Skip to main content

На краю Вселенной

Каждое лето две наших дружных семьи отправлялись в провинцию из Москвы на дачу, в одну из деревень Центральной России. Денег, чтобы отдохнуть на Юге или даже за границей, у нас не было. Да и небезопасно стало в наши дни отдыхать за рубежом, учитывая возросшую террористическую активность на заграничных курортах. Поэтому лучшим местом отдыха во время отпусков для нас стала небольшая деревенька Хомутовка в Псковской области.

Дом в этой, заброшенной в Псковских лесах деревни, достался по наследству моей тёще, Елене Викторовне. Тут жила её дальняя родственница по отцу – баба Зина. И когда бабка умерла, дом достался ей. Хотя у бабульки были и другие родственники. Но никто из них не позарился на старый деревенский домик в глухой заброшенной деревне, лишенной последних благ цивилизации в виде электричества.

Провода на столбах срезали еще в лихих девяностых охотники за “цветным” металлом. А восстанавливать и тянуть новые провода из Гдова местные власти не посчитали нужным, так как в деревне на тот момент жило всего пять жителей. А для пяти человек проводить за двадцать километров от Гдова электрические провода, это уж слишком роскошно. Да и потом в этих лесах новые провода могла бы постигнуть участь старых. Так что осталась Хомутовка без электричества.

Но Елену Викторовну это обстоятельство не смутило. Отсутствие электричества с лихвой компенсировалось чистым воздухом, первозданной природой и тишиной вокруг. Последний трактор в Хомутовке разобрали и сдали на металлолом в конце девяностых, когда распался здешний колхоз.

И после шумной Москвы, где день и ночь за окнами рычат миллионы машин, тут было непривычно тихо. Да и места здесь были красивые, леса, полные грибов и ягод. Вблизи деревни протекала небольшая, но довольно глубокая река, в которой было так приятно купаться летом.

Не случайно здешние места до революции, в царские времена, облюбовали известные в России дворяне: Голицыны, Потемкины и другие. Остатки былых барских домов всё еще стоят в окрестных лесах.

В Хомутовку в годы войны немецкая оккупация пришла с опозданием на целый месяц. В то время, когда вся Псковская область была под немцем, в Хомутовке фашистов не было. Целый месяц люди жили обычной жизнью, как до войны. Потому что немцы не сразу нашли среди Псковских болот деревню, в которую можно добраться по одной единственной дороге, да и то в сухое время года.

После дождя в Хомутовку не пройти, не проехать, почва тут особенная: смесь глины, песка и чернозёма. Стоит ей намокнуть, как она тут же превращается в пластилин, вязкий и прилипающий к ногам. Даже трактора вязли, и только на лошади или пешком можно было пройти в Хомутовку, да и то, если знаешь туда дорогу.

Помог немцам найти деревню один местный житель, ставший впоследствии полицаем. Но фашисты так и не появились в деревне, прислав туда лишь отряд полиции, целиком состоявший из местных. Да и что немцам было делать в этой глуши, где даже нормальных партизан не было.

Был один отряд, но он тихо себе сидел на острове посреди болота. Гнали самогон, ходили по ночам к своим женам в деревню. И активизировались лишь тогда, когда немца погнали наши войска из Псковской области.

Мне и моей жене Тане, конечно, было не по душе проводить лето в деревенской глуши. Я сам приехал в Москву – как раз из такой деревни, подобной Хомутовке, и сыт был деревенской жизнью по горло. Жена, тем более, боялась комаров и змей, которые водились в окрестных лесах и предпочла бы провести лето в душной Москве, но с интернетом, мобильной связью, дискотеками и другими благами российской столицы, чем дышать чистым воздухом вдали от цивилизации.

Но спорить со своей матерью она не могла. Елена Викторовна была женщиной строгой, красивой и властной. Она держала свою дочь в узде, да и меня тоже. Тёща не раз намекала мне, что отправит меня в мой колхоз, откуда я приехал, крутить коровам хвосты, если я буду выделываться.

И я молчал, полностью подчиняясь своей ” второй маме”, еще не старой сорокалетней даме, коренной москвичке, избалованной, но довольно интересной женщине на мужской взгляд. Жила моя тёща без мужа вдвоём с дочерью на тот момент, когда я познакомился с Таней на одной из столичных дискотек. Елена Викторовна была не в восторге от выбора своей дочки,  когда та привела в её московскую квартиру зятя колхозника. Но делать было нечего, дочурка её, если мягко сказать, была далеко не пай-девочка. И взять её в жены мог только приезжий парень, который не знал о её похождениях в Москве.

И тёща мудро решила, что лучше держать синицу в руках, чем ловить журавля в небе. И я стал жить в её московской квартире, женившись на Тане. Поначалу тёща всячески показывала свое пренебрежение ко мне. Мол, она москвичка интеллигентная, а я колхозник. Но вскоре поняв, что зять её парень спокойный, без особых вредных привычек, перестала мной помыкать и стала обращаться со мной, как с равным ей. Другая семья москвичей, которая проводила с нами лето в Хомутовке, была аналогичной нашей, ведь главой там была родная сестра Елены Викторовны, очаровательная Марина. Женщина, способная одним взглядом поставить любого мужчину на колени перед собой. Она была моложе моей тёщи на три года и также жила одна без мужа с дочерью. Её Света, двоюродная сестра моей Тани, была замужем за моим другом Витькой, с которым мы вместе приехали на заработки в столицу, правда, я из Тульской области, а он с Урала.

И однажды вечером, после работы, на одной из московских дискотек мы с ним познакомились с сестрами, Таней и Светой, в последствии женившись на них. Обосновались в столице, став москвичами. По сути коренных москвичей в Москве не так уж и много, больше половины жителей столицы, это лимитчики, переехавшие в Москву в 70-80-х годах прошлого столетия. Для работы на стройках, автоколоннах и прочих ” грязных ” профессий, куда не шли москвичи, так и оставшись в Москве и получив в свое время бесплатные квартиры.

— Костя, ты уже наглеть начинаешь я смотрю… — Марина Николаевна убрала мою руку со своего колена и сердито посмотрела на меня.

— Давай, лучше, рассказывай свои дурацкие анекдоты, чтобы я не заснула за рулем, и мы не попали в аварию… – сказала мне сестра моей тёщи, и я начал рассказывать анекдоты про кавказцев.

Нарочно картавя голос и между делом посматривая на коленки женщины, которые соблазнительно белели в свете индикаторов на приборном щитке нашего автомобиля. Мы ехали по пустынной ночной трассе из Пскова в Годов, Марина Николаевна вела машину, а я сидел с ней рядом на пассажирском сиденье и забавлял тёщу моего друга Витьки анекдотами. Остальные из нашей группы, моя жена, её мать, Елена Викторовна, Света, супруга моего кореша, и сам Витек, спали в просторным салоне ” Соболя 4:4″.

Мы специально купили такой микроавтобус для поездок в псковскую глухомань. Вместительный и, в тоже время, позволяющий ехать по бездорожью. У” Соболя 4:4″ были два ведущих моста, а по проходимости он превосходил легендарный ” Уаз” и его разновидность ” буханку”.

— Наглость – второе счастье, Марина Николаевна… — сказал я Витькиной тёще и опять попытался положить руку ей на колени. И получил от неё увесистый шлепок ладошкой.

— Я тебе такое счастье устрою по приезду, мало не покажется… – ответила мне сестра моей тёщи тихим голосом и покосилась в зеркало заднего вида на салон автомобиля, где спала её сестра, зять с дочкой и двоюродная племянница. Глаза женщины горели в темноте праведным гневом, но в них застыли смешинки.

Несмотря на разницу в возрасте между нами в восемнадцать лет, мы явно симпатизировали друг другу. Но ничего серьезного с сестрой моей тёщи у меня не было, не считая лёгкого флирта. У нас с Мариной Николаевной было общее увлечение: история и кладоискательство.

В деревне, где была наша дача, мы с ней в свободное время лазили по оврагам и лесам в поисках кладов, зарытых тут еще при царе. Внешне Марина в свои тридцать восемь лет выглядела, как молодая девушка, стройная, с черной челкой. Только морщинки под глазами выдавали её возраст.

— Смотри, Костя, голову оторву, если узнаю, что ты с моей сестрой в любовь играешь, во время ваших хождений по лесу… — говорила мне тёща всякий раз, когда мы уходили с Мариной Николаевной бродить по окрестностям с металлоискателем. Но моя Таня меня не ревновала к своей тётке и всегда заступалась перед матерью.

— Да ладно тебе, мам, к парню придираться, они же помешаны с тётей Мариной на своей истории… — говорила своей матери Таня, когда та начинала наезжать на меня.

И в этот раз по приезду в деревню, через пару дней, когда женщины убрались в доме и помыли полы после зимы, а мы с Витьком вскопали огород под зелень и огурцы с картошкой, Марина Николаевна, улучшив минутку, позвала меня в лес походить вдоль реки и оврага с металлоискателем.

— Кость, пошли погуляем и заодно что-нибудь поищем? Я карту старинную Гдовского района в Москве на Митинском рынке купила, уйму денег за неё отдала. Там как раз и наша деревня обозначена… — заговорщицки толкнула меня в бок Светкина мать.

Я спросил у своей тёщи разрешение пойти в лес с её сестрой, а она любила, когда я у нее спрашивался. Взял свой металлоискатель, лопатку, рюкзак и пошел к лесу вслед за Мариной Николаевной.

— Вы, смотрите, не загуляете у меня там, гулены! — крикнула нам с крыльца Елена Викторовна, показывая мне кулак.

Тёща сама никогда не принимала участия в наших поисках ценных вещей в местных лесах, полагая, что это баловство и пустая трата времени. А девчонки, Таня со Светой, не любили ходить в лес, боясь змей, которых в этих болотистых лесах было много. Витёк больше по рыбе был специалист и любил посидеть с удочкой на реке, а с нами он редко ходил, считая наше занятие с его тёщей дурью.

— Пошли на реку и вдоль оврага поднимемся. Вот, смотри, тут дорога в старину была, а на реке мельница стояла.

Марина Николаевна прислонилась к берёзе спиной и, развернув карту, купленную на Митинском рынке, показывала мне нахождение в дореволюционные времена мельницы на реке и дороги к ней от деревни вниз по оврагу. Вероятно раньше по ней шла древняя дорога, но сейчас овраг с двух сторон порос лесом, а по его дну тек ручей.

— Пойду только за поцелуй Марина… — я прижал сестру моей тёщи к берёзе и попытался её поцеловать. Но женщина увернулась и слегка укусила зубками меня за шею.

— Ишь, какой прыткий. Найдешь клад, тогда не только от меня поцелуй получишь, но кое-что другое… — засмеялась Светкина мать и помчалась с горы вниз к реке, а я за ней, придерживая металлоискатель, в надежде поймать женщину и поцеловать.

— Кость, смотри что это….???

Марина Николаевна остановилась возле реки, показывая мне рукой в сторону оврага: там из его глубины, из-за деревьев, росших на склонах, просматривался тёмный объект, похожий на огромный металлический шар, лежащий на боку.

— Пошли, поближе подойдём. Интересно, что это за шар и откуда он тут взялся. Может это НЛО, Костя?

Марина взяла меня за руку, и вместе мы пошли к оврагу, чтобы рассмотреть вблизи таинственный чёрный шар, непонятным образом оказавшийся в овраге не так далеко от реки. На объект земного происхождения, упавший с неба, шар явно не был похож. Хотя бы потому, что он не оставил характерных следов, которые бывают от падения тела с большой высоты. Ни ям, ни воронок под шаром не наблюдалось. Даже трава вокруг него не была примята. Создавалось такое впечатление, что этот шар сам опустился с неба и аккуратно приземлился на дно оврага.

На классическое НЛО он тоже не был похож, так как в девяносто процентах случаев все прилетающие на Землю неопознанные объекты внеземного происхождения имели форму тарелки. Но, конечно, бывали и исключения: иногда НЛО видели в форме сигары, ромба или вообще в виде сгустка материи. Но этот объект был в форме шара, причём, довольно большим – метров двадцать в диаметре, но без каких-либо признаков иллюминаторов и других отверстий в нём.

— Блин, а я телефон в машине забыла, как нарочно! Снять бы его на камеру… Кость, давай, дуй до дома, одна нога здесь другая там. Телефон в ” Соболе” в бардачке лежит, а я пока понаблюдаю за ним, — сказала мне сестра моей тёщи и толкнула в бок рукой, видя, что я не ухожу от неё.

Мне, по-честному, было страшно её бросать одну возле этого шара. Потому, как я был наслышан историй о том, как инопланетяне похищают людей с Земли. Хотя, по-честному, считал такие истории не более, чем байки. Но все же опасался за женщину, в которую был, похоже, влюблен и страховался на всякий случай.

— Я сама не могу идти, ногу подвернула, когда с горы бежала, так что ты, давай, бегом сбегай. А я тут побуду и посмотрю. Ну давай же, милый, ради меня…

Марина Николаевна обвила мою шею рукой и поцеловала в губы. Поцелуй был коротким, но у меня закружилась голова. Я сам обнял женщину, быстро сообразив, что эта избалованная москвичка сейчас в моей власти и, просунув руку ей на футболку, помял женщине тяжелые, налитые груди.

— Ох, Костя, не время сейчас, не время, сынок. Но я тебе обещаю, если ты быстро сейчас принесешь мне мой телефон. и мне удастся снять на камеру этот шар, то я тебе дам. Как следует дам и позволю тебе с собой делать многое. Но это будет в том случае, если я смогу снять на телефон это НЛО. Так что, все зависит сейчас только от тебя, сынок, — сказала мне Витькина тёща, и в её глазах горел огонь похоти.

Она не оттолкнула меня от себя, когда я в наглую положил ладонь на её сиськи. Марина мягко убрала мою руку, дав понять, что сейчас не время для ласк. И я побежал, опрометью, без оглядки помчался вверх по косогору в деревню, со стоячим колом членом. Меня дико возбудил тот факт, что я впервые прикоснулся через одежду к грудям этой прекрасной женщины. И то, что она обещала переспать со мной, если я успею принести ей телефон – до того, как НЛО в форме шара, лежавшего в овраге, улетит на небо.

— Костя, ты что, как угорелый из леса примчался? А где Марина? — спросила тёща. Она сидела на улице и чистила картошку, готовя обед.

— Да там, в овраге она, инопланетян караулит. А я за телефоном сюда прибежал. Бросайте свою картошку, Елена Викторовна, берите телефоны и айда за мной, пока шар этот не улетел… — крикнул я тёще, и на мой крик вышли из дома сёстры, Света с Таней, и заспанный Витек, протирая глаза.

— Ты не шутишь, Костян? Какие, нафик, инопланетяне?

Витек было покрутил пальцем у своего виска, думая, что я тронулся умом. Но увидев мое серьезное лицо, моментально среагировал, бросился в дом и выскочил оттуда с телефоном в руках. Пока я пролазил в машине и нашел Маринин смартфон, который был не в бардачке, а лежал, забытый ею между сиденьями, возле меня стояли все наши домочадцы с телефонами в руках, а у тёщи еще и увесистая хворостина в руке.

— Не обижайся, Костя, если это розыгрыш, то я тебя так отделаю, что ты долго сидеть не будешь, только стоять, — с усмешкой сказала мне Елена Викторовна и стеганула меня хворостиной чуть пониже спины. Правда, не сильно, но чувствительно.

— Ой-й, что вы дерётесь, тётя Лена, лучше идите за мной и бросьте вашу хворостину! — сказал я тёще, морщась от боли, и быстрым шагом пошел вниз к реке, Елена Викторовна за мной, а остальные за ней.

— Ну как, Марина, ничего не произошло за время пока я ходил в деревню? — спросил я шепотом у женщины, ложась рядом с ней на траву и давая в руки её телефон. Шар был на месте и лежал в таком же положении, когда мы его впервые увидели.

— Да что же это такое? Нужно в полицию сообщить, пусть приедут, разберутся. Может что у космонавтов там на станции оторвалось и сюда упало? — так же шёпотом сказала Елена Викторовна, ложась в траву рядом со мной. В руках у женщины был телефон, которым она снимала странный шар, до которого было не так далеко. Моя жена и Света с Витьком легли позади нас, и также усиленно снимали шар на камеры телефонов.

— Да уймись ты, Лена, со своей полицией. За ней в Гдов нужно ехать, пока проездишь — полдня пройдет, а шар к тому времени улетит. Лучше давай поснимаем его на телефоны, потом отснятый материал можно будет продать на телевидение, — повернув голову к сестре ответила ей Марина.

И тут из оврага со стороны леса появилась, шатаясь, высокая фигура в серебристом комбинезоне. Эта была женщина, судя по её лицу, и с длинным седыми волосами. Она шла, шатаясь, к шару, держась рукой за окровавленный бок. Подойдя к шару на расстояние пяти метров, высокая женщина с седыми волосами взмахнула рукой, и в шаре, как по волшебству, открылась дверь или подобие двери.

В нём ясно обозначился проем, открывая нашим взглядам неестественно ослепительную белизну внутри. Женщина сделала шаги по направлению к проёму, но, дойдя до него, упала головой в открытую дверь космолета. А то,, что это был он, мы уже не сомневались. Упала инопланетянка оставив часть туловища на земле, а другую внутри аппарата.

— Она ранена и ей нужно помочь!!! — закричала Марина и бросилась к шару, я следом за ней и за мной остальные члены семьи.

— Виктор, Костя, помогите мне её затащить внутрь! — скомандовала Марина, и мы с Витьком затащили инопланетянку внутрь шара, положив её на пол, поскольку внутри шара ничего не было: ни кресел, в которых обычно сидят астронавты, ни панели управления с разноцветными приборами, как у наших космонавтов на МКС, в шаре точно не было. Только голые стены, покрытые каким-то шершавым на ощупь материалом и такой же пол.

— Непохожа она на инопланетянку… — сказал я, всматриваясь в черты женщины, лежавшей на полу.

Только рост у неё был больше, чем у обычных земных женщин. Где-то под два с половиной метра, немного вытянутое лицо, большие глаза, маленький, словно детский рот и такой же небольшой нос. Слегка приплюснутый как у негритянки и у японки. Длинные седые или крашеные в белый цвет волосы, поскольку она была на вид еще не старой. И на лбу у неё виднелись едва заметные шишки, словно маленькие рожки с обоих сторон у височной части. Создавалось такое впечатление, что у неё под кожей что было вставлено.

— Она без сознания и, похоже, тяжело ранена. Нет, нам однозначно нужно везти её в Гдов в больницу и сообщить в полицию. Зря мы её сюда затащили, ведь кто-то на неё напал тут в лесу? — сказала Елена Викторовна, смотря на женщину в серебристом комбинезоне, лежащую на полу шара и вытекающую из-под неё лужу крови. Видно рана на боку у неё была серьезная, раз так сильно шла кровь.

— Парни, тащите её назад, тут ничего нет, чтобы ей помочь. Нужно носилки сделать из веток и нести беднягу к машине.

Елена Викторовна была старшей в наших двух семьях и всегда командовала нами. И её сестра, Марина, тоже ей подчинялась. Но только мы с Витьком взялись за руки и ноги лежавшей на полу шара женщины, как открытый проем в нём, через который мы вошли внутрь, закрылся, словно затянулся. И не видно было даже щели в том месте, где только что был довольно широкий проход. Но, странное дело, шар не имел окон, а внутри было светло, как днём, сами стены этого таинственного объекта излучали свет.

— И что нам теперь делать? Как выйти отсюда? Выпустите нас! — закричали перепуганные женщины, да и мы с Витьком тоже испугались, попав в эту западню. Хотя, на что мы рассчитывали, заходя внутрь объекта явно неземного происхождения?

— Костя, это ты, придурок, нас сюда позвал. Я так и знала, что ваши похождения с Мариной по лесу добром ни кончатся… — запричитала было тёща, как в это момент шар задрожал, по его бокам прошёл голубой свет, больше похожий на северное сияние.

И над каждым из нас, в том числе над таинственной незнакомкой лежавшей на полу, возник столб зеленого света, который падал откуда-то сверху, и этот свет сковал нас по рукам и ногам. Я видел, как кричали что-то наши женщины, в ужасе широко открыв глаза, но не слышал их криков.

Мы все стояли, плененные неизвестным зеленым светом, который обволакивал наши тела словно коконом, не давая двигаться и удерживая нас стоя в одном положении. И вскоре я понял для чего: шар плавно поднялся и стремительно рванул вверх, причем скорость, с которой он поднимался, была огромной. Речь шла даже не о сотнях километров в час, а о тысячах, возможно, о десятках или сотен тысяч километров.

И если бы нас не удерживал таинственный зеленый свет внутри огромного ” зорба”, нас бы убило в одно мгновение при такой запредельной скорости, с которой поднимался шар вверх. Но, странное дело: перегрузок, которые должны были возникнуть при таком скоростном подъеме и тоже, по сути, нас убить, взорвав наши кровеносные сосуды высоким давлением, их не было. Мы просто стояли в коконах зеленого света и неслись в неизвестность вместе с таинственной незнакомкой в серебристом комбинезоне, лежащей на полу. Страха, как такового, у меня не было, наоборот, было интересно, что с нами произойдет, когда шар достигнет своей цели наверху.

Ведь это был по моему мнению не сам космический корабль пришельцев, а зонд, который они отправили зачем-то на Землю. Судя по его размерам, этот аппарат не мог странствовать во Вселенной. И где-то в космосе должна находится их основная база — корабль, на котором они прилетели в нашу Солнечную систему.

(Всего 211 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

14 комментария к “На краю Вселенной”

      1. Уважаемый автор, просьба обратить внимание на личную переписку (иконка “конверт” в верхней части страницы справа): там есть непрочитанное сообщение.

        0
  1. Яркий образчик графоманского текста чистой воды.

    Автор ничтоже сумняшеся акцентировал внимание на истории деревни во время ВОВ с такими подробностями, которые явно не требуются для развития сюжета про “Отроков во Вселенной”, вырвав изрядную долю внимания на этот бессмысленный текст про болота и полицаев.

    Логика поведения героев такая же бестолковая, как и наивный, побитый молью сюжет.

    Зачем звать с собой орду родственников с телефонами, если парню обещали головокружительный секс за принесённый смартфон? Зачем ему лишние свидетели предстоящего безобразия? Для чего он бросился со всех ног обратно? Чтобы позвать целый дом родственников подивиться на железное яйцо?!

    Судя по слитому финалу – а в этой странной истории, на самом деле, пока вообще ничего не произошло – предполагается продолжение? Нидайбох.

    И да, при чём тут инцест? Это потому, что у ГГ вились в голове грязные мыслишки? В этом и есть вся эротическая подоплёка текста?

    Мдя.

    1
    1. Спасибо за объективный комментарий. Да я честно не подумал о том что не следовало ГГ звать с собой толпу родственников когда ему было обещанно ” вознаграждение” за принесённый телефон. Но когда я писал этот рассказ то мои мысли были уже далеко от Земли на орбите Луны. Именно там пока развернутся основные события. А описание деревни и её история тоже имеют смысл в рассказе. Герои ещё наведуются в Хомутовку, да и вообще вы мне подали идею насчёт полицаев.

      1
      1. MIKE, смею надеяться, что на нашем сайте возможен весь спектр мнений о прочитанном, а аргументированное мнение – ценно вдвойне для всех, включая адекватных авторов.

        К счастью, KAZANOVA относится к их числу и умеет держать удар 🙂

        1
  2. Мне понравился ход ваших мыслей Уважаемый автор Вы на столько спешили печатать свое детище что не поспевали и не замечали того что мысль значительно опережает. НО все же в сумбуре просматривается фантастическое трио – Попаданцы Партизанцы и Эротикусхомопутешестенники Немецкие войска были снабжены ОЧЕНЬ прекрасными картами к моменту вторжения Мне доводилось смотреть образчики их картографии Так там самые захудалые и неприметные хуторки были обозначены В ваш населенный пункт они по всей видимости не забредали из лени либо от того что и взять то там было нечего Топлива истратилось бы больше нежели прибыли с награбленного Ну да фиг с этим проехали. Вот у Алекса тут недавно было произведение где он пытался не всуваемое всунуть и не вдуваемое вдуть. Это нечто сродни тому В желании ознакомить читателя с ПРЕД-историей у вас в начале получилась каша а затем все это плавно начало переходить от черной археологии к фантастике в при прыжку с несостоявшимся половым актом между сестрой тещи (замечу что вы так часто упоминаете именно это определение кто же она на самом деле.) Если взять в руки напильник позубатее огладить поверхность снять заусеницы и шлифануть углы получится вполне шедевр И плевать что тема затертая до дыр Главное это то что цепляет Мне вот например очень любопытно что же там будет дальше))) Удачи Вам автор!!!

    0
    1. Спасибо за комментарий. Мне и самому интересно что будет дальше. Хотя и придумывать особо ничего не нужно в плане фантастики. Все то что происходит в наши дни, можно примерно прикинуть на мир будущего.

      1
      1. Нет ничего более фантастического – нежили реальность в которой мы существуем )))Я всенепременно прочту продолжение и оставлю в комментах свое мнение ровной дороги вашему таланту автор!

        1
  3. А ведь уважаемый Андре полностью прав. Ещё даже мой любимый дед-лётчик как-то выдал в разговоре за столом 9 Мая про отличные немецкие карты. Наши разрешали их самолетам разведки летать и всё фотографировать, так на их картах даже отдельные ручьи и дома егерей и лесников были обозначены. И, когда сбивали немецкого аса, то сразу вырывали у них полётные карты.
    Начало как начало, новый автор, будем ждать новых его рассказов. Тут у нас на сайте есть отличные “асы” отличных рассказов и мистер Казанова на их примерах может совершенствоваться. Поставил 10, как аванс!

    1
    1. Карты у немцев были, но вот нужды и возможностей оккупировать все досконально деревни СССР у них не было. Если деревня находилась на стратегическом направлении, то немецкие войска её занимали. А второстепенные населенные пункты обходили, или создавали там отряды полиции. В Белорусси были целые районы где не было немцев. Пример республика дезертиров Россоно.

      2
      1. Да, ситуация была просто швах! Ещё и Локотская республика. Ещё и мощное восстание на Кубани и в Калмыкии в 1942 году. Как удалось Хозяину выкрутиться и нормализовать обстановку – сложно понять. Тут и провал в Харькове, потеря Крыма, разгром 2 ударной армии, осада Сталинграда. Поэтому конечно было и Вермахту и РККА не до других районов, не имевших стратегическое значение

        2

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг