Skip to main content

Под парусами в Эдем. Часть 1. Анапа

В основу данного произведения положено автобиографическое начало. Другими словами, все события, за исключением нескольких сцен откровенного характера, происходили в действительности,  и все персонажи — абсолютно реальные люди. Как возник замысел  этого путевого очерка? Чтобы ответить на этот вопрос, хочу сначала поведать о том, как вообще получилось, что я оказалась на борту яхты, отправляющейся в морское путешествие.

Всё началось с общения  и дружбы с Кристианом  Лагардом, которого все знают как автора “Флибустьера”. Знакомство с этим замечательным произведением и его автором разбудило во мне детскую мечту, овеянную романтикой книг про пиратов, — увидеть  своими глазами море, почувствовать под собой палубу настоящего корабля, вдохнуть воздух морских просторов. Кристиан  почувствовал  мой порыв и интерес к морю, а я прониклась симпатией к человеку, которого  стала считать  новым Рафаэлем Сабатини.

И вот мой коллега  однажды дерзнул пригласить меня совершить круиз в компании его   близких друзей, а я дерзнула согласиться.  Были страхи  и сомнения,  которые быстро развеялись, едва я ступила на борт яхты. Оставалось  лишь интригующее  ожидание  того, что ждет   за горизонтом. Ну, а впечатления были такие, что я сразу  поняла — нужно всё запечатлевать и на фото, и в текстовом формате, чтобы не просто запомнить события, но и заново пережить их,  потом, когда  серая  повседневность вступит в свои права.  Я предлагаю читателям  пережить эти сказочные, яркие события вместе со мной, окунуться в романтику настоящих морских приключений.

 

Ну и день сегодня! Казалось бы, сплошной восторг и упоение — где-то там, на Чёрном море, в далёком новороссийском порту меня ждёт яхта, на которой я отправляюсь в своё первое настоящее морское путешествие. То ли от предчувствия чего-то сказочного, необычного, то ли от ощущения новизны происходящего, но пока выходила из дома, ехала на такси до аэропорта, расположенного в 35 километрах от города, сердце с болезненной сладостью стучало под самым горлом, как пневматический молоток в руках дорожного рабочего.

Несмотря на кажущуюся уверенность в себе, я всё же испытывала волнение и немного страха. Естественно, я не давала подспудным чувствам выскочить наружу, держала в себе.

В самый последний момент, когда впереди уже показалось громада аэровокзала, сомнения едва не взяли верх над соблазном. И в самом деле, пускаться в заграничное плавание с незнакомыми людьми — на это мало кто решится. Несколько телефонных разговоров с человеком, которого я знала только в формате виртуального общения, потом совместный вечер в уютном ирландском пабе, милая задушевная беседа — ну и что из того? Правда, знакомство это до сих пор вызывало щемящее чувство в груди, стоило мне о нём вспомнить. Но, с другой стороны, разве можно узнать человека в ходе одной-единственной встречи? Тем более мне уже много раз приходилось убеждаться: пытаться понять, что в голове у представителей мужского пола, бесполезно, там сам чёрт ногу сломит. А вдруг он хорошо маскируется, а на самом деле какой-нибудь маньяк или извращенец?

Конечно, за то недолгое время, пока я работала журналисткой, я немного научилась разбираться в людях, понимать, что ими движет в жизни. Профессия трудная, но такая интересная. Под её влиянием я сильно изменилась: избавилась от детских комплексов, стала принимать всех такими, какие они есть, постоянно укрепляла свою внутреннюю силу и твердость, что помогало мне не падать духом в сложным ситуациях, не бояться допускать ситуации проб и ошибок.

Да и острее стала интуиция, и смотреть на жизнь научилась не бытово, а иначе. И всё же где-то на периферии сознания витали смутные подозрения — а что если мои профессиональные навыки меня подводят, вдруг я ошиблась и меня ждут большущие проблемосины, о которых даже страшно подумать? Ну, типа, отправят в закрытый турецкий бордель, сделают секс-рабыней какого-нибудь старого извращенца или, хуже того, разберут на органы. Да и мамка подлила масло, отреагировав, как положено всем матерям, когда их дочерям приходит в голову сумасбродная идея: «Ты что, рехнулась?! Совсем спятила! Какой еще круиз?! Чем тебе здесь плохо? Всю жизнь ходила загорать на набережную, а тут приспичило — Мальта, Кипр. И с кем, ты хоть подумала?! С какими-то проходимцами! Никуда ты не поедешь!» Мама не спрашивала, не советовала. Она диктовала условия задачи. Я, конечно, пока не кончился запал, выдала ей в ответ тираду, смысл которой заключался в том, что я взрослый человек и сама решу, как проведу свой отпуск. Так-то я спокойная и ненавижу выяснять отношения. И вдруг меня вынудили кричать, доказывать, бунтовать. А в глубине души болезненно пульсировала тревога. Ведь мама могла быть права…

Ничего себе, хорошо начинается поездочка! Надо срочно выкинуть из головы эту чушь, иначе всё будет испорчено. Вместо спокойного полета моя голова будет занята подозрениями, переживаниями и ещё бог знает какой ерундой.

Как могла я себя успокаивала и в конце концов решила: «Кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Будь что будет. Разберусь с проблемами по мере их поступления… Во всяком случае, я уже не маленькая». Тем более, прежде чем решиться на эту авантюру, я по своим каналам (хе-хе, не скажу каким), навела необходимые справки о Константине, том самом, кто предложил мне вырваться из круга обыденности, рутины, серой повседневности и окунуться в настоящую экзотику!

Вообще, с первого мига нашей встречи, Константин покорил меня презентабельной, внушающей доверие наружностью благополучного делового человека. Безупречный внешний вид и степенные манеры создавали ему имидж самого что ни на есть благонадежного человека. Всё в нем было честь по чести, каждый предмет аккуратно разложен по полочкам мужской красоты. К тому же является совладельцем одной из московских компаний, работающих в сфере IT-технологий. Ни разу не привлекался, не имел трений с законом. И вообще весь такой улыбчивый, мягкий, покладистый и одновременно твёрдый, как сталь. Двойственность его натуры завораживала, привлекала, заколдовывала. Мысленно я даже возвела его в разряд чуда под восьмым номером, ведь совершенного мужчину можно спокойно приравнять к уникальному творению. А Константин мне показался самым совершенным и гармоничным мужчиной на всём белом свете. Нет, такой человек просто не мог быть моральным уродом, готовым поживиться на всём, из чего или кого можно извлечь выгоду.

Как-то сразу успокоившись и повеселев, я заключила: «Нужно чувствовать себя счастливой здесь и сейчас, а не только мечтать о прекрасной жизни. Воспринимать жизнь, как самое прекрасное, что только можно придумать! Стремиться к неопознанным, к непокорённым вершинам жизненных дорог! А ещё увидеть своими глазами то, о чем до сих пор я только знала по передачам о путешествиях. Вот уж где настоящий материал для постоянно ищущей себя творческой личности!»

До этого момента у меня была простая и незамысловатая жизнь — работа, дом, ненавязчивый досуг. А где-то рядом бурлила и пенилась яркая реальность. Кто-то взлетал в поднебесье, становясь за секунду героем и памятником одновременно, и у него вырастали крылья, как у ангела. Кто-то, наоборот, падал в пропасть.

Конечно, можно распорядиться своей жизнью по-разному, к примеру, пойти в театр или на дискотеку, проболтать по телефону или просидеть допоздна в прокуренном кафе. А ещё можно поваляться на диване и поразмышлять о жизни, пересматривая прошлое, планируя будущее, незаметно для себя поднимая планку своих желаний на недосягаемую высоту. Такое со мной случалось достаточно часто. Уютно, тепло, комфортно, мечты светлые и чистые, но какие-то уж очень отдаленные, не реальные.

И вдруг такое — перспектива оказаться в настоящем средиземноморском Эдеме!

«Оковы тяжкие падут, темницы рухнут и свобода…».

Да, свободу в данный момент я ощущала полностью. В качестве сравнения вспомнилась старая, добрая мелодрама «Сбежавшая невеста». Конечно, если отбросить детали: сбегала я не из-под венца, а всего-навсего от повседневной рутины. Но облегчение было похожим. Потому как: вольному воля! Вот только к ощущению свободы добавлялся привкус тревоги и неуверенности.

Атмосфера Курумоча — родного самарского аэропорта, волнующая и многообещающая, огромное, уходящее к горизонту взлётное поле, интерьер самолёта — бело-синего аэробуса А320 с трёхцветными бумерангами «Уральских авиалиний», — приветливая девушка – стюардесса, с улыбкой говорящая всем: «Добро пожаловать на борт», — всё это казалось мне не менее интересным и волнующим, чем сама поездка.

Самолёт был заполнен отдыхающими, которые гнались за ласковым южным солнцем, и большинство из пассажиров были одеты в легкие брюки, шорты и пёстрые футболки.

Неожиданно для себя в разноцветной толпе я заметила знакомое лицо и в голове, словно молния, вспыхнуло: «Гордеев!» Вот уж кого я хотела видеть в качестве попутчика меньше всего. Этого прыщавого, надутого, спесивого индюка, бюрократа до мозга костей, на дух не переваривающего моих коллег-журналистов, которые, по его мнению, сродни кровососам. Он терпеть не мог, когда его доставали вопросами. Раскрутить его на интервью было также сложно, как вымолить дождь в центре Сахары. Только и знал, что скалиться, масляно прищуривая узкие глазки, отнекиваться, ссылаясь на занятость и прятаться от белого света за неприступной дубовой дверью. Первой линией его обороны, естественно, была секретутка, такая же бездушная, как и дверь её начальника.

«Блин, блин, блин», — мысленно запричитала я, вздрогнув от мысли, что его прыщавая физиономия будет рядом, в соседнем кресле. И надо было судьбе запихнуть нас на один и тот же рейс!

Эта мысль привела меня в состояние полной прострации, и некоторое время я тупо глядела перед собой, застыв на месте. Меня толкали со всех сторон. Толпа была неделима на людей, — словно мутный поток, — но я вовремя спохватилась, опустила на глаза солнцезащитные очки, которые были подняты на макушку, словно забрало шлема, и, по примеру других пассажиров, занялась поиском своего кресла. Краем глаза успела заметить, что Гордеев сел далеко впереди меня, в соседнем ряду. Уф, пронесло. Кто угодно пусть будет рядом, только не этот кабаняра.

В салоне авиалайнера мне досталось место у окна. Может быть те, кто летает часто, воспринимают полёты как нечто вроде поездки на автобусе, но я путешествовала по воздуху всего второй раз в жизни, и для меня это было отдельным приключением. До тех пор, пока не заработали двигатели, я уговаривала себя: «И ничего нет страшного, всё нормуль…»

Самолёт замер в начале полосы, ожидая разрешения на взлёт, стюардессы, улыбаясь, скороговоркой знакомили пассажиров с правилами поведения в экстремальных ситуациях.

И вот, натужно загудев, завибрировав всеми фибрами своей железной души, лайнер медленно, как-то тяжело, покатился вперед, едва ощутимо подрагивая на стыках бетонных плит. Казалось, что от движения он просыпается, наливается силой, буквально на глазах превращаясь из неуклюжего стального исполина в стремительный метеорит. Скорость нарастала. Сила инерции вдавила пассажиров в кресла и, последний раз подпрыгнув на взлётной полосе, машина оторвалась от земли.

Сердце подкатило к горлу, мешая дышать. Вот блин, не хватало только поддаться панической атаке и причинить какие-нибудь неудобства остальным пассажирам… Но стук сердца становился всё лихорадочнее, всё громче. Легкие едва не взорвались, когда я постаралась спокойно вдохнуть. Шум крови в ушах словно пытался заглушить рёв двигателей. Прикрыв глаза, снова вздохнула, вдавив пальцы до упора в подлокотники кресла. Мимоходом заметила: хорошо, что ногти подпилила совсем коротко, иначе обязательно поломала бы.

В этот момент всплыли в памяти сюжеты из телевизионных новостей о катастрофах, сколько разбивается самолётов, сколько жертв и что этим людям ни чем уже нельзя помочь. Я где-то слышала, что во время крушения самолёта пассажиры гибнут в течение двух минут. Не мучаются. Я прижалась затылком к спинке кресла, закрыла глаза и попыталась вызвать в памяти утешительную статистику — факты и цифры, доказывающие, что авиалайнеры всё-таки чаще долетают, чем не долетают до места назначения. Попыталась убедить себя, что, с точки зрения физики, нет ничего невероятного в том, что продолговатая железная штука с крыльями отлично держится в воздухе на расстоянии десяти тысяч метров от земли.

Ассоциативно перед глазами всплыл образ логотипа «Уральских авиалиний», чей самолет нёс меня Анапу. Ах да, конечно, бумеранг — символ возвращения! Так компания визуально показывала, что её самолёты всегда возвращаются в аэропорт вылета. Количество взлётов равно количеству посадок. Что ж, отрадно и утешительно. В самом деле, хватит паниковать. Люди спокойненько едут к морю, отдохнуть, покупаться, полежать под ласковым южным солнышком. Даже этот кабаняра Гордеев выполз из своей дубовой берлоги, взял отпуск. У каждого из них свои планы на отпуск, и, наверняка. планы вполне радужные, а я, как дурочка, накручиваю себя. Чтобы  как-то себя успокоить, стала думать о прекрасных островах, бескрайних морских просторах и, кажется, это помогло.

Между тем самолёт набрал приличную высоту, пилот сообщил пассажирам о температуре воздуха за бортом и о высоте, которая будет ими достигнута во время полёта.

За иллюминаторами проплывали перистые облака, такие странные сверху, как будто небо вдруг перевернулось и оказалось под ногами, Самара, прорезанная голубой лентой Волги, великолепным узором постепенно исчезла где-то вдали, самолёт гудел ровно и спокойно, без надрыва, как бы уверяя пассажиров в своей надёжности.

Я надела наушники и погрузилась в музыку, словно сбегая от собственных размышлений. Мурлыкала под нос, вроде подпевая, и не позволяя себе задуматься. Но, на самом деле, у меня это плохо получалось. То закрывая глаза, то посматривая на ковер из пушистых облаков, проплывающих за бортом, я продолжала размышлять о предстоящем путешествии и в который раз перед внутренним взором проплывало безмятежное лицо Константина. Я пыталась найти разгадку сложного ребуса. Через какие испытания должен был пройти человек, чтобы научиться сохранять ледяное самообладание в любой ситуации при интенсивном внутреннем горении? Сложный ребус так и остался неразгаданным. Видимо, я была еще слишком молода для решения житейских загадок.

Оказалось, лететь до Анапы всего ничего — лайнер поднялся в воздух, набрал высоту, пассажиры отстегнули ремни, кто-то попил-поел, сходил в туалет, и вот пожалуйста — каких-то два с небольшим часа и снова «пристегните ремни, самолёт начинает снижение». Полёт прошел тихо и мирно — никто не спорил, не пререкался, не повышал голос. Я даже на какое-то время забыла о Гордееве. Не видела и не слышала его. Спал всю дорогу, наверное, кабанчик, по привычке, сложив руки на, внушительного вида, брюшке. В общем, перелёт показался быстрым и не утомительным.

Наконец, самолёт коснулся колесами шасси бетона посадочной полосы и сразу, потеряв всю свою легкость и быстроту, тяжело и медленно покатил по земле. В иллюминаторе промелькнуло стеклянное, цвета морской волны, здание аэровокзала. Цвет конструкции, как я поняла, связан с нахождением города на морском побережье. Нежный голос стюардессы возвестил:

— Уважаемые пассажиры, наш лайнер совершил посадку в аэропорту города Анапа. Просьба оставаться на своих местах до полной остановки и подачи трапа. Температура воздуха за бортом плюс 32 градуса Цельсия, местное время 16 часов 15 минут. Не забывайте свои вещи в салоне самолёта. Командир корабля и экипаж прощаются с вами. Благодарим вас за выбор нашей авиакомпании.

Самолёт наконец замер на месте, к его люку подкатили трап. Пассажиры дружно встали и направились к выходу.

Анапа встретила меня по-летнему ярким ослепительным солнцем. Я жмурилась, несмотря на солнцезащитные очки, глубоко дышала вкусным воздухом, наполненным незнакомыми запахами. Меня немного шатало, кружилась голова, звенело в ушах. Но я держалась молодцом. Даже улыбалась. Всё-таки я смогла! Преодолела свои страхи, сомнения. Долетела!

Ступив на трап, я с любопытством огляделась. Моему взору предстал пустынный, залитый солнцем пейзаж, зелёные холмы у горизонта, небольшие хозяйственные постройки, не совсем новые, обслуживающие аэропорт и взлётную полосу, автомобили, три одиноких самолёта. Поскольку многие пассажиры прилетают сюда именно на летний отдых, то эта картина в их сердца вселяет грусть и уныние. Но это только на первый взгляд было всё так уныло, ведь аэропорт располагался в пятнадцати километрах от Анапы, в чистом поле, где в летнее время практически нет ничего живого.

Спустившихся по трапу курортников, как положено, завели в подошедший автобус и подвезли к терминалу, в котором располагался зал выдачи багажа.

Вещи оперативно выгрузили из самолёта и выдали в руки. Никакой толкучки, никаких потерь и поломок. Я думала, тут выгружают в лучших традициях почты России — чуть ли не с ноги, ан нет. Мой багаж остался жив.

Несмотря на скромные размеры здание аэропорта «Витязево» выглядело достаточно современно — большие стеклянные элементы заменяли окна и стены. Перед тем, как отправиться в путешествие, я узнала, что по итогам работы за 2015 год Международный аэропорт Анапа второй раз стал обладателем премии «Воздушные ворота России» в номинации «Лучший аэропорт России с пассажиропотоком до 2 млн. человек в год».

Поборов нерешительность, я, подхваченная потоком прибывших со мной пассажиров, прошла через распахнутые двери и оказалась в просторном зале, напоминающем больше торговый центр, чем внутреннее помещение аэровокзала. Я осмотрелась по сторонам. Постные улыбки персонала, монотонное движение пассажиров по залу, быстрые шаги сотрудников аэропорта.

Меня охватило то странное рассеянное чувство, которое испытывает, обыкновенно, человек, предоставленный самому себе в незнакомой и чуждой ему обстановке. К предательскому волнению прибилась трусливая паника, ноги показались ватными, багаж — неподъёмным балластом. Ладно, спокойно, без истерики. Вот я здесь. Прилетела. Что же дальше, что мне надо предпринимать, какие мои дальнейшие действия?

Вспомнились слова Константина: «Вы прибываете в Новороссийск, мы вас встречаем, затем на яхту — и вперёд». Машинально вызвала в памяти страницы туристических сайтов, которые просматривала перед отъездом, чтобы получить представление о маршруте Анапа — Новороссийск. На первый взгляд ничего сложного, всего-то найти какой-нибудь транспорт — автобус или  такси, — который домчит до места, где меня должны ждать.

Набрав в грудь побольше воздуха, я постаралась взять себя в руки. С шумом выдохнула, неуверенно улыбнулась самой себе. Так, надо поискать стойку «Такси Авиа», обеспечить себя транспортным средством, а дальше по обстоятельствам. А может, поступить еще проще — поддаться уговорам какого-нибудь таксиста «довести быстро и с ветерком»? Вон они уже атакуют прилетевших. Хватают за руки. Нет, насколько я слышала, цены у них аховые. Не стоит связываться. Куда дешевле будет воспользоваться «Яндекс такси». Кстати, надо было ещё из Самары сделать заказ на трансфер. Блин, не подумала.

Вдруг я заметила знакомую фигуру. Что? Не может быть! Неужели это он? Константин! Разве он не должен быть в Новороссийске? Ждать меня в порту… Так, вроде бы, мы условились… А, понятно… Решил устроить приятный сюрприз — встретить в Анапе. Что ж, очень кстати… На ловца и зверь бежит.

Сразу приободрившись, я направилась к своему знакомому. Он не видел меня. Повернувшись спиной, говорил с кем-то по сотику. Всё тот же приятный баритон, за самую душу берёт.

— Да… Что? Уже объявили о прибытии рейса. Вот стою, жду… Конечно, Слав, я помню… Да… Хорошо… Ладно, я ещё позвоню…

— Привет! Вот и я! Ты куда смотришь? Я уже здесь!

Мой чересчур звонкий «пионерский» голос заставил Константина резко обернуться и даже вздрогнуть от неожиданности. Несколько секунд он удивленно смотрел на меня, словно не веря своим глазам, что перед ним стою именно я. На миг показалось, что меня действительно не узнают. Впрочем, немудрено, ведь когда мы сидели в «Шенноне», престижном ирландском пабе в Самаре, я была одета в короткое вечернее платье, на ногах — туфли на высокой шпильке, волосы тщательно уложены, губки ярко накрашены… в общем, предстала элегантной утончённой дамой.

А сейчас на мне был короткий топик, шортики, бейсболка и туфельки типа сандалий. И в завершение маскировки — большие солнцезащитные очки. Разумеется, без каблуков я стала ниже ростом, а своим обликом больше напоминала девушку-студентку, отправившуюся на отдых после успешной сдачи сессии. Вообще я никогда не стремилась быть гламурной девицей, продвинутой и модной во всех отношениях, сексапильной, неотразимой. Просто хотела выглядеть очаровательной кошечкой, трогательной, наивной, просто симпотной. И тот вечер в ирландском пабе не в счёт. Так, необходимость.

— Блин, как здорово, что ты меня встретил! — с искренней радостью продолжала я. — А почему ты на меня так смотришь? Не узнал?

— Привет… да, не узнал… — ещё не успев оправиться от шока, пробормотал Константин. — Твои очки сбили меня с толку… да и вообще…

— Это я специально шифруюсь! — засмеялась я, поднимая очки, как забрало шлема, на лоб. — Со мной в самолёте летел один человек, у которого я когда-то брала интервью: очень неприятный, и даже можно сказать, мерзкий тип. Ты же помнишь, с кем мне приходится иметь дело? С политиками, чиновниками и прочими подобными им людьми, а это — весьма специфичный контингент. Он, тот человек, меня, кажется, не заметил, но я всё-таки сочла нужным перестраховаться: как нацепила очки в салоне, так и не снимала их во время всего рейса.

— Ну, тогда понятно! — Константин с облегчением вздохнул, его волнения вмиг улетучились. — Вещей, я смотрю, у тебя много? — Он с легкой улыбкой кивнул на мой багаж.

—- Две сумки, доверху забиты! —с невинным видом я похлопала ресницами и пожала  плечами.

— А зачем столько?

— Как зачем? Это вы, мужчины, можете минимумом обходиться. А женщине нужно несколько платьишек, несколько пар туфель, что-нибудь на выход… мы ведь не только по морю носиться будем, как я понимаю? Допустим, где-нибудь на Мальте решим посетить местный ресторан… и что, мне в шортах туда идти? Кроме того, вряд ли на судне есть стиральная машинка, поэтому я взяла запас нижнего белья на всё время круиза.

Мои доводы были убедительны и неоспоримы, и Константину пришлось согласиться:

— Да, ты права! Твоя предусмотрительность выше всяких похвал.

Некоторое время мы стояли, болтая о том, о сём: основная тема нашей беседы крутилась вокруг того, как я долетела, все ли нормально было во время полёта. Наконец, перешли к грядущему путешествию. Меня по-прежнему многое интересовало и, в первую очередь, наши спутники. Даже больше, чем экзотика тех мест, которые мы планируем посетить.

— Диана, я хочу кое-что уточнить, — сказал Константин, бросив на меня осторожный взгляд. — Помнишь, когда я говорил тебе, что с Вячеславом будут жена и дочь… это не совсем так. Слава разведён вот уже года два, и с ним будет не жена, а его подруга… ну, любовница, называй как хочешь. Зовут её Ольга, молодая красивая женщина, всего лишь года на четыре старше тебя.

Я настороженно прищурилась.

—Хм, даже так? Любопытно, любопытно. Ну, а Арина? Его дочь… Она хоть настоящая?

— Да, дочь реальная! — поспешно заверил Константин. — О ней я тебе уже рассказывал: студентка, закончила второй курс универа, я её знаю ещё с тех пор, когда она ребёнком была.

— Ну лады, — кивнула я. — Мне как-то всё равно, кого Вячеслав берёт с собой — любовницу или жену. В конце концов это его личное дело. Для меня главное найти общий язык со всеми спутниками.

— В этом можешь не сомневаться. Вот увидишь, ты им всем понравишься.

Приблизив губы к уху Кости, я прошептала, искоса оглядывая территорию, будто выдавала сообщнику по заговору тайную весть:

— Константин, мы люди взрослые, и оба понимаем, что во время круиза не в ладушки-оладушки играть будем. И что мне не хотелось бы… это самое… — я сделала круговые движения по животу.— Ну, ты понимаешь… Ты средствами защиты запасся?

— Сорри, как-то из головы вылетело, — сконфузился Константин, хлопнув себя по лбу. — Завтра день сборов, ещё есть время, обязательно позабочусь об этом.

— Чудненько! — пролепетала я и чмокнула его в щёку. — Ну, тогда едем? Кстати, как мы будем добираться до Новороссийска?

Последний мой вопрос, конечно же, был глупым. Могла бы и не спрашивать. Раз мужчина встречает женщину в аэропорту, то естественно, заранее позаботился о транспорте.

Проигнорировав настойчивые призывы окруживших нас «обаятельных» таксистов-прилипал, мы прошли через стеклянные двери и оказались на улице. Меня снова обдало жаром, словно какой-то огнедышащий сказочный дракон дохнул в мою сторону.

Константин услужливо, как и полагается джентльмену, взял мой багаж и мы направились к стоянке такси, где нас дожидался белый «Volkswagen Polo». Водитель — худощавый мужчина кавказкой наружности средних лет, одетый в джинсы и белую рубашку с короткими рукавами, сидел, откинувшись на спинку и положив руки на затылок. При нашем появлении проворно выскочил из салона, и с энтузиазмом перехватив у Константина мои сумки, расторопно запихнул их в багажник машины.

Едва мы сели, такси резко рвануло с места и нас слегка вдавило в спинки заднего ряда кресел. Через пару минут мы уже влились в плотный поток автомобилей, микроавтобусов, несшихся по широкому шоссе, пестро расцвеченным многочисленными дорожными, рекламными и информационными щитами.

Константин через какое-то время, как бы невзначай, постарался пододвинуться ко мне поближе, у него это получилось. Машина в этот момент как раз поворачивала и мой спутник, естественно, не стал противиться законам физики, позволившим ему оказаться рядом. Конечно, это выглядело несколько нагло, но я не возражала, а лишь улыбнулась, лукаво посмотрев на него.

Мы сидели тихо, не шевелясь, будто боялись чего-то. Я знала, почему Костя не прикасается ко мне, знала. Он боялся вспугнуть нарождающееся чувство как в себе, так и во мне.

Мне стало вдруг невыносимо жарко. Словно солнце распустило свои лучи, распространяя летний жар. В одну минуту кожа прогрелась до основания и сползла, будто змеиная шкурка, оставив снаружи лишь одни нервные окончания.

Вместо того, чтобы охладить желание, мысль о Косте и его взгляде на мои ножки, с которых он не сводил глаз, распалили меня ещё сильнее.

О да, ему нравились мои ножки! Чем-чем, а ими я могла только гордиться. Мужская рука так и тянулась их потрогать, погладить… и вот он решился — положил ладонь мне на колено и медленно повел её вверх, к межножью. Электрический разряд прошелся по ноге, начав с места его прикосновения, и распространяясь по всему телу. Напряжение нарастало вместе с тем, как его пальцы мучительно медленно направились к истекающему соками и ноющему местечку между моих ног. Я бросила на Костю быстрый взгляд, и тут же перевела его на водителя; но тому, похоже, было совершенно безразлично, чем занимаются пассажиры на заднем сиденье, он вёл машину, следил за дорогой и изредка ругался сквозь зубы, когда кто-то слишком рискованно шёл на обгон.

— Ну, ты наглец! — прошептала я, но в моём голосе не было возмущения и, к тому же. я не делала никаких попыток прекратить действия Константина. Мне даже нравилась эта наглость, и его ладонь продолжала скользить выше, пока не коснулась ткани шортиков.

— Можно? — тихо, одними губами спросил Костя, когда его пальцы слегка нырнули под нижний край.

Конечно же, я понимала, на что он намекает, и снова кинула быстрый взгляд на таксиста.

— Можно! — прошептала я, испытывая жгучий приступ нового желания, словно в моём сердце поселилась ненасытная кобра, пожирающая всё живое вокруг. Затем слегка подалась вперёд, приняла почти полулежащее положение и раздвинула ножки, предоставляя тем самым более удобный доступ к своему сокровищу. Костя нежно улыбнулся, почувствовав вибрацию моего тела.

Каждому мужчине нравится трогать интимное женское местечко, и подавляющее большинство из них любит делать это не только руками, но и языком. Костя — не исключение: едва его пальцы прикоснулись к моей нежной увлажненной плоти пришло чувство особой эйфории, чувство чего-то такого, что сложно описать словами.

Моё сердце перестало биться. Но я не отстранилась. Следовало бы, но… Его губы были мягкими и в то же время твёрдыми, тёплыми, но неподвижными. Не в силах сопротивляться, я прислонилась к нему. Сердце пропустило удар, потом ещё один. Меня бросило в жар. Он не отпрянул, и я накрыла его губы своими, сначала коснувшись легко, но постепенно усиливая напор, умирая от его вкуса. Ещё больший электрический разряд прошелся по телу, включая мозг и дыхание. Я вздрогнула. От шока и внезапного возбуждения звенело в ушах.

Да, мне всё больше это нравилось: дыхание участилось, я начала ёрзать по сиденью, постепенно раздвигая ножки ещё шире и словно давая приглашение одному из мужских пальцев войти внутрь. И это случилось: скользнув между уже достаточно влажными лепесточками, средний палец юркнул в горячую влажную пещерку, углубившись до первой фаланги. Из моей груди исторгся страстный вздох… я замерла на несколько мгновений, а затем чуть-чуть двинула своим лоном навстречу, ещё сильнее насаживаясь на палец.

Я изнемогала от бурных ласк Кости, стремясь насладиться новыми впечатлениями, но они не приносили утоления. Я приникла к своему спутнику и забыла о водиле, дороге, куда и зачем мы ехали. Уши, кончики пальцев, макушка — всё пылало, будто внутри поселилось солнце. Я водила пересохшими губами по его лицу, шее, груди, всё было родным, горячим. Он поймал мой мягкий рот и припал к нему, будто хотел напиться. Мы ласкали друг в друга, словно прыгали в колодец с ледяной водой, вода закипала, но не остужала разгорячённые тела.

(Всего 594 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

7.98

Алгоритмы демонической страсти ...

825

Шлюха по призванию ...

516

Мой нежный враг. Часть 2 ...

Похожие рассказы:

36

Минет ... Автор: pearl

410

Привкус полыни ... Автор: НафанЯ

10

День святого Валентина. Часть ... Автор: Alex77

Диана Шерман

Ищущая себя, в постоянном творческом поиске начинающая молодая писательница. Основной профиль - боевая, приключенческая эро-фантастика, тентакли, запредельное.

130 комментария к “Под парусами в Эдем. Часть 1. Анапа”

  1. Вот чем меня восхищает стиль Дианы и манера подачи материала – это умение даже обыденные события обрисовать яркими красками, которые мгновенно притягивают взгляд. Ну скажите на милость, что такого особенного в полёте на самолёте? Вроде бы ничего, однако Диана так подала этот эпизод, что невольно смотришь на него совсем другими глазами:

    “За иллюминаторами проплывали перистые облака, такие странные сверху, как будто небо вдруг перевернулось и оказалось под ногам”

    “Самара, прорезанная голубой лентой Волги, великолепным узором постепенно исчезла где-то вдали”

    Я так не умею, и посему завидую белой завистью )))

    0
    1. Была под сильным впечатлением. Эмоции, мысли, ощущения – все наложило отпечаток на описываемое действие, увиденные картины. Слова ложились сами собой. Вот что значит видеть и чувствовать, чем представлять и фантазировать))

      0
  2. Какие необычные люди сидят на Табу. Прекрасный рассказ.Диана, я не первый день на Табу, но так уж получилось, что Вас прочитал впервые.
    Интересное произведение, если это реальность, то сразу видны некоторые моменты внутреннего мира героини.почему летали лишь второй раз? Про начало отношения с Кристианом ещё более любопытно. Надеюсь, в следующих частях это будет раскрыто. Заслуженная десятка.

    0
  3. Благодарю за отзыв, уважаемы коллега! Да, отношения с Кристианом не могут не привлечь внимание, забегая вперед, скажу, что в дальнейшем они будут только развиваться, хотя некоторые сцены, свидетельствующие о взаимных чувствах героев, как например эта, в такси, являются результатом авторского вымысла. Согласитесь, в реальности герои не будут только и делать, что трахаться как кролики. Основной лейтмотив произведения – описание путешествия. Но поскольку пикантные сцены – хороший способ привлечь внимание публики, я позволила себе некоторую вольность. Были ли в действительности занятия любовью, спросите вы. О, ну конечно же были! Читайте между строк.

    0
    1. Диана, как красиво ты пишешь! Вот цитата “Меня снова обдало жаром, словно какой-то огнедышащий сказочный дракон дохнул в мою сторону.” А про начало интима так просто и так красиво. Я восхищён.
      Прочитав первую часть твоих воспоминаний, я чётко убедился в примитивности своих рассказов. Так красиво, сочно и ярко мне никогда не написать. Но я просто счастлив, что могу общаться с такими чудесными авторами на этом сайте, получая просто большое эстетическое удовольствие от прочтения
      Ждём продолжения и с нетерпением! Ну и конечно – 10.

      0
    1. Ох, Алина, кажется мне, что Вы не “вкратце” знаете, а весьма подробно )). Думаю, что Диана приоткрыла Вам даже такие тайны, о которых никогда не узнает читатель. Девушкам свойственно делиться секретами с подружками, не так ли? ))

      0
  4. Произведение очень “сочное”, наполненное красками, эмоциями, переживаниями. Вам удалось то, чего хотят добиться многие авторы-сделать произведение невероятно “живым”, предоставив читателю возможность “окунуться” в данное произведение и почувствовать себя на месте одного из главных героев!!!

    0
    1. Вы совершенно правы. Моим главным стремлением при написании данного произведения являлись именно это желание – вдохнуть побольше “жизни”, создать эффект присутствия, представить действа в максимально реалистичном ракурсе, чтобы читатели могли проникнуться моими ощущениями. Правда, некоторыми деталями и моментами пришлось пожертвовать, чтобы не утяжелять повествование. Например, я не стала включать разговор с пассажиркой, сидевшей рядом, поскольку диалог был ни о чем, так, переливание из пустого в порожнее.

      0
      1. Пусть постигнет меня проклятье богов (и Алины), но молчать я не буду: по статистике, 50 процентов жён вытворяют то же самое, в чём Вы сейчас упрекаете Алекса ))

        0
      2. Красавица Алина, ну как ты могла подумать! Я просто похвалил (авансом) мадам Шерман, так как мы все ждём часть 2, а части 2 всё нет.
        Меня поругала, а сама кокетничала с мистером OLAF. Я в трансе! Но мой “Парабеллум” бьёт без промаха

        0
          1. Красавица Алина, за всю свою долгую и очень часто не совсем праведную жизнь (иногда совсем не праведную), я никогда не обижал женщин. Читатели всех моих рассказов (дамы и девушки) постоянно отмечали, что я всегда писал о женщинах только хорошо! А стрелять милую юную даму – это нонсенс!
            Стрелять только Олафа, раз он сдубинкой!
            А красавицу Алину только зацеловать! Причём втроём! Или сделать ей куни! И всё!

            0
                    1. “Мир?” спросил Алекс, щёлкнув затвором парабеллума )))

                      0
          1. Но вот разбивают нам наши скромные мужские сердца только коварные женщины всех возрастов!
            А я считал, Алиночка, что у милых дам стальные нервы и железные сердца! И потому женщины и живут дольше мужчин (по статистике)
            Целую ручки милой Алине!

            0
              1. Алиночка, принимая из рук мужа зарплату, многим женщинам требуются стальные нервы – содержать мужа на такую зарплату.
                При коммунистах была шутка (почти шутка) “Если девушка собирается выйти замуж за инженера (120 р), то она должна в ЗАГСе предоставить справку, что сможет его содержать”.

                0
          1. OLAF, вне всякого сомнения! Только через шестьдесят лет возьмешь меч в руку и крикнешь “Один!” И нечего тебе делать на Валгалле. Тут много дел! И общение с такими интересными дамами как Диана Шерман и Алина Белицкая.

            0
        1. Я думаю найдутся несколько человек которые бы хотели, чтобы Вы поучаствовали. А еще лучше бы было выложить на этот сайт Ваши новые рассказы с BW. Я их лично жду на Табу. На BW я не зареган.

          0
              1. Вот-вот, бывает. Кидает из одной крайности в другую. Как замкнет на чем-то новом – все бросаю, не хочу ничего знать, окунаюсь с головой в эту атмосферу. Душа поет, каждый день на клаве барабаню, шмаляя по несколько страниц, буквально живу там, в этом проекте, а потом вдруг – бац – глухая стенка. Ни мыслей, ни желания.

                0
                1. Частично знакомо. Понимаю. Не то,чтоб в такой острой форме у меня это было, но понимаю.

                  А ещё бывает, что то что получилось в таком состоянии тебе потом уже мягко говоря не нравится.и что ты вообще натворил то собсно? Как похмелье.Правда не по части написания рассказов такое было.

                  0
        2. Уважаемая Диана, вот так в процессе осмысливания и комментирования твоего рассказа и получилось! Стали общаться на разные темы. Жаль Вас не было, мадам Диана

          0
      1. Алина, ты очень хитрая и невероятно проницательная, вот мне приходится хитрить. А корешки удалять не нужно, крапиву я подрезаю, на следующий год вырастет новая, нужно только участок крапивы ограничить

        0
        1. Уважаемая Диана, с Вами и Алиной – хоть на необитаемом острове. И я уверен – нам там скучно не будет. С двумя такими милами дамами – это сказка и мечта!

          0
      1. Прополоть огород? Как говорит мой друг Костя “Для матроса это пыль!”
        Грозить наганом – я никому не грозил. Кстати, наган -это револьвер, а вот парабеллум – это автоматический пистолет.
        Но я не грозил, а предупреждал! Алина, как лихо стрелки переводишь

        0
    1. Уважаемая Диана, девушки с “пушками” – это невероятно сексуально! Помню из армии, когда мы пошли на обычную годовую проверку, то офицера нашего штаба, что и вполне естественно, сели пить сладкую водочку, да в стороне от стрельбища, а я с двумя девушками из группы “САРПП” стали стрелять из “ПМ” и “Стечкина”.. Они даже сняли мундиры. И, как оказалось, я испытал сильное возбуждение. Так и девушки тоже! Я даже не знаю почему – может это запах пороха, запах войны, может это возбуждающий сладковатый запах женского пота, может сам вид современной амазонки… Но возбудился дико!
      Благодарю, напомнили страсти молодости!

      1
      1. Милая Алина, я не льщу Вам, а констарирую факт – Вы невероятно обаятельны. Все мужчины сайта просто млеют от общения с Вами, мадам Алиночка.
        Я только что приехал со своей дачи и, приняв душ (простите за интим) мечтаю только об отдыхе, как Вы догадываетесь. Но к этому вопросу мы ещё точно вернёмся!

        1
      1. Уважаемый мистер Чужой, Вы полностью правы. Татьяна с 16 уже носила такие супер-мини, что наши бабульки на скамейке возле подъезда крестились. Потом она работала киномехаником (почти нонсенс), мужчины ей помогали, а потом и замуж. Да, её, как говорится, ни толстым ни тонким… не напугаешь.

        1
      1. Алиночка, как ты могла такое подумать! Плюнь мне в глаза. Ведь все мужчины не ловеласы, а просто любвеобильны, так как полигамия заложена в скромной мужсой душе самой природой!

        1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!