Skip to main content

Мир наоборот. Алина. Часть 3

Занятие шло своим чередом. Автандил Георгиевич читал лекцию и попутно таранил маленький ротик Сашеньки, Виталик с влажным чавканьем вгонял свой член в Алину, а остальные студенты конспектировали информацию, иногда отвлекаясь на стоны и хлюпанья с задних рядов. Партнер Алины через некоторое время изменил позицию, задрав одну ножку девочки на парту так, что входить он смог еще глубже.

После изменения позы его яйца принялись звонко шлепаться о промежность каждый раз, когда он впечатывал пенис в горяченькое лоно девушки. Алина принялась подвывать в такт движениям Виталика, да так, что он был вынужден закрыть ей ротик своей ладонью.

— Немедленно прекра-аа-атите вакхааа-ааах-налию! — сказал профессор Алине и Виталику, кончая в ротик Сашеньке. Та вся напряглась и сжала губки, пока историк накачивал ее горлышко своим семенем.

Виталик ускорил движения, он хотел кончить поскорее, чтобы их с Алиной не выгнали с пары за шум. У девочки все поплыло перед глазами, когда однокурсник нажал ей на плечи, вдавливая сисечками в парту.

— Аа-аагх, аааа! — стонала Алиночка в плотно прижатую к ее губам ладонь Виталика, чувствуя как наслаждение пленит все ее естество.

А Виталик только старательно шевелил тазом, доводя Алину до оргазма. Девочка с удивлением поняла, что он кончил лишь после нее — с такой выдержкой было очень странно, что ему не удалось получить зачет сразу. С хлюпаньем Виталька покинул нежное лоно, затем Алина развернулась и встала на коленки, чтобы облизать его член.

— Виталь, — шепотом сказала Алина перед тем, как начать вылизывать пенис, который только что был внутри нее.

— А? — издал он вопросительный возглас, благодарно шлепая девушку по щечкам своим все еще эрегированным членом.

— У тебя очень хорошо получается, — сказала Алиночка, работая язычком.

— Спасибо, — довольно улыбнулся он.

— Как же так вышло, что ты не сдал зачет? — спросила девочка, на секунду выпустив член из своего сладкого плена.

Виталик развел руками.

— Пропускал много. Анна Петровна уперлась и ни в какую. Вот, только сейчас смилостивилась.

— Ну удачи тебе! — сказала Алина, заканчивая убирать с члена влажные выделения. Потом она встала и стянула мокрые трусики, которые болтались у нее на щиколотках. Вытерев лишнюю влагу и спрятав трусики в сумку, девочка немного приуныла — сидеть без белья на холодной скамье было не очень приятно.

Впрочем, выход нашелся быстро — когда Алина добралась до своего ряда, то Вася, ее белобрысый сосед, заметив затруднения девушки, пригласил ее к себе на колени. Она, не долго раздумывая, оседлала Васин член и принялась покачиваться на нем, тихонько постанывая, пока ладонь однокурсника мяла ее груди под блузкой.

А еще Алина раскрыла свой конспект, чтобы посмотреть, какие записи там оставил Виталик. Более чудовищных каракуль она в жизни не видела, даже ее записи во время минета профессору выглядели куда лучше. Вздохнув, Алина продолжила конспектировать, изредка подскакивая на члене, вынуждая парня охать от удовольствия. Самой Алине также было очень приятно, каждое движение отзывалось в ней сладкой истомой, но с ураганным Виталиком это было, конечно, несравнимо.

Профессор тем временем выбрал третью девушку — улыбчивую спокойную Диану, красавицу и спортсменку. В отличие от Сашеньки она не решилась на иррумацию, поэтому спокойно сама насаживалась на член профессора, кулачком ограничивая глубину проникновения. После восхитительной работы Сашеньки ласки Дианы смотрелись, как ручеек в лесу после Ниагарского водопада. Профессор смог перевести дух и почти нормально вести занятие, лишь изредка отвлекаясь, чтобы погладить Диану по ее волосам и пощекотать ушки девочки. От щекотки она начинала смеяться и выпускала член изо рта, Автандилу Георгиевичу это очень нравилось, он и сам в такие секунды улыбался, прерывая лекцию и давая студентам отдохнуть.

Вася через некоторое время кончил прямо в лоно Алины, но, поскольку ее трусики все еще были в непригодном состоянии, она просто пересела дальше, на колени к Женьке, Васиному соседу. Его член был гораздо больше, чем у Васи, так что Алиночке даже просто сидение на нем давалось сложно, а уж с каждым прыжком она буквально ловила вспышки наслаждения. Кончили они почти одновременно, когда до конца пары оставалась буквально пара минут.

Прозвенел звонок. Виталик тут же взвился с места и побежал сдавать зачет. Вася и Женя чмокнули Алину в щечки и галантно подали руки, чтобы проводить к выходу из аудитории. А она уже набирала номер брата — у них занятия во вторую смену, так что девочка надеялась, что у него будет возможность захватить из дому трусики и привезти ей, благо на второй паре у Алины было окно.

А пока что она решила полностью раздеться, чтобы не смущаться каждый раз при наклонах и поворотах — одно дело, когда голая попка то и дело появляется из-под юбки, и совсем другое — когда она изначально выставлена на всеобщее обозрение. Пока девушка снимала с себя юбку, блузку и лиф, ее несколько раз ущипнули за попу, а один раз даже легонько шлепнули по сисечкам, когда она уже почти закончила раздевание. Хулиганом оказался декан культурологического факультета, он подмигнул девушке и расстегнул ширинку.

О скорострельности главного культуролога в институте ходили легенды, но Алине до сегодняшнего дня пока ни разу не довелось проверить их на практике. Улыбнувшись, она встала на коленки и взяла член декана в свои ладошки. Пенис ощутимо дернулся и, хотя девочка даже не успела коснуться его губками, начал извергаться прямо на милое личико студентки. Алина была настолько не готова к тому, что все слухи о декане окажутся правдой, что даже не успела зажмуриться и сперма попала ей в глаз.

Мимо проходила стайка девчонок с биофака, они дружно захихикали, наблюдая за столь стремительной эякуляцией. А декан как ни в чем не бывало застегнул ширинку и зашагал восвояси, нисколько не беспокоясь о том, что девушка, на лицо которой он только что кончил, не могла открыть один глаз. Девочки с биофака прекратили хихикать, подошли поближе и помогли Алине привести себя в порядок. Они слизали с ее лица сперму декана, попутно ругая его последними словами за доставленные неудобства.

Когда девушка смогла открыть оба глаза, она подошла к умывальнику, висевшему на стене и умылась. Подумала, не стоит ли принять душ, но решила, что сделает это в обед. Вот наконец после всех приключений Алина вышла из института в одних туфельках и ощутила, как ветерок гладит ее сокровенные места. Было немного непривычно, но в публичном обнажении не было ничего странного — немало парней и девушек ходили в институт совершенно голенькими, хотя большинство все же предпочитали одежду. Сейчас во дворе она была в таком виде одна, если не считать пары девочек топлес, но они обнажили грудь лишь во время секса и уже одевались.

Алина с удовольствием ловила взгляды парней. До начала следующей пары Антон (так звали брата) вряд ли успеет, так что есть время немного развлечься. Сложив рядом одежду, голенькая Алина села на скамейку в парке, ожидая парня или девушку, которые захотят заняться с ней сексом. Но забывчивая студентка даже не ожидала, что желающих окажется сразу двое.

Они подошли с разных сторон — рыжий долговязый старшекурсник и невысокий крепыш с торчащими ушами, который выглядел так, словно уже давно закончил институт. Алина про себя назвала второго Чебурашкой — она хорошо знала культуру Земли-2 и помнила про существование такого мультипликационного героя. В который раз Алина удивилась, что на планете хватает людей, которые не желают исправлять свои телесные особенности — уши, носы, животы и прочие части тела. Если на Земле-2 для этого нужны были сложные дорогостоящие операции, то здесь лишь один сеанс коррекции у компьютера. Но, тем не менее, многим мужчинам нравилось иметь подобные черты.

Интересно, что уже более трехсот лет изменения формы пениса и грудей были под запретом, если изначальные показатели не выходили за пределы медицинской нормы. А вот все остальные особенности можно было трансформировать сколько угодно. Но если за отмену запрета на изменение грудей и членов даже иногда выходили протестные акции, то по поводу колючих бород, вторых подбородков, кривых ног и прочего подобного у парней никто особо не возмущался, хотя здесь все было диаметрально наоборот — любой мог это изменить, но по итогу существенной части мужчин было плевать на такую возможность. С девушками было совсем иначе — они практически все выглядели идеальными по меркам Земли-2.

У Алины иногда мелькала мысль, что она чуть ли не единственная девушка, кто обращает внимание на внешность парней. Ну, как обращает — просто берет на заметку, разумеется, черты лица или наличие брюшка никак не соотносились с тем, будет ли она заниматься с ними сексом — Алина, как и другие девушки, редко выбирала партнеров, почти всегда это они выбирали ее.

Точно также получалось и сейчас. Незнакомцы не стали представляться, а просто сели по обе стороны от нее, а затем, по-прежнему ни слова не говоря, одновременно протянули руки и принялись выкручивать ей сосочки, да так, что у девушки аж слезы выступили на глазах. Алина взвизгнула и еле сдержалась, чтобы не сбросить их руки с себя. Но вежливость заставила ее улыбнуться сквозь слезы, хотя соски уже были выкручены почти на полный оборот.

— Ой-ой-ой! — Алина все же не смогла молча это терпеть. Улыбнувшись, Чебурашка убрал руку и наклонился к левой груди девушки. Его язык коснулся коричневого ареола, а ладони легли на коленки девушки. Потом крепыш пошел выше, дойдя до бедер, он вцепился в них железной хваткой. Наверняка от его пальцев останутся красные следы. Чебурашка словно опасался, что девочка сейчас убежит.

Улыбнувшись про себя такому невероятному сценарию, Алиночка почувствовала, что и долговязый тип прекратил крутить ей правый сосок, зато начал гладить животик и спинку. Выгнувшись под ласками парней, Алина буквально трепетала от их где-то нежных, а где-то грубоватых прикосновений. Для удобства девушка про себя окрестила второго Геной, хотя на крокодила он был не слишком похож, скорее на факел из-за огненно-рыжей шевелюры.

«Гена» тем временем приблизил свои губы к ее и высунул язык. Алиночка открыла ротик и хотела пустить туда незнакомца, но Гена вдруг решил сначала облизать ее лицо, как собака. Он провел языком от подбородка до лобика девочки, попутно наминая ее сисечки, сменив Чебурашку, который отвлекся от нежных полушарий и сосредоточился на икрах и коленках юной студентки.

Долговязый лизнул Алину еще раз, теперь от левой щечки до правой. А потом поцеловал в носик и вот только после этого его губы коснулись губ милой студентки. Девушка и оба парня жадно и часто дышали, наслаждаясь друг другом. Крепыш внизу снял с нее туфельки и принялся обсасывать пальчики на ногах, а Гена буквально впивался в ее ротик, снова приступив к выкручиванию сосков.

Алиночка таяла в их руках, словно пломбир на солнце. Девочка протянула руку и коснулась бугра на шортах Гены. Член аж дрожал от напряжения. Отстранившись от все еще желающего целоваться Гены, студентка пальчиками отогнула шорты парня вниз, обнажив довольно внушительный инструмент.

Девочка постаралась изогнуться так, чтобы не мешать Чебурашке внизу получать удовольствие от девичьих ступней. Но тот, заметив, что Алина хочет сменить позу, и сам закончил обсасывать ее пальцы, вернулся на скамейку и приподнял Алину, чтобы она оказалась в коленно-локтевой позе. Девушка поняла, что парни хотят попробовать двойное проникновение. Она совсем не возражала, но у нее промелькнула мысль, что прогуливать большую часть пар по дисциплине «Секс втроем», возможно, было ошибкой.

Когда Алиночка не шла на эти занятия, она руководствовалась сразу тремя соображениями. Во-первых, по этой дисциплине зачет был недифференцированным, то есть оценка не выставлялась, а во-вторых, Алина не видела для себя возможностей заниматься сексом с двумя парнями — папе и брату не нравилось делить ее друг с другом в один и тот же момент, а однокурсники не всегда могли скоординироваться даже для практических занятий, чего уж говорить о сексе втроем в свободное время. Вряд ли кто-то стал бы заморачиваться. Ну и в-третьих пара была последней в пятницу — с нее сбегала половина потока, если не больше.

Но вот внезапно ее обнаженное тело привлекло двух незнакомцев одновременно. Что ж, придется вспоминать азы, на одной или двух парах она все-таки была. Алина сжимала и терзала язык Гены, пока Чебурашка пристраивался сзади. Она восторженно ахнула, когда почувствовала, что к ее сочащейся пещерке приставлен пульсирующий горячий член. Ушастику осталось сделать лишь одно движение вперед, но он, видимо, ожидал, когда Гена закончит поцелуи и примется за дело со своей стороны.

Алина причмокнула напоследок, когда язык долговязого парня покинул ее ротик. Впрочем, уста девочки пустовали недолго — Гена взял ее за волосы и притянул к члену. По размерам он едва ли уступал пенису Автандилу Георгиевича. Но если у историка головка члена венчала его, как набалдашник, то у Гены навершие лишь чуть-чуть превосходило по толщине все остальное. И вообще, член был очень гладким — с одной стороны, это упрощало процесс глубокого минета, с другой — Алине будет сложнее самой получать удовольствие от фелляции, если член проскальзывает почти беспрепятственно, поскольку толстая головка не распирает ее горлышко.

К счастью, сейчас этот вопрос не стоял, поскольку Чебурашка уже аккуратно взялся за ее попу и принялся вводить член в узкое и жаркое пространство. Алина была уверена, что член ушастика сделает свое дело и она не ошиблась. Ее буквально затрясло, когда Чебурашка продвинулся дальше и его яйца шлепнулись о кожу девушки. Потом он пошел назад, вызвав стон сожаления у Алины, и снова вперед, сменив тональность стонов девушки на более радостную.

Но Гена не собирался оставаться в стороне — он поводил членом по губам девочки, а потом, когда она приоткрыла ротик во время стонов, резко вогнал свой пенис почти до конца. Девушка закинула за ушко прядку волос, чтобы не загораживать обзор прохожим — она знала, что ее могут даже сфотографировать во время процесса и хотела, чтобы все видели ее лицо. Как и предполагала Алина, пенис парня вошел в ее ротик гладко, обняв его губками, она почувствовала приятную заполненность с двух сторон. Но тут Гена принялся действовать нестандартно.

Алиночка совершенно не ожидала, что партнер двумя пальцами зажмет ей носик во время глубокого толчка до самой глотки. Она вытаращила глаза и отчаянно замычала, пытаясь вдохнуть. Лишь через несколько секунд Гена отпустил ее, но не успела девочка отдышаться, как он вновь насадил ее почти до основания, так, что носик Алины уперся в пах парню. На сей раз Алина ожидала подвоха, поэтому заранее судорожно втянула воздух — и не зря, Гена вновь зажал ей носик пальцами, не давая вдохнуть.

— Я не мофу дыфафь! — глухо замычала девочка, шлепая ладонями по бедрам парня.

— О, простите, вы не знакомы с этой практикой? — у Гены оказался чарующий бархатный голос, который совершенно не вязался с его внешностью.

— Не жнафома… — Алина говорила с членом во рту, надеясь, что ее понимают, хотя иногда вместо слов получалось булькание и мычание.

— Мне прекратить? — смеясь, спросил Гена, в очередной раз вгоняя член в горлышко Алины и зажимая ее носик пальцами.

— Неф, не нафо, — подумав, Алина решила продолжать. Внезапно для себя ей даже начало нравиться находиться без воздуха какое-то время в процессе минета.

А вот Чебурашка сзади действовал вполне обычно — он все сильнее ускорял темп, гоняя соки в ее раскаленном влагалище. Разве что его руки сжимали ягодицы девушки немного сильнее, чем это делали другие парни. Чебурашка наклонился низко, Алина чувствовала его горячее дыхание у своего уха. Она не пыталась ни подмахивать партнеру сзади, ни насаживаться на член долговязого — мальчики делали все сами, а девушка была лишь пассивным получателем удовольствия.

Второй партнер тем временем прибавил к зажиманию ноздрей девочки еще и руку ей на горле. Он вгонял член Алине в глотку, а потом буквально сдавливал пальцами ее подбородок и горлышко, как усиливая свои ощущения, так и доставляя радость партнерше. Раньше она никогда не думала, что подобные действия парня во время минета могут ей понравиться, но, как выяснилось, ощущение полного подчинения и удушья при занятиях оральным сексом способны приносить наслаждение.

А Чебурашка уже начал приближаться к финишу. Он принялся тискать груди Алины в своих пальцах, пока Гена таранил маленький ротик девушки. У Алины уже не было сил мычать, она лишь тихонько подвывала в такт каждому движению. И вот Чебурашка принялся дергаться, наполняя девочку спермой. А Гена пока не дошел до кондиции, он продолжал надевать Алину на свой член, как перчатку на руку. Девушка булькала и глыкала, пуская слюни и слезы на скамейку, но Гена все не мог кончить.

Тогда Чебурашка, увидев, что спереди наметилась небольшая задержка, слез со скамьи и, подойдя к лицу девушки, начал легонько возюкать членом по щекам студентки. Алина почувствовала, что челюсть начинает затекать, поэтому решила взять дело в свои руки. Она выпустила член изо рта и села на скамейку попой, найдя босыми ножками туфельки, которые снял Чебурашка. Гена слез вниз и предоставил девушке самой решать, как ласкать столь непокорный орган. Она решила, что если глубокий горловой не смог заставить Гену кончить, то нужно попробовать иначе.

Девочка принялась порхать язычком, совершая едва заметные касания члена. А ладошками она также очень легонько стала гладить яйца, проводя по ним снизу вверх. Через некоторое время Гена закряхтел и излился прямо на симпатичную мордашку Алины. Девушка улыбнулась, пожала парням члены и они пошли восвояси.

Алина встала, поправила прическу, хотя от нее почти ничего не осталось и решила принять душ, благо душевая кабинка стояла совсем рядом со скамейкой. Смыв сперму и пот, она вышла из душа посвежевшая и румяная. Надев туфельки, она не стала садиться на скамейку, заляпанную выделениями, а решила подождать, пока подъедет робот-уборщик.

В это время прозвучал громкий автомобильный сигнал. Если не знать, что к чему, то можно было подумать, что этот гулкий клаксон принадлежит какому-то грузовику, на худой конец дому на колесах. Но нет, Антон поставил такой сигнал на свой мопед. Он уже был тут как тут.

— Ну что, сестренка, булочками своими светишь? — лукаво спросил он, глядя на сестру.

— Фу, как можно быть таким пошлым? — задала Алина риторический вопрос, подходя к брату. Он постоянно употреблял нецензурную лексику, вроде «булочки», «конфетки» и даже «бифштекс». Хотя на счет последнего Алина была уверена, что даже сам Антон понятия не имеет, что это.

— Вот, привез, три пары. До конца дня должно хватить, хотя кто знает.

— Да хватит, хватит, — пробурчала Алина, принимая белье из рук брата. Она выбрала нежно-зеленые танга и надела их, а потом и остальную одежду, которая лежала на краешке скамейки. Поправив юбку, Алина посмотрела на брата. Он смотрел на нее с каким-то странным выражением лица.

— Ты чего? — спросила она.

— Да нет, ничего. Я просто подумал, как было бы странно жить на Земле-2. Каждый день есть манго и пить кумыс, лопать бифштексы с вареньем… Но при этом понятия не иметь, какое наслаждение ты даришь своим ротиком.

Алина неожиданно для себя покраснела, но вовсе не от бранных слов, которые использовал брат.

— Меня сегодня, кстати, научили одной оральной технике. С удушением, — кокетливо сказала она, улыбнувшись.

— Ого! — брови Антона полезли на верх. Он уже хотел было распросить подробнее, но в этот момент на горизонте показался абсолютно голый Виталик, даже без обуви. Он вопил на бегу, шлепая босыми ногами по тротуарной плитке:

— Ура, я сдал! Сдал! Еще один семестр, жди меня диплом! Уррра!

Заметив их, Виталик остановился. Его член раскачивался из стороны в сторону, приковывая к себе внимание. Даже на бегу эрекция у парня не спала. Алина даже грешным делом подумала про стимуляторы, но вряд ли Виталька стал бы себя так подставлять в своем положении. Скорее всего, он был возбужден от того, что смог удержаться на краю пропасти не попасть в списки отчисленных.

— Сегодня будет вечеринка! У меня в комнате в общаге, приходите все! — громко закричал он, размахивая членом.

— Алина, ты приходи обязательно, — сказал Виталик уже тише, подбежав к ним.

— Ты где кроссовки потерял, герой? — иронично спросила девушка.

— А, да черт с ними. В кабинете остались, по ходу. Вернусь за ними позже… Слушай, а это кто? Парень твой? — Виталик указал на Антона.

— Это Антон, мой брат, — сказала Алина.

— Ааа, так ты тоже приходи. Сегодня в восемь вечера, комната 702. Будет много… гхмм, ну, вы понимаете.

— Нет, не понимаем, — хором заявили Алина и Антон, переглянувшись. Так-то они были очень дружными, хоть иногда и подкалывали друг друга.

— Е-ды, — одними губами прошептал Виталька.

Алина хихикнула и посмотрела на брата.

— Мы подумаем, — заявила она.

— Отлично, — простое и доброе лицо Виталика озарила теплая улыбка. Он ущипнул Алину за сосок сквозь блузку и побежал дальше, вопя во весь голос про свою вечеринку по случаю неотчисления.

— Ну что, думаешь, пойдем? — прищурившись, Алина посмотрела на Антона.

— Не знаю. Сначала надо родителей предупредить.

— Так давай прямо сейчас им позвоним. У папы обеденный перерыв должен быть, а мама в командировке, их там вряд ли сильно нагружают.

Папа хоть и со скрипом, но разрешил.

— Дети, помните, вы сейчас в таком возрасте, когда повсюду много соблазнов. Пожалуйста, будьте осторожны.

— Мы будем, пап!

Теперь осталось уговорить маму. Она была более категорична, но тоже сдалась.

— Ладно, молодежь, развлекайтесь. Но не вздумайте пробовать сами знаете что. Потом зависимость на всю жизнь заработаете. Это страшная штука, уж поверьте мне.

— Мы поняли, мам. Мы и не собираемся ничего пробовать.

— Вот и отлично. Только чтобы дома были в двенадцать!

— Хорошо, — сказали брат и сестра, пожав плечами. Ведь мама все равно в другом городе, а папа про время ничего не говорил. Впрочем, возможно они успеют и до двенадцати, если на вечеринке не будет ничего интересного.

(Всего 107 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг