Необходимые жертвы. Часть 5

За небольшим многослойным окном серело типично осеннее утро, скрывшее теплое сентябрьское солнце плотной пеленой туч. Холодный дождь орашал немногочисленные загородные постройки, медленно увядающую зелень и саму землю, готовящуюся к предстоящему долгому стылому сну. Тоскливая картина обозревалась сквозь легкую хмарь от, изливаемых из свинцовых облаков миллионами, мелких капель. На улице явно было прохладно, так что даже птицы все попрятались, очевидно, предпочитая переждать нелетную погоду.

А в ярко освещенной ванной комнате, наоборот, было очень тепло и комфортно. Тихо шуршал вентилятор, вытягивая остатки влажного пара из открытой душевой кабины. На хромированных трубках настенной сушилки висели разноцветные банные полотенца. Подогретый кафельный пол устилал мягкий ворсистый коврик, добавляя помещению толику уюта. Перед большим блестящим зеркалом с подсветкой по периметру, висевшем над широкой каменной чашей умывальника, молча стояла совершенно обнаженная Наталья. Задумчивый взгляд ее болотно-зеленых глаз изумительной миндалевидной формы был устремлен на собственное тело в отражении.

Девушка являла собой образец совершенства форм, объемов и очертаний. Длинные, извивающиеся долгими волнами, темные волосы ниспадали на спину. Призывно торчали соблазнительные полусферы грудей, успевшие наполниться новой порцией молока за минувшую ночь. Кстати, Наталья с некоторым удивлением отметила, что с момента приезда к свекрови, ее прелести несколько увеличились в объеме, не потеряв при этом столь ценной каплевидной формы и упругости. Как видно, из-за стабильного сцежевания, не позволявшего окончательно прекратить, лактацию, а, напротив, медленно наращивающего выработку драгоценной жидкости, сочные округлости практически перестали помещаться в стандарты второго размера. Такие метаморфозы пришлись девушке, до беременности мечтавшей о более внушительном бюсте, по душе, и она продолжила созерцание с довольной улыбкой на чувственных губах.

Подтянутый живот с красивой впадинкой пупка радовал взор, слегка обрисованным, женственным прессом. Как и по-девичьи узкая талия, переходящая в крутые бедра. И накаченные ягодицы, да и длинные стройные ноги, выдававшими заядлую бегунью в своей привлекательной обладательнице. А вот к плотным черным волосам, свободно росшим широкой полосой на лобке, Наталья относилась, как к незначительному изъяну. Екатерина Михайловна, получающая извращенное удовольствие от обузданной женской естественности, сама ухаживала за состоянием растительности невестки, не допуская никакой самодеятельности со стороны последней. Потому избавиться от интимной прически по собственной воле совершенно не представлялось возможным. К слову, это место на прекрасном молодом теле девушки было не единственным недоступным для личного вмешательства. Девушка подняла руки и осмотрела в отражении свои подмышки, на которых опять проклюнулись темные волоски, отметив собой на нежной коже маленькие треугольники зон роста. Свекровь находила это невероятно сексуальным и наведывалась сюда для эпиляции не чаще раза в два — три дня, намеренно достигая подобного или даже чуть более запущенного состояния. Наталья, с юности приученная к борьбе с природной растительностью, энтузиазма женщины не разделяла, но и противиться не смела. Кроме того, язык Екатерины Михайловны, воодушевленной возбуждающим зрелищем, периодически с энтузиазмом утюжил ее подмышки, которые, к слову, оказались неожиданно чувствительными к подобным ласкам, доставляя при этом массу удовольствия. Так что невестке оставалось только терпеть и находить положительные стороны в создавшемся положении.

Вдоволь насмотревшись на себя, она опустила изящные руки, стянула с сушилки одно из больших полотенец и принялась вытирать остатки воды, не успевшей до сих пор испариться с ее шелковистой кожи. Неторопливо совершая механические действия, девушка раздумывала над событиями последнего дня, попутно рефлексируя и анализируя произошедшее. А точнее, метаморфозы, произошедшие с ее сознанием и, раскрывшимся с новой стороны, сексуальным потенциалом. До минувшего вечера, Наталья просто подчинялась разврату, в который была принудительно ввергнута свекровью. Но все случившееся в прошедшие недели что-то переключили в ней, будто щелкнул внутри неизвестный доселе тумблер, и запустившиеся процессы поразили девушку до глубины души. Вчера, во время очередного секса с Екатериной Михайловной, невестка ощутила искреннюю потребность как-нибудь доставить удовольствие женщине, столь искусстно и обладавшей ее телом все это время, чего раньше не случалось. Более того, когда желанная цель была достигнута, Наталья испытала глубокую радость от содеянного и по собственной воле провела ночь в одной постели со своей недавней насильницей. И еще, удачный опыт анального секса не прошел даром для, неискушенной в этом отношении, девушки, подарив новые вершины наслаждения,

а также ожидание очередного полового контакта такого рода. Даже не верилось, что за неполных два десятка дней, свекровь превратила ее из, принципиально верной любимому мужу, довольно скромной гетеросексуалки в распутную похотливую давалку неопределенной ориентации. А может и вовсе просто выпустила наружу, скрывавшееся под слоями воспитания и общественных норм, порочное естество своей живой сексуальной игрушки.

Ночью Екатерина Михайловна великодушно позволила Наталье отдохнуть. Только перед сном обнаженная женщина некоторое время полежала рядом с невесткой, нежно лаская ее, слегка трепещущий от прикосновений и, также освобожденный от какой-либо одежды, восхитительный стан, наманикюренными пальцами. Одновременно с тем, свекровь негромко беседовала с ней на отвлеченные темы, пока, разнежевшаяся Наталья, наконец, не провалилась в сон. А когда проснулась утром, Екатерины Михайловны рядом уже не было. Хорошо выспавшаяся и наполненная жизненной энергией девушка посетила ванну, облачилась в домашний халат и отправилась к сыну, которого к тому моменту заботливая свекровь уже накормила и усадила играть в детской. Проведя с ребенком некоторое время, Наталья спустилась на кухню, где хозяйка уже накрыла на стол и сама пила стандартный утренний кофе, восседая на любимом месте за деревянным столом. Они перекинулись парой доброжелательных фраз за совместной трапезой, словно и впрямь были не более, чем просто женой и матерью одного мужчины. И никогда не случалось между ними ничего более близкого, чем, нормальные для родственного статуса, редкие объятия с поцелуями в щеку при встрече или разговоры по душам за бокальчиком вина.

Быстро прикончив всю предложенную пищу, совершенно довольная началом дня, девушка прибрала за собой и направилась переодеваться на пробежку. А, выходя с кухни получила привычное указание явиться на процедуры после возвращения, однако не испытала обычного для этого момента удушливого волнения, порожденного осознанием неотвратимости очередной порции разврата. Напротив, Наталья ясно почувствовала, как страстно жаждет изведать все то, что ждет ее за дверью спальни Екатерины Михайловны сегодня и дико смутилась. Отсутствие нормальной реакции пугало нестандартностью, но предвкушение скорого блаженства притупляло страх и отзывалось внизу живота порочным теплом возбуждения. В таком неоднозначном состоянии она и пребывала все время бега под моросящим дождем по живописной округе коттеджного поселка. Не сильно легче стало и по возвращении, когда девушка скинула промокшую одежду, а потом не без удовольствия забралась под горячий душ. Вода смыла пот и усталость с разгореченной плоти, но, к сожалению, над взбудораженными чувствами и мечущимеся мыслями она была не властна. Вот и стояла теперь Наталья, благоухающая ароматами чистоты и банной косметики, перед глянцевым зеркалом, отрешенно взирая на обворожительного двойника в зазеркальи. Но бездействие длилось не долго.

Свекровь уже ждала ее в своей комнате, так что девушка, опасаясь гнева за излишнюю медлительность, повесила мягкое полотенце обратно на сушилку и направилась навстречу новому эротическому приключению. А, менее, чем через минуту она предстала перед Екатериной Михайловной в излюбленном последней виде, то есть нагой и покорно ожидающей указаний. Вот только сегодня невестка не прятала взор, изучая ворсинки ковра или фактуру стен, как было раньше. Она стояла ровно, чуть согнув одну ногу в колене, опустив вниз тонкие руки и глядя прямо на хозяйку дома. Сама женщина расслабленно сидела на широкой кровати, лицезрея ее с выражением живейшего интереса на холеном лице. Без сомнения, свекровь заметила изенение, выраженное в уверенной позе и отсутсвии отстраненности или смущения в дивных миндалевидных глазах.

— Выглядишь целеустремленно. — Одобрительно сообщила она, с ясно читаемым удовольствием рассматривая невестку.

— Иначе и быть не могло после всего пережитого. — Кротко промолвила та, не разрывая визуального контакта.

— И то верно. — Согласилась Екатерина Михайловна. — Вижу, что твои грудки уже ждут меня. Я приготовила для них небольшой сюрприз. Иди ко мне…

Наталья грациозно приблизилась, ощущая возрастающее возбуждение. Она смотрела только в большие карие глазищи своей повелительницы, но периферическим зрением заметила, как ясно вырисовываются под тонкой тканью бежевой майки женщины напряженные соски. И зрелище это добавило толику топлива в разгорающийся огонь ее страсти, хотя еще недавно девушка и помыслить о подобном влиянии на себя не могла бы.

— Я купила тебе тебе новый молокоотсос. Уверена, он тебе очень понравится. — С этими словами свекровь извлекла из-за спины пару хитроумных устройств, состоявших из крупных прозрачных чашек с вогнутыми внутрь основаниями, присоединенных к бутылочкам для детского питания по средствам пластиковых цилиндров. Их объединяли тонкие провода, подключенные к небольшому общему пульту. Екатерина Михайловна повертела девайсами перед невесткой, позволяя рассмотреть немного подробнее, а затем принялась прилаживать их на законные места. Обе чаши она поочередно плотно приложила к упругим округлостям Натальи так, чтобы поднявшиеся столбики ее сосков оказались в самом центре внутренних оснований и нажала кнопку на пластиковой коробочке в руке. Девушка ощутила, как устройства присосались к грудям, слегка затянув в себя неподатливую плоть. Это оказалось весьма приятно и волнующе, что мгновенно отразилось румянцем на худых щеках прелестницы. — К ним нужно немного привыкнуть, а пока поддерживай бутылочки руками. Удобно так?

— Да… — Ответила невестка, оценивая вид своих сочных прелестей, накрытых пластиковыми чашками молокоотсосов.

— А теперь садись на колени прямо на ковер, и так, чтобы бутылочки стояли на постели. Только устраивайся сбоку, дабы ты могла еще и телевизор смотреть. Нас ждет еще один интересный фильма, как ты понимаешь… — Распорядилась женщина, внимательно следя за исполнением. Наталья послушно сделала все требуемое, притулившись сбоку к широкому ложе. А свекровь продолжила: — Руки сложи перед собой и держи их там. Ноги расставь пошире и прогнись вперед, чтобы я могла добраться до всех твоих сокровенных местечек… Да, именно так.

Вполне удовлетворенная расторопностью девушки, Екатерина Михайловна неспешно подняла с прикроватного столика еще один пульт и включила огромную плазму, размещенную на стене комнаты. Экран осветился запускаясь и показал лежащую на массажном столе азиатку в нижнем белье с завязанными глазами. Запястья и щиколотки девушки были прикованы хромированными браслетами к предмету мебели, на котором она была буквально распластана. Вокруг пленницы стояли еще четыре азиатки, одетые в одноцветные бикини, напоминавшие стаю кровожадных хищниц, обступивших беспомощную жертву. Следующий щелчок кнопки и картинка ожила, продолжая действие, поставленное ранее на паузу. Теперь все четверо весело переговаривались на японском языке, хаотично поглаживая и лапая, обездвиженную и непонятливо вращающую головой, девушку. Наталья с любопыством следила за развитием событий, подспудно чувствуя, как между ног распространяется томительный жар, а ко вконец затвердевшим вершинкам ее переполненных грудей приливает молоко, готовясь извергнуться по первому требованию.

— А еще я хочу познакомить твою щелку с новой игрушкой… — Заговорчески прошептала женщина на ухо невестке, временно поглощенной событиями фильма, технично пристроившись за ее спиной. И приложила к горячим, влажным от выступившей смазки, половым губам Натальи небольшое пластиковое яйцо. Новая игрушка всего лишь слабо вибрировала, однако соприкосновение с нежной интимной плотью заставило девушку вздругнуть и покрыться мурашками. Но Екатерина Михайловна не убрала дьявольское устройство, а, наоборот, принялась нарочито медленно катать его по промежности стремительно распаляющейся невестки.

— Ммм… — Первый сладострастный стон сорвался с приоткрытых губ Натальи, а на каменно-твердых сосках внутри прозрачных чашек выступили капли мутно-белой влаги. Она слегка заерзала на месте и скомкала длинными пальцами простыню от накатившего волной блаженства, но взгляд от телевизора не отвела, искренне заинтересованная разворачивающимся действом. А там одна из насильниц уже сняла с пленницы лифчик, разрезав все доступные полоски соединительной ткани длинными ножницами, и теперь пристраивалась к кружевным трусикам с тем же намерением. Ее подельницы увлеченно ласкали, полностью предоставленные в их распоряжение, соблазнительные округлости прикованной девушки. А та, в свою очередь, извивалась и громко протестовала, но вырваться была абсолютно не в силах.

— Теперь давай посмотрим, насколько щедра ты окажешься сегодня… — Проворковала свекровь и легким движением второй руки, с зажатой в ней миниатюрной коробочкой проводного контроллера, активиривовала основную функцию молокоотсосов. И тут же коричневые виноградинки сосков вместе с бугристыми ареолами Натальи втянуло чуть глубже в чашки, ближе к пластиковым цилиндрам, при этом из них вытекли быстрые струйки теплого молока.

— Мммм… — Огласил спальню протяжный стон невестки, по восхитительному телу которой пронесся импульс порочного наслаждения от действия устройств, обрабатывающих ее весьма чувствительные прелести. Это было лишь отдаленно похоже на дойку в исполнении Екатерины Михайловны, но в плане итогового эффекта уступало незначительно. Кроме того, организм девушки уже окончательно настроился на получение приятных ощущений от этого процесса, и сцежевание превратилось в разновидность прелюдии. Маленькие насосы устройств работали методично, раз в несколько секунд вытягивая из ее тугих грудей небольшие порции живительной влаги и наполняя ею бутылочки, герметично прикрепленные к корпусу снизу. А женщина, несомненно намереваясь еще сильнее обострить ощущения своей подопечной, втиснула жуждащее виброяйцо в ее жаркое, сочащееся вязкой смазкой, влагалище. Наталья незамедлительно напряглась, инстинктивно сжав бедра, но игрушка уже проникла внутрь и начала активно стимулировать распаленное лоно, одаривая ее неземным блаженством. Не выдержав резко возросшего напряжения, невестка все-таки зажмурилась, концентрируясь исключительно на тактильном восприятии и забыв не надолго про кино. Секунды стремительным ручейком утекали в великую реку времени, а пластиковая сфера внутри неутомимо продолжала свою работу. Молодое девичье тело, при этом, начало мелко содрогаться, как в лихорадке, а прелестное личико исказила сладкая эротическая мука. На фоне не громких звуков фильма стали отчетливо слышны ее прерывистые вздохи и тихие стоны: — Аааххх.. Мммм… Ааааххх… Аааххххх…

— Не отвлекайся, а то все пропустишь. — Шутливо пожурила Наталью свекровь, когда поняла, что захватывающая эйфория излишне затягивается и грозит преждевременным окончанием этого раунд их сексуальной игры. Ловко подхватив все с того же приземестого столика у постели еще один маленький пультик, Екатерина Михайловна деактивировала устройство, оказавшееся чрезмерно эффективным для данного момента. Невестка сразу же разочарованно замычала и обиженно надула губки, но быстро умолкла, без сомнения, удивленная собственной ребяческой реакцией. Пару мгновений спустя, она заметно расслабилась и распахнула прекрасные глаза, устремляя несколько расфокусированный взор на экран. А женщина ободряюще продолжила: — Не дуйся, сегодня я не планирую изводить тебя понапрасну.

Последние слова обрадовали Наталью, решившую было, что утренние процедуры завершаться для нее только избавлением от лишней жидкости в организме, как это и случалось чаще всего. Осознав приятную перспективу, она решила не торопить событие и все внимание переключила на содержание порнографического шедевра, транслируемого по телевизору. А развратное действо стремительно набирало обороты. Азиатка с ножницами успела оставить хнычущую жертву совсем без нижнего белья и теперь бесстыдно копошилась в ее незащищенной вульве, обрамленной пучком слипшихся от выделений волос. Тем временем, трое ее подруги вылизывали и целовали все, что оказалось выше пояса несчастной пленницы, которая, к слову, продолжала оказывать сопротивление, несмотря на явную тщетность этого. И созерцание того, как эти четыре девицы насилуют пятую ощутимо усиливало сексуальное возбуждение Натальи, подстегиваемое еще и молокоотсосами, которые размеренно высасывали из ее прелестей драгоценное содержимое. Екатерина Михайловна же, решив не оставлять невестку совсем уж без внимания, запустила руку ей между ног и принялась умело исследовать складочки нежной шелковистой кожи, сплошь покрытые клейким любовным соком. Действия женщины были вознаграждены вновь участившимся дыханием и интсинктивными движениями таза невестки, опреденно распаляющейся от игривых ласк, но неотрывно следящей за развитием сюжета при этом.

— Ну, как, нравится тебе фильм? — Поинтересовалась свекровь через несколько минут просмотра, когда на экране главная азиатка перешла, наконец, к более решительным действиям, прильнув страждущим ротиком к раскрасневшейся щелке обездвиженной девушки.

— Да… — Не задумываясь согласилась Наталья, теперь уже без всякого стеснения трущаяся горячей, словно работающая батарея, промежностью о ладонь свекрови, сплошь покрытую вагинальной смазкой. Ее роскошные прелести, частично скрытые внутри прозрачных чаш, продолжали подрагивать при высасывании из них очередной малой дозы молока. Бутылочки полезного устройства заполнились уже на треть, но, судя по интенсивности поступления драгоценной влаги, до полного исчерпания запасов было еще далеко. Тонкие пальцы девушки периодически комкали белоснежную простыню, а дивные болотно-зеленые глаза искрились от волнующего плотского наслаждения, овладевшего всем ее существом. В тот момент Наталья мечтала лишь о том, чтобы поток этой порочной и сладкой неги изливался на нее бесконечно.

— Хочешь, чтобы я включила вибратор? — Поинтересовалась Екатерина Михайловна, втискивая скользкую ладонь между крепких ягодиц невестки.

— ..Да… Аааххх… — Ответила та и тут же глухо выдохнула, ощутив давление женской руки на звездочку ануса. Этого прикосновения она ждала и искренне желала, надеясь вновь пережить вторжение в свое чувствительное, полное любовной энергии тело через «черный» ход.

— Я сделаю это только, если ты попросишь меня снова побывать во второй твоей дырочке. — Издевательски сообщила свекровь, настойчиво ерзая основанием указатального пальца по напрягшемуся колечку ее сфинктера.

— Пожалуйста… — Выпалила девушка, бессознательно стремясь присесть еще ниже, чтобы Екатерине Михайловне легче было доставать одновременно до набухших половых губ и плотного заднего отверстия. — .. Ааааххх.. Я хочу… Аааххххх… Хочу в попку…

— Послушная девочка. — Похвалила женщина, отняв изящную кисть от, страждущей новых ласк, интимной плоти Натальи. Затем взяла с открытой полочки прикроватного столика тюбик с лубрикантом, выдавила себе на указательный палец его содержимое и растерла по всей длине. После, пообещала: — Сейчас я хорошенько отымею тебя в задницу. И желаю слышать, как тебе хорошо! Поняла меня?

— Дааааххххх!… — Выпалила невестка, непроизвольно превратив согласие в сладострастный возглас блаженства от долгожданного проникновения. Твердая прямая фаланга Екатерины Михайловны втиснулась в ее тугой анус, и, в тот же миг, через тонкие стенки мышечной ткани чувствительно завибрировало пластиковое яйцо. Девушка судорожно дернулась, картинно запрокинула голову и выгнула спину, а из ее эррегированных коричневых сосков, видневшихся внутри прозрачных пластиковых чашек, мутно-белая жидкость аж выплеснулась тонкими фонтанчиками. Потом женский указательный палец вошел в ее зад до основания, аккуратно прощупывая овальную игружку, активно стимулировавшую соседнее отверстие. И Наталья окончательно забыло про захватывающее кино, отдавшись сокрушительной буре ярких эмоций и переживаний. Ее миндалевидные глаза плотно закрылись, темные брови строго сошлись к переносице а чувственный ротик, наоборот, распахнулся, выпуская тяжелый выдох: — ААааххх!….

— Тебе нравится? — Спросила свекровь, выводя фалангу, густо умащенную гелем, из горячей девичьей попки, чтобы через секунду вогнать ее обратно.

— .. Да… Мммм… Ааахххх… — Подтвердила невестка, мерно вздрагивавшая под умелым воздействием искусстной любовницы, при этом глухо постанывая и томно вздыхая.

— Тогда проси, чтобы я продолжала… — Нахально заявила Екстерина Михайловна. — Иначе, остановлюсь.

— Мммм… Пожалуйста… Ааахххх.. Мммм… Еще… — Взмолилась девушка, которой, без сомнения, совершенно необходимо было продолжение эротического действа и обязательно с закономерным финалом. Мгновения сменяли друг друга, а умопомрачительная мастурбация ее чувствительного ануса и текущей вагины не прекращалась, сопровождаемая волнующей стимуляцией сочных округлостей в, трудящихся без устали, молокоотсосах. Словно заведенная, Наталья повторяла: — Ааааххх… Ещееее… Мммм… Ещеее… Аааххххх….

— Да ты, оказывается, темпераментная штучка… — С нескрываемым удовольствием заключила женщина, продолжая старательно обслуживать подопечную сзади. Она рассудила, что, и в общем всегда чувствительная, невестка конкретно сегодня чрезвычайно эффектно реагирует на ее ласки. Жгучая страсть бурлила в, самозабвенно голосящей и извивающейся, Наталье, которая и не думала это обстоятельство скрывать. И Екатерина Михайловна предсказуемо пожелала вознаградить ее раскованность: — Я хочу чтобы ты кончила… Сейчас! Давай же, девочка!

— .. Даааа… Ммммм!.. Дааааххх!.. — Практически не контролируя себя, выкрикивала невестка, которую происходящая феерия уже довела до полного исступления. На ковер то и дело капали густые капли любовного нектара с нежных розовых лепестков ее сокровенного цветка, изнутри терзаемого неутомимым устройством для удовлетворения. В бешеном темпе и со смачными шлепками ладони о подтянутые ягодицы, скользкий указательный палец свекрови долбил ее зад. Напряженные соски цвета молочного шоколада стабильно подрагивали внутри прозрачных чаш аппарата для сцежевания, напрасно пытавшегося высосать еще хоть немного молока из опорожненных грудей. А вожделенный экстаз приближался с каждым мигом, стремительно затапливая сознание Натальи обжигающей патокой невыразимого наслаждения. Пока, в конце концов, свободная от сторонних мыслей и условностей девушка, не утонула в этом порочном сиропе сладострастия полностью с проникновенным, полным радости криком: — ДААААааааахххх!!

Конвульсивно дернувшись еще несколько раз, Наталья опустилась на, поджатые под себя, стройные ноги, оперлась на край кровати и затихла, восстанавливаясь после бурного оргазма. Как только это произошло, Екатерина Михайловна осторожно высвободила, уставшую от длительной нагрузки, руку и быстро выключила виброяйцо. Потом, воспользовавшись проводным контроллером, деактивировала молокоотсосы, и аккуратно отлепила пластиковые чаши с изрядно наполненными бутылочками от, немного уменьшившихся в объеме, грудей невестки. В последнюю очередь, свекровь остановила фильм, про который обе они абсолютно забыли, захваченные гораздо более увлекательным процессом. И, медленно поднявшись с пола, удобно примостилась на постель рядом с отдыхающей Натальей.

Прошло какое-то время, прежде чем девушка более-менее пришла в себя, разомкнула веки и приподняла отяжелевшую голову. Екатерина Михайловна сидела вблизи, покровительственно глядя на нее сверху-вниз и улыбалась, как это делают люди, довольные собственными успехами, но при этом, еще заранее расчитывавшие именно на такой результат. Цепкий взор невестки скользнул по ее красивому лицу вниз, снова уткнувшись в, обтянутые тонкой тканью, выдающиеся округлости с дерзко торчащими вершинками. И опустился еще, остановившись на легких трусиках с обширным влажном пятном от обильных выделений между ног. Наталье вдруг отчаянно захотелось сдвинуть их в сторону и насладиться провокационной красотой женских половых органов, а затем прикоснуться к сокровенному собственными губами, попробовать язычком на вкус, словно диковинный фрукт. Лицо девушки мгновенно заалело от, неожиданно завладевшего ею, томительного желания.

— Вижу, ты заинтересовалась моей писечкой.. — Констатировала невозмутимая Екатерина Михайловна, ни мало не смущаясь от бесстыдного разглядывания своего паха. — Я обязательно познакомлю тебя с ней, обещаю. Но чуть позже. День только начался, впереди еще масса времени для наших игр. Пока что, приведи себя в порядок и накинь что-нибудь. Только никакого нижнего белья, чтобы не затруднять доступ к телу, так сказать. Ясно?

— Конечно. — С готовностью отозвалась Наталья, мыслями которой завладела запретно-притягательная женская натура, до срока скрытая одеждой от похотливого внимания.

(Всего 32 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Zver_A

Я сложный человек

2 комментария к “Необходимые жертвы. Часть 5”

  1. Мне всегда нравились картины окружающего мира, описание ландшафта и всего остального. Именно они задают настроение, и ты словно наяву погружается в мир, созданный автором. Вот, например: “За небольшим многослойным окном серело типично осеннее утро, скрывшее теплое сентябрьское солнце плотной пеленой туч». Прекрасно!

    1

Добавить комментарий