Муза. Часть 4

В просторном выставочном зале, обставленном разнообразными предметами современного искусства, стоял легкий шум, создаваемый немногочисленными посетителями. Людей можно было рассмотреть исключительно возле экспонатов, благодаря усиленному освещению тематических зон. Тогда как в свободных пространствах угадывались лишь силуэты, едва вырисовывающиеся в лучах редких дежурных ламп. Воздух, обработанный климатическими установками до комфортной температуры и влажности, наполнялся легкими ароматами восточных благовоний и тихой инструментальной музыкой. В целом, атмосфера создавалась самая подходящая для неспешного утоления жажды прекрасного.
Лера, облаченная в серое вечернее платье без бретелек, с волосами платинового оттенка, убранными в прическу на затылке, стояла перед художественной инсталляцией с фотографией в центре. В позе идеальной фигуры девушки, плотно обтянутой легкой тканью, и в том, как она удерживала кожанный клатч, чувствовалась напряженность. В раскосых карих глазах, устремленных на снимок, и на привлекательном юном лице читалось затаенное беспокойство. И причин этого не узнал бы даже возлюбленный Леры, сопровождавший ее еще с минуту назад, но отлучившийся за напитками.
Ответ был прост. На холсте высотой в рост человека, девушка видела себя: нагую, беспомощную, терзаемую лоскутами бесплотного белого тумана. В масштабе один к одному, под грамотно организованной подсветкой, каждый миллиметр ее соблазнительного тела, не скрытого дымкой, можно было рассмотреть и оценить. Надо признать, работа с названием «Оковы страсти» была бесспорно восхитительна: в ней ясно выразилась борьба порока и целомудрия, желания и воли, слабости и силы. И только сама Лера знала, что удачная композиция не являлась постановкой, а отчетливые эмоции — продуктом умелой игры.
Она прекрасно помнила, как прошел визит к фотографу, в результате которого и родился этот шедевр, хотя с того дня минул почти месяц. Те события въелись в память девушки и бесповортно изменили ее, подобно едкой кислоте повреждающей даже прочнейшую сталь. Лера осознала, что способна на вещи, которые ранее казались исключительно свидетельством нравственного падения или психологических девиаций. И пусть все началось с обмана и насилия, зато закончилось согласием и благодарностью. Игнорировать эту истину девушка не могла, как и постыдное томление в области паха при размышлениях на данную тему.
— Привет, детка. — Тихое приветствие застало Леру врасплох, оторвав от волнующих раздумий. Женщина совершенно незаметно оказалась вдруг за ее спиной, материализовавшись, будто, прямо из воздуха.
— Здравствуй. — Отозвалась слегка оторопевшая девушка, оборачиваясь к тепло улыбающейся Елене. Роскошное алое платье укрывало изящное тело фотографа от плеч до маленьких ступней, обутых в дорогие блестящие босоножки. Темные волосы свободно опускались за спину, обрамляя красивое, умело подчеркнутое макияжем, лицо тридцатилетней женщины.
— Рада, что, наконец, смогла увидеть тебя. — Сообщила Елена, сцепив кисти рук в замок на животе, от чего небольшие груди в вырезе платья аппетитно поджались друг к другу.
— Взаимно. Спасибо за приглашение. — Механически ответила Лера, с усилием оторвав взгляд от декольте женщины, казавшейся несколько печальной. Скорее всего, дело было в том, что с момента ухода девушки на утро после всех приключений, они не виделись. Елена неоднократно звонила, и общение по телефону складывалось хорошо, но от прихода в гости Лера под разными предлогами отказывалась. И женщина, очевидно, уже уверенная, что их связь более не повториться, применила приглашение на выставку, как последнее средство. Она ведь не знала, что девушка вспоминала их близость чуть ли не каждый день, и отправиться к Елене за новой порцией желанных ощущений мешали только проснувшаяся мораль и чувство вины перед молодым человеком. К слову, секс со своим парнем стал казаться Лере слишком пресным, после всего, что с ней вытворяла любовница. И это тоже являлось проблемой, ведь расставания она вовсе не желала, но и былой страсти в себе не находила.
— Если бы я знала, что наши встречи будут такими редкими, то при первой не отстала бы так быстро. — Озорно подмигнув, заявила Елена, явно заметившая внимание к своим прелестям. Девушка промолчала в ответ, а по ее худым щекам разлился предателький румянец, сказавший все лучше слов. Вполне удовлетворенная такой реакцией, женщина продолжила: — А где же твой плюс один?
— Ушел за напитками. — Пояснила Лера, рассматривая огромное зеркало, расположенное на ближайшей стене метрах в четырех от пола, которое заметила только что.
— О, это надолго. Там очередь из гостей соседней выставки антикварной мебели, помимо наших. — Заявила Елена. — Я предлагаю подняться на уровень VIP. Как раз туда, куда ты сейчас смотрела. Я угощу тебя выпивкой и познакомлю с друзьями. А парень твой присоединится, как вернется. Что скажешь?
— Не хотелось бы бросать его тут. — Сказала девушка, неожиданно взволнованная приглашением, и начала соображать, как бы поделикатнее отказаться.
— Не беспокойся, он позвонит, ты объяснишь, где находишься и вы встретитесь… — Вкрадчиво разъяснила женщина, протягивая руку Лере в приглашающем присоединиться жесте. Затем добавила, подпустив в тон толику коронной властности: — Пойдем со мной, милая.
Девушка, как при визите в студию, не способна была противостоять внутренней силе Елены. Повинуясь, взялась она за подставленную ладонь, и последовала за женщиной, обеспокоенная смутным негативным предчувствием. Шли не долго и, миновав несколько дверей и лестницу на второй этаж, скоро оказались в просторной, неплохо освещенной комнате. Три из четырех ее стен были увешаны множеством картин и фотографий, с автографами или памятными надписями на них, а четвертую занимало окно от пола до потолка, из которого открывался обзорный вид на всю экспозицию. Лера сразу определила, что это и было то самое огромное зеркало, замеченное ею возле инсталяции Елены. В команте по одну сторону располагалась барная стойка, заставленная разномастным алкоголем. По другую же, висел развернутый экран для проектора, в свою очередь, смонтированного под невысоким потолком в центре. Прямо посередине помещения разместился большой черный диван, пол перед которым был устлан бурым меховым ковром. Сейчас на диване, спиной к вошедшим, забравшись с ногами сидела блондинка с каре до плеч.
— А где все? — Первым делом поинтересовалась девушка, переступив порог VIP комнаты. Краем глаза она заметила сбоку от двери высокого мужчину в черном классическом костюме, стоявшего, подобно статуе-привратнику.
— Наверно, разошлись прогуляться. — Беззаботно отозвалась женщина, продолжая путь вперед с намерением оказаться около дивана. — Зато одна подруга осталась. Она, как раз, очень хотела познакомиться с тобой.
— Ясно. — Лаконично подытожила Лера, слелуя за фотографом. Почему-то именно последняя фраза вызвала в девушке импульс необъяснимого опасения. Обернувшись рассмотреть неизвестного возле входа, она заметила лишь закрываемую с обратной стороны деревянную дверь.
— Привет. Ты, наверно, Лера. — Обворожительно улыбаясь, поздоровалась незнакомка, обратив на вновь пришедших взор серо-голубых глаз.
— Здравствуйте. Все верно, это я. А вы? — Закономерно поинтересовалась девушка, руку которой Елена не выпустила, хотя они уже дошли. Перед Лерой сидела красивая, холеная женщина лет тридцати пяти, одетая в свободную белую майку на голое тело, судя по торчащим по тканью точеным холмам грудей, а также, того же цвета и кроя, штаны.
— Маша. Мне очень приятно познакомиться с тобой. — Заверила подруга Елены, откровенно разглядывая девушку, чувствовашую себя при этом чертовски дискомфортно. Пару мгновений спустя, когда Лера уже готова была направиться хоть куда-нибудь, лишь бы избавиться от навязчивого внимания, блондинка, перевела взор на фотографа и попросила: — Леночка, ты не принесешь нам выпить?
— С удовольствием. Вина? — Спросила Елена у девушки, отцепившись, наконец, от ее ладони.
— Да, спасибо. — Слегка улыбнулась ей в ответ Лера.
— Пожалуйста, присаживайся. — Пригласила Маша, указав девушке на место рядом с собой, преисполненным достоинства, жестом. Ее голос был мягким, а тон манерным, но явственно чувствовалась железная воля, будто излучаемая внутренним источником женщины. В присутствии этой особы, Лере захотелось встать и скромно опустить голову, внимая речам и указаниям.
— Спасибо. — Прогнав наваждение, девушка устроилась на предложенном месте, автоматически оценивая комфорт предмета мебели.
— Как только я увидела последнюю работу Лены, то сразу попросила ее представить нас друг другу. — Доверительно сообщила Маша, поймав опасливый взгляд карих глаз. Демонстрируя девушке абсолютное миролюбие, она продолжила: — Должна тебе сказать, что ты великолепна. Фотография вышла бесподобной и я, наконец-то, смогла убедиться, что наш творец обязана успехом не только своему бесспорному мастерству.
— Вы меня переоцениваете. — Скромно ответила девушка, принимая от, возвышающейся над ней за спинкой дивана, Елены винный бокал, наполненный кроваво красным напитком. Блондинка тоже забрала у женщины свою порцию и тут же пригубила угощение. Ее примеру последовали остальные.
— Отличное вино и компания. — Похвалила Маша, обращаясь к явно довольной Елене.
— Рада, что все пришлось тебе по вкусу. — Ответила женщина, грациозно опершись боком о мягкую диванную спинку.
Несколько следующих минут все трое, маленькими редкими глотками дегустировали вино, без слов созерцая выставку через зеркальное окно. За недолгое время, что они уделили этому процессу, к «Оковам страсти» подошло не менее пяти посетителей, некоторые из которых о чем-то переговаривались между собой. Постепенно, вино в фужерах иссякло.
— Мне хотелось бы узнать тебя поближе. — Неожиданно заявила блондинка, переведя пристальный взгляд льдистых глаз с панорамы зала за стеклом на Леру.
— Что конкретно вас интересует? — Расслабленно спросила девушка, наладившаяся на размеренный диалог после незначительной дозы шикарного спиртного.
— В первую очередь, хочу посмотреть на твою грудь. — Обезоруживающе прямо ответила Маша, бесцеремонно уложив изящную руку на обнаженное плечо Леры. Не ожидавшая подобного поворота, девушка ошарашенно уставилась на блондинку с бокалом, не донесенным до рта. А та, не встретив ожидаемого сопротивления, плавно сдвинула кисть ниже, накрыв верх, поджатой низким декольте, сочной выпуклости юной прелестницы.
— Какого черта ты делаешь? — Выпалила девушка, приходя в себя после столь быстрой смены ситуации, и откинула ладонь Маши в сторону.
— Знакомлюсь. — Кратко пояснила блондинка, красивое лицо которой мгновенно приобрело хищные черты, буравя Леру взглядом. — И знаешь что?
— Что? — С вызовом повторила девушка, выдавая весь запал показной агрессии, на который оказалась способна. Пустой бокал она отставила на пол, желая, на всякий случай освободить руки.
— На твоем месте я была бы посговорчивее. Рассуди, нас тут двое против тебя одной. Плюс, за дверью мой охранник. Будешь сопротивляться, я прикажу тебя связать, а потом хорошенько накажу за непослушание. Этого добиваешься? — Блондинка рассуждала без агрессии, но от этого девушке становилось только страшнее. Лера отчетливо осознала, что снова попалась в незатейливую ловушку Елены, уверенная, что уж здесь, среди множества людей, ничего подобного студийным непотребствам не произойдет.
— Нет. — Гораздо тише, чем раньше, ответила девушка, поняв, что, по сути, находится сейчас в закрытой, отделенной от общего зала, комнате под наблюдением не лояльного охранника во власти двух бывалых насильниц. Положение, прямо скажем, для нее не выгодное, а значит, требующее осторожного подхода.
— Вот и прекрасно. Значит вернемся к моим пожеланиям. Подними-ка ручки вверх. — Пододвигаясь ближе к Лере, медовым тоном попросила Маша. Немного помедлив, девушка послушалась и сразу ощутила, как в запястья плотно вцепляются пальцы Елены. Блондинка скользнула взглядом по ее выбритым подмышкам и уставилась на желанные, аппетитно поджатые вырезом платья, прелести. — Как это снять?
Девушке захотелось плакать от ощущения беспомощности и обиды на собственную доверчивость. Она почувствовала, как Маша, нащупав на спине скрытую молнию, с шипением расстегивает ее. Через пару секунд ткань платья ослабила объятия, расходясь выше пояса в стороны, словно раскрывающийся на рассвете цветок. Сверху Лера осталась в одном белом лифчике без бретелек, идеально поддерживавшем, высокие крупные груди. Блондинка быстро отыскала застежку между чашечек и нетерпеливо разъединила ее. Теперь беззащитная девушка, с руками, удерживаемыми Еленой над головой, сидела перед блондинкой топлес, отвернувшись в сторону, чтобы не показывать ей, пунцового от стыда, лица и, подступающих к глазам, слез.
— Они великолепны! Как будто скульптор вылепил… — Выпалила Маша, с нескрываемым удовольствием разглядывая тугие груди Леры идеальной каплевидной формы, увенчанные расслабленными темно-розовыми сосками. Женщина аккуратно, будто боясь повредить ценный экспонат, коснулась левой груди теплыми пальцами и погладила упругую плоть, заставив кожу покрыться мурашками. Девушка лишь вздрогнула в ответ, но не вымолвила ни звука. Тогда Маша нежно, подобно дуновению ветерка, пробежалась пальцами по ее правой груди. Прикосновения были легкими, но чувствительные прелести Леры отреагировали и на них поднимающимися сосками. Сама девушка сидела молча, отрешенно отвернувшись от женщины и стараясь сохранять спокойствие. А блондинка вдруг взяла ее за подбородок и через силу повернула к себе лицом со словами: — Я хочу чтобы ты смотрела.
Когда Лера, наконец, встретилась взглядом влажных карих глаз с Машиными тлеющими серо-голубыми, ладони блондинки накрыли ее плотные груди таким образом, чтобы возбуждающиеся сосочки оказались между большим и указательным пальцами. Женщина начала неспешно массировать их, не разрывая визуального контакта. А девушку все больше поглощало ощущение беспомощности и растущего сексуального напряжения, из-за умелой стимуляции одной из сильнейших эрогенных зон на молодом теле. За последнее Лера себя возненавидела в тот момент. И, в совокупности с невозможностью избавиться от ласк женщины, эти эмоции отлились слезами, все-таки скатившимися ее по худым щекам.
— Что ты, детка? Не нужно расстраиваться. Тебе будет очень хорошо. — Ласково проворковала блондинка, отразив на красивом лице искреннюю озабоченность. Руки ее, при этом, не прерываясь мяли упругие, будто мячи, округлости девушки, заставляя эрегированные соски твердеть все сильнее. Произнесенные слова, конечно же, ничуть не успокоили Леру, сознание которой оказалось распято между очередным морально-этическим барьером несогласия на лесбийский секс с незнакомой партнершей и быстро просыпающимся либидо. Она не отворачивала лица, расчерченного влажным дорожками слез, опасаясь вероятного наказания. А Маша продолжала ласкать восхитительные девичьи прелести, упиваясь эмоциями невольницы. — Ты такая юная и чувствительная. Меня это дьявольски заводит!
— Ааааааххххх… — У Леры перехватило дыхание, когда губы женщины впились в левый каменно-твердый сосок. При этом льдинки глаз не отрывались от лица девушки. Руки беспомощной жертвы непроизвольно дернулись в железной хватке Елены, четно стараясь опуститься для защиты. А Маша, картинно зажмурившись, словно довольная кошка, принялась сосать грудь Леры, приподнимая ее ладонью. Это было восхитительно и неприемлемо одновременно, потому девушка задышала чаще, едва заметно вздрагивая от порочного удовольствия, но не переставая проливать непрошенные слезы. — Ааааахххх… ааахххххххх…
— Лен, присоединяйся. — Распорядилась блондинка, оторвавшись ненадолго от темно-розового соска, сплошь покрытого ее слюной. Переведя взор с женщины на Леру, она настойчиво потребовала: — Сцепи руки за головой и не вздумай опускать. Поняла меня?
Девушка кивнула в ответ, исполняя требование Маши, ни на секунду не прерывавшей массаж ее, набухших от возбуждения и самой разминки, идеальных прелестей. Тем временем Елена, не мешкая, уселась по другую сторону от Леры и приняла ее левую грудь из расцепившихся пальцев блондинки. Как только женщина завладела вожделенной плотью, ее язык заскользил по бугристой ареоле и торчащей вершинке, заставив девушку инстинктивно согнуться в поясе в попытке хоть как-то избежать настойчивых ласк.
— Сиди ровно. — Сквозь зубы процедила Маша, грубее сжимая, доступную ей, грудь. — Ты просто наша игрушка. Если не будешь работать, как надо, то придется тебя сломать…
Услышав это, Лера, все же, заплакала, не находя больше сил сдерживать безысходною тоску. Однако, прекословить не решилась, выпрямившись и максимально разведя в стороны локти, сцепленных за головой, рук. Удовлетворенная ее послушанием, блондинка снова прильнула страждущим ротиком к левому соску, тогда, как правый услаждала Елена. Женщины методично и умело ласкали обостренно чувствительные девичьи прелести, не обращая никакого внимание на тихие всхлипы их обладательницы. И через некоторое время, Лера прекратила плакать, подхваченная усиливающимся потоком наслаждения, мчащимся от вздымающихся округлостей сверху к, залитому тягучим жаром, низу живота. Не желая того, девушка подчинялась навязанным условиям эротической игры для трех участников.
— Подержи ее сверху. — Приказала Маша, прервав, наконец, мучительно сладкие ласки, обращаясь к увлеченной процессом партнерше. — Я хочу посмотреть, что у нашей девочки между ног.
Елена послушалась, освободив ненадолго, распаленную Леру. Женщина задрала полу своего шикарного одеяния, освободив стройную ногу, которую потом пропихнула между спинкой дивана и спиной девушки. Затем, подхватила невольницу подмышки и с усилием пересадила так, чтобы она прилегла на Елену. Устраиваясь, Лера поясницей ощутила интимный жар и влажную ткань трусиков любовницы. Ее руки женщина расцепила, опустила вниз и засунула под собственные разгоряченные бедра ладонями, снова лишая возможности что-то ими предпринять.
А Маша сползла с дивана на ковер, усевшись на подогнутые колени. По-хозяйски подтянула подол легкого платья девушки вверх к поясу, обнажив крепкие округлые бедра. Затем бесцеремонно развела в стороны сильные ноги Леры, открывая доступ к промежности, защищенной лишь полоской белых, потемневших от порочной влаги, трусиков. И грубо стянула нижнее белье с невольницы, не оказавшей никакого сопротивления, добравшись, в конце концов, до самого сокровенного и вожделенного местечка.
— Какая ты красивая внизу! — Восторженно провозгласила блондинка, жадно разглядывая ровный треугольник подстриженных темных волос на ее лобке, обращенный высокой вершиной к, влажно поблескивающим, вспухшим половым губам. На промежности волосы постепенно исчезали по направлению от лобка к колечку ануса. Утолив эстетический голод, Маша решила перейти к насыщению плоти, приближая холеное лицо к сочащейся смазкой вагине.
— Мммм…. — Застонала Лера, вздрогнув всем телом, когда женщина втиснула горячий язычок между складками ее нежной плоти, нащупывая зернышко напряженного клитора. Быстро отыскав желаемое, Маша стала изучать его, жаля короткими быстрыми движениями. Ее юркие пальцы аккуратно раздвинули в стороны, опаляющие горячие и влажные, половые губы, чтобы облегчить доступ к главному источнику наслаждения. Девушка плотно зажмурила раскосые глаза и откинула голову назад, устроив ее на плече Елены. Вынужденно приняв пассивное положение рабы совокупной воли хозяек положения, она расслабилась и отключила все доступные ограничения. Лера тонула в океане эротической истомы, увлекаемая все глубже умопомрачительными ласками блондинки. А затем и вторая женщина добавила остроты ее ощущениям, плотно обхватив пальцами роскошные груди и нежно играя с напряженными сосочками. Сладкая пытка продолжалась и продолжалась, сопровождаемая усиливающимися стонами девушки: — Ммм.. Ааахххх! Мммм!
— Ты просто сокровище! — С улыбкой сообщила Маша, отстранившись от раскрасневшейся вагины через какое-то время. Ее подбородок и шея, как и слипшиеся волосы в промежности девушки, были залиты мускусно пахнущей тягучей влагой. Лера разомкнула веки, мутно воззрившись на блондинку через пелену развратного блаженства. — Хочу побывать в тебе. Поднимайся и ставь ножку на диван, детка.
Не дожидаясь слегка заторможенной реакции девушки, Елена отпустила ее обласканные упругие округлости, взяла за плечи и помогла принять вертикальное положение. Как только Лера оказалась на ногах, Маша быстро освободила ее от платья, сбросив его, бесформенной грудой смятой серой ткани, на пол. Затем, оказавшись лицом к лицу с абсолютно послушной девушкой, помогла ей принять желаемую позу. Елена, тем временем, прижалась к Лере сзади, закинув ее левую руку себе на плечо, чтобы обеспечить необходимую устойчивость. Таким образом, девушка, из одежды на которой остались только босоножки на тонких прозрачных ремешках, оказалась стоящей между двумя женщинами с закинутой на диван ногой и открытой для любого вторжения промежностью.
— Привет. — Игриво произнесла блондинка, неспешно запуская узловатый средний палец в жаркое влажное влагалище Леры. Ответом ей послужил тихий стон девушки, приглушенный, томно закушенной, нижней губкой. Погрузившись на всю длину, палец задвигался внутри, тревожа чувствительные стенки и заставляя Леру мелко подрагивать. — Мне тут нравится…
— Мммм….. Аааааахххх…. Ммммаахх… — Реакция девушки на проникновение была пока еще не громкой, но чувства одолевавшие ее читались без труда. Лера ловила изменчивые потоки ветра блаженства, создаваемые умелой стимуляцией нужных точек в глубине ее сокровенной пещерки. Девушка чувствовала себя биологическим механизмом в руках опытного мастера, искушенного в обращении с ней подобными. Маша была нежна, но не медлительна, и громкость стонов Леры довольно скоро на порядок возросла: — Ммм! Аааахх! Ммммм… Мм!
— Тебе хорошо, милая? — Шёпотом спросила Елена, приблизив жаркие губы к самому ушку девушки. Одна ладонь женщины, при этом, прикрыла ее стоячую грудь, а вторая легла на крепкую круглую ягодицу.
— Мммм… Дааа… Ммм! — Согласилась Лера в перерыве между страстными возгласами, вызванными совместной стимуляцией сверху и снизу.
— Я сейчас поиграю с твоей попкой, хорошо? — Ласково поинтересовалась женщина, продолжая обжигать ушко девушки горячим дыханием. А юная прелестница, в такт движениям кисти блондинки, слабо извивалась и терлась, обнаженной спиной о небольшие, заостренные к напряженным вершинкам, холмики и подкаченный животик Елены, укрытые тонкой тканью.
— Аааахх! Дааа… Да! — Выкрикнула Лера, до предела заведенная пальцем блондинки, буравящим ее, истекающую любовным соком, щелку. Заручившись согласием невольницы, женщина обильно смочила указательный палец в вагинальной смазке, несколько раз проведя им по промежности девушки, и неспешно вошла в тугой анус. У Леры, от непередаваемо яркого наслаждения, подкосились ноги, когда пальцы обеих любовниц заполнили сразу оба самых сокровенных отверстия ее гиперчувствительного тела. Девушка не рухнула на пол исключительно благодаря тому, что обнимала Елену за плечи. А, когда любовницы начали ими двигать, постепенно синхронизируясь и периодически соприкасаясь через мышечные перегородки, Лера вовсе потеряла голову. На ее привлекательном лице отобразилась сладострастная мука, а рот распахнулся в безмолвном крике. Каждая фрикция во влагалище и анусе заставляла тело девушки конвульсивно содрогаться. Очень скоро к Лере вернулся голос и она принялась протяжно стонать: — Мммммм! Аааааахххххххх! Ммммм…
— Ты теперь вся наша. Так, милая? — Спросила Маша, без устали работая кистью в, истекающей любовным соком, промежности девушки.
— Мммм!! Аааахх! Даааа! Даа!! — Не помня себя выкрикнула в ответ Лера, распутно подмахивая бедрами, чтобы еще глубже принять в себя пальцы любовниц. Неожиданно, блондинка прервалась, извлекла скользкий от смазки палец из возбужденной щелки, а обратно ввинтила уже два, изменив угол ввода. Теперь Маша целенаправленно стимулировала переднюю стенку влагалища девушки, а Елена продолжала разрабатывать ее попку. Одну грудь, начавшей постыдно повизгивать от удовольствия, Леры сжимала фотограф, а ко второй смачно присосалась блондинка, схватив при этом невольницу за напряженную ягодицу. — Аааа!! Ммммм!! Ааааахххх!
Никогда раньше не доводилось молодой девушке испытывать подобных ощущений. Схожее воздействие продемонстрировала ей Елена еще в студии, но тогда они были только вдвоем. Сейчас же, мало того, что Леру имели, в прямом смысле во все щели, две женщины, так еще и происходило это в, хорошо-бы, закрытой комнате выставочного зала с огромным окном на пол стены. Четкое осознание этого, а также неземные, феерические эмоции от запретных ласк умелых любовниц, превратили бывшую скромную натуралку в похотливо скулящую, текущую сучку, готовую на все, лишь бы ей позволили кончить. И ей позволили. Оргазм накрыл, почти ничего не соображающую от животного вожделения, бесконтрольно извивающуюся девушку. Вместе с заключительным сладострастным криком, из вагины Леры вырвалась мощная струя жидкой эссенции порока. Девушка еще несколько долгих мгновений дергалась в экстазе, подстегиваемая женщинами, и не думавшими так скоро отпускать ее, изливая на промокший ковер быстро иссякающий, прозрачный эякулят. А потом просто повисла на руках партнерш, совершенно лишившись сил.
— Давно такого не видела. — Заявила через минуту, крайне всем довольная, Маша, помогая Лере усесться на диван. Ее рука, доставившая столько чувственного наслаждения юной прелестнице, была влажный от любовного сока. И блондинка, картинно облизывая пальцы, состроила глазки Елене, также принимавшей участие в размещении девушки. — Здорово, что ты нас познакомила.
— Я же говорила, что она просто бомба! — Радостно ответила фотограф, переводя взгляд зеленых глаз с полной энергии Маши на изможденную, распластавшуюся по мягкому дивану Леру. — И она, как чистый лист. Можно писать, что и как пожелаешь…
— Где ты, говоришь, ее нашла? — Восторженно спросила блондинка.
— Как всегда, искусство всему виной…
Вполуха слушая разговор подруг, девушка, внезапно почувствовала легкую вибрацию, распространяющуюся по поверхности дивана. Не сразу, но она поняла, что это ее смартфон в клатче где-то поблизости получает входящий вызов. Открыв глаза, чтобы найти гаджет Лера, будто по волшебству, сразу заметила в окне своего молодого человека, стоящего в зале возле «Оков страсти». Он, звонил по мобильному и можно было не гадать, кому именно. Рядом с парнем, нетерпеливо озираясь, стояли двое знакомых, неизвестно каким ветром сюда занесенных. Пока неподвижно лежащая, нагая девушка оценивала ситуацию, звонок оборвался. А через несколько секунд повторился опять. Очевидно, молодой человек начинал нервничать, и Лера, совершив титаническое усилие над собой, дотянулась до, провалившегося между сидением и спинкой, клатча. Потом быстро извлекла жужжащий, целиком выполненный из прочного стекла, смартфон и скинула вызов с параллельным отправлением сообщения: » Занята, не могу говорить. Перезвоню позже.» А после, включила авиарежим и отложила гаджет в сторону, размышляя над тем, что теперь уж точно придется разорвать существующие отношения. Ведь того, что ей довелось сегодня испытать, нынешний парень обеспечить не в состоянии, да и серьезной влюбленности к нему больше не наблюдается. Видимо, наступил в ее жизни новый этап, суть и смысл которого только предстоит узнать.

(Всего 118 просмотров, 1 сегодня просмотров)
8
Серия произведений:

Муза

Продолжение серии:

Zver_A

Я сложный человек

Добавить комментарий