Skip to main content

Мы родом из детства

Наша память интересно устроена. Мы склонны помнить хорошее и забывать плохое. Вот и у меня многие яркие воспоминания детства врезались в мою память на всю жизнь. Я абсолютно точно помню многое из моего даже раннего детства, причем в мельчайших деталях. До сих пор, уже став большим мужчиной, я удивляюсь тому, что мои взрослые родственники не воспринимали всерьёз меня, тогда маленького, но все же разумного человечка. Почему-то они считали, что я тогда не понимал суть каких-то событий, и не мог испытывать эмоции, связанные с противоположным полом.

Мой рассказ будет как раз о моих детских переживаниях, которые важны для меня и которые мне приятно вновь и вновь извлекать из глубин моей памяти, памяти почти пятидесятилетнего человека. Поэтому хочу попросить модераторов отнестись с пониманием и предоставить возможность публикации этого рассказа. В нем не будет сцен половой связи с несовершеннолетними, но я считаю, что тут будет важно указывать конкретный возраст участников, так как без этого невозможно погрузиться в атмосферу сюжета и утратятся смысловые связи повествования.

Теперь о сути рассказа. В нем я расскажу о наиболее интересных моментах моего детства, а позже и юности, позволивших мне познакомиться в красотой женского тела.

Себя я отчетливо помню, начиная где-то с четырех лет. Тогда, в начале 1980-х годов мы с мамой и папой жили в одном крупном городе, в котором также проживало и множество других наших родственников. С ними мы были очень дружны – помогали друг другу, вместе отмечали праздники, да и просто часто встречались. Мои родители были геологами и частенько уезжали в экспедиции. Оба романтики, веселые и жизнелюбивые люди. Отец высокий, красивый брюнет, а мама миниатюрная миловидная блондинка. Познакомились они в какой-то геологической партии, когда работали на Севере. Тогда папе было двадцать четыре, а маме двадцать три года. Родился я через два года после их свадьбы.

Когда родители уезжали надолго, меня оставляли в семье моей тёти Вики, младшей сестры моей мамы. Тетя Вика была младше мамы почти на три года. В отличие от мамы она жгучая длинноволосая брюнетка с бездонными черными глазами, но такая же худенькая и хрупкая, немного выше мамы. Тетя работала в театре костюмером. Её муж, дядя Саша, работал на железной дороге сначала проводником, а потом уже стал начальником поезда. Его тоже частенько не было дома. Детей у них тогда ещё не было. Тетя с дядей тоже были веселыми, добрыми людьми, ко мне они относились просто прекрасно. Но большинство времени я проводил, конечно же, со своей любимой тетей. Вечерами мы с ней играли в настольные игры, смотрели мультики, болтали обо всем. Тетя мне читала сказки и рассказывала всякие истории из её театра. Я всегда был внимательным слушателем, и ей нравилось мое внимание, моя готовность выслушать и обсудить важные для неё события. Тетя Вика меня не очень стеснялась, и я часто видел её дома в нижнем белье. Когда мы оставались одни, она ходила по дому в одних трусиках с голым верхом. А при дяде она одевала еще халатик. Мне нравилось смотреть на её голое красивое тело. На этот счет тетя меня ничего не спрашивала, а я ничего ей не говорил и не спрашивал.

Иногда к ней приходили подруги, и тогда они уже болтали без меня на свои, не интересные мне, темы. А на выходные мы часто ездили к бабушке с дедушкой. Они жили в частном доме на другой стороне города. Там мне тоже нравилось, такая добрая, уютная обстановка. У них была своя небольшая, но добротная банька, и мы иногда ходили в нее мыться. Бабушка с дедом вместе редко ходили в баню, а вот я с тетей всегда туда ходил. Иногда бабушка ходила вместе с нами. Хорошо помню первый мой поход в баню со своей тетей.

– Вова, ты мыться в бане будешь? – спросила тетя Вика, – пойдешь со мной?

– Да, буду, – ответил я, в душе не веря, что мы там будем голые.

– Если будешь жаловаться на жару или хныкать, то скажи сразу, – предупредила меня тетя, – тогда я тебя дома в ванне помою.

– Нет, я не буду жаловаться, – заверил я, не сильно понимая, что такое вообще баня.

Мы взяли банные принадлежности и пошли. В предбаннике тетя раздела меня и отправила внутрь. Я зашел в парилку. Там был приглушенный свет, у стены стоял полок высокий и низкий, была лавочка, а в углу каменка. Ну и конечно всякие тазики, веники, мочалки и прочие принадлежности.

Чуть погодя вошла тетя, она была абсолютно голая. Я старался не сильно на нее глазеть, чтоб она не рассердилась на это. Тогда я не знал точно можно её рассматривать или нет, как она к этому отнесется. Я впервые увидел, то, что раньше видел только прикрытое трусиками. Мне определенно было приятно, волнительно и интересно смотреть на её аккуратную черную меховую подушечку между ног. Тетя вела себя совершенно естественно, как будто в таком виде каждый день появляется передо мной. У неё там были длинные черные волосики, но все было аккуратное, а не сплошные заросли. Хотя хорошо все рассмотреть мне тогда не удалось. Мы попарились, помылись и пошли домой. Мне понравилось мыться в бане. Позже мы частенько вдвоем посещали баню, а иногда с нами еще была бабушка. Конечно, она была не такая красивая, как тетя, но все же мне было интересно и её рассматривать. Вот у бабушки там были действительно джунгли, огромная меховая варежка. Они вели себя, как ни в чем не бывало, словно я вообще ничего не понимаю. Но я все понимал, и старался не выдавать своего интереса. Мне было интересно все рассмотреть у тети, как там у нее все выглядит, но такой возможности мне не предоставлялось. Волосики было видно, смотри на здоровье, а вот что там дальше, увы, нет.

Один раз со мной произошел неприятный случай. То, что в садике мы все показывали друг другу письки, это было вполне нормальное явление для нашего возраста. Но один раз я подглядывал, как писает воспитательница. Она подняла скандал, отчитала меня, рассказала об этом тете Вике, когда та пришла забрать меня из садика. Вообще у нас было две воспитательницы, одна помоложе, а вторая постарше. Которая помоложе не обращала внимания на меня, когда я подглядывал за ней, и не раздувала скандал из этого. А вот которая постарше, устроила скандал. Это был полнейший провал, об этом узнали все, и дети, и их родители. Мне стало очень стыдно, я готов был провалиться от такого позора. Всю дорогу домой тетя молчала, а я ждал дома разнос. Но, к моему удивлению, ничего особенного не произошло. Мы покушали и тетя, закончив с домашними делами, подсела ко мне.

– Давай, рассказывай, как все было в действительности, – спокойно сказала мне тетя.

Я изложил все как есть. Не стал ничего утаивать и врать. Тетя внимательно выслушала меня, а на её лице временами мелькала улыбка.

– И только из-за этого она подняла такой шум? – разочарованно подвела итог она.

– Да, только поэтому она ругалась на меня, – сказал я.

– А ты хулиган, оказывается, – сурово посмотрела на меня тетя, – будешь ещё так делать?

– Нет, не буду, честное слово, – заверил я.

На этом тетя закончила воспитательную беседу. Дальше наша жизнь пошла прежним чередом. Я переживал, что тетя все расскажет маме, а уж та со мной церемониться не станет, но спросить про это тетю я боялся. Я все время думал, что надо в удобный момент поговорить с ней про это. Но дальше все получилось по-другому.

Мы опять поехали к бабушке и дедушке. Всю дорогу я переживал, пойдем ли мы в баню, ведь в свете последних событий меня могли исключить из числа заядлых банщиков. К моему удивлению тетя не стала делиться подробностями моих шалостей в садике со своими родителями, и мне стало как-то легче на душе.

– В баню идем? – спросила тетя.

– Идем! – не раздумывая ответил я.

Мы собрались и пошли мыться. Все было как всегда, тетя Вика попарила меня и себя веником, и легла на верхний полок.

– Ух, жарко, устала, – сказала она.

Тетя Вика вытянулась во всю длину и лежала так несколько минут, а я сидел на нижнем и тоже отдыхал от пара.

-Ты как, живой? – весело спросила тетя.

– Хорошо, – отозвался я.

– Жарко сегодня мы накочегарили, – сказала она, – аж невмоготу.

– Мне нормально, – сказал я.

Краем глаза я заметил движение наверху. Тетя Вика, подтянула под себя ножки, согнув их в коленях и немного разведя их в стороны. Я понял, что если туда заглянуть, то будет хорошо видна писька моей тети. Мое сердце колотилось от этого внезапного открытия, но я боялся, что тетя заметит, и будет ругать меня. Я очень аккуратно посмотрел на нее. Тетя лежала лицом вверх, её глаза были закрыты, и я решился. Сначала я вывернул свою башку в сторону предмета моего интереса, но видно было плохо. Немного осмелев, я тихонько подкрался ближе и вот она, писька моей тети перед моим лицом. Тетя Вика лежала неподвижно, её раздвинутые ножки открывали мне прекрасный вид её розовой письки. Я смотрел на нее и не мог оторвать свой взгляд от такой красоты. Впервые мне выпала удача увидеть письку женщины, да не просто женщины, а письку красивой женщины, моей любимой тети Вики.

Тетя Вика громко вздохнула, и я быстро занял свое прежнее положение. Она снова вытянулась в полный рост.

– Ну что, собираемся? – спросила тетя.

Я только смог кивнуть ей в ответ, меня внутри пробирала дрожь, я боялся, что она заметит мое волнение и поймет, что я подглядывал у неё. Но все обошлось, она вроде ничего не заметила. Мы закончили как обычно, собрались и вернулись в дом. Потом, по дороге домой, и дома я все еще находился под сильнейшим впечатлением от увиденного. Даже когда мы уже легли спать, меня колотило, и я долго ворочался.

– Ты себя хорошо чувствуешь? – спросила тетя, – ничего не болит?

– Нет, все хорошо, – ответил я, – что-то уснуть не могу.

– Иди ко мне, будем вместе спать, – позвала она, – а то не дашь мне выспаться.

Я лег под одеяло рядом с тетей, и она обняла меня. Мне стало так спокойно и хорошо.

– Теть Вик, а ты не расскажешь маме про воспитательницу? – решился я наконец-то спросить.

– Не знаю пока, ещё надо подумать, – серьезным голосом ответила она.

Мое сердце в этот миг провалилось куда-то глубоко вниз, все похолодело и, кажется, я даже перестал дышать.

– Да конечно ничего не скажу, – выдержав паузу, сказала тетя уже звонким веселым голосом, – испугался!

– Ага, – не веря своим ушам, выдавил из себя я.

– Спи, вставать рано, – сказала она.

Я повернулся лицом в ней и обнял. Так мы и уснули.

Потом мы стали жить нашей обычной жизнью, ничего необычного не происходило. Мы по-прежнему иногда ходили в баню, но все было как раньше. Мы просто мылись, а я украдкой разглядывал мохнашки тети и бабушки.

Через какое-то время вернулись родители. Я вроде и был рад, но что-то неуловимое ушло из моей жизни. Они после длительного отсутствия притирались к городской жизни, и со мной общались иногда странно. То говорили, что я уже большой, то сюсюкались, как с малышом. Но потом все вернулось в нормальное русло, и мы стали нормальной семьёй. Не стану утомлять повседневщиной, там ничего интересного не происходило.

Через какое-то время все собрались у стариков. Тетя Вика там тоже была, а вот дядька опять был в рейсе. Короче, все пили, ели, разговаривали. И вот дело дошло до бани.

– Вов, ты с нами пойдешь? – спросила тетя.

– Пойду, – ответил я, предвкушая поход в такой компании.

Отец не захотел идти, он вообще не любил баню. Вот мы и пошли вчетвером: мама, тетя, бабушка и я. Я разделся, и как всегда, шмыгнул внутрь.

– Да ты чего, он же еще маленький, ничего не понимает, – услышал я как тетя говорила моей маме насчет меня.

Они зашли, и я успокоился – все были голые. Мы мылись и парились как всегда. Первое время мама стеснялась меня, а я старался не смотреть на нее и делал вид, что меня ничего не интересует. Позже она освоилась и перестала стесняться. Конечно же, мне было интересно рассмотреть её. В отличие от тети и бабушки, волосики на маминой письке были светлые. Увидеть там что-нибудь было невозможно из-за плотного мехового покрова. Но мне все равно было очень интересно находиться в одном помещении с тремя взрослыми голыми женщинами. Как же замечательно, что все они считали меня бестолковым младенцем! Это не могло сравниться со всеми теми письками, которые раньше я видал у сверстниц.

Через несколько месяцев родители стали готовиться в экспедицию. Я предвкушал, что скоро я опять буду много времени проводить со своей, не обременённой комплексами, тетушкой. Жизнь казалась такой прекрасной. Но вдруг в один прекрасный день, во время нашего визита к тете с дядей, я случайно услышал разговор взрослых. Я узнал, что тетя Вика беременна и скоро у них будет ребеночек. И правда, у тети уже виднелся небольшой животик, на который я раньше как-то не обращал внимания. С одной стороны я тоже радовался за них, а с другой стороны какие-то эгоистичные струнки трепетали в моей душе. Я понимал, что теперь все внимание будет тете Вике, что теперь у них дома постоянно будут какие-нибудь родственники, чтоб помогать ей, и, в конце концов, она перестанет брать меня в баню, потому что сама перестанет туда ходить. Мне было очень грустно от таких мыслей.

Тем не менее, вскоре родители уехали, а я опять перебрался жить к тете с дядей. Пока ничего в нашей жизни особо не изменилось. Дядя по-прежнему чередовал рейсы с отдыхом, иногда наведывалась бабуля, вот, пожалуй, и все. Животик тети Вики постепенно становился больше, а характер её, на мой взгляд, совсем не изменился. Она, как и раньше оставалась доброй и веселой. Я помогал ей, как мог, выполнял её мелкие поручения по домашним делам. Теперь, когда мы оставались вдвоем, она ходила по дому в рубашке мужа и трусиках. Другую одежду она не любила, и надевала что-то еще только когда кто-то приходил. Иногда мне выпадала удача увидеть её голое тело, но это было редко. Я отметил, что её грудь стала значительно больше, что меня тогда тоже удивило. Мне нельзя было задавать ей вопросы на такие темы, а то она могла понять, что я уже все понимаю, и тогда бы я вообще ничего не увидел бы. Мне тогда уже было шесть лет.

Как-то раз, тетя Вика, выйдя из ванной, позвала меня.

– Хочешь послушать, как шевелится ребеночек? – спросила она меня.

– Да, а можно? – ответил я, не очень понимая, что мне надо будет делать.

– Приложи ухо к моему животику, – сказала тетя, – тогда можно услышать.

Я подошел к ней, но мое ухо было как раз на уровне её трусиков. Прислонившись ухом у нижней части животика, мое лицо было направлено именно туда, где её писька была прикрыта тканью трусиков. Чтобы было удобней, я обхватил ноги тети руками.

– Слышишь? – поинтересовалась она.

– Слышу, – ответил я, хотя отчетливо я ничего не слышал, но какие-то звуки определенно я различал.

– Давай еще постоим так, – попросила тетя, – мне так становится спокойней.

– Давай, – согласился я, в душе обрадовавшись, что она сама попросила меня об этом.

Так мы стояли довольно долго. Мне было очень приятно от осознания того, что в нескольких сантиметрах от моего носа находится писька моей любимой тети, и, что главное, ей самой это нравится. Впоследствии такие обнимашки стали нашим обязательным ритуалом. Когда дядя был дома, то они с тетей сами постоянно обнимались, и он старался за то время, что он дома, переделать все дела по хозяйству. А когда он уезжал, то у нас все становилось, как прежде.

Один раз мы долго не ложились спать, о чем-то говорили и пили чай. Когда стали готовиться спать, тетя пошла в свою комнату.

– Давай сегодня спать вместе? – спросила она, – мне что-то тревожно.

– Давай, – удивился я, но ничего не стал спрашивать.

Мы легли в кровать, и еще какое-то время болтали, тетя Вика лежала на спине. По привычке я хотел обнять тетю, но смог только положить руку ей на животик, ночнушка задралась выше пупка. Я стал нежно гладить его, он был такой необычный, кругленький с натянутой кожей. Гладя его со всех сторон, я вдруг понял, что на ней нет трусиков. Каждый раз, гладя животик снизу, я постепенно опускался ниже и ниже. И вот я стал ощущать пальцами жесткие волосики на её письке. Тетя Вика спокойно лежала и не была против этого. Наоборот, в очередной раз она остановила мою руку и положила ладошку на свой лобок. Я всей ладонью ощутил подушечку её жестких волосиков, было невероятно приятно осознавать, что моя рука накрывает письку моей тети. Я уже знал, как там устроено, но не стал двигать свою ручонку дальше. Так мы и уснули.

Такое у нас бывало еще несколько раз. Не знаю, почему это происходило не всегда, наверное, зависело от настроения тети. Когда она хандрила, то звала меня спать вместе, а когда была веселой, то спала одна. Иногда я сам просился к ней, и она не отказывала. При этом тетя никогда не просила меня, чтоб я никому не говорил об этом. Меня такое обстоятельство немного удивляло, но позже я пришел к выводу, что она прекрасно понимала, что я на меня можно положиться.

Как бы то ни было, но когда я залазил под одеяло к моей тетушке, мне было можно гладить её и держать свою руку на её письке, запускать пальцы в жесткие кудряшки. И это при том, что моя двоюродная сестра Лена, которая старше меня на два года, всегда позволяла мне посмотреть, но никогда не давала потрогать. А тут такое… Иногда тетя Вика ходила в одной рубашке своего мужа, надетой на абсолютно голое тело. Я видел это, вернее, замечал. Но решиться на наши обнимашки в такой ситуации никак не мог, боялся, что тетя не разрешит и потом тоже не будет разрешать обнимать её. Просто украдкой подсматривал за ней, когда предоставлялась возможность. Но один раз вечером я все же решился.

Тетя Вика вышла из ванной, где провела, наверное, час. Она выглядела потрясающе! В свежей рубашке, которая только слегка прикрывала её прелести снизу, с собранными в хвост черными, как смоль, волосами. А самое главное, она прямо светилась от радости, на её личике была еле уловимая улыбка. Я принял это на свой счет и пошел ей навстречу. Мы остановились в коридоре, и я привычно обнял её за ножки. Трусиков на тете не было, но она меня не останавливала, и я прижался ухом к нижней части животика, а щекой к лобку. Мы долго стояли так неподвижно, тетя гладила меня по голове, а я в упор смотрел на её шелковистое чудо. От тети пахло как-то невероятно, то ли кремом, то ли каким-то парфюмом, не знаю, но меня это сводило с ума. Животик стал уже совсем большой и козырьком нависал надо мной.

А потом вернулись мои родители, и закончилась моя идиллия. Мама перешла на другую, административную должность, она решила, что мне скоро в школу и нужен будет постоянный присмотр. Тогда я осознал, что эпоха любования моей красивой тетей для меня закончилась.

И вот я пошел в первый класс. Мама каждый день была дома, и мы с ней проводили большую часть времени, каждый вечер делали уроки, за которые мне частенько попадало. Мне было с ней хорошо, потому что мама есть мама, но не хватало тех ощущений, к которым я уже привык. Конечно, что тут скрывать, я пытался подглядывать за ней, но мои попытки крайне редко были удачными. Лишь изредка удавалось увидеть её грудь, либо в трусиках. Но это было не то…..

К тому времени тетя Вика уже три месяца как родила дочку Иру. Теперь мы с ними виделись очень редко, ведь все заботы их крутились в основном вокруг малышки.

Позже я узнал, что мама тоже ждет ребенка. Только её беременность протекала тяжело. Очень часто ей было плохо, настроение тоже скакало непредсказуемо. Короче, в этот период я, в основном, был предоставлен сам себе, мама не стремилась заниматься мною. Лишь изредка она пыталась контролировать мою учебу, но запала надолго не хватало. При этом с учебой у меня было в принципе неплохо, и она стала отслеживать только мою текущую успеваемость – нет двоек, вот и хорошо.

Отец дорабатывал экспедицию, и тоже собрался переходить на административную должность, чтоб быть с семьей. А пока я был помощником мамы, ведь у меня уже был опыт совместного проживания с беременной женщиной. Я ходил по магазинам, выносил мусор, убирался, мыл посуду и еще много чего делал, стараясь освободить маму от этих хлопот. Внезапно вернулся отец, но в моей жизни ничего поменялось, я учился, а родители занимались своими взрослыми делами. Когда я уже был во втором классе, мама родила мою сестренку Таню. И опять все повторилось, родители были поглощены заботами о дочке, а я был либо в школе, либо на секции, либо болтался на улице с пацанами.

Шло время, моя жизнь не отличалась разнообразием. Все вроде бы было хорошо, но никаких эротических приключений в моей жизни уже не стало, а мне хотелось вновь взглянуть на женские прелести. Редко мы виделись с двоюродной сестрой Леной, и, конечно же, удовлетворяли взаимный интерес. Это тоже было классно, но немного не то. Мои детские впечатления, полученные от общения с тетей Викой, навсегда отпечатались в моей памяти и сформировали мои предпочтения.

Где-то в классе пятом, я еще раз испытал сильные эмоции от отношений с противоположным полом, а именно, с красивой взрослой женщиной. Бабушка уже жила одна, дед год как умер. Ей одной трудно было содержать частный дом, а мы не могли там постоянно жить с ней. Первое время все родственники приезжали ей помогать – таскать воду и уголь, колоть дрова, убираться и прочее. Через некоторое время бабуля поняла, что это неудобно ни ей, ни остальным. Переезжать к нам или тете Вике она наотрез отказалась. В итоге бабушка решила сдавать часть дома квартирантам. К ней заселилась молодая семья – муж Ассатуло, жена Динара и годовалая дочь Аня. Ассатуло был старше жены лет на пять-шесть, а кто он по национальности я не знал. Динара была узбечка, ей тогда исполнилось 25 лет. В принципе семья как семья, нормальные общительные люди. Какое-то время мы все к ним присматривались, но потом успокоились. Ничего плохого от них не ожидалось. Они помогали ей по дому и с огородом. Бабуля выделила им большую комнату, а сама жила в другой. Зал, совмещенный с кухней, оставался общим. Мы по-прежнему частенько бывали в гостях у бабушки, и вместе с квартирантами сидели за общим столом.

Я украдкой поглядывал на Динару и она замечала это. Дина была весьма красивой женщиной. К тому времени я уже понял, что брюнетки моя слабость, может быть, поэтому Динара мне так понравилась. Из всех родных, я, наверное, чаще всех бывал у бабушки. Мама часто меня посылала к ней с всякими поручениями, да и сама бабуля меня просила то об одном, то о другом. Как-то я приехал к ней, но дома была только Дина с Анюткой. Бабушка еще не вернулась от соседки, а Ассатуло был на работе. Какое-то время мы с Диной болтали о всякой ерунде, как вдруг захныкала спящая Анютка и Дина ушла кормить её. Я смотрел телек в зале, как Дина позвала меня.

– Вова, можешь принести водички попить, а то я встать не могу, – сказала она.

– Сейчас принесу, – ответил я.

Я зашел в их комнату со стаканом в руке, и тут же бросил взгляд на грудь Дины, которой она кормила. Пока Дина пила, я наслаждался красотой открывшегося мне зрелища. Грудь у Дины была действительно красивой, было на что засмотреться. Дина заметила мой интерес к столь интимному процессу, но никак не отреагировала.

– Ты, что не видел как кормят детей? – спросила она.

– Видел, мама сестру кормила, – сказал я.

– Так чего же так смотришь? – не унималась Дина.

– Красиво, – честно ответил я.

– Да? – удивилась она, – тебе правда нравится?

– Конечно нравится, – ответил я, – ты вся такая красивая.

Дина немного смутилась, видимо она не ожидала такого разговора с мелким пацаном. Она докормила дочку, укачала её, и вернулась ко мне. Мы еще какое-то время поболтали, а потом вернулась бабуля, и мы с ней занялись какими-то делами.

У Дины была одна проблемка – её муж не разрешал ей есть шоколад. Я не знаю, с чем это было связано, только помню, что у них доходило до серьезного скандала, если он узнавал, что Дина его ела. Может быть, Дина чем-то болела или еще что-то, но Ассатуло категорически не разрешал ей его. А Дина просто обожала шоколад и шоколадные конфеты.

Как-то мама послала меня в магазин. Уже стоя в очереди, я увидел на кассе плитки шоколада «Сказки Пушкина». Этот шоколад я и сам очень любил, он был хорошим советским шоколадом, такие небольшие плиточки в фольге с картинкой. Подойдя к кассирше, я все же купил одну плиточку. Подумал угостить Дину, когда никто не будет видеть. Так я и сделал. В очередной мой визит к бабуле я улучил удобный момент и сунул шоколадку Дине.

– Это тебе, – тихо сказал я.

Мы заговорщически переглянулись и мгновенно поняли друг друга по глазам. Дина сразу спрятала плитку, и, наверное, съела её позже.

Прошло несколько недель, и я опять поехал к бабушке. По дороге я снова купил шоколадку для Дины. Мы с бабулей выполнили все поручения моей мамы, и она посадила меня кушать, а сама пошла что-то делать на огороде. Мы остались с Диной и спящей Анюткой. Я выскочил из-за стола и заглянул в комнату Дины.

– Держи, – вручил я ей плитку.

– Спасибо! – чуть не взвизгнула Дина.

Я вернулся за стол. Через пару минут я покончил с обедом и положил посуду в мойку.

– Вова, иди сюда, – позвала меня Дина.

Я зашел к ней в комнату. Дина стояла посреди неё.

– Я хочу тебя отблагодарить, – сказала Дина и подняла подол своего халатика.

Под халатом у неё ничего не было, и мне открылся прекраснейший вид – красивая, покрытая черными волосами писька Дины. Я обалдел от такого поворота событий.

– Какая красивая! – только и смог пролепетать я.

Дина продолжала так стоять, как бы приглашая меня посмотреть. Я быстро встал перед ней на колени, и её красота оказалась перед моими глазами. Я смотрел во все глаза и гладил ладошкой упругие волосики. На лице Дины сияла улыбка, а я продолжал трогать это сокровище.

– Давай прекращать, – сказала она, – а то бабушка сейчас вернется. Потом еще посмотришь.

Она одёрнула халатик, и мы переместились в зал. Сердце колотилось от волнения и неожиданности произошедшего. Вернулась бабуля и стала хлопотать по дому, а Дина о чем-то щебетала с ней, словно ничего и не было. Я же пребывал под сильнейшим впечатлением, которое не отпускало меня. Перед глазами до сих пор была картинка красивой письки Дины, а в штанах предательский стояк. В моем сознании сразу проявились те памятные воспоминания о женских прелестях, которые мне уже довелось повидать. Через какое-то время меня все же отпустило, я смог передвигаться, и собрался домой.

В моей жизни снова появилась цель. Я стал чаще бывать у бабушки в надежде снова увидеть предмет моего интереса. Дина вела себя абсолютно естественно, она на людях никогда не уделяла мне какого-либо особенного внимания, а мне казалось, что она больше мне ничего никогда не покажет. Я по-прежнему украдкой угощал её шоколадками, а Дина меня просто благодарила и прятала их. И все…. Но надо сказать, что и удобной ситуации пока не представлялось, постоянно либо кто-то был рядом, либо Анютка не спала, либо еще какие-то обстоятельства. Но меня все же грела мысль о словах Дины, что я ещё посмотрю.

Так и получилось. Был какой-то праздник или выходной, и все взрослые отправились к другим нашим родственникам, которые переезжали из квартиры в частный дом. Вот все, в том числе и Ассатуло, и бабуля, отправились туда. Я сообщил родителям, что иду в кино с друзьями, и мы договаривались заранее, поэтому не поеду с ними. На улице было тепло, поэтому все планировали отметить переезд, а это означало, что вернутся поздно. У меня был весь день, и я тщательно подготовился. Изучил расписание фильмов в кинотеатрах, выбрал фильм, который уже видел, чтоб на вопросы родителей мог ориентироваться по сюжету. Кроме того, получил от родителей всю необходимую мне информацию об их планах, во сколько они начинают переезд и прочее. Как только они уехали, я сразу начал движение в сторону бабушкиного дома.

Подойдя к её забору, я изучил обстановку, и, убедившись, что никаких признаков нахождения бабули и Ассатуло нет, вошел в дом. Дина радостно встретила меня, а я вручил ей дежурную шоколадку. Она радовалась ей, как ребенок. Мы сидели в зале и болтали о всякой ерунде, но все мои мысли были заняты вопросом: ну когда же? Дина вела себя так, как будто и не планировала ничего мне показывать, а я уже стал волноваться, но спросить не решался. И вот она, видимо, обратила внимание на мои пытливые взгляды на её голые ножки.

– Показать? – просто спросила она.

Я только кивнул головой в ответ. Дина встала передо мной и подняла свое платьице. И вот снова передо мной оказалась эта красота. Я стал нежно гладить её волосики, ножки, попку. Мне было классно, а Дину это, видимо, забавляло.

– Ты, что раньше не видел женщин? – спросила она.

– Видел только издалека, так близко никогда, – пришлось мне соврать ей.

– Нравится тебе вблизи? – поинтересовалась Дина.

– Очень, – ответил я, – очень красивая.

Дина стала поворачиваться передо мной, и я рассмотрел её со всех сторон. Она повернулась ко мне задом, и, оттопырив попку, игриво покачала ей. В этот момент мне открылся прекраснейший вид на её красоту. Я отчетливо видел под волосиками пирожок её письки и выступающие из него складочки. С такого ракурса и так близко я еще не видал женские прелести.

– Давай все остальное покажу, – сказала Дина, и, не дожидаясь ответа, легла на диван, подняв ножки.

Как и несколько лет назад, я увидел это самое прекрасное творение природы, и никто не мешал мне наслаждаться зрелищем. Немного осмелев, я стал трогать её, а Дина только шире развела свои ножки. Она уже стала там совсем мокренькой, и мои пальцы легко скользили в её темных складочках. Это было просто неописуемо, впервые я мог всю эту красоту и рассмотреть и ощутить руками. Наверное, Дине тоже было приятно, но она просто улыбалась и не издавала звуков, которые сейчас можно услышать в порнофильмах.

– Может хватит? – спросила она.

– Ладно, хватит, – согласился я.

– Да не переживай ты, потом еще покажу, – сказала Дина.

И действительно, в последствие она еще несколько раз показывала мне, ни капли не стесняясь и ломаясь, а я с восхищением смотрел. Мне было интересно, и для меня это всегда было, как в первый раз. Я всегда благодарил Дину, а она только смеялась в ответ, ничего не говоря.

А потом они внезапно съехали от бабушки, уже не помню, говорила ли она мне про причину или нет. К ней заселились другие люди, но мне они не были не интересны. Обыкновенные муж с женою лет около 35 на мой взгляд. Женщина была не очень симпатичная, да и к тому же конопатая и с русыми волосами. У меня она не вызывала никакого интереса.

Моя жизнь опять стала скучной и серой. Не происходило никаких эротических событий. Крайне редко получалось случайно мельком увидеть либо подсмотреть у мамы или других женщин. Мне очень сильно хотелось еще разок увидеть у моей любимой тети Вики, но виделись мы с ней теперь не часто, да и при таких обстоятельствах, что рассчитывать на что-то было глупо.

Мои сестренки Ира и Таня подрастали, и я частенько видел их маленькие, гладенькие щелочки. Но мне было не особо интересно, потому что я знал, что есть зрелища гораздо интересней. Как-то раз, когда мне было лет 13-14, я сам попался на своем пристрастии. Тетя Вика с Иркой приехали к нам. У них отключили воду, и они решили помыться у нас. Я был дома, мама с папой на работе, а Таня в садике. Тетя Вика хотела помыться и дождаться моих родителей. Так вот, она помыла Ирку, а сама пошла в ванную. Тут я решил, что сегодня мне посчастливится опять увидеть красоты тети. У нас были небольшие щели, через которые я иногда глазел на маму. Тетя Вика не сильно изменилась, она по-прежнему была красоткой, на которую засматривались, наверное, все мужики. А мне казалось, что она стала даже красивей, чем была.

Короче, тетя Вика зашла в ванную, Ирка копошилась со своими игрушками, и, казалось, что на меня она не обращает никакого внимания. Как же я тогда ошибался насчет нее….. Я тихонько прокрался к заветным щелкам в двери ванной, и стал сквозь них рассматривать свою тетушку. Видел, как она вертелась перед зеркалом, как снимала белье, как залезала в ванну.

– Ты подглядываешь за мамой? – услышал я шёпот Ирки за своей спиной.

– Нет, не подглядываю, – суетливо стал оправдываться я, – просто жду, когда освободится ванная.

– Подглядываешь, подглядываешь, – не унималась Ирка, – я все видела.

Я тихонько ретировался в комнату. Мне было стрёмно от того, что кто-то узнал мою тайну, и этот кто-то моя сестра.

– Я все маме расскажу, – сообщила мне Ирка.

– Не надо, – попросил я, – я для тебя тоже что-нибудь сделаю.

– А что сделаешь? – заинтересовалась сестра.

– Не знаю, если что-нибудь попросишь, то я все сделаю, – пообещал я.

Я понимал, что срочно нужно погасить её желание наябедничать и чем-то заинтересовать. Я в принципе не так боялся, что Ирка расскажет тете Вике, а вот если она скажет моей мама, то мне каюк. Этого я допустить не мог.

– Ладно, не расскажу, – снисходительно пообещала Ирка.

– Спасибо, ты такая умная, – ответил я, пытаясь ей польстить.

– Мама красивая?

– Да, очень красивая.

– А ты все увидел?

– Ну, немного увидел.

– А письку видел?

– Немного увидел, там волосы.

– Понравилось?

– Ага.

– Ладно, если хочешь, иди, посмотри еще, пока она моется.

Я засомневался, стоит ли продолжать, но любопытство взяло верх. Я опять занял место у двери ванной и прильнул к щели. Мне удалось увидеть грудь тети и её писечку, когда она вылезла из ванны и вытиралась. А Ирка в это время стояла и наблюдала за мной. Заблаговременно мы переместились в комнату, чтоб не стать застигнутыми за этим занятием. Я сильно переживал за Ирку, не был уверен, что не проболтается, но вроде все обошлось, она меня не сдала.

Пришло время идти забирать Таньку из садика. Я уже собрался выходить, как Ирка попросилась со мной. Мы вышли из подъезда, и направились в сторону детсада.

– Вов, если ты покажешь свою письку, то я не расскажу маме, что ты подглядывал, – неожиданно заявила она.

Тут я сообразил, что могу сам шантажировать её. Надо только подыграть ей.

– Ну, я не знаю, – начал я, – ты же ещё совсем маленькая, тебе рано такое смотреть.

– Но ты ведь тоже маленький, а за мамой подглядывал, – возразила она.

– Я почти взрослый, – ответил я, – а ты совсем мелкая.

– Ну пожалуйста, покажи, – уже упрашивала меня сестра, – я только гляну и все.

– А вдруг ты кому расскажешь, и мне потом влетит? – поинтересовался я.

– Не, я совсем никому не расскажу, – умоляющим тоном сказала Ирка, – только покажи.

– Ладно, покажу, только сначала ты мне покажешь свою, а потом я тебе, – поддался я на уговоры.

– Давай, – быстро согласилась она.

Мы свернули с тротуара и направились в сторону гаражей. Уединившись за гаражами, мы встали среди зарослей высокой полыни, где никто не мог нас потревожить. Ирка задрала платье, сняла трусики и предоставила мне на осмотр свою гладенькую писюшку. Конечно же, я с удовольствием её осмотрел, она была чудесно красивой, но взрослые мне были намного интересней.

– Теперь ты, – сказала Ирка.

– Может не надо, а то ведь не хорошо детям письки показывать, – решил я подразнить сестру.

– Ну, Вов, ты же обещал, – затянула Ирка, – а то расскажу.

– Я сам расскажу, что ты сама мне показывала, – ответил я, – тогда еще не известно кому больше попадет.

– Ладно, забуду про это, только покажи, – упрашивала она.

У меня уже давно стоял, еще, как только Ирка сняла трусики. Я стянул с себя штаны, а за ними трусы. Ирка уставилась на моё хозяйство.

– Ого! – только и сказала она, – какой большой!

У меня действительно был немаленький, уже немного волосатый писюн, значительно больше многих сверстников, но её слова прямо вдохновили меня. Теперь мне самому хотелось показать Ирке его. С гордостью я оттянул шкурку и обнажил головку. Ирка смотрела зачарованными глазами.

– Ну что, как тебе мужской писюн? – спросил я сестру.

– Классный, – отозвалась она, – я только один раз видела взрослый, у тебя красивый.

– А где ты видела взрослый? – спросил я.

– Один раз за папой подглядывала, – созналась она, – у него большой, только висел и сильно волосатый.

– Так ты тоже любишь подглядывать, – слегка пристыдил я Ирку.

– Да, подглядываю, когда получается, – с детской наивностью ответила она, – а ты много взрослых писек у женщин видел?

– Да нет, только за твоей мамой подглядывал, – не стал я откровенничать, – она очень красивая.

Мы еще немного постояли, разглядывая письки друг друга, и пошли забирать Таньку. Когда мы вернулись из садика домой, мама уже было дома, они с тетей Викой готовили ужин. Потом пришел папа, мы поужинали и я с сестрами ушел в комнату, а взрослые еще болтали на кухне.

Так у нас с Иркой появилась маленькая интимная тайна. Впоследствии, когда мы виделись, то всегда старались незаметно уединиться и провести осмотр друг друга. Это у нас вошло в привычку. Только я уже был умнее, и мерами конспирации не пренебрегал.

Летом мы часто бывали с нашими мамами на даче. Правда, там приходилось работать всем, особо не расслабишься. То пололи, то ягоду собирали, то поливали, то что-то копали и еще много всего. Зато вечером мы вместе шли на пруд, купались и заодно мылись там. Я украдкой поглядывал на тетю Вику, она была прекрасна и по-прежнему очень мне нравилась.

Один раз на даче Ирка неожиданно шепнула мне на ухо, что её мама под сарафаном голая. Она искренне хотела мне помочь подсмотреть за мамой. У меня в душе что-то ёкнуло, мне очень хотелось ещё раз увидеть её восхитительно красивую письку, но я не знал как. Весь остаток дня я крутился вблизи тети в надежде, что представится возможность заглянуть ей между ножек. И в это день мне улыбнулась удача.

Женщины стали готовить еду и тетя Вика пошла на улицу чистить картошку. Я заметил, что она сидит, а ведро для очисток находится между её ножек, и главное, подол сарафана гораздо выше колен. Я схватил табуретку и сел напротив тети.

– Теть Вик, я помогу, – сказал я.

– Помоги, – улыбнулась она.

Я чистил картошку и старался незаметно заглянуть ей между ножек. Тетя Вика вроде бы не обращала внимания на меня, мы о чем-то болтали, и вот раз, и я все же мельком увидел её темные кучеряшки.  А потом еще раз, и еще….. А потом бах! И сарафанчик еще немного задрался и я уже почти хорошо видел красоту моей тетушки. Сколько же тогда адреналина выплеснулось в мою кровь! Затаив дыхание, я, стараясь не спалиться, любовался писечкой тети Вики. Но картошка закончилась, и мы завершили это, увлекательное для меня занятие.

Вечером мы с Иркой пошли погулять по поселку.

– Ну что, увидел чего-нибудь? – спросила она.

– Да, увидел, – ответил я, – такая красивая!

Я рассказал сестре как все было, а она все внимательно выслушала. Мы еще недолго погуляли по поселку и обсудили все последние свои наблюдения по части взрослых. Несмотря на разницу в возрасте между нами, мы сильно сблизились с Иркой. Мы и сейчас поддерживаем очень теплые отношения, а иногда вспоминаем с ней те детские шалости. Как-то она созналась, что те воспоминания для нее тоже очень дороги, и получается, это были наиболее яркие эмоции её детства. Мне тоже хотелось рассказать ей всю правду обо мне и тете Вике, о других женщинах из моего детства, но я не стал этого делать. Это ведь только наши с ними тайны. Рассказал только про Дину, да и то, не все как было. Сказал только, что несколько раз удавалось подглянуть у неё. В свою очередь Ирка рассказала мне о своих интимных приключениях в лагере, а позднее в институте.

Моя родная сестра Танька, когда подросла, тоже частенько подглядывала за мной. Но я не хотел с ней связываться, а тем более иметь какие-то общие с ней интимные секреты, потому что она бы точно проболталась маме. Конечно, мне было не жалко, если бы она посмотрела у меня, но открыто я ей показывать не собирался. Когда она подглядывала, я давал возможность её все рассмотреть. Единственная проблема заключалась в том, что когда я чувствовал её взгляд, то у меня от осознания этого вставал. Поэтому моя сеструля почти всегда видела стояк. Хотя, возможно, как раз это ей и нравилось.

Один раз мне повезло увидеть мамину письку. Тогда я уже был подростком, наверное 15-16 лет, точно не помню. Обычно мне приходилось прикладывать усилия, но в тот раз все вышло случайно. Мы всей семьей поехали за город собирать грибы. Находившись по лесу, я сел на поваленное дерево и стал перешнуровывать ботинки, как прямо передо мной на полянку вышла моя мама. Она огляделась по сторонам, и, почему-то не заметив меня, повернулась ко мне спиной и стянула с себя штаны вместе с трусиками. Немного потоптавшись, она присела и стала писать. Мне было все очень хорошо видно, я видел как мощная струя вылетала из её раскрывшейся письки. Мама писала довольно долго, видимо, давно терпела, а когда закончила еще немного посидела неподвижно, а потом привстала и потрясла попкой, чтобы избавиться от последних капелек. Дальше она неспешно оделась и ушла, а я еще долго сидел под впечатлением. Дома пришлось помочь самому себе, уж очень сильные эмоции накопились за день.

Так я дожил до своего выпускного. Я встречался со сверстницами, с одними было интересно, а с другими совсем не интересно в интимных вопросах. Тем не менее, я уже точно понимал, что моя женщина должна быть не только хорошим человеком, но еще и интересной для меня в постели. Потом я поступил в институт, потом академка, армия, и опять институт. И вот в 24 года я встретил девочку, которая мне нравилась во всех вопросах. И красивая, и умненькая, и веселая, и любит секс. Мы с радостью и пламенным энтузиазмом предавались плотским утехам. Она никогда не жеманничала, мне всегда позволяла разглядывать себя. До сих пор живем вместе, вырастили сына и дочь. Но рассказ мой не об этом, а о детских эротических впечатлениях.

Наверное, той чертой, которая разделила мою юность и раннее взросление стал случай, который волею судьбы произошел между нами с тетей Викой. Мне было 22 года, когда мама попросила помочь тетушке. После смерти какого-то родственника дяди Саши осталось наследство – дом в поселке, а тетя Вика занималась его продажей. Нашелся покупатель, и ей надо было ехать оформлять продажу. Я ей был нужен в качестве сопровождающего, ей страшно было одной туда добираться, да и возвращаться с деньгами. Конечно же, я не мог отказать любимой тетушке и согласился съездить с ней. Нужно было ехать на поезде до узловой станции, а там пересаживаться на другой поезд. До узловой ехали в купе еще с двумя тетками, которые болтали всю дорогу. Я думал, что сойду с ума, но на следующий день пытка закончилась и рано утром мы вышли для пересадки. Купили купейные билеты, перекусили и через три часа сели в поезд, который оказался почти пустым. В плацкарте народу было достаточно, а вот в купейном вагоне почти никого. Мы разместились в купешке вдвоем.

Какое-то время просто сидели и болтали о том, о сем. Позже приступили к обеду и соответственно достали взятый с собой коньяк. Выпили по рюмочке, потом еще, а потом еще. Немножко захмелев, мы повеселели, расслабились и стали предаваться воспоминаниям. Выпили мы немного, были не пьяные, а скорее навеселе. Я смотрел на тетю Вику и любовался ею. Она была в том возрасте, который отличается такой особенной, взрослой красотой. Её стройные загорелые ножки выглядели восхитительно, под легким платьицем были видны очертания некрупной, но красивой груди. Мне вспомнились времена наших с ней особенных отношений, захотелось поговорить с ней на эту тему, ведь настроение у обоих было подходящее. Я не решался начать разговор, вроде бы не смущался, но побаивался чего-то.

Тетя Вика, видимо почувствовав мой настрой, сама начала разговор.

– Ты что замолчал, надоело болтать? – спросила она.

– Нет, все нормально, – отозвался я.

– Тогда что? – не унималась моя слегка пьяненькая тетя.

– Вспомнилось всякое, – ответил я.

– Давай, рассказывай, – продолжила она, – мне тоже интересно.

– Да неудобно, наверное, – сказал я, немного смутившись.

– Давай, давай, – сказала тетя, – истории, о которых неудобно говорить – самые интересные.

– Хорошо, – решился я, – только рассказываем все честно, договорились?

– Заинтриговал, племяш, – ответила она, – договорились.

– Я просто вспомнил, как мы с тобой ходили вместе в баню, – сознался я, – это было лучшее время.

– А, вот ты о чем. Я тоже помню это время. А с чего ты вдруг вспомнил это?

– Не знаю, просто вспомнилось почему-то. Хотя я никогда и не забывал это, такие вещи не забываются.

– Не забывал, потому что мы там были голые? Или были другие причины?

– Конечно же, поэтому. Тогда я впервые увидел голую женщину, да к тому же очень красивую.

Тетя Вика слегка смутилась, видимо она не ожидала, что разговор пойдет в таком русле.

– Я прекрасно помню, как все было в первый раз. Тогда я считала, что ты не на столько большой, чтобы понимать что к чему. Ведь тебе тогда было лет пять. Обычно в таком возрасте дети не проявляют осознанный интерес к противоположному полу. Все ограничивается обычным любопытством – показали друг другу и через минуту уже забыли. Именно так я и думала. Конечно, я заметила твой интерес, когда ты старался украдкой рассматривать меня. Но ничего необычного я в этом не увидела. Наоборот, мне было приятно твое внимание. Может быть это неправильно, но я думала, что пусть видит красивое женское тело. Художники всегда рисовали обнаженную натуру, скульпторы создавали обнаженных женщин в своих произведениях, и весь мир любуется ими. Так что же плохого в том, что пацан увидит женское тело?

– Так ты знала, что мне нравится смотреть на тебя голую?

– Конечно, знала. Я ведь тоже была маленькой, и меня также интересовали мальчики и как у них там устроено. Только со мной это было лет с шести-семи. Мы тоже в садике показывали друг другу, я тоже подглядывала за своим отцом. Короче, всё было как у всех. Это нормально для того возраста. Кстати, твоя мама ничем от меня не отличалась, мы с ней вместе шкодили.

– Не может быть! Я бы никогда не подумал, что моя мама способна за кем-то подглядывать.

– Все было. Это сейчас она такая строгая и правильная. А тогда мы с ней частенько подглядывали за отцом и за соседом, когда тот мылся в летнем душе. Я как-то пыталась повспоминать с ней те моменты, но маман твоя сделала вид, что ничего не помнит. Врет, конечно же. А я не вижу ничего плохого в этом. Ну посмотрел на меня голую, так и что с того? От меня не убудет, а твоё любопытство будет удовлетворено. То, что ты уже все понимаешь, я догадалась после той истории с воспитательницей. Эта чокнутая раздула из мухи слона, выставила себя дурой перед родителями. Они потом еще долго над ней смеялись.

– А я тогда думал, что это самый смертельный проступок в моей жизни. Очень переживал по этому поводу. Боялся, что мать узнает и спустит с меня шкуру.

– Да, мать твоя резкая, но отходчивая. Уверена, что тебе влетело бы.

– А ты ведь тогда специально дала мне возможность все рассмотреть у тебя?

– Так ты тогда все-таки посмотрел!? Ах, негодник!

– Да, не смог удержаться от соблазна. Я тогда впервые подробно разглядел женскую письку. До этого я никогда не видел, но сразу понял, что это самое красивое, что мне доводилось видеть.

– Я тогда решила дать тебе посмотреть. Ведь ты не сводил взгляда от нее. Поэтому и сделала вид, что не замечаю ничего. Украдкой я все же следила за тем как ты меня рассматриваешь. Это было странное ощущение. Я на какое-то время представила себя на твоем месте, и что мой отец взял и показал свое хозяйство мне. И я поняла, что мне было бы интересно, так почему не дать тебе возможность посмотреть на мои прелести? Ты меня тогда, конечно же, повеселил!

– Да уж, боялся тогда страшно. Вдруг заметишь и отругаешь, или перестанешь брать с собой в баню.

– Но сейчас ты понимаешь, что я тогда не могла раздвинуть ноги и сказать тебе: «Смотри»?

– Конечно, понимаю. Но тогда было много сомнений.

– А твою мать я тогда специально затащила в баню. Думаю: «А что, пусть Вовка и её посмотрит. Ишь какая правильная стала. Раньше не сильно стеснялась пацанам показывать. Вот и сын пусть посмотрит, ничего страшного».

– Ничего себе! Я даже подумать не мог, что это ты организовала. Но мне больше ты нравилась – мать блондинка, а мне блондинки не сильно нравятся. Хотя, тогда тоже интересно было посмотреть.

– Ирка тоже подглядывала за Сашкой. Он, вроде, не замечал, но я-то все видела, только не вмешивалась никак. Тут все должно быть естественно.

– А помнишь, когда ты была беременная? Как мы спали с тобой, как обнимались. Мне было так приятно, я в то время был абсолютно счастлив.

– Да, помню. Мне было трудно во время беременности. Саша постоянно в разъездах, с его родителями вечные скандалы, моя мама помогала, но все делала так, как ей удобно. Я уставала невероятно. Не физически, а именно морально, ощущала себя какой-то одинокой, не нужной никому. И только твое внимание, твое участие, небезразличие ко мне грело и утешало меня. Мне тогда просто было нужно внимание, забота и общение. А ты всегда помогал мне и заботился как мог. Мне нравилось, как твои маленькие теплые ручки гладят мой живот, как твоя ладошка лежит на моем лобке. Тогда я успокаивалась и мои сомнения, и страхи отступали.

– Мне тоже было приятно. Особенно приятно было ощущать рукой твои волосики, запускать пальцы в их завитки. А еще я очень любил обниматься с тобой. Было очень приятно обнимать твою попку и прижиматься щекой к твоим трусикам. А когда их не было, тогда я вообще боялся поверить своему счастью. От тебя так волшебно пахло, меня реально пьянил тот аромат.

– Ты прямо в краску меня вгоняешь! Мне тоже было очень хорошо и спокойно. Я видела, что тебе не просто интересно посмотреть на мою наготу, а ты действительно меня любишь. Это очень важно. Позже я замечала, что по-прежнему интересна тебе, и не была против, когда ты подглядывал за мной. Тогда ты уже был подросток, и, естественно, гормоны делали свое дело. У нас с тобой уже очень давно был общий секрет, поэтому я тебя и не стеснялась.

– Я тебя очень люблю. Спасибо тебе за мое детство. Наверное, мало кому так повезло.

– Тебе спасибо. Тогда она мне действительно была нужна поддержка.

Мы еще долго болтали – вспоминали былое. Потом все же решили ложиться спать. Умылись, переоделись и приготовили постели. Тетя Вика была в тоненькой ночнушке, она выглядела прекрасно. Пока она расстилала свою постель, я сидел на нижней полке и не мешал ей. Тут она закончила и повернулась ко мне. Она стояла посредине купе и оглядывалась – что еще надо сделать. Я же продолжал любоваться контурами её тела, просвечивающимися через легкую ткань. Протянув руки, я обнял её, прижавшись лицом к её животику, а она молча обняла мою голову. Так мы обнимались несколько минут, а потом я медленно стал поднимать подол её ночнушки.

Тетя не сопротивлялась, а я, задрав его до пояса, стал целовать её животик. Она продолжала молча гладить мою голову, слегка подавшись навстречу мне. Еще больше осмелев, я стал тыльной стороной ладони гладить её голубенькие трусики спереди. Рука ощущала мягкую подушечку волосиков под материей. Я аккуратно взялся за резинку трусиков и приспустил их. Моему взору открылся вид черных упругих кучеряшек на лобке моей тетушки. Какое-то время я просто гладил их, как тогда, в детстве, а потом стал целовать её меховой лобок. Как же мне было приятно! Я вновь ощутил её чудесный аромат, знакомый мне с детства, её нежный шелк черных волосиков.

Тетя Вика продолжала стоять безмолвно. Она запускала пальцы в мои волосы и только тихонько постанывала. Ей было приятно, а мне доставляло огромное удовольствие. Я приподнял ночнушку еще выше и стал целовать возбужденные сосочки, слегка обвисшей, но все еще красивой груди. В этот момент я понял, что если я зайду дальше, то она не будет против. Мне очень сильно хотелось свою красивую тетю Вику, но все же я не стал продолжать. Это было бы не правильно, это была слабость, о которой бы мы пожалели после. Тетя Вика и так в моем сознании была моей первой женщиной в каком-то смысле. Мне не хотелось, чтобы потом наши отношения перешли в другое качество, я хотел оставить все, как есть. У нас были, скорее, дружеские отношения, которые мне не хотелось бы потерять.

Мы еще немного таким образом пообнимались и легли спать. Спал я беспокойно, нужна была сексуальная разрядка, снились сны на всякие эротические темы, но пришлось терпеть. Утром проснулись, привели себя в порядок, позавтракали и ничем не показывали, что вчера что-то произошло между нами. Мы просто вели себя как обычно.

После решения всех деловых вопросов с недвижимостью, мы отправились в обратный путь. В душе я надеялся, что путешествие будет таким же приятным, но все было не так. Всю дорогу у нас в купе постоянно находились посторонние люди. Так и закончилась наша поездка, которая оставила значительный, невероятно приятный, след в моей памяти.

Сейчас мне уже много лет. Я прожил долгую жизнь со своей женой и по-прежнему люблю её и люблю её тело. Конечно, сейчас уже страсть не та, но мы, как и раньше любим секс, стремимся доставить друг другу удовольствие. Но у нас никогда не получалось поговорить на интимные темы нашего детства.

Я никогда никому не рассказывал о своих эротических приключениях в детстве, как-то трудно делиться своим сокровенным с конкретными людьми. А тут вот решился поведать на этом сайте. Надеюсь, вам будет интересно, ведь, наверное, каждому человеку есть, что вспомнить из детства.

 

(Всего 304 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

5 комментария к “Мы родом из детства”

  1. ElMix, благодарю за напоминания детства. Моя мамочка часто с подругами собиралась на посиделки, ну выпить вина, заодно лихо перемыть кости знакомым мужчинам, кто к кому приставал, а вот мне моя мамочка предлагала снять с неё чулки. Потом и её подруги так просили. А тётя Вика так балдела и сама просила меня погладить её по ножкам – она не носила пояс для чулок, а такие круглые резинки. И я разглаживал ей ножки от ямочек, оставленных этими резинками. Это было так невероятно волнующе! До сих пор чётко помню! Удачи вам! 10+

    3
  2. Отличный рассказ. И правда, у каждого есть что вспомнить. Я тоже как то думал написать п о переживаниях детства. О том как начал заниматься онанизмом,как узнавал про секс и и ТД. Такие истории мало кто пишет, да и не всегда они проходят цензуру. В первую очередь цензуру внутреннюю- не каждый такое осмелиться публиковать.

    1
  3. Прочитала рассказ дважды, и не сразу решилась оставить комментарий (в принципе, предыдушие комментаторы и так уже сказали почти всё). От себя хотелось бы добавить, что каждый из нас познаёт интимный мир в разных ситуациях, и очень часто так бывает, что вспоминать ( а тем более озвучивать) это стыдно. Восхищаюсь Вашей смелостью!

    4
  4. Автору огромадное спасибо за сей рассказ! “Десять+++” На столько естественно и красиво что читая я получил удовольствие от столкновения с историей становления хорошего человека. Удачи Вам в здесь и в реальной жизни!

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг