Наследие

Наследие.

Глава первая

Несколько сот лет назад. Территория современной Болгарии.

Где-то вдалеке прозвучал первый из двенадцати ударов колокола. Полночь. Ветер со страшной силой швырял всем, что попадалось у него на пути, будь то ветки, незакрытые ставни на окнах, флюгер или просто мусор.

Молодая женщина посмотрела на аккуратно сложенные дрова в небольшом камине. Щёлкнув двумя пальцами, она улыбнулась, ибо дрова сами собой вспыхнули ярким пламенем.

Девочка четырнадцати лет лежала на кровати и смотрела в деревянный потолок.

— Мама, неужели так будет всю жизнь? – уже в который раз за день спросила она у молодой женщины.

— Да, дорогая, – ласково и тихо ответила мама, и села на кровать рядом с дочерью. — Такая расплата за наши женские грехи. И даже такие, как мы, не в силах что-либо изменить.

— И что это значит? – девочка посмотрела на маму и взяла её за руку.

— Это, моя дорогая, означает то, что ты сегодня из маленькой девочки превратилась во взрослую девушку, – мама взяла дочкину ладонь в свои руки и поцеловала.

— И никто не сможет прервать это?

Мама вздохнула.

— Как ни странно, но лишь такое событие, как зачатие ребёнка прерывает месячную кровь на всю беременность женского организма. Воистину тогда свершается чудо.

Замолчав на несколько секунд, мама продолжила:

— Или старость. С возрастом она также перестаёт быть до конца жизни. Но не беспокойся, ведь мы не стареем.

— Мама, вы говорите загадками. Кто – мы? – девочка попыталась приподняться, но тут же снова упала на подушку.

— Лежи, Мелания, лежи. А я пока кое-что тебе расскажу, ведь теперь ты уже почти взрослая. Ну а ты в свою очередь передашь эти знания своей дочери.

Женщина наклонилась над головой девочки и стала нашёптывать ей то, что давно собиралась поведать. Тем временем ветер ещё больше разбушевался за окном, чувствуя свою власть. Эта ночь была особенной…

Глава вторая

Наши дни. Здание Московского Государственного Университета. Москва, Российская Федерация.

Первого сентября, когда «Мазератти» пап и «Бентли» мам уже не помещались на парковочных местах возле самого знаменитого и престижного ВУЗа самой большой страны в мире, когда вчерашняя школота вдруг превратилась в успешно откосивших первокурсников и амбициозно-стервозно-шикарнейших моделей-первокурсниц с наполеоновскими планами на «Мерседесах» и «Порше», на торжественной линейке стояла группа номер «2-875». Пока будущие экономисты, опора и надежда нации, процветания и успеха страны, стабильности работников и надёжности пенсионеров, весело и дружно делала селфи, чатилась с такими же оболтусами, «прикалывалась» через соцсети над новоиспечёнными призывниками, не сумевшими поступить хоть куда-нибудь, и просто галдела, тихая и совсем невзрачная девушка стояла немного поодаль ото всех остальных.

— Н-да. Такой хоккей нам не нужен, – ткнув в бок своего нового товарища Павла, указал на стоящую в сторонке девушку, Дмитрий.

Просмеявшись, Павел ответил в тон Дмитрию:

— Полностью согласен с вами, коллега. Сегодняшние хозяева могут играть без вратаря, потому как в их ворота не залетит ни одна шайба.

Дружный ржач усилился. Сейчас этим невеждам было смешно, они потешались над скромной и невзрачной девушкой, веря в своё превосходство и безнаказанность.

Что касается молодой особы, над которой сейчас так дружно глумились два придурка, то здесь и вправду было всё печально. Глядя на неё, каждый задавался одним единственным вопросом: как? Как вот ЭТО могло поступить в лучший государственный университет страны? А ответ лежал на поверхности. Связи. Банальные, стандартные связи матери первокурсницы. С кем? Тут скорее с ЧЕМ. Но факт остаётся фактом. Именно благодаря матери девушка сейчас стояла на торжественном мероприятии.

Молодая особа, на днях отметившая свою семнадцатую годовщину жизни, обладала уникальным, по нынешним меркам, именем – Кассия. Как и у всех в её роду, у неё были рыжие волосы, доходившие едва ли до плеч. Довольно высокая, чересчур стройная, даже слегка худая, Кассия могла «похвастаться» абсолютно плоской грудью и практически не выделяющейся попой. Веснушки, хоть и еле приметные, разместились почти на всём ещё детском личике, делая его уж больно комичным и совсем уж непривлекательным. Последним штрихом такой, мягко сказать, непрезентабельной внешности, было одеяние. Лёгкая клетчатая юбка, закрывавшая возможно уже волосатые ножки, достигала щиколоток, а выцветшая некогда пёстрая блузка, в которой напрочь отсутствовало такое понятие, как декольте, была слегка ей не по размеру.

И пакет. Стандартный, не полиэтиленовый. С ручками-шнурками и гордой белой надписью: «Л’Этуаль. Побалуйте себя!» на синем фоне. В общем, начался учебный год весело. И многообещающе.

Глава третья.

Первое впечатление, как известно, обманчиво. Практически всеми презираемая, в адрес которой неисчерпаемым потоком лились подколки, насмешки и прочие гадости, Кассия доказала обратное. Ну как обратное? Суть осталась та же, как была объектом для развлечения номер один, так и осталась, но вот учёба… Посещаемость сто процентов, Успеваемость сто процентов. Переизбранная староста (старую сняли за пофигизм), источник для списывания, «автоматчица» по первой сессии и самая неприметная тихая девушка – вот какой оказалась студентка-первокурсница.

Примечательным оказалось и то, что на потоке был парень, практически идентичный в плане скромности и успеваемости, но внешне – кардинальная противоположность старосте из параллельной группы. Красавец брюнет, высокий рост, широкоплеч и мускулист, он также обладал довольно редким именем – Йордан. К всеобщему женскому удивлению, а вскоре и к ложному разочарованию, он не проявлял никакого интереса к противоположному полу. По началу почти все девушки потока попытались его подцепить на свой «крючок», и естественно ни у кого ничего не получилось. Затем кто-то предположил, что он уже и так встречается с кем-то и возможно даже не из их ВУЗа. Однако вскоре, после жёсткой соблазняловки одной блондинки «на спор», все сошлись во мнении, что парень, просто скрытый гей.

С этого всё и началось. Точнее с фразы Йордана, ответившему на столь оскорбительное заявление Павла о причастности того к секс-меньшинствам.

Глава четвёртая.

Двенадцатое февраля. Перед первой парой.

— Чё своему подаришь? – поинтересовалась Лиза у Веры.

Та, перегнувшись через сзади стоящую парту, тихо ответила, хихикнув:

— Новый комплект белья.

— Верка, ты дура. Это ж тогда не ему подарок, а тебе.

— Нет, Лиза, сама ты дура. Это как раз ему подарок. Так уж и быть, порадую своего раз в год.

— Фу-у, какая ты вредина.

— Так больше и не заслужил! А кто мне обещал оплатить автошколу? Я что ли? А в кафешке у кого денег в последний раз не хватило? У меня что ли?

— А-а, ну тогда да. Пусть радуется тому, чё дают. А я вот думаю…

— Это о чём вы тут думаете? – спросила подошедшая Карина, попутно делая селфи с высунутым языком, увешанным пирсингом.

— А, – махнула рукой Вера, — парней обсуждаем.

— Н-да? Кого конкретно?

— Да не парней, а то, что подарить своему на праздник, – внесла коррективы Лиза.

— А праздник-то какой? Ах да! Святого Валентина! Так стоп! Как это «что подарить»? Четырнадцатое февраля ведь не двадцать третье? Пусть они дарят! А мы уж как-нибудь рассчитаемся. Лично я, например, вначале посмотрю (новое селфи с губками бантиком) на то, какой будет подарок, а уже затем – вознаграждение.

— И какое же? – почти вместе спросили девчонки.

— Ну, если новые наушники – поцелуй в щёчку. Ну там косметический набор – можно и минет сделать. Ну а если что-нибудь серьёзное – себя любимую.

— С такими запросами, дорогуша, будешь бесплатно «полировать» в клубешне нормальным пацанам «стволы», – ляпнул проходивший мимо Дмитрий.

— Иди на фиг, придурок. Сам полировать будешь, – огрызнулась Карина, кинув в парня карандаш и показав средний палец.

— Не-е, полировка мужик мужику – не по моей части. Вон лучше пусть наш Майкл-Йордан делает. Он у нас мастер, каких поискать нужно.

Все, кто услышал сей оскорбительный выпад, дружно засмеялись, включая Карину, Лизу, Веру и Диму, и автоматически перевели взгляд на парня, листавшего журнал «Кухня».

Йордан поднял голову и оглядел всех присутствующих.

— Это было сказано в мой адрес? В смысле?

— Ну кто у нас на потоке гамасек?

— Я не гей, – коротко бросил Йордан.

— Пф-ф, тоже мне заявление! Доказать обратное можешь?

— Я никому ничего доказывать не собираюсь. Если кому-то из присутствующих и нужно, то пусть и доказывает.

— Ха, да кроме тебя и нашей «монашки» тут все нормальные люди! – вклинился в разговор Павел. — Хотя ей тоже не надо, ведь никто не согласится стать доказательством.

И снова дружный хохот разошёлся по всей аудитории. Впервые в жизни Кассию задело. Словно переключатель какой-то сработал. Она решилась. Гневно тряхнув своей короткой шевелюрой, девушка встала в полный рост и довольно громко сказала:

— Готова поспорить с любым из присутствующих, что создам страницу в социальной сети, свой фотоальбом, выложу свои фотографии и наберу… э-э-э…

— Один лайк? – подсказал Дима.

— Гы-ы, соседку Авдотию попросит, – вставил Павел.

— Нет! Всем стоп! Прости, что ты сказала? – подскочила блондинка Лиза. — Готова замазать? Пятьсот лайков. Под одной фотографией. Уточняю – своей фотографией.

— Пятьсот? Даже не серьёзно. Пять…, нет. Пятьдесят тысяч! Идёт? На что спорим?

— О, дорогуша! Если мы, то есть наш коллектив против тебя, выиграем, ты до конца нашего обучения за всех делаешь курсовые и дипломы. Ну как? Не передумала?

Тихий ропот прошёлся по всей аудитории. Кассия на несколько секунд задумалась. Что если она не наберёт нужного количества этих долбаных, как их там? Кто её вообще за язык дёргал? Что на неё нашло?

— Хорошо. Но если я выиграю…

Дружный смех.

— … когда я выиграю, то… то… с каждого по пятьдесят тысяч рублей. Идёт?

Кассия подошла к Елизавете и протянула руку.

— Штопор, разбей, – обратилась Лиза к Валерию, заместителю старосты.

Хищный взгляд схлестнулся с тревожным. Блондинка против шатенки. Намечалась битва века.

— Срок – восемь утра пятнадцатого числа.

— По рукам.

Штопор, он же Валера, перебил женское рукопожатие. Йордан, наблюдавший из-под лба всю сцену, лишь тихо хмыкнул.

— «Вот влипла, дурочка. Надо ей хоть чем-то помочь, бедняге».

Глава пятая.

Весь остаток дня Кассии не давал покоя всего один вопрос: как? И ответа она, к своему сожалению, пока не нашла. Еле дождавшись окончания пар, девушка стремглав побежала в квартиру маминой дальней родственницы, у которой жила на время учёбы. Родственница укатила куда-то очень далеко, поэтому двухкомнатная квартира была полностью в её распоряжении.

Скинув свои уродливые сапоги коричневого цвета и зимнее пальто, девушка подбежала к старенькому дивану и плюхнулась на него, уткнувшись лицом в подушку.

Вот что теперь делать? Как быть девушке с такой внешностью? Ведь она далеко не красавица: ни груди, ни попы, ни волос, ни смазливого лица. Одни веснушки да и только. Так ревела она до тех пор, пока в комнате не стало темно. Наконец, она поднялась, и утерев мокрый нос рукой, прошептала:

— Хорошо. Я буду красивой. Решено. Назад дороги нет. И плевать на всё.

Подойдя к книжному шкафу и отыскав нужную ей книгу, которую передала мама по наследству, девушка достала с полки и открыла её.

Чёрная обложка, красный переплёт, пожелтевшие страницы. О, теперь у неё всё получится. Пролистав страниц тридцать, Кассия наткнулась на то, что искала. Вот оно! Взяв свой блокнот и карандаш, она принялась быстро записывать рецепт.

Семена голубиной травы – 5-7 шт.

Стебель petroselinum crispum – 1 шт.

Корень salvia officinalis – 1 шт.

Порошок испанского перца.

Слеза девственницы – 1.

Перо гуся – 1 шт.

Свежие листья tilia – 4-6 шт.

Всё перемешать нужно после полуночи до восхода солнца, сложить в мешочек, и бросить в костёр, разведённый исключительно охотником.

Дважды подчеркнув последнее слово, Кассия задумалась.

— «С латынью поможет интернет. Перо гуся найти вполне реально. А вот где взять охотника в Москве?».

Сложив листок пополам и сунув в карман вязаной кофты, Кассия подошла к шкафу и открыла дверцу, в которой было встроено большое зеркало.

— Ну что же Кассия, допрыгалась. Дальше что? С такой внешностью о каких лайках может идти речь? Плоска, как доска. С другой стороны, я же не виновата, что родилась такой? Поэтому будем исправлять. В конце концов, ведьма я или кто?

Интернет действительно помог. Переведя все слова, Кассия впала в оцепенение. Семена вербены, стебель петрушки, корень шалфея и красный перец достать можно было у бабушек на каком-то хорошем рынке. Да и вообще, кажется, у бабушек на базарах реально купить всё на свете. И охотника она уже нашла. В их доме случайно оказался Михаил Семёнович, старый егерь, живший естественно не в Москве, а в какой-то глуши, но приехавший на недельку к своему сыну на юбилей. Однако оставалась самая главная проблема: где в феврале месяце взять свежие листья липы?

К вечеру тринадцатого числа у девушки было всё необходимое для выполнения заклинания кроме свежих листочков липы. Сначала она хотела попробовать заменить свежие высушенными, но потом передумала, так мама всегда говорила, что если по инструкции написано так, значит так и никак иначе. Но что же ей было делать? Выход отыскался случайно.

Блуждающий бесцельно взгляд упал на хлорофитум, с начавшими желтеть кончиками листьев. Взяв стоявшую неподалёку бутылку с водой, Кассия бережно полила цветок и побрызгала листочки. Как известно, кончики у цветка могут желтеть из-за пересушенного в помещении воздуха. Так что… так что… Точно! Заклинание восстановления!

Быстро достав сухую липу, тщательно и заботливо собранную мамой на чай от простуды, Кассия открыла нужную страницу. Заклинание работало только пару дней, потом всё становилось на свои места, но ей же больше и не надо. Произнеся особые слова, девушка щёлкнула двумя пальцами, и уставилась на гербарий. Ничего не происходило. Само заклинание было не сложным, поэтому странно, что не сработало. Может, она сделала что-то не так? Она смотрела и смотрела. Ждала и ждала. Но ничего не происходило.

Внезапно сморщенный сухой лист медленно начал распрямляться, словно вдыхал чистый воздух. К нему начала возвращаться жизнь. Он наполнялся влагой, зеленел, становился красивым и свежим. Кассия ликовала. Остался последний этап.

— Уж не знаю, что ты, деточка, задумала, но скажу тебе честно, первый раз слышу, чтобы для этого нужен был охотник. Да ещё и в такую рань, – сетовал старичок Семёныч. — Уж часом не ведьма ль ты, милочка?

— А как вы догадались, дядь Миш?

Девушка и старик улыбнулись друг другу.

— Хох, ох! Эт, внучка, я в людях малость кумекаю. Уж ведьму я б учуял, эт как пить дать. Ну, точно тебе говорю! Ладно бросай свои волосы. Глядишь, нормальные вырастут. Хох, ох.

Глава шестая.

Утро четырнадцатого февраля.

Начало дня всех влюблённых для Кассии впервые в жизни было особенным. Девушка проснулась от неожиданного холода в ногах, который буквально через пару секунд превратился в неистовый жар. Он поднимался от самых пяток до макушки головы, заполняя тело непонятной энергией. Кассия вскочила с кровати, подбежала к зеркалу и буквально сдернув с себя длинную ночную рубашку, замерла в изумлении. Началась трансформация. Она всматривалась в своё отражение и не верила собственным глазам. Это была все ещё она, но её тело буквально на глазах меняло свои формы. Там, где находились два «прыщика» вместо сосков, постепенно формировалась красивая женская грудь. Кассия ухватилась за неё и под ладошками оказались два упругих «пушечных ядра». Девушка готова была вскрикнуть от радости, но эмоции удивления перехватили дыхание. Она развернулась в пол-оборота и вместо плоского места для сидения она увидела то, что парни называют женской попой: округлую, подтянутую, как персик, в который хотелось вцепиться двумя руками и зубами. Но и это еще не все! Очередь дошла и до ножек, которые теперь стали ничуть не хуже лучших ножек топ-моделей мира: гладкие и стройные. Оставшись в пол-оборота, Кассия продолжила себя рассматривать. Нет, любоваться. Родинки и папилломы, разбросанные во множественном числе по всему телу, вмиг испарились, оставив после себя лишь бархатную кожу. Глаза заблестели от счастья. Однако чего-то ещё не хватало. Девушка окинула оценивающим взглядом всю себя и поняла – волосы. Они, как и прежде, торчали густой рыжей мочалкой, но внезапно рыжий пучок стал распрямляться и удлиняться. Рыжие пряди привычной «мочалки» распрямились и как после эффектной укладки красиво опустились ниже плеч, потом ещё ниже, ещё. В лучах утреннего солнца девушка увидела, как на её спине переливались шикарные длинные каштаново-шоколадные волосы, доходившие до поясницы. Оставался последний штрих. Надеть купленное нижнее бельё и одежду, к слову сказать, обошедшуюся хозяйке в кругленькую сумму, которую она одолжила у одной соседки. Но, как известно, за всё нужно платить, и за заклинание в том числе. Поэтому Михаил Семёнович, старый добродушный егерь, спустя неделю и заплатил самой дорогой ценой – своей жизнью.

Облачившись во всё новое и прихватив с собой одолженную у другой соседки, сумочку, Кассия вышла из дома. Пора было появиться в универе, отпроситься у всех сегодняшних преподов, и помчаться к фотографу на фотосессию.

В Московском государственном красивых девушек в дорогой одежде хватало с избытком, потому Кассия практически ничем не выделялась. Так, пара брошенных взглядов, в основном женских. Как же, соперницы всё-таки. А вот придя в аудиторию первой пары, девушка сорвала банк. По началу на неё просто глазели. Девушки – презренно и завистливо, парни – пожирающе. Затем послышались робкие перешептывания относительно того, кто она такая.

— Э-э, ты случайно аудиторией не ошиблась? – спросила Лиза, подойдя к парте, за которую села незнакомка.

— Кажется, здесь сидит староста группы «2-875» Кассия Костадинова. Так вот, Лиза, я и есть та самая Кассия Костадинова, староста вашей группы.

Глава седьмая.

Началось нечто. Возле старосты группы «2-875» собралась вся аудитория. Многие задавали вопросы. Некоторые просто глазели на странное перевоплощение девушки. И лишь один человек, не считая саму виновницу такого повышенного внимания, сидел на своём месте и читал журнал «Сад и огород». Йордан лишь изредка поднимал взгляд, мимолётно улыбался своим мыслям, и вновь погружался в чтение. Определённо тут дело было нечисто. С другой стороны, спор есть спор. Вот только успеет ли Кассия даже со своей удивительной метаморфозой набрать нужное для победы количество электронных баллов? Скорее всего нет. Но тогда она проиграет. Поэтому так уж и быть, он ей немного поможет.

Пока Кассия отпрашивалась у препода, который уже появился в аудитории, Йордан вышел в туалет. Проходя мимо женской сумочки, он неожиданно и незаметно для окружающих что-то в неё уронил.

Тем временем староста группы, отпросившись, подхватила свои вещи и улизнула с занятий.

По дороге к фотографу, найденному по гугловскому запросу, девушка всё больше и больше волновалась. Ведь ей придётся раздеться перед мужчиной впервые в своей жизни. А вдруг он начнёт приставать? А вдруг он её изнасилует? Ну уж нет! Во всяком случае, она постарается этого не допустить.

Дверь открыл красивый молодой мужчина с лёгкой преждевременной сединой на висках.

— Входите, прошу. Кажется, Кассия, верно? Такое редкое имя. Немецкое?

— Почти. Добрый день. Игорь?

— К вашим услугам. Проходите. Чувствуйте себя как дома. Чай, кофе или что-нибудь покрепче для расслабления?

— Нет, спасибо. Если можно – сразу к делу. Просто времени в обрез. А имя у меня болгарское.

— О-о! Впервые имею дело с болгаркой. В смысле, с девушкой-болгаркой. Ну, короче, вы меня поняли. Итак. Аппаратура готова. Если и вы готовы – можем приступать.

— Только…, – девушка, сняв верхнюю одежду и подавая Игорю, запнулась.

Ей было жутко неловко.

— Какие-то пожелания? – пришёл на помощь Игорь, видя нерешительность гостьи.

— Я хотела… Ну, вы понимаете… Я буду голая… Э-э…

— Ах это! – мужчина повесил сумочку и одежду на вешалку. — Можете по этому поводу не переживать. Я – профессионал. Профессионалы лишнего в своей сфере никогда себе не позволят. Будьте покойны. Это дилетанты так себя ведут. Впрочем, давайте приступим.

Начало фотосессии вызывало у Кассии чувство непомерного стыда. Где-то ближе к средине рассудок и эмоции сошлись во мнении, что фотограф действительно знает своё дело. Стыд исчез, уступив место некоему интересу и азарту. И уже к завершающему этапу, когда на Кассии остались лишь эффектные стринги, превосходно подчёркивающие её «новую» попу, девушка неожиданно для себя испытала необычное чувство. Внизу живота возникло непонятное и незнакомое ей ранее ощущение: низ живота напрягся и по всему телу стала расходиться сладостная истома. Тело вдруг стало играть на камеру, а глаза то и дело бросали дерзкие искры на милого фотографа. Кассия стала заводиться от этой игры. И вдруг заметила небольшой бугорок на штанах своего фотографа.

— Да-да! Вот так! Прелестно, просто прелестно! Кассия, вы прирождённая модель! Что-то не так? Ах, вы об этом! Не переживайте, моя милая. Вполне нормальная и адекватная реакция на ваше тело. Так сказать, немой комплимент.

Странно, подумалось девушке. Может быть она зря так категорически пресекла возможную близость с этим мужчиной? Мужчиной… Мужчина. Именно! Вот чего она хочет! Мужчину. Она банально хочет ощутить в себе мужчину. Тем более, что для неё это будет первый раз.

— Как на послезавтра? Нет, мне нужно срочно! Я согласна без обработки фотографий, – заявила девушка, услышав сроки готовности обработанных снимков.

— Но Кассия, поймите. Некоторые фотографии я бы предпочёл сделать чёрно-белыми. С некоторыми я бы ещё поигрался. Где-то нужно добавить контрастность, где-то убавить яркость. Подкорректировать, так сказать.

— А вы можете сейчас мне очень быстро, – Кассия глянула на настенные часы, — сделать пару чёрно-белых снимков, и вместе с остальными скинуть мне на носитель?

— Клиент, как я говорю, платит и почти всегда прав. Не всегда, но почти. Хорошо. Дайте мне полчаса.

Кассия вновь посмотрела на часы. Половина двенадцатого. Времени оставалось совсем ничего.

Глава восьмая.

Создав страничку в соцсети с ноткой сомнений, Кассия всё же загрузила фотографии. Затем вступила в группу под названием «Мы – лучшие мазафаки 2-875» и закрыла страницу. Всё. Она выполнила всё, что от неё зависело. Теперь осталось лишь ждать.

Девушка принялась расхаживать по квартире, то и дело поглядывая на себя в зеркало. Ну а что? Красивой самой собой грех не любоваться.

Зачем-то взяв сумку, девушка достала кошелёк и… вздрогнула. На дне сумочки лежал какой-то брелок. Достав вещь, Кассия с удивлением узнала в нём самую обыкновенную «кроличью лапку». Очень древний амулет, кстати. И довольно редкий в плане правильности изготовления. Конечно девушка знала о таком талисмане, как и о том, как правильно его делать. Только вот незадача – она его не делала! Тогда чей он, и как у неё оказался? Подбросил кто?

В это время Йордан, сидя в своей библиотеке за ноутбуком, листал фотографии Кассии. Её альбом набрал уже сто два лайка! К слову сказать, фотосессия вышла просто бесподобная. Какая же она сексуальная, какая форменная, страстная, жгучая, манящая… Чёрное нижнее бельё идеально «оформляет» такую «штучку» как эта рыжая… Бестия? Не-е-ет. Ведьма. Вот кто она. Уж он её разгадал!

Вот она наклонилась и посылает воздушный поцелуй, соблазнительно сделав губки бантиком. Вот она выгнулась, призывно демонстрируя свою попу крупным планом. А это её бугорки груди во всей красе с ложбинкой. Но вот и последняя фотография. Самая лучшая с его точки зрения. Девушка, в одних стрингах и туфлях на «шпильке» сидит на коленях спиной к объективу, закинув волосы на правую сторону. Фотография была выполнена в чёрно-белом стиле и просто завораживала своей красотой и таинственностью.

— Хм-м, выходит, ты ведьма. Надо же, – произнёс вслух Йордан. – Посмотрим, что из этого выйдет.

Глава девятая.

Вода в тарелке для супа внезапно вспенилась, забурлила и также неожиданно успокоилась. В водном отражении возник мужской образ, в котором угадывались черты лица Йордана, парня из параллельной группы.

— Так вот, значит, кто мне подбросил амулет, – Кассия вгляделась в лицо на поверхности водной глади, и отставив тарелку, задумалась. — Йордан. Ну конечно! Могла бы и раньше догадаться. Имя! Ты тоже оттуда. Выходит, у меня на потоке ведьмак…

 

Девушка вновь подошла к зеркалу. Какая же она стала красивая. Грудь, талия, бёдра, ножки. Так… необычно. Кассия провела пальчиками по холмикам грудей сверху-вниз. Вернулась к уже начавшим затвердевать, сосочкам. М-м-м, как же приятно себя потрогать. Раньше такого с ней не было. Да раньше она вообще была другой. Не то, что сейчас. Сочная, аппетитная.

Рука постепенно двинулась вниз. Туда, где стало опять тепло. Пальчики нащупали странную «кнопочку», от прикосновения к которой по всему телу разливалась волна чего-то непонятного и неизведанного. Глаза закрылись, из глубин тела вырвался тихий стон. Потрясающе. И почему она раньше этого не делала, глупышка?

Глава десятая.

Вся группа, за исключением двух человек ещё задолго до начала первой пары уже расположилась в аудитории. Пришли даже заядлые прогульщики. Сегодня подведение итогов в споре между Кассией и Лизой. Никто даже не обсуждал прошедший праздник любви, бурно прошедший в основном у мужской части группы.

Семь пятьдесят восемь. В аудиторию вошёл преподаватель социологии. Окинув группу, практически всю в сборе, Виктор Викторович поправил галстук. Следом за ним вошёл и Йордан. Женская часть двух групп невольно сосредоточилась на красавце в дорогом костюме, подчёркивающим его спортивную фигуру. Красивая причёска с ровным, но не прилизанным пробором, идеально подогнанный пиджак, отутюженные строгие брюки, до блеска начищенные туфли. Йордан сейчас был воплощением мужского идеала.

Он сразу подошёл к преподавателю, что-то прошептал почти на самое ухо, и не спеша направился к своему месту. Виктор Викторович взял портфель, и не сказав ни слова, вышел из аудитории. Все сразу же загалдели.

— Ну чё! Скока там? А где сама Кассия? Лизка, сколько она набрала?

На высоких «шпильках», тех самых, что были на фотографии, в синем платье с глубоким вырезом на груди и длинным разрезом, доходившем до линии талии, с распущенными, слегка подпрыгивающими при ходьбе, рыжими локонами, в аудиторию вошла староста группы «2-875». Истинная дьяволица, она буквально источала ауру сексуальности. Каждое движение, каждый её жест говорил о роскошности, о переполнявшей её энергии.

Встав на средину зала перед своей и параллельной, «2-876» группой, Кассия оглядела всех присутствующих и, еле заметно кивнув Йордану, обратилась к Елизавете.

— Восемь утра. Наше пари ещё в силе?

Гневно сверля взглядом старосту, Лиза встала со своего места. Поток замер в ожидании чего-то грандиозного. В руке Лиза держала планшет.

— Ну что же, посмотрим, – громко начала девушка, проведя пальцем по экрану. – Итак.

На экране возникла страничка их группы в соцсети. Новый альбом, добавленный вчера после полудня.

— СКОЛЬКО?! Блядь! Что происходит?

Толпа одногруппников и «однопоточников» ринулась к Лизе. За исключением Йордана, улыбавшегося Кассии, которая направилась к загадочному парню.

— Привет. Не возражаешь?

Глаза встретились с глазами. Лёд схлестнулся с пламенем.

— Присаживайся. Я заказал столик в одном хорошем месте. Ты ведь не возражаешь?

— Как скажешь. Спасибо за помощь, – с этими словами девушка положила в ладонь парня «кроличью лапку».

— Пустяк. Она, кстати, твоя.

— А как же ты?

— Ещё есть, – Йордан достал из кармана жёлудь. — Ведьма?

От неожиданности Кассия вздрогнула, но быстро взяла себя в руки.

— В шестом поколении. Моя очередь. Шаман?

Парень хмыкнул.

— Ну уж нет. Лучше, – взяв девушку за запястье и заглянув в глаза так, словно хотел заглянуть в саму сущность девушки, Йордан прошептал, — я ведьмак. В десятом поколении. Наследие, так сказать.

— Знаю. Просто проверяла, – прошептала Кассия, млея от прикосновений Йордана.

Его руки, такие нежные, излучали приятную прохладу.

— Сколько ты набрала?

— Пятьдесят две тысячи. Я теперь состоятельная девушка. Благодаря тебе.

— Скорее нам. Твоё состояние только что выросло ровно на целых три миллиона сто пятьдесят тысяч. Я не в счёт.

— Само собой. Ты же в споре не участвовал.

Девушка наклонилась поближе к парню, и прошептала почти в самое ухо:

— Поехали к тебе.

Парень ничего не ответил, только улыбнулся, взял за руку Кассию и повёл к выходу аудитории.

— Как? Сейчас? А как же занятия?

— Профессор уже не придёт сегодня, так что не волнуйся.

Глава одиннадцатая.

Страх? Нет, его не было. Кассия хотела, чтобы именно Йордан стал её первым мужчиной. Пусть это было бы слишком быстро, без особого знакомства друг с другом, но она не хотела медлить ни минуты. Именно он, ведьмак в десятом поколении, должен сделать то, что она не позволила бы сделать больше никому. Дом, где жил Йордан, был большим и роскошным. Парень сразу повёл девушку в спальню, задернул шторы и закрыл на ключ дверь. Полумрак окутал комнату, сгладил дневные краски, растворил в себе стоящих друг напротив друга молодых людей. Воцарилась тишина, и только бешенный ритм сердец, как полуночный перезвон колоколов, звучал в унисон из глубины груди. Оказавшись в объятиях Йордана, Кассия уловила его необычную ауру, которая невольно передалась ей. Она почувствовала, как у него внутри закипала страсть. Словно огненная лава в жерле вулкана вот-вот вырвется наружу и обожжёт её разум и тело. Он взял девушку за руку, и необъяснимый жар растекся по венам, окутал всё тело, взбудоражил каждую клеточку. Его поцелуи, поглаживания, объятия; Кассия пыталась запомнить каждую секунду происходящего волшебства, но нагромождение чувств, как разноцветные картинки калейдоскопа, сменяли друг друга. Именно это и было настоящее волшебство, самое что ни на есть колдовство любви. Чистое колдовство. Вот они уже лежат обнаженные на белых простынях, вот его рука скользит по шее, спускается ниже к ложбинке груди, ещё ниже. Нежно и трепетно он гладит её бедра, улыбается, тешится, что никто ранее до него не прикасался к ним. Она теряет рассудок, и только его поцелуи возвращают её обратно: «Мужчина, он рядом, он мой». Невероятные эмоции захлестнули Кассию, казалось, каждый миллиметр её тела просил ласки: «Сейчас, скорее, не медли…». Но он медлил, целовал и медлил. То ли судьба так была благосклонна, то ли магия помогла, но Йордан оказался идеальным любовником. Все происходило так, как и должно быть в первый раз для девственницы. Дав привыкнуть к своим прикасаниям, парень аккуратно раздвинул бедра девушки и наклонился так близко, что практически каждым миллиметром кожи прикасался к её телу. Внизу живота возникло уже знакомое для Кассии ощущение, только сейчас оно было намного сильнее. Не став больше ждать, девушка обхватила руками Йордана и слегка прогнулась в пояснице. Это был знак, что она готова к большему, и он его понял. Медленно и осторожно он вошёл в неё и на миг застыл, сладкий стон вырвался из груди. Боль? Нет, это не боль. Пелена удовольствия накрыла их с головой, тела переплелись в нежном танце любви. Видать, и здесь не обошлось без магии. Но это уже не было важно. Важно – его движения, медленные и быстрые, едва ощутимые и сильные. Она растворялась в его объятиях и падала вниз. Бережно он подхватывал её и снова возносил. Что-то горячее нарастало в груди, сковывало дыхание, заглушало стон, опускалось вниз к животу. Словно цепи – это незнакомое чувство сковывало движение и всё сильнее сдавливало низ живота. Кассия задыхалась от неистового удовольствия, впивалась ногтями в сильные, обнимающие её плечи. Казалось, что в этом миге застыла вся её жизнь. Йордан прижался всем телом к девушке и замедлил темп, он знал, что сейчас произойдёт кульминация. Ещё движение, ещё вдох и цепи разорвались, освободив тело Кассии из оков. Она выгнула спину и почувствовала, как горячая и пульсирующая лава обожгла её внутри. Открыв глаза, тихо прошептала: — Восхитительно…

Глава двенадцатая.

Стефан опустил руку, в которой держал лист бумаги. Он был в ярости. Ещё бы! Не каждый день узнаешь правду о родителях. Подойдя к камину, молодой человек кинул письмо в огонь, и отвернулся. Языки пламени жадно подхватили беспомощную перед стихией, бумагу. Буквы мгновенно таяли, исчезали фразы, догорал весь текст. Стефану было плевать. Он так и не увидел, как в дымоход улетают яркие буковки, написанные с помощью магии.

«…сын. Мы … твоим отцом … необычные люди. Из поколения в поколение… ведьма … ведьмак. Но за всё … платить. … чтобы разорвать это наследие… мы исчезнем … твоей жизни. Прости … если, сможешь. Так … лучше для тебя. Хватит колдунов и колдуний. Да, если бы не магия – мы бы не нашли друг друга, и не было бы тебя. … живи настоящей жизнью…

Твои … родители, Йордан и Кассия Далл…»

Молодой человек шмыгнул носом, и вернулся за стол. На дне открытой шкатулки для писем был ещё один конверт, в котором было запечатано что-то объёмное. Конечно же, найдя такое родительское послание, Стефан уже и позабыл о ещё одной находке. Из конверта выпала маленькая записка, жёлудь и чья-то лапка.

«Сын, на всякий случай оставляю тебе кроличью лапку и жёлудь. Всегда носи их с собой и удача обязательно будет на твоей стороне.

Твой папа»

 

by Alex Almazov

(Всего 70 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Alex Almazov

Военно-Воздушные Силы

5 комментария к “Наследие”

    1. Благодарю, Алина, за такой лестный отзыв. Стараюсь, по мере своих скромных возможностей. Скажу больше, жанр порно/эротика вообще для меня не свойственен. Я пишу научную фантастику. А такие рассказы — это так, отвлечение от проблем и мыслей. А вообще, если чесно, начал писать в таком жанре на спор. Так и получилось)))

      1

Добавить комментарий