-же разбился. Стрекоза, которая была в нём заискрила небывалым светом, озарившим каждый тёмный угол в гроте. Всё подземелье засияло яркими прожигающим лучами…

Внезапно. Ди «Гэйла встречает сильное дуновение, которое отбрасывает его вдоль всего пролёта к лодке. Началась тряска. Сильно похолодало по всему гроту. Ди «Гэйл заметил у себя под носом испарения от своего дыхания, а из ноздрей побежал конденсат. Всё стемнело — свечи потухли, печка тоже.

— Генри-и-и, ты живой?

— Да-а-а… — послышался крик из темноты.

В темноте Дональд разглядел приближающийся силуэт. Это Генри. Казалось, что ничего не произошло с мальчиком, не было ни единой царапины, никаких побочных изменений. Мальчик боязливо приближался к Дональду.

— Парень, ты в порядке? — заботливо спросил Ди «Гэйл.

— Кажется… — Генри начал себя осматривать.

Ди «Гэйл подошёл, и кулаком ударил Генри по темечку ударом «молотка». Генри пригвоздило жопой на землю. Слёзы начали подступать, но мальчик сдержался.

— Генри, проникнись к своему телу! Подумай хорошо и скажи мне! Ты чувствуешь что-нибудь? Чувствуешь какие-то изменения? Прислушайся к своим ощущениям! — Ди «Гэйл схватил мальчика за плечи и начал трясти, пытаясь понять, околдован ли он проклятой силой черепа.

— Ай. Нет, дядя Ди «Гэйл, не чувствую. Прости что я разбил череп, просто ты начал кричать…

— Когда попадём в Кензелтаун, нужно будет дойти до знахарки, чтобы тебя и меня осмотрела. Возможно проклятье настигло меня, потому что ты ещё ребёнок. Я не знаю, как оно работает.

Они сели в люггер. Ди «Гэйл поднял якорь и осторожно веслом отталкивался от стен подземелья. Их ждал путь в три дня. Припасов еды едва хватало.

Огибая остров, Генри и Дональд увидели родной Крайнвилд. Вокруг одни обломки, деревья повалены, всё покрылось снегом. На площади и в обломках домов валялись куски мяса, а над деревней кружилась стая чаек. Чайки залетали в обломки и доедали то, что осталось от жителей…

Прошли сутки. Ветер был обманчивым, но опытный моряк Ди «Гэйл справлялся с управлением парусом. Генри слушал указания бывшего пирата. Он впервые вышел в море, это не могло не радовать.

Дональд с упоением рассказывал об известных ему пиратах.

—… Хе-хех, да-а-а-а… если ты увидишь корабль «Слёзы Анны Марии» — беги! Эти ребята, они тебя хотят убить в драке и готовы сами умереть. Другого варианта для разрешения вопросов у них нет.

Этим же вечером они заметили остров Анаранта на горизонте.
На следующий день Генри открыл глаза и увидел, что до острова осталось совсем немного. Дональд практический не спал весь путь, единожды вздремнув на пару часов, пока ветер располагал.

Погода резко ухудшилась, ветер усиливался и приближался шторм. Люггер сильно покачивало, Генри отбрасывало от одного борта к другому. Тучи сгущались, они догоняли маленький люггер. Проливной дождь поднял воду, отчего волны ещё сильнее обливали кораблик. Пока Генри держался за борт люггера, Ди «Гэйл пытался сохранить паруса, складывая грот и стаксель. До берега оставалось меньше часа пути.

Небеса заискрили — из лавины чёрных туч выстрелила молния в мачту. Ствол мачты обрушился и повалился на Ди «Гэйла. Генри, открыв глаза, увидел лежащего Ди «Гэйла под мачтой. Кусок ствола мачты раздробил ему рёбра, проткнув насквозь правое лёгкое.

— Нет. Нет… дядя Ди «Гэйл… как же так? — глаза мальчика намокли. Это был единственный житель Крайнвилда, который вместе с ним выбрался оттуда.

— Кх-х-х… к-х-х! — плевался кровью Ди «Гэйл, — Генри, послушай… волны уносят наш люггер к берегу. Ты должен держаться крепко за борт. Если ты доберёшься до берега, обязательно вытащи письмо из моего камзола и передай его Элеанор Койнсберг. Она знахарь в Кензелтауне и церковная служащая.

— Нет! Дядя Ди «Гэйл! Мы доплывём вместе, и ты сам передашь ей письмо!

— Пообещай мне, Генри! Пообещай, что если останешься жив, то всегда, не взирая ни на что, ты будешь думать дважды перед каждым своим поступком! Обещай мне!

— Обещаю… — Генри всхлипывал.

— Не смотри на меня, мне уже пиздец. Просто закрой глаза и изо всех сил держись за борт лодки. Если она перевернётся, доплы… кх… кх… кх-х-х-х! — Ди «Гэйл захлебнулся собственной кровью.

Его глаза закрывались. Он понимал, что больше уже ничего не скажет. Дональд болтун, он же Дональд Ди «Гэйл, прощался с этим миром, надеясь встретить своих братьев и заполучить их прощение.

— Дядя! Дядя Ди «Гэйл! Не-е-е-е-е-е-е-т… — Генри овладел шок, он крепко схватил за борт корабля, издавая при этом скорбящий рык.

В этот момент, его глаза загорелись светло-голубым пламенем, а капли слёз, падающие с его глаз, превратились в падающие голубые огоньки. Касаясь люггера, эти огоньки образовывали снежный ледяной покров на дереве.

— Не-е-е-е-е-ет! — Генри завыл ещё громче.

В этот момент, ладони мальчика начали замораживать всё вокруг. Борт. Корабль. Мачта. Океан. Вокруг всё превратилось в лёд, кроме Генри и тело Ди «Гэйла. Чёрные тучи стали серыми, вместо дождя посыпался снег. Все волны окаменели, будто в одно мгновение наступил ледниковый период. Что это было? Божий промысел?

Вокруг осела густая морозная мгла. Генри лежал без сознания в люггере посреди образовавшейся ледяной поляне. Люггер будто навсегда запечатался в этой гигантской льдине…

***

Эпизод 1. Юнга

Открыв глаза, Генри осознаёт, что находится в какой-то комнатушке.
Лёжа в постели у камина, он замечает какие-то силуэты на другой стороне комнаты. Приглядевшись, он начинает наблюдать, как на каком-то мужике, одетом в белуге, скачет бордельная белобрысая девка. На ней было потрёпанное платье Барокко.
Мужик приспустил декольте до корсета, обнажив её грудь, и в этот момент Генри увидел необычное — во время скачки у девушки подпрыгивали сиськи и вместо двух молочных желез было три.

— Ах… ах… ах… — наигранно охала девка.

— хм-хм-хм… — кряхтел мужичок.

Генри замер. Он наблюдал за колыханием сисек девушки с замиранием сердца. В позе наездницы, она размеренно выкачивала секрецию из мужика, пока тот попеременно обсасывал каждую грудь. Закончив дело, она взяла деньги и спровадила его.

Генри, засмотревшись, резко дёрнулся, когда девушка вернулась обратно. Он занял прежнее положение — лицом в потолок. Поправив платье, девушка присела возле него, намочила тряпку в ведре у камина, и уложила мальчику на лоб.

Юноша осторожно приоткрыл глаза.

— Ах, как хорошо! — восклицала девка, — ты открыл глаза, наконец!

— Г-г-где я? — Генри ещё слабо себя чувствовал и разговаривал хриплым голосом.

— Я — Аннабель Эгерлин. Тебя нашли на побережье в замёрзшей лодке с телом некоего господина Ди «Гэйла. У него было письмо… — девушка достала из блузки конверт и вручила его мальчику.

Генри открыл конверт и долгое время пытался разобрать содержимое письма. Почерк был неразборчив, а юноша плохо читал.

«Меня зовут Дональд Ди «Гэйл — я лжец, вор и убийца.

Последние годы жизни я находился в бегах и скрывался под вымышленной фамилией Фрай в деревне Крайнвилд. Я — бывший пират и квартирмейстер команды Северный Кулак. Я кровожадно убил своего капитана и украл ценное сокровище, которое было добыто в бою с королевскими псами, а затем взорвал собственный корабль и хладнокровно разделался с оставшейся командой.

Всю жизнь я сожалел об этом поступке и пытался стереть эти события, упиваясь до смерти ромом и элем. Мои нервы сдали. Когда мою возлюбленную Эмили Дьюбо изнасиловал и убил Генгра Лафайетт, я потерял всякий смысл в этой жизни. На моих глазах её изнасиловали, затем убили, а затем продолжали измываться над её останками и разрывать ей конечности. Я трус и слабак, я ничего не смог сделать, кроме как сберечь жизнь этому мальчику — Генри Жан-Поль-Фаренье. Это ни в чём неповинный мальчишка, у которого трагический погибли родители. Теперь же, пиратами Белой Тишины была уничтожена его родная деревня, родной край.

В Кензелтаун мне нельзя. Последняя моя миссия — это довезти этого мальчика до женщины по имени Элеанор Койнсберг.

Элеанор, сокровище разбито. Осмотри мальчика, возможно с ним что-то произошло. И помоги ему.

Кому бы это письмо не попало в руки, хоть пиратам, хоть береговой охране. Я вас сердечно умоляю, помогите юноше — он, итак, настрадался.

Я взял с собой пистоль, он заряжен. Последняя пуля для меня, хотя я не заслужил такого быстрого и безболезненного финала…»

Генри читал и всхлипывал. Дональд был плохим человеком, но непосредственность и доброта мальчишки не давали ему сдерживать слёзы. Ему было жаль этого негодяя.

Аннабель, конечно, не могла дать мальчика в обиду местному коменданту. Как бы то ни было, жители Кензелтауна не мало обеспокоены найденному трупу пирата посреди внезапно возникшему ландшафту.

Девушка поспрашивала округу и узнала о знахарке. Через неделю они пошли в глубь леса в поисках избы, в которой проживала знахарка. Путь был не близким, около часа ходьбы. Шагая по снежному пухляку, Аннабель и Генри вышли на извилистую тропу, ведущую к дому Элеанор.

Приближаясь к дому, Аннабель стало не по себе. Холод потянул по ногам, солнце скрылось за высокими деревьями, вокруг был слышен шелест и какой-то неразборчивый животный гул. Звук усиливался. За деревьями послышался стон — женский стон, похожий на необычайно низкий контральто.

— а-а-а-а… а-а-а-а… иди ко мне-е-е-е… — призывал женский голос.

Началась сильная вьюга. В непроглядной тьме разбросался туман, а в тумане, откуда не возьмись, привиделась девушка. Исчезла. Померещилось? Снова мелькнул её силуэт, уже в другой стороне. Кажется, она была обнажённой. Снова, её силуэт начал чётче прорисовываться во мгле.

Туман рассеялся, а девушка осталась стоять, она действительно стояла нагая. Дева резко подняла голову и посмотрела на Генри.

— Ты-ы-ы-ы! — широко раскрыв рот, обратилась дева к мальчику.

Её внешность была нечеловеческой. Всё, что выше пасти рассеялось вместе с туманом. Она широко раскрыла рот, прямо на покрове разодранных губ торчали со всех сторон клыки. Дева оттопырила огромные когти. Сомнений не было — это был какой-то призрак.

Призрак резко ускорился в движениях и начал приближаться к Генри. Вдруг, как обухом по темени, послышался выстрел. Призрак девушки начал гореть синим пламенем, а за спиной призрака начал прорисовываться другой силуэт, тоже женский. Какое облегчение — на этот раз человек. Женщина держала в руке необычный пистоль. Судя по всему, именно этим пистолем она уничтожила ведьму.

— Вы что, блядь, здесь забыли? — спросила она.

— М-м-м-мы ищем Элеанор Койнсберг… — ответила Аннабель, её трясло от увиденного.

— Она перед вами. Чего надо?

Аннабель какое-то время приходила в себя, выдыхая после увиденного.

— Этот мальчик, Генри Жан-Поль Фаренье, вы не знаете его?

— Нет, а должна?

— Дело в том, что мы нашли его без сознания в одной лодке с человеком по имени Дональд Ди «Гэйл. Господин Ди «Гэйл умер от потери крови — у него в груди торчал кусок мачты. При нём было письмо, в котором указано отвезти мальчика к вам… — Аннабель передала письмо Элеанор.

Женщина, прочитав письмо, хитро улыбнулась. Это не могло не удивить. Аннабель ждала, что женщина расстроится, узнав о смерти своего знакомого, господина Ди «Гэйла. Но нет.

— Генри лежал у меня без сознания двое суток. Я ужасно волновалась, что мальчик не очнётся.

— Спасибо вам, — неожиданно поблагодарила Элеанор, — пойдёмте в дом, здесь небезопасно блуждать.

— Хорошо, спасибо. А кто была эта девушка-призрак?

— Банши. Не самое страшное явление в Эмерагнесе (прим. земной шар, планета), но женщин и детей убьёт легко. Не каждый пехотинец или пират сможет выжить.

— Так вы же смогли…

— Скажем так, у меня есть козыри.

— Не знала, что у нас в лесу водятся такие твари.

— Они мало где бывают, и ещё реже появляются. Обычно они ходят крадучись среди деревьев, но редко позволяют себе приобретать физическую стойкую форму. Чаще всего они витают во мгле, а в этот раз её что-то привлекло. Может какая-то сила…

— Что за сила?

Элеанор промолчала.

В избе бегала юная девочка, примерно того же возраста, что и Генри. У неё были большие хитрые глазки и пунцовые щёки. Генри коротко подсматривал за ней.

— Спасибо за чай, — поблагодарила Аннабель, — но мне, наверно, пора.

— И как ты собралась в ночь возвращаться? — спросила Элеанор.

— Я хотела вас попросить провести меня до выхода из леса, а дальше я найду дорогу.

— Давай поступим иначе, — улыбнулась знахарка, — я тебе сейчас завяжу глаза, а ты откроешь вон ту дверь.

— Для чего?

— Тебе нужно будет думать о доме, в котором ты живёшь. Об остальном тебе не нужно беспокоиться.

— Эм… хорошо… — Аннабель доверилась знахарке.

Элеанор завязала девушке глаза и повела её за руку. Знахарка дотронулась до межкомнатной двери. Под дверью вспыхнул свет. Аннабель взялась за ручку двери, открыла её, и вошла внутрь. Дверь захлопнулась, а свет под дверью исчез. Элеанор снова открыла дверь, а за ней уже никого не было, там была пустая кладовка.

***

Сняв повязку, Аннабель обнаружила себя дома — у себя в будуаре. Она открыла дверь, и увидела улицы Кензелтауна.

Девушка потеряла сознание, но вскоре пришла в себя.

— Больше ни шагу в лес! — поправив свою «тройку», Аннабель закрыла за собой дверь.

***

— Да, Банши встречаются, но редко. Есть чудища опаснее.

— Например? — Генри стало интересно. Знахарка много знала о разных бесов и чудищ.

— Например, Иары — русалки-убийцы. Искусительница Иара, соблазняет моряков, которые вышли в воду, затем губит их. Топит, душит их своими волосами, протыкает ножом, разрывает клыками артерию. Эта церемония называется «последняя сладкая ночь».

— Ого… а ещё?

— Ещё есть Инкубусы и Суккубы. Демоны-искусители, которые убивают по такому же принципу. Также они хорошие бойцы. Есть также различные морские и лесные чудовища, такие как Имуги и Вендиго. У тебя будет время узнать о них.

— Хорошо.

— Ты голоден?

— Да, немного.

— Вивиана, разогрей ужин для Генри! — обратилась знахарка к девочке, — Мне нужно посмотреть, как там Джузе!

— Хорошо, тётя Элли.

Женщина вышла.

— Тебя Вивиана зовут?

— Вивиана О”Дихт

— Я Генри Жан-Поль Фаренье. Я прибыл из деревни Крайнвилд.

— Крайнвилд? Тётя Элли недавно рассказала, что на деревню напали пираты Лафайетта и никто не выжил.

— Кроме меня… — грустно вздохнул Генри.

— Понятно. Ну, с нами ты в безопасности.

— А кто такой Джузе?

— Такая. Джузефина пиг — наша свинка. Она живёт с нами. Сзади дома стоит небольшая будка, в которой пиги Джуза живёт. Иногда заводим её дом, после того как хорошо отмоем.

*хру-хру* — послышался звук за окном.

— Слышал?

— Хе-хех, ага…

Элеанор вернулась в дом и услышала смех детей — они о чём-то разговаривали, пока Вивиана готовила.

— «Подружились. Как мило… « — подумала знахарка.

— Виви, — крикнула женщина, — ужин готов?

— Да-а-а… Сейчас наложу всем поесть.

Знахарка налила себе эля и села за стол.

— Генри, ты всё ещё желаешь узнать больше про чудовищ?

— Да, тётя Элеанор.

— Существуют разные монстры, бестии, и получеловеки. Но для тебя я сегодня приготовила другую историю… Это легенда «Чёрно-белого рыцаря». Несколько сотен тысячелетий тому назад, на Эмерагнес упал небольшой метеорит, который уничтожил огромное царство аборигенов, существовавших в те времена. Эта раса полностью вымерла после столкновения метеорита. Земля горела несколько сотен лет, образовывая испарения, после чего начались дожди, которые шли несколько тысяч лет. Они образовали огромный океан, и теперь сухопутная поверхность составляет не более одной десятой части. Две тысячи лет до нашей эры, на месте столкновения метеорита, был найден сверкающий металл. Великий кузнец Анохокс, нашёл способ переплавить металл и создал щит и меч из этого металла. Проплыв весь Эмерагнес на памфилосе, он нашёл двух сильнейших воинов. Первый был рыцарем восточного королевства, а другой — узник, который ждал смертную казнь за воровство. Анохокс выкупил жизнь узника за пол цены, позволив ему биться за свою жизнь на арене, где его ждал рыцарь Денуар. На арене установили щит и меч, но право выбора у узника Осифа не было. Денуар взял меч, а Осифу достался щит. Битва была долгой и каким-то чудом Осиф одержал победу. Король был в ярости и приказал охране казнить Осифа на месте. Он посчитал, что Осиф обманул как-то Денуара и нечестным путём его убил, но это было не так. С помощью щита, он защитился от летящих в него копий, огненных стрел и камней. Да, в Офиса бросали камнями, как зрители арены, так и охрана. Затем Осиф взмахнул мечом по воздуху и дуновением ветра срубил голову королю!

— Ничего себе!

— Затем он взмахнул мечом по зрителям, которые кидали в него камнями. Их разорвало на куски, а стадион под ними обрушился. Осиф сбежал. Спустя несколько лет нашли пергаменты Осифа, в которых он сказал: «Истина стара как мир. Желая зла другим — мы зло берём на себя. Зло хранится в нас, и оно сильнее всего губит нашу душу. Я не смог уничтожить ни меч, ни щит. Я спрятал их. Спрятал там, где найдёт не каждый, а только сильнейший, кто сможет защитить».

— Вот это рассказ! А где сейчас найти меч и щит, легенды не гласят?

— Ха-ха-ха-а-а! Генри, если бы легенды… — начала отвечать Элеанор.

Генри её не слушал. Мальчик увидел на стене листовку с наградой за голову, а на листовке был изображён знакомый человек…

***

Айзеншторм

— Слава королю-у-у-у Лафайетту! — басисто протянул Ванко Ганс.

— Слава королю-у-у-у-у-у! — в ответ крикнули пираты и наёмные дезертиры.

Тем часом, когда Генри впервые ужинал у Элеанор, Лафайетт захватил очередной город, после непродолжительной блокады порта. Генгра захватил большую часть королевства. Ему оставалось захватить только столицу и замок Пеленбург.

На северном полюсе всего два королевства. Айзеншторм — это королевство островитян. А немного южнее находилось второе королевство, а также первое по значимости и силе — Совенланд. Если Айзеншторм Лафайетту по силам захватить, то на Совенланд пират не осмелится напасть. Это крупный материк, а на суше у Лафайетта нет такой армии, чтобы держать в осаде или напасть на земли Совенланда.

Однако, Лафайетт является первым и единственным пиратом — узурпатором, который прибрал к своим рукам могущество, способное сеять хаос по всему архипелагу.

***

На следующий день…

— Генри, кем ты хочешь стать? — спросила знахарка.

Мальчик молчал и смотрел под ноги.

— Что случилось?

— Ругаться не будешь, если скажу?

— Нет, валяй уже… — смеялась Элеанор.

— Я хочу стать пиратом! Хочу вырасти, стать могучим пиратом и создать свою пиратскую команду!

Элеанор улыбнулась.

— Не смешно!

— Я и не смеюсь. Ничего другого от мальчишки ожидать не стоило.

— Ну и что, что я мальчишка ещё? Я стану пиратом! Я сказал! И точка!

— Станешь.

— Что?

— Станешь, говорю. Но тебе сначала надо много тренироваться. Также тебе нужно изучить морское дело, прочитать множество книг по этому направлению.

— Хорошо, я готов.

— Ах, и ещё одну книгу тебе нужно будет прочесть… Называется она «Монография тварей. Север»

— Про что эта книга? Где её взять?

— Она лежит в кладовке. Книга про разных бесов, монстров и прочих чудовищ. Ты должен знать, как с ними бороться. Не каждый раз я окажусь за спиной у Банши с эфирным пистолем. Но сейчас не об этом…

Элеанор надела сапоги и направилась к выходу.

— Завтракай, и на выход. Нас ждут тренировки. Возможно, через пару лет, мы найдём тебе команду, куда ты сможешь наняться юнгой.

Генри много думал о том, как умер Ди «Гэйл, как умерла Дьюбо. Также он вспоминал, как волнительно занималась любовью Аннабель, как колыхалась её необычная грудь. Увидит ли он её ещё? — он не знал…

(Всего 109 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Матросская басня

Tony Aqua

Телеграмм: aquatales

Один комментарий к “Матросская басня. Эпизод 1: Юнга”

  1. Каждый человек создает себе свой мир. Писатели не исключение. Скорее – наоборот.
    Тони Аква создает свой мир не один год и не может от него избавиться. Вот так, на мой взгляд, и появилась “Матросская басня”.
    С ее помощью Тони пытается вернуться в детство и вернуть детство.
    Посмотрим, как у него это получится.

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг