Skip to main content

Моя первая домашняя девушка

Вчера у меня был день рождения, наконец-то исполнилось восемнадцать лет. Я родился незадолго до начала нового века, в 2494 году, и последние лет пять только и мечтал о домашней девушке. Мои одноклассники также ждали восемнадцатилетия, но в основном для того, чтобы впервые попробовать сигареты или алкоголь, меня же это совсем не прельщало. К чему эти запретные удовольствия, которым уже сотни и тысячи лет, если есть абсолютно новое, которое появилось даже позже, чем я родился?

Великий декрет Всемирного правительства был принят еще в 2495, но с отсрочкой. А 30 августа 2497 он вступил в силу — я как сейчас помню тот день, хотя мне и было всего три годика — родители тогда купили сразу двоих рабынь, а нас с сестрой отправили к бабушке. Но после того случая папа и мама покупали домашних девушек очень редко, они не хотели, чтобы это стало вредной привычкой.

Первое время девушек разрешили продавать только в больших супермаркетах — так было легче проследить, чтобы покупатели не приставали к товару до оплаты на кассе, но потом, хоть это ограничение и было снято, девушки так и не появились практически нигде, кроме торговых центров, поскольку в маленьких магазинах банально не было места.

Точно также, как, к примеру, в небольших лавках редко увидишь аквариумы с живой рыбой — их просто некуда ставить. Ну и, разумеется, девушки продавались в Интернете с доставкой на дом, но лично меня такой вариант не слишком прельщал — хотелось сначала увидеть вживую то, что покупаешь, примерить, так сказать, а уже потом оплачивать. Кот в мешке — это не мое. Были еще специализированные магазины, но там, кроме девушек, продавалось еще море всего, имеющего к ним отношение, и очень часто у этих штук ограничение по возрасту было не 18+, а 21+ или даже 35+.

Подарить обществу такой вид досуга, как домашние девушки, получилось совершенно случайно. В 2490 году были проведены первые испытания телепорта. Естественно, никакого другого способа передачи вещества на расстояние не было найдено, кроме как уничтожать его, а потом создавать копию заново в другом месте. Первый год после внедрения телепортации напрочь изменил жизнь человечества.

Полностью исчез дефицит ресурсов и транспортные проблемы, люди получили возможность путешествовать на неограниченные расстояния по всей Солнечной системе. В связи с тем, что большую часть физического труда человека составляло перемещение товаров, рабочие места практически полностью сместились в интеллектуальную плоскость. Но ликвидировать оплачиваемый физический труд совсем позволила лишь следующая придумка. Впрочем, такая функция и близко не являлась ее главным назначением.

Это даже не было изобретением. Просто один предприимчивый бизнесмен по имени Джо Бернс однажды после телепорта клиентки не стал удалять ее копию. Это настолько лежало на поверхности, что даже неясно, почему для осознания такой возможности понадобился целый год. Он, разумеется, сделал копию клиентки своей рабыней, держал ее в подвале, издевался и насиловал, поэтому сел в тюрьму.

Но его прием поразил человечество. Ведь существовали одновременно две копии этой девушки — одна совершенно здоровая и невредимая, и другая — искалеченная душевно и физически. С чисто формальной точки зрения вред даже не был нанесен, девушка-оригинал скрылась от журналистов и не выдвигала претензий, понадобилось вводить в законодательство особые статьи, чтобы наказать Джо Бернса за издевательства над копией человека. Общество стало перед моральной дилеммой, которая в первые недели решалась однозначно — все понимали, что копировать людей в неограниченных количествах совершенно недопустимо. За любые попытки оставить копию для утех работников телепортов строго наказывали, вплоть до пожизненного заключения.

Но быстро вскрылась лазейка — копии можно было не оставлять в месте старта, а тоже переправлять в другое место, размножая десятки раз, чтобы получать сверхприбыли. В телепортационных фирмах расцвела коррупция, поток нелегальных копий рос как снежный ком.

Над скопированными девушками как только не издевались — резали ржавыми пилами, топили, стреляли в них из лука, вешали, и, разумеется, насиловали всеми возможными и даже невозможными способами. Этот ужас опустошил человечество духовно и физически. Власти в попытке борьбы с копированием людей ввели полицейский режим, но и полиция не чуралась забав с копиями девушек. Несколько месяцев вся Солнечная система жила в страшном хаосе. Была даже попытка вообще запретить телепортацию, но возвращение на два года к реальности с дефицитом ресурсов подкосило цивилизацию еще сильнее. Телепортацию вновь разрешили, вызвав новый всплеск нелегальных копирований в 2493.

Самое дикое, что даже сами девушки, которых копировали, иногда делали это по согласию, а потом участвовали в издевательствах над самими собой, а точнее своими дублями. При копировании сознание раздваивалось и копия девушки помнила то же, что и оригинал. По сути, отличить их можно было только в том случае, если копирование совершалось без ведома самого копируемого человека, тогда копией считался тот экземпляр, который нелегально переправлялся в логово торговцев людьми, а оригинал жил дальше, понятия не имея, что делают с его дублем.

А вот если девушка знала о предстоящем копировании, то получалось, что она с равной вероятностью могла как оказаться жертвой, так и насильником. Многих девушек дико заводила такая рулетка с шансом 50%, она получила название «селф-снаффинг». Весьма популярны были также клетки, где с десяток копий боролись за право считаться оригиналом. Толерантность к насилию повысилась до невероятных высот, люди фактически превратились в бактерий без морали и жалости.

И тогда в 2495 власть после почти годичных дискуссий приняла решение о легализации копирования. Противники этой идеи были уверены, что ни к чему хорошему это не приведет, указывая на то, что, во-первых, это не прекратит нелегальное дублирование, а во-вторых, на моральную сторону подобного решения.

Но по крайне мере в первом они были почти полностью неправы. После легализации копирование без согласия было практически сведено на нет. Зачем рисковать свободой, если можно пойти в супермаркет и выбрать любую понравившуюся девушку-рабыню? Да, разумеется, сразу были введены два основных ограничения — и продаваемая девушка, и покупатель должны были достигнуть совершеннолетия — то есть 18 лет, а также девушек запрещалось лишать жизни любым способом, кроме как безболезненной аннигиляцией в домашнем телепорте. Аннигиляцию рекомендовали проводить через несколько часов после покупки, но никаких строгих ограничений не было — просто если долго тянуть, то девушек приходилось либо кормить, либо морить голодом.

А вот что касается истязаний и видов секса, которые были разрешены — тут фантазия законодателей разгулялась по полной. В разные годы запрещался анальный секс с рабынями, стрельба в них из огнестрельного оружия, прищемление пальцев дверью и еще миллион различных способов весело провести время. Потом запреты снимали, затем снова вводили. Их было так много, что чаще всего на прилавке с домашними девушками в супермаркетах вешали специальную табличку, чтобы покупатели не забывали, что можно, а что нельзя. Я, разумеется, перед покупкой сфотографировал эту табличку, хотя вовсе и не собирался делать со своей первой рабыней что-то ужасное.

Кстати, легализация копирования вовсе не предусматривала, что дублироваться могут только молодые девушки. Парни, женщины в возрасте и старики также могли копироваться, и все ограничения распространялись и на них. Но в супермаркетах практически всегда продавались только девушки. Феминизация, которую успешно прошло человечество, привела к тому, что женская бисексуальность стала нормой, а вот мужская не вышла за рамки статистической погрешности. Поэтому чтобы купить себе домашнего парня или старушку, нужно было посетить либо специализированный сайт, либо один из особых магазинов, которые размещались в единичных экземплярах лишь в городах-миллионниках, да и то не во всех.

Как уже было сказано выше, легализация копирования людей привела к полной замене оплачиваемого физического труда на фактически рабский труд. При чем в основном тяжелую физическую работу выполняли именно молодые девушки — их копии было легче всего достать, они продавались в любом большом магазине. Весьма часто можно было увидеть на улицах картину, когда симпатичные восемнадцатилетние школьницы совсем не атлетического телосложения разгружали фуры с тяжеленными ящиками только что из телепорта. Чаще всего одну девушку хватало максимум на пару ящиков, но начальник мог подгонять их кнутом, увеличивая лимит до трех или даже четырех. По крайней мере, до июля этого года, когда такую забаву запретили.

Все девушки, которые предоставляли себя для копирования, получали небольшое денежное вознаграждение за каждое дублирование. Многие откладывали вырученные деньги на оплату колледжа или покупку вкусняшек после школьных занятий, но, если девушка была популярной, денег ей хватало и на другие цели.

Я неспешно шел к своей цели через ряд с мясом и сырами. Сегодня в продаже было всего три домашние девушки — они сидели прямо на ящике с мороженым. Возможно, такое размещение объяснялось тем, что рабыни находились с холодным лакомством в одной ценовой категории — ванильный рожок с орешками стоил пятнадцать кредитов, а девушка — четырнадцать. Рабыни были представлены традиционным набором — брюнетка, блондинка и рыженькая.

Было бы логичнее размещать девушек в ряду с алкоголем и сигаретами, но запрет на помещение их в другие ряды был снят полгода назад. Большинство супермаркетов после такого послабления стали выставлять данный вид товара в семейных секторах, надеясь заинтересовать максимально широкий спектр покупателей. Впрочем, ограничение 18+ никто, естественно, снимать не собирался, поэтому подростки могли лишь смотреть на прелестных девочек, воплощая старинную пословицу «видит око да зуб неймет».

А вот мне, начиная с сегодняшнего дня, можно было не только смотреть. В страшном возбуждении я впервые подошел к девушкам с намерением не только вдоволь насмотреться на их прекрасные улыбки, декольте и волшебные ножки, но и испробовать товар наощупь. В предыдущие годы я даже смотреть не мог — девушки продавались за ширмой вместе с алкоголем и сигаретами. Хорошо, что это ограничение сняли. В прочем, как я слышал, его снова собираются ввести, да еще и ужесточить, обязав рабынь до продажи носить юбки не выше колена и блузки без выреза.

Подойдя к домашним девушкам, я не без удивления заметил среди будущих рабынь свою одноклассницу Настю. Она была первой красавицей класса и встречалась с капитаном футбольной команды. Я ошеломленно открыл рот — обычно девушки перед выставлением на продажу заранее оговаривали, что их копии не будут продаваться в регионе, где живут они сами, чтобы не возникало неловких моментов. Но тут, видимо, то ли Настя забыла поставить галочку в договоре, то ли в системе произошел сбой.

Настя и я, ботаник из клуба коллекционных карточных игр, были настолько далеки, что, хоть мы и учились в одном классе, но она меня даже не сразу признала. Я протянул руку, собираясь открыть ящик с мороженым и выбрать себе холодную вкусняшку. Другая же вкусняшка, совсем не холодная, которая сидела прямо на стекле справа от Насти, послушно подвинулась к краю ящика, чтобы освободить мне доступ к мороженому. В момент перемещения я с восторгом увидел, как задралась ее юбочка и стал виден краешек белых трусиков.

Я отодвинул крышку ящика и выбрал себе вишневое мороженое с ликером. Темноволосая девушка рядом скрестила ножки и с интересом смотрела, как я выбираю лакомство. На самом деле мне было даже немного завидно — в те несколько часов, что отведены этой рабыне, на ее долю могут выпасть самые невероятные приключения. Впрочем, также может случиться, что ее не купят и конкретно эта копия исчезнет в аннигилирующем пламени телепорта без каких-либо интересных предшествующих событий, а повезет (или не повезет, это уж как посмотреть) ее дублю.

— Как тебя зовут? — спросил я.

— Диана, — улыбнулась девушка, поправив прядь волос на лбу.

— Паша, — представился я, улыбнувшись ей в ответ

Я на секунду представил, как мой член касается ее прелестных губок и носика. От такой картины мурашки побежали по коже. Но у меня было с собой всего тридцать кредитов — родители не слишком баловали карманными деньгами, даже несмотря на вчерашнее восемнадцатилетие. Впрочем, на подарок ко дню рождения тоже грех жаловаться — папа и мама знали о моем увлечении и преподнесли сразу три легендарных бустера МТГ.

Я достал мороженое и задумался. Диана мне очень понравилась, но испробовать Настю хотелось просто невероятно. А денег хватит только на одну из них и мороженое. Нет, можно, конечно, купить обеих, но тогда прощай вишневое лакомство! А ведь это новый вкус, такой совсем недавно появился.

Я решил сделать очень просто — все предыдущие девушки, которые продавались в этом супермаркете, хранились в базе данных на сайте магазина. Через пару дней, когда копии Дианы заменят другой девушкой, ее код попадет на сайт, где я и смогу его скопировать, а потом заказать по Интернету. Так что в любом случае я ее получу, просто не сейчас. И чуть дороже. Да и ждать придется долго, пока ее атомарный код найдут на складе и поместят в телепорт…

Я вздохнул и посмотрел на Настю. Ее очаровательные кудряшки цвета соломы просто сводили меня с ума. Она как раз поправляла юбочку, что тут же напомнило мне про конфуз, который произошел с Дианой, когда она подвинулась, чтобы я мог достать мороженое. Я повернулся обратно к темноволосой девушке и аккуратно кашлянул.

— Диана, у вас… — я кивнул на краешек юбки, который забился под замок ящика с мороженым и обнажил бедро девушки и белую полоску трусиков.

Девушка покраснела и попыталась освободиться, но не тут то было — замок буквально зажевал ткань. Она покрутилась на месте в поисках помощи, но работники магазина были далеко. Публичное обнажение могло привести к штрафу, впрочем, лишь для оригинальной Дианы, ее копии в любом случае закончат одинаково. Но, несмотря на полное отсутствие последствий для себя, девушка как могла прикрыла рукой бедро и умоляюще посмотрела на меня.

— Очевидно, вашему оригиналу очень сильно помешает денежный штраф за публичное обнажение, — пробормотал я.

— Да, я хочу поступить в художественное училище. А обучение там стоит немалую сумму.

— Но ведь…

— Да, я знаю, учиться там будет она, а не я, — отмахнулась девушка. — Но все равно, я — это я. Понимаешь? Копии личностей должны быть солидарны.

Я с уважением посмотрел на Диану. Большинству копий девушек было совершенно плевать на оригинал. Они смирялись со своей участью и выполняли роль рабынь скорее от безысходности, особо не задумываясь над тем, какую пользу приносят оригиналу. Но Диана относилась к своему положению совсем иначе, что меня просто поразило.

Безуспешно подергав уголок юбки и крышку ящика, я понял, что он застрял капитально. Я огляделся и подошел к соседнему прилавку. Там лежали ягоды ежевики с веточками. Ухватив одну, я вернулся к ящику с мороженым и попытался поддеть замок. Со второго раза получилось. Диана благодарно посмотрела на меня и наконец смогла поправить юбку, скрыв полоску обнаженного тела и краешек трусиков. Она уже хотела подать мне руку, чтобы мы пошли к кассе на оплату, но я вздохнул и пробормотал:

— Прости, Диана, я не могу тебя купить, — внезапно для себя я перешел на «ты».

— Почему, разве я тебе не нравлюсь?

— Нравишься, но… У меня денег только на одну девушку. А вот она, — я кивнул на Настю, — моя одноклассница. Ты не представляешь, как я хочу показать ее в школе.

Настя, которая до сих пор сидела с абсолютно равнодушным выражением на своей милой мордашке, встрепенулась. Разумеется, ей было плевать на свой оригинал, о чем она тут же мне и сообщила.

— Да уж, это будет забавно! Паша, я только сейчас тебя вспомнила! — заявила Настя.

Диана же хихикнула и сказала:

— Прекрасно тебя понимаю, Паш. Мне тоже иногда хочется позабавиться со своими одноклассницами, когда допекают.

Внезапно я проникся к Диане глубокой симпатией. Не как к домашней девушке, которую можно привести домой и хорошенько повеселиться, а как к человеку, личности. Мне захотелось найти ее оригинал, просто чтобы поговорить.

— Значит, вспомнила… — я повернулся к Насте. — А какие ты шуточки отпускала, вспомнила? Как вы смотрели на ботаников вроде нас свысока, не забыла?

— Паш, успокойся, сейчас мы на одной стороне. Ты думаешь, мне нравится решение своего оригинала пустить меня на изнасилование и распыление? Как бы не так! Если Диана продала свои копии ради оплаты учебы, то у моего оригинала денег попой жуй. Папа работает на лунной станции, мама дизайнер городских ландшафтов. Настя-оригинал сделала это просто ради хайпа, чтобы лишний раз понтануться своей красотой и даже не подумала о том, что будет чувствовать каждая копия. Она рассчитывает, что количество ее дублирований побьет рекорд школы, вот и все. А я тут сижу и жду, когда мне начнут загонять иголки под ногти.

— Я такое делать не буду уж точно! — поспешил заверить ее я.

— Да я знаю, — улыбнулась Настя.

— Есть еще один важный момент, — внезапно добавила рыженькая девочка, которая сидела дальше, слева от Насти.

— Со вчерашнего дня Всемирный Парламент разрешил использовать домашних девушек в школах в образовательных целях, — продолжила она. — И второпях они забыли прописать в законе, в чем именно заключаются эти образовательные цели. Так что сейчас, в теории, с рабынями в школах даже можно публично заниматься сексом, ну, при условии, что вы будете прикрываться.

— Что?! — выдохнули мы трое и посмотрели на рыженькую. Она весело улыбнулась.

— Они уже собираются вносить изменения, но, поскольку это было на очередной сессии, то им не удастся изменить закон до следующей, когда будет повторное чтение, а созывать внеочередную нет смысла, так как туда можно вносить лишь новые законы, но не менять старые!

Я ошалело смотрел на рыженькую рабыню. Перспектива заняться с Настей сексом прямо на глазах одноклассников просто сшибала с ног.

— Кстати, меня зовут Марина. Мой оригинал собирается поступать в юридический.

— Да уж, мы догадались… — выдохнули я, Настя и Диана.

— Это что же получается? Мой оригинал увидит, как ты меня прилюдно имеешь? Вот это да! Такого унижения она еще точно не переживала! — радостно воскликнула Настя.

— Стоп, стоп! — остановил ее я. — В смысле «унижения»?

— Ну, секс с тобой. Ну, с такими как вы… Ну… Короче, это дичайшее унижение!

Настя даже не понимала, что говорит. Она загорелась идеей отомстить своему оригиналу, ее щечки раскраснелись, а глаза блестели так, что могли осветить пару районов.

— Ах, значит, унижение… Слушай, а про иголки под ногти — это неплохая идея, хмм… — я сделал вид, будто задумался о пытках.

— Что? Аа… Паша, ты меня не так понял! Я имела ввиду… — но оправдание своим словам Настя найти не смогла.

— Так, подожди, есть еще одна проблема, о которой я не подумал. В школу-то я тебя смогу привести только завтра, а до этого момента тебе придется обойтись без еды!

— Что? Паша, да я совсем чуть-чуть ем… Ты же не думаешь…

— Ну, вообще-то думаю.

— Нет!

— Да! Я буду кормить тебя, но только тем, что ты сама из меня выдоишь!

— Значит, белковый коктейль из спермы?

— Значит, он! — кивнул я.

Настя погрустнела, но на ее устах все равно блуждала тень улыбки. Девочка предвкушала, как ее оригинал в бешенстве выбежит из класса, когда увидит себя же на поводке у ботаника.

— Я хотел бы повезти тебя к кассе, — добавил я.

— Зачем меня вести, я и сама могу дойти! — воскликнула Настя.

— Нет, ты не поняла, я тебя повезу. На тележке. Ты ведь товар, я тебя куплю и повезу.

— Ааа! — Настя понимающе кивнула. Почему-то я надеялся, что перспектива проехаться в тележке должна показаться ей пыткой, но она никак не отреагировала на такой вариант.

Мы добрались до тележек. Настя сама забралась в одну из них — поместилась она прекрасно, поджав колени к груди. Я с вожделением посмотрел на ее голубые трусики, которые были прекрасно видны в такой позе. Положив рядом с Настей мороженое, я попросил ее не ерзать, чтобы мороженое не растаяло раньше времени.

На кассе была довольно большая очередь, так что через некоторое время Настя устала сидеть в одной позе и попросила у меня разрешения вылезти из тележки. Я еще не оплатил покупку, поэтому пока не мог заставлять Настеньку страдать. Так что я подал девочке руку и она выбралась из сетчатой конструкции. С облегчением вздохнув, она встала рядом со мной. Я покосился на грудь своей будущей рабыни. После нескольких минут давления коленок ее соски порядком увеличились. Я представил себе, как мои пальцы терзают и мнут это великолепие и уже в который раз за сегодня ощутил мурашки на спине.

Вот наконец подошла моя очередь. Улыбчивая кассирша предложила докупить в комплект с девочкой ошейник с поводком за двести кредитов, регулятор настроения за четыреста и костюм горничной за пятьсот.

— Ну и цены у вас, — покачал я головой. — Она ведь сама стоила всего четырнадцать.

— Ну уж как есть, — пожала плечами кассирша.

— Пакет нужен? — добавила она, когда я оплатил покупку.

— Зачем мне пакет, у меня ведь мороженое и девушка?

— Да нет, пакет для удушения. Не желаете? Сегодня акция!

— И сколько он стоит?

— Всего один кредит! — торжественно объявила кассирша.

Я наскреб в карманах мелочь и купил плотный прозрачный пакет с завязочками. Настя посмотрела на него с ужасом.

— Паша, ты ведь не собираешься его использовать?…

— Успокойся, это только если будешь артачиться, — улыбнулся я.

Настя вспыхнула и сложила руки на груди. Мне такая поза показалась дико сексуальной. Я подошел с своей рабыне и ущипнул ее за плечо. Настя вскрикнула, но не отскочила — она уже смирилась со своей ролью, кроме того, ей не слишком улыбалось испытать удушение пакетом.

— Если хотите, можете испытать покупку прямо здесь, у нас есть кабинки для анального секса и классики, — продавщица махнула рукой нам вслед.

— А для минета? — спросил я ее.

— Минет без кабинки. Просто станьте к стеночке и прикройтесь. Там лежат специальные картонки, они бесплатные.

— Спасибо! — я потащил Настю к столику, на котором лежали картонки для минетов. Они были разрисованы сердечками и купидонами. Я вспомнил, как это делали рабыни, которых я не раз видел раньше. Они брали картонку в ладошку и прикрывали член партнера, пока другой рукой и ротиком делали все остальное.

Разумеется, заниматься оральным сексом с рабыней просто так, без картонки, было совершенно невозможно, точно также, как в начале XXI века нельзя было появляться в парках и скверах с бутылками крепкого алкоголя без пакетов.

Настя опустилась на коленки, взяла табличку, выставила ее справа от себя и принялась левой рукой расстегивать мне ширинку. Одной рукой у нее получалось плохо, поэтому я остановил свою домашнюю девушку и расстегнул замок сам. Мой член средних размеров выскочил прямо перед очаровательным личиком рабыни. Настя ласково улыбнулась и аккуратно лизнула мой пенис, вызвав у меня дрожь по всему телу.

Я восторженно толкнулся вперед, прямо в изящные маленькие губки рабыни. Ее ротик открылся и я ощутил просто водопад эмоций, когда Настя обняла меня своими губками и принялась крутить язычком. Сделав движение назад, я затем вновь качнулся вперед, заставив Настю тихонько замычать. Мой член коснулся ее нёба, а сам я словно оказался на небесах, фонтан удовольствия уже был готов начать хлестать без остановки. Меня хватило еще лишь на одно движение взад-вперед, потом я просто ухватился за Настин затылок и принялся накачивать девочку спермой.

Настенька фыркала и булькала, делая мощные глотательные движения, но все равно упустила несколько капель на пол. Я с кряхтением вытащил член из ее маленького ротика, как тут к нам подбежал охранник.

— Посмотрите, что вы натворили. Немедленно уберите!

Я понял, что он показывает на пол. Настя нерешительно посмотрела на капельки. Разумеется, она, как рабыня должна была слизать их прямо с пола. Но, понимая, что медлить нам ни к чему, а Настя может колебаться еще долго, я просто схватил ее за волосы, наклонил и вытер ими белесые пятнышки. Настя взвыла, но не слишком громко, чтобы я не реализовал свою угрозу с пакетом.

А потом я вышел из торгового центра и потащил немного упирающуюся Настю к ближайшему телепорту. Перед самой дверью в кабинку я довольно больно ущипнул ее за попу. Настя взвизгнула и пулей кинулась от меня, забыв про свой рабский статус. К счастью, рядом стоял полицейский, он выстрелил в Настю из парализатора, дошел до нее, перекинул через плечо и принес мне.

— Ну что же вы! Надо поводок покупать, ошейник с шокером, регулятор настроения. Так и без покупки остаться можно.

— Простите, я первый раз. Больше этого не повторится!

— Смотрите.

Я вошел в телепорт с Настей на руках и набрал код своей квартиры.

(Всего 94 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Моя первая домашняя девушка”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг