Оползень. Часть 3. Берега

Тому кто совершил преступление дважды оно уже кажется дозволенным. Талмуд.

Кубиков на торсе у Ромы Астахова Марине обнаружить так и не удалось. Их там не было. Живот её любовника был плоским и гладким… И это, еще одно отличие от покрытого обильной растительностью объемистого чрева мужа возбуждало Марину ещё сильнее.

Она склонилась к животу парня и высунув розовый язык нежно лизнула вздрогнувший от легкого прикосновения пупок Ромчика. Молодая, упругая кожа была чуть солоноватой на вкус от покрывавшего её обильного пота. Она и пахла потом. Крепким, ядреным потом.

Но вот только этот терпкий мужской запах, в отличии от запаха пота мужа раздражения не вызывал. Скорее даже наоборот. Ощутимый мускусный аромат изрядно вспотевшего на ней Ромчика возбуждал еще больше. Бабочки в животе покоя не ведали.

А уж смесь запахов мужского семени и её собственных выделений исходящая от его натруженного члена заставляла её «девочку» предвкушающе сжиматься в ожидании нового посещения….

Презервативами они так и не воспользовались. В первый раз это начисто вылетело у обоих из головы, а потом просто уже не имело смысла.

Марина бережно приподняв двумя наманикюренными пальчиками утомленный орган Ромчика аккуратно обнажила головку и обхватив её мягкими губами принялась нежно посасывать. Язычок во рту так и порхал выписывая замысловатые узоры по нежной, солоноватой кожице.

Член в ее пальцах проснулся почти мгновенно. Все-таки молодость великое благо. Стоило только Марине приступить к делу, как из сморщенного, дремлющего стручка основной орган Ромы Астахова превратился в полумягкую колбаску вполне приятных размеров и формы. К прямому употреблению он конечно пока готов еще не был, но до полной боевой готовности оставалось-то всего ничего. Член креп и мужал прямо у Марины на глазах… Или точнее у неё во рту. Еще немного и Ромчик сможет снова заняться тем, что получается у него гораздо лучше, чем бухгалтерия.

Помощник полностью оправдал её ожидания. Если в работе от него особого толку не наблюдалось, то в постели…. Марина с наслаждением потянулась выгнувшись перед Ромой как кошка и подставив под его руку свой оттопыренный и жаждущий ласки тугой задок. Многие часы фитнеса и спа-процедур прошли вовсе не зря. Задница у Марины была гладкая и упругая, как у двадцатилетней… Ну, почти.

Ладонь Ромы ласково огладила гладкое полушарие. Ощутив его прикосновение Марина непроизвольно вздрогнула. Её тело отлично помнило, что с ним способен сделать этот прекрасный образчик молодого, полного сил и энергии самца. В предвкушении ожидающих её в самое ближайшее время наслаждений, сладкая истома разлилась по всему телу до последней клеточки наполняя его непреодолимым желанием.

Права. Права Жаннка. Во всем права. Марина ни о чем не сожалела. Она хотела заполучить Рому в любовники. И она его получила. Странно, но даже особого чувства вины перед Владом у неё сейчас не было. В первый раз что-то такое мелькнуло, но уже на второй день виноватой Марина себя больше не чувствовала. Только немного неприятный осадок, когда она об этом думала. Но ведь вполне можно и не думать. По крайней мере стараться пореже это делать. А осадочек со временем глядишь и совсем рассосется.

Плюсы этого романа явно перевешивают минусы. И один из этих плюсов как раз находится у нее во рту. И похоже уже совсем готов к употреблению.

Марина совсем уже было собралась в позе наездницы немного поскакать на маленьком Ромчике, как Рома внезапно воспротивился. Он опрокинул ее на кровать и развернув на живот подтянул к себе ставя Марину в привычную ей позу.

Ну, раком, так раком. Ей не привыкать. Так тоже неплохо.

Член парня легко влетел в ее залитую соком пещерку. Рома застонал, а Марина почувствовала мужскую хватку на собственных бедрах. Ее просто натягивали на молодой и крепкий стояк. Как послушную шлюху.

Вот почему ей, нормальной, успешной женщине так хочется почувствовать себя обычной шлюхой? Не дипломированным опытным аудитором, не любимой женой, не матерью семейства, а просто шлюхой. Изменяющей мужу шлюхой. Было в этом нечто очень порочное. И вот эта самая порочность возбуждала Марину ещё больше. Так же как и тайна её измены.

Ведь то, что происходит здесь в Нижнем останется их с Ромочкой тайной. Влад об этом никогда не узнает. А она будет и знать и помнить….. Секретность её измены это еще один приятно щекочущий нервы штришок в её маленькой авантюре.

Переполненное смазкой влагалище громко чавкнуло и Марина почувствовала, как покинувший ее недра член начал пристраиваться к другому, еще не распечатанному никем отверстию. К этому госпожа Климова оказалась совсем не готова. Ощутив неуклонно нарастающее давление в собственно анусе дипломированный аудитор и руководитель группы дернулась и резво вильнув в сторону задом сорвалась с уже приготовившегося порвать ей жопу возбужденного хуя.

— Неет!- Срывающимся голосом пронзительно взвизгнула Марина Алексеевна.-Только не в жопу. В жопу не дам….

Рома Астахов разочарованно вздохнул и подтянув начальницу к себе принялся с мстительной яростью снова долбить её и так уже изрядно растраханную и покрасневшую щель.

Подобный напор Марина долго сдерживать не могла. Оргазм нахлынул быстро и неудержимо. Рома кончил практически одновременно с ней.

Марина раскинувшись в позе звезды расслабленно лежала на кровати. Она смотрела в окно. Ей было хорошо. Настолько хорошо ей не было уже довольно давно. Все время над душой висели какие-то заботы, проблемы. Все время надо было что-то делать, куда-то спешить.

А вот сейчас не надо никуда спешить. Ей просто хорошо. А ведь Влад даже и не догадывается, что она испытала всего пять минут назад…. Интересно, а чем он собственно занят был когда она… Может стоит позвонить? Спросить.

Марина повернула голову и пристально посмотрела на лежащий на столе смартфон.

*****

Тонкие, бело-розовые ломтики бекона весело шкворчали на раскаленной сковороде медленно тая и покрываясь аппетитным золотистым загаром.

Подцепив лопаткой Влад перебросил на приготовленную заранее фарфоровую тарелку приобретшие приятную хрусткость кусочки поджаренного бекона. Затем он разбил шесть крупных яиц на залитую кипящим, полным вкуснейшего холестерина, растопленным свиным салом сковородку. Немного подумав добавил к ним еще три.

Услышав звуковой сигнал он извлек из пискнувшего тостера пару подрумяненных тостов и обильно смазав их сливочным маслом выложил на тарелку рядом с горкой бекона. Зарядив в тостер следующую порцию хлеба он повернулся к шипящей сковородке.

В отсутствии жены Влад готовил завтраки обеды и ужины полностью сообразуясь с собственными понятиями о вкусной и здоровой пище. А все эти йогурты и мюсли вполне могут пойти как здоровое дополнение к нормальной и вкусной еде. Готовить Влад научился в те времена когда нехитрый походный быт был для него еще привычной обыденностью. Так, что снедь выходящая из его рук всегда была простой, вкусной и сытной. Как в походе.

Девчонки время от времени конечно что-то ворчали себе под нос о вредной еде, но тем не менее неизменно уплетали его незамысловатую стряпню за обе щеки. Еще и добавки просили.

— Так девочки. Сегодня я вас из школы пораньше заберу . Поедем на Гоголевский. Мы ведь туда давно собирались?-Влад вопросительно посмотрел на усердно жующую Полину. Та услышав о поездке в магазин торгующий товарами для художников радостно закивала.

— Дядь Влад, а по Арбату прогуляемся?- В глазах у девчонки яркой искоркой вспыхнул азартный огонек.

— Почему нет. Пройдемся конечно. Времени полно. Так что можем не торопиться. Все равно я сегодня пораньше с работы уйду. И полдня буду полностью в вашем полном распоряжении.

— Здорово. Спасибо дядя Влад.- Полина не выдержала и подбежав к Владу звонко чмокнула его в свежевыбритую щеку.

Полинка давно занималась в изостудии и всерьез подумывала о карьере художницы. Рисовала она действительно весьма неплохо. Видимо сказывались творческие гены ее отца скульптора.

Полинке было всего пять лет когда ее родители погибли в автокатастрофе. Водитель грузовика не справился с управлением…. Осиротевшую дочку сестры забрала к себе Марина..

Так в семью Климовых вошла Полина. Приемных родителей отцом и матерью она называть избегала, но при этом любила их практически, как родных. Так же как и они ее. Отношение к приемной дочери в семье Климовых ничем не отличалось от отношения к родной Юльке бывшей всего лишь на пару лет младше Полины.

Между собой девчонки спелись довольно быстро. Образовавшаяся девчоночья банда обычно действовала достаточно слаженно и согласованно. Заводилой при этом почти всегда выступала старшая Полина.

Она вообще была веселой и шебутной девчонкой. Но иногда вдруг черная тень печали омрачало ее лицо. Полина становилась молчаливой и как-будто замыкалась в себе. Потеря родителей давала о себе знать. Оставалось только надеяться, что со временем эти приступы постепенно сойдут на нет. Время лечит. А пока Климовы просто старались дать ей то, что она потеряла. Обычную семью.

— Так. С красками пожалуй все. А теперь еще кисти…-Полина принялась придирчиво рассматривать разложенные на витрине кисти всевозможных форм и размеров.

Какие предпочитаете? Белка, колонок… Хотя я бы посоветовал синтетику. И дешевле, и долговечнее…. Вот кстати немецкие.. .. Очень неплохие. Те кто покупал остались ими весьма довольны. -Молодой парень с копной длинных, кудрявых каштановых волос на голове, выступавший в роли консультанта, так и горел жаждой помочь в нелегком выборе юной покупательнице.

Наконец Полина решилась и горсть отобранных ею кистей присоединилась к картонной коробочке уже заполненной разноцветными пластиковыми тюбиками с краской. Рядом лежали несколько альбомов для рисования, пастельные мелки и конечно же карандаши. Карандашный рисунок всегда был для Полины главным увлечением..

Рассчитавшись картой Влад с девочками покинули магазин. Пластиковый пакет с покупками Влад нес сам, а вот приобретенные альбомы бережно прижимала к себе Полина.

Припарковаться Владу пришлось довольно далеко, так что идти им предстояло долго.

— Ну, что прогуляемся по Арбату?

Девчонки радостно закивали и они неспешно побрели по арбатской мостовой….

Старый Арбат жил своей, ни с чем не сравнимой жизнью. Стены домов позапрошлого века, старинные фонари и булыжная мостовая. Уличные музыканты, артисты и художники…

На Арбате дышится по-другому. Это свой мир. В нем время течет по иным, своим собственным законам.. Часы пролетают, как мимолетные мгновения. Их почти не замечаешь. Непрерывная и размеренная уличная суета быстро затягивает в свою бесконечную круговерть. Она как текущая вода постепенно убаюкивает и навевает созерцательное настроение. Затягивает и погружает в себя. Человек сам не замечает, как он становится частью этого странного, необычного мира. В который тянет возвращаться вновь и вновь. Арбат почти никого не оставляет равнодушным. И редко отпускает от себя навсегда…

Здесь никого не удивишь ни странным костюмом, ни не менее странным поведением. Здесь это скорее норма. Странный, немного безумный мир.

Они посмотрели и послушали как изрядно потрепанный жизнью человек в видавшей виды смешной черной шляпе самозабвенно играл на саксофоне старый, добрый блюз… Казалось для него не существует никого и ничего вокруг. Ни бредущих мимо людей, ни городского шума, ни то и дело налетающих порывов холодного ветра, ни самого этого мира…. Ничего. Только он и его саксофон…. И блюз….

А чуть поодаль четверо совсем еще молодых ребят исполняли что-то из роковых композиций…

Неопределенного возраста иллюзионист демонстрировал всем желающим свои нехитрые фокусы, а возле покрытой желтой масляной краской стены расположились уличные художники.

Именно к ним и потянули Влада обе дочери.

Высокий, лохматый парень в распахнутой офицерской шинели эпохи Гражданской Войны хриплым, пропитым голосом приглашал всех желающих приобрести собственный портрет. Недорого. Рядом, на стенде были вывешены образцы творчества данного живописца.

И творчество это Владу как ни странно понравилось. По крайней мере люди изображенные на портретах были похожи именно на людей, а не на те убожества, что так любят выставлять на всевозможных вернисажах и галереях ярые поборники современного искусства.

Может быть конечно Влад был чересчур старомоден и не понимал новых веяний в современной живописи, но он определенно был сторонником старой, классической школы. Там где дерево было деревом, а человек человеком. Ретроград одним словом.

Но внимание Влада привлек скорее не этот довольно странноватый персонаж, а его весьма необычная соседка.

Невысокая, устроившаяся на раскладном стульчике рядом с соседним стендом девчуля выглядела не менее экстравагантно, чем ее лохматый сосед. Забавная, ушастая шапочка и расписанное под умильную кошачью мордашку лицо предавали девчонке вид невероятно трогательный и полностью беззащитный.

Владу тут же захотелось ласково почесать кисулю за ушком и угостить эту милоту чем-нибудь вкусненьким.

Присмотревшись он понял, что девчонка не настолько и юна, как ему показалось на первый взгляд. Смешная шапочка и фейс арт на лице скрывали ее истинный возраст. На самом деле перед ним сидела девушка или даже скорее молодая женщина лет двадцати пяти или чуть больше. Под свободной толстовкой угадывалась довольно заметная грудь, да и туго обтянутые синей джинсой стройные округлые бедра были весьма далеки от угловатой девичьей субтильности.

Отвлекшись от разглядывания художницы Влад перевел взгляд на ее творения.

По большей части это конечно же были портреты. Что собственно было не так уж и удивительно, ведь основным доходом уличного художника является. именно портрет нарисованный с натуры. Люди готовы платить деньги за изображения себя любимого или своих близких. А вот всякие пейзажи или натюрморты продаются куда реже. Хотя несколько городских пейзажей все же умудрилось затесаться среди нарисованных карандашом или пастелью человеческих лиц.

Влад узнал Александровский сад, Патриаршьи пруды и Остоженку…Но больше всего его поразили горы….

Кивнув на альбомы в руках Полины художница задала девочке какой-то вопрос. Та ей ответила. Не прошло и минуты, как две художницы уже о чем-то оживленно болтали. Юлька с интересом прислушивалась к их разговору время от времени вставляя и собственные реплики.

Влад даже и не пытался уловить суть их беседы, он просто с интересом осматривался вокруг и наслаждался погожим днем и обществом обеих своих дочерей….

В какой-то момент поглощенная беседой художница выронила свой карандаш который до этого машинально крутила в своих тонких, изящных пальцах.

Но далеко укатится ему было видимо не суждено. Карандаш быстро остановился застряв в узкой щели между булыжниками прямо возле ноги стоящего рядом Влада.

Бывший альпинист нагнулся и подняв беглеца быстро выпрямился….

В ушах зашумело, а мир вокруг на какое-то мгновение подернулся мутной дымкой. Сердце учащенно забилось.

С трудом переведя дыхание и вытерев со лба внезапно выступившую обильную испарину Влад невесело усмехнувшись протянул пропажу хозяйке.

Нда. Если так и дальше пойдет он скоро совсем в развалину превратиться. А ведь у него же есть его девчонки…. Надо срочно что-то делать. Влад смущенно улыбнулся девушке.

— Ой. Спасибо большое. — Улыбка у киски была полна искренности и обаятельной непосредственности. А в блестящих карих глазах горел живой огонек любопытства и неподдельного интереса к окружающему ее миру. И соответственно к Владу, ведь он тоже был частью этого самого мира.

.-Эльвира Даргиева. Но все зовут меня просто Эля. — Влад осторожно пожал своей лапищей протянутую ему тонкую и хрупкую на вид ладошку художницы

— Владислав Климов. Просто Влад. -Влад широко улыбнулся.- Ну, а с дочками моими Вы Эля уже познакомились.

— Да. Очень милые девочки. А где же ваша мама?

— В командировке. В Нижнем Новгороде. Сейчас наверное в поте лица трудится.

Время летело быстро. Они даже не заметили, как на мягких лапах тихо подобрался ранний вечер. Пора было возвращаться домой.

Когда проезжали по набережной Полина вдруг попросила остановиться.

— Дядь Влад какой закат красивый. Давайте посмотрим.

Влад припарковал машину и они вышли на набережную.

Вид открывшейся им действительно завораживал своей несколько мрачноватой красотой. Последние лучи заходящего за горизонт солнца окрашивали кровавым багрянцем и гранитную облицовку набережной и серую, мутную воду медленно текущую между забранных в серый гранит берегов.

Берегов некогда бывших чем-то единым целым, но волей судьбы разделенных между собой серым потоком мутной воды….

***************

Марина стояла прислонившись к каменному парапету набережной Волги и с улыбкой наблюдала за неторопливо прогуливающимся по набережной Романом.

Командировка закончилась. Уже завтра они будут в Москве и все должно вернуться в привычную колею…. Вот только почему-то Марине казалось, что так,, как было раньше уже не будет.

Что-то изменилось вокруг. А самое главное изменилась она сама. Она стала другой. Обновленной что-ли.

То, что началось здесь, в Нижнем обязательно получит продолжение и в Москве. Просто не может не получить. Ведь им с Ромой так хорошо вместе..Она как-будто помолодела. Сбросила лишние годы. Ей снова двадцать пять…..

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

(Всего 156 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Оползень

Один комментарий к “Оползень. Часть 3. Берега”

Добавить комментарий