Skip to main content

Награда

1

— Я хочу поступить на журфак!

Ольга мысленно выдохнула. Свершилось! Она озвучила это! Словно скинула тяжкий груз.

Мамина рука с вилкой замерла на полпути, а взгляд казался затуманенным тенью непонимания, будто услышала какое-то незнакомое слово.

— Куда? На журфак?

— Ну да.

Интонация, с которой Антонина Сергеевна переспросила дочку, выражала смесь разочарования и неодобрения. Сидевший за смежной стороной стола папа оторвался от еды и поочередно посмотрел на обеих.

— А позволь тебя спросить, что ты там забыла? – в голосе мамы явно угадывались саркастические нотки.

Ольга немного опешила от вопроса.

— То есть как что!? Вообще-то там учат на журналиста.

— И ты, разумеется, считаешь, что это нормальная, серьезная профессия?

— А чем она хуже других?

— Я не сказала, что она хуже. Но и стабильной ее не назовешь. Да и поступают туда люди, наделенные творческими способностями… А у тебя этого нет.

Антонина Сергеевна говорила ровным, без эмоций, голосом, как врач с больным, когда тот объясняет необходимость предложенного лечения. Ольга как чувствовала, что на сегодняшнем ужине всплывет вопрос поступления. Не то, чтобы боялась говорить об этом. Скорее интуитивно угадывала, что ее намерения не вызовут восторг у родителей.

— Ты полагаешь, я совсем дура, не способная поступить туда?! — девушка ощутила, что начинает закипать от обидных маминых намеков.

— А ты полагаешь, что ты супер талантливый ребенок!? — возразила мама. — У тебя нет ничего из того, что требуется журналисту! Ты конкурс туда видела? Как ты его собралась проходить, если даже школьные сочинения писала на твердую тройку?!

Ольга беспомощно посмотрела на отца. Но тот сделал вид, что увлечен чаем. Он снова занял позицию невмешательства и от этого стало обидно вдвойне.

— Так что не дури, дочь, — продолжила тем временем Антонина Сергеевна. — После выпускных бери документы и подавай в экономический.

— Туда, где Павлик учится?

— Да, туда, где твой брат.

Старший брат Паша заканчивал в универе уже третий курс и даже несколько раз проконсультировал мелких бизнесменов по экономическим вопросам. Разумеется, не бесплатно. Чему мама была очень рада.

— Там есть шанс поступить на бюджет и получать стипендию. Пора уже учиться обеспечивать себя самой, мы не собираемся содержать тебя еще несколько лет и ждать, когда ты станешь великим журналистом с баснословными гонорарами. Паша уже, между прочим, вовсю зарабатывает помимо стипендии, а не клянчит у родителей.

Последний аргумент прозвучал, как упрек. От обиды на глазах появились слезы. Ольга выскочила из-за стола и скрылась в ванной.

— Может не стоило так жестко? — наконец подал голос Василий Дмитриевич.

— Пусть привыкает принимать взрослые решения, исходя не только из своих эгоистических побуждений, — возразила Антонина Сергеевна. — Ну какой из нее журналист!? Смех да и только!

Позже, когда Ольга легла спать, в ее комнату вошел отец. Присев на край кровати, он сказал:

— Послушай, зайка. Ты на маму не обижайся, но рациональное зерно в ее словах есть. Журналистика – профессия не стабильная. Совсем не факт, что ты сразу попадешь в хорошую газету. Даже скорее всего это будет какая-нибудь маленькая местная газетенка с очень маленькой зарплатой. И совсем нет гарантии, что их гонорары будут покрывать твои потребности.

Девушка приподнялась на кровати и оперлась на локоть.

— Папа, почему ты всегда на ее стороне?

— Я не всегда на ее стороне. Но мама более опытная в жизненных вопросах, по сравнению с тобой, поэтому она старается уберечь тебя от явных ошибок. И в этом я с ней согласен. Все-таки экономист – более востребованная профессия, которая всегда прокормит. Подумай об этом.

Он дружески похлопал дочку по плечу и покинул комнату.

Полночи Ольга проплакала в подушку, не понимая почему родители не дают ни единого шанса доказать, что ее выбор – это не ошибка. Но к утру она смирилась с маминым ультиматумом. Без поддержки родителей ей не справиться. А поддержка возможна лишь в случае принятия их варианта.

Через неделю после состоявшегося разговора Ольга сдала выпускные экзамены в школе, а спустя еще пару недель подала документы в университет на экономический факультет и успешно прошла вступительные испытания.

 

2

Скука смертная! Подходил к концу первый семестр первого курса… Многие подружки, поступившие туда, куда хотели, рассказывали Ольге, что в институте время летит незаметно, интересно, насыщенно. Но ей не верилось в это. Словно не про нее это было.

С самого первого дня учеба превратилась в неприятную повинность. Лекции не вызывали интереса, хотя в школе занятия на уроках приносили определенное удовольствие. Педагоги казались неубедительными, несмотря на то, что на экономическом преподавательский состав считался одним из сильнейших в университете. Все эти схемы, графики, цифры ввергали в уныние… Зато мама была довольна, что дочка вняла ее словам и поступила туда, куда нужно. Не один раз девушка становилась свидетелем, когда родительница горделиво рассказывала родственникам или знакомым, какие умные у нее дети, учатся на экономическом…

Единственный предмет, который затрагивал девушку, являлся литературой. Только на нем ей не хотелось, чтобы лекция поскорее закончилась. Ольге нравилось анализировать прочитанные произведения, разбирать текст на элементы, а наибольший интерес проявлялся, когда нужно было самой что-то написать на основе прочитанного. Эссе, реферат, доклад… Не имело значения. Мир букв и слов манил и притягивал…

 

 

3

— И не забывайте, что эссе по теме нужно сдать до конца недели! — подытожил свою лекцию препод по литературе.

Аудитория пришла в движение. Кто-то, как спринтер, уже рванул к выходу, кто-то собирал конспекты и неспешно направлялся туда же… Ольга оказалась в числе последних, поскольку отвечала на смс брата, полученную во время лекции.

— Оленька, задержитесь на минутку, — услышала она, когда проходила мимо преподавателя.

— Да, Борис Сергеевич?!

— Уделите несколько минут вашего драгоценного времени…

Девушка подошла к преподавателю. Тот стоял у кафедры и кивал последним выходящим студентам.

— Вы что-то хотели? — спросила Ольга.

— Да, Оля, хотел задать один нескромный вопрос, —  в глазах Бориса Сергеевича был заметен неподдельный интерес.

— Какой?

— Не напрягайтесь вы так, ничего крамольного.

Девушка почувствовала, что щеки слегка зарумянились. Она, конечно, слышала, что некоторые преподаватели флиртуют со студентками. И если ответить взаимностью, то можно не знать проблем в учебе. Но Борис Сергеевич не оставлял впечатления стареющего ловеласа. В общем-то стареющим его сложно было назвать. Слегка за пятьдесят, чуть полноватый, что впрочем не вызывало антипатии. Да и не клеился он к подопечным. По крайней мере его имя в сплетнях такого толка никогда не фигурировало.

— Хотел спросить у вас, что вы делаете на этом факультете?

— В каком смысле? — опешила Ольга.

— Прочитал на днях ваш последний реферат… У вас явные гуманитарные способности. Я бы понял, если бы вы учились на журфаке, ну или, как минимум, на филологическом. Но экономический?! Экономисты априори такие тексты писать не могут. Их стихия – цифры, графики, схемы. Не тексты! Я уж было предположил, что вы попросту списали откуда-нибудь из интернета. Однако проверка на антиплагиат показала стопроцентную уникальность. Вот я и теряюсь в догадках – почему вдруг ваш выбор пал на экономический? Окажите любезность, удовлетворите мое любопытство.

Ольга немного смутилась. Тема была болезненной и рана все еще кровоточила…

— Я хотела поступать на журфак, но мама убедила меня, что экономистом быть лучше, — невесело усмехнулась девушка.

— Почему-то я так и подумал, что это не совсем ваше решение… Не могу согласиться с вашей мамой. Не хотели расстраивать маму, поэтому не настояли на своем желании?

— Можно и так сказать.

Борис Сергеевич жестом предложил присесть.

— Ситуация не нова, когда родители решают за детей, где им учиться. Тем не менее всегда есть шанс реализовать свои желания, не вступая в конфронтацию с мамой.

Ольга недоуменно посмотрела на преподавателя.

— Что вы имеете в виду?

— Нынешнее время дает много возможностей писать, не учась на журфаке. Подумайте об этом, Оля. У вас явные способности к этой деятельности. Будет очень жаль, если вы их зароете исключительно потому, что мама видит вас экономистом, а не журналистом.

— Вы предлагаете походить по редакциям газет и предложить им свою кандидатуру?

— Вовсе нет, — усмехнулся Борис Сергеевич. — Во-первых, как правило, штат газеты почти всегда укомплектован. Во-вторых, они очень неохотно берут кого-то с улицы. Давайте поступим следующим образом. Вы к завтра напишете текст на тему “Почему лучше учиться в нашем институте, а не в другом”. Я его посмотрю и мы продолжим этот разговор.

Ольга пытливо всмотрелась в педагога, но ни насмешки, ни других скрытых мотивов не увидела в его глазах. В душе колыхнулось волнение. Ведь ей предлагают сделать то, что она любит больше всего на свете – написать текст. Даже если из этой затеи ничего не выйдет, но сегодняшний вечер она побудет тем, кем изначально хотела быть.

— Я постараюсь до завтра успеть, — кивнула девушка.

— Вот и славно. Тогда не буду больше отнимать ваше драгоценное время, — Борис Сергеевич ободряюще на мгновение прикрыл глаза.

Ольга встала. В аудиторию начали заходить первые слушатели следующей лекции. Девушка направилась к выходу. В самых дверях она еще раз обернулась, но Борис Сергеевич раскладывал у себя на столе вспомогательные записи для проведения занятия и не смотрел на нее. Ее душа затрепетала. Появился шанс доказать самой себе, что мама ошибалась…

 

4

На следующий день Ольга летела в институт словно на крыльях. Настроение было прекрасным, появилось ощущение, что вчерашний вечер прожит не зря. Точнее сказать, что впервые с начала учебы она почувствовала, что сделала что-то нужное, прежде всего для себя нужное, значимое. Раньше подобные поступки девушка пропускала через призму одобрения или неодобрения мамы. Накануне вечером Ольге удалось абстрагироваться от этого. Наверно, в глубине души осознавала, что мама явно не одобрит затею и посчитает пустой тратой времени…

С трудом дождавшись окончания занятий, Ольга поспешила к Борису Сергеевичу.

— Здравствуйте, Оленька! — приветливо улыбнулся преподаватель, увидев студентку.

— Добрый день, Борис Сергеевич!

— Ну как, удалось что-нибудь?

Девушка в ответ протянула файлик с несколькими листками текста. Борис Сергеевич взял их в руки и углубился в чтение. Время от времени он хмыкал. Но уловить оттенок – одобрение или разочарование – не удавалось… Наконец текст был изучен. Ольга затаила дыхание, словно в ожидании приговора.

— Однако, очень недурственно! — он поднял свой взор на девушку. – Не хотелось бы перехвалить, но у вас действительно получаются очень качественные тексты. Может все-таки стоит подумать о том, чтобы это не растерять?

Ольга зарделась от похвалы.

— Вы предлагаете мне перевестись на журфак? — спросила она.

— Таких кардинальных мер я не предлагаю. Наличие способностей совсем не означает обязательный успех в профессии. Но попробовать себя на ниве написания текстов стоит.

— Я не совсем вас понимаю, Борис Сергеевич…

Преподаватель одобряюще улыбнулся:

— Я сейчас поясню свою мысль… Наше время – это век интернета. Ежедневно создается множество новых сайтов, главный капитал которых – контент. Старым сайтам он тоже требуется. Чтобы ресурс постоянно был интересен, требуется регулярно обновлять его содержимое. Но далеко не каждый сайт располагает возможностями или желанием держать на зарплате штат людей, которые пишут тексты. Поэтому, как правило, они ищут авторов на стороне. Это примерно как человек, который более-менее регулярно ездит по городу по делам, но не решается покупать личный автомобиль, предпочитая пользоваться услугами такси… Слышали что-нибудь про биржи фрилансеров?

— Про биржи фрилансеров? — переспросила Ольга.

— Есть такие специализированные сайты, — пояснил педагог. — Люди, которым требуются тексты и не только, размещают там заказы, а авторы соответственно выполняют их. Как вы, Оля, смотрите на то, чтобы попробовать себя на этом поприще?

Девушка растерянно смотрела на Бориса Сергеевича.

— Если честно, никогда не думала об этом, — произнесла она.

— Вот и подумайте! Во-первых, проверите себя в сфере интернет-журналистики, потому что по сути это она и есть. Во-вторых, люди, занимающиеся этим, неплохо зарабатывают. Тут, как говорится, все в ваших руках.

Сама мысль Ольге показалась симпатичной. Катастрофы не произойдет, если она действительно попробует. По крайней мере станет понятно, мысли о журфаке были просто романтической блажью или все-таки реальной оценкой самой себя. А главный ответ, который можно получить, права ли мама, считая ее, Ольгу, неспособной к этой профессии. Что уж лукавить самой себе… Та мамина фраза про отсутствие способностей к журналистике до сих пор саднила в душе занозой…

— В принципе, можно попробовать, — кивнула девушка.

Борис Сергеевич вытащил из нагрудного кармана пиджака кусочек картона размером с визитку и протянул ей:

— Вот, держи… Я тут записал два адреса бирж, которые наиболее подходят.

— Спасибо, — поблагодарила Ольга, взяв протянутый картон.

— Тогда на сегодня все, — подытожил педагог. — Не буду больше тебя задерживать. Надеюсь, все у тебя получится. Если что, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь или совет.

Девушка благодарно улыбнулась. По дороге домой она мысленно прокручивала состоявшийся разговор и в глубине души понимала, что ее жизнь перейдет на иной уровень, если она последует совету Бориса Сергеевича. Безусловно будет непросто. Но Ольга не боялась трудностей, скорее наоборот, тем интереснее, чем сложнее. Единственная причина, которая омрачала предвкушение – реакция мамы. Девушка интуитивно чувствовала, что родительница не одобрит и снова жестко раскритикует, как она это умеет. После некоторых размышлений Ольга решила пока ничего не говорить маме с папой. Сначала постарается добиться определенных успехов, а потом расскажет, подтвердив слова делами. Тогда уж точно мама признает ошибочность своих суждений…

 

5

В последующие пару месяцев жизненный ритм поменялся. депрессия от учебы на нелюбимом факультете ушла. Ольга словно обрела второе дыхание, ощутив стимул или, как принято сейчас говорить, новый вызов.

Не сказать, что в тот же вечер все кардинально изменилось. Несколько часов было потрачено на изучение рекомендованных бирж: что это такое, как они работают, что пишут в отзывах. Потом – анализ прочитанного. Не обошлось без сомнений “а потяну ли я”. Но вспомнив, чем закончились предыдущие сомнения, Ольга решилась. В конце концов, если не получится, то хуже не будет. Она всего лишь останется студенткой экономического факультета. А вот спасовать и не попробовать использовать шанс, который ей предоставили, станет предательством по отношению к самой себе. В этом случае мама окажется права, что она всего лишь бесталанная никчемная девочка, чьих способностей хватает только на то, чтобы стать средней руки экономистом… Воспоминание той маминой фразы вызвало сильный приступ раздражения. Пальцы сами потянулись к клавиатуре, чтобы начать процедуру регистрации.

Если кто-то думает, что достаточно зарегистрироваться на бирже фрилансеров и заказы посыпятся, как из рога изобилия, тот сильно заблуждается. Первый свой заказ Ольга получила на исходе второго дня, когда уже была близка к разочарованию. Во всех проектах, в которые она предлагала себя, исполнителем выбирали других авторов, с более высоким рейтингом и отзывами. И лишь природное упрямство не позволило ей отчаяться и забросить свою затею. Велик соблазн опустить руки, когда ты откликаешься на десятки заказов, но везде выбирают не тебя. Поэтому сообщение, что в одном из проектов ее выбрали исполнителем, вызвало у девушки вздох облегчения. Правда, когда Ольга открыла сам проект и вчиталась в техзадание, немного приуныла, но назад пути уже не было. Отказ от выполнения сулил негативный отзыв заказчика, а это чревато тем, что другие заказчики в будущем не захотят иметь дело с автором, который получив назначение, внезапно передумывает участвовать в проекте. Суть заказа сводилась к тому, что требовалось на одном из форумов оставить небольшой комментарий, слов в пятьдесят, не больше. Девушка утешила себя мыслью, что все великие писатели и журналисты тоже начинали с маленьких заметок, и принялась за дело.

Первый заказ принес первый отзыв и первую, чисто символическую, плату. Дальнейшее пребывание на бирже позволило сделать вывод: чтобы претендовать на серьезные проекты, нужно иметь хороший рейтинг, который складывается из оценок и отзывов заказчиков. Поэтому Ольга бралась за любые заказы, будь то комментарий, пост в социальных сетях или короткий текст длиной в триста слов. Той целеустремленности, с которой она принималась за работу, мог позавидовать любой. Казалось бы, что сложного написать пару предложений в комментарий на форуме. Однако, даже к такому заданию девушка не подходила формально. В каждую свою написанную фразу, в каждое слово, в каждый знак препинания она вкладывала душу. Теперь Ольга точно знала, что желание поступить на журфак было не блажью, не желанием получить просто модную профессию. Мир слов и букв – это то, что приносит ей реальное удовольствие. Принимаясь за очередной проект, она никогда не думала про оплату. Все ее мысли были про то, чтобы сделать текст “вкусным”, читабельным. И это у нее очень хорошо получалось. Неудивительно, что через пару месяцев Ольга достаточно хорошо котировалась среди фрилансеров, ей стали доставаться хорошие проекты на интересные темы…

 

6

Спустя несколько месяцев жизнь приобрела определенный цикл. Утром учеба в институте, потом подготовка домашнего задания по итогам лекций и вечером наступала самая лучшая часть дня – работа фрилансера. Заработок, правда, был пока не очень большим, но достаточным для того, чтобы не клянчить у родителей, когда Ольга собиралась пойти с подружками в кафе или кино. Безусловно это являлось не главным стимулом того, почему она занималось фрилансом, но приятным дополнением. У девушки уже появилась некоторая репутация на бирже, несколько постоянных заказчиков.

Один из них очень нравился ей в плане заказов. Пару раз он выбирал ее исполнителем для своих проектов, выделив из общего числа кандидатов, а после обращался уже напрямую. Вот и вчера предложил Ольге написать статью среднего размера на неоднозначную тему. Утром девушка отправила заказчику готовый вариант, хотя срок обуславливал несколько дней для работы над темой, и теперь ждала ответа. Вечером, войдя в личный кабинет биржи, она обнаружила сообщение от заказчика:

“Здравствуйте, Ольга! С текстом ознакомился. Качество, как всегда, на высоте. Учитывая, что это не первый Ваш текст, у меня есть предложение для Вас. Мы можем встретиться лично? Если согласны, напишите день, время и телефон для связи”.

Прочитав несколько раз, Ольга задумалась. На ее взгляд весомых причин для подобного предложения могло быть две. Первая – ей хотят предложить постоянное сотрудничество. Вторая – есть какой-то серьезный проект, который желают обсудить лично, чтобы предельно четко донести все нюансы.И та, и другая причины стоящие того, чтобы потратить часть своего времени.

Заглянув на страничку заказчика, Ольга убедилась, что он находится в этом же городе, и отписала в ответе свой номер телефона. Через час последовал звонок. На следующий день они встретились в одном из городских кафе. Заказчиком оказался мужчина лет сорока с небольшим, приятной внешности. Дополнительный шарм придавала испанская бородка. После взаимных приветствий они сели за столик и заказали по чашке кофе.

Некоторое время оба внимательно осматривали друг друга, явно оценивая, затем открыто улыбнулись друг другу.

— Рад познакомиться лично! — начал первым заказчик.

— Взаимно.

— Зовут меня Александр Григорьевич Неватонов. Я являюсь главным редактором сайта, для которого вы написали несколько очень хороших текстов.

Ольга чуть смущенно улыбнулась, но продолжила слушать не перебивая.

— Не буду ходить вокруг да около, — продолжил Неватонов. — Я бы хотел предложить вам, Ольга, постоянное сотрудничество на внештатной основе. Пишете вы хорошо, ваши тексты читают, а это главное. Поэтому иметь такого автора на “постоянке” лучше, чем латать дыры через биржу фриланса. Для вас, в принципе, почти ничего не изменится. Вы также можете продолжить писать для других, единственное условие – работа на наш сайт должна быть в приоритете. В неделю от вас будет требоваться четыре – пять текстов среднего размера. Либо на тему, которую сами найдете и согласуете со мной, либо по заданию редакции.

Официантка принесла кофе и диалог на пару минут прервался.

— А темы нужно определенные искать или как подскажет фантазия? — спросила Ольга, размешав сахар и попробовав кофе.

— Разумеется, в рамках направленности сайта. Если согласитесь посотрудничать с нами, то посмотрите на сайте о чем мы пишем и как. Не думаю, что вам будет сложно подыскать какую-нибудь тему, которая заинтересует наших читателей. Но в первое время можете ограничиться редакционными заданиями. А когда освоитесь, уже начнете предлагать что-то свое.

— В принципе, ваше предложение интересно, — осторожно сказала девушка.

Неватонов ее осторожность расценил по-своему и назвал суммы гонораров для внештатных авторов. Названные цифры Ольгу впечатлили.

— Давайте попробуем, — сказала она.

Главред облегченно улыбнулся. Они обсудили детали договора, который нужно будет подписать, и договорились встретиться уже в редакции. На этом и расстались.

Домой Ольга летела словно на крыльях. Начались сбываться ее самые смелые мечты. Ее заметили! Ее позвали на информационный сайт! Правда, пока внештатным сотрудником, но сотрудником! Велико было искушение похвастаться перед мамой, но девушка постаралась себя осадить. Она еще не добилась тех успехов, при которых можно мамин скептицизм свалить наповал. Но она обязательно их добьется! Теперь она была в этом твердо уверена.

 

7

Работа в интернет-газете поглотила. Ольга с головой окунулась в новый мир. Это было непередаваемо интересно: собирать материал, встречаться с людьми, а затем передавать в тексте так, что равнодушных читателей не оставалось. Девушке удавалось писать так, что люди читали, обсуждали и дискутировали, а не просто пробегали глазами по написанному. Какой-то внутренний огонь, зажигающий аудиторию. Однажды главред Неватонов по этому поводу ей сказал:

— Понимаешь, Оленька, можно иметь три красных диплома журфака и при этом абсолютно не уметь писать. В журналистике не имеет значения какой у тебя диплом, важно лишь то, как ты пишешь.

И Ольга писала. Даже скучные экономические темы у нее получались интересными и читабельными, а главное очень понятными для обычных людей. Ее материалы читали, цитировали, обсуждали. А это уже определенное признание ее, как журналиста…

Девушка считала, что если уж посторонние люди признали в ней способности в этой сфере, то мама и подавно должна порадоваться, что ошиблась в своих суждениях. Однако реакция мамы оказалась сдержанно-удивленной, когда меж ними состоялся признательный разговор.

— Ты?! Пишешь в интернет-газете?! — округлились глаза Антонины Сергеевны, когда дочь призналась наконец, чему посвящает свое время по вечерам.

— Да, мама! — гордо улыбнулась Ольга. — Пишу статьи на разные темы и люди это читают.

На лице женщины отразилась явная растерянность. Новость оказалась из разряда неожиданных. В глазах вдруг сверкнула внезапная догадка:

— Ты что, институт бросила?!?

— Мама!!! — поразилась Ольга предположению. — Как ты такое могла подумать?! Мне и в голову не пришло бы бросить учебу!

— А когда же ты, как выражаешься, пишешь статьи?

— Утром учусь, а вечером работаю над статьями.

Возникла минутная пауза.

— Надеюсь, “хвостов” у тебя нет? — продолжила родительница о насущном. — Потому что, если тебя выгонят за неуспеваемость, то мы с отцом тебя кормить не будем. Пойдешь работать. Правда, на хорошую работу вряд ли получится устроиться. Кому нужен человек, отчисленный из института…

— Не волнуйся, мама. Я учусь хорошо. Ну а по поводу денег не переживай. Я уже начала зарабатывать.

Ольга сходила в свою комнату и, вернувшись, положила на стол несколько пятитысячных купюр.

— Это мой вклад в продуктовую корзину, — смущенно улыбнулась она.

Антонина Сергеевна воззрилась на деньги.

— Это откуда?

— Я же говорю, что начала зарабатывать. Я пишу статьи, а газета за это платит, — пояснила дочь. — Журналисты ведь не за бесплатно работают.

— Ну, журналисты… — хмыкнула мать. — Сейчас много кто пишет, но далеко не всех можно назвать журналистами…

Но тем не менее деньги со стола сцапала и поволокла в сервант, где хранились сбережения на повседневные нужды.

— Но ты же не собираешься этим все время заниматься? — Антонина Сергеевна вернулась к дочери.

— Почему? Мне нравится это, у меня получается…

Мама скептически мотнула головой.

— По моему глубокому убеждению журналистикой должны заниматься профессиональные журналисты, а не студенты экономического факультета. Сейчас платят, а через год посчитают, что им не нужна самоучка и выпрут. А все хорошие места, куда ты могла бы пойти работать, будут уже заняты. Останутся только какие-нибудь госпредприятия с мизерной зарплатой… Не знаю, дочь, твоя жизнь – тебе решать. Но я бы на твоем месте задумалась.

Весь этот разговор начал Ольгу утомлять. Она расчитывала, что, узнав об успехах дочери, мама порадуется за нее. А вместо этого нарвалась на очередную нотацию.

— Посмотрим, мама, — примирительно сказала девушка. — В журналистике платят не за диплом, а за способности.

— Пара удачных статей – это еще не способности, — тут же возразила Антонина Сергеевна. — Я тебе сказала свою точку зрения, а ты над этим хорошо подумай.

— Я подумаю.

С этими словами Ольга ушла к себе в комнату и, оставшись наедине, разрыдалась. Ну почему человек, от которого больше всего ждешь поддержки, лишь хлещет по щекам наотмашь?! Ответить на этот вопрос она пока не могла…

 

8

Спустя месяц после состоявшегося разговора, Ольга зашла к Борису Сергеевичу. Не сказать, что они больше не встречались после того, как преподаватель подсказал девушке путь для самореализации. Но в последнее время это случалось исключительно на лекциях. Свободного времени катастрофически не хватало. После института Ольга неслась домой, штудировала конспекты и материалы по учебной программе, а вечером работала над статьями для сайта. С кем-то созванивалась, с кем-то встречалась, что-то искала в интернете. Весь день был расписан буквально по минутам…

Сегодня отменили последнюю пару и девушка, идя по коридору альма-матер, заглянула в аудиторию Бориса Сергеевича. По счастливому стечению обстоятельств у него тоже не было лекции в данный момент.

— Здравствуйте, Борис Сергеевич! — поприветствовала Ольга, подходя к кафедре.

— О, какие люди! — тепло заулыбался педагог, когда увидел посетительницу. — Здравствуйте, свет очей моих! Давно вас не видел.

Девушка зарумянилась от удовольствия и возразила:

— Как же не видели!? Вы на днях читали нам лекцию.

— Я имел в виду, вне занятий… Ну рассказывайте, как ваши дела, что нового?

— Я пишу! — брякнула Ольга, словно сказала этим все.

— Это замечательно! Я так полагаю, последовали моему совету и теперь процветаете на ниве фриланса?

— Не совсем. Начала там писать, а потом пригласили в интернет-газету. Так что теперь я сотрудничаю с ними, — радостно выпалила Ольга.

— А вот это отличная новость! Мои поздравления! — Борис Сергеевич тепло улыбнулся. — Знаете, Оленька, мне отрадно видеть, что на сей раз мой совет не растворился в воздухе. Я ведь давно в этом институте и вы – не первый студент, у которого я заметил определенные способности. Меня всегда печалило, когда талант к журналистике или литературе зарывали в землю. Зачастую лишь оттого, что человеку было просто лень. Поэтому я искренне рад, что вы оказались не из их числа.

Девушка видела, что преподаватель не лукавит, и от этого на душе становилось тепло. Вспомнился недавний разговор с мамой. Возможно, ей просто нужно время, чтобы поверить в способности дочери?.. Что ж, Ольга готова дать его и тогда мама будет гордиться ее успехами и горделиво рассказывать родственникам и знакомым, какая ее дочь молодец. От этих мыслей в глазах слегка защипало…

— Спасибо, Борис Сергеевич… — она взглянула на часики, купленные на днях на часть последнего гонорара.— Мне, к сожалению, пора бежать. Было очень приятно увидеться. Я обязательно еще зайду!

— Конечно, конечно, – кивнул преподаватель. — Обязательно заглядывайте. Как, кстати, называется сайт, на котором можно почитать ваши статьи?

Ольга произнесла название.

— Непременно зайду почитаю, — Борис Сергеевич черкнул в ежедневнике. — Всего хорошего! Дальнейших творческих удач!

— Спасибо!

И девушка покинула аудиторию. Преподаватель вернулся к прерванному занятию, но некоторое время мысли еще блуждали вокруг разговора.

 

9

После окончания института Ольга уже полноценно вошла в штат интернет-издания. Теперь это стало ее основной работой. Мама по-прежнему скептически относилась к выбору дочери, но все же смирилась. Хотя всякий раз говорила недоверчиво:

— Ну что ж… платят – и на том спасибо.

Будто удивлялась.

Спустя примерно полгода как-то вечером, когда редакция значительно опустела, главред позвал Ольгу к себе в кабинет.

— Присаживайся, — бросил он, копаясь в бумагах на столе.

Девушка послушно присела на стул.

— Ну как тебе работается, будучи в штате?

— Хм.. Нормально. Осваиваюсь потихоньку.

Она пока не улавливала причину вызова – поругать или похвалить за что-то.

— Ну неплохо так осваиваешься, — усмехнулся Неватонов. — Читал твой последний материал… Как всегда, бесподобно. Умеешь ты, Оля, нужные слова подобрать. Для журналиста очень ценное качество.

Ольга вопросительно посмотрела на главреда. Она уже успела немного изучить этого человека. Если начинает с похвалы, значит сейчас за что-то отчитает.

— Вы хотите меня за что-то поругать? — наконец не выдержала она.

— Поругать? Тебя?! Боже упаси! Вызвал я тебя по другой причине. Слышала ты что-нибудь про портал “Сегодня”?

— Конечно! Один из крупнейших информационных порталов в нашем регионе.

— Вот и я о том же, — главред о чем-то задумался, но тут же вернулся в беседу. — Тут вот какое дело. Меня пригласили туда главным редактором.

— Вас?!! Ну, круто!

Это действительно был крупный и популярный портал с большой аудиторией. Перейти туда означало сделать хороший шаг вперед в плане карьеры. Примерно как с областного телеканала попасть на НТВ.

— Согласен, круто, — кивнул Неватонов. — Но это еще не вся новость.

Ольга выжидающе смотрела на своего пока еще начальника.

— У них есть пара вакансий. Пойдешь со мной на место корреспондента?

Девушка опешила.

— Я?!? В “Сегодня”?! Но у меня же нет журналистского образования…

— А ты считаешь, что там только с дипломами берут? — заулыбался главред. — Я тебе уже говорил, что неважно какой у тебя диплом, важно лишь то, как ты пишешь.

— Потяну ли?

— Уверен, что потянешь! В тебе есть что-то такое, чего нет у большей части твоих коллег. Но а если все-таки нет, вернешься сюда. После меня главным назначат моего зама, Олега Геннадьевича. Я с ним уже переговорил по этому поводу. Он тебя возьмет обратно без проблем. Если тебе нужно время подумать…

— Я согласна! — Ольга перебила Неватонова.

— Ну и отлично! Пиши заявление по собственному, а завтра поедем к ним знакомиться.

Из кабинета Ольга выходила как во сне. Осознание события еще не пришло, но сердце от волнения колотилось, как бешенное.

Вот только мама снова не порадовалась. Вместо этого сдержанно заметила:

— Смотри, дочь, как бы вообще без работы не остаться. Или там в порядке вещей, каждые полгода работу менять?

— Мама, ты не понимаешь! Это серьезный, крупный портал. Отказываться от такой возможности все равно что отказывать себе в дальнейшем развитии.

— Единственное, что я не понимаю, это то, что подобная блажь до сих пор не выветрилась у тебя из головы, — возразила Антонина Сергеевна. — Ну написала ты пару статей, добилась публикации – молодец! Но дальше-то начинается взрослая, рутинная жизнь. Вряд ли этими статьями ты много заработаешь. А тебе о будущем думать нужно, создавать финансовую подушку. Залетишь от какого-нибудь ухажера, он-то сбежит, а ты что делать будешь?! На что жить?.. Устроилась бы экономистом или бухгалтером, в крайнем случае. Зарплаты у них хорошие, работать можно даже из дома.

— Мама, как ты можешь?! — на глазах девушки выступили слезы. — По-твоему я такая легкомысленная, что обязательно случайно залечу?

— Ты легкомысленная! Разве можно назвать серьезным человека, который отучился пять лет в институте, получил диплом по хорошей специальности, а работать пошел непонятно куда!?

Не в силах продолжать этот спор, Ольга ушла к себе в комнату. Иногда мама поражала ее своими категорическими суждениями. Праздничное настроение нынешнего вечера было всерьез подпорчено. Но утром вечерний разговор уже не воспринимался так остро. Девушка поняла – маму можно переубедить только одним способом: добиться серьезных успехов на ниве журналистики.

 

10

Работа на новом месте полностью захватила Ольгу. Она бралась за любые темы, от маленьких заметок до серьезных расследований. То, что ее привел новый главный редактор, словно обязывало доказывать коллективу – ее взяли не за красивые глаза, а за профессиональные качества. Порой в этом просматривалась некая одержимость. Казалось, вся Олина работа — была бегом, бегом, чтоб доказать самой себе — могу. Подобное упорство не осталось безответным. Девушке удалось поднять несколько достаточно резонансных тем, вызвавших бурное обсуждение читателей. Один из таких материалов коллегиальным решением редакции было решено даже отправить на ежегодный международный журналистский конкурс.

Работа продолжалась. Жизнь журналиста захватывала Ольгу все больше. Непроходящее удовольствие от того, что она делает, стало постоянным попутчиком. Коллеги по-хорошему удивлялись ее всежильности и потихоньку завидовали…

В конце очередного дня девушка ехала в полупустом троллейбусе, когда на мобильный позвонили. На дисплее отображался незнакомый номер. В принципе, ей часто звонили с незнакомых номеров, поэтому Ольга, не задумываясь, ответила:

— Да, слушаю.

— Добрый вечер! Могу я поговорить с Ольгой Васильевной? — произнесла трубка женским голосом.

— Я вас слушаю.

— Извините за вечерний звонок. Это из оргкомитета журналистского конкурса, куда вы направляли свою работу. Только что стали известны результаты голосования жюри. Вы признаны победителем! Примите наши поздравления!

— Что, простите? — переспросила Ольга. Она услышала фразу, но смысл пока еще не дошел.

— Вы победили! — мягким голосом произнесла представитель оргкомитета. — Через неделю в Москве состоится награждение. Вам на электронную почту придет приглашение и координаты, куда нужно приехать. Кстати, помимо приза за первое место полагается крупное денежное вознаграждение. Еще раз поздравляем!

— Да, спасибо, — автоматически поблагодарила новоиспеченная победительница.

На том конце отключились. С минуту Ольга пребывала в ступоре, а после накрыло осознание. И если бы в этот момент она не ехала в общественном транспорте, то непременно тишину взорвал бы ее торжественный, даже не крик, скорее рев. В голове хаотично заметались мысли, а тело было готово делать десять разных дел одновременно, причем в десяти разных местах. Но сделала Ольга только одно, самое первое, про что подумалось. Набрала заветный номер и буквально выдохнула в трубку, когда там ответили:

— Мама, я победила на международном журналистском конкурсе! Представляешь!?! Меня признали лучшей журналисткой! Еще и крупный приз полагается!

И девушка счастливо рассмеялась.

— Ты?.. Победила?.. На конкурсе?.. Денежный приз? — связь была плохой. Но Ольга живо представила радостное изумление на мамином лице. Все бы отдала, чтобы сейчас это видеть… Наконец-то мама перестанет сомневаться в способностях своей дочери и признает в ней талантливого профессионала. Выиграть международный конкурс у многоопытных коллег — дорогого стоит!

В трубке что-то булькнуло и связь оборвалась. Через минуту мама сама перезвонила:
— Ольга, мне пришла в голову мысль — а не развод ли это!? Сейчас много случаев подобного мошенничества. Ну сама подумай: с чего вдруг тебя будут награждать?.. Тем более на международном конкурсе?.. За что?..

Антонина Сергеевна еще что-то говорила, только рука с телефоном уже сама собой бессильно опустилась. Мир качнулся и ушел из-под ног. Троллейбус громыхал и трясся на колдобинах, в открытую форточку задувал ветер. Ольга смотрела в окно, но ничего не видела — глаза застилали слезы…

…По стечению обстоятельств, её статья, победившая в этом сильном международном конкурсе, была тоже про маму. Про маму, чей ребенок оказался геем, и которая не побоялась бросить вызов всему обществу, открыто встав на защиту своего сына. Другая мама… другая реальность…

(Всего 176 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

14 комментария к “Награда”

  1. Хороший рассказ. Может чуточку затянутый. Тема журналистики мне очень близка. Поэтому интересно было почитать, как готовят современных журналистов. И как современные журналисты достигают успеха. На этом поставлю точку. А за рассказ – 10.

    1
    1. Большинство из них, думаю, готовят все также в институтах. Правда, в последнее время складывается впечатление: то ли они сами там не учатся, то ли им так “преподают”… Очень много стало непрофессионалов, мнящих себя журналистами. Понятно, что к героине это не относится.

      1
  2. Чудесная вещь! Прямо в точку! Я ведь, если признаться, тоже в своё время поступила не туда, куда хотелось. По настоянию родителей, уступив их просьбам и доводам. Так что ситуация, описанная в рассказе, мне очень близка и понятна.

    1
  3. Прочитала с интересом. История нашла отклик на личном уровне.
    Сначала немного про себя любимую. Как же без этого)))
    В начала сентября местная телекомпания Ангарск 360 снимала репортаж про меня. Подклишовка была такой: “Родные прочили ей карьеру бухгалтера, но она посвятила свою жизнь любимому делу. Сейчас ангарчанка успешно печатается в сборниках и принимает участие в различных писательских конкурсах. С творчеством Дианы ознакомилась наша съемочная группа”.
    Мой выбор филфака действительно был неожиданным и для родителей, и для школьных учителей. И только преподаватель литературы верила в меня тогда.
    Но это лирика…

    А вот за сам текст я буду Вас ругать.
    1) Он написан весьма “протокольно”, безэмоционально. Это всего лишь сухой отчет о неких событиях. А ведь речь идет о личной трагедии по сути. Когда самый близкий человек – мама – не верит в ребенка, не хочет поддержать, более того, вставляет палки в колёса – это трагедия. А вот поведение ГГ – это подвиг своего рода. Целеустремленность, желание добиться результата, утвердиться в любимом деле.
    Что мы видим в тексте? Поверхностное перечисление событий. Бесконечное упоминание о слезах после разговоров с матерью – это не выражение эмоций. Это всего лишь констатация факта.
    2) Диалоги. Они ужасны. Разговаривают не живые люди, а некие роботы. Преподаватель почему-то всё время сбивается с “вы” на “ты”, причем в двух соседних фразах. Говорит с конкретным человеком вроде по душам, желая помочь, а выглядит это как доклад на научной конференции.
    Даже разговоры с мамой за чаем не дают ощущения правдоподобия. И вообще диалоги можно сократить до минимума, свести к описательному варианту. Текст от этого только выиграет. Не будет таким затянутым.
    3) Вот эта тема статьи, которая победила в конкурсе… Дань времени “опять про толерантность”? Неужели, кроме геев, нельзя придумать другую животрепещущую тему?

    В общем, идея замечательная. Исполнение очень среднее. Сразу прошу прощения за резкость.
    Если скажете, что Вам такие разборы не нужны, больше не буду этого делать.

    1
    1. Вот эта тема статьи, которая победила в конкурсе… Дань времени “опять про толерантность”? Неужели, кроме геев, нельзя придумать другую животрепещущую тему

      Можно конечно. По моему опыту есть темы статьи о которых задевают больше. Но на эросайтах я их даже упоминать боюсь. Особенно бы не советовал трогать тему педофилии власть имущих. Уже не один пострадал.
      Но ведь геи подвергаются страшной дискриминации со стороны снгшного общества . Особенно за решеткой и в коллективах где много фанатиков “традиционных ценностей” или просто быдла. Про них писать одна из животрепещущих тем-проверено. Много комментариев от русскоязычных будет. Русских жуть как волнует эта тема, недаром обыватели с ненавистью называют Европу Гейропой) тут есть одно но. Я не оправдываю их гонения, но если в реале с ними пообщаться мне большая часть как люди совсем не понравилось. Может потому, что я лесбиян и далек от их мира, может мне попались не те, но ощущения от общения так себе. Мои личные впечатления такие.

      1
      1. Я из тех людей, которым совершенно всё равно какая ориентация у человека, если мне он интересен.
        Просто все эти вопросы о дискриминации уж очень модные и популярные. Будто ничего другого в жизни не осталось.
        Возможно, я не права.

        1
        1. Это не мода,а суровая необходимость. Есть дискриминируемые группы о которых за пределами стран первого мира даже говорить чревато. А то,что в передовых странах с этой темой перегибают это неудивительно. Кто дружит с историей знает- когда идея становится массовой,всегда возникают перегибы. Заставь дурака богу молиться он и лоб расшибет,как говорится. Если перегибов не было то и идея в истории не осталась и ее поддерживало полтора человека,как правило.

          2
      2. Русских жуть как волнует эта тема, недаром обыватели с ненавистью называют Европу Гейропой)

        Не стоит из-за кучки оголтелых так говорить обо всей нации. Большинство русских эта тема абсолютно не волнует. Мнение “диванных экспертов” из различных соцсетей – это не есть мнение всего народа.

        “традиционных ценностей”

        Где можно взглянуть на этот список? 😂

        Особенно бы не советовал трогать тему педофилии власть имущих

        Наоборот, мне кажется, что такие темы нужно вскрывать и озвучивать. Иначе в чем смысл СМИ?!

        Особенно за решеткой

        Опять извечная тема, что не успеваешь войти в камеру, как сразу начинают трахать и резать?

        1
        1. “Наоборот, мне кажется, что такие темы нужно вскрывать и озвучивать. Иначе в чем смысл СМИ?!”
          Надо,только это слишком опасно. Это я и имел в виду. На Табу Стори тему педофилии власть имущих затрагивать однозначно не буду, такое стирают даже на самых радикальных ресурсах из комментов. И я знаю почему.

          1
    2. Если скажете, что Вам такие разборы не нужны, больше не буду этого делать.

      Начну, пожалуй, с конца) Наоборот, Диана, Ваши разборы всегда читаю с интересом (не только на свои рассказы). Они более, чем профессиональны и по существу. Не будь таких разборов, писатель никогда не будет расти и развиваться. Если все будут по головке гладить (разумеется, я про ту часть, которая находится над плечами 😉 ), то какой тогда стимул работать над ошибками и над собой? Поэтому надеюсь, что Вы и впредь будете уделять внимание моим текстам.

      Вот эта тема статьи, которая победила в конкурсе… Дань времени “опять про толерантность”? Неужели, кроме геев, нельзя придумать другую животрепещущую тему?

      Сразу скажу, что в этой истории не придумывал абсолютно НИЧЕГО. Это реальная история реального человека, которую захотелось переложить на художественный текст. Поэтому и оставил именно ту тему, которая была в реальности. Так что про дань времени я думал меньше всего.

      1) Он написан весьма “протокольно”, безэмоционально. Это всего лишь сухой отчет о неких событиях.

      На самом деле историю эту я писал, будучи начинающим писателем, несколько лет назад. Сейчас я иногда выкладываю свои ранние работы на тех или иных ресурсах, именно, чтобы через отклик читателей понять, что там было не так. Так сказать, услышать взгляд со стороны.

      Всю конструктивную критику я всегда принимаю правильно и стараюсь учесть в будущих работах.

      1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг