Skip to main content

Плюшевый мишка (перевод)

Перевод: Momma's Little Snuggle-Bear автора klrxo, перевод с английского.

От Ulisss: Вольный перевод рассказа Momma’s Little Snuggle-Bear автора klrxo. Произведение максимально переработано и дополнено под русскоязычного читателя. Впрочем, сделано это было согласно моим скромным возможностям.

 

– Рейс номер тринадцать, объявляется посадка через одиннадцатый терминал. – Объявил громкоговоритель.

– Ну вот – это мой рейс.- Сказал Мэтт, поворачиваясь к жене и сыну.

Бонни шагнула к мужу, ее девятимесячный живот плавно подался вперед, указывая направление. Ее животик торчал так далеко, что казалось, будто она прячет пляжный мяч под одеждой. Она быстро обняла и поцеловала Мэтта.

– Счастливого полета, дорогой. – Пожелала она.

Их сын Гейб обнял отца. Он был высок, строен и полон энтузиазма, как любой 18-летний подросток.

– Увидимся, папа. – Пробормотал он.

– Ты уверен, что не против взять неделю отлучек в школе, чтобы помочь маме? – Спросил Мэтт.

– Конечно, он не возражает.- Бонни взяла сына за руку.

– Возможно, это последняя неделя, когда он не должен делить мое внимание с младшим братом. Бонни улыбнулась.

Через несколько минут жена, и их сын смотрели, как самолет Мэтта удаляется в сторону взлетной полосы. Она слегка сжала руку Гейба.

– Ну, наверное, остаемся только ты и я, милый.- Сказала она мягким материнским тоном.

Когда они шли обратно через аэропорт, Гейб обнаружил, что его возбуждает стук крошечных каблучков его мамы по плитке аэропорта. Он посмотрел на ее сексуальные ножки, идеально смотрящиеся в изящных босоножках на высоких каблуках. Ногти на ее маленьких пальчиках были красивого бирюзово зеленого цвета, под стать длинным ногтям.

Гейб окинул взглядом ее длинные шелковистые ноги, лишь частично обнаженные под платьем длиной чуть ниже колен. Гигантский шар выпирающей женской плоти закрывал большую часть обзора, но это было нормально. То, что Гейб действительно хотел увидеть, были огромными холмами сисяндр, покоящейся на ее беременном животе. U-образный вырез платья Бонни оставлял открытым вид декольте, который способен возбудить плотские мечты любого мальчишки. У мамы Гейба были огромные, тяжелые груди, которые дрожали при каждом шаге. По дороге домой Гейб не мог отвести свой взгляд, украдкой бросаемый на мамин животик. Он почти стыдился того факта, что нечто вполне естественное, как беременный живот, могло сделать член в его штанах твердым, как железо. Темные каштановые волосы, идеальное лицо с красивыми и правильными чертами довершали дело, подымая сексуальность невысокой женщины до невероятных высот. Правильнее говоря, невысокой она была по сравнению со своими мужчинами, а так все 170см – приличный рост дл любой женщины.

– Ты будешь скучать по папе? – Спросил Гейб.

– Я буду скучать по кому-то, к кому можно прижаться ночью. Ненавижу лежать в большой кровати одна.- Ответила красавица.

Пройдя несколько метров, мама остановилась и продолжила:

– Я надеюсь, что найду кого-нибудь, кто займет место отца в нашей кровати, и будет моим маленьким плюшевым медвежонком для обнимашек на целую неделю. Знаешь кого-нибудь, кому это может быть интересно? – Спросила она, глядя на сына с легкой, коварной улыбкой.

– Я бы согласился на такое предложение. – Сказал Гейб.

– Ха! Еще бы! Я думаю, ты справишься, дорогой. В конце концов, твой отец просил тебя остаться со мной на этой неделе и присмотреть за твоей мамочкой даже в ущерб школе. И ни в чем мне не отказывать! Ни в чем. Да и работенка легкая, всего лишь покрепче прижаться к мамочке и ласково ее обнять. – Бонни подмигнула сыну.

Вернувшись домой, Гейб поднялся в свою комнату, чтобы поиграть в видеоигры. Примерно через полчаса мама постучала в дверь.

Когда она вошла внутрь, челюсть Гейба чуть не упала на пол. Бонни была в длинной широкой юбке и бледно-розовом топе в виде спортивного бюстгальтера, свободном и просторном, который еле скрывал ее огромные сиськи и то чуть выше сосков. Ее большой беременный животик был совершенно голым с тугой, гладкой, как у ребенка натянутой кожей: в виде надувного мяча, который торчал перед ней. Ее длинные каштановые волосы были зачесаны назад, все еще мокрые после душа.

– Эй, медвежонок, не возражаешь, если мама зайдет и поиграет с тобой? – Спросила она.

– Вовсе нет.- Сказал Гейб, в то время, как его член медленно поднимался в шортах.

Гейб сидел на краю кровати, а Бонни забралась к нему сзади, опустившись на колени на матрас. Она обняла его за плечи и всем телом навалилась ему на спину, зажав между ними свой беременный живот. Положив голову ему на плечо, она смотрела на экран телевизора, пока сын пытался сосредоточиться на игре.

– Можно тебя кое о чем спросить? – Тихо сказала она.

– Конечно, мам.

– Ты уже трахался?- Спросила она буднично и откровенно, словно о времени.

– Что ты имеешь ввиду? – Он пробормотал, заливаясь красным цветом. Хорошо, что мать не видит.

– Ну, давай, солнышко, я должна действительно объяснять тебе, что значит заняться сексом? – Бонни улыбнулась.

– Нет, конечно…

– Неужели? – Она спросила с язвительной насмешкой.

– Ну, нет … не совсем. – Ответ был дан неуверенно и неохотно.

– Нет – в последнее время? Или вообще нет? То есть ты еще – девственник? – Она переспросила.

– Не совсем … то есть, нет… Господи, мама, мне всего восемнадцать! – Сказал Гейб.

– Ха-ха! Извини, детка, но тебе уже восемнадцать! Причем уже целых две недели! И мальчик твоего возраста должен смачивать своего дружка в мокрой, женской щелке, как минимум раз в день.- Сказала она, глядя ему в глаза, когда на мгновение их взгляды встретились. Большие, карие глаз Бонни увидели возбужденного подростка, находящегося в небольшом шоке. Она посмотрела на экран плазменного телевизора и улыбнулась.

– Можно поиграть? – Спросила она.

– Уверена? – Удивленно спросил Гейб.

Бонни поднялась с кровати и обошла сына. Гейбу потребовалась секунда, чтобы восхититься огромной выпуклостью ее грудей, когда они натянули тонкий верх лифа.

– Отойди назад.- Сказала она, затем повернулась к нему спиной, села на край кровати и засунула свою спортивную круглую задницу между его ног.

Гейб прислонился к стене, ему пришлось раздвинуть ноги, положив их на кровать рядом с мягкими бедрами матери. Мама еще немного подвинулась назад, упираясь спиной и мягкой попкой в промежность и живот сына. Она плотно прижалась к нему и тоже положила ноги на кровать, расположив босые ступни на матрас. Юбка Бонни сильно задралась, оголив гладкие бедра и тугие, самую малость полноватые ляжки, обнажив тем самым нижнюю часть ее шелковистых ног по самое не балуй, вплоть до самых беленьких, очень узеньких трусиков. Трусики впились внутрь так, что обозначили явные контуры маминой вагины в виде двух больших выпуклых подушечек, разделенных тоненьким овражком. Тоненькая складочка щелки уютно расположилась в ее промежности под белоснежной материей, пряча женское сокровище. Гейб случайно заглянул через плече мамы, когда она удобно устраивалась между ног сына, и лицезрел это небывалое представление! Парень тут же почувствовал, что его член стал величиной с длинную мачту. Его руки подрагивали, когда он протянул руку, чтобы помочь маме с джойстиком.

– Так как же ты управляешь этой штукой? – Спросила она.

– Вот эти кнопки: газ и тормоз. Эти стрелки управляют вашим рулем.- Сказал он.

– Кажется, достаточно просто.- Пробормотала она, ставя джойстик на вершину своего беременного шара, а затем взяла сына за руки.

– Я буду играть в эту игру. Ты играешь со своим братом.- Сказала мама, положив его руки по бокам своей большущей выпуклости.

Бонни начала играть в игру, неловко управляя машиной, в то время как Гейб медленно провел руками по ее животу, чувствуя гладкую обнаженную выпуклость ее беременного живота. Заглянув снова через плечо, он, с высоты своего немаленького роста, увидел ее зияющую ложбинку лифчика. Бонни взвизгнула и наклонилась вперед, управляя джойстиком. Пока она это делала, Гейб любовался тем, как ее огромные буфера раскачиваются из стороны в сторону. Он громко вздохнул и его член еще больше напрягся в шортах…
Бонни оглянулась на него.

– С тобой все в порядке, медвежонок? – Спросила она своим милым ласковым голоском.

– Да.- Выдавил он.

Юбка все так же была задрана до самой промежности, и ноги мамы были довольно широко раздвинуты.

Руки Гейба скользнули под вздувшийся живот матери. Его пальцы погрузились в мягкую податливую плоть. Вот это да! Нежнейшая женская плоть и грубые мужские ладони.

– Давай, милый. Ты не причинишь ему вреда.- Она успокоила его.

Бонни оперлась спиной о Сына, прислонившись к нему и отчетливо почувствовала его пульсирующую эрекцию.

Гейб затаил дыхание и решил проверить пределы дозволенного. Его пальцы забрались сначала под поясок юбки и начали поглаживать самый низ живота на много ниже вытянутого пупка. Блуждая дальше, он почувствовал, как кончики его пальцев скользнули по резинке ее шелковых трусиков. И тут же шаловливые пальцы мальчишки проскользнули внутрь стрингов и спустились ниже, затем еще чуть ниже. Ни одного волоска, ни одного ершика! Боже! Да там выбрито до идеального состояния! А вот этот холмик – выпуклый и гладкий, женский лобок и если опуститься чуть ниже, то можно добраться до самой женской тайны… Мама заигралась и совсем не обращала внимания на шалости сына. Средний палец сполз с гладкого бугорка ниже и добрался до начала женской расщелины. Затаив дыхание, будь, что будет, Гейб опустил палец ниже едва касаясь мягких и очень теплых половых губ. Губы были очень скользкими, и чем ниже он опускал палец вдоль широкого женского оврага, тем обильнее становилась мамина смазка. Мама смеялась, пытаясь, хоть как-то, закончить гонку и по видимому ничего не замечала. А палец достиг начала жаркого колодца и стал медленно погружаться во что-то топленое и теплое, словно густое растаявшее масло. Стенки пещеры были необычайно мягкие и сочные. Уже почти половина пальца вошло в глубину влагалища, как мама замерла, а затем язвительно проговорила:

– И куда это ты собрался, дорогой? – Бонни оглянулась на него. – Так всю руку туда засунуть можно. Ха-ха, я, конечно, понимаю, что это место больше всего интересует мальчишек, но… Но пользоваться ситуацией… Знаешь, солнышко, так откровенно меня еще никто не лапал.

– Прости, мам. Задумался… Я случайно. – Он виновато улыбнулся и медленно вытянул руку, положил ей на живот.

– Случайно, говоришь? Ну, ты и врунишка! Ха-ха… Гейб, вот если бы я не опомнилась и не остановила тебя, сколько бы пальцев ты успел засунуть? – Бонни смеялась и развлекалась, глядя на оконфузившегося сына.

– Мам, ну честно. Как-то само вышло. – Мальчишка почувствовал, как у него горят уши и щеки.- Я просто гладил твой животик, опускал руку ниже и ниже. А там так гладенько и мягко, что я и не понял, что животик твой закончился. А там дальше, так тепло и уютно и еще очень мягонькое и такое нежное… Контроль потерял, прости, мам.

– Ага, само. Почти верю! Слушай, Гейб, а может ты искал самую короткую дорожку к своему братику? – задумчиво спросила Бонни, при этом ее глаза весело смеялись. Женщина явно забавлялась.

– Может… Ха! Возможно, ты права, мам, – охотно согласился парень, не понимая подоплеку вопроса взрослой женщины, – руки сами скатились с животика, ну и как-то так вышло.

– Ну, если так, то ты безошибочно нашел самый короткий путь, Габи. Он действительно начинается между моих ног, ныряет в мое влагалище, проходит по нему в самую глубину, а там и до матки рукой подать. Только инструмент ты выбрал коротковатый, тут нужно что-нибудь подлиннее, чем твои пальцы. О, Боже, солнышко, ты так смутился, словно невинная девушка! Ну, ладно-ладно, извини, …что остановила тебя, милый, прервала твое путешествие. Эх, сейчас бы знала, где твои шаловливые ручонки остановились бы.

Гейб просто замер, очумело хлопая глазами. Мама шутила! И как шутила! Она, смеясь, приподняла свое лицо и крепко поцеловала его в щеку.
– Милый, я, надеюсь, что ты уже достаточно взрослый юноша, и слова: влагалище, матка тебя не смущают?
– Нет! Конечно, нет! – Гейб осторожно выдохнул воздух, возвращая себя в нормальное состояние.

Раз все утряслось, мальчишка пробежал обеими руками по верхней части беременного живота Бонни вплоть до ее необъятных грудей. Немного не рассчитал с резвостью и вскоре обнаружил, что они оказались крепко зажаты между большим шаром маминого живота и огромными, мягкими, как губка, сиськами его мамочки.

Бонни медленно встала и протянула сыну джойстик.

– Я наигралась. Можешь забирать. – Сладко протянула она.

Гейб продолжил игру, а Бонни снова поползла за спину сына, и он вскоре обнаружил, что сидит у нее между ног, прислонившись спиной к ее мягкому телу.

– Ну что же, теперь моя очередь.- Сказала она довольным, озорным голосом, просовывая руки под его футболку.

Гейб почувствовал, как нежные мамины руки скользнули по его груди. Ее длинные ногти заскользили по его прессу и соскам. Вскоре рука Бонни скользнула под резинку его боксеров, и ее пальцы прошлись по его лобку.
– Все по-честному, дорогой – Поддразнила она.

– Да, но ты противоречишь сама себе! Кое-кто запретил нырять глубже, и даже отчитала. Пришлось остановиться. И этот кто-то находится сзади меня – Гейб расхрабрился, принимая шутливое и провокационное настроение матери.

– О… так значит, наш молодой человек был заинтересован побывать не просто в трусиках мамы, а гораздо дальше и глубже! И совсем не по причине отыскать кратчайший путь к своему братику! А по чисто мужской! И если бы тебе разрешили утолить юношеское любопытство, то… – Поддразнила Бонни.

– Я бы не возражал! – сходу выпалил Гейб и тут же покраснел.

– Похоже, на этой неделе мне придется прижиматься к вот этому, очень любознательному и непослушному медвежонку. – Ответила она, посмеиваясь, целуя его в щеку.

Пару часов спустя Гейб сидел за столом и смотрел, как мама готовит ужин. Она все еще была в своей милой юбочке и спортивном лифчике. Он не мог оторвать глаз от ее огромного беременного шара.

– Ты какой-то ужасно тихий. О чем-то задумался? – Спросила она с легкой улыбкой.

– Нет, я просто не могу поверить, что ты так одета.

– Ты жалуешься? – Спросила Бонни, вскинув бровь
– Нет, просто ты никогда так не одеваешься, когда рядом папа.

– Ты, наверное, удивишься, когда увидишь, что я буду делать, когда папы не будет рядом.- Она загадочно улыбнулась.

– Ты разденешься догола? – Съехидничал Гейб.

Бонни посмотрела на него, помешивая овощи. Легкая улыбка тронула ее губы.

– Тебе бы этого очень хотелось, не так ли, дорогой?

– Ты еще спрашиваешь? У тебя отличное и шикарное тело. Есть, чем гордится, мам.

– Подлиза. Тебе просто нравятся мои большие сиськи. Да-да! Все мальчики твоего возраста любят и балдеют от больших сисек. – утвердительно произнесла мама.

– И все женщины твоего возраста любят большие пенисы. – Передразнил ее Гейб.

– Ты пытаешься мне что-то сказать, воробышек? Или на что-то намекнуть? – Бонни вопросительно изогнула бровь.
– Возможно. – Гэйб улыбнулся.

– Смелое заявление, юноша. Пожалуй, в этом случае, я тебе на слово не поверю. – В ее голосе прозвучало сомнение.

– Может быть, мне стоит это доказать. – Принял вызов Гейб.

– Может, тебе стоит вымыть руки к ужину? – Бонни улыбнулась на словесную тираду сына.

Бонни чувствовала на себе взгляд сына за ужином.

– Не думаю, что ты сможешь справиться с девушкой с большими сиськами. – Продолжила женщина прерванный разговор.

– С чего бы это? Почему ты так говоришь? – Искренне возмутился парень.

– Понятия не имею… Я думаю, что ты слишком рано отстреляешься. – Гнула свое Бонни.

– Думаю, ты ошибаешься, мама – Вызов был принят.

– Ты говоришь с таким жаром… И откуда такая уверенность?
– Я уже видел девушек с большой грудью.

– Что, четвертый размер? Извини, милый, но это небольшой размерчик груди. Пятый размер – это уже кое-что. – Назидательно сказала Бонни.

– Это у тебя, мама… пятый размер? – Восхитился сын.

– А ты, как думаешь, малец?

– Я не уверен, что ты сможешь справиться с парнем, у которого большой член. – Юноша нагло улыбнулся и нанес ответный удар.

– Ой, не могу! Ну, ты и рассмешил меня, Гэйб! Надеюсь, ты так не думаешь на самом деле, щегол?! – Рассмеялась мама.

– Нет, я так не думаю, но я уверен, что ты слишком рано кончишь, если столкнешься с большим членом, – мальчишка разошелся и в его глазах появился азарт.

Бонни уперла руки в бока и с вызовом произнесла:

– Ну, к твоему сведению, молодой человек, я могу кончать снова и снова, так что разговоры о непонятно каких больших членах не имеет значения. И да, у меня были парни с большими пенисами и я легко с ними справлялась.
– Ха-ха! Ты имеешь в виду 7 дюймов(17,5см). Извини, мама, но 7 дюймов – это так себе, а вот десять дюймов(25см) – это самое оно. Сила! – Победный тон хвастливого юнца потешил Бонни.
– Вот значит как! У моего сыночка десять дюймов? – насмешливо спросила Бонни.

– А ты как думаешь? – Теперь уже мальчишка с издевкой передразнивал свою мать…

– Думаю, пора спать, дорогой…

– Пора спать? Сейчас только шесть часов, мама.

– Это, значит, нет? – Спросила она.

– Нет, я готов лечь спать. – Гейб улыбнулся.

Бонни держала его руку, когда он тащился за ней вверх по лестнице. Гейб уставился на ее небесную задницу, когда она заманчиво покачивалась.

Беременная красавица привела его в свое гнездышко, место, куда мальчики мечтают попасть, когда папы в отъезде.

– Раздевайся и ныряй в кровать. Я отойду на несколько минут. – Она сказала, ступая в ванную.

Гейб разделся до трусов и прыгнул в постель родителей. Она было необычайно мягкой: со всеми теми, пышными подушками и всем таким белым внизу.

Бонни вышла из ванной в бледно розовом, полупрозрачном пеньюаре. Ее сиськи раскачивались, словно маятники от каждого ее шага, теперь они это могли делать совершенно свободно, так как не были упакованные в бюстгальтер. Как будто член Гейба был недостаточно тверд до этого момента! Бонни потянулась вниз и стянула свои розовые трусики вниз по ее длинным ногам, прежде чем скользнуть под одеяло.
– Где мой Мишка-обнимашка? – Сказала Бонни тихим голосом.

– Прямо здесь,- голос Гейба дрогнул. – И ты сняла трусики…

Бонни прижалась к нему. Гейб буквально задохнулся, почувствовав, как ее огромная, наполненная молоком грудь прижалась к его груди. Она подняла голову и посмотрела на сына.

– Ни одна уважающая себя женщина не ляжет в постель в трусиках! Запомни это. – И туту же продолжила. – Не могу поверить, что ты никогда не трахался…

– Почему в это так трудно поверить?
– Потому что ты такой красавчик,- сказала она, проводя ногтями по его груди.

– Я бы не стал лгать тебе, мама.

– Нет, милый, я не говорила, что не верю тебе… просто это немного грустно, вот и все.

– Забавно. Большинство мам хвалили бы своих детей за то, что у них не было добрачного секса.

– Верно, но большинство мам тоже не стали бы полуобнаженными валяться в постели с сыном, пока мужа нет в городе. Наверное, я не такая, как большинство мам. – Бонни коварно улыбнулась, прищурив свой взгляд.

– Да уж, пожалуй ты права. Так ты думаешь, папа разозлился бы…, если бы он узнал, что я лежу здесь?- спросил малец.

– О, совершенно определенно. Вот почему я буду держать моего маленького медвежонка в секрете. – Сказала она, целуя его в щеку.

– Звучит неплохо.

– Оой-йоой!!! – Бонни завизжала, помещая руку на ее живот.

– Что случилось, мам?

– Вот – удар ногой твоего братика. Не желаешь потрогать? – Предложила мама.

– Конечно.

– Вот что я скажу, почему бы мне не лечь на тебя сверху. Таким образом, мы оба можем чувствовать, как он играет, пока он зажат между нами. – Бонни хитро посмотрела на сына.

– Хорошо. – Гэйб пробормотал в ответ, в то время его сердце от волнения забилось так, словно оно участвует в гонках на выживание.

Бонни перекинула ногу через бедро мальчишки, оседлав своего сына и, как только ее тело заняло вот такое новое положение, Гейб смог увидеть прямо перед собой всю ее шею и полный раскрытый отворот ее ночного полупрозрачного пеньюара. Его член выгнулся стальной дугой, когда он свободно увидел ее огромный зияющий каньон промеж большущих грудей, заполненных молоком. Провисшее вымя колыхалось взад и вперед, когда эти здоровенные глобусы медленно опускались на его грудь. Выпуклый беременный живот Бонни плотно и сильно прижался к животу Габи, а ее мягкие и еще достаточно упругие сиськи уперлись ему в грудь. Но не это главное!!! Он почувствовал, как ее женское, очень мягкое, гладковыбритое, нежное гнездо любви мягко прижалось к его стояку. Сквозь тонкие семейники просачивался сильный жар маминой вагины.

Пристально глядя вниз на своего сына, она улыбнулась с любовью, и ее тонкие пальцы пробежались по его волосам.

– М-мм, мой маленький мишутка для сна. – Ее нежный голосок мягко прошелестел над ухом мальчишки…

Гэйб почувствовал, как его будущий брат буянит внутри матки его матери. Это ощущение было странным: мамин живот против его живота.

– Я думаю, что твой брат, так же уютно устроился во мне, как ты подо мной. – Бонни прошептала ему на ушко, придавливая член сына нежными, маленькими толчками своей мягонькой, горячей булочкой промежности.

– Каким же я был ребенком? – Спросил Гейб.

– Хммм, ты был моим бубукой. Всегда хотел пососать большие набухшие соски своей мамы. Даже когда ты не сосал, тебе нравилось просто тереться о них своим маленьким телом. – Бонни вспомнила прошлое.

– У меня есть странное подозрение, что с того времени мало, что изменилось. – Она хихикнула.

– Они восхитительные и такие мягкие. – Сказал Гейб, глядя на груди, сочащиеся между ними.

Бонни тоже посмотрела на свои сиськи, а затем одарила сына озорной улыбкой.

– Иногда, после того как твой отец уходил на работу, я брала тебя с собой в постель. Я ложилась на бок и обнимала твое маленькое тельце между грудей. Неудивительно, что ты стала таким любителем сисек, я ими тебя часто тискала. – Она улыбнулась.

– Как же ты меня ими тискала?

– Ну, когда ты был маленьким, я обычно снимал с тебя рубашку и укладывал на спину. Потом я снимала лифчик, ползала над тобой на четвереньках, и мои большие сиськи болтались над твоим лицом.

– Ого, держу пари, мне это очень нравилось. – Гейб хихикнул.

– Ты был маленьким, и я все еще кормила тебя грудью. Сиськи твоей мамы были большой частью твоего мира. Ты был таким милым. Мне нравилось смотреть, как загораются твои маленькие глазки, когда эти большие груди нависали над тобой, особенно когда я начинала их раскачивать. – Бонни вспомнила, рассказывая об этом любящим материнским голосом.

– Они раскачивались взад-вперед, капельки молока капали с сосков. Потом, через некоторое время, я позволяла им притянуть тебя к себе. Мне нравилось смотреть, как дрожит твое маленькое тельце, когда эти большие мягкие груди касаются тебя. – Она улыбнулась.

– Мать честная! Что бы я отдал, чтобы снова быть в этом возрасте.- Сказал Гейб, в то время, как его член уже истекал слюной в промокших трусах.

Бонни хихикнула, нежно погладив его по щеке.

– Думаешь, тебе понравится снова быть маминым малышом? – Спросила она.

– Я бы не отказался.

Бонни поднялась в вертикальное положение, сидя на нем словно оседлала жеребчика. Эта поза еще больше придавила его стальной член к большой и пышной маминой пизде, большой вес ее тела плотно прижал ее выпуклую, мягкую промежность, расплющив ее внешние, слегка раздвинутые половые губы об толстенный ствол его члена. Эх, если бы не труселя! Мальчишка чувствовал себя потрясающе. Гейб посмотрел на верхнюю половину маминого туловища, которая теперь возвышалась над ним. Ее живот размером с пляжный мяч нависал над его животом, а выпуклость грудей, прижатых к нему, выглядела невероятно массивной.

– А что, если я решу принять твое предложение, юноша? Какая мне от этого польза? – Бонни улыбалась во все свои белоснежные ровные зубки.

– Понятия не имею. И все же, чего бы тебе хотелось? – Гейб нервно улыбнулся.

– Ну, мы говорим о моих сиськах. А ведь ты знаешь, что такие, как ты – уже большие мальчики, не должны видеть мамины буфера. Может быть, взамен я увижу часть тебя, которую мама не должна видеть у взрослого сына. – Сказала она с лукавой улыбкой.

– Ты имеешь в виду мой… – Гейб вздрогнул.

– Ну, что бы все по честному: ты мне, я тебе!- Предложила она.

– Наверное, так будет справедливо.- Согласился парень.

– Кроме того, мне стало немного любопытно, когда ты сказал о десятидюймовой вещице, которая, похоже, принадлежит тебе.

– Ну что ж, теперь я должен это доказать, верно? – Гейб довольно оскалился.

Бонни одарила его странной улыбкой, глядя ему в глаза.

– Да, молодой человек, ты делаешь правильные выводы.

Мама Гейба села рядом с ним, поджав под себя длинные ноги. Она скосила глаза на эрекцию Гейба, торчащую огромной выпуклостью под его боксерами.

– Поразительно… похоже на цирковой шатер. Должно быть, там внутри тот самый длинный столб, который держит его.- Пошутила Бонни.

Они оба захихикали над ее комментарием.

– Ты уверена, что хочешь, чтобы я это сделал? – Спросил Гейб, засовывая большие пальцы за эластичный пояс трусов.
– А ты уверен, что хочешь поиграть в грудничка? – передразнила мама.
– Конечно, я уверен. – У мальчишки не было сомнений в своем решении.

– Тогда, я думаю, вам лучше снять эти боксеры, мистер.- Тонкий мамин пальчик уперся в тугой шланг, прячущийся под мужскими труселями.

Гейб приподнял задницу и спустил шорты вниз. Его чудовищный, огромный стояк освободился и тяжело закачался под пристальным взглядом Бонни. Толстенная белоснежная башня высоко возвышалась над тугим прессом мальчишки.

– Охренеть!- Сказала она, округлив глаза и слегка приоткрыв рот.

– Я же говорил, что он большой, – напомнил Габи, гордо сияя улыбкой победителя.

– О, милый, это так… это прекрасно.- Прошептала Бонни.

– Спасибо.

– И ты хочешь сказать, что эта большая штука никогда не была во влагалище? – Спросила Бонни.

– Печально, но факт. Теперь я могу увидеть твои сиськи? – спросил Гейб.

– Эй, пациент, ох уж эта твоя … похоть. Мои сиськи никуда не денутся, и я еще не закончил осматривать твой инструмент. – Проявила настойчивость Бонни.

– Прости, мам. Просто волнуюсь, наверное.- Сказал Гейб.

Бонни на мгновение присела рядом с Гейбом, глядя ему в глаза.

– Я знаю, дорогой, но давай просто не торопиться и наслаждаться этим, хорошо? У нас вся ночь впереди… вся неделя, если уж на то пошло.- Промурлыкала женщина.

– Хорошо.- Гейб улыбнулся, успокаивая свою торопливость.

Бонни посмотрела на эрекцию сына.

– Так… Десять дюймов говоришь? Посмотрим.- Сказала она, протягивая руку к прикроватному столику.

Бонни открыла ящик и вытащила большой черный фаллоимитатор на батарейках.

– Черт, мам, это то, что я думаю? – Гейб охнул, его глаза расширились от удивления.

– Что, маме нельзя иметь фаллоимитатор? – Спросила она, потрясая рукой с зажатым прибором, заставляя его упруго раскачиваться взад-вперед. И тут же добавила: – Ты же не думаешь, что твоя мама весь день только и делает, что работает по дому?

– Нет, просто странно, что моя собственная мама показывает мне свою секс-игрушку, вот и все.

– Ну, если ты забыл, дурашка, мы лежим здесь и смотрим на твой пенис. Я действительно не думаю, что показывать тебе мою секс-игрушку это теперь так уж важно, не так ли?

– Нет, пожалуй, ты права.- Гейб был полностью согласен с мамой.

– К твоему сведению, этот фаллоимитатор ровно десять дюймов. Так было написано на коробке, когда я его покупала, а это значит, мистер «Десять Дюймов», что, если ты не преувеличиваешь, это должен быть твой близнец.- Сказала Бонни.

– Согласен.

– Так давай докажем это. Пусть он торчит прямо вверх,- предложила Бонни.

– Э… Как мне это сделать? – Растерялся Гейб.

– Ты же не серьезно.- Сказала Бонни, а затем хихикала над наивностью своего ребенка.

– Протяни руку и ущипни кожу на мошонке. – Посоветовала она.

Гейб последовал ее указаниям.

– Теперь опусти его.

– Какой же ты наивняшка.- Бонни захихикала, видя, насколько, наивен был ее ребенок.

– Протяните руку и натяните кожу на Вашей мошонке.

Габи последовал ее совету.

– Теперь отпусти.

Габи натянул мошонку, и его твердое, как кость, древко поднялось вверх, пока не уставилось в потолок.

– Та-дам.- Бонни рассмеялась.

Она наклонилась и поставила основание фаллоимитатора на его лобок. Член Габи перекрывал игрушку по всем параметрам, огромнейшая головка мальчишки величиной с луковицу поднималась немного выше фальшивой и была на много больше.

– Интересная новость, милый, твой ствол в десять дюймов. Но если к нему добавить этот большущий розовый таран, который венчает твой член и по недоразумению называющийся головкой, то можно смело говорить, что в твоем пенисе больше одиннадцати дюймов,- с удивлением сказала Бонни.

– Ну, десять было в прошлом году, когда я его измерял.- Сказал Гейб.

– Похоже, с тех пор ты вырос на дюйм.

– Ну и ну! А насколько это круто? У меня даже есть фаллоимитатор моей мамы, с которым я могу его сравнить.- Гейб самодовольно усмехнулся.

– Да, но как бы ты ни старался, ты не можешь заставить свой член вибрировать. – Она хихикнула.

– Да, но у меня есть лишний дюйм, мама, а это значит, что я могу проникнуть во влагалище на много глубже, на любую глубину. Еще и останется про запас. – С жаром настаивал на своем Гейб.

– Ой, рассмешил, парниша! Глубже – да, не спорю, но я все равно думаю, что ты кончишь прежде, чем сможешь засунуть его до самого конца. – Бонни пристально посмотрела на сына и с чисто женским любопытством спросила: – И мне интересно – какое это ты влагалище имеешь ввиду?

– Твое, конечно, мама…. Тут других женщин рядом нету! И я готов держать пари, что ты ошибаешься на счет скорострела! Практикой не доказано! – Защищаясь, сказал Гейб.

– Мое, значит? Ну что же, молодой человек, у Вас хороший вкус. И тут есть одно – но! Возможно, у тебя никакого запаса не будет, и твой член провалится на самое дно алого колодца, не достигнув дна! Ха-ха! Не на ту напал!

– Ну, знаешь, мама, это ты загнула! Ага, подшучиваешь! Вот же юмористка. Хотя, испытания в полевых условиях все покажут! Нужны практические опыты.

– Значит, все упирается в практику… Ладно, пока это не важно. Но знаешь, ты слишком самоуверен для девственника. Ты не врешь, что никогда не трахался?

– Поверь мне, Мама, я просто нетронутая вишенка.

– Полный девственник? Тебе что, даже никогда не отсасывали?- Спросила Бонни.

– Полный девственник, мам. Неужели в это, так трудно поверить? – Вздохнул сын.

– Да, верится с трудом! Как красивый восемнадцатилетний парень с одиннадцатидюймовым пенисом до сих пор не побывал ни в одной пизде? – Спросила она.

Бонни хлопнула по его ноге игриво, заставляя его члена подскочить.

– Остряк.

– Так ты думаешь, одиннадцать дюймов больше среднего?- Спросил Гейб, прекрасно зная ответ.

– Милый, учитывая, что средний пенис составляет шесть дюймов, я бы сказала, да, ты намного больше среднего.

– Значит, у меня большой пенис?- Спросил он, желая услышать это от нее.

– Да, милый, у тебя очень большой член.- Сказала она с лукавой улыбкой. – Но еще неизвестно, как я тебе говорила, – у тебя длиннее или у меня глубже!

– Значит у меня длиннее, чем у папы? И мы снова упираемся в практические испытания. – Спросил Гейб дрожащим от волнения голосом.

– Габи.- Бонни заскулила, как будто ее сын только что сказал что-то жестокое.

– Что? Мам – это просто вопрос! Сколько дюймов у папы?

– Достаточно большой, чтобы сделать меня счастливой. Понятно?
– Так сколько дюймов нужно для того, чтобы сделать тебя счастливой? – Настаивал сын.

– Ты просто не отстанешь от меня, да? – спросила женщина.

– Не-а.- Он улыбнулся.

– Ладно. Все, что больше семи дюймов, делают меня счастливой.- Она призналась.
– Значит, у папы всего семь дюймов? – Гейб ликовал.

– Я знаю, к чему ты клонишь, так что прекрати сейчас же.- Сказала Бонни, стараясь не улыбнуться.

Бонни склонилась над ним, глядя ему в глаза.

– Послушай, милый, ты в моей супружеской постели, и я не собираюсь тебя обманывать. Если так будет продолжаться и дальше – ты, вероятно, захочешь на практике проверить свою выносливость…, то есть переспать со мной.- Сказала она с улыбкой, и сердце Гейба забилось в груди. – Так сделай мне одолжение, и давай больше не будем говорить о твоем отце, хорошо, малыш?

– Ладно. – Гейб охотно согласился.

– Сделай мне еще одно одолжение. Иди в детскую и возьми соску, которая в кроватке.- Сказала Бонни.

– Ладно. – Гейб улыбнулся и потянулся за трусами.

– Нет… оставь это.

Гейб выполз из кровати и выбежал за дверь, его большой стояк подпрыгивал вверх и вниз.

Когда он вернулся через минуту, его челюсть упала на пол. Там, в ногах кровати, стояла его мама, совершенно голая. Ее сиськи были большими, и упиралась в огромный девятимесячный холм ее беременного живота. Под ее выпуклым животиком он мог разглядеть до блеска выбритый лобок ниже переходящий в двудольный холмик ее женственности, разделенный алой, широко расколовшейся щелью влагалища. Невероятно набухшие от беременности половые губки, мясистые и большие, обрамляли женское ущелье. Широко раздвинутые – они словно приглашали к себе в гости, маня глубиной раскрытой темно алой пещеры.

– Привет.- Сказала она сладким дразнящим тоном.

– Привет.- Гейб вздохнул, глядя сначала на ее выставленную на показ вагину, а затем на ее молочно-белое вымя.

– Подойди, милый.- Она улыбнулась.

Гэйб подошел к маме, и она вышла вперед и закинула руки вокруг его шеи. Подросток освободил едва слышимый вздох так, как ее большие груди и живот поцеловали его грудь. Он ощутил упругое препятствие кончику его члена, который уткнулся в гладкий, шелковистый лобок Бонни, скользнул ниже и остановился напротив ее налившегося кровью большого и горячего клитора.

– Если ты хочешь остановиться теперь – Я пойму.- Она сказала, изучая его глаза.

– Я не хочу останавливаться. – Он бормотал.

– Прекрасно, тогда давай возвратимся на кровать. – Она сказала, взяв его за руку и подводя к краю ее супружеской постели.

У Бонни была миловидная походка от того, что она несла тяжелый груз выпирающего живота, лишний вес давал о себе знать. От этого ее огромная грудь тяжелыми шарами колебалась из стороны в стороны над ее беременным животом.

Гэйб с жадностью наблюдал за ее мясистой, полной, но отнюдь не толстой задницей, которая обольстительно колебалась, когда она вела его к кровати. Те красивые ягодицы венчали стройные, длинные, хорошо сложенные ноги. Когда Бонни заползала на кровать, ее ягодицы немного разошлись и Гэйб смог увидеть большое морщинистое колечко ее попы. Его дыхание задрожало так, как его глаза с невероятно близкого расстояния поймали участок ее выбритой промежности распахнутой настежь, словно алая раковина моллюска.

Бонни повернулась к нему, стоя на коленях в центре кровати. Она улыбнулась Гейбу и похлопала место перед собой. Гэйб заметил большую бутылку детского масла, лежащей рядом с нею, наверное, она, должно быть, принесла ее, в то время, как он ходил за соской.

– Залазь и ложись на спину.

Гэйб лег перед своей красивой беременной матерью. Бонни пристально, с жадностью рассматривала его молодое юное тело, на долгих несколько секунд уставившись восторженным взглядом на чудовищно большой, раскормленный член, достающим своей головкой полностью до самого его пупка.

– Твой инструмент невероятно красив и невероятно огромен, парниша! Таким толстенным аппаратом, куда хочешь достать можно, любая глубина нипочем. Я горжусь тобой, милый.

– Э…, мам, что ты хочешь делать с этим? – Гэйб смущенно спросил, поднимая соску.

– А ты как думаешь, грудничок? – Она улыбнулась капризно.

Гейб улыбнулся, а затем воткнул соску в рот и начал сосать. Бонни хихикала, наблюдя за ним.

– До жути интересно смотреть на моего восхитительного маленького мальчика.- Она сказала симпатичным тоненьким голоском.

Бонни стала на четвереньки и сползала выше ее сына. Она мягко провела по его грудь своими длинными ногтями, улыбаясь ему.

Гейб уставился на ее тяжелые, отвисающие сиськи, так как они заколыхались прямо перед его лицом. Ее здоровенные буфера наполненные молоком были прямо перед его глазами. Гейб с близка рассматривал массивные ареолы, которые венчали соски размером с небольшую пальчиковую батарейку. Они имели небольшие углубления, откуда должно поступать молоко.

– Мой милый маленький грудной медвежонок хочет посмотреть, как колышутся мамины сиси? – спросила Бонни.

Гейб кивал своей головой.

– Ха-ха, значит хочется? Хочется посмотреть, как колышутся и танцуют мамины груди?

Бонни начала медленно перемещать ее грудь, и Гейб пристально глядел с восхищением, как ее свисающая грудь начала мягко качаться из стороны в сторону. Они походили на большие маятники для гипноза, колеблющиеся назад и вперед.

– Пока ты смотришь, как они двигаются, я хочу, чтобы ты подумал о том, каково было бы, если бы они прижались к тебе. Подумай, каково это, когда большие, мягкие, молочные плоды прижаты к твоей груди. – Промурлыкала она.

Гейб взволнованно вздохнул при одной мысли об этом. Он был так возбужден словами матери и видом ее массивных кувшинов, покачивающихся в унисон друг с другом, от чего его рука инстинктивно потянулась к члену.

– Вот так. Это заставляет моего ребенка хотеть подрочить свой большой красивый член, не так ли, дорогой? – Спросила она.

Гейб снова мог только кивнуть, посасывая соску, воображая, что это один из набухших сосков его мамы. Он использовал свое выделение, появившееся на кончике его гигантской шарообразной головки, чтобы смазать ею свой толстый наконечник монструозного члена.

Дав своим сиськам поколыхаться нескольких минут над лицом юноши, Бонни села, широко расставив ноги над животом сына. Гейб едва мог разглядеть над ее огромной беременной выпуклостью нижнюю часть ее грудей…

Бонни взяла детское масло и начала впрыскивать и обильно смазывать свои глобусы. А затем Габи чуть не умер от кайфа, доставленным маминым наглым и смелым поступком. Он с благоговейным трепетом смотрел, как она обильно облила его торчащую колонну мужской плоти и стала буднично, словно она ежедневно этим только и занималась, втирать масло в его член. Ее крепкие ручки сильно стискивали теперь уже невероятно скользкий ствол пениса, тот не давался, выскальзывал из ее ладошек, но она снова и снова ловила беглеца. Ей все же удалось смазать сначала головку и необъятный ствол детородного органа, который мама могла обхватить только двумя руками, а затем массивную, отвисшую мошонку. Она смотрела на него поверх своих больших буферов с озорной улыбкой.

– Наслаждаешься видом? – Она вылила часть масла на свой живот и ловко стала втирать его в свой необъятный холм.

Бонни снова встала на четвереньки над сыном, ее сиськи и живот блестели от масла

– Хорошо, а теперь я хочу, чтобы малыш перестал дрочить, поднял руки и положил их мне на талию.

Гейб неохотно отпустил член, который тот мял даже после того, как мама отпустила его из своих скользких ладошек, и последовал указаниям матери. Он знал, что грядет нечто волшебное.

– Ну что же, мой малыш. Я не хочу, чтобы ты растратил всю сперму, прежде, чем мама задушит тебя в своих объятиях. – Она улыбнулась. – Ты ведь хочешь, что бы я тебя задушила, дорогой?

Гейб кивнул, не отрывая глаз от опущенных сосков и их огромных ореолов.

– Мой мальчик хочет быть задушенным всей этой мягкой плотью мамы, не так ли? – Она спросила нежным голосом.

Бонни медленно опустилась на своего сына. Первая вещь, которая прикоснулась к Габи, был ее огромный, скользкий беременный животик. Упругая выпуклость сначала обняла, а затем подмяла под себя его огромный торчащий пенис, да так, что необъятная беременность женщины начала сплющиваться вдоль живота мальчишки, полностью хороня плотский таранище юнца под двумя телами. Каким бы большим не был член парня – на фоне беременного живота мамы он был, словно, детская игрушка! Ее необъятные буфера начали двигаться мощным потоком вдоль его груди, накатываясь, как нежное тесто. Гейб не удержал стон, так как вдоль всего его тела стало скользить ее чувственная мягкая плоть. Бонни обняла шею сына и начала волнами двигать своим телом вдоль его. Ее сисяндры легко скользили вверх и вниз по груди, и Гейб чувствовал, как эластичные соски ласково царапали его грудь. Его член был пойман в ловушку между его животом и упругой мягкостью беременного животика его матери. Трение женской плоти вдоль нижней стороны его копья дарили фантастические ощущения, невиданные доселе.

– Мммм, моему ребенку нравится это.- Она улыбнулась.

Бонни уткнулась лицом в шею сына и затрепетала своим длинным языком в наиболее чувствительной части шеи мальчишки. Кровать начала раскачиваться от двух обнаженных тел, скользящих друг на друге. Гейб тяжело дышал, а давление в его члене усиливалось с каждой секундой. Он провел руками по маминой спине вниз и впился пальцами в аккуратную сексуальную задницу Бонни.

– Угу… Боже, как же я люблю свои буфера… раздавленные о грудь моего мальчика,- выдохнула она, лаская шею Габи своим языком.

Гейб был в абсолютной эйфории. Он слышал легкий стук изголовья кровати о стену, когда его мама качалась вверх-вниз. Его молодое тело дрожало от возбуждения.

– Аах!!!- Он мурлыкал.

– Вот так, милый. Ну же.- С любовью произнесла Бонни, чувствуя, как его член раздулся сжатый их животами.

Гейб почувствовал, как открылись шлюзы, и его член начал выплевывать вязкое молоко. Невероятный по силе оргазм затопил его юное тело и сознание.

– УУУНННГГГ!!!!- Он застонал, все еще посасывая соску.

– О, вот и всё, мальчишка. Давай отстреливайся!

Выстрел, еще выстрел, брызги горячими струями безостановочно изливались наружу и этому, казалось, не будет конца. Белые, вязкие потоки спермы просачивались из-под их тел, стекали на кровать, увлажняя матрац, простыню, собираясь на белье маленькими лужицами. Габи отбросил голову на подушку в изнеможении, соска выпала изо рта, а член, зажатый животами, продолжал пульсировать.
-О, Бооооже, мама! – Его голос дрожал от невероятного перевозбуждения, в то время, как Бонни продолжала скользить своим телом, пристально, с любовью глядя на восхищенное лицо сына.
– О, мой малыш! Давай, стравливай все свое давление, до последней капли.- Прошептала женщина ему на ушко.

Когда Гейб, наконец расслабился, Бонни прекратила свои телодвижения и с комфортом осталась лежать на теле сына.

– Эй, щегол, а спорим, я могу сейчас заставить твой пенис стать твердым, как пушечный ствол снова, а затем и кончить еще раз. – Она заговорщицки улыбнулась.

– Прямо сейчас? – Ошалело спросил Габи.

– Ну да.

– Ты шутишь? Я даже не знаю, что тебе и ответить мама. По-моему это было бы уж слишком.- Юноша недоверчиво вздохнул.

– Это, что – вызов? Меня за трепло считаешь, маленький негодник? – Она сказала, поднимая бровь.

– Несомненно – это вызов, почему бы и нет.- Он улыбнулся.- Только вот, как ты это собираешься проделать? По-моему в ближайшие минут пятнадцать ни один способ не сработает.
– Есть способ! Безотказный! Сработает обязательно, миленький.

– Фантазерка.

– Вынуждаешь меня доказать, что я легко это проделаю? Ну, смотри и не говори, что твоя мама врунишка!

Бонни немного подвинулась назад, пока ее разгоряченное тело не соскользнуло с липкого и блестящего члена сына. Она приподнялась с его груди, и Габи с удовольствием наблюдал, как огромные шары грудей заколыхались над ее необъятным животом. Мама выпрямилась над бедрами юноши, опершись на колени. Легко, не смотря на свою беременность, выгнулась назад, протянула руку и взяла в свою маленькую ладошку все еще пульсирующую башню члена. Затем с усилием выгнула упругую мужскую колонну вертикально вверх, поместив его большущую головку у входа в свой широко расколотый, алый каньон, обрамленный набухшими большими, темно красными губками. Женское лоно было необычайно пышным, дородным и выпуклым, истекающим невероятно блестящим, беловатым соком, словно горшочек с медом. Но, не смотря на то, что мамина вагина была распахнута до предела, ее необычайно мясистое, насыщенное кровью ущелье, на фоне гигантской головки сыновнего члена, казалась всего лишь узенькой щелкой едва приоткрытой перед стенобитным тараном.
– Не может быть…! Ты сделаешь это…? – охнул обескураженный парень.
– Я должна выиграть спор любым способом, милый. – И тут Бонни присела, и раздутая головка мальца нырнула в мякоть пышных половых губ. Они легко растянулись вокруг шарообразного набалдашника, пропуская его внутрь влагалища. Сильный жар, мягкость, влага обволокла наконечник мужского копья. Габи чуть не отключился от неземного наслаждения и райского кайфа, он даже не успел в полной мере осмыслить накатившие на него ощущения, как Бонни одним мощным выпадом своей промежности заглотила член, опустив ее задницу до самых его яиц. Мужской орган, казалось, был в один миг погружен в густое, теплое желе женского влагалища, которое сильно растянулось под давлением чудовищной плоти сына. При этом стенки женской утробы не испытывая никакого дискомфорта, даже имели существенный запас прочности! Дева Мария, это было непередаваемо.
– О, Божеееее… Мама!!! – Гейб застонал, когда он почувствовал, как жар ее мягкой печи окружает его орган сочащимся влажным теплом. Его выгнуло дугой, а его эмоции выплеснулись наружу. – Это рай, фантастика… это так охуенно…
Бонни ахнула, ее глаза расширились когда она почувствовала как, стенки влагалища до предела расширяются, растягиваются вокруг толстенного гостя на одиннадцать дюймов. Она ощутила сильный, упругий толчок грибовидной головки сына таранящего ее шейку матки. Из глубины влагалища разлилось сладкое, невероятное ощущение, сначала, по всему животу и бедрам, затем достигло грудей и дошло до трепещущегося сердца.

– Так, ты все еще думаешь, что я не смогу заставить его кончить снова? – Она улыбнулась.

– Не-а. – Гейб храбрился, прекрасно понимая, что уже проиграл.

– Подоприте подушки позади спины. Будет удобнее. – Посоветовала женщина.
Гейб сделал, как она просила. Юноша принял позу – полулежа, упершись спиной в подушки. Это позволило его маме упасть вперед и положить свои сиськи ему на грудь.

– Я докажу, что ты ошибаешься, мистер.- Она усмехнулась, зная, что в этой позе она действительно может легко обрабатывать его член своей пиздой.

Ее тугая задница приподнялась, обнажая на три четверти толстенный столб мужского достоинства и ее соки стали стекать вниз по копью Гейба, затем она внезапно опустилась, проглатывая член снова. Это походило на паровоз, начинающий медленно и постепенно ускорятся так, что в течении нескольких секунд ее пышная задница билась о его яйца.

Это был прекрасный союз. Большая, глубокая истекающая соками беременная пизда, трахала толстенный и длиннющий юный член, который, как оказалось смог полностью, даже с большим запасом заполнить женское лоно. Их гениталии делали непристойные, чавкающие звуки, которые сопровождались смачными шлепками женской задницы.
– И так, мамочка… я достаю до тех мест, где папа никогда не был? – спросил Гэйб.

– Ты на четыре дюйма длиннее его,- Сказала Бонни, немного запыхавшись, продолжая работать попкой, – И ты еще спрашиваешь, маленький гаденыш.

– Я думаю, что он жалеет, что не мог коснуться твоего дна. И я чувствую себя превосходно. – Похвастался сын.

– Может, тебе стоит позвонить ему и сказать, чего он лишился? – Пошутила Бонни.

– Держу пари, я заставлю тебя кончить сильнее, чем мой отец.- Гейб упорствовал.

– Ну, еще десять секунд, милый, и мы это выясним. – Голос Бонни задрожал.
Гейб был, словно, в центре первого ряда на шоу женских оргазмов, любуясь своей красивой матерью. Ее тело внезапно содрогнулось, заставив ее огромные сиськи подпрыгнуть, и тут же ее голова откинулась назад.

– Оооооо, Боооожеее!!!!! – Она застонала. Бонни немного приподнялась, а затем с силой вдавила свои бедра вниз, прижимая его член к своей шейке матки. Ее ляжки, ноги и бедра пришли в движение, словно она помешивала большой ложкой сына в своей женской кастрюле.
– Ооооо, Ооооо, Бляяядь, Габи!!! – Она вопила, орала и ее нежный голос заполнял весь дом. Ее тело окончательно вздрогнуло, Бонни рухнула на сына, а ее задница и не думала прекращать трястись и подпрыгивать.
– Я оказался прав? Я подарил тебе оргазм сильнее, чем смог бы папа?

– Ты еще спрашиваешь, негодник. – Она вздохнула.
– Спорим, я могу сделать это снова. – Габи нагло улыбнулся.
– Тебе легко это говорить, мелкий, я проделала всю работу за тебя. – Ответила Бонни, в то время, как ее голос все еще дрожал от крупных толчков.
– Я понимаю, мам. Но я не это имел ввиду. Я хотел сказать, что могу долго не кончать!

– Хорошо, тогда я предполагаю, что эта ночь будет очень долгой, не так ли? – Она улыбнулась. И тут же с хитринкой добавила. – Не волнуйтесь, сладкий, когда пизда мамочки решит, что тебе пора кончать, ты тоже кончишь. Не имеет значения, в какой позиции ты находишься.
– Как это?

Внезапно, Габриель ощутил, как мамино влагалище, ее упругий и эластичный родовой канал начал изгибаться, сжиматься вокруг его члена, создавая трение, скольжение и тугие изгибы. При этом мамины бедра ни на дюйм не изменили свое положение! Ощущение, что член двигается туда-сюда, были яркими и неподдельными! Его гигантский удав, по новой, начал вспахивать плотное и скользкое влагалище, словно продолжал и дальше трахать свою мать.

– Ооо, Бог моой… мама! – Он стонал.

– Вот так это делается, милый. – Она улыбнулась, расслабляя мускулы своей пизды.

– Это бомба! Охренеть! Ощущения удивительные.- Признался сын.

– Ну, в отличие от некоторых людей, я уже давно этим занимаюсь. Каково это быть в постели с женщиной, которая знает, как заставить тебя извиваться? – Спросила Бонни.
– Обалденно!- Гэйб ответил.

Бонни снова напрягла и изогнула мышцы своей пизды и мягкие, горячие стенки ее влагалище, сжались, туго стискивая его члена.

– О, МАМА! – чуть не задохнулся юноша.

– Хороший ответ.- Она хихикала.

Расслабив пизду, Бонни заметила, что Гэйб уставился на ее груди, которые подпрыгивали над ее животом.

– Большие и мягкие, малыш? – Она спросила.
– Огромные и мягкие. – Гэйб согласился с мамой.
– Хочешь их пососать? – Она поощрительно улыбнулась.

– Твои дойки?

– Нет, мои пальцы на ногах. Конечно, мои груди, дурень. – Передразнила Бонни.

– Хочу! – Он сказал взволнованно.

– Сползай немного вниз. – Она сказала.

Гэйб отрегулировал свою позицию так, чтобы груди Бонни теперь висели прямо над его лицом. Задница Бонни плавно покачивалась, подпрыгивая на огромной свае мужского члена. Плавно и глубоко, без остановки. Гэйб смотрел как, ее свисающая грудь опустилась на его лицо и ее огромный, раздутый сосок погрузился в его открытый рот, и как только его губы закрылись вокруг него, он ощутил, как тело мамы, снова начинало биться в конвульсиях от сильного оргазма.

– О, БОГ, я КОНЧАЮ! – Она завизжала так, что ее лицо превратилось в необычную маску, а мощное влагалище заработало, словно помповый насос рывками выкачивающий жидкость.
Габи на миг вспомнил, как он надувал воздушные шары и представлял, что это мамины сиськи. Мечта сбылась. Настоящие буфера, настоящие соски и ареолы и все это на его лице, во рту, в зубах. Бонни, не смотря на очередной сумасшедший оргазм, ни капли не проявляла усталости. Она была голодной беременной блядью, шлюхой… Она изголодалась по большому юному члену и сейчас наверстывала упущенные мечты и фантазии. Большая семейная кровать тряслась от двух жадных до секса тел. Следующий тридцатиминутный забег и чуть ли не каждые пять минут дикие вопли Бонни, кончающей от монстра скользящего по женскому каналу любви.
Бонни немного приподнялась, и ее груди оторвались от лица сына, и сосок выскочила у него изо рта.

– Эй, грудничок, ты готов кончить? – Ее голос дрожал от продолжительной, неутомимой скачки. Дыхание матери было запыхавшееся и по-другому быть не могло, так как ее задница продолжала вколачиваться, насаживаясь на член парня.
– Как ты узнала, что я уже готов. – Его голос задрожал.

– Мамочки просто знают о таких вещах. – Она улыбнулась.

– Я не хочу, чтобы это заканчивалось. – Он бормотал.

– Не закончиться… у нас вся неделя впереди. – Она сказала, склоняясь против него и смотря в его глаза. – И я, и ты, мой плюшевый мишка, все это время будем трахаться. Как только слово “трахаться”, слетело с ее губ, Бонни напрягла и изогнула мускулы пизды, формируя, подобную тискам, печать вокруг члена своего ребенка.

– О, БОЖЕ! О, МАМА! – Он стонал.

– ДАВАЙ, плюшевый мишка! – Она сказала сладким и одновременно жадным голосом.

Гейб застонал и зарычал, кончая в сильнейшем экстазе, выплескивая из своих яиц самый большой груз спермы, который, когда либо был в его жизни. Горячие, тягучие нити спермы лавовым потоком устремились в пропасть дна большой и глубокой пизды Бонни. Казалось, этому не будет конца, любовная лава заполняла просто бездонную, периодически сжимающуюся утробу маминого влагалища.
Бонни упала ему на грудь, и несколько минут они целовались как любовники, их языки дико переплетались.
– Ну, возможно, это был твой первый раз, когда ты оттрахал женщину, но очевидно, что это не первый раз, когда твой язык оказывается во рту у девушки.- Поддразнила она.

– Ты права, я проделывал это несколько раз.

– Ха, я могу сказать, что ты довольно хорошо обращаешься своей маленькой змеей, своим сладеньким язычком, милый. Надеюсь, что я еще не раз испробую твоего ужика! – Она улыбнулась.
– А как насчет моей большой змеи? Надеюсь, я с ней неплохо управился тоже? – Гэйб улыбнулся.

– Ну, ты заставил меня кричать семь раз. Я почти уверена, что это квалифицируется, как отлично.

– Я был лучше, чем папа?

– Да, мой милый, ты был лучше своего отца. – Она усмехнулась, похлопав его по груди. Бонни сжала его твердый, как кость, член, который все еще оставался внутри ее теплого влагалища. – Милый, у тебя до сих пор стояк!
– Так легко это не исчезнет, мамочка.- Произнес Гэйб.

– Ну, тогда, я думаю, нам придется трахаться, пока он не станет мягким, не так ли? – Спросила она.
– Как бы я ни был возбужден, но это может продлиться до утра, мам. – Гейб улыбнулся.

– Ну, рассмешил, мелкий! Знаешь, я уже большая девочка… и, конечно, могу заниматься этим всю ночь… Сможешь ли ты? – Сказала она, поднимая бровь.

– Всего лишь всю ночь? Ха, я смогу всю неделю.

– Да, но ты уверен, что хочешь провести всю неделю в этой мягкой постели, трахая свою красивую, большегрудую мать? – С вызовом спросила Бонни.
– Без вариантов. – Гэйб улыбнулся.

– Вот, значит, как! Мой маленький бубука желает провести эту неделю – трахая и отсасывая свою похотливую мамочку? – Протянула она сладко и тягуче.

– Ого, мам, это так заводит, когда ты так говоришь.- Сказал Гейб.

– Я знаю, я чувствую, как изгибается твой пенис. Ты знаешь, почему он сгибается, детка?- Сказала Бонни, глядя ему в глаза.

Гэйб кивнул, желая услышать, что его мама скажет.

– Он сгибается, потому, что хочет трахнуть мою пизду. – Ответила Бонни.

Гэйб тяжело вздохнул от того, что головка его члена раздулась от притока большого количеством крови.

– Видишь, сладенький, у тебя большой крепкий подростковый стояк, который готов провести всю неделю внутри мамочки.- Она сказала, слезая с сына, позволяя его члену выскользнуть из ее влажной пизды.
– Спустись вниз и принеси мне телефон. Мы сделаем то, что тебе понравится.
Гейб широко улыбнулся, спрыгивая с кровати, его большой член подпрыгивал вверх и вниз в такт его шагов.

Несколько минут спустя…

– Привет, милый, как твой полет? – Спросила Бонни, прижимая трубку к уху.

Беременная мамочка сидела верхом на сыне, который в свою очередь сидел на мягком стуле посреди спальни. Ее сиськи и массивные соски были зажаты между ними, а длинные ноги Бонни обвились вокруг его талии, ее пятки покоились на краю стула позади Гейба. Бонни слегка трусило от чувства толстого и длиннющего стояка, который зарылся в самую матку и, казалось, доставал до самого сердца. Член Гейба, все его одиннадцать дюймов(27,5см) без остатка погрузился по самые яйца в теплый родовой туннель мамы. Его выпуклая, с увесистое яблоко, головка члена погрузилась прямо в мягкий, уже слегка приоткрытый зев шейки матки. Голова Габи лежала на мягких сиськах его мамы, когда он почувствовал, как ее хлюпающее от женских соков влагалища, ее медовый горшочек наслаждения, стал сжиматься, явно пытаясь его членом, словно большой палкой, помешивать внутреннюю мягкую плоть своего же горшочка с медом.
– Как тебе номер в отеле, как поселился?- Спросила она.

Пока муж Бонни Мэтт отвечал, Бонни оторвала лицо сына от своих сисек и они начали нежно целоваться.

– Прекрасно, дорогой. Хочешь поздороваться с Гейбом, он здесь.- Она сказала. – Постой, я включу громкую связь.
Бонни включила громкую связь и положила телефон рядом с ними.

– Привет, пап.- Сказал Гейб с усмешкой, в то время как его мама начала лизать и сосать его шею.

– Эй, здоровяк, что делаешь? – Спросил отец.
– Ничего особенного, так болтаю с мамой. – Ответил Габи, чувствуя, как мамина пизда мягкими жерновами перемалывает его член.

– Спасибо, что присмотришь за мамой на этой неделе. Это много значит.- Сказал Мэтт.

– Не волнуйся, папа, на этой неделе я позабочусь о маме и ребенке. – Сказал Гейб, и его голос немного вздрогнул.

– Угу.- Бонни томно пропела фразу, впиваясь языком в шею сына.

Гейб вздохнул, почувствовав, как кончик его члена очередной раз уперся в самое дно материнского лона.
– Ты в порядке сынок? – Спросил Мэтт.

Бонни и ее сын начали жадно целоваться, их языки переплетались.
– Э-эй, есть кто? – Забеспокоился Мэтт.

– Мы здесь, милый.- Сказала Бонни между поцелуями.

– Вы, ребята, в середине просмотра хорошего телешоу или что-то в этом роде? Вы кажетесь немного отвлеченными.

Гейб и Бонни захихикали, озорно глядя друг на друга.

– Я думаю, Гейб просто наслаждается безраздельным вниманием своей матери нынешним вечером. – Она улыбнулась.

– Эй, сынок, ты просто не позволяй маме делать ничего тяжелого. Она должна проводить больше времени лежа на спине. – поучал папа.
– Не волнуйся, пап, у меня такое чувство, что мама большую часть времени проведет на спине, расслабив бедра и ноги, причем, желательно их пошире раскинуть в стороны и немного приподнять, – Гейб усмехнулся. – Так советую врачи.
– И пока я буду лежать на спине, дорогой, я уверена, что мой ребенок будет заботиться обо всех нуждах своей матери.- Бонни улыбнулась, глядя в глаза сына. Затем наклонилась и продолжила целоваться со своим ребенком. Их языки дико танцевали вместе.
– Я знал, что могу рассчитывать на тебя, сынок. Если у мамы начнутся схватки, первым делом позвони мне, ладно? – попросил он.

Гейб и его мама теперь были горячими и отяжелевшими. Бедра Бонни скользили вверх и вниз, заставляя член Гейба биться о дно ее горшочка с медом. Гейб попытался прервать поцелуй, чтобы ответить отцу, но Бонни не позволила.

– Ха-мм.- Она промурлыкала, обвивая его своими длинными розовыми ножками.

– Гэйб? Эй, кто-нибудь? – позвал Мэтт.

Переполненная порочной кровосмесительной похотью, Бонни не могла оторваться от своего ребенка. Ее гладкие стройные бедра дико скользили вверх-вниз, а ее ненасытное лоно с чавкающим звуком жадно поглощало молодой член сына.

– Ээээй? – заволновался Мэтт.

Не нарушая своего влажного, извивающегося языком веселья, похотливая мать потянулась и выключила телефон, оборвав связь с мужем.

Примерно через десять секунд зазвонил телефон, но тело Бонни дрожало от оргазма, поэтому она просто позволила ему звонить.

– О, БОЖЕ, Я КОНЧАЮ, КАААЙФ!- Воскликнула Бонни.
Габи с гордостью улыбнулся, почувствовав, как его красивая мама дико кончает на его большом члене.

– О, черт, как же я люблю этот член!- Сказала она между поцелуями.

– Тебе понравился телефонный разговор? – Она спросила.

– Это было клево. – Выдохнул сын, в то время как телефон продолжал звонить на заднем плане.

– Извини, дорогой, не могу ответить на звонок. Я слишком занята заботой о своем мальчике. Ведь у него просто гигантский член.- Сказала она игриво, ее задница ритмично шлепалась по яйцам Гейба.

ТФФРУП!! ТФФРУП! ТФФРУП! ТФФРУП! ТФФРУП! ТФФРУП!

– Думаешь, он будет волноваться? – Спросил Гейб.

– У меня внутри одиннадцатидюймовый пенис. Неужели ты думаешь, что я могу на что-то отвлекаться? – Бонни захихикала, ее глаза были дикими от похоти.

– Ничего себе, с таким стояком и с тобой на нем я мог бы сидеть так весь день.- Сказал Гейб.

– Хорошо, утром я отсосу тебе, затем мы включим тихую музыку, и я проведу остаток дня, прыгая у тебя на коленях. Похоже на свидание?- Спросила она.

– О да. – Гейб вздохнул.

– А сейчас я хочу, чтобы мой медвежонок следовал папиным приказам и уложил меня на спину. А потом, когда я лягу на спину, ты пригвоздишь меня к матрасу своим кожаным копьем. – Она выпалила, не на шутку расшалившись.

– Да, мэм.- Сказал Гейб.
Гейб схватил маму за мясистые ягодицы и встал. Бонни издала удивленный испуганный крик, обхватывая его шею руками.

– О, Боже, мой малыш настоящий жеребец.- Сказала она, глядя ему в глаза, когда он нес ее к кровати.

– Прямо на краю, сахарный медвежонок.- Она направила его.

Гейб мягко опустил маму на пол, так что ее задница оказалась прямо на краю кровати, а он все еще стоял на полу. Она раскинула ноги широко в родильное положение, при этом член Гейба все еще был погружен во влажную, хлюпающую мякоть ее пизды.

– Вот так, детка. Длинные жесткие удары, ну же.

Гейб двигал членом туда-сюда, туда-сюда, словно огромной и тяжеленной стальной болванкой попадая в истинный, волшебный ритм стонов распаленной похотью женщины. Он зачарованно наблюдал, как огромные, наполненные молоком груди Бонни перекатывались из стороны в стороны. Даже ее огромный беременный шар живота, казалось, колыхался вверх и вниз, словно, тяжело дышащая высокая гора. И все это от силы его толчков.

-Ах да, да, мой малыш.- Пропела она, почувствовав, как шарообразный наконечник его тарана тугими, упругими ударами долбит ее в шейку матки.

Гейб посмотрел вниз и был поражен видом растянувшегося влагалища матери. Аккуратно выбритый крутой лобок нависал над клитором размером с морскую жемчужину. Ее большие мясистые половые губы были растянуты вокруг его стержня.

– Сильнее! – Бонни скулила в ожидании очередного оргазма.

Гейб отдал своей маме все, что у него было, трахая ее зрелую пизду глубокими, сильными ударами.
Спина Бонни внезапно выгнулась над матрасом, ее лицо слегка исказилось. Глаза Гейба расширились, когда он увидел, как вздулся ее огромный живот.

– Срань господня.- Пробормотал он, продолжая долбить женщину.

– УУУУГГГГНННННХХХ!!!! выдохнула Бонни.

– УУУУУГГГГННННННХХХХХ!!!! Она продолжала дрожать всем телом.

Бонни в экстазе задрала ноги, так высоко, что сама не удержалась и рухнула на спину, а стройные ножки поднялись на уровень лица сына. Гейб заметил, что у мамы маленькие пальчики на ногах. И невероятно сексуальные ноги.

– О Боже, я хочу, чтобы ты был всегда со мной. – Бонни заскулила, схватив Гейба за руку и потянув его на кровать.

Передвинувшись на середину кровати, она обхватила Гейба длинными ногами и притянула его к себе. Гейб почувствовал, как между ними расплющилась плоть ее беременного живота, а Габи теперь не сдерживал свой вес и теперь лежал, прижавшись к матери.

– О, детка, трахни меня жестко!- Прошипела она.

Как и было приказано, Гейб начал трахать вгоняя член, как можно глубже, его задница поднималась и опускалась, в то время, как мама целовала и облизывала его шею.

– О да, именно так. Накорми мою ненасытную, большую пизду.- молила она.
Яйца Гейба были подобны дверному молотку, ударяя по маслянистой заднице Бонни. Бонни уперлась пятками в его ягодицы, притягивая его глубже. Она хотела чувствовать, как его раздутая с куриное яйцо головка таранит ее шейку матки при каждом движении вниз.

– Ты молодец, малыш. Так хорошо заботишься о маминой киске. – Она тяжело дышала.

Пальцы Гейба погрузились в большие потные груди Бонни, наслаждаясь их губчатой мягкостью. Никогда за миллион лет он не думал, что когда-нибудь обхватит грудь собственной мамы.
Со скоростью примерно один удар в секунду Гейб вошел в хороший десятиминутный ритм. Было так приятно прижиматься к чувственному телу матери. Ее руки обвились вокруг него, и хотя он, казалось, не нуждался в какой либо помощи, как хорошая мать, она помогала ему, подкидывая бедра ему навстречу.

-О, у тебя такой хороший сильный стояк, настоящий зверь! Мой малыш! – Она пропела.

– Угу.
– Он будет таким же твердым всю неделю, не так ли медведь-грудничок? – Она спросила милым голоском.

– Ох, да. – Он вздыхал, ощущая скольжение оголенной головки вверх и вниз по бархатному туннелю влагалища.

– Совершенно верно. Мы будем держать его красивым и жестким, чтобы мама могла сосать его…, трахать… и обернуть его большими мягкими сиськами вокруг него.- Обещала Бонни.
-Ты чувствуешь это, милый? Ты чувствуешь, как начинает подрагивать мамина пизда? – Бонни застонала.

-Да.

– Это значит, что ты собираешься заставить меня обкончаться. – Она заскулила.

– О да.- Гейб, немного ускорил толчки.

– Ох! Блядь, Ох бляяяядь! Ооо, сыыын! Бооожееее!!!!!- Воскликнула Бонни, откидывая голову назад.

Гейб улыбнулся и продолжал долбить маму своим чудовищным членом. Ему нравилось, как она извивается под ним, как ее трусит и подкидывает… Бонни, словно дикая кошка, продолжая кончать и кончать в течение двух минут. Она была в абсолютной эйфории. На кровати лежала красивая беременная женщина средних лет в расцвете сил с членом мечты внутри ее чрева.

– Он как кролик энерджайзер, и мне это чертовски нравится.- Подумала она.
Прошло еще десять минут, с их подпрыгивающих тел капал пот, бедра мальчишки без остановки долбили мать – эту роскошную женщину.

– Ты хочешь, чтобы я кончил, мам?- Спросил Гейб.

– Тебе это нужно, сладкий?- Спросила она.

– Нет мам.

– Тогда не надо. Подними мои ноги назад, повыше.- Выдохнула она.

Гейб прижал ноги Бонни к ее груди. Это позволило его стояку войти немного глубже. Ствол его члена изогнулся, и шарообразный наконечник нырнула вверх, глубже, раздвигая головкой устье шейки матки, проваливаясь за грань дозволенного и возможного.

– Папа никогда не трахал тебя так долго.- Гордо сказал Гейб.

– Большинство мужчин не могут продержаться и четверть так долго, как ты, медвежонок. Я думаю, что твоя мамочка, наконец, встретила свою мечту!- Сказала Бонни.

Пружины кровати скулили и скрипели, а их тела подпрыгивали еще десять минут, прежде чем Бонни снова закричала. Гейб трахал свою маму больше часа с момента своего последнего оргазма, и теперь он мог получить сильнейший оргазм.

– Ох, мама, я кончаю. – Он закричал.

– Ох, дорогой, еби меня, сильнее!!! – Завопила Бонни.

Гейб трахал красавицу мать остервенело. Его член превратился в скоростное размытое пятно, а его бедра могли сравниться по силе и скорости с отбойным молотком. Он вколачивал свой член в мокрую, хлюпающую пизду Бонни изо всех сил, что еще у него оставались.

– О, Боже, мама! МАМА!!! – Он закричал, когда его пенис начал неконтролируемо дергаться, как дикий жеребец.
– Ох, вот так, малыш… воткни его поглубже в пизду! – проворковала женщина, подкидывая бедра вверх, заталкивая член обратно поглубже.

Бонни чувствовала, как горячие, густые нити спермы ее юного мальчика, плещутся, заливая вход в ее матку. Казалось, этому не будет конца, пока ее сын не замер, останавливая движение бедер, тяжело навалившись всем своим телом на ее беременную плоть. Бонни запустила свои пальцы в непослушные, растрепанные волосы сына, с нежностью удерживая его тело на своих мягких, дородных выпуклостях.

– Мой маленький плюшевый мишка. – Мягко прошептала она.

(Всего 512 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

20 комментария к “Плюшевый мишка (перевод)”

    1. Это один из моих любимых авторов. Пришлось увеличить описательные действия и переработать диалоги. В целом сюжет я не трогал, так как он вполне и даже очень заборист. А вот сухостью и бедностью английского языка довелось заняться. Возможно, я не прав и пристрастен к языку, и все дело в любителях писателях, как и мы все. Ведь сложный литературный текст я бы точно не потянул!

      1
      1. Тема конечно весьма необычная, но острые углы обошли Вы. Прямой перевод сразу не подходит, было бы суховато. В общем очень неплохо. Я бы побоялся такое писать. Тема всё же трудная!
        Жду когда до Вас доберётся наша красавица Алина, интересно что она напишет.
        А продолжение будет?

        0
        1. Рассказ у автора разовый. Если писать, то только уже самому. Наметок о дальнейших приключениях героев не задумывал, но сама тема действительно очень редкая. Встречал у англоязычных авторов не более четырех или пяти раз. И в основном сыновья предлагали помощь в продолжении рода, но не так, как в данном случае.

          1
          1. Уважаемый коллега, я читал, что после войны с мужчинами была сильная “напряженка”, поэтому женщины спали со своими сыновьями и даже рожали от них. Вроде как один раз можно. Но только один!

            И даже было нечто вроде многоженства, когда мужчина жил с двумя молодыми (или даже юными) дамами. Прочитав воспоминания одного ветерана, где косвенно писалось и такое, я и рассказ написал “После войны. Воспоминания бюоевого деда”. Судя по тому, что не сильно ругали, а на этом сайте грамотные коллеги все, значит так и было. Тот ветеран написал, что “многие женщины сами просились в жёны или в любовницы”.

            Но здесь мирное время, а вот иногда возникают страсти внутрисемейные. Рассказ конечно получился крутой! А фото!

            0
      2. “Пришлось увеличить описательные действия”

        Может, объясните, ЧТО это такое увеличить описательные действия? И как понять вашу фразу: “рассказ у автора разовый”.

        1

        1. Рассказ не имеет продолжения у автора, хотя многие произведения в его творчестве тянуться на многие главы, выходящие с некоторой периодичностью. Эротические сцены мною были увеличены в объеме, добавлены более полные и откровенные описания. Диалоги доработаны и пополнены провокационными фразами, но в меньшей степени, так как сам автор в этом неплох. Пришлось массово убирать фразы: он сказал, она сказала и прочее, английский язык в данной теме (эротика), просто загажен этими штампами или у них так принято. В русском это звучит ужасно. Вот, как-то так. В результате изначальный объем рассказа после обработки увеличился процентов на 20-25.

          0
  1. Я поставил 9 И вот теперь собираюсь соответственно описать почему я это сделал…Вчера читал сей рассказ. Читал долго и вдумчиво время от времени отходя по своим неотложным делам, возвращался и читал…Сегодня же решил подойти к оценке что называется с кнутом и пряником…Начну с “пряника” Написано-переведено и адаптировано уважаемым автором что называется ВКУСНО это плюс и мне честно понравилось ( Давно свербит на языке попросить нашего Уважаемого Админа ввести ДВЕ оценки: Так сказать добавить оценку самой идеи и сюжета) А дальше Автор я достаю “кнут” Вы переводчик и адаптер под русскоговорящего читателя (Это по всей видимости наш великий и могучий МАТ Признаю к нему у меня ВООБЩЕ нет претензий Крепкое слово и кошке необходимо) Тот кто писал этот рассказ слизывал его с порно ролика При чем слизывал и тоже адаптировал Читаю и не смотря на картинку понимаю что за каждым словом “мама- афроамериканка” (видел подобный сюжет) Начну с самого слабого звена -это папа Человек который по все видимости вообще персонаж номинальный ОГРОМНАЯ разность величин члена тому доказательство (мама сама обмолвилась что де перепробовала великое множество Сынок явно от кого-то из них Ибо папа разговаривая по телефону не может даже понять что происходит на другом конце связи…ВЫ занимаетесь любовью и при этом говорите Хотя бы на миг представьте какие при этом звуки должен слышать муж который прожил с супругой не меньше 20ти лет (сынишка “подросток” -18ть лет) Моя мугыкнет и ли ойкнет еле еле А я уже знаю что или поранилась или ударилась А тут супругу прут как отбойным молотком А муж вы там типа сериал смотрите….Теперь начнем с самого начала Аэропорт – беременная мамка (я так понимаю неделя полторы от силы до родов ТОЛЬКО в порно роликах и в жизни не совсем нормальные беременные мамаши ходят на высоких каблуках неся перед собой невероятный груз как то груди- наливные танкеры пятого размера и огромный ТЯЖЕЛЫЙ шар живота Обычно женщины придерживаю рукой поясницу сзади для равновесия и чтобы облегчить ту тяжесть что находится впереди. Теперь еще один момент…Мне всегда нравилось само понятие и действие секс с женщиной во время беременности Это очень нежный и осторожный половой момент В этом же рассказе У мамки напрочь отсутствует материнский инстинкт. Да любая женщина порвет партнера если он вздумает причинить ей “не слыханное наслаждение” долбя ее и в хвост и в гриву что называется Про то что он “девственник” кончает раз в один час НО при этом заводится на щелчок лишь мельком узрев мамкины прелести …ВСЁ надоело махать “кнутом – теперь печенька ))) Повторюсь описано ВКУСНЕНЬКО заводит Но ежели вы адаптируете смотрите и на реальные моменты

    4
    1. Андре, просто потрясающе! Такой великолепный комментарий и отличный аналитический обзор самого рассказа. И вот этот момент интересный – две оценки! Согласен! Но пока может рановато, нашему Админу и так работы хватает и ещё конкурс на носу. Но сама мысль здравая

      0
      1. Да нет тут ничего потрясающего Алекс Автор подал сей рассказ как перевел как его отредактировал и признаю получилось возбуждающе ВсЁ повествование протекает весьма и весьма гладко и приятночитабельно Вот за это “9” баллов Это труд нашего коллеги И я это уважаю А вот все что находится на грани правда вымесел и порноиндустрия тут на лицо РОЛИК Нагло слизанный ролик отличие лишь там не сын а что-то вроде сынишка соседки Правда там такой себе “недоросль что и пятерых теток в угол загонит своим поршнем Хотите скажу что на самом деле ЭТО скорее для дрочеров Уж не ругайте за прямоту Ну а если сюда наши метры докинут понятие инцест и как всегда сын имеет свою мамку Хотя по смыслу все до наоборот То раскатают эту избушку по брЁвнышку ВОТ что я думаю про сам рассказ написанный реальным автором а не уже обработанным уважаемым коллегой ULISSS

        0
    2. Согласен с каждым кнутом! Сам иногда удивлялся действиям героев, но ломать сюжет автора на столько сильно я не решился. А вот на счёт афроамериканки и ролика, который есть… Это меня удивило и заинтересовало! Вот же ж плагиатим сценки и сюжеты! Если вспомните ролик, дайте знать, буду благодарен.

      1
      1. Хех Вспомнить где его видел Это проблемно Потому как это еще на старом компе который вышел из строя И все сноски и истории канули в лету Но задайтесь вопросом Беременные мамки или что-то такое Я говорю очень похожий сюжет А не точно такой же НО слизанный это точно Там маман на каблуках с соседским пареньком с внушительным агрегатом развлекается И там так же отсутствует какая бы то ни была осторожность во время акта

        0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг