Skip to main content

Отряд Марины Нечаевой. Часть 4

Произведение публикуется в авторской редакции, без корректорской правки.
Все ошибки на совести автора.

Утром мы все встали чуть свет. Позавтракали наспех остатками карпа, запивая его чаем без сахара, который уже кончился. Оделись и вышли из дома на улицу. Над рекой клубился туман и багрово красный диск солнца лениво всходил где то вдали за тёмным лесом. День обещал быть жарким, и мы спешили пройти всю деревню до обеда. Тогда майское солнце особенно жарит и в это время лучше всего проводить под крышей нашего кирпичного дома, в котором в жару прохладно.

Марина сменила свои короткие синие шортики и рубашку в клетку, на тёмно – синий спортивный костюм. А на голове у мамы, красовалась неизвестно откуда взятая чёрная бейсболка с надписью большими буквами USA и чуть пониже California. Такие бейсболки, были супермодными и стоили дорого. И странно видеть её на голове у нашей мамы, скромной учительницы русского языка и литературы.

— Марина, откуда она у тебя?

– чуть ли ни в один голос спросили мы у нашей матери, смотря как лихо она смотрится в этой фирменной бейсболке. Из под которой торчат её длинные волнистые волосы.

— Да бойфренд один подарил на семинаре. Помните я в прошлом году в область ездила на неделю? У нас учительский семинар был, и там мы не только учились но и веселились.

– засмеялась мама, поправляя бейсболку на голове.

— Бойфренд???

– удивлённо воскликнул Витёк. Он то думал что наша тихоня мать ни с кем из мужчин не встречается и мне тоже самое говорил. Мол тётя Оксана шлюха, ебётся с ” чурками” у себя на рынке, и от неё можно трипер подхватить. А от нашей матери нет, потому что она не приводит домой мужиков.

— Да бойфренд, а что вы так удивились парни? Если я никого не водила к нам домой из мужчин. То это не значит что их у меня не было. И разве я похожа на монашку?

– засмеялась мама, и покрутилась перед нами поглаживая себя руками по бедрам и по грудям. Показывая какая она справная и ладная.

— Да нет мамочка не похожа. Просто ты раньше одевалась и вела себя как училка, а сейчас тебя и не узнать Марина.

– ответил я матери, во все глаза любуюсь её красотой. В тёмно – синем спортивном костюме в котором выпирали её обалденные груди спереди. И сзади попка обтянутая тугим трико. С американской бейсболкой на голове из под которой, выбивались длинные, волнистые волосы, мама смотрелась очень сексуально.

— Ну я и не спорю Костя, дома и в школе я и была училкой, стараясь вести себя соответственно. А вдали от дома на семинарах, я отрывалалась по полной.

– мать засмеялась игриво смотря на нас с Витьком, и по её глазам было видно, что она имела под словом ” отрывалась”. Марина не сказала нам что она трахалась с мужчинами во время так называемых учительских слетов в областном центре. Но это было понятно и дураку. И мы с братом поняли, что наша скромница мама, на самом деле блядь, умело прилепившая на себя скромный образ училки тихони. Марина вдали от дома, вела весьма распутный образ жизни.

— Ревнуете? Да напрасно парни. Это было до вас, а теперь я ваша и хочу чтобы вы стали моими бойфрендами. Если конечно я вам нравлюсь?

– сказала мама, заметив неподдельную ревность в наших глазах, ведь я и Витёк, были влюбленны в неё, в нашу ненаглядную атаманшу. И упоминание о мужчинах в объятиях которых была мама. Ранило нашу душу словно ножом.

— Мариночка, я люблю тебя!

– сказал я матери, и подойдя к ней, обнял её за шею и потянувшись поцеловал в губы в засос на глазах у старшего брата. Марина мне ответила и косясь одним глазом на другого сына, целовалась со мной, положив одну руку мне на ширинку, где вовсю выпирал бугор от стоявшего колом члена.

— Марина не слушай его. Он на эту шлюху тётю Оксану запал. Она всю дорогу ему трусы между ног показывала и он по приезду сюда сразу побежал дрочить на неё!

– воскликнул Витёк, ревнуя к матери , видя что я целую Марину в губы и она мнет мне член рукой через штаны.

— Это правда ” тихоня”? Ты решил изменить мне с женщиной по вине которой мы тут находимся?

– строго спросила мать, и оттолкнула меня от себя. Хотя голос у Марины был строгий и она сделала серьёзное лицо, её глаза смеялись и было видно что мама шутила.

— Да Мариша, он серьёзно запал на эту шлюху Оксану, которую ” чурки” на рынке во все щели имеют и дрочит только на неё.

– сказал Витёк, стараясь поссорить нашу мать со мной и потянулся к ней тоже с поцелуем. Брату хотелось поцеловать маму в губы, и чтобы она помяла ему член через штаны как мяла мне.

— А от куда ты знаешь что наша соседка Оксана шлюха? Ты что свечку над ней держал? И не смей при мне говорить про эту порядочную женщину гадости. Ведь благодаря ей я с вами тут нахожусь и целую вас балбесов.

– ответила Марина старшему сыну, и глаза у мамы больше не смеялись. Витёк опешил стоя возле матери не решаясь её обнять и поцеловать, брат сморозил глупость в надежде поссорить мать со мной и теперь жалел об этом.

— У меня на эту Оксану свои виды. Я тоже заметила что наш ” тихоня” к ней неравнодушен, и она к нему. Так что неплохо было бы если Костя её трахнет. Мне помощница будет, а то вы вдвоём меня замучаете, жеребцы молодые.

– засмеялась мама, и сама обняла Витька за шею, целуя старшего сына в губы в засос. Марина целовалась с моим братом, мяла ему член рукой через штаны и смеясь смотрела на меня скося один глаз. А я дико ревновал мать к этому придурку Витьку, который сдал меня Марине, сказав ей что я запал на соседку тётю Оксану.

Что было правдой лишь отчасти, теперь моей любовью была наша мать атаманша Мариша. А смазливую чёрненькую торгашку с рынка тётю Оксану, я не хотел вовсе.

— У нашей соседки есть машина. И я планирую её зайдействать. Организуем тут небольшой бизнес, будем ловить рыбу, много рыбы и отдавать её Оксане. Она её продаёт на рынке и прибыль делит с нами пополам.

– сказала мама, закончив целовать Витька и оттолкнув сына от себя, потому что тот осмелев в её объятьях, стал мять матери жопу руками, а Марине это не понравилось.

— Но чем мы будем ловить много рыбы мама? На удочки нереально столько поймать. А сети может и не найдём в деревне?

– спросил у матери Витёк, он стоял красный как рак после после поцелуя с Мариной и бугор у него на ширинке был большим.

— Не найдём тут сети, нам Оксана их достанет. Она женщина умная и поймёт какую выгоду получит от продажи рыбы. Места тут глухие, ни какого ” рыбнадзора” нет и в помине. Так что перегородим реку сетями и будем ловить рыбу и себе на прокорм, и на продажу.

– ответила Витьку мать, и пошла в туалет виляя пухлой попкой под спортивным трико. Деревянная кабинка туалета была рядом и мы с братом стояли молча ждали когда Мариша поссыт, боясь что она услышит наш разговор. Хотя меня так и подмывало отругать этого придурка Витька за его длинный язык.

— В свободное время, постройте новый туалет ребята. Этот уже старый и мне в нём неудобно.

– сказала нам Марина, выходя из дощатой деревенской уборной и подтягивая кверху трико. Хотя туалет в доме родителей Михалыча, был вполне пригоден для использования, а выгребная яма под ним почти пустая. За долгое время в отсутвии жильцов, туалетом никто не пользовался и все отходы жизнедеятельности прежних хозяев, ушли в землю. Но слово атаманши Мариши для меня и брата был закон, для неё мы были готовы Луну с неба достать, а не только построить новый сортир.

— Мам, а я “фомку” на терраске нашёл, думаю что она пригодиться.

– сказал матери Витёк, доставая из за пазухи под рубашкой, небольшую монтировку загнутую с одного конца.

— Ну ты и ” молоток” сынок. За сообразительность тебе первому дам, а наш ” тихоня” пусть посмотрит и поучиться как это дело делает старший брат.

– засмеялась Марина, и хлопнула меня по плечу, но незаметно для Витька подмигнула. И я понял что мама не обидит меня, и приласкает так же как и старшего сына.

— Марин, а я в армии медсестру когда в госпитале лежал трахал. Твоего возраста дамочка была и довольная осталась. А Костя у нас дрочер.

– похвалился перед матерью брат, и тут же получил облом от Марины.

— Слушай Витя, я не знаю кого ты там у себя в армии трахал. Не хвались раньше времени сынок, со мной тяжело справиться, и ты в этом завтра убедишься.

– засмеялась Марина, и приласкала меня, обнимая и прижимая к себе.

— Может наш ” тихоня” посбособнее тебя окажется. Ведь в ” тихом омуте, черти водятся “.

– сказала мама глядя на меня, и зрачки её глаз приятно расширились. Марина держала мой член в руке, теребила пальцами залупу и даже дрочила его мне, и мать имела представление о нём. А у Витька она только помяла через штаны и всё. Да и Марина больше любила меня, как обычно бывает в семьях, когда мать балует младшего ребёнка чем старшего.

— Ладно пошли парни и не обижайся на меня Витя. Я пошутила. Ты как старший, завтра со мной первый начнешь, а младший пусть учиться. Ты же у нас ” опытный” в постельных делах.

– засмеялась Марина, и пошла вперёд вверх по улице. А мы с братом за ней, за нашей атаманшей, смотря не сколько на дорогу, сколько на её пухлую жопу, которая так и играла при ходьбе, обтянутая тесным трико. Нужно было видеть лицо Витька, он шёл в след за матерью и сиял от радости, что ему первому завтра суждено закричать от кайфа в объятьях Марины. А мне было как то всё равно, мать и мне даст и я тоже буду сладко стонать вгоняя член в её волшебную письку, с таким пухленьким ” пирожком” спереди.

— Вот с этого дома и начнём. Он вроде не вскрытый, только стекла в окнах побиты. И сарай на замок закрыт.

– Марина показала нам на небольшой деревянный домик с зелёными ставнями. На дверях висел замок, знак того что хозяев нет дома и его не вскрыли охотники за ” цветным” металлом. Только стекла в окнах были кое-где разбиты. Но может это проделки сильного ветра?

— Давай Витёк действуй, зарабатывая своё право быть завтра первым со мной.

– сказала мама и её глаза загорелись задорным огнём, когда старший сын, стал взламывать монтировкой висячий замок в сарае. Марина вспомнила свою бурную детдомовскую юность и возбудилась, участвуя со своими сыновьями во взломе чужих домов и сараев.

— Ну кто так замки взламывает Витя? Глаза не смотрят как ты его мучаешь. Эх тебе бы у нас в детдоме парни наваляли за такую работу. Дай сюда и следи лучше за “шухером”.

– Марина отобрала у сына монтировку, видя что тот не может оторвать замок от дверей сарая, а только крутит его в разные стороны, не умело поддевая ” фомкой”. Мать сама взялась за дело, а нас с Витьком поставила на “шухер”, сарай был за домом и мы стоя за углом, смотрели по сторонам не идёт ли кто. Хотя это было лишнее, кроме нашей воровской троицы в округе никого из людей не было.

— Вот так надо, поддел и резко дёрнул вниз.

– произнесла мама, взламывая навесной замок в сарае. На наших глазах она ловко его поддела монтировкой, и он отлетел в сторону, открытый умелой рукой, бывшей детдомовской воровкой Маришей.

— Слушай Витёк. А может ты и с женщинами в постели так себя ведешь, как замки взламываешь?

– засмеялась мама, обнажая золотые коронки на зубах. Брат стоял как оплеваный не зная что и ответить матери, которая оторвала замок с дверей своей женской рукой, а он парень недавно пришедшей из армии, не смог.

— Да ладно не переживай Витя. Тут не сила нужна, а умение и опыт. Но ничего я вас воровскому делу обучу. Время сейчас такое, не своруешь, будешь сидеть голодным.

— сказала нам мать, и открыв дверь шагнула в сарай. А мы с Витьком стояли открыв рты. Странно было слышать слова о воровстве из уст учительницы Марины Сергеевны, чья фотография висит на школьной доске почёта. Хотя какая она сейчас Марина Сергеевна? Она Мариша, красивая и смелая атаманша. Гроза всех домов и сараев в Плетнёвке и окрестностях.

— Парни, смотрите как по заказу для меня велик!!!

– воскликнула мать, увидев на стене сарая висящий на вбитых в бревна скобах велосипед. Он был ещё советских времён с большим кожаным сиденьем и с изогнутой рамой. Велосипед женский и назывался ” Харiкiв”, об этом свидетельствовала надпись на раме. Он был целый с цепью и колесами, только шины у него были спущенны. Скорее всего нипеля в камерах спустили воздух от долгого хранения в сарае и в жару и в мороз. Но на раме велосипеда был прикриплен ручной насос, а сзади сиденья, бардачок с ключами. Витёк снял со стены велик, накачал насосом его колёса, и проехался на нём вокруг сарая.

— Вот хоть один из нас и поедет в райцентр если мы не найдём больше велосипедов в деревне.

– сказала мама, проехав как и сын на велосипеде возле сарая. После мы осмотрели постройку на предмет сетей, но ничего кроме старого хлама там не нашли. Так же было и в самом доме, ничего путного, одежда, посуда, и бытовая мебель нам были не нужны, а кое-какие оставшиеся продукты подчистили мыши. На терраске лежала пачка гвоздей на сто миллиметров. Их мы забрали себе, так как нам они могут пригодиться в хозяйстве. Замок в доме открыл уже Витёк и мать к моему неудовольствию его похвалила и даже поцеловала в щёку.

— Молодец сынок, из тебя хороший ” медвежатник” получится.

– сказала Марина, и повела нас к следующему дому вдоль по улице. Но там мы ничего не нашли, кроме старой одежды и изгрызенных мышами одеял. А вот в доме напротив, больше похожим на сарай с окнами обитыми прозрачной клеенкой. Марина в куче тряпья откопала самогонный аппарат и молочный сорокалитровый бидон из алюминия для браги. В доме скорее всего жили алкаши, обычное дело для села. Они бухали и не занимались домом, превратив его в сарай. Самогонный аппарат и бидон мы забрали с собой. Марина сказала что купим в городе сахар с дрожжами и будем гнать свой самогон чем покупать дорогую водку.

Обойдя впустую ещё с десяток домов в Плетнёвке, деревня была небольшой. Удача улыбнулась нам только в последнем доме возле старой церкви без куполов, но с колокольней. Окна в бревенчатом домишке были аккуратно забиты фанерой. Судя по всему хозяева рассчитывали сюда вернуться. Да и в самом доме когда мы его вскрыли с помощью монтировки, царил идеальный порядок. И прямо на терраске, прикрытый старым пальто. Стоял велосипед, ещё советских времён с кожанным сиденьем на пружинах. Велосипед был мужским с прямой рамой и гнутым рулём обмотанным синей изолентой. Он к нашей радости был на ходу с накачанными шинами и к нему в углу были запчасти. Пару камер, покрышка, и цепь.

— Ну что парни, один из вас поедет завтра со мной за продуктами.

– сказала Марина по дороге к дому, и мать посмотрела на меня. А я чуть не подпрыгнул от радости. Смелая и красивая атаманша Мариша, выбрала меня, а не этого придурка Витька, который и замок не мог толком в сарае открыть. На радостях я было хотел обнять мать, но руки у меня были заняты вещами которые мы набрали в брошенных домах. В одной руке я нес самогонный аппарат, а в другой ведро с гвоздями разных размеров. Брат вез на велосипеде молочный бидон под брагу, и только мама вела свой женский велик, не взяв в руки вещи из обворованных домов.

— А мы жребий кинем кому из нас с тобой ехать в город завтра Марина.

– предложил матери Витёк, заметив её взгляд на меня и быстро сообразив что Мариша выбрала младшего сына, а не его.

— Я тебе сейчас по лбу кину, кидальщик нашёлся. Ты в армии служил Витя, вот и останешься наш дом охранять. Я тебя в караул назначаю. А Костя молодой ещё, со мной поедет.

– сказала Марина строгим голосом, и Витёк сразу сник, зло из подлобья глянув на меня. Мать он боялся после пощечины которую она ему залепила, да и спорить со своенравной детдомовской воровкой Маришей, себе дороже. В таком случае мать могла вообще его лишить секса с ней и Витьку пришлось бы дрочить на её трусы. Свое нижнее бельё мама больше не прятала, и её трусики свободно лежали у неё на постели в закутке. И сушились на веревке, протянутой на улице между березой и старой липой.

— А знаете парни, вы и я большие ослы. Чужие дома и сараи мы проверили, а свой сарай и чердак в доме не осмотрели.

– сказала нам мама после обеда. Марина поджарила на плите остатки карпа, и мы поели рыбу с макаронами, другой еды у нас не было. Да и макароны уже заканчивались, оставалась только пачка на ужин и всё.

— Ты сарай где керосин нашёл, хорошо осмотрел Витя?

– спросила Марина у старшего сына, затягиваясь сигаретой. Мама сидела на ступеньках крыльца и курила сигарету. А мы с Витьком сидели рядом с ней на берёзовых пеньках, куча неколотых дров лежала возле терраски и смолили бычки. Мать как наша атаманша, забрала пачку последних сигарет себе.

— Да нет мам, я только канистру с керосином взял, а сарай не осмотрел. Там доски и фанера какая-то наложена, а нужных нам вещей там нет.

– оправдывался перед матерью Витёк, смотря ей под юбку. Спортивный костюм Марина сняла, в нём днём было жарко, и мама переоделась в юбку и лёгкую блузку без рукавов. И сейчс под юбкой у нашей строгой атаманши, виднелись соблазнительные белые ляжки.

— Тогда пошли проверим, и не обижайся Витя если ты мне соврал и в сарае есть что-то ценное.

– сказала мама, туша окурок в пустой консервной банке из под кильки в томате.

— Да что мне врать Марина. Пошли проверим мама, я тебя не обманываю. Эта сарайка доверху забита досками и фанерой.

– обиженно сказал матери Витёк, первым идя в сарай с проверкой. В отличии от других сараев которые мы вскрывали в деревне, сарай у дома где жили раньше родители Михалыча, был каменным, а не из дерева как подавляющее большинство сараев и хозпостроек в Плетнёвке. Судя по всему хозяева жившие тут раньше, были зажиточные по деревенским меркам, раз построили себе большой сарай из камня и кирпича.

Как и говорил Витёк что в сарае одни доски с фанерой лежат. Это было правдой, хозпостройка действительно была забита досками и листами трехслойной фанеры до потолка. Но Марина глянув на доски лежавшие в сарае штабелями, хмыкнула носом, поставила руки в боки, и приказала нам с Витьком, выносить всё нас улицу.

— Давайте парни выносите доски и фанеру из сарая. Вам всё равно строить новый туалет, да и на баню возможно хватит. Отберите какие вам подойдут для строительства.

– приказала атаманша Мариша, и мне с братом ничего не оставалось делать как с неохотой выносить доски из сарая во двор. Они были тяжелые, дубовые и годились разве что на пол, а не на стенки туалета. Но с матерью не поспоришь, иначе она нам может и не дать засадить, а мы с Витьком только об этом и мечтали.

— Как носом чуяла что в этом сарае что-то есть. Так и вышло, вот он красавчик висит, нас дожидался!

– воскликнула мама, увидев на стене сарая подвешенный чёрный велосипед. Его не было видно из дверей, так как сарай был плотно забит досками и когда мы их вынесли, стена на которой висел велосипед, открылась нашему взору.

— А он не наш, не по нашему написано.

– сказал Витёк, показывая на хорошо сохранившеюся желтую эмблему на руле велосипеда спереди.

— Так это же немецкий велосипед времён войны и надпись на эмблеме немецкая, ” Truppenfahrrad”, что означает в переводе, войсковой или армейский велосипед.

– ответила сыну Марина, которая по мимо уроков русского языка и литературы, вела ещё уроки немецкого, подменяя одну из своих коллег на время отпуска или больничного. Хотя Марина знала немецкий не в совершенстве, на уровне разговорного, но этого было достаточно для замещения на время подруги учительницы ” немки”.

— А колёса у него от нашего советского велосипеда и покрышки с камерами тоже.

– сказал Витёк, показывая нам на знак качества стоявший на покрышках немецкого велика времён ВОВ. И вправду на покрышках красовался изогнутый пятиугольник с надписью над ним СССР.

— Верно сынок, и велосипед тоже реставрированный, его красили чёрной краской, где-то в 70-ых годах. Учитывая то что ” знак качества ” стали ставить в это время.

– сказала мама, показывая нам на раму велосипеда, где под чёрной краской, проступала зелёная краска, изначальный цвет немецкой веломашины. Найденный велик был полностью на ходу, а шины прекрасно накачались и держали воздух в камерах не спускаясь.

— Вот и мне велосипед нашёлся. Жаль только сетей не могли нигде найти.

– воскликнул Витёк, ставя велосипед вверх колесами и смазывая солидолом найденным тут же в сарае, цепь и подшипники. В деревне негде не было сетей и других браконьерских снастей, сколько мы бы их не искали.

— Ду шут с ними с этими сетями. Придумаем что-нибудь. Главное что у нас есть теперь средство передвижения и мы завтра поедем в город. Купим еды, водки, сигарет и презервативы.

– сказала Марина, сделав ударение на слове презервативы и при этом игриво посмотрела на нас с Витьком. Да так глянула, что у меня и у брата, появились бугры на ширинках от стояков в штанах.

— Да парни, поедем в город и потратим все деньги что мне дала Оксана. Я хочу вам дать завтра мальчики и хорошо отметить это дело.

– засмеялась Марина, и подойдя к нам, обняла и прижала к своим грудям.

— Это будет завтра, а сейчас парни, давайте выносите последние доски с угла сарая, и пойдем на реку рыбу ловить. Может на ужин что-то опять поймаем, а то у нас только пачка макарон осталась.

– мама погладила нас по головам и мы пошли выполнять её указание. Первым в сарай пошёл Витёк. Старшему брату нетерпелось поскорее перетаскать доски, чтобы идти на реку ловить рыбу. Он хотел взять реванш перед Мариной и поймать карпа больше чем она поймала вчера.

— Костян, пиздец, держи меня!!!

– вдруг закричал шедший впереди Витёк, и в этот момент доски под ним затрещали и брат провалился куда то вниз в подполье.

— Что у вас случилось Костя? А где твой брат?

– спросила у меня встревоженная Марина. Мать которая курила на улице сидя на штабеле досок, услышав крики тут же прибежала в сарай.

— Да Витёк провалился мам. Доски под ним гнилые оказались.

– ответил я матери, показывая ей на дыру в поле сарая, куда ухнул с криком мой старший брат.

— Сынок, Витя, ты жив родной мой? Отзовись???

– позвала сына Марина, и он откликнулся.

— Да жив мам не переживай. Всё вроде цело, руки, ноги не сломал. Только ушибся сильно, а так ничего. Тут какие-то ящики мам. Я на них упал.

– прокричал откуда-то снизу Витёк, и в темноте проёма показалась его стриженная голова.

— Сейчас сыночек мы тебя от туда вытащим родной.

– пообещала Марина своему сыну, и ринулась в дом крикнув мне на ходу.

— Костя, бегом за лестницей, а я за лампой в дом побежала.

– Марина помчалась из сарая к дому, а я вслед за ней, чтобы взять деревянную лестницу в саду возле бани.

— Держись сыночек, мама идёт к тебе.

– прокричала наша бесстрашная атаманша, и едва я поставил лестницу в подпол где находился Витёк. Как мать держа в одной руке зажженую керосинку, полезла вниз спасать своего сына. И я лишний раз убедился как прекрасна эта удивительная женщина, наша мама Марина. Ради своего ребёнка она готова на всё.

— Что за ящики сынок?

– спросила у Витька мать, когда она спустилась к нему в провал, который на деле оказался скрытым подвалом. Но прежде Марина убедилась что её с сыном все в порядке и лишь потом начала расспросы.

— Да вот мам, свети сюда, я на них стою.

– ответил матери Витёк, и та посветила керосинкой ему под ноги. Я тоже слез в подвал в след за мамашей, мне было жутко интересно узнать что лежит в этих ящиках внизу.

— Так это немецкие ящики для патронов. На них надпись что это патроны маузер калибра 7.92. Их тут должно быть 900 штук судя по маркировке!

воскликнула Марина, светя под ноги Витьку который стоял на ящике с немецкой надписью ” Раtronrnkasten 900″.

– услышав от матери слово патроны, брат тут же встал на другой ящик, но как оказалось ещё взрывоопаснее.

— А в этом немецкие тротиловые шашки. Ты на бомбе стоишь сынок.

– засмеялась Марина, водя керосинкой где горело пламя, прямо возле ящика с тротилом. На нём тоже стояла маркировка по немецки ” Bohrpatrone” 200.

– услышав от матери слово бомба и тротил, Витька как ветром сдуло с ящика и он отбежал в другой угол подвала, с опаской смотря на мать с горящей керосинкой возле здоровенного ящика с тротилом. Честно говоря и у меня душа ушла в пятки, видя как близко Марина подносит огонь к старым немецким боеприпасам.

— Да успокойтесь вы трусишки. Тротил не взрывается от огня. В войну им партизаны костры разжигали.

– засмеялась мама, бесстрашно открывая на ящике защёлки и подняла крышку. А там лежали в ряды уложенные цилиндры коричневого цвета с заклееной бумажкой торцами. Цилиндры были где-то в длину 7 сантиметров и по размеру походили на большие круглые батарейки для приемников. И их было в ящике навалом, судя по цифре 200 нанесенной на верхней стороне ящика. Тротиловых шашек в ящике было 200 шткук.

— Вот это получше твоих сетей будет Витёк. Бросил такую шашку в реку и бабахнет так что вся рыба на берег сама выпрыгнет.

– засмеялась мама закрывая ящик с тротиловыми шашками, и открывая другую деревянную коробку меньше размером. В ней лежали чёрные трубочки с резьбой на одном конце и с кольцом на другом. И их тоже было много как и шашек в другом ящике.

— А вот ” зубы” к тротилу. Без этих взрывателей, сами шашки не более чем кусок мыла.

— Ого парни, смотрите сколько в нём патронов???

– воскликнула Марина, открывая защёлки на ящике с надписью ” Patronrnkasten 900″. Он действительно был доверху забит патронами, причём разных размеров и калибров. И как мне показалось, все патроны были не винтовочные или автоманые, а пистолетные. Судя по их длинне и габаритам.

— Тут их около тысячи парни, если не больше!

— воскликнула Марина, копаясь уже с другим последним деревянном ящиком, без маркировки и надписей на нём.

— Мам, осторожно, вдруг там гранаты или мины???

— почти в один голос воскрикнули мы с Витьком, видя как безбашенно наша мать открывает фашистские ящики с оружием, пятидесятилетней давности.

— Парни, парни, я сейчас описаюсь. О нём я мечтала, но не думала что когда-то смогу реально подержать его в руках!!!

– воскликнула Марина, вытаскивая из ящика огромный пистолет. Это был настоящий “маузер К96″. Не узнать этот пистолет было невозможно. Его постоянно показывают в старых фильмах о гражданской войне в России, и он наряду с ” наганом” является одним из символов революции. И я понял что не хватало нашей атаманше, так это ” маузера”. Марина стояла с огромным пистолетом в руке, и в свете керосинки, выглядела очень воинственно.

— Мам, а там ещё пистолеты лежат под газетами.

– сказал Витёк, и достал из под газет которые были в ящике, маленький изящный пистолет, чем то похожий на наш ” пм ” и было хотел положить его в карман, но Марина выхватила его из руки сына.

— Это ” Вальтер ППК ” и он мне как раз подходит. Короче я забираю себе ” Маузер ” и ” Вальтер “, а вам остальное.

– сказала нам Марина, держа в руках два немецких пистолета, огромный чёрный и серебристый маленький, словно игрушечный.

— Тогда я вот его возьму.

– Витёк вытащил из ящика чёрный пистолет с коротким стволом и ребристой рукояткой.

— Ну молодец сынок, не зря в армии служил. У тебя ” Люгер Р08″ штатное оружие Вермахта.

– похвалила мать старшего сына, и сама вытащила из ящика последний пистолет и вручила его мне.

— А тебе Костя тоже ” Вальтер” как и у меня достался, но в армейском варианте ” Вальтер Р38″.

– сказала мне мама, и вручила в руки пистолет внешне похожий на её, но с длинным стволом.

— Твой ” Вальтер” сынок, похоже знатному и богатому эсэсовцу принадлежал. Смотри какая гравировка на ствольной коробке, с эсэсовскими молниями и лозунгом.

– Марина показала мне пистолет на стволе которого была серебряная гравировка из дубовых листьев, и две молнии, знак СС. А на рукоятке изображен орёл, держащий в когтях свастику. В свете керосинки даже можно было разобрать буквы нанесенного на гравировку лозунга СС. ” Meine Eheibt Treu!” – Моя честь – верность.

— Ну вот мам, ты Косте всегда самое лучшее даёшь.

– обиженно сказал матери Витёк, держа в руках простой армейский ” Люгер”, чёрный без гравировки как у меня.

— Ну и глупый ты сынок. У тебя очень хороший и надёжный пистолет, один из лучших в истории. А украшение на оружие это уже излишество. Но положим пистолеты назад.

– мама взяла у меня и у Витька немецкие “стволы” и положила их в ящик, туда же положила и свой огромный ” Маузер”. А маленький полицейский ” Вальтер” она оставила себе и набрала для него, пару десятков тупорылых, желтых как жёлуди патронов, в другом ящике с боеприпасами.

— Теперь мальчики на выход, вылазим и забираем за собой лестницу. Дыру в полу заложим фанерой и досками. Потому что завтра нас не будет, а оставлять оружие без присмотра в доме опасно.

– сказала нам мать, и мы вылезли втроём из проёма в полу обратно в сарай, вытаскивая за собой лестницу.

— А теперь парни, все эти доски должны лежат там в сарае на месте входа в подвал.

— мать показала нам на огромный штабель досок который мы с Витьком вытащили из сарая в поисках велосипеда и сетей.

— Но Марина мы и до вечера не управимся, заныл Витёк, смотря на тяжелые доски которые придётся затаскивать обратно.

— А я вас награжу вечером.

– Марина похлопала себя по юбке где находился у неё лобок, и мы с братом кинулись таскать обратно доски в сарай, надёжно закладывая ими тайник с оружием и взрывчаткой.

— Мама, а как ты думаешь кому могут принадлежать патроны, взрывчатка и пистолеты???

– спросил у матери Витёк, когда мы с ним перенесли доски обратно в сарай.

— Думаю тем кто читал эти газеты, в них были пистолеты завернуты.

— мать развернула одну из газет, взятую ею из ящика с оружием, и показала её нам. А там русскими буквами написан заголовок ” Голос Народа” и свастика в углу, а также год и месяц выпуска, январь 1943 года.

— Такие газеты выпускали в ” Локотской республике” которая была в наших местах в войну.

– Марина свернула пожелтевшую от времени газету со свастикой и закурив сигарету, стала рассматривать небольшой пистолет взятый из подпола в сарае.

— В этот тайник с сорок третьего года никто не заглядывал, а владелец тайника скорее всего сгинул в войну. Может это был полицай или местный партизан. Теперь не имеет значения, главное парни что мы вооружены, и нам никто не страшен в этой глуши.

– с этими словами Марина вышелкнула магазин из пистолета, набила его патронами и ловко вставив, мама выстрелила не целясь в ворону сидящую на трубе дома. И деревенскую тишь прорезал сухой звук выстрела. Стрелял ” Вальтер ППК” не слишком громко, словно кашлянул, отозвался эхом в лесу и звук затих. Птица сидевшая на трубе каркнула улетая, оставив после себя кучу перьев. Пуля выпущенная из ” Вальтера” лишь чиркнула ворону по хвосту но не убила.

— Ну ты даешь Марина? И где ты так стрелять научилась???

— спросил я у матери, пораженный её познаниям в оружии и стрельбе.

— Да в детдоме сынок, у нас детдом в сельской местности находился и много оружия в лесах с войны осталось. Так ребята ходили копали и приносили в детдом. А потом сама интересовалась.

– мама улыбнулась и погладила меня по голове, а я смотрел на неё с опаской. В руках у женщины был пистолет начиненный смертоносной начинкой, готовый выстрелить в любую минуту.

— Марин, дай я из него пальну? Я в армии из ” калаша” стрелял.

– попросил у матери Витёк, и она дала сыну пистолет направив ствол в сторону консервной банки висящей на ветке березы. Вероятно это была раньше кормушка для птиц повешенная прежними жильцами. Теперь она стала нашей мишенью.

— Слушай Витя, попадешь в неё, и я твоя сегодня всю ночь буду. Не попадешь, придётся тебе дрочить сынок.

– сказала смеясь мать. И как я понял нарочно подзадоривая этого придурка Витька.

— Не шутишь Мариша? Ну ладно я стреляю и ты будешь моя сегодня мамуля.

– ответил матери Витёк, и тщательно прицелясь нажал на курок, прозвучал выстрел но банка не шолохнулась. Как висела на ветке, так и продолжала висеть.

— Мазила.

– засмеялась Марина, и забрав пистолет у старшего сына отдала его мне.

— Только не жми сразу резко. Задержи дыхание, прицелься и плавно нажимай на курок.

– шепнула на ухо мне мама, незаметно для Витька. Который два года в армии только и делал что кормил свиней в подсобном хозяйстве части где он служил. ” Вальтер ППК” очень удобный и небольшой пистолет, рифленная рукоятка немецкого оружия легла в мою ладонь так плотно, словно там и была. Я всё сделал как учила меня мама, но всё равно промахнулся. Пуля пролетела совсем рядом с банкой, она даже качнулась, но осталась висеть на своём суку.

— Эх вы мазилы. А в меня когда завтра будете вставлять, тоже промажете???

– засмеялась Марина, и отобрав у меня пистолет, сразу с одной руки выстрелила в банку и она исчезла с ветки. Словно ветром её сдуло.

— Ладно пошли в дом я макарошек отварю, поужинаем, и я вам кое-что обещала приятное сделать.

– засмеялась Марина и пошла в дом виляя на ходу попкой под юбкой.

— Она что нам даст сейчас Костян???

– спросил у меня брат, идя вслед за матерью, а я в ответ лишь пожал плечами. От Марины можно было что угодно ожидать.

— А вы знаете что из такого же пистолета ” вальтер ппк ” застрелился Гитлер?

– сказала нам мать за ужином. Мы ели макароны и слушали рассказы Марины об оружии, и о войне. А когда пришло время ложиться спать, мама попросила нас раздеться до трусов и сесть на диван, а сама ушла к себе в закуток.

— Вообщем так парни. Я вам сейчас обоим одновременно сделаю приятно и вы ляжете спать. А завтра когда приедем из города, ваша очередь делать мне приятно, и очень приятно.

– сказала нам мама, выходя из своего закутка в чёрных кружевных трусиках и в таком же чёрном кружевном бюстгальтере.

— Мариша, ты прекрасна дорогая!!!

— Витёк, было хотел встать с дивана чтобы обнять эту полуголую красотку нашу мать. Но Марина жестом его усмирила, и подойдя к нам, села посредине, обнимая меня и брата.

— Только без рук парни, не надо трогать мои груди и другие части тела. Мне сегодня нельзя с вами сексом заниматься из за месячных. Да и на “сухую” я всё равно не смогу. Вы же родные мне ребята, и у меня на трезвую голову совести не хватит лечь с вами в постель.

— сказала нам мама и положила свои ладони каждому на трусы.

— Я вам сейчас подрачу, а вы сидите спокойно. Иначе я встану и уйду к себе за перегородку.

– Марина оттянула резинки трусов у меня и у Витька, и взяла наши члены в свои нежные ладони. Мне уже один раз мать дрочила и я просто сидел и наслаждался движением её кулачка на моём члене. А Витёк был красный как рак и вовсю пялился на голые мамины ляжки и часть грудей в бюстгальтере.

— Марин, а тебе наши с Костей члены нравятся???

— спросил с хрипом у матери Витёк, голос у старшего брата стал хриплым от кайфа. Ведь родная мать сейчас работала своим нежным кулачком на его залупе, принося раз за разом небывалое наслаждение, не сравнимое с самодрочкой.

— Да сыночек, очень и очень нравятся, и я жду не дождусь завтрашнего дня, когда вы мне их вставите по назначению.

– засмелась мама, и быстро, быстро заработала кулачками, надрачивая нам члены. Что вскоре мы с Витьком завыли и зарычали, обканчивая себе трусы, и заодно ляжки матери.

— Вить, а у Кости спермы больше чем у тебя вышло. А я люблю сперму молодых парней. Говорят от морщин хорошо помогает.

– засмеялась мама, она собрала ладонью сперму со своих ляжек и намазала её у себя под глазами.

— А теперь спать парни. Набирайтесь сил до завтра. Я после месячных становлюсь очень активной в постели, и вам со мной трудно будет справиться.

– сказала нам мама, то ли в шутку то ли всёрьез, и пошла к себе в закуток возбужденно дыша. Она ведь тоже не железная, держать в руках два здоровых члена молодых парней и не заняться с ними любовью. Для этого нужна выдержка, а она у нашей строгой атаманши Мариши, как раз была.

(Всего 147 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

4 комментария к “Отряд Марины Нечаевой. Часть 4”

    1. Да они вооружены, но только против “хозяина” Плетнёвки который обитает на старой церковной колокольне их оружие бесполезно. Спасибо за комментарий и оценку коллега 👍

      1
  1. Он курит немецкие сигареты “ekstien”, пьет шнапс и закусывает его шоколадом для немецких танкистов. Подношение он возьмёт, но попасть к нему на колокольню непросто.

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг