Skip to main content

НА СУББОТНИКЕ

Времена сейчас другие – куда как свободнее в части половых отношений. Раньше же, когда после института только-только начала работать в сфере медицины,  секс, конечно, тоже был. Куда же без него? Но особо не разгуляться было в этом направлении. По той причине, что на работе шуры-муры завести не так-то просто (языками свои же в коллективе грязью уделают), а после работы – поесть бы и выспаться. Но иногда в такой ситуации до того хотелось мужика, что мастурбация не спасала. Но где его взять-то? В коллективе всего два мужика: главный врач и водитель его служебной машины. Но  первому скоро на пенсию и он вообще никак не реагировал на женщин (дома ревнивая жена), а второй почти пацан на вид, хотя ему двадцать лет. Но он имел девушку, дело шло к свадьбе и на него давно «забили» в части возможного с ним секса.

Короче, в один из дней главврач заявил на оперативке, что завтра кровь всем из носа, но надо провести субботник. Тогда такая традиция была – бесплатно убирать накануне праздников территорию, что-то там в помещениях ремонтировать и красить. Кстати, и сейчас такое наблюдается, хотя на дворе капитализм. Словом, ситуацию я вам обрисовала. Да, чуть не забыла. Специальную рабочую форму нам никто не давал. Каждый приходил, в чем считал возможным прийти. А поскольку у нас был чисто женский коллектив (за исключением двух единиц), то особо и не парились с одеждой. Тетеньки за сорок натягивали на себя трико в обтяжку. Да так, что сзади рельефно выпирали трусы, а спереди внушительно «смотрелись» большие  половые губы. Другие приходили в домашнем халатике. Во дворе его поднимало ветром и имеющие глаза видели трусень разных фасонов. Но кого стесняться? Свои ведь тут все! Вот на таком фоне на очередной субботник я пришла тоже в халатике. Конечно, на мне еще были лифчик и трусы.

Ближе к обеду двор убрали. Перекусили, попили чая с конфетами. Потрепались на разные темы. А дальше главврач распорядился помыть панели в коридоре и побелить потолок  в его кабинете. Все недовольны этим распоряжением. Но с начальством не спорят. В итоге тетеньки идут мыть панели, а мне достается белить потолок как самой высокой из них по росту. Логика какая? Я молодая, если встану на стол, то вполне дотянусь до потолка. Но стол тяжелый, одна его не смогу передвигать. Нужен кто-то из помощников. Об этом и говорю главврачу. И получаю в качестве рабочей силы его личного водителя. Сам же Валерий Павлович  «отчаливает» домой к жене, которая уже приходила и проверила, на самом ли деле он на субботнике.

Навожу раствор мела в ведре, враскорячку забираюсь на стол, тянусь щеткой до потолка. До него остается сантиметров пять. Надо что-то положить на стол. Ага, вот подойдет. Вынимаю из книжного шкафа том медицинской энциклопедии. Снова забираюсь на стол, становлюсь на книгу и тут с ужасом замечаю, что она скользит по полировке. Чуть не упав, слезаю и иду в гараж к Эдику. Он, как вы уже догадались, после ухода начальства и не собирался мне помогать.  Хотя распоряжение слышал.

–  Ты слышал, что тебе сказал Валерий Павлович?

– Угу. И что? Надо будет перетащить стол, позови.

– Там не только с этим сложность. Я не дотянусь до потолка.

– Твои проблемы. Я его белить не должен. Хотя бы потому, что меньше тебя ростом на голову.

– Да я не об этом. Выход нашла. Положила на стол книгу. Но она катится на полировке. Ее надо держать.

Эдик озадаченно смотрит на меня, наконец до него доходит ситуация и он понимает, что я не прикалываюсь.

– Ладно, пошли, подержу. Только ты постарайся побыстрее побелить – мне к трем часам надо встретиться с Людкой. Уложишься?

– Постараюсь. У вас с Людмилой свадьба когда?

– Через месяц. А что?

– Пригласишь?

– Ага.

В кабинете Эдька оценивает на глаз расстояние от стола до потолка, говорит:

– Правда, высоко. Будешь белить, смотри,  меня не заляпай мелом.

Опираясь на его руку, снова враскорячку залезаю на стол.  Ногой сдвигаю книгу на середину и становлюсь на нее.

– Держи покрепче, мне больничный лист не нужен.

Побелив примерно с метр на метр потолок, командую:

– Сейчас слезу и передвинем стол дальше. Дай мне руку!

Таким манером мы «переезжаем» несколько раз и в какой-то момент Эдька держит на столе книгу не сзади меня, а впереди. Ситуация пикантная. Но не стану же я специально обращать на нее внимание парня? Молчу, тянусь щеткой к потолку. Раствор мела на ней кончается, опускаюсь на корточки и сую щетку в ведро. Разумеется, при этом даже при сдвинутых вместе ножках  низ халатика расходится и Эдьке видны мои тонкие белые трусики. Я и сама вижу, что сквозь ткань довольно отчетливо просматривается  темный от волос лобок.

– Эдя, давай держи книгу лучше сзади меня, – прошу его.

– А мне так удобнее – упираюсь задом в стенку.

Офигеть! Он на самом деле ничего не понял в моей просьбе или прикидывается несмышленышем? Без сомнений, видел же трусы! Ладно, черт с этим. Остается еще раз передвинуть стол, и кончу белить. Шут с ним, пусть еще раз посмотрит. Некомфортно, правда, но не могу же я ему откровенно объяснить суть просьбы!

Поднимаюсь с корточек во весь рост и тянусь щеткой к потолку.

– Аккуратнее, мне на голову летит!

– Так я тебе и говорила, что сзади лучше держать.

– Ладно, потерплю.

Мы смотрим в глаза друг другу, и тут замечаю ироничную улыбку у Эдика. Ясное дело, все он понял в моей просьбе. Ну, черт с тобой, смотри: стриптизерша-медик показывает тебе новый фасон нижнего белья! Чтобы не упасть, немного шире ставлю ноги, халатик расходится, а книга слегка поехала по столу.

– Не упади! – Эдик смотрит вверх.

– Держи ее крепче!

Конечно же, Эдик видит промежность у меня, туго обтянутую трусиками.  И я даже знаю, что в стороны у меня вылезли темные волосы – маловат размер трусов.  Смотри, чего уж там! Мне не жалко.

Делаю вид, что не замечаю заинтересованный взгляд Эдика, направленный под халатик.  Раз за разом опускаюсь на корточки и уже без особого стеснения показываю ему трусы – тормоза отпустила. Снова передвигаем стол, в последний раз.

– Ну, вот и все! Беги к своей Людмиле. Но сначала вытри на голове и на одежде белые пятна мела.

Выливаю на улице остатки мела, мою ведро под колонкой и приношу воду в кабинет. Пол тут и там в меловых пятнах. Мою его. На это уходит примерно пятнадцать минут. Уф, теперь домой.  Вот только схожу в туалет пи-пи.

В туалете на темных плитках стенки замечаю какие-то потеки. Их несколько. Такое ощущение, что кто-то набрызгал на стенку из спринцовки. Самый верхний потек медленно продолжает сползать по черному кафелю  вниз. В этой части поликлиники сейчас точно никого нет. Мои сослуживицы, вымыв в коридоре панели, давно ушли по домам. Кто же тут и чем  набрызгал? И вдруг до меня доходит. Так это же Эдик до того возбудился, рассматривая у меня под халатиком, что не выдержал и мастурбировал в туалете всего несколько минут назад, кончив спермой не в унитаз, а на стенку. Страстный будет муж у Людмилы! Даже завидно!

 

(Всего 79 просмотров, 1 сегодня просмотров)
8

4 комментария к “НА СУББОТНИКЕ”

    1. Понимаю и разделяю Ваше справедливое возмущение – главный герой рассказа не предложил мне (хотя бы намеком) провести проверку эффективности действия его члена в моем влагалище. НО – провинция, не совсем туда тогда еще проникла “дерьмократия” с Запада. Да и то надо учесть, что молодежь (особенно в лице мужского пола) предпочитала не париться с окучиванием девочек и дружить с Дуней Кулаковой. Как говорится – быстро, просто, эффективно. Именно такой случай я описала. Хотя, разумеется, по логике современных сюжетов требовалось, как минимум, чтобы Эдик уложил меня на спину прямо на столе, стащил с меня трусики и “засадил” возбужденный член по самые помидоры… Но чего не было, того не было в реальности… А “домысливать” фантазиями не умею. Да и не было желания портить рассказ фантазией.

      1
  1. Fugue у нас мастерица НЕ доводить до секса, хотя все предпосылки вроде бы имеются.
    Желание писать правду, только правду и ничего, кроме правды, приветствую и поддерживаю!
    А туалеты, кстати, общие? Или Эдик мастурбировал в женском для пикантности ощущений?

    0
    1. В той поликлинике, где начинала работать, были три туалете. Два – для посетителей (женский и мужской, со свободным входом и соответственно “М” и “Ж” на дверях) и для персонала. На нем не имелось на дверях никакой надписи. Но он был удобен тем, что находился в середине длинного коридора (“М” и “Ж” были в концах), замыкался на внутренний замок (английский) и ключ к нему висел в потайном месте, о котором знали только мы. Разумеется, о нем знал и Эдик. И логично, что он воспользовался им, поскольку техника безопасности при дружбе с Дуней Кулаковой при очередном акте онанизма все же в голове о себе дает знает. Хотя, зачем кончил именно в стенку, а не в унитаз – понятия не имею. Возможно, просто не успел наклонить член к унитазу. Или член был слишком твердый, чтобы нагнуть. Или не захотел наклонять. Словом, я не знаю по какой причине он оставил компромат. Может, полагал, что в туалет больше никто не зайдет (хотя зашла я), а излитая на стенку сперма быстро высохнет? Я не могу рассуждать так, как рассуждает мужчина.

      2

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг