Непрошенные гости. 4

***

Я очнулся от яркого света карманного фонарика, переходящего от зрачка к зрачку, при этом нежные пальцы держали мои веки открытыми. Когда свет погас, я смог разглядеть элегантную азиатку, склонившуюся надо мной. Я отшатнулся от удивления, когда понял, что это доктор Пак, наш с Синди бывший педиатр. На ней были только прозрачные чулки с золотой нитью. От нее сильно пахло джином и чьей-то киской.

– Все будет хорошо, – сказала она и похлопала меня по щеке.

Я поморщился и подумал, не будет ли у меня синяка.

– Привет, Джим, оказывается, ты не виновен в убийстве, – крикнула она, вставая, и добавила мне тихонечко: – Если позволят, так оставайся.

Я поднял голову, чтобы осмотреться. Толпа собралась вплотную, окружая мягкий помост, на котором лежал я. В основном это были мужчины и в большинстве полностью обнаженные, они все смотрели вниз, но не на меня. Я проследил за их взглядами и обнаружил в нескольких футах от себя Синди и Еву. Ева лежала на спине, подтянув колени к груди. Синди лежала на животе лицом к киске Евы. Они обе смотрели на меня с облегченными улыбками. Бледная корочка полузастывшей слизи размазывалась по губам Синди. Молочные пряди моей спермы свисали с ее подбородка и тянулись обратно к раскрытым половым губам подруги.

– Как ты себя чувствуешь? – деловито спросила Ева.

– Хорошо, особенно теперь, когда я вижу, что вы помирились, – ответил я.

– Да, сейчас мы в порядке, – сказала Синди с улыбкой, поднимаясь по телу Евы, чтобы глубоко и чувственно поцеловать её.

– Хорошо, девочки, – сказала Тереза, наклонившись над помостом. – Этого достаточно. Вы готовы приступить к церемонии?

Они дружно ответили, что готовы.

– Ева и я собираемся получить посвящение! – прошептала мне Синди, когда они с Евой поднялись на ноги и встали рядом с Терезой.

Голова у меня все еще была немного затуманена, так что мне потребовалось время, чтобы осознать происходящее. Я огляделась на окружающую толпу и увидел руки, сжимающие окоченевшие от похоти члены. Я видел жесткие, голодные глаза, ожидающие массового осквернения неофитов. Я почувствовал, как у меня затрепетало в животе, когда Тереза обращалась к толпе.

– Хорошо, ребята, я думаю, девочки готовы начать. Как вы знаете, я решила отложить свое мероприятие по случаю дня рождения, чтобы Ева и Синди могли иметь надлежащее посвящение. Ева и ее подруга Синди будут нашими самыми молодыми участницами за все время. Так что расслабьтесь с ними хорошенько.

Я мог видеть, как легкая тень беспокойства прошла по лицу Терезы, когда в толпа поднялся низкий возбужденный шепот.

– Ты что-нибудь хочешь сказать перед тем, как мы начнем, Ева?

Ева, которая сейчас выглядела довольно нервозной, просто покачала головой: «Нет».

– Как насчет тебя, Синди?

– Ну, я не думаю, что это будет слишком легко… – сказала она с нервным смешком.

– Хорошо, тогда… я думаю, вы, джентльмены, можете начать… – дала отмашку Тереза.

От возбужденной группы мужчин донеслось тихое приветствие и негромкие аплодисменты. Девушки смотрели на сжимающуюся вокруг них толпу широко раскрытыми глазами и нервно улыбались, пока многочисленные руки гладили их груди и сжимали ягодицы. Самые младшие из мужчин были, пожалуй, на десять с лишним лет старше девочек, многие были значительно старше, но теперь все они прижимались к ним, чтобы рассказать подругам, какие они красивые, сексуальные и горячие. Они спросили их, любят ли они «петухов», любят ли они трогать «петухов», что еще им нравится делать с «петухами»? Девочки неловко улыбнулись и потянулись, чтобы погладить окружающие их эрегированные члены. Крепкие руки приподняли и опустили подруг так, чтобы они сели на край платформы. Девочки были искренне восхищены, когда они вдохнули насыщенные феромонами миазмы похоти, омывавшие их, и начали гладить и сосать качающийся вокруг них частокол пульсирующей плоти.

Давление толпы заставило нас с Терезой подойти к дальнему краю помоста. Отвернувшись, чтобы не видеть своей дочери, толкающей губы взад и вперед по пенису незнакомца и поглаживающей еще два по обе стороны от ее головы, Тереза встала и протянула мне руку.

– Давай, малыш, – сказала она. – Давай дадим девочкам побольше места.

Она подвела меня к шезлонгу на краю патио. К нам подошел Джим.

– Что, черт возьми, ты собираешься с ним делать? – спросил он возмущенно.

– У меня день рождения, – ответила Тереза. – Ты понимаешь это?

– Господи, Тереза, он только что трахнул нашу дочь!

– Он молод, держу пари, я смогу снова его поднять.

Джим пристально посмотрел на нее.

– Твоя дочь прямо сейчас отсасывает твоему бухгалтеру, Джим, – спокойно сказала она, – думаю, не время быть ханжой.

Некоторое время они упрямо смотрели друг на друга.

– Ты такая гребаная шлюха, – сказал Джим с неожиданной покорностью и восхищением.

– Да. И тебе это нравится.

– Нравится! Да поможет мне Бог, я верю тебе.

Внезапно они оказались в объятиях друг друга, неистово целуясь. Я почувствовал облегчение. Я волновался, что Джим меня снова ударит. Видимо, на какое-то время забытый супругами, я повернулся к девушкам. Все, что было мне видно, это плотная кучка вспотевших спин и сжатых мужских ягодиц.

Когда я повернулся к Терезе и Джиму, они уже выпустили друг друга из объятий, и Тереза нетерпеливо посмотрела на меня. Она указала мне на кресло. Я послушно опустился на подушку и откинулся назад. Тереза села у меня в ногах и наклонилась, чтобы направить мой вялый член в рот. Он сразу же начал расти, когда ее полные влажные губы заскользили вверх и вниз по стягивающейся коже, а ее язык танцевал сумасшедшие узоры вдоль сверхчувствительной плоти головки. Джим отошел в сторону и уставшими глазами наблюдал, как его жена сосет член, который только что наполнил киску его молодой дочери спермой. Он заставлял меня немного нервничать, поэтому я закрыл глаза и слушал глотание и вздохи оральной разминки Синди и Евы, которые переросли в шлепки и стоны настоящей групповухи.

Я почувствовал, как Тереза изменила свое положение, когда она раздвинула мои бедра, и ей потребовалось некоторое время, чтобы вымыть мои яйца своим языком, прикусывая временами мошонку. Я открыл глаза и увидел, что Джим теперь пристроился позади нее, шумно облизывая ее задницу. Она корчилась и вздрагивала, когда он растягивал её ягодицы. Тереза двинулась вверх по моему телу, чтобы потереться некоторое время своей большой красивой грудью, прежде чем подняться еще немного, так что она оседлала меня,  растирая стояк своей горячей влажной киской. Отработанным движением она опустила руку и направила член в себя. Она опустилась до конца с удовлетворенным вздохом.

«О-о-о!» – прохрипела она, когда Джим присел за ней и начал погружать свой член в ее задницу. Я почувствовал, как он проникает в ее кишки сквозь нежную стену плоти, разделяющую нас. «О… О, боже…» Она заплакала, когда мы начали накачивать ее в разные отверстия.

Она кончила почти сразу, и мы остановились, чтобы позволить ей переждать оргазм, будучи плотно зажатой между нами. И снова начали с медленного перекатывающегося движения, когда мои толчки в ее киску были лишь слегка синкопированы от движения Джима к ее заднице. Большие сиськи ударили меня по лицу, когда Тереза с тяжелым ворчанием сама насадилась на два члена. По мере того, как наш темп увеличивался до дикого, резкого крещендо, по нашим телам лился пот. Наши шлепки по коже и затрудненное дыхание заглушали звук посвящения моей сестры, происходивший всего в нескольких ярдах от нас.

Я повернул голову чуть вправо, чтобы проверить девушек. В толпе образовалась брешь, так что можно было видеть Синди, сидящую на мужчине в позе «обратной наездницы», поочередно сося члены, капающие спермой, которые парили по обе стороны ее лица. Ева стояла на четвереньках, облизывая длинные влажные дорожки от яиц мужчины, трахающего Синди, до ее клитора. Другой мужчина встал на колени позади Евы, продвигая свое мужское достоинство в ее влагалище, при этом вонзив смазанный толстый палец в ее задницу.

Мое тело начало покалывать, когда я почувствовал, как где-то внутри закручивается оргазм. Тереза тоже казалась близкой к окончанию, так как она дрожала и тяжело дышала, в то время как ее ногти впивались мне в плечи. Дыхание Джима было прерывистым, но он старательно работал, чтобы поддерживать наш общий темп.

Тереза заговорила с мужем прерывистым стоном:

– Посмотри на нее, Джим… Наша маленькая девочка…

Глаза отца расширились, так это зрелище поразило его.

Я снова повернул голову и увидел в «обратной наезднице» покрасневшую, тяжело дышащую Еву, когда она пропускала последний дюйм толстого члена, который теперь заполнил ее задницу. Большой черный парень, которого мы раньше заметили трахающим миссис Ричман, встал между бедрами Евы с огромным членом наготове.

Глаза Евы расширились в испуге, когда он пристроился, чтобы войти в ее киску. Ева открыла рот, чтобы что-то сказать, но кто-то быстро подошел и засунул член между её губ.

– О, Боже, – простонал Джим, пытаясь сдержать дыхание.

Он наблюдал, как его дочь корчится и вздрагивает от ощущения трех толстых членов, пробивающихся в ее молодое тело.

– Глядя, как мой ребенок… получает.. вот это… – ахнула Тереза, – это… это так…

– У-у-у-у-н-н-н-х-х-х-х… – заворчал Джим, и я почувствовал, как его член дернулся и начал накачивать Терезу спермой. От этого ощущения и у меня началась судорога на дне нашей еблиной кучи, и я выстрелил своим запасом глубоко в нее. Тереза последовала за нами через пару секунд и зашлась в приступе криков и ругательств.

Мы рухнули с кресла на пол потной кучей, изо всех сил пытаясь отдышаться. И когда это хоть немного удалось, справа от меня поднялся непонятный шум. Произошла какая-то потасовка, и я услышал, как девушка кричит «Нет!» Сразу после этого мимо нас пробежала Ева. Ее чулки были изорваны, кожа была  нежно розовой, а припухшие глаза покраснели от слез. Несколько разочарованных мужских голосов звали ее, просили вернуться, но Ева уже исчезла в доме. Тереза и Джим, как можно быстрее, поднялись на ноги и последовали за ней внутрь. Выходя из патио, Джим бросил на толпу мужчин неодобрительный взгляд.

Я поднялся, чтобы посмотреть, что происходит. Подойдя поближе к группе обнаженных мужчин, увидел Синди. Она лежала спиной на груди парня, член которого был полностью вставлен в ее задницу. Он широко расставила ноги, а ее голова свисала назад с его плеча, а двое мужчин грубо трахали ее киску и глотку. Ее руки были вытянуты в стороны так, чтобы мужчины подставляли к ним эрегированные члены, и она неуклюже поглаживала их с настойчивой старательностью. Она стонала от удовольствия, извиваясь в центре бурлящей толпы мужчин, члены которых уже не раз входили в её дырочки.

– Привет, – сказал я черному парню, которого я только что видел завершающим двойное проникновение в подругу сестры. – Что случилось с Евой?

Он посмотрел на меня с явным отвращением.

– Зачем ты в очереди? Разве это не твоя сестра?

Несколько парней посмотрели на меня с таким же с отвращением. Ошеломленный, я неловко попятился от толпы.

– Привет, детка, – раздался голос из группы женщин, наблюдавших за происходящим со стороны.

В основном им было от тридцати до сорока, и они, очевидно, развлекали себя пальцами, языками и игрушками, пока мужчины сосредоточили свое внимание на групповухе с молодежью.

– Привет, – отозвался я.

– Почему бы тебе не прийти сюда и не поиграть с нами?

Я указал на мой безвольный член, все еще влажный от соков Терезы.

– Я только что закончил. Дважды.

– Не беспокойся об этом, – сказала стройная темнокожая женщина с большими сиськами и узкими глазами в золотых точках макияжа. – Когда все мы потрудимся над тобой одновременно, ты через пять минут будешь, как старый дубовый столб.

Я пожал плечами и сел рядом с группой дам. Они начали собираться вокруг меня, широко улыбаясь и водя руками по моим мышцам. Но они внезапно остановились и отодвинулись, когда Джим снова появился в патио. Он выглядел очень недовольным.

– Давай поговорим, – сказал он и жестом предложил проследовать за ним.

Я встал и неохотно пошел через внутренний дворик, а женщины вслед негромко выразили свое разочарование.

– Ева в порядке? – спросил я, едва мы отошли.

Он отмахнулся от вопроса:

– Она переоценила себя и оказалась чертовски молода для групповухи, вот какая она…

– Думаю… – начал было я, оглядываясь на Синди с широко раздвинутыми ногами, которую зажали между двумя стоящими парнями, чтобы она могла принять члены как можно глубже сразу в киску и попку.

Синди громко стонала, когда их сильные руки двигали ее вверх и вниз по всей длине своих блестящих мокрых пенисов.

– Между прочим, извини, что ударил тебя, – перебил меня Джим.

– Я понял… но, честно говоря, оно того стоило.

Он покосился на меня и невесело рассмеялся, заводя меня в дом через большие раздвижные стеклянные двери. Он поднял небольшую, аккуратно сложенную стопку одежды, а поверх нее – поношенные кроссовки. Вещи были моими.

– Ну, малыш, это был незабываемый опыт встречи с тобой, но я выгоняю тебя сейчас, – решительно сказал он, передавая мне стопку.

– Как, почему? – я посмотрел в сторону внутреннего дворика и услышал, как Синди снова закричала от удовольствия. – Разве я не могу присоединиться к остальным?

– Нет. Ева сказала нам, что застала тебя и твою сестру, когда вы собирались трахаться.

– Мы этого не делали…

Джим поднял руку, чтобы заставить меня замолчать.

– Как бы то ни было. Нам здесь не нужны такие проблемы. Так что либо ты, либо твоя сестра, и, честно говоря, тут нет никакого выбора. Твоя сестра чертовски естественна и сразу пришлась к месту, а таких мальчиков, как ты – пруд пруди.

Машинально натягивая одежду, я пытался придумать возражение, но при этом я мог понять точку зрения Джима.

– Ну, это… до свидания, – сказал Джим, открывая для меня входную дверь. – Может быть, мы увидимся где-нибудь, малыш. Но лучше держись отсюда подальше.

С этими словами он резко закрыл за мной дверь.

***

Когда я повернулся к дому, то услышал в сумерках радостное эхо. Кто-то крикнул что-то вроде «Время буккаке!» откуда-то из-за дома.

Тихо выругавшись, я неторопливо прошел два квартала и старался не представлять себе, как на сестру выливается сперма дюжины незнакомцев. Когда я приблизился к нашей дорожке, то услышал, как кто-то бежит за мной в темноте.

Я повернулся на шум и узнал Еву, бегущую по тротуару в узких штанах для йоги и свободной футболке. Ее волосы были мокрыми, а тонкая ткань футболки прилипала к влажной груди без бюстгальтера, как будто она только что приняла душ.

– Эй, – сказал я.

– Привет.

– Итак, что там произошло? – поинтересовался я.

– Думаю, я просто испугалась. Трахаться с группой друзей моих родителей было не так весело, как казалось, когда мы с Синди фантазировали об этом.

– А где Синди? – спросил я, хотя у меня была довольно хорошая идея обойтись без нее.

– Она все еще там. Выжала досуха всех парней, а теперь борется с женщинами. Без обид, но твоя сестра – самая возбужденная блядь, которую я когда-либо встречала. Я должна была подумать, что не могу за ней угнаться.

– Господи Иисусе! – удивился я. – Это меня беспокоит. Без обид, но я думал, что ты «самая-самая блядь».

– Ага, – подтвердила она. – Похоже, все так думают. Должно быть, мои сиськи наводят на такие мысли.

Я засмеялся, и мы немного неловко уставились друг на друга.

– Могу я задать тебе бестактный вопрос?

– Конечно.

– Что ты здесь делаешь?

– Ну… Я как бы надеялась, что ты захочешь просто потусоваться. Ничего необычного. Мы могли бы посмотреть вместе фильм в постели… Может, я смогу переночевать у тебя, если ты не против? Я знаю, это довольно скучно…

Я улыбнулся.

– Нет проблем. После такого вечера «скучно» звучит совсем неплохо.

Я отпер дверь и пригласил ее войти. Это оказалось первым в жизни приятным совместным вечером, мы прекрасно провели время, хотя, честно говоря, не очень долго смотрели фильм.

(Всего 118 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий