Skip to main content

Мой нежный враг. Часть 2

Мой нежный враг. Часть 2

В давно миновавшие дни расцвета своей экспансии, краоканцы никогда не основывали городов. Концепция подобных,  обособленных друг от друга  поселений, была им чужда. Тем связанным поселениям, которые они создавали, краоканцы давали единые названия.  Файл  под названием «Руководство для пилота по сектору бета Центавра» сообщал, что Элан-Тррл (как бы ни писать и ни произносить это название), расположен в средних северных широтах и отмечен радиомаяком Альянса.

В  информационной базе данных о планете говорилось мало. Из факторов, представлявших серьезную опасность, были упомянуты только озон и ультрафиолет, поэтому я облачилась в легкий скафандр. Крошечный космопорт несся мне навстречу. Приземлившись,  я вышла из корабля.                                      

Мгновение я стояла, пытаясь сориентироваться и привыкнуть к незнакомому окружению. Небо над головой было безоблачным, очень бледного голубого цвета; солнце сияло настолько ослепительно, что он не мог взглянуть в его сторону. Краски при таком жутком освещении казались вылинявшими. За космопортом к озеру, от которого брали начало ирригационные каналы, разветвлявшиеся по сельскохозяйственным угодьям, сплошь покрытым голубовато-зеленым кустарником, сбегали холмы. По берегам каналов росли искривленные деревья с перистыми листьями; моторные лодки, скользя по воде, высоко задирали носы. Сельскохозяйственная техника, разбросанная по полям, и редкие гравилеты, пролетающие вдали, должно быть, были привезены сюда торговцами Альянса. На горизонте вставала тускло-коричневая горная цепь.                               

При силе тяжести, на одну пятую превышающей привычную  земную, я чувствовала себя неповоротливой. Вокруг завывал ветер, обдавая  волнами раскаленного воздуха. Но благодаря скафандру жара не ощущалась.

По другую сторону от порта виднелись луковицеобразные башни Элан-Тррла. Тысячелетия выветривания лишили четкости очертания слагавших их камней. Я не заметила практически никакого транспорта и предположила, что движение, возможно, происходит под землей. С нежностью взглянула я на фасад комплекса зданий Альянса; ее постройки из стекла и пластика напоминали по форме милый сердцу обычный дом; контуры их подрагивали в струящемся от жара воздухе.

В порту неподалеку от моего звездолета  стояли еще два корабля. Приземистый, похожий на жука, скаут устаревшего терранского типа, вероятно, принадлежал Белджагору. Хозяевами второго, со стремительными обводами и вооруженного, скопированного с земного крейсера, должно быть, являлись захватчики. Его охраняли несколько краоканцев. При моем появлении  они не сдвинулись с места — по-видимому, были предупреждены о  появлении представителя Альянса. Рептилии-караульные безмолвствовали. Все время, пока я шла к зданию Альянса,  чувствовала  спиной тяжесть их взглядов. Одинокий скрип  моих  высоких ботинков гулко отдавался на ветру.

Двери представительства автоматически распахнулись. В вестибюле было  довольно жарко и сухо,  да и свет был столь же резким. Конечно, Альянс направил сюда своим представителем кого-нибудь со звезды класса F. Я начинала в большей степени ценить прохладную зеленую Валгаллу. Но почему этот  Белджагор  не вышел встретить  меня?

— Прямо через холл и направо, — произнес на англике рокочущий бас из интеркома.

Я направилась в главную контору. Белджагор сидел за столом, дымя сигарой. Над ним висела эмблема Альянса Корпораций: космический корабль на фоне взрыва сверхновой с девизом «Мы будем повсюду». Компьютеры, оргтехника  и прочее оборудование — все было знакомо, в отличие от хозяина кабинета. Мне никогда прежде не  приходилось  лично сталкиваться   с обитателями Джалиля.

— Итак, вы прибыли, — произнес не очень-то приветливым тоном  Белджагор. — Что-то вы не очень спешили.

Я с интересом посмотрела на него. У представителя Альянса  была антропоидная внешность. Коренастое тело, две ноги, две руки, одна голова и полное отсутствие хвоста. Рост у него был немногим более метра, на ногах имелось по три толстых пальца, на руках тоже было по три противопоставленных пальца. Из-под набедренной повязки  — единственной его одежды — виднелись серая чешуя и желтое брюхо.  Нос  Белджагора легче было представить на морде тапира, а уши напоминали крылья летучей мыши. Пучок красноватых ресничек  торчал на макушке, а над глазами шевелилась пара мясистых чувствительных щупальцев. Глаза были маленькие, как и у краоканцев. Я, конечно же, знала, что существа, которые хорошо видят в фиолетовой части спектра и не видят в красной, доступной человеку, не нуждаются в больших глазах.

Его полной противоположностью был сидящий рядом ванессуанин.   На его… нет, на этот раз — на ее хвосте… Белджагор  ткнул в ее сторону сигарой.

— Это Квиллипап, мой первый помощник  и старший офицер связи. А вы… Кстати, как  вас  зовут?

— Даяна Хейли.

Я осмелилась лишь назвать свое имя. А что еще могла сделать я — простой торговый инспектор 2-го класса — перед лицом полномочного представителя Альянса, да  к тому же входящего в совет директоров такой солидной компании, как   «Дженерал Спейс Электрик».

— Ну, садитесь. Не желайте пиво? Вы, земляне, быстро обезвоживаетесь.

«А  Белджагор  не такой уж плохой парень», — решила я, облизнув  сухие  губы.

— Благодарю вас, сэр, — ответила я подчеркнуто вежливо и  опустилась  в кресло.

Джалилец  отдал приказание по интеркому.

— Рассказывайте, как долетели. Были какие-нибудь осложнения по дороге сюда?

— Ни каких. Все прошло гладко.

— Я так и думал. Вы не вызвали у них особого беспокойства. Да и командор Эбель хотела, чтобы вы прилетели, а она, похоже, занимает у них во Флоте высокую должность. — Белджагор пожал плечами. — Не могу сказать, что рад  вас видеть. Глупая девчонка! Если бы поблизости оказался кто-нибудь поопытнее, может, нам и удалось бы что-нибудь сделать.

Я  подавила в себе  приступ честолюбия.

— Я сожалею, сэр. Но поскольку Альянс действует в данном районе несколько десятилетий… я не совсем понимаю, что вы хотите этим сказать.  В вашем послании говорилось только, что в систему Турмана вторглись краоканцы и потребовали от Альянса  полностью освободить от своего присутствия окрестности беты Центавра.

— Ну что же, кто-то должен доставить предупреждение Альянсу, — пробурчал Белджагор, — а я занят. Я собираюсь оставаться здесь и вставлять им палки в колеса, может, мне даже удастся заставить их изменить решение. А  офис  на Валгалле не много потеряет от  вашего  отсутствия. — Некоторое время он молча курил. — Впрочем, я хотел бы, чтобы до своего отбытия вы занялись кое-какими элементарными наблюдениями. Поэтому я и послал за помощью на Валгаллу, а не на Рокстатл.  Джеб Ургх, возможно, выполнил бы эту миссию в десять раз лучше — он ведь мастер в таких делах, — но вы — человек, а люди занимают высокое положение среди анторанитов, как, например, Эбель, которая сказала, что хочет побеседовать с вами, когда я упомянул о вашем происхождении. Таким образом, может быть, вы сможете  выяснить, что же происходит. Я всегда говорил: чтобы понять представителей этой нелепой расы, используйте их же.

Я с мрачной целеустремленностью спросила:

— Антораниты, сэр?

— Захватчики называют свою базу Анторан. Никаких сведений, помимо названия, они не сообщают.

Я бросила  быстрый взгляд на Квиллипап.

— Нет ли у вас каких-либо идей — откуда они могли появиться?

— Нет, — ответила ванессианка  через вокализатор, — это не может быть один из известных колонизированных Расой миров. Но записи неполны.

— Я не понимаю, как…

— Я объясню. За столетия до того, как ваш или мастера Белджагор виды достигли первобытного уровня, великие предки краоканцев…

— Да, я знаю о них.

— Не перебивайте старшего по званию, глупая девчонка, — прогремел Белджагор. — Что за неучтивость! Кроме того, я сомневаюсь в  ваших исторических познаниях. Вам  не вредно будет послушать это еще раз, независимо от того, одолели  ли вы пару-другую книг за свою жизнь. — Он презрительно шмыгнул носом. — Вы работаете на «Вальдора Стар Индастрис», не так ли? Ваша корпорация не ведет здесь дел. Ничего интересного для Ван Аллера. За всю историю межзвездной торговли Ванесса не производила на продажу ничего, кроме лекарств и флуоресцентов, непригодных для вашего типа жизни. Что до меня, я здесь не только агент своей компании «Дженерал Спейс Электрик» с Джалиля, я  представляю и другие компании с соседних планет. Я-то знаю ситуацию изнутри. Продолжай, Квуиллипап.

— Теперь вы перебили меня, — угрюмо заметила ванессианка.

— Когда говорю я, это не помеха, а разъяснение. Я сказал, продолжайте. Но говорите покороче. Без этой нуднятины с вашими проклятыми поющими хрониками, слышите?

— Величие Расы невозможно передать  как следует без  триумфальных  баллад.

— Да в  жопу  величие Расы!  Дальше, я говорю!

— О, но ведь вы  вообще не представляете себе великолепие  нашего  славного прошлого.

— Я реалист, милочка. Живу сегодняшним днем.

Я стиснула  зубы. Где же, черт возьми,  обещанная выпивка?

— Тысячи и тысячи лет назад, — начала Квиллипап. — Раса создала космический флот и послала его на покорение звезд. Долгой и трудной была борьба; эхо имен героев-звездолетчиков гремело веками. К примеру, Ундн…

— Тормози-ка, дорогуша, — приказал Белджагор  начавшей впадать в песенный экстаз Квиллипап.

«Интересно, — подумала я, — ее стремление к самовосхвалению вызвано комплексом неполноценности?» Дело в том, что краоканцы так и не сумели построить гиперпространственные двигатели. Они путешествовали на субсветовых скоростях — десятки столетий, от звезды к звезде. Плюс к тому же интерес для них представляли только сравнительно редкие яркие звезды класса F. Маленькие солнца, типа Солнца, — слишком тусклы и холодны, обладают чересчур скудным ультрафиолетовым излучением, необходимым для их высокоэнергетической биохимии. Более крупные звезды, вроде беты Центавра, — вообще, все после F5 согласно основной классификации, — не имеют планет. Краоканцам еще повезло — они нашли четырнадцать новых, пригодных для использования систем.

— Попробуйте представить достижения предков, — настаивала Квиллипап. — Они не только смогли преодолеть немыслимую межзвездную бездну, они часто изменяли атмосферу и экологию целых миров, приспосабливая их для себя. Ни один другой вид не достиг такого мастерства в этом искусстве

«Да, действительно, — подумала я снова. — У современных космических первопроходцев нет причин становиться планетарными инженерами. Если их не устраивает обнаруженный мир, они просто улетают в поисках другого. А субсветовой путешественник не может быть столь разборчив.

Надо признать, в краоканском прошлом действительно есть что-то величественное. Вряд ли люди смогли бы так долго претворять в жизнь столь обширную программу; для них в большей степени характерна индивидуальная, нежели коллективная гордость».

— Затем наступили Темные Времена, — продолжала Квиллипап, — но мы помнили. Как бы ни велики были трудности и потери, но, взглянув на ночное небо, мы всегда могли указать звезды, на которых живет наш род.

Судя по тому, что я читала, приближение катастрофы было медленным, но неизбежным. Освоенные краоканцами области Галактики оказались слишком велики для столь медленных путешествий; путь к очередному белому солнцу стал непозволительно дорогим удовольствием в плане времени, труда и ресурсов. Экспансия завершилась.

Вскоре та же участь постигла торговлю между колониями. Слишком дорого. Альянс Корпораций существует благодаря гиперпространственному и гравитационному двигателям, — только за счет того, что бесчисленное множество товаров дешевле закупить в системе другой звезды, чем производить на собственной планете. Хотя прибыль перестала быть целью путешествий краоканцев, они не избежали воздействия законов экономики.

Они не строили больше космических кораблей. Со временем большинство поселенцев прекратили перемещения даже в пределах планеты. Во многих мирах воцарились хаос и варварство. Ванессе повезло больше: цивилизация устояла и осталась неизменной, хотя и заплатила за это застоем в развитии технологии на протяжении трехсот столетий. Затем появился Турман. Краоканцы получили весточку от потерянных братьев и стали мечтать о воссоединении Расы.

На это требовались деньги. Космический корабль стоит недешево, а Альянс Корпораций — не благотворительная организация. Пусть ванессиане накопят  побольше бабла, и любая судоверфь Галактики с радостью возьмется исполнить  их заказ. Но не раньше.

Я оторвалась от своих мыслей, заметив, что  Квиллипап в своем монотонном речитативе перешла к более важным вещам.

— Ни в хрониках, ни в устных сказаниях нет упоминаний о мире, который мог бы соответствовать Анторану. Фонетический анализ подслушанных разговоров, а также некоторые детали наблюдаемых традиций пришельцев заставляют предполагать, что их планета была колонизована пришельцами с Дзуа. Но Дзуа — один из первых миров, где цивилизация была разрушена, и не сохранилось никаких записей об отправившихся оттуда экспедициях. Таким образом, Анторан, должно быть, пятнадцатая колония, забытая на планете-прародительнице и никогда не упоминавшаяся в сообщениях.

— Вы уверены? — осмелилась я перебить ее. — Я имею в виду, не могла ли одна из известных планет, населенных краоканцами…

—Определенно, нет, — пророкотал Белджагор. — Я был на всех этих планетах  и знаю все их возможности. Такой флот  — а меня специально взяли в Космос и показали, какой большой у них флот  и что он может сделать,  —  так вот, такой флот  не может быть создан  без мощной  промышленности, а такую индустрию просто нереально спрятать  от внимательного  наблюдателя.

— А захватчики…Они  что-нибудь сообщают?  Я имею ввиду ценное для нас.

— Я уже сообщал вам: ни одного слова, которое могло бы  послужить нам ключом. Они не принадлежат к вашей болтливой расе. У краоканцев  слишком силен инстинкт племенной верности, чтобы нарушать правила безопасности.

— Но они должны  по крайней мере, объяснить причины своего появления здесь .

— Ах это? Да-да. Они  чертовски жаждут вернуть старые добрые времена, возродить свою империю. Хм, гори она в топке… И они хотели бы выкинуть Альянс из этого района, поскольку мы, по их мнению, — сборище чистокровных поработителей, эксплуататоров, взяточников и уж не знаю какой еще мерзости.

Я украдкой взглянула на Квиллипап. Я не смогла прочесть никакого выражения на ее лице, зато спинной гребень был развернут (так краоканцы понижают температуру тела); ванессианка била хвостом. Ванесса не оказала сопротивления захватчикам. Вполне возможно, Квиллипап не будет очень уж убиваться, если ноги ее нынешнего начальства больше не будет на планете.

— Что же, сэр, их можно понять, не так ли? — осторожно заметила я. — Это их дом, а не наш. Мы делали для краоканцев только то, что приносило нам прибыль. Для сотрудничества с нами им приходится изменять высокую древнюю культуру…

— Ваш идеализм проник в мое нутро, но не хочу говорить, в какую именно часть тела,  —фыркнул Белджагор. — С какой стати Альянс  должен терять огромные деньги? Все его имущество в районе беты Центавра будет конфисковано, вы слышали об этом? Кроме того, они присвоят себе право на торговлю с более холодными звездами. А я думаю, они не остановятся и на этом. Но чего хотят те люди, что находятся в их флоте?

— Ну… да, — сдалась я. — Трудно отрицать, что люди — один из самых хищных видов во Вселенной. Кстати, в вашем послании упоминался некая дамочка по фамилии Эбель. Звучит мило —  навевает  воспоминания  о  прошлом Земли: Гитлер,  арийская раса, нацизм.

— Я уведомил ее о вашем прибытии, — сказал Белджагор. — Она хочет  перетереть с глазу на глаз  с агентом Альянса, принадлежащим к ее собственной расе. Вы, вероятно, сойдете за таковую. Хочется надеяться,  вам  удастся что-нибудь у нее  выпытать.

Появился робот-слуга с бутылками.

— Пиво! — объявил Белджагор.

Машина откупорила две бутылки: Квиллипап отказалась пить.  Ее мышцы были напряжены, а хвост хлестал по ногам.

— Ваше здоровье, девочка, — без особой искренности провозгласил  Белджагор и влил в себя пол-литра пива.

Я сделала то же самое со своей порцией напитка. Но тут же выплюнула  жидкость обратно, давясь и кашляя; меня чуть не стошнило.

— Хм? — изумленно воззрился на меня Белджагор. — Что, во имя девяти кругов ада… Ох, черт! Я запамятовал, что ваше  племя не усваивает джалилианского протеина. — Он громко хлопнул себя по бедру. — Ха-ха-ха!

* * *

Человеческие существа вездесущи; практически все посты Альянса  на планетах неземного типа имеют помещения, приспособленные для подобных визитеров. Я опасалась, что  мои соплеменники из числа союзников краоканцев  займут апартаменты, предоставив  мне плеваться в потолок тесной каюты скаута. Но, как я узнала, они предпочли остаться на своих кораблях. Возможно, они опасались ловушек. Поэтому я могла выбрать для плевков потолок любого из помещений.

Девятичасовой ванессианский день близился к закату, когда раздался звонок видеофона. На экране появилась  женщина  30-35 лет в темно-зеленой военной форме. Ее лицо с довольно грубыми чертами, в обрамлении черных волос было столь загорелым, что я вначале приняла  ее  за  негритянку.

— Вы — Даяна Хейли из «Вайдора Стар Индастрис», представитель Альянса Корпораций? — холодно спросила она  с гортанным акцентом.

— Совершенно верно.  Она самая. А вы, надо полагать, — командор  Эбель?

— Нет. Я майор Неллер из  службы безопасности. Поскольку командор Эбель собирается встретиться с вами, я должна принять некоторые меры предосторожности.

— Я не очень представляю себе, что мы будем обсуждать.

Неллер улыбнулась. Казалось, это было для нее настолько непривычно, что причинило боль мускулам лица.

— Ничего определенного,  фрау Хейли. Мы хотели бы, чтобы вы передали Альянсу несколько посланий. Помимо того, скажем так: обеим сторонам было бы полезно получить личные представления друг о друге, не отягощенные неизбежно присутствующими различиями между видами. Анторан будет бороться, если возникнет необходимость, но предпочел бы не делать этого. Командор Эбель  желает показать вам, что мы не монстры, а действия наши — благоразумны. Хотелось бы надеяться, что вы, в свою очередь, сможете убедить в этом свое начальство.

— Хм… Окей. Где и когда мы можем встретиться?

— Полагаю, лучше у вас. Надеюсь, вы не настолько глупы, чтобы попытаться   в той или иной форме  нарушить перемирие.

— Когда прямо у меня над головой висит армада ваших боевых кораблей? О,  можете  ни о чем не беспокоиться! Я  буду паинькой, — заверила я ее. — Кстати, как насчет обеда?  Я тут обрыскала  местные запасы продовольствия — они намного превосходят то, что может иметься на любом космическом корабле.

Неллер  согласилась, встреча была назначена через час, экран погас. Я немедленно задала работу кухонным роботам. Неважно, что я  буду обедать с врагом, — я должна пообедать хорошо. Конечно, крутая  телка, космическая бой-баба, вроде  этой командорши,  не отличит икру от дроби,  поэтому я  была готова    посмаковать  за двоих.

Облачаясь в положенную парадную форму, я привела в порядок свои мысли. Похоже, людей среди захватчиков немного, но они занимают важные посты. Несомненно, именно они первоначально научили анторанитов строить военные корабли; безусловно, они — опытные тактики и стратеги. Гертруда Эбель пожелала  забить со мной «стрелку» здесь,  на моей территории, чтобы на корабле соплеменница ненароком не увидела чего лишнего, мелких деталей, незамеченных Белджагор.  Надо  что-нибудь выведать… И очень даже выведать. Если у нее окажутся  такие же замашки, как у той  моей сокурсницы из  Вупперталя, то мне будет немного проще. Правда, опять лизаться с  девушкой!  Вряд ли она  — молоденькая, вроде меня, лапуля, строящая из себя невинность. Наверняка, пожилая тетка, любящая жесткачь,  какой-нибудь извращенный БДСМ.  Бе-е-е….

В преддверии  очень важной встречи я  быстренько  наметила в голове план действий. Именно с этого момента для  меня начиналось то, для чего я здесь. С  плана. А точнее, с бокала сладкого шампанского, который я поставила рядом с собой, и периодически делала небольшие глотки, улыбаясь своим собственным гениальным мыслям. Маршрут, договоренность с потенциальным противником, задание боссов  — все это было не таким значимым для меня даже несмотря на то, что без этих составляющих сам прилет сюда и вовсе мог не состояться.  Сейчас для  меня существовал только этот миг, сладкое шампанское,  проработка идей  и легкий блюз из динамиков.

Мечтательное затишье было прервано синтезированным  голосом скана, сообщившем, что посадочный модуль  с флагманского крейсера, находящегося на орбите, наконец приземлился. Не выключая музыку, я подошла к окну, бросила взгляд  на панораму  космопорта, окутанную  наступающими сумерками.  С трудом  различила одинокую человеческую фигуру, направляющуюся к представительству Альянса в сопровождении четырех краоканских военных.  Туземные  солдафоны  заняли посты у дверей.

Еще минуту гостья провела в шлюзе, ожидая, пока озон превратится в кислород; наконец я открыла  входную дверь. Анторанитка  как раз снимала заслонку шлема. Я  споткнулась на ровном  месте,  когда  увидела  лицо.

— Ой! — вскрикнула  я.

Он был ненамного старше меня. Форменный  комбинезон  темно-зеленого  цвета с непонятными мне нашивками, служивший также защитной одеждой,  облегал  высокую мускулистую фигуру, которая произвела бы на меня  впечатление, даже если бы мне  не пришлось до этого несколько месяцев вести жизнь монашки.   Иссиня-черные волосы его были тщательно уложены и ниспадали на широкие плечи мелкими волнами. Он был вызывающе красив. Красотой, которую, очевидно, принято считать классической. Черты его лица были изящны, правильны и выразительны. Легкая усмешка на чувственных губах, саркастически приподнятые уголки, откровенно заглядывающие в саму душу темно-карие глаза, иронично приподнятые брови, выглядывающие из-под ниспадающей на лоб черной челки, прямой нос, волевой подбородок. И поза. Поза властителя, короля, хозяина, повелителя и… искусителя.

Меня обдало жаром, пронзившим каждую клеточку тела, ноги подкосились, кожа покрылась дрожью. О том, чтобы произнести хоть слово, не могло быть и речи.

— Но… — смогла лишь промямлить  я.

— Фрау Хейли?  Я командор  Эбель.

От его низкого, бархатного голоса по моей спине пробежала дрожь.  Удивительно, но я ощутила этот мужской голос, как ласку.

— Командор  Эбель?.. Но я… но я…  Я  полагала, что  Эбель — женщина.

— Все верно. Гертруда Эбель — моя сестра.  Мое  же имя Кристиан Эбель. Мы с  Неохейма.  Вы удивлены?

Я  кивнула  с ошеломленным видом.   Мне не понравилось, как он на меня смотрел. Пронизывающий взгляд его  глаз словно снимал с меня покров уверенности  и превосходства, обнажая беззащитную натуру  похотливой  девчонки, которая  мокреет при виде сильного самца.

— Видите ли, население Неохейма невелико, и все, кто хоть на что-то годен, участвуют в общем деле. Кроме того, именно наш отец вновь открыл утерянную планету и затеял всю эту кампанию. Краоканцы, при их особом отношении к предкам, чтут мою сестру за это; к тому же они привыкли видеть в женщинах лидеров. Так что  приказы Гертруды   исполняются  в точности. Я же исполняю обязанности ее старшего офицера. Впрочем, вы должны были знать об этом. Разве вам не сообщили, что есть  два человека, носящие фамилию Эбель?

— Видите ли, дело в том, что… В общем, как вам сказать?..

«Теперь понятно. Когда Белджагор  отправлял мне послание, он решил, что сообщать детали ни к чему. Дескать, я сама на месте все разузнаю».

Мои щеки залились густым румянцем, и я почувствовала, что так откровенно краснею в первый раз в жизни.  И не просто покраснела, словно внутренний жар выступил на моих щеках, плавно перешел на шею, и вот уже я стою пунцовая, словно перезревший помидор. Я  постаралась взять себя в руки, расплылась в самой широкой улыбке, на какую была  способна,  и  отвесила  низкий  поклон.

— О, хотела бы я, чтобы меня почаще так приятно удивляли,— промурлыкала я. — Прошу вас, командор. Садитесь. Что вы будете пить?

Мой гость   посмотрел на  меня  с сомнением:

— Простите,  фрау Хейли, я  не уверен,  что  вообще  буду   пить. Не забывайте  — я  на службе.

— Ой, что вы, что вы. Обед без аперитива все равно что… хм… день без солнца. — Я чуть было не сказала: постель без  мускулистого бойфренда,  но вовремя остановилась. — Кстати,  зовите меня просто Даяна.

— Виноват, фрау Хе… Э-э.. Даяна, я плохо знаю подобные  тонкости  этикета.

— В таком случае у вас все впереди.

Я щелчком дала понять  ближайшему роботу-слуге принести напитки. Сама я  считала, что мартини на несколько световых лет опережает любой другой вид алкоголя, но, учитывая необразованность этого  чернявого  красавчика  в этом вопросе, лучше  предложить  ему  что-нибудь  попроще, не такое крепкое.

Я откинулась на мягкую спинку кресла, стараясь обрести хоть какую-то опору. Эбель, гордо  выпрямившись, сел в кресло напротив, потом наклонился вперед, поставил локти на стол,  упершись подбородком в сплетенные пальцы. Черт возьми, какой же он очаровашка!  Прекрасные глаза цвета спелого каштана, великолепная грива черных волос, ироничная улыбка, за которую любая женщина душу продаст дьяволу… Тело бога и лицо ангела, масса  скрытого  ума и обаяния. Неотразимый  командор  Эбель.

Тут я  заметила, что   его коммуникатор у пояса включен: несомненно поддерживается связь с  рептилиями-солдафонами у  входа. Услышав что-нибудь подозрительное,  они ворвутся сюда. Однако вряд ли эти тупоголовые  ящеры  смогут понять все тонкости плана, который я лихорадочно прокручивала в голове.

— Сигару, — предложила я гостью.

— Нет, спасибо.

— Должно быть, вам не представлялась возможность быть испорченным   человеческой цивилизацией, — рассмеялась  я.

— Нет, — невозмутимо согласился  он. — Мы с сестрой  родились и выросли на Неохейме. Наши  единственные путешествия за пределы системы до сих пор ограничивались полетами к неисследованным звездам; они носили характер учебных тренировок.

— Кстати, а  что такое этот ваш  Неохейм?

— Наша  родная  планета, входящая в состав  системы Анторан.

—  Вы хотите сказать, что Анторан — звезда?

Кристиан  Эбель  прикусил губу.

— Я не знал, что у вас сложилось другое мнение.

Несмотря на его близость, а может, наоборот, именно из-за вызванного им возбуждения  мой ум  лихорадочно заработал.

— Ага, — усмехнулась я. — Это кое-что мне говорит. До этого мы считали само собой разумеющимся, что антораниты происходят с единственной планеты системы, а их союзники из числа людей — просто искатели приключений. Жители Земли не называют себя солярианами. Зато земляне и марсиане совместно уже могут сказать о себе так. Таким образом, вокруг Анторана вращается более чем одна населенная планета.  И сколько еще планет, населенных краоканцами?

— Это  неважно, — отрезал  Кристиан.

Я   всплеснула   руками:

— О, пожалуйста, простите, если я смутила вас. Ага, вот, кстати,  наши коктейли. Давайте выпьем за лучшее взаимопонимание между нами.

Кристиан  пригубил о из своего бокала сначала нерешительно, потом — с явным удовольствием.

— Вы настроены дружелюбнее, чем мы  полагали, — заметил он с улыбкой.

— Как я могу быть настроена иначе по отношению к вам, мой милый  принц?

Он на секунду смутился такой фамильярности, но быстро  справившись с волнением, посмотрел на меня  медленным, томным  взглядом,  и  мне почему-то показалось, что на мне нет одежды. То есть, конечно, на мне была эта дурацкая  парадная униформа, довольно узкая в груди и промежности,  — но… вдруг возникло ощущение, что этот взгляд проник сквозь тонкую синтетику, а потом скользнул прямо под ткань и даже умудрился, сдвинув полоску кружева, оказаться у меня в трусиках. Ой! Я устыдилась своих мыслей. Кожица помидора опять стала прорастать на моих щеках.

Обладая искусством разговаривать с мужчинами, я  умела заставлять их болтать и извлекать из их болтовни полезные сведения. Это было одним из главных  моих источников осведомления. Кроме того, я обладала замечательным чутьем и поразительно угадывала людей с податливой натурой, у которых лояльность к политическим  силам сочеталась с откровенностью  похотливых самцов.

Я чувствовала, что интересна мужчине, но, похоже  он еще не определился,  в том, чего  ждать от нашего общения. Безусловно, я ему нравлюсь, но  сейчас  это  только  флирт. Об этом говорил его прерывистый взгляд с огоньком в глазах, который он  украдкой бросал на меня.

«Что-то такое в нем есть, а что — не могу понять. С одной стороны, наивность, но она не раздражает, а наоборот, привлекает. С другой стороны — желание добиться своего, но, опять же, как-то непривычно и забавно. Словно котенок, который лезет на диван, падает, смешно встает на лапки, и снова ползет вверх. Интересно, он уже представил меня  голой?..»

Я  решила   поменять  тему  разговора: никогда не смущай свою мишень.

— Мы обсуждаем различия между нами, как и подобает цивилизованным людям,  пытаясь найти компромисс. Не так ли?

— Каковы ваши полномочия для подписания соглашений?

Может, он и не имел дела с цивилизацией, но механизмы ее работы этого  красавчика  научили понимать.  Кстати, а слышал ли он когда-нибудь о Камасутре?

— Если честно, никаких. Но мои впечатления — впечатления очевидицы, побывавшей на месте событий, могут иметь определенный вес.

— Вы производите впечатление   слишком  юной  девушки для столь  ответственной  миссии, —  с заметным восхищением пробормотал он.

— Правда? Ну, да согласна. Мне часто об этом приходится слышать. Но несмотря на свой юный возраст, я уже  успела кое-чего добиться в жизни, — скромно призналась я, — имела возможность попробовать  и  то,  и  это…

Я облизнула губки, и, томно поглядывая на собеседника, вздохнула.  Как бы невзначай расстегнула молнию на своей форме. Не демонстративно,  словно  мне стало  жарковато. Блин, знала бы, кто пожалует в гости,  одела   что-нибудь  более подобающее для такой встречи .

— Кристиан, а давайте поговорим о вас.

Он восприняла местоимение «вы» как форму множественного числа и принялась излагать явно заранее заготовленный текст. Действительно, вокруг Анторана вращалось несколько планет, некогда колонизованных красками с Дзуа. Поселенцы поневоле отказались от межзвездных полетов, но тысячелетиями поддерживали межпланетную торговлю, сохраняя технологию на более высоком уровне, чем ванессианский.

Однажды, сорок с лишним лет назад, тяжелый крейсер Альянса преследовал корабль Зигмунда Эбеля  с Новой Швабии. Пытаясь сбить преследователей со следа, капитан применил старый, хорошо известный космолетчикам маневр: попытался спрятаться за ближайшей звездой. Корабль прошел так близко от Анторана, что Эбель услышал радиосигналы. Позже он вернулся для дополнительных исследований и обнаружил планеты.

— Да, он был вне закона, — с вызовом сказал Кристиан, — его объявили неонацистом, хотя это была наглая клевета. Наш отец возглавил Восстание Землевладельцев и действовал так успешно, что его противники не рискнули даровать ему амнистию.

Краем уха я слышала об этих событиях. Какой-то заговор среди аристократических семейств на Новой Швабии  — потомков первых поселенцев, ради сохранения власти, которую они теряли согласно новой конституции. Да и Альянс оказался вовлеченным: республиканское правительство предложило лучшие торговые концессии, нежели в свое время — Землевладельцы. Неудивительно, что   Кристиан  изо всех сил поливает Корпорации грязью.

Я  улыбнулась  и вновь наполнила  его  бокал.

— Мне близки ваши переживания. Видите ли, я — с Ригеля. Аристократия — моя любимая общественная  система…

Его  глаза удивленно расширились.

— О, так  вы  благородного  происхождения,  Даяна?

— Младшая наследница  графского титула,  — снова скромно потупилась я.  Правда, не стала уточнять, что была послана учиться на Землю как глупая,  сбившаяся с пути девчонка, не  достойного того, чтобы  быть аристократкой. — Продолжайте, Кристиан, ваш рассказ так увлекателен.

— В состав системы Анторана входила планета, которую краоканцы изменили на свой лад, но которая, по сути, оказалась слишком удаленной, слишком темной и холодной, чтобы стоило тратить на нее время. Людям она подошла лучше. Это и есть мой мир, Неохейм.

«Гм, —подумала я. — В таком случае должна существовать, как минимум, еще одна планета, расположенная ближе к солнцу и более подходящая для краоканцев. Очень может быть, что и не одна. Столь внушительный Флот, какой, по утверждению Белджагора, тот видел, невозможно быстро построить, не располагая значительным количеством рабочей силы и ресурсов. Это, в свою очередь, предполагает наличие крупной звезды с широкой биотермальной зоной. Но это же невозможно! Представители Альянса посещали все звезды класса F в данном секторе; то же относится и к светилам класса G; среди них определенно нет такой системы, как…»

— Наш  отец тайно вернулся на Новую Швабию, — продолжал Кристиан.— Там, да и в других местах, он начал набор рекрутов. В обмен на их помощь он мог предложить им целый новый мир — Неохейм.

«И конечно, в первую очередь они стали проповедовать идею завоевания, — размышляла я. — Нетрудно себе представить, как краоканцы клюнули на разглагольствования о возрожденном Фатерланде. А уж под действием постоянной пропаганды против Альянса они поверили, что единственный путь к воссоединению лежит через наше изгнание».

— Таким образом, инженеры с Новой Швабии  показали анторанитам, как строить космические корабли, способные летать в гиперпространстве, — продолжила я  за него, — а немецкие инструктора  обучали экипажи космолетов; секретные агенты с Новой Швабии  разведывали, что происходит вне системы Анторана. Блин, офигеть,  да вы, ребята   не теряли времени даром!

Он кивнула. Два выпитых бокала сделали его речь немного сбивчивой.

— Так оно и было. Все отошло на второй план перед подготовкой к кампании. Отдохнуть мы еще успеем. О, какое будущее нас ожидает!

— Но зачем ждать? — возразила я. — Зачем бороться с  нашими корпорациями? Мы не возражаем ни против строительства краоканцами космических кораблей за собственный счет, ни против каких-либо социальных преобразований на Неохейме.

— После того, как  ваш Альянс  самым возмутительным образом раньше лез  в наши дела? — гневно воскликнул он.

— Да, согласна, мы вмешивались и будем вмешиваться, когда затронуты наши интересы. Но все же, Крис, — я впервые назвала его по имени, — Альянс Корпораций —  не государство, даже не правительство, он — не более чем взаимовыгодное объединение межзвездных коммерческих кругов, которые зачастую грызутся между собой сильнее, чем с посторонними.

— Власть — одна из основ торговли, — парировал Эбель, цитируя Клаузевица. — Когда мы и наши союзники прочно установим свое господство над этим районом, возможно, мы позволим вам снова вернуться сюда, но действовать вы будете уже по нашим правилам. В противном случае, если бы наши интересы разошлись, вы слишком легко навязали бы нам свою волю.

— Альянс Корпораций не позволит этого, — предостерегла  я его.

— Думаю, вашему Альянсу лучше подчиниться, — отрезал Кристиан. — Мы уже находимся здесь, в этом регионе; мы контролируем все внутренние торговые маршруты. Мы можем нанести удар из космоса, где захотим. А боевым кораблям Альянса придется преодолевать многие парсеки. Они найдут свои базы разрушенными. И они не будут знать, где находится наша родная планета!

Я поспешно отступила. Совсем ни к чему давать Кристиан   укрепиться  в таком настроении.

— Конечно, вы обладаете огромным преимуществом. Но Альянс может собрать силы, на порядок превосходящие ваши, — естественно, вы это понимаете, — но, вполне возможно, он решит, что победа над вами обойдется слишком дорого и не окупится возможным выигрышем от нее.

— Наш отец предсказал это перед смертью. Торгашей, которые не интересуются ничем, кроме собственной выгоды, легко припугнуть. Благородство  — другое дело.  Цель благородных людей — идеал, а не экономическое преуспеяние.

«Хотела бы я,  чтобы ты, мой милый,  прогулялся  на пару парсеков от  своего самодовольного ограниченного мирка. Посмотрел бы, как приходится пахать в поте лица благородным  аристократкам, вроде меня», — подумала я. Вслух же  произнесла:

— О нет, Крис. Я не могу полностью согласиться с вами. Не забывайте, я одновременно представитель коммерческих  кругов Галактики  и потомок знатного рода. Психология этих двух классов не так уж различна. Лорд должен быть политиком, со всеми вытекающими отсюда последствиями, иначе он никуда не годится как правитель. А   коммерсант неизбежно оказывается идеалистом.

— Что? — он изумленно моргнул. — Как это?

— Ну, не думаете же вы, что мы работаем исключительно ради денег? Если бы дело было только в них, мы сидели бы дома, там уютно и безопасно. Так нет же, нас влекут приключения, новые горизонты, подчинение неживой природы напору жизни — покорение целой Вселенной, самого  достойного  противника  из  всех.

Его брови оставались сдвинутыми, но выражение лица смягчилось.

— Я не  вполне  понимаю  вас, Даяна.  …И той игры, что вы ведете со мной.

— Игры? —  насторожилась я.

На губах Кристиана  была легкая усмешка, удивительное сочетание  изумления  и иронии,  такта и природного обаяния.

— Я ведь вижу, как вы на меня смотрите. Только я не понимаю, насколько  вы искренне  со мной. Может, вы просто хотите…

— Вы очень привлекательный мужчина, — быстро прервала  я, несколько смутившись  последней его фразы. —  И вы это знаете. Почему же в таком случае женщине, которой вы понравились, не вести себя так, как поступил бы в такой ситуации мужчина?! — риторически воскликнула я, стараясь убедить себя в разумности своего довода. А про себя подумала: Что он хотел сказать  последней фразой  —  «может, вы просто хотите  меня использовать»  или «может, вы просто хотите  меня соблазнить»?

— Не вижу причин для самоограничения, — ответил  Кристиан.

— Разве я вам не нравлюсь? — с вызовом спросила я.

— О, нет напротив! Очень нравитесь. Давно я не встречал такую поразительную девушку. Но никак не могу понять вас. Это меня и удивляет, —признался он с обольстительной улыбкой.

Я удивилась его взгляду — теперь он был теплым и нежным, ни капли  подозрительности.

— В таком случае, давайте выпьем за нас! — сказала я беспечным тоном, поднимая бокал. — К черту всю эту политику  — мой Альянс  и ваш Неохейм. Давайте  на время забудем  про них.

Мое сердце, готово было прорваться сквозь грудь и упасть к его ногам.  Униформа  снова вдруг  стала  тесной, и я уже  не стесняясь опустила   застежку   еще на пару сантиметров ниже.

Мы чокнулись. Отхлебнув из бокала, я потупила глаза, опасаясь, что  не выдержу  и предложу  ему  поскорее затащить меня в постель.

 

(Всего 129 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

522

Шлюха по призванию ...

324

Чужие. Подопытная «Архонта». Ч ...

327

Мой нежный враг. Часть 1 ...

Похожие рассказы:

12

Восстановление данных компьюте ... Автор: Barney McKenzie

0

Темный лес. Часть 7 ... Автор: Tremere

0

Темный лес. Часть 6 ... Автор: Tremere

Диана Шерман

Ищущая себя, в постоянном творческом поиске начинающая молодая писательница. Основной профиль - боевая, приключенческая эро-фантастика, тентакли, запредельное.

15 комментария к “Мой нежный враг. Часть 2”

  1. Как приятно встретить на страницах произведения героя с тем же именем, которое ношу я. И где-то в глубине души рождается робкая надежда: может быть, имя данному персонажу дано неспроста? )))

    “Тело бога и лицо ангела, масса скрытого ума и обаяния. Неотразимый командор Эбель.”
    Чертовски приятные строки! )))

    0
    1. Вот ответ на вопрос, почему вторая часть “Нежного врага” так долго писалась в свое время (имеется в виду на другом ресурсе): не могла определиться с мужским романтическим образам. И вдруг все само собой стало ясно!

      1
      1. Это чертовски правильно, писать образ своего героя или героини с человека, который привлекает твоё внимание и вписывается в концепцию произведения.
        Пробовал такое не раз. Когда пишешь так, герой получается живой, хотя и “строптивый”. Делает, то что, подсказывает ему его геройская сущность, а не воля писателя.

        2
          1. Но не можешь же ты всё время быть “в пустоте, как на старом забытом холсте. не в начале, не в центре и даже не в самом хвосте”.
            Не вечно же тебе с Хищниками, да с Чужими сражаться. А 33 космодесантника на огонёк заглянут и во главе у них …, почти как дядька Черномор

            1
  2. От первого лица больше подходит для реальных историй, а не фантастики. Читатель подсознательно не верит главному герою т.к. это вымысел. Можно писать образы с кого угодно, хоть со старого любимого велосипеда, превратив его в луноход, но фантастика лучше выглядит со стороны, а не с вэбкамеры, установленной на макушке

    0
    1. От первого лица больше подходит для реальных историй, а не фантастики. В моем репертуаре есть и такая история – произведение, основанное на реальных событиях, автобиографическое, хотя и описывающее события одного вечера, ночи и кусочка следующего дня. Писала его с особым трепетом в душе, поскольку там очень важные и волнительные моменты моей личной жизни. Никакого вымысла. Даже имена персонажей не изменены.

      1
      1. В моем репертуаре есть и такая история – произведение, основанное на реальных событиях, автобиографическое, хотя и описывающее события одного вечера, ночи и кусочка следующего дня. Писала его с особым трепетом в душе, поскольку там очень важные и волнительные моменты моей личной жизни. Никакого вымысла. Даже имена персонажей не изменены.

        Прочитаю с огромным интересом, Диана! Надеюсь выложишь и не забудешь прикрепить соответствующий тег “реальные истории”.

        1
  3. Есть замечание по тексту. Если ты пишешь
    поэтому я облачилась в легкий скафандр., то потом вот это
    Но я не ощущала дискомфорта от жары. Ведь на мне был скафандр звучит, словно “Для тупых повторяю. На мне был скафандр!”
    Можно было бы не акцентировать внимание на скафандре, о котором уже было сказано двумя-тремя предложениями раньше. Я бы сказал так, например
    “Но из-за скафандра жара не ощущалась”

    0

Добавить комментарий