Skip to main content

На работу водителем к строгой садистке

…Заканчивая подводить глаза, Леночка посмотрелась в зеркало. Она сидела на пуфике перед стареньким трюмо, которое осталось вместе с остальной мебелью в квартире бабушки. Бабушка была последним родным человеком, который был у нее после смерти родителей…
“Это – последний шанс”, – подумала Леночка. С надеждой на спасительный кредит, она открыла красивую дверь банка, и ее грустный опущенный взгляд уткнулся в красивые ножки. Из раздумий её вырвали неожиданные объятия и знакомое с детства: “Ленка-поколенка, привееет!”
– Ксюша, ты? Тебя не узнать – похудела, выглядишь супер!
– Стараемся, иначе никак. А ты чего такая грустная?
– Ой, Ксюш, не спрашивай…
– Так, всё ясно. Ты тут работаешь?
– Нет, я нигде не работаю, сейчас ищу работу. Но, к сожалению, спортсменки никому не нужны.
– Подожди, а ты же на машинках гоняла в детстве, насколько я помню? Как их…?
– Картинг. Но это в детстве, а так я 7 лет в ралли участвую.
– Ого! Такая маленькая девочка и в ралли… Слушай, дай свой номер, а то мне нужно бежать – хозяйка строгая. Я тебе наберу – встретимся.

Въезжая в родной тихий дворик на своей старенькой девятке, Леночка думала о неодобренном кредите и сказочном будущем, которое начинало казаться несбыточным, как вдруг почувствовала вибрацию между ножек, прям под киской. Это был сотовый, который она по привычке бросала между ног на сиденье.
– Алло, да, это Лена.
….
– Ваш зелёный чай.
– Спасибо, и принесите, пожалуйста, счёт.
– Приятный официант, да и сама кафешка уютненькая, да?
– Да, уютно и главное – недорого.
– Лена, я тебе говорю – подумай, ведь это нормальная работа с охренительной зарплатой, получая которую ты хоть приведёшь себя в порядок, сменишь гардероб, ну и уж точно не будешь задумываться, сколько стоит чай в кафе.
– Работать водителем у богатой лесбиянки с садистскими наклонностями? Даже не знаю, сомнительно…
– А что конкретно тебя смущает: то, что она лесбиянка, или то, что она садистка? Кстати, насчёт садистки я погорячилась, она просто бывает очень строгая и злая) Может выпороть при всех и приковать на сутки, а вот насчёт лесбиянки… Даже если ты ей понравишься и она проявит интерес к тебе, знаешь, ради такой зарплаты можно вспомнить молодость и то, что мы вытворяли в интернате. А вообще она хороша собой, и я не удивлюсь, если это она тебя заинтересует, а не ты её.
– Ой, Ксюш, не начинай, – растеклась в улыбке Леночка.
….
Закончив в сотый раз прокручивать в голове вчерашний день, Лена встала перед зеркалом и посмотрела на себя голую.
Потрогав и пошатав сисечки, она посмотрела на гладко выбритую щелочку в своем отражении, улыбнулась и сказала:
– Ну что, девочки, как думаете, не зря согласилась попробовать попасть на эту работу? Я думаю, не зря, поэтому сейчас мы поедем туда и глянем, что ж там за лесбиянка такая.
Решив, что под платьем ей будет достаточно одних еле заметных белых трусиков, Леночка застегнула платье, вступила в босоножки, взяла сумочку, напоследок оглянувшись в зеркало, улыбнулась милой блондинке и вышла из квартиры.
….
“Не думала, что это так волнительно… Ага, а вот и ворота. Вот это тут машинки… Так-так, не забыть – направо, налево и в самый-самый низ по узенькой дорожке. Ой, как катимся хорошо… Эээй, торм!..”
Бабахххх…. Название “Brabus” на чернющем лаке авто и разбитые фары с красными осколками – это всё, что успела она увидеть, скуля от боли в колене, пока чья-то тяжелая рука не взяла её за руку через открывшуюся дверь.
– Живая? Живая. А ну-ка, давай вылазь, дура пришибленная!
Это оказалась рука здоровенного амбала с отмороженным лицом, который повёл хромающую Леночку в здание, подвёл ее к двери в конце холла и, впихивая в какую-то комнату, сказал:
– Сиди, овца, тут, пока мы не решим, что с тобой делать.
Каморка с вёдрами и швабрами – в общем, бытовка. Лена перевернула ведро и уселась на его дно, не в силах стоять из-за боли в колене.
“Да, дедушка, принесла счастье твоя “девяточка”… Ох, и осчастливила…, – сказала она себе под нос, думая о том, что произошло, и вспоминая слова деда: “Не продавай её, она счастливая”. – Уже час сижу, они что там, мангал разжигают, чтобы меня зажарить…?”
– Эй! Туловище рукожопое, пошли, отведу тебя к твоему счастью, – смеясь, проржала гамадрила, вошедшая в дверь. – Давай-давай, ковыляй живее, ха-ха, у тебя почки-то хоть две ??
Она молчала и хромая шла, кривясь от боли…
– Не беси!!.. – услышала Леночка женский голос, впихнутая в кабинет пинком в спину гамадрилой.
Не очень высокая девушка лет 30 снимала с приподнятой ноги в босоножке трусики, зацепившиеся за каблук, и смотрела на её заплаканную подругу Ксюшу. – Когда я говорю “не перебивай”, значит, не перебивай! – шипела блондинка, подтирая снятыми трусами свою ****у между вульгарно раздвинутых ног, поднявших бедрами юбку. – Рот открой, не перебивай, сука, меня… никогда… слышишь!? – шипела она, запихивая глубоко в рот скулящей Ксюше трусики. – Закрой рот, закрой, сказала! – отвесив пощечину.
У Леночки от увиденного предательски потеплело внизу живота, и сразу вспомнился подвал интерната.
– Это же ты позвала эту тупую ****ь? – сверкнув стеклянными глазами в сторону покрасневшей Лены. – Это же ты позвала её? Ты решила, что это безрукая дрянь сможет возить меня? – продолжила она. – Отвечай, сука, ты??
Ксюша закивала головой и посмотрела грустными глазами в сторону Лены.
-Ну, раз ты не отрицаешь, значит, ты понимаешь, что за все в этой жизни нужно платить? И поэтому ты сейчас будешь отрабатывать свою оплошность. Поверь, тебя от улицы и жизни бомжихи спасает только тот факт, что эта сука нравится мне, и она отработает за вас обоих!
Ксюша посмотрела на Лену и с глубочайшим отчаянием и горестью в глазах попросила взглядом у неё прощения.
– Дима, зайди сюда, – сказала блондинка в рацию. В кабинет вошла та самая гамадрила.
– Да, Наталья Андреевна, слушаю вас.
– Забери эту суку и отведи её к своим ребятам в спортзал, пусть отдерут её как следует, чтобы помнила и знала, что надо думать своей башкой. Разрешаю всё. Не ломайте и не уродуйте только и кончайте ей в рот, мозгов это ей не добавит, но в памяти закрепит.
– Да? А ну-ка, трусы вынимай , тебе сейчас будет нужен свободный рот…

– Ну что, Ленка-поколенка, рассказать, на какую сумму ты нанесла вреда и, может, ты ответишь, когда возместишь ущерб?
– Ну давайте, посвятите.
– Дерзкая, да? Слушай, мышь, мало того, что ты разбила мою машину ты ещё и дерзишь?
– Сколько?
– Угу, хорошо. Настроение показать своё “я”, да. За ремонт я еще не знаю сумму, но, думаю, если продать твою голубятню двухкомнатную, то хватит. Но это не решит проблему с моим настроением по поводу того, что мне нужно будет ездить в отремонтированной машине, при том, что мне её подарили ровно месяц назад! И да, кстати, продажа твоей квартиры уже не обсуждается, уже всё решено и риэлторы ищут покупателей, тебе останется только подписать документы.
– В смысле! Какую квартиру вы собрались продавать?! Вы даже не сказали, сколько я должна денег, и не знаете, есть они у меня или нет, это раз! А во-вторых, моя машина застрахована, и страховка должна возместить ремонт вашей машины! О какой квартире вы вообще говорите? Я свою квартиру продавать не собираюсь!
– Ты мне нравишься. Дерзкая такая, уверенная в себе. А, может, мне в рацию сказать Димочке, чтобы он пришел и прострелил тебе колено? Я могу это сделать легко и очень просто. Или, может быть, всё-таки ты будешь послушной!? Понимаешь, Ленка-поколенка, я знаю о тебе всё: твоя подружка Ксюша нам все уже рассказала, что у вас происходило в интернате, сколько у тебя денег и, кстати, то, что у тебя нет родственников – искать тебя никто не будет! И ты теперь находишься в моей власти, и твоя дальнейшая жизнь, точнее существование, зависит от меня, уяснила?! И, чтобы развеять твои иллюзии, я повторюсь: я знаю всё о тебе, поэтому я с уверенностью могу сказать, что я смогу тебя продать в рабство своим друзьям, у которых клуб по содержанию рабынь, сексуальных, ха-ха рабынь! Будут тебя там приходить и унижать, бить и тыкать в тебя писюнами всякие пузатые дядечки, во все дырочки! Ха-ха, как тебе перспективка? Нравится? Ты же была плохой девочкой, и тебе это нравилось?! Не так ли!
У Лены все похолодело, она задрожала, когда представила себя в этом клубе. “Что же будет дальше?” – крутилось в голове.
– Ну, скажите, отработать эти деньги я могу? Ведь я же пришла сюда устраиваться на работу.
– Отработать? О, да я смотрю, у тебя совсем нога болит, и стоять совсем не можешь, ну, присядь тогда.
Лена направилась к диванчику.
– Э, куда ты, куда, соска? Если хочешь сесть, то садись на пол, это твое место теперь, пока не рассчитаешься!
Испытывая сильную боль, Лена решила всё-таки сесть на пол.
– Вот, послушная девочка, вот так сиди, и мы сейчас с тобой побеседуем.
Наталья Андреевна начала тянуть по полу свое кресло на колесиках и остановила его перед сидящий на полу Леной, уселась в него, вульгарно раскинув ноги, выставив на показ свою гладкую ****у. Лена начала рассматривать её, испытывая волнение от ситуации и своего положения. Её белые трусики промокли насквозь.
– Нравится тебе? А, хотя какая мне разница, ведь ты хотела отработать, вот и будешь работать моей подлизой.
Лена слушала и представляла все возможные варианты, которые как возбуждали, так и были отвратительны, несмотря на возбуждение, ситуацию и внешность этой богатой стервы.
– Будешь подлизывать меня вместо салфеток, пока не привыкнешь, что я твоя Госпожа, а ты вещь. Довольно красивая вещь, – её взгляд изменился, и рука поползла к текущей раскрытой ****е. – А если вздумаешь что-нибудь учудить, – раздвигая пальцами сочные розовые губы блестящей письки, – мои мальчики тебя отделают так, что ты будешь молиться, чтобы я позволила тебе лизать свои дырки. Ты попала, ха-ха!
Лена словила себя на мысли, что если бы не поведение этой суки, то она бы с удовольствием занялась бы с ней сексом. Кресло двинулась к ней, и, подъехав к ней почти вплотную, Наталья Андреевна сказала:
– Ну, давай, дрянь, начинай.
– Что начинать? Не буду я ничего начинать, и мне все равно, что вы хотите со мной делать.
– Я тебя услышала. Сейчас я позову своих мальчиков, и я больше тебя никогда не увижу, мне такие не нужны. Ты меня слышишь? – и она поставила свою ногу на плечо Лене, упершись каблуком в тело девушки. – Целуй, мразь..
Лена, чуть отклонившись назад, ударила её по ноге, и Наталья Андреевна чуть прокрутилась в кресле.
– Ах ты, сука, я же предупредила, не вздумай ничего чудить!
Она встала над Леной и взяла её за волосы. Начав трепать ее, она стала приговаривать:
– Целуй, мразь!
Лена схватилась за ее руку, в ответ получив пощечину.
– Сейчас, тварюка, с тобой проведут беседу… – пощечина, еще и ещё.
Лена пыталась встать и увернуться, но эта милая хрупкая стерва была сильна… “Ну, всё, будь что будет, лучше тюрьма”, – пронеслось в голове перед последней схваткой…
Схватившись за ноги, Лена со всей силы начала валить с ног стерву. Каблуки плюс неожиданность не оставили шанса, и стерва повалилась на пол на бок. Но, будучи сильнее, дала отпор насколько смогла и ударила Лену ногой в живот.
– Ах ты, мразь белобрысая, вздумала меня бить! Задушу, тварь, – злобно, глядя в глаза, хрипела, как замученный зверь, милая девушка, когда вцепилась в горло этой суке. Ни Лена, ни Наташа не ожидали такой молниеносной реакции и силы в этой хрупкой девочке. Удушье, усталость, боль в колене, вцепившиеся в руки ногти брыкающейся на спине жертвы – это всё, что чувствовали маленькие, нежные и уставшие блондинки до момента, когда руки соперницы ослабли, и тело, лежащее на полу, обмякло под упругой попой.

– Эээээ, куда, не вздумай сдохнуть! – отвешивая пощёчины без страха и жалости, говорила остервеневшая девушка. Поняв, что это бесполезно, решила звать на помощь и, вспомнив о рации, попыталась встать.
– Ещё… – услышала она и увидела довольное лицо с еле заметной улыбкой счастья.
Не сразу поняв, что происходит, она попыталась говорить с той, которая лежала перед ней на полу:
– Попустило тебя, а? Хочешь ещё или хватит тебе?
– Еще, пожалуйста, – дрожащим голосом просила растрёпанная блондинка.
Пощечина, стон и…
– Ещё, прошу, ещё…
– Ах ты, сука, так это тебе все нравится, играешь со мной да? – резко схватив за растрёпанные волосы, заглянула в голубые глаза, которые уже тонули в её взгляде под полуприкрытыми ресницами. – Ты что, девочка, поплыла тут или что? – касаясь рукой гладкой ****ы между ног стервы, ехидно улыбаясь, спросила она. – Вот это поворот. Ты кто, тварь, эй, ты кто? – пыталась докричаться до улетающей от её пальцев девушки. Отпустив волосы, она сжала ей горло и сильно и глубоко ввела свои пальцы в очень узкую киску. Тело задрожало, и пальцы оказались зажаты мышцами влагалища…
– Ммм… – вырвалось из блондинки, – ааа… даа…
– Я спрашиваю, кто ты?
– Я… я рабыня… ваша рабыня, Госпожа, только ваша.
Глядя на это милое создание, в которое превратилась непокорная с виду сука, девушка возбудилась ещё больше и ей захотелось…
– Моя рабыня, говоришь? – вставая, спросила она и направилась к дивану. – Не вздумай орать, тварь. А ну-ка сигарету мне бегом.
Рабыня поднесла в зубах пачку сигарет и подала зажигалку.
– Разрешите присесть, Госпожа?
– Да, садись, – прикуривая сигарету и еле сдерживая возбуждение, рявкнула она ей в ответ. – Я спросила, кто ты!?
– Я – наследница огромной корпорации, имеющая склонность к подчинению, все, что вы знаете и видели сегодня – это вынужденные меры, чтобы никто не воспользовался моей принадлежностью ради цели отнять деньги.
– Пепельницу подай. А хотя рот открой.
Сидящая у ног Леночки рабыня открыла рот, куда и был сразу сбит пепел.
– Продолжай. Как у тебя получается быть госпожой со своим окружением?
– Да ничего у меня не получается, это просто игра, для тех, кто не знает меня лично. Они все у меня на работе, и вот даже ваша подруга Ксюша сегодня заработала 1000 $ просто за мою прихоть, мои желания. Развратные желания, которые помогают мне скрывать мою сущность.
– Ну, это я понимаю. А как же ты получала то, что нужно именно тебе? Я никогда не поверю, что у тебя не было опыта рабыни.
– Да, действительно, он был, но это были мои слуги, которые служат у меня дома. Опять же, также за деньги они играли роль.. И только сейчас, тут, с вами, я почувствовала себя удовлетворённой и наполненной, вы настоящая, и я хочу принадлежать вам вся, без остатка. Надеюсь, что вы не уйдете и не прогоните меня, моя Госпожа…
– Слуг своих выгони, чтобы завтра их не было.
– Слушаюсь, Госпожа.
Склонившись над Наташей, Лена приблизилась к её лицу и, харкнув на неё, потушила сигарету о внутреннюю часть ее бедра:
– Теперь ты моя вещь, ты будешь обеспечивать меня и служить мне.
– Да, Госпожа, – стирая слёзы.
– Для всех ты будешь той, кем и была, а я твоим водителем. Целуй ноги мне, тварь, и не заглядывай мне между ног, ты еще не заслужила лизать меня. А писать я ещё не хочу. А, хотя, почему не хочу…
Когда её тёплая струйка зажурчала, наполняя открытый рот лежащей на полу Наташи, Лена с улыбкой вспомнила слова деда:
– Не продавай, она счастливая…
Вытянув ту ножку, колено которой болело, Лена глянула на лежащую на спине с раздвинутыми ногами милую Наташу. Именно милую, а не стерву, которой она была по жизни. Милую девочку, светящуюся от счастья и томно смотрящую на свою…Госпожу. Да, Госпожу. Абсолютно ничего не изменилось в её взгляде – он был таким же, как в момент, когда Лена поняла, кто эта сука, только исчезла затуманенность и добавилась радость, уверенность и осмысленность. Она молчала и нежно мяла руками свою грудь…
– Ты поняла, что произошло?
– Конечно. И, надеюсь, Вы тоже…
– И-и-и, раз поняла, мразь?!
– Да, поняла, Госпожа. Извините.
– Отлично, девочка.
Рука Наташи двинулась к гладкой промежности и, скользнув по ней пальцем вниз и вверх, раздвинула губы и замерла, придавив мокрым пальцем клитор. Наташа улыбнулась и прогнула спинку, а палец заёрзал по скользкой горошине, привлекая взгляд Лены…
– Ты, что…
«Пшш-пшш…» – рация перебила её. – «Наталья Андреевна, ребята закончили с заданием, ждём указаний. А, да… Звонил риэлтор – всё готово, осталось только поставить подпись этой дуры». В это время Лена ступней придавила руку Наташи, не давая ей ласкать себя.
– Ты что, сука, вздумала трогать свои дырки без разрешения? Забудь об этом и скажи этой гамадриле, пускай ждёт. Сейчас я тебе расскажу, что ему делать.
– Но, а…
– Ты что дура? Говори, сказала тебе! – Наташа пнула её ногой в гениталии….
***
Они шли по коридору из спортзала в кабинет стервы. Дима пребывал в хорошем настроении – он знал, что его сейчас похвалят и дадут денег по сути за то, что он только что кончал в эту худенькую сучку, которая шла рядом и виляла своей элитной голой подкаченной в спортзале жопой. До сегодняшнего дня Дима только мечтал, сглатывая слюну, засадить в эту жопу и никогда не думал, что это может произойти, ведь все работницы в офисе неприкосновенны, так как являются шлюхами Хозяйки. Ксюша шла на ватных ногах, которые еле передвигались после пережитого, но она не жалела о произошедшем, ведь её оттрахали четыре голодных самца с приличными приборами, а это довольно неплохо, да и растянутые дырки только подтверждали это, изредка сжимаясь и сокращаясь.
– Интересно, почему нас вызвали обоих, да ещё и тебя велели привести в том виде, в котором ты была в момент конца.
– Конца… – хихикнула Ксюша. – Баран, думаю, чтобы Ленке показать, что бывает за провинность…
Глаза секретарши округлились, когда они вошли в приёмную. Растрёпанные волосы в сперме, голое тело в засохших слюнях и выделениях и довольное лицо явно кайфанувшей ****и не могли не впечатлить игриво присвистнувшую Юлю.
– Нормально вы отдохнули, – улыбнулась, показывая белоснежные зубки, любимая девочка Натальи Андреевны.
– Судя по настрою в кабинете всё только начинается, – загоготал Дима…
Две девушки сидели в кабинете, как ни в чем не бывало, словно две подружки.
– Вот, доставил, как вы и велели – как есть.
Ксюша стыдливо опустила взгляд – ей стало стыдно, что подруга детства видит ее в таком виде.
– Вижу, вы постарались, кобели. До запретного мяса дорвались и всё? – шагая к вошедшим, говорила Наташа и рассматривала голую Ксюшу.
– Понравилось, детка? – приподняв голову шлюхи пальцем за подбородок, спросила Хозяйка.
– Понравилось, Наталья Андреевна.
– Вот! – глянув в сторону Лены, сказала Наташа и продолжила. – Моим работникам нравится их работа, а мне нравится, что они все – послушные шлюхи.
Она взяла Ксюшу за упругую булку и оттянула её в сторону.
– Глянь, как растянули ей её узкую ещё с утра жопу. – резко вставив палец в анус, она вскрикнула. – Ооо, да у неё полная жопа кончи! Фу-фу, блять, а ну-ка на, убери эту гадость с моего пальца, – и всунула его Ксюше в рот.
– А ты что скалишься, глыба стероидная, вы зачем накончали ей в жопу?!
– И не только в…, как Вы сказали, в жопу, а ещё в ****у и рот, – улыбнулся довольный собой Дима.
– Весело или что?
– Ну, Наталья Андреевна, не то, чтобы весело, но настроение отличное. Во-первых, мы выполнили ваш приказ, а во-вторых, это был очень приятный приказ.
– Приказ? А где голова, которой нужно подумать о том, что вы портите моё имущество, мою вещь? Об этом думать не нужно было?
– Наталья Андреевна, приказы не обсуждаются, а выполняются.
– Да ты, я вижу, исполнительный такой, да?
– Конечно, я же у Вас не первый год работаю. Неужели Вы не замечали раньше?
– Ну, тогда, псина, быстро встал на колени и привёл мою девочку и её дырки в порядок. Давай вылизывай и высасывай, мразь тупая, всё, что вы туда накончали!
Опешили все присутствующие, но больше всех Ксюша – она никогда не могла подумать, что здоровый мужик будет вылизывать её дырки. Она привыкла подчиняться, ублажать и доставлять удовольствие, но никак не наоборот, и уж тем более не была готова к такому.
– Ты удивлена? Понимаю, но я так хочу, и так будет. Ясно?
– Ноо… – замялась Ксюша и прикрыла руками лобок.
– Так, заткнись. А ты что стоишь, пасть раскрыл? Давай, деревянный, работай быстрее!
– Я не…
Маленькая ладонь тут же обожгла кожу, залепив звонкую пощечину по кривящейся от предвкушения роже, ведь он никогда не делал даже кунилингус, не то что бы лизать и высасывать из жопы сперму. Еще удар, еще и еще…
– Вставай, мразь, на колени и начинай лизать дырки моей девочки. Не вынуждай меня нервничать – становись и лижи, сука, иначе ты сейчас окажешься на её месте в спортзале.
Запах промежности ударил в мужской нос, когда голова приблизилась к выбритой ****е дрожащей Ксюши, язык осторожно коснулся кожи, и тут же голова отскочила, кашляя в рвотном позыве.
– Я не могу… Уээээ, фу, сука…
– Как скажешь. Значит, сейчас будешь *** сосать.
Продолжая кашлять и давиться, он начал старательно слизывать липкие пятна с лобка и розовых губ Ксюши, которая постепенно начала привыкать и входить во вкус.
– А ну-ка, давай раздевайся, – скомандовала Хозяйка. – Снимай всю одежду с себя. Дима начал быстро снимать вещи, не отрывая взгляда от промежности. Полностью голый он встал на колени и застыл в ожидании. Наталья Андреевна подошла к Ксюше сзади и, приобняв её одной рукой за живот, произнесла шепотом прямо в ушко:
– Девочка, сейчас это твой раб. Хочу, чтобы ты унизила его. Смелее, девочка, я этого хочу.
Этого оказалось достаточно, чтобы девичий мозг, привыкший подчиняться, переключился в обратную сторону. Глаза Ксюши заблестели и стали более выразительными, тело выпрямилось, и она смело подошла к стоящему на коленях рабу. Пощечина по его лицу не добавила уверенности, а вот когда она после нее увидела взгляд преданной собачки, всё изменилось кардинально.
– На пол ложись, – холодным командным голосом приказала она. – И рот открывай.
Ксюша уселась на его лицо и начала ерзать писькой, сильно садясь и придавливая его голову к полу так, что язык глубоко проникал и вылизывал сперму, смешанную со смазкой.
– А теперь из жопы пусть сперму высосет, – услышала Ксюша голос Натальи Андреевны со стороны дивана и повернулась в ту сторону. Увидев довольные завороженные взгляды Лены и Хозяйки, Ксюша сразу засмущалась, и куда-то делась та смелая девочка, которая несколько минут назад отвешивала пощечины огромному мужику.
Даже ужасно стесняясь, девушка не могла ослушаться Хозяйку и начала моститься так, чтобы дырочка попы оказалась над открытым ртом Димы. Она пыталась выдавить из себя сперму, но у неё ничего не получалось, только слёзы выступили на глазах.
– Эй, ты чего? Я же тебе сказала – дай ему высосать сперму из своей жопы, давай тужься.
– Я не могу, потому что ужасно сильно хочу писать.
– Ха-ха-ха, так писай, дурёха.
– Но…
Наталья Андреевна подошла к ней и, расставив ноги, встала над животом Димы, задрала юбку и спросила:
– Ты же хочешь полизать вкусную ****у своей Хозяйки?
От этой картины в голове Ксюши зазвенело, она зажмурилась, теряя контроль, застонала, и… горячая струя мочи ударила в шею лежащего под девушками голого качка, а в рот начала попадать сперма. Её было совсем мало, но достаточно, чтобы униженный Дима распробовал её вкус…
– Вот, так-то лучше, – глядя в глаза Ксюши, сказала Наташа. – В моём офисе все шлюхи выполняют приказы, которые им отдают. И это касается всех, – добавила она, глядя уже Лене, в глаза…
Лена сидела, удобно устроившись на кожаном сидении за рулём чёрного Брабуса, смотрела на свою девятку через тонированное стекло и ждала её…
В открывшуюся заднюю дверь вскочила, зацепив порожек каблуком, запыхавшаяся Наташа:
– Это уже я.
Машина медленно покатилась к выезду.
– Госпожа, Вам понравилось?
– Смотря что, – обернувшись назад, зыркнула ей в глаза Лена, но продолжила, уже глядя вперед. – Если говорить о том, как ты выполнила приказ проучить этого урода, то да, мне понравилось. И то, что ты признала, себя такой же шлюхой в этом офисе, как и все остальные, которым отдают приказ, тоже очень понравилось. А вот то, что ты, кривоногая кобыла, царапаешь своими вонючими каблуками порожек теперь моей машины, мне вообще не понравилось. Но мы поговорим об этом дома, когда разберёмся с твоей прислугой. Давай, дорогу показывай…

Романтичный Доминант

#r_dominant

(Всего 55 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

r_dominant

Автор эротических рассказов, как выдуманных так и реальных историй, не являющихся обучающим материалом и не призывающих к подобным действиям

Один комментарий к “На работу водителем к строгой садистке”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг