Мой трудовой семестр. Часть 5

Я помню прекрасное лето,
И утренний бег по траве.
Промчались, исчезли мы где то,
В своей растворившись судьбе.

После прощального завтрака мы пошли в контору колхоза. Председатель сдержал слово! Мы получили небольшую, но весьма приятную зарплату, да мне за ремонт комбайна – отдельная премия. Ну и на руки мне, как теперешнему руководителю нашего коллектива – отличную характеристику и чудесное благодарственное письмо в наш деканат. Отлично!

Ира ловко устроилась на переднем сидении, заодно чмокнув меня в щёку, сзади сели две девушки нашей группы и, заехав за нашим куратором, которого выписали в районном больнице, мы поехали домой. Остальные гурьбой пошли на автобусную остановку.

Развёз я всех по домам. Ира такая хитрюга, видимо предупредила свою мамочку и она ждала нас возле дома. Осмотрела меня с ног до головы и, я надеюсь, осталась довольна этим весьма нахальным осмотром. Ира на прощание поцеловала меня в щёку, ловко прижавшим всем телом, как это умеют только девушки. Теперь мы встречаемся через две недели – Ира должна подготовить своих родителей, что я теперь её жених и мы будем жить вместе.

Ну а я, поставив машину в гараж дяди, решил зайти в свою бывшую школу, как там моя любимая учительница Ольга Ивановна? Колени я ей вылечил в своё время, она так чудесно меня “поблагодарила”. Интересно, как она сейчас себя поведёт? Света раскрыла свою сущность, подумав, что я её совсем вылечил. Получается, у неё такая подлая натура… Ладно, Бог ей судья! Представляю, как она взвоёт через неделю – “всё вернётся на круги своя”. Сейчас в школе тишина, уроки сократили, почти всех учеников распустили – учителя точно собирают свой маленький банкет. День учителя! Зашёл в класс…
Ольга, отвернувшись к окну, вертела указку в руке, скорее всего не хотела с таким настроением идти к коллегам, высиживать за столом, еще и, что естественно, к спиртному прикладываться. Встал за спиной, тихо спросил:

– Оля. Случилось что? Ты хочешь плакать, сладкая прелесть Оля…
Оглянулась, подошла, крепко обняла меня…

– Жека? Милый Жека… Ты один меня любишь…
Взглядом усмотрел через очки влагу в глазах, готовую вырваться и пролиться слезой по щеке. Запах от Ольгиных волос терпкий и ароматный, едва ощутимый. Одуреть можно! Спрошу строже:

– Что случилось, дорогая Ольга Ивановна?
– Все хорошо, Жека.
– Я вижу. Вам помочь?
– Чем? Чем мне поможешь?
В голосе проскочила нотка надрыва. Еще немного и расплачется эта такая чудесная молодая и очень яркая женщина.

– Да вон хоть карту в картохранилище отнесу, – спокойно сказал я. Только покажите мне, а то я уже немного подзабыл. Вроде смог отвлечь её, Оля немного успокоилась и пошла впереди меня. А я, держа в руках свёрнутую карту, шёл как в штыковую. Заодно любуясь игрой её упругих ягодиц в тесной юбке. Таким зрелищём можно любоваться до бесконечности! Оля почувствовала мой огненный взгляд и погрозила мне пальцем, но улыбнулась. Ну и прекрасно – она “отошла” от своего надрыва.

Школу будто метлой вымели. Ни единого человека. Ученики на радостях, что их пораньше отпустили, из «храма знаний» бежали без оглядки. Зашли в кабинет, встал на стул, закинул карту.

Спрыгнул на пол, оказавшись всего лишь в шаге от вожделенной, чуть вздымавшейся при дыхании груди Ольги. А ещё этот запах ее духов. Не раздумывая, протянул руки, привлек молодую женщину. Дернулась, попытавшись вырваться, но хватка моя хоть и нежная, да только крепкая, мужская. Еще подергалась, но молча. Не кричать ведь? Могут бог знает о чем подумать!

Поддалась. Наши губы встретились. Целовал не порывисто, а очень нежно, утоляя голод долгих месяцев именно этого самого… Через много лет это состояние назовут «химией» между мужчиной и женщиной. По-иному, опознаванием подходящей «половинки одного целого». Рука моя нахально поползла по бедру к срезу подола, потом так же нахально под подол, скользская прохлада чулка и вот – горячая кожа её восхитительной ножки… Впился вновь в её пухлые сладкие губы, которые сразу раскрылись мне навстречу…

– Подожди! Не сейчас… Пусти меня, милый Жека. Мне нужно… Мне нужно появиться на этом глупом банкете, – задыхаясь после поцелуя попросила Ольга. Подожди меня, мой милый Жека. Подождёшь меня, хорошо, – быстро поцеловала и убежала.

Подошел к окну, выглянул в стекло. Осеннее солнце, не жадничая, щедро разбросало свои яркие лучи по аллеям школьного парка. Н-да! Осень! Вот весна – это совсем другое дело! Весна – это состояние души, а в моей душе и сейчас птички поют. В такой день хочется жить! Просто жить и наслаждаться этим. В голове всплыли строчки стихов, что было почти совсем невероятно, в обычной своей жизненной повседневности к стихам я относился более чем ровно, а вот здесь, в кабинете Ольги, так что наваждение какое-то… Я их тогда и подарил Ольге на 8 Марта:

Расплескается март по лужицам,
В небе радугой улыбаясь…
Голова, как хмельная, закружится…
В солнца лучиках искупаюсь…

Но вот мой обостренный слух вычленил звук каблучков в пустом коридоре и легкий торопливый шаг. Ее шаг! Влетела в кабинет и сразу свои горячие руки мне на шею. Лихо сгреб ее в объятья, приник губами к ее губам, ощущая ее запах. Химия!

Сдалась. На поцелуй ответила горячим поцелуем, страстно, до боли, целуя меня. С тихим стоном выдавила из себя:
– Дверь… Женчик, милый, дверь…

Эта чертова дверь. Как в тумане справился с замком. Наконец вновь обнял любимую женщину, отвечавшую моим желаниям. С большим нетерпением подавил её последнее, уже совсем слабое сопротивление. Рука почувствовала материю тонкого шелка, узкую полоску, последнюю границу между ними. Пальцы нащупали мягкий волос, дотянулись до горячей, влажной нежности женской плоти… Громко ахнула! И на ухо мне:

— Жека, то, что ты в меня влюблен, знали не только в классе, над этим посмеивались даже учителя. Но какова я? Совратила ученика… Правда, тебе уже 18 лет было… А как ты? Как ты себя чувствовал?
— А я, милая прелесть Оля, был просто счастив. Быть в постели с любимой женщиной, об этом можно было только мечтать. А моя мечта исполнилась. Да, Оля, а как твои ножки?
— Отлично, Женчик.Ты просто спас меня. Я думала, что калекой буду. Ты волшебник!

Снова приник к губам подруги. Я рукой потянулся к подолу платья, подвинул материю вверх. Ладонь легла на шелк волос между ногами, заставив Ольгу раскинуть в стороны согнутые в коленях ноги. Она тихо, но так сладостно застонала…

– Ох! Женчик, какой ты нахал… Но как мне сладко…

Мои пальцы проникли в горячую влагу половых губ и неторопливо задвигались, заставляя вздрагивать тело женщины. Затем я её ловко развернул и Ольга легла своей шикарной грудью на широкий подоконник. Я вошёл в неё немного грубо, но она этого и хотела, вскоре бурно кончив и очень громко, сладострастно застонав на всю комнату… Да ещё она разрешила кончить в неё – полный восторг!

Я вышел из неё, вытер своего “друга” платком”, а Ольга всё ещё была в той же позе, так завлекающе посмотрев на меня через плечо:
— Жека! Я еще хочу. Соскучилась! Очень!
Мой ответ не заставил себя ждать:

– Я тоже… Очень соскучился! Ну держись, Ольга Ивановна, – она так счастливо и волнующе засмеялась и, повернув ко мне своё красивое лицо, тихо выдала:

— Ох, как я испугалась, мой сладкий Женчик. Иди ко мне, Женчик. Я так долго ждала этого… Я долго не кончал, а Оля так громко и очень сладострастно стонала на весь свой кабинет. Хорошо, что остальные учителя вовсю отмечают праздник в учительской, да и не менее шумно, а то бы они обалдели от её страсти…

— Ольга, какие у тебя духи… Духи. Настоящие французские, если не ошибаюсь, Paloma Picasso. Ты так чудесно пахнешь…
— Ох и Жека! – Точно! «Paloma». Лимон с розой и гвоздика, чуть добавился чудесный запах удовлетворенной женщины. А еще что-то характерное. Вроде бы сандаловое дерево с мимозой. Мне они очень понравились, купила в Москве у “жучков”…

У меня получилась неделя безоблачного счастья – Ольгин муж уехал в командировку в Польшу. Шикарная квартира! Но для того, чтобы получить такую квартиру в таком доме, нужно быть в «обойме». Судя по всему, Олин муженек в ближнем кругу обосновался надежно. Так что я с интересом знакомился с тем, как живут настоящие советские «буржуины» с партбилетом в кармане и с коммунистическим окрасом души. На партсобраниях они “поют” о светлом будущем, а вот своё светлое будущее воплощают в жизнь сейчас и здесь…

Вскоре, после бурного секса, мы с Олей сидели на кухне. Но вот я вновь возбудился! Сграбастав Ольгу, поднял на руки, заставив «спрятать» лицо у себя на груди. Больше не желал просто разговоров. Хотел любви и страсти с дорогой моему сердцу красивой женщиной.

Уже на пути в спальню одежда, слетая с них и падая на пол, образовала дорожку следов. Ладонью ударил по выключателю на стене, включив свет в комнате. Обожаю любоваться красотой обнажённой Ольги!

– Зачем… – пролепетала как в дурмане.

Вот наконец-то и кровать. Положив Ольгу, стянув трусики с неё, осыпал ее живот поцелуями. Приняв правила игры, молодая шикарная женщина извивалась в моих руках от приятной щекотки. Может быть, чуть грубовато схватил Ольгины бедра с внутренней стороны, ловко раздвинул ей ноги. Она уже не стеснялась меня, позволила рассмотреть свои прелести!
Я чувствовал пьянящий запах женщины, моей любимой женщины. Несколько раз провел языком по раскрывшемуся бутону женского «цветка». Она громко взвыла! Как она чудесно пахнет – нет ничего слаще запаха возбуждённой молодой женщины!

Застонала, едва сдерживаясь, чтобы сильней не прижать рукой мою голову к себе между ног. Между тем я не хотел быть в постели чистым «миссионером». Мой язык опустился к узенькой дырочке, раздвинул ее и поднялся вверх, к клитору, лишь самым кончиком лаская его. Ольга громко застонала, а я сразу по запаху ощутил, что она «потекла». Кончила! Прекрасно, просто прекрасно! Вот теперь можно было доставить удовольствие и себе.

Долгим поцелуем приник к ее устам. Вздыбившимся естеством своим проник в «сладкую норку». Мы оба вскрикнули, после чего начали двигаться навстречу друг другу. Сама Оля вновь приблизилась к порогу высочайшего наслаждения, зажмурила глаза и закричала. Мою попытку вынуть моего “друга” пресекла. Вцепившись в меня, не дала выйти из нее. Сладко так всхлипнула и задрожала от накрывшей её волны обоюдного оргазма. Бурно кончил прямо в неё. Мы оба долго не могли отдышаться… Потом ротиком подняла “его” и прошептала “Хочу ещё!” И вновь громко кричала, когда я кончал в неё. Какая она страстная! И точно хочет ребёночка от меня!

— Хочу ребёночка от тебя, милый любимый Жека… – ночью она вновь орала в голос от моего куни! И вновь просила кончить в неё. У меня будет красивый ребёночек. Твой сын! Я очень хочу ребёночка от тебя. Будет моя память о тебе.

Утром Ольга «колдовала» на кухне. Приятно смотреть на мало того, что красивую, так еще и счастливую женщину. Ах, какая у неё улыбка!

– Присаживайся. Оладушки готовы. Ты чай или кофе пить будешь?

— Я хотел бы испить свою любимую женщину, – Оля счастливо засмеялась. Она вкуснее всего на свете! А вот обед сделаю я!

Рецепт прост до ужаса. Нужно куриную грудку порезать на кусочки и начать тушить в белом вине, но вот когда жидкость почти выкипит, в кастрюлю высыпается содержимое из банки с консервированными ананасами. И снова нужно испарить жидкость. Перед подачей на стол всё это засыпается тёртым сыром. Сыр плавится. Блюдо полностью перемешивается. И вуаля. Кисло-сладкая курица с ананасами готова. И не нужно никакого гарнира. Оля даже пальчики облизала. И, сладко поцеловав, вновь потащила меня в спальню…

Мы с ней так крепко заснули после наших страстей. И вдруг такой странный сон… Вокруг царила бесконечная тьма. Не было ни верха, ни низа, ни каких-либо ещё ориентиров. Только бесконечная тьма и крошечные светлячки далёких звёзд. Глядя на это бескрайнее безмолвие, я точно ощущал себя пылинкой. Стало так страшно, что захотелось кричать от ужаса. А ещё  хотелось убежать куда-нибудь и спрятаться, заперев дверь на все замки. Судорожно сглотнув, я даже попытался подавить приступ паники, вызванный агорофобией. Я вроде никогда не боялся открытых пространств, но для человеческого сознания это было слишком. Взгляду было не за что зацепиться, чтобы хоть как-то сориентировать собственное “я” в этой бесконечности. И вот опять этот мужчина в сияющих одеждах, да с ярким нимбом, подходит ко мне и ложит свою руку мне на голову. Чудесная теплота растеклась по всему телу. Потом полыхнула невероятно яркая вспышка, я открыл глаза…

Красивая голова Оли лежала у меня на плече. Меня разбудил луч света. Я аккуратно положил Олю на бок и подошёл к окну. Уже было ясно, но ещё кое-где сверкали звезды, проплывал спутник, висела ущербная луна. И где-то на востоке начинало всходить солнце, заставив порозоветь край неба. Вот огненный шар приподнялся над горизонтом, первые несколько лучей коснулись нашего двора. И тут ползком-тишком, медленно, как батальон эстонских пехотинцев, наше светило кралось по небу… Осеннее солнышко позолотило редкие пожелтелые листья, что еще не успели облететь с деревьев, и яркими причудливыми зайчиками засверкало в лужах… И тут Оля проснулась и позвала меня: “Женчик, иди ко мне…” Опять вскоре бурный секс, и опять Ольга просит кончит в неё… Вышел из душа, очень довольный, но теперь строго на кухню.

Я срезал корочки с хлеба и, порезав на небольшие кусочки, выложил на сковороду.  Растительное масло, с тремя сантиметрами осадка в зелёной бутылке, нашлось на подоконнике. Я специально его разболтал, пусть будет запах семечек. Слегка обжарил кусочки хлеба и залил яйцами. Засыпал тёртым сыром. Порезал дольками помидоры. Пять минут и всё готово. Оля быстро съела свою порцию и кусочек из моей тарелки украла. По крайне мере она ни на секунду не отстала в этой разминке. Просто и вкусно!

– Хорошо, но мало, – сообщила она, собирая последним кусочком хлеба остатки масла и яиц. Жека, хорошо, что ты не мой муж, я с тобой стала бы толстой, – мы долго смеялись. Но очень вкусно, милый Жека

Как всё вкусно. Сладкий, прощальный поцелуй. Смотрит на меня так смущённо… Потом просит меня уйти, завтра её муж приезжает. Да, мы сейчас расстаёмся! Теперь уже конечно навсегда! Се ля ви – такова жизнь. Правы франки! Но я сейчас просто счастлив – неделя счастья с любимой женщиной! Что может быть лучше! Но я с ней простился. Меня ждёт моя прелесть Ирочка!

Я шёл по улице как пьяный и тут возглас из стоящей у тротура “Волги”:

— Жека! Ты куда пропал? Ну наконец встретила тебя… Подожди, Жека! Подожди меня, Жека!

(Всего 96 просмотров, 1 сегодня просмотров)
7

11 комментария к “Мой трудовой семестр. Часть 5”

  1. Можно много раз – до бесконечности – пытаться переубедить Алекса, что спешка нужна исключительно в нескольких случаях, что нельзя демонстрировать быт, предметы и другие вещи современности, как атрибуты 70-ых годов прошлого века, и не достигнуть успеха.
    Алекс, соглашаясь из замечаниями, покаявшись и поблагодарив, продолжит свою линию всевременного знатока и, накрутив на шампур сюжета миллион с хвостиком фактов, заставит критиков сомневаться в своих знаниях и возможностях убеждения.
    Вот чего не заберешь у него, так это показать своего героя любовником без страха и укора, для которого любая женская вагина почти как душа прекрасной половины.
    А еще наш друг совсем не любит критики, обижается на нее как малое дитё, а также обожает похвалу, не обращая внимание на контекст ее звучания.
    В принципе в этом ничего удивительного…

    2
    1. Уважаемый коллега Ulisses, всё же профи есть профи! Разложил всё по полочкам, похвалил, поругал, заодно дёрнул за чупрыну и дал “лёща”. Восхищён, дорогой мистер Ulisses! Уважаю!

      1
      1. Уважаемый Алекс, вы хотите сказать, я неправ, а только лев? А, может, и ваще – не лев? Да внимательно прочтите эту часть рассказа. И что увидите? Все время разговор крутится вокруг уникальных способностей главного героя. А откуда они взялись, как ГГ открыл их у себя? И что Вы и читатели знают о людях с такими способностями, которые жили в 70-ых годах прошлого столетия? Чем они занимались, где демонстрировали свои способности и почему?
        Дайте ответы на эти вопросы.

        1
        1. Уважаемый Ulisses, я же писал в первой части рассказа, что ГГ испытал клиническую смерть и попал на “распредкомиссию” к святому Михаилу. Но, поскольку его имени в книгах не было (бюрократия бессмертна и на небесах), то его вернули обратно, но вот теперь у него такая почти уникальная способность появилась, как компенсация за неудобства.

          1
          1. Это ответ на один вопрос. А где ответы на остальные? Кого Вы знаете из 70-ых с уникальными способностями? Чтобы легче было ориентироваться, намекну:много говорилось о том, что такие люди трудились над восстановлением здоровья “дорогого” Леонида Ильича и Юрия Владимировича. Хотя последний отдавал преимущество официальной медицине и безоговорочно доверял Евгению Чазову.
            В то же время человек должен не только ощущать свои возможности, но и уметь пользоваться ими, иначе может случится трагедия. Вот почему складывается впечатление, что Вы увлекаетесь передачей “Битва экстрасенсов”, которая, на самом деле очень далека как от правды, так и возможностей человека.

            1
              1. А знаете, почему Вам знакомо только имя Джуны? Потому что кто-то на самом верху решил во время перестройки ее возможности. Скорее всего, такое решение принималось первыми лицами КГБ. Потому что любой целитель – то ли классический медик, то ли знахарь – получал право обслуживать “тело” после решения руководства 9-ки – Управления, которое занималось в СССР охраной важных персон. Они выбирали из претендентов на должности дворников, уборщиц, поваров эт цетера, эт цетера тех, кто будет верно служить и держать язык за зубами.

                1
                  1. Вы ошибаетесь мой друг. В начале 1992 года 9-ка была преобразована в Управление государственной охраны, что в России, что в Украине. Кстати, в РФ ее в самом начале возглавлял Александр Коржаков и создал мощную структуру, которая влияла на принятие решений первым лицом страны. Многое он изложил в своей книге…

                    1
                    1. Точно, уважаемый Ulisses. Практически он создал своего рода ФСК-2. Бодался со всеми, но и его убрал “пьяный царь” – напугал он сильно многих

                      1
                    2. Оу, какая у вас задушевная беседа под грифом “разбор полётов”. Интересно было почитать.

                      1

Добавить комментарий