Моя верная неверная. Раскрытие.

— Так они тебя вдвоем только раз поимели? – спросил я, когда мы очередной раз нежились в постели и разговор зашел о её неграх-любовниках.

— Нет. Через две недели, когда Натка опять умотала к родителям, снова заявились сияющие и сходу по очереди чмокнули меня в губы. Сказали, мол соскучились оба по ней, а кроме того друзья привезли из Африки классный табак, хотим вместе с тобой покурить. Я до этого обычные сигареты иногда покуривала, но гашиш не пробовала. Сразу поняла, что никакой это не табак по запаху дыма и самоскрученой сигарете, но не отказалась. Интересно было. Сначала ничего не чувствовала. Они сказали, что я неправильно курю и начали накуривать меня сами. Вдыхали дым и тонкой струйкой пускали мне в рот. А потом Абдул додумался затыкать мне рот поцелуем, тогда у меня крышу начало сносить. Легкость такая в теле появилась, всё казалось весело и приятно. Голова слегка кружится и никаких страхов, никаких запретов. И мозги как-то странно работать начали, как будто перемотку включаешь на видео. Вроде только что сидели, смеялись и целовалась с ними по очереди и раз, я уже голая и тяну в рот вместо сигареты член. И так естественно это происходит, как будто всю жизнь только этим и занималась. Фаттах сидит расслабленный, а я сама пытаюсь натянуться на него горлом, хотя раньше никогда мне это не нравилось. А когда Абдул мне сзади присунул – никакой боли, чистый кайф. Ору от кайфа и сама на него натягиваюсь. В тот день они как только не крутили меня. Странное такое состояние. Постоянное возбуждение, но оргазм не накатывает. И у них тоже, члены стоят, но не кончают. Потом резко так засобирались – у них в 12 ночи казарма закрывалась – должны были вернуться. Но часов с шести вечера и до одиннадцати почти безостановочно меня драли. Соседка снизу потом приходила выговаривала мне, что я орала на всю общагу, но я этого не помню. Они оделись и ушли, а я так и осталась голая посреди комнаты на сваленных в кучу одеялах. Лежу и продолжаю дрочить себе, возбуждение так и держалось, пока не кончила. Тут же и вырубилась. Отпустило меня посреди ночи. Лежу замёрзшая, всё болит, как будто не только негры меня драли, но и в спортзале хорошо так прокачалась. Почти все мышцы болели, ну и письку конечно опять раздолбали до крови. До душевой еле дошла. Помылась и спать. Опять всё воскресенье отсыпалась, пока Натка не вернулась. Всё понять не могла, чего я средь бела дня сплю постоянно как она ни приедет.

— Так ты Наташе ничего не рассказала?

— Нет. Она ревновала к своему Абдулу. Всё боялась, что он её бросит, если меня попробует. А он в самом выигрышном варианте оказался. Пару раз в неделю к ней приходил, а когда она уезжала – вдвоем с Абдулом мне марафона устраивали.

— В самом выигрышном варианте, по-моему, ты оказалась, — усмехнулся я.

— Я? Я скорее пострадавшая сторона, — зарделась Юля, — Так и не привыкла к ним. Каждый раз потом болела – отлёживалась.

— А чего не прекратила, если болела после них постоянно?

— Надеялась, что привыкну. Натка поначалу орала всё время, а потом видимо растянулась – орать перестала, и довольная как кошка ходила после Абдула. Говорила, что они с ним идеально подходят друг-другу. Может из-за этого теперь и блядует постоянно, ищет потолще.

— А ты?

— А чего я? Я же говорю – у них через чур для меня. Да и вообще у меня она эластичная. Под любой размер подстраивается. Я и с маленькими отлично кончала, хоть и не так ярко.

— Это ты на меня сейчас намекаешь?

— Нет конечно. У тебя не маленький. Отличный хуй. И толстенький и до дна достаёт как надо. У Женьки вообще раза в два меньше был.

— У какого Женьки?

— Ну я ж тебе уже рассказывала. На первом курсе, когда старшаки начали докапываться до меня, я Женьку к себе привязала и везде с ним ходила. Вернее, он за мной бегал, тетрадки таскал и физику с математикой решал за меня.

— Ты же говорила только целовалась с ним, — вспомнил я её рассказ.

— Ну на первом курсе только целовалась, а на втором жалко его стало – он всё лето мне СМСки писал и в любви признавался, а я…, — Юля задумалась и замолчала.

— А ты… – попытался вернуть беседу в правильное русло я.

— То лето между первым и вторым курсом было особенное, переломное. Я же после Влада, который меня девственности лишил, не верила никому. Для вида с Женей ходила, чтобы никто не лез. А сама даже и не собиралась ни с кем сближаться. Мы даже с Наткой друг-друга называли в шутку шалавственницы. Пол института были уверены, что мы шалавы, а сами мы и не спали ни с кем. Натка так вообще девственницей была. А на летней сессии Ирка Давыдова к нам подкатила и давай расписывать, мол от нашего института набирают отличников учебы в виде премии в поездку по Черному морю. Мол и раскопки там будут, палатки, песни у костра, путешествия, пляж. И преподаватели едут с нами, чтобы всё организовать и для безопасности. Красиво расписывала, мы уши и развесили. Учились мы и правда хорошо – первый курс я отличницей закончила, у Натки тоже одна или две четверки всего были. Вот и поверили.

— Обманула что ли?

— Хм…. Не то, чтобы обманула. Скорее не всю правду сказала. Преподаватели и правда были и организовано было всё неплохо. Просто это была никакая не премия от института. Вернее, к институту эта поездка вообще отношения не имела. Старшекурсники всё организовали, физрука и ещё какого-то преподавателя с собой позвали для солидности – они не переставая квасили там. А нас-малолетних дурочек позвали с собой для развлечения. Может и других тоже звали, не знаю. Они-то думали, что мы и правда блядуем без праздников и выходных. В конце концов Ирка слилась – сказала родители её за рубеж везут. Мы наоборот еле-еле уломали своих родителей, чтобы нас отпустили. Те не хотели поначалу, но, когда им физрук наш заявил, что тоже едет – согласились.

Юлька опять задумалась, то ли вспоминая. То ли фильтруя что стоит рассказывать, а что нет. Я поцеловал её поощряя продолжить рассказ.

— Приезжаем мы к поезду – а там восемь парней, все старшекурсники. Ни одного знакомого, ни одной девчонки и два препода. Мы конечно испугались, шушукаемся как слинять потихому, а парни нам заливают, что девчонки как всегда опаздывают, наверное, скоро подъедут. В общем так и не сбежали мы. Девчонок новых конечно не появилось. Заняли мы ровно два плацкартных купе. Мы испуганные выбрали места поближе к преподам, а те сразу коньячок достали и принялись отмечать начало поездки. На нас и внимания не обращают. К вечеру мы успокоились – не будут же нас прямо здесь, в вагоне трахать. Парни наперебой зовут к себе, в соседнее купе. Песни поют, дыню разрезали – аромат на весь вагон. В общем к ночи мы уже сидели все вместе пивко попивали да песням подпевали. Хорошо купе наше крайнее – никто не жаловался на шум. Я сидела между Стасом и Лехой. Леха иногда меня как бы случайно поглаживал, но сильно не приставал. Напротив, Натку приобнимал Артём. Он был с четвёртого курса, мажористый парень в дорогой одежде. Остальные пацаны не то, чтобы заглядывали ему в рот, но старались не спорить. Позже я уже узнала, что Артём платил за наши билеты лично, а за преподов уже они вскладчину собирали. Поэтому Артём делал вид этакого босса, небрежно оглядывая остальных. А Лёха был спортик. Занимался альпинизмом, да и внешне выглядел внушительно. Говорил медленно, подбирая слова, но чувствовалось, что остальные к нему прислушиваются. Поэтому, когда Лёха позвал меня «покурить» я предполагала, о чем пойдет речь. Тот не стал «тянуть кота за яйца», а практически напрямую сказал, что знает, что мы с Наткой блядуем, поэтому парни платят за нас всю поездку, а мы не должны отказывать им иногда в невинных развлечениях. Я как есть рассказала ему про нас с Наткой, как Влад меня подставил и потом всем растрепал, когда я отказалась с ним встречаться. Рассказала, что Натка вообще девственница. Лёха впал в ступор, но потом принял решение. Согласился не давать парням лезть к нам, если я сама выберу себе одного парня, а он сделает вид, что с Наткой. «Мы же не отморозки какие-нибудь», — добавил он. И на этом мы расстались. В купе с парнями Натки не было. «Уже спать ушла», — решила я. И попрощавшись отправилась к себе. На её полке тоже не обнаружилось, и я забралась на свою полку, думая, что она в туалете и радуясь, что всё так легко разрешилось.

Уже засыпая услышала шебуршание – в купе появилась Натка.

— Ты чего так долго? – спросила я сонно.

Натка приблизилась ко мне, и я ещё не до конца проснувшись почувствовала, что что-то тут не так.

— Артём поговорить позвал, после того, как тебя Лёха увёл.

Волосы у Натки были растрепаны и в сумраке влажно блестели глаза и почему-то губы. А ещё странный смутно знакомый запах примешивался к запаху пива от её дыхания.

— Курили что ли?

— Я курила, а он мне только сигарету свою пихал, — с вызовом прошептала Наташа.

— Ты чего, сосала у него? – у меня округлились глаза.

Как я выяснила из её сбивчивого рассказа, Артему даже не пришлось её уговаривать. Уже на фразе: «у других же брала, я что хуже что ли?», Наташа смешалась и не нашлась что ответить. Артём, не увидев возражений, отвёл её в уголок тамбура и расстегнул ширинку: «Давай по-быстрому, а то всё пиво без нас выпьют». И Наташа сама села перед ним на корточки и принялась за дело. Сначала солёный от пота и прилично попахивающий член вызывал отвращение, но постепенно девушка, что называется «вошла во вкус». Средних размеров член отлично скользил во рту, пульсируя и как бы отзываясь на Наташины действия. Артём не пытался пропихнуть его поглубже, полностью положившись на её опыт. И Наташа увлечённо принялась обхаживать третий в своей жизни член. Она даже не сразу поняла, что рядом хлопнула дверь, и только когда рядом раздался голос: «О! Вы здесь что ли?» — оторвалась от члена, пытаясь оглядеться в темноте.

— Не мешай, — раздался голос Артема. Его руки взялись за голову Наташи и в лицо тыкнулся мокрый член.

— Наташка? – парень не уходил и похоже тоже силился разглядеть происходящее в ночном мраке.

— Ага, — Артём теперь придерживал голову девушки, боясь, что она может встать или начать возмущаться и неторопливо нанизывал член на её податливые губы.

— А Юлька где? – голос всё никак не унимался.

— С Лёхой где-то. Не мешай!

— Я тоже хочу.

— Наташ, он тоже хочет. Возьмёшь у него? – Артём, задавая вопрос, даже не подумал освободить ей рот для ответа.

— Угумгум, — возмущенно попыталась Наташа донести до парней свою позицию, но шуршание рядом и звук расстёгиваемой ширинки дали ей понять, что и второй член оказался где-то рядом.

Артем слегка подвинулся, освобождая место рядом с собой, вытащил свой член у неё изо рта и слегка повернул голову Наташи. Ей в губы тут же ткнулся вялый пока ещё член. И она безропотно приоткрыла рот, пуская его внутрь.

— Кайф, — услышала Наташа над собой, а во рту быстро набухал мужской отросток.

Ноги начинало ломить от неудобной позы на карачках, а парни похоже только вошли во вкус. Чередовали её рот, вставляя то один, до другой член. Второй член, после того как набрал силу был заметно тоньше, но из-за того, что был твёрдый и постоянно пытался воткнуться поглубже – доставлял больше хлопот.

— А два можешь? – донеслось до неё.

— Я не умею. Не надо. – заканючила Наташа.

— Научим, — заржал голос сверху.

— Да он шутит. Мы же не маньяки какие-нибудь. Соси как нравится, — успокаивающе сказал Артём и пошлепал мокрым членом Наташе по щеке.

— У меня ноги затекли. Не могу больше, — взмолилась Наташа.

— Вставай, малыш. Нагнись, я вот сюда повыше встану. Так лучше? – Артём, несмотря на ласковые интонации и не собирался отпускать девушку не получив удовлетворения.

Наташе пришлось загнуться буквой Г под настойчивым управлением парня и выпятить зад вглубь тамбура. Этим тут же воспользовался второй парень, оставшийся не у дел. Он зашел сзади и принялся оглаживать ягодицы, задирая подол сарафана на спину. Наташа пыталась вертеть задом и возмущаться, но полноценно высказаться не давал член Артема во рту, а на мычание парень не особо реагировал.

— Я просто поглажу, — успокаивающе сказал он и тут же его рука начала сначала гладить её через трусики, а потом и просто сдвигать их в сторону.

Артём всё ускорялся. Его член сновал во рту, как игла швейной машины толкаясь неглубоко, но очень часто.

— Щас, щас, щас, — шепотом повторял он, придерживая голову и не давая разогнуться.

Наташа из-за этих ускорившихся движений и постоянных причитаний даже не осознала момента, когда пальцы, снующие между предательски мокрых губок, вдруг заменили на член. Она только ойкнула и поняла, что член парня оказался уже внутри. Вспоминая рассказы Юли о её первом сексе удивилась, что практически не испытывает боли. Член парня что-то туго натянул у нее внутри, но так и не порвал. Впрочем, долго размышлять о физиологии ей не дал Артём. Член его напрягся, вздрогнул и рот брызнула первая струя, за ней вторая и рот начал наполняться терпкой жидкостью. Вспомнив свой конфуз на выпускном, Наташа решила не выпускать её изо рта, чтобы не испачкаться. Она прекрасно помнила, как потёки спермы, где она недостаточно хорошо смыла, застыли белыми корками. Она зажмурилась и глотнула. Приторный вкус во рту никуда не делся, но по крайней мере там стало свободнее. Член уже не выплёскивал, а слегка вздрагивая сочился остатками и быстро уменьшался в размерах. А сзади громко дышал её первый любовник, натягивая на свой тонковатый и твёрдый гвоздь влагалище девушки.

Видимо тугое и тесное влагалище ему нравилось больше неумелых оральных ласок. К громкому дыханию добавились какие-то хрипы. Член из неё выдернули и голую попку оросили горячие брызги.

— Вытереть есть чем? – раздался голос позади неё.

— У меня платок есть, — Артем зашуршал в карманах.

По Наташе пробежался носовой платок, впитывая с попки начинающую уже стекать сперму, она наконец выпрямилась и начала поправлять одежду.

— Платок заберёшь?

— Не. Дарю! – засмеялся Артём.

— А чё, постираешь….

Так под шуточки парни вышли из тамбура, не обращая внимания на Наташу. Тут же дверь распахнулась снова. Заглянул Артём:

— Натах! А ты клёвая, — и дверь закрылась снова.

Наташа стояла в темноте. Поезд грохотал по рельсам, перестукиваясь колесами. Состояние было странное. Ничего не болело, но навалилась какая-то пустота. Этот самый секс, которого она так жаждала и боялась одновременно только что произошел с ней. Этот самый первый раз, который должен был получить самый любимый, избранный, единственный только что получил в грязном грохочущем тамбуре вагона… кто? Она ни то что имени его не знала, она даже ни разу не увидела его в темноте. К горлу подкатил ком, но слез не было. Что за идиотка! Как только испугается, то и сказать ничего не может. Они ведь даже не угрожали ей, не пугали её. Но она как покорная овца сама всё сделала. Что делать? Стоять здесь и жалеть себя? А если сейчас ещё кто-нибудь придет? Она ведь опять даже закричать не сможет. Да что закричать? Она даже сказать ничего не сможет, а будет покорно делать всё, что скажут.

Тихонько выскользнула из темного тамбура. Прислушалась. В купе галдели студенты. Проскользнула мимо них в свое купе, хотела уже было также тихо улечься на свою полку, как встретилась взглядом с Юлькой.

 

— Пипец! – только и смог сказать я, когда Юлька остановилась, переводя дух. Мы так и валялись в кровати. Член, измученный поглаживаниями и моим сопереживанием первокурсницам, тоже валялся.

— Да ладно, заяц! Чего ты переживаешь? Так у нас девочек тоже бывает. Хватит грустить! – Юлька потрепала меня за член и поцеловала в губы.

— Не знаю. Для меня Наташка такая оторва была. А у неё вон как.

— Да, многие так думают. Это защитная реакция, а сама трусиха. Хотя это поначалу она страдала и мне жаловалась, когда её где-нибудь зажимали, а она и пискнуть боялась. А потом мне кажется она удовольствие от этого стала получать. Вроде жалуется, а у самой глаза блестят. Помнишь анекдот?

— Какой?

— Ну, когда там всех насиловали, кроме Мариванны, которая не хотела. Так вот с ней наоборот. Как ни дискотека или собирушка какая-нибудь, только отвернёшься её или тискают где-то в углу или трахают уже. А потом жалуется мне, что не хотела, просто испугалась и не знала, что делать, когда приставать начали.

— Так может она так сама к ним и лезет?

— И да, и нет. Если её красиво клеить начинают, уговаривать или приглашать куда-то – она не даёт. А если быдло какое-нибудь сразу к делу приступает «не отходя от кассы» — отказать не может. Из-за неё и мне доставалось частенько….

— Это ты жалуешься или хвастаешься? В каком смысле доставалось?

— Всяко бывало. Иной раз впряжёшься, и сама не рада потом, что влезла. А с другой стороны есть что вспомнить. Хорошо, что ты у меня такой. Я ведь кроме как с Наткой и не разговаривала об этих своих приключениях ни с кем. А теперь с тобой как будто заново всё проживаешь, особенно когда ты ласкаешь меня.

Юлька залезла на меня, принялась целовать меня и своей горячей расселиной тереться о мой инструмент. Вроде он и измучен уже был долгим стоянием, но как только почувствовал рядом свою подружку, стал быстро надуваться. А когда моя любимая решила, что он достаточно выпрямился, чтобы втиснуться между её влажными створками – покрутила попкой прицеливаясь и безошибочно одним движением насадилась на член.

— Оххх! – выдохнула она мне в ухо стон наслаждения, — как же я люблю тебя, сладкий мой заяц! Что тебе рассказать? Я как раз вспомнила как мы с Наткой встряли в клубе, когда я за неё заступилась. Или продолжить тот же рассказ?

— Подожди! Дай мне твою дырочку разработать сначала. Потом расскажешь.

— Она уже как надо разработана. Злые дядьки в неё свои письки тыкали, для тебя готовили, — принялась подначивать меня Юля.

Она прекрасно знала какое бешенство у меня вызывают её слова. Именно такое бешенство, которого ей сейчас хотелось. Чтобы злобно рычал, исторгая из себя ругательства, мял и крутил её податливое тело и яростно долбил её сочащуюся слизью расселину, пока мы оба не упали в изнеможении, переплетясь руками и ногами, чтобы мой уменьшающийся член как можно дольше оставался в ней….

 

В следующий раз, я всё же решил, чтобы моя Юля продолжила историю своих приключений летом после первого курса института. И она продолжила.

Утром Юлю вытащил поговорить злой Лёха. Сказал, что ей повезло, что он уже успокоился, что хотел ночью ещё поговорить с ней.

В общем он, после разговора с Юлей пришел к своим, объяснил ситуацию. Запретил парням трогать малолеток, чтобы не загреметь за изнасилование, как вдруг появляются ещё двое и довольные сообщают, что Натаха только что двоим сразу дала. Леха сначала не поверил. Сначала думал врут, потом решил, что заставили девчонку, но те и рассказали всё подробно, и платок мокрый показали, а потом он к нам в купе заглянул, а мы там шепчемся спокойно. Наташа стоит как ни в чем ни бывало что-то рассказывает. Ни слез, ни переживаний. Тогда и решил, что обманула Юля его. Бесился дико. Юлиным объяснениям нисколько не поверил, выматерил её и ушел обиженный.

Пол дня Юля с Наташей жались к преподам, стараясь не попадаться парням на глаза. Преподаватели похоже вчера перебрали. Физрук всё спал на верхней полке, а второй, слегка зелёный с перепоя и дышащий перегаром, нёс какую-то чушь о своей учёбе в далёкие восьмидесятые. А Юля с Наташей всё перешептывались, придумывая как вести себя дальше. Причем если Юлю мучала моральная сторона вопроса: а как мы им будем теперь в глаза смотреть, а что они про нас подумают, а вдруг они потом всем расскажут, …. Наташу больше беспокоило другое. То, что их всё равно рано или поздно трахнут у неё, не было никаких сомнений. Может уже здесь в поезде, а может где-нибудь в палатке. Может подпоят и уговорят, а может просто заставят. Её больше всего беспокоил один вопрос, как бы не забеременеть. Про венерические болезни девчонки если и слышали, то как о каких-то далёких из другой вселенной вещах. Она готова была сосать до посинения, но всё равно же и туда тоже влезут сволочи, жаловалась она Юле. Купить презервативов, размышляла она вслух – так ведь надо ещё заставить их надеть. Вчера вон не особо её мнением интересовались, просто вставили и всё. Говорят, какие-то спиральки вставляют – но это только в больнице. И где её, больницу эту найти? Бывают ещё таблетки, которые каждый день пить нужно, как они называются она, не знала, но точно знала, что продаются они в аптеках. И на станции потащила Юлю искать аптеку. Аптеку нашли легко, а вот покупали и объяснялись с продавцом краснея и запинаясь очень долго. Потом бежали к начинающему трогаться поезду. Парни, высматривающие их на подножке, втянули в вагон и только тут до девчонок дошло, что упаковки таблеток, они даже не сунули в пакет. Пацаны вслух прочитали название. Спросили, чем они заболели, а на смущенное молчание отправились к себе обсуждая вслух от чего же лечат этими таблетками. По закону подлости оказался среди них кто-то эрудированный:

— Это же чтобы не залететь. Я у сеструхи такие видел. – раздалось из-за перегородки.

И парни шумно загомонили, обсуждая какие это открывает перед ними перспективы. Юля окончательно поникла, когда услышала, как тот же голос громким шепотом объяснял друзьям:

— Это они спецом купили, чтобы им можно было в пизду кончать. Бабам полезно чтобы им в пизду кончали, я в журнале читал.

Мало того, что они не знали, как себя вести, теперь ещё и сами объявили, что готовы трахаться, купив эти таблетки.

Реакция не заставила себя ждать. После обеда к ним начали ходить делегации из соседнего купе, приглашая в гости. И сама Наташа уже начала уговаривать Юлю не сидеть букой, а пойти и повеселиться.

— А если приставать будут?

— Ой, да и ладно! Что такого? Ты же сама говорила они нормальные, насиловать не будут. Давай по таблетке выпьем?

И вечером они уже снова пили пиво в соседнем купе. Лишь между Лёхой и Юлей встала какая-то стена. Они периодически косились друг на друга и тут же у обоих пропадало настроение петь или шутить….

 

Тут я прервал супругу:

— Ты решила мне каждый разговор пересказывать? Как-то слишком много подробностей.

— Мало секса? – улыбнулась мне жена.

— Ну ты же видишь от такого даже не стоИт.

— Я думала тебе интересно как мы с Наткой докатились до негров на третьем курсе.

— Интересно, но прямо хочется чего-нибудь этакого.

— Больше про меня интересно или про Натку тоже возбуждает.

— Про тебя больше нравится, — смущенно пробормотал я, а Юля прямо засияла удовольствием.

— Ну с мной в этот день ничего не было. Леха так смотрел злобно на пацанов, которые пытались со мной мутить, что те сразу отваливали. Только Артём делал вид, что ему всё равно и иногда поглаживал меня. Но никуда увести не пытался. А вот Натку, как стемнело пацаны утаскивали «покурить». Вечером, когда мы ушли к себе Натка призналась, что успела отсосать четырём парням. Но никто её не трахнул, добавила она гордо.

— А ты что чувствовала? Что думала?

— Ты знаешь, двоякое было ощущение. Как будто гордость, что я такая правильная, никто меня не трахал… и в то же время какой-то червячок грыз. Мол Натка крутая, все её хотят, добиваются. А меня даже не пытался никто.

— Ни и когда у тебя… эээ, как ты выразилась, во! Переломилось лето? Ты сказала лето было переломное.

— Так. На третий день мы выгрузились, обустраивались. Да в этот день ещё ничего не было. Лёха такой же злой был. Артём правда вечером лез ко мне, но я ему не дала.

— Почему?

— Ну он такой… Слащавый слишком. Наглый правда – это мне в нём нравилось. Но как-то слишком много красивых слов. Сразу чувствуется, что всё не по-настоящему. Но зато он своими приставаниями, наверное, на Лёху и повлиял. На четвёртый день всё случилось. Точнее вечером. Сидели у костра. Препода к воде ушли бухать. Артём лапает меня, Лёха вижу злится, но виду не подаёт. Мне обидно стало, что он никак на меня не реагирует. Я даже сама подходила к нему, поговорить пыталась, он отказался. Ну я и не стала отбиваться тогда от Артема. Пусть смотрит. И когда Артём под кофту мне залез и до груди добрался – Лёха встал, подходит ко мне, «пойдем, поговорим». Артем начал возмущаться, но этот даже не посмотрел на него. За руку меня взял и потащил.

— Поговорили?

— Хм…. Никогда такого не было. Сначала мы стали целоваться, как сумасшедшие. Раздевать друг друга. Он меня на себя усадил. У меня всё горело от возбуждения. Я сама его член вставила себе. Было офигенно, только колени разодрала, пока прыгала на нем, хоть тогда и не чувствовала этого. И только потом, после секса, поговорили. Он сказал, что влюбился в меня, да и я что-то такое к нему чувствовала. Как-то выделялся он изо всей толпы. А злился, потому, что его уже обманывали девушки и больше всего он обман ненавидит. Ну я ему снова всё рассказала, и он поверил мне. И опять трахались.

— Так хотела его? – ревность к её прошлой любви начала подкатывать ко мне.

— И это, наверное, тоже. И обида, что все только за Наташкой бегают. Ну и сама Наташка рассказывала мне всё, да и видела я её лицо довольное. Приходит в палатку вся взмыленная, растрёпанная и запах от неё такой. Её же к тому времени каждый уже оприходовал по несколько раз, а для неё это как игра была. Всё хотелось попробовать. Всё почувствовать. А чё мне, говорит, если захотят растрепаться, то и двух хуёв в тамбуре мне за глаза хватит, чтобы на весь институт ославить. А так хоть не зря будет. А самое смешное знаешь, что?

— Что?

— Она так и не узнала кто ей целку снял. Представляешь! Парни, когда узнали, что она тогда не видела ничего в темноте, ржали долго и договорились не признаваться ей. Вот она приходила вечером ко мне, и размышляла. Она помнила, что у того член был тоньше, чем у Артёма, но Артём эти дни за мной бегал и не трахал её больше. Вспоминала, кто как хрипит, когда кончает, мол тот хрипел. Отсеяла сразу Колю и Вадика. У Коли говорит толстый, а у Вадика кривой. Потом ещё двоих выкинула постепенно из кандидатов – не вспомню сейчас уже почему. А вот между Андреем и Борькой до конца сомневалась. По-моему, так пацаны и не рассказали ей, как она их ни пытала.

— Да уж. Прикольная у тебя подруга.

— Нравится? Она, кстати, так на тебя поглядывала. Точно не отказала бы.

— Так она никому не отказывает, — засмеялся я, — А ты что, вот так спокойно бы отнеслась?

— Ну мужьями мы делиться не пробовали, а обычных парней иногда передавали друг-другу попользоваться. Спокойно относилась. А с тобой не знаю, что бы чувствовала.

— Что-то мы опять не в ту область свернули. Ладно Наташка, у неё там целая собачья свадьба была. А тебя начал Лёха трахать. Что тут переломного-то? Так круто трахал?

— Ну трахал тоже классно. Может из-за того, что он спортсмен. Не знаю. У него вот так член вставал, — Юля щелкнула пальцами, — вроде просто гуляем, он увидит, что никого рядом нет – юбочку поднимет, трусики сдвинет и втыкает уже стоячий. Полезешь в палатку чего-нибудь в рюкзаке достать – три секунды вроде как нагнулась, а он уже вставил. И в воде, и на пляже. Потом раз, кто-то идет – он уже как ни в чём ни бывало своими делами занимается. А это же заводит всё, к вечеру, пока нормально можно где-то уединиться, чтобы не три секунды, а вдумчиво потрахаться – изведусь вся. По пол ночи с него не слезала.

— А ты сосала ему?

— Да. Пыталась. Но, наверное, не умела. Он больше трахать меня любил.

— И что помешало идиллии? – спросил я, поняв, что не всё так просто.

— Может я слишком яростно трахала его, может сам он тоже хотел разнообразия, а может Артём его надоумил. Он мне начал насчёт Наташи удочку закидывать. Мол хотела б я также, чтобы несколько парней? Я сначала говорила нафиг, ты меня полностью устраиваешь. Потом просто темы переводила. А он всё – представь, пофантазируй, подумай может ли тебе такое понравиться? Ну я и сказала, как есть, откуда я знаю понравится мне или нет, если никогда ничего подобного не пробовала. Он видимо принял, как сигнал к действию.

— Сдал тебя остальным?

— Нет. Ночь. Забрались в палатку. Он меня всю вылизал, а трахать не хочет. Поставил раком. Хочу говорит в рот. Я понимаю, что что-то не так, но что так и не поняла, пока Артём мне не вставил.

— Понравилось?

— Нет. Причем я Лёхе так и сказала. Вроде и потрахались, но я напряженная была. Да и Лёха, я видела, больше за Артёмом следил, чем сам что-то делал. В общем так себе. И тут он докопался – что не так? А я откуда знаю, что не так? В общем он решил, что это из-за того, что мне Артём не нравится. Выбирай говорит с кем хочешь. Я договорюсь. Причем ответ ни с кем не хочу, только с тобой – его не устраивает. А я выбирать не хочу. В общем он тогда решил, я просто стесняюсь. Надо меня подпоить и тогда я выберу.

— Подпоил?

— Ещё как. Мы в ту ночёвку домик сняли. Хороший, с холлом, диванчиками, телевизором, холодильником, душем. После палаток прямо цивилизация. Все мытые, бритые. Тогда Лёха и предложил научить нас текилу-бум пить. По факту водка со спрайтом. Но пьётся легко и сносит крышу быстро. Да нам много и не надо было, малолетки же. Наверное, тогда уже можно было понять, что он пацанов подговорил. Они слишком смело ко мне подкатывать начали. То потанцевать позовут, то облапают невзначай. Но я уже пьяная была. Постепенно рассказывать или сразу к делу? – спросила Юля, поглаживая мой, слега приподнимающий голову, член.

— Ну да, можно чуть меньше подробностей и чуть больше экшна.

— В общем постепенно всё было. Подпаивали, трогали. Потом свет выключили. Из музыки одни медляки. Сначала по одному танцевали со мной. Когда поняли, что я никак не реагирую, когда они уже и под одеждой меня мацать стали, наверное, несколько человек вокруг собралось. Голова кружится. Я глаза закрыла, а по мне сразу несколько рук елозят, то к одному повернут, поцелуют, то к другому. Сами видимо не только щупали, но потихоньку расстёгивали одежду да раздевали меня. Через пол часа таких танцев качаюсь под музыку голая, а в меня то член тычется, то пальцы чьи-то пытаются между ног влезть и по всему телу то руки, то губы скользят. Кто-то из них даже языком меня облизывал.

— А Лёха твой?

— А что Лёха? Темно же. Чувстую, что вокруг меня целая толпа собралась, а где кто не понятно. Может быть Лёха меня первый и поимел. А может и не он. Кто-то посмелее подошёл сзади, раздвинул булки и вставил. Я оказывается тогда уже мокрая была, член влетел, как родной. Леха хорошо уже разработал. Я только чуть пригнулась, чтобы удобнее было, тут же чувствую уже и в лицо мне членом тычут. Вроде поздно возмущаться, раз уже трахают, подумала я, и взяла в рот. Ну и началось. Кончают в рот. Дадут запить водкой со спрайтом и опять трахают. Хорошо хоть на диванчик перетащили. Каждый у меня отметился или нет не знаю. Сколько раз тоже не помню. Но трахали долго. Потом видимо вообще соображать перестала. Не помню даже как уснула.

Юля перевела дух, собираясь с мыслями.

— Утром просыпаюсь – голова трещит, во рту кошки нагадили, между ног как будто разодрали всё, так болит. Пошла в душ, осмотрела себя. Почти нормально всё. Небольшие синяки по телу, да пара засосов. Под душ залезла, ополоснулась. Между ног прохладной водой промыла, посмотрела, пиздень конечно красная, но вроде ничего не порвали. Да и во рту тоже, зубы почистила, рот прополоскала и почти перестала запах спермы чувствовать.

— Так всё и закончилось?

— Так всё и началось. Лёха довольный ко мне подкатывает. «Мол клёво же было? Тебе понравилось»? А я и не знаю, чего ответить. С одной стороны, понравилось. Как танцевали, как парни ухаживали весь вечер за мной по очереди. Да и помню какая возбужденная была. Но я в основном помню «до», а сам секс уже не особо. А его как раз он и интересует. Говорит я так кончала. Сама члены в рот тянула и лезла на новый. Ну я чего-то там отвечала. Но вы ж мужики такие, если чего-то надумаете себе, то вам и подтверждений никаких не нужно. Сами себе историю выдумаете. Вот и он также. И с того дня понеслось. Пацаны, как поняли, что Лёха не против, так нас уже и не спрашивали особо. Потискают для приличия и тащат к себе. А после той ночи, когда они все вместе меня, уже и не скажешь, что не такая…. Нет. Ты не подумай, что круглосуточно ебли нас с Наткой. Мы и путешествовали, и купались. На самом деле классно отдыхали. Но каждый вечер заканчивался одинаково, хоть количество и качество членов менялось. Не интересовалась как там пацаны нас делили, но к вечеру они уже знали кто кого.

— Долго это продолжалось?

— Нет. Может недельку ещё. Может чуть больше. Мы с Наткой думали растреплют по всему институту, но они мужиками оказались.

— И как после возвращения? Продолжили встречаться?

— Когда вернулись разъехались по домам до осени. Лёха с осени всё в спорте. То сборы, то походы. У остальных тоже какие-то понты постоянно. Артем с Наткой ещё какое-то время встречались – ей нравилось, что он постоянно её по дорогим клубам водил и платил за неё. А потом мы просекли. Что молодым и красивым девчонкам провожатые в клубе не нужны, без них даже веселее. И нальют всегда и за стол заплатят, а если парни не понравятся, то можно просто слинять.

— А если понравятся?

— Ну если понравятся сам понимаешь. Ещё одна история для тебя получается, — Юля рассмеялась.

(Всего 311 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Моя верная неверная

23 комментария к “Моя верная неверная. Раскрытие.”

  1. Определенно, интересный ход когда первая часть с ограниченным доступом. И вторая вроде как с середины. (смеюсь типа)
    Вспомнил свои поездки по стройотрядам, да путешествиям разным.
    Девушек брали. Почти всегда. Только с более простыми целями, поварами. Иногда может постирать, иногда отчет по поездке сделать. «По назначению» конечно тоже бывало. Только все как то в частном порядке. Групповые занятия не припомню. Хотя эстафетные передачи случались. Тем более если поездка длинная.
    А уж везти «свой самовар», за свой же счет на отдых, зачем?
    Ну и на кандидаток всегда был возрастной ценз. Еще наши предшественники выяснили, что от первокурсниц толку мало. Хотя, может время другое было, и специфика учебного заведения.

    1
      1. Не заблокирована. Просто открыта Для тех у кого есть платный доступ, насколько я понимаю.
        ЗЫ: Потратить что ль рублей несколько на буковки о порнушных приключениях??? 🤔

        2
      2. Это значит заблокирована?

        Нет, не заблокирована. Эксклюзивные публикации могут прочитать только те, у кого есть оплаченный доступ (из которого, в том числе, начисляются автору дивиденды).

        Подробнее здесь.

        2
  2. СКОТНЫЙ ДВОР

    Сильная получилась вещица…
    Должна признать, что даже на меня этот текст произвел неизгладимое впечатление. И при всей эклектичности повествования и явных сюжетных нескладухах, надо согласиться, что психологизм повествования оказался выше всяческих похвал, а зашкаливающая откровенность эротических сцен, хоть и отдает откровенным цинизмом. Однако так эффектно оттеняется трогательной наивностью и розовыми грезами этих первокурсниц, что я устала смахивать слезинки с ресничек.

    Проще говоря автору удалось решить почти неисполнимую творческую задачу и примирить в одном тексте брутальный мужской треш и малиновые сопли девичьих мечтаний. В это трудно поверить, но и порывистые школьницы и пожилые ловеласы, легко найдут в этом тексте смысловой код адресованный персонально им…)))

    Однако лично меня заворожили, не конкретные эпизоды (таких полно в рассказах на сайте), а синтетика повествования, когда в коротком рассказе охватывается период в несколько студенческих лет, практически от первого, до пятого курса. Как в той песне, где И.Кобзон и Штирлиц « От первого мгновенья, до последнего…». Тут и первые ухаживания и первый секс, и легкомысленное студенческое бл@дство и групповичок с неграми и замужество и супружеский секс и женские романтические шашни.

    И еще, вот это, по голливудски эффектное решение интриги повествования, когда юная супруга темпераментно прыгает на члене у любимого мужа и одновременно сознается в студенческих грехах, периодически закатывая глаза и кончая, не то от супружеских ласк, не то от эротической ностальгии по студенческим разгулам…

    Это… ЗОЛОТАЯ ПАЛЬМОВАЯ ВЕТВЬ…

    Во всяком случае, от меня номинация на приз зрительских симпатий…)))
    Понятно, что сами собой напрашиваются аналогии с арабскими сказками из книги «Тысяча и одна ночь» =( كِتَابُ أَلْفِ لَيْلَةٍ وَلَيْلَةٌ)= Однако там по интриге сюжета, девушке приходится вспоминать или выдумывать истории, дабы её не скинули со скалы, как только она надоест своему господину, а в нашем случае, супруга попав под обаяние абсолютного доверия к супругу, просто сознается в былых студенческих шалостях. А сам супруг пребывает в перманентном шоке от её откровений. И уже похоже, что сам не рад, что спросил…)))), А у девушки в свою очередь, так наболело на душе, что ей охота, не столько отношения с мужем сохранить, сколько выговориться…

    И этот сюжетный ход, это такая замануха и эмоциональный крючок для развращенных интеллектуалок, вроде меня, что успех у этой публики, автору гарантирован по определению.

    А далее от «Охов…» и «Ахов…» хорошо бы перейти к конкретным местам в этом тексте, но там так много «вкуснятины» , что даже не знаю с чего начать.

    Впрочем, начну со своей любимой темы: «Парадоксы репутации». Ибо ситуация, когда две первокурсницы, дабы их каждый встречный поперечный, не клеил и не тащил в постель, строят из себя крутых, прожженых и настолько пресыщенных жизнью девиц, что в сторону своих ровесников не смотрят вообще, а при общении со старшекурсниками умело морщат носик. Это такая классика студенческой жизни, что я снова ностальгично вздохнула…)))

    И это при том, что при всём своём эротическом любопытстве, девочки всего навсего комплексуют признаться, что в сексе они дилетантки-дебютантки, а весь сексуальный опыт это обнимашки-целовашки в старших классах и пара членов побывавших во рту, по нелепому недоразумению, когда девочка не зная что сказать потерявшему дар речи мальчику. Просто взяла в рот с перепугу и даже отсосать забыла, а мальчик с такого же перепугу обкончался…)))

    В итоге, как пишет автор, половина института уверены, что эти девочки шалавы шалавовны, а они не только ни с кем не спят, но одна из них так и вовсе девственница в анатомическом смысле (не путать с ментальной девственностью), а у второй весь сексуальный опыт сводится к первому и единственному разу, когда она на первом курсе, с той самой невинностью и рассталась.

    А дальше в этой истории начинается самое интересное.

    И это вовсе не подробное описание сцен совокупления, как многие подумали. С порнухой в этом тексте всё понятно, её конечно там до отвала, но она выполняет скорее роль второго плана и контрастного душа, для психологических загонов и нравственных терзаний этих первокурсниц.

    Самое интересное конечно, это описание эмоциональной шоковой терапии, которую испытывает в своей жизни каждая более менее симпатичная абитуриентка, первокурсница или студентка. Когда понимает, что все эти галантные ухаживания, порывы, объятья и объяснения в любви от брутального старшекурсника, были только для того что бы сначала затащить её в постель и тр@хнуть… А затем путем бесцеремонных разводок, психологического давления, а то и просто насилия, подложить её под своих приятелей и по сути пустить, «по кругу»…

    И девушка просто обречена стремительно расставаться сначала со со своими романтическми надеждами, затем с розовыми грезами, иллюзиями «большой и чистой». А параллельно с одеждой, репутаций, самолюбием и самоуважением… Последнее юным девушкам дается особенно болезненно и подсластить эту пилюлю просто невозможно. Когда твой бывший возлюбленный подкладывает тебя под своих друзей, это такое унизилово и изощренное коварство, по сравнению с которым пара хачей которые насилуют тебя в парке, это детский сад на даче. Ибо там у мужиков обыкновенные животные инстинкты и они хотят просто воспользоваться твоим телом чтобы опустошить содержимое своих яиц. А тут вероломное коварство от людей, которые делали вид, что они твои друзья и благожелатели.

    От себя замечу, что до сих пор пребываю в недоумении, почему некоторым моим ровесникам в студенческие годы было так важно доказать себе и окружающим, что девушка, которая с ним переспала, она обязательно «Паталогическая бл@дь…». Причем если вдоволь поканифолила мозги и в итоге не «Дала», то он будет бегать за тобой хвостиком и умолять о свиданиях встречах и отношениях, а если не стала кривляться и сразу разделась, то обязательно «шлюха…»)))

    Ну, и как иллюстрация к моим словам, это та часть рассказа, где две эти отличницы, первокурсницы, девочки… в прямом и переносном смысле, оказываются в одном плацкартном вагоне с толпой неуправляемых старшекурсников и двух вечнопьяных преподов. Я это к тому, что рассказ у = Vitaman= получился вовсе не о том, как юные девочки-целочки за несколько дней превращаются в безропотных бл@дей охотно дающих каждому желающему, а о том, как вполне взрослые уже мальчики дорываются до юной и наивной женской «халявы» и стремительно превращаются даже не в похотливых кобелей, а обыкновенных скотов.

    И тут отдельно отмечу, что сама в их годы явно не хотела бы оказаться на месте любой их них в том самом поезде, где парни тебя спаивают, зажимают, тискают и &бут толпой и в очередь, во все дырки на теле в тамбурах, туалетах, переходах и багажных полках, нисколько не задумываясь ни о твоих эмоциях, ни о примитивной гигиене ни о безопасности секса, ни о ЗПП.

    Однако для сексуального образования девушки и понимая роли женщины на сфероиде планеты Земля, такой треш иногда бывает полезен. Это как прыжок в воду со скалы, когда стремительно проваливаешься до самого дна, а потом отталкиваешься от него, всплываешь на поверхность и понимаешь, что дальше любой ценой надо держаться на поверхности, иначе просто захлебнешься.

    Ну и в заключение, выскажу личное мнение, что при всех стилевых шерховатостях, это настоящая литература, уровня Стендаля, Куприна или модного сейчас Дмитрия Глуховского. Я бы вообще, такие рассказы рекомендовала включать в программу старших классов средней школы, вместо патриархальной «Войны и мира» Льва Толстого, что бы старшеклассницы из наглядных и литературных примеров узнавали, на какое невиданное скотство способны окружающие мальчики когда не боятся, что за хамское отношение к «симпатичной телке» их будут просто пиZдить…)))

    2
    1. а мальчик с такого же перепугу обкончался…)))

      Ну вот так уж сразу… 😉

      Думаю не стоит по одной истории так уж судить о всех. Типа сволочи одни, и давалки по обстоятельствам непреодолимой силы другие.
      Среди моих знакомых довольно много крепких (тьфу-тьфу-тьфу, и деревянной головой по косяку) браков, со студенческих времен. Не знаю какими уж они там разговорами развлекаются в постелях. И это при том что общаги, стройотряды, и разные туристические слеты они прошли и по отдельности и парами.
      Вспоминается только студенческая присказка о «развитии» девушек в ВУЗе:
      «Первый курс — никому, никому, никому!
      Второй курс — ЕМУ, только ЕМУ одному!
      Третий курс — Ему и его друзьям.
      Четвертый курс — ему, ему, ему, еще ему, и еще вот этому…
      Пятый курс — кому, кому, кому?»

      С чем собственно совпадает романтический настрой первых двух курсов. Эротическо-загульный настрой, третьего-четвертого. И желание/необходимость/ подумать о будущем на пятом.
      😀

      2
    2. Спасибо моей милой Анфисе! Обожаю читать ваши комментарии и очередной раз удивляюсь, почему же вы не используете свой изумительный язык в других местах. 🙂 Как бы не были объемны ваши комментарии — мне вас всё равно мало. Радуйте нас чаще!
      Что касается самого текста, рассказ не только и не столько о приключениях малолеток, сколько о семейной жизни. Где-то уже выложено продолжение, думаю и здесь со временем появится. Я считаю наши догматы не всегда полезны и иногда (подчеркну, не в каждой семье) такие постельные рассказы могут укрепить, а не расшатать отношения. Но это всего лишь предположение или даже моя личная фантазия.

      0
    1. Возможно вы правы, милая Алина. Просто на одном небезызвестном нам сайте публикация убежала немного вперёд и я пытался догнать её, объеденив две части.

      1
      1. Счастье штука весьма относительная. Может роль куколда для безымянного герой и станет истинным счастьем….А может и прояснение в мозгах наступит. Как знать. Но вот то, что юля тихой сапой гнет свою линию по-моему очевидно. Она уже примерила на свою очаровательную головку сияющую корону Сексвайф. Остался открытым вопрос готова ли она принять аналогичные права за собственным мужем и принять вариант открытого брака. Или она готова открыть клапан только в одну сторону. Для себя, а для «любимого» супруга уже заготовлены кандалы покорного, ждущего с очередных лядок любящую жену и смирившегося со своей участью куколда.

        1
        1. Вы же и сами принимали в участии в голосовании на продолжение рассказа. И даже больше :). И прекрасно понимаете, что за куколд голосов практически не было. Так что чаша сия минует неназываемого.

          1
          1. Куколды тоже разные бывают… Сам когда-то пытался создать образ не совсем типичного куколда. Так себе результат вышел… Куколд и в Африке куколд. Все на что он может рассчитывать-это брезгливое сочувствие меньшинства и презрительное отвращение большинства….
            Принимал конечно и кажется говорил Вам, что два Ваши голоса перевесят все остальные, вместе взятые. У автора всегда имеется право вето…

            1
  3. Господа старожилы! Мне очень приятно вас видеть в комментариях, но такой вот вопрос: ко мне приходят все комментарии на почту. Нашел галочки в настойках как убрать уведомления. Но я хочу чтобы на сайте уведомления остались, а на почту не приходили. Как это сделать?

    1
    1. Но я хочу чтобы на сайте уведомления остались, а на почту не приходили. Как это сделать?

      Задавался таким же вопросом. Админ ответил, что это неизменяемая настройка шаблона сайта.
      Вышел из положения переведя свою регистрацию на почту для… эээ… хмм… специальных случаев. В ней сотворил спецпапочку, которую периодически чищу. Других вариантов не нашел.

      1
        1. Да я особо не шифруюсь. Просто почта поделена по интересам, так сказать.
          Рабочая /деловая/, и всякая другая в разных местах.
          Одними и теми же почтовиками пользуюсь подолгу. Ибо моя лень (регистрация и новые пароли) забивает мою же мою же манию преследования. 😎 🤠

          1

Добавить комментарий