Необычные случаи в обычной жизни

Время летит незаметно и порой очень быстро. Тебе 39 лет, а что было в 19 лет? Эти годы пролетели так быстро, словно ты просидел в скоростном экспрессе, и вот он остановился на несколько минут. Мы сидим с другом детства и бурно проведенной молодости, Анатолием – Толиком – и вспоминаем наши последние полгода перед сменой одежды цивильной на военную форму. Это было так,что сейчас верится с трудом, но это же было! И с нами! И с моей любимой мамулей!

А началось все довольно прозаично. Я не сдал два зачета за второй курс и остался один в своей комнате в общежитии. Родителям, конечно, пока ничего не говорил – два зачета, думаю, пересдать за две недели и домой. Хватит тянуть с родителей деньги: перехожу на заочное отделение, буду работать и учиться. Диплом ведь дело тоже нужное!

Диплом – дело не только очень нужное, но и очень необходимое! И вот тут сюрприз: стук в дверь и, в сопровождении коменданта нашего студенческого общежития, на пороге моя маман. Да, причем, наш страж порядка держит в руках две сумки – мамочка явно привезла вкусности своему блудному сыну. И, конечно, вечно голодному! Вскоре этот лысеющий Казанова прилетел вновь, неся в руках свежее белье – явно мамочка сунула ему в карман рублей 10 или 15. Недаром он так суетится.

Папа в командировке в Москве, дома скучно, мамуля в отпуске и, слетав на недельку на море, примчалась ко мне. Будем добивать оценки! Конечно, вначале я грыз эту чудесную копченную курицу, облизывая пальцы, а потом мы пили сухое вино. Три дня назад маман моей ненаглядной исполнилось ровно сорок – бабий век, как говорится. Но выглядела она супер! Просто супер!

Конечно, у меня был спонтанный секс с девчонками из группы, но против мамочки они выглядели бледно… Она всегда была моей тайной и страстной любовью, любовью просто к женщине. Она была королевой моих ночных грез. Мне нравилось ее упругое сексуальное тело, с большими грудями чудесной формы, ее широкая задница, да с  такими чудесными ягодицами. Как-то в автобусной давке я вволю налапал и намял ее круглую попу, ягодицы мамули так чудесно пружинили в моих потеющих ладонях. Когда мамочка потом раздевалась дома, то стала даже ругаться на неизвестного негодяя, который так сильно тискал ее попу и юбку надо стирать – потные ладони отпечатались и на юбке и даже на её белых трусиках.

Но, самое блаженство – когда она раздевалась: платье ползет вверх, обнажая ее великолепные ножки, с изящными округлыми икрами и тонкими лодыжками. И этот темнеющий треугольник, который просвечивается в ее белых трусиках!Сколько раз я мастурбировал, представляя ее в своих ночных грезах. А теперь я сыт, мы пьем это прекрасное сухое вино, но мамочка грозит пальчиком, мол, не напивайся, завтра мы с тобой весь учебник выучим наизусть – зачет нужно сдать!

Мама рассказала, как идут дела в нашем городе, но вот постепенно ее язык стал заплетаться. Да и у меня тоже – алкоголь медленно делал свое дело. За окнами потемнело – пора и ко сну. Мы пошли в душ, и тут мама меня удивила – мы купались вместе, только в разных концах душевой. На этаже почти никого не было, вот она и сказала, зачем ждать друг друга, быстро искупаемся и спать. Она разделась и вошла в кабинку, а я всё ещё стоял в раздевалке в полной прострации – почти рядом купалась моя мамочка, да ведь совсем голая. Тут она выглянула и крикнула: “Саша, раздевайся и купайся, уже поздно, не стой столбом!” Я разделся, а мой мой член стоял, вот он точно стоял почти столбом.

Потом она позвала меня потереть ей спину, а то, мол, она совсем пьяная. Передо мной сейчас была ее чудесная спина, я не мог оторвать глаз от этой попки такой совершенной формы с плавно сужающимися бедрами. Я думал, что кончу тут же, но, обошлось. Потом мамочка повернулась, я чуть не упал от шока, быстро намылила меня, толкнула под струю воды и вскоре мы уже совсем чистые и распаренные, были в комнате. Ну все, теперь ещё по рюмочке и спать.

Свет мы потушили, я лег в кровать, мамочка подошла ко мне, прилегла рядом и тут ей в живот уперся мой, каменной твердости, член! Ее прохладная ручка взяла его, мамуля поцеловала меня в щеку и прошептала, что я так страдаю, никто тебя не пожалел в этот храме науки. Затем она гибко развернулась и легла ко мне спиной, тесно прижавшись. Но у нее же своя кровать! И тут я понял, что головка моего члена уперлась в мамину голую попку. Я просто потерял голову!

Я обнял ее, стал гладить по груди, сильно сжимая, затем раздвинул ее ягодицы и стал тыкаться своим членом, страстно желая войти в эту чудесную горячую дырочку – вожделение всех мужчин. Мамочка чуть выгнулась, приподняла ножку и вот я вхожу в горячую влажность этой невероятно желанной дырочки! Этот миг был просто прекрасен – я вошел, я внутри своей сладкой мамули!

Мне было немного страшно, но вот мамуля чуть двинулась и я сразу стал быстро-быстро двигаться. Это было волшебно! Но мне захотелось иного: я перевернул мамочку на спину и стал медленно опускать между ее кремовыми бедрами, которые просто обжигали меня. Мамочкина горячая нежная ручка уверенно направила мой “кол”во влагалище, наши промежности соединились и вот я быстро двигаюсь в ней. Как меня обжигает её полная грудь!

Мамочка охнула, сладко застонала, и стала двигаться мне навстречу. Вскоре я почувствовал горячую волну зарождающегося оргазма в моем паху, заработал быстрее и вот ослепительно-щемящая вспышка опалила верхушку моего члена, у меня даже потемнело в глазах. Буквально разряд тока пронзил меня и тут я почувствовал, как горячие частицы моего естества ударили в мамочкино лоно. А она выгнулась и громко застонала в сильнейшем оргазме, мне даже пришлось зажать ей рот. Это был самый настоящий экстаз – мы кончили вместе и долго еще лежали, впившись поцелуя в губы друг друга, не разжимая объятий.

Но вот нежная ручка легко постучала меня по плечу, мамочка медленно выползла из-под меня и зашлепала в душ. Я был в полной прострации, тело было просто в невесомости. Но вот ее тапочки шлепают обратно, мои губы ощутили сладость ее губ, затем она оторвалась и на ухо громко и весело прошептала: “Отключился, развратник? Налил мне ведро спермы, полгода копил, чтобы в мамочку вылить? Развратник! Я как чуяла, дома спиральку поставила, чувствовала что изнасилуешь меня обязательно!” И тихонько, почти счастливо засмеялась, пожелала спокойной ночи, и тут я отключился просто.

Утром меня разбудил аромат кофе. Было очень стыдно, я не знал, как вести себя. Одно дело ночью, темнота – друг молодежи, как мы считаем. Да под сладким воздействием алкоголя – крымское вино очень коварно! А тут светит солнышко в окно, мамочка стучит чайной ложкой и зовёт завтракать.

Ой, что же будет! Иду, мамуля! Но что будет?

(Всего 350 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий