Skip to main content

Под парусами в Эдем. Часть 2. Новороссийск

Под парусами в Эдем. Часть 1. Анапа

Его  член изо всех сил рвался наружу, грозя порвать тонкую ткань лёгких летних джинсов. Я игриво прошлась ноготками по нему, обхватила пальцами, помассировала, вызвав дрожь и глубокий стон удовольствия у моего спутника.  Я  едва сдерживала себя, чтобы не расстегнуть молнию на ширинке и не достать его. А так хотелось… Извиваясь всем телом в любовной лихорадке, я готова была сделать что угодно, любую  глупость, заняться сексом прямо здесь и сейчас, но в то же время  понимала  —  это будет уже слишком. Пока мы тут на заднем сиденье взаимно рукоблудим, цемкаемся, водила и  глазом не ведёт. Просто поглядывает в зеркало от нечего делать, но вряд ли он будет оставаться безучастным, когда за его спиной начнется  не шуточное «шпили-вили». А вдруг возьмёт и вышвырнет  нас,  облаяв напоследок,  и  будет прав. Кому охота  оттирать с сидений пятнышки и подтёки  — результат пробуждения основных инстинктов у пассажиров.

Так продолжалось до тех пор, пока мы не миновали примерно половину пути. Возможно,  распалённые пожаром страсти,  мы и довели бы дело до финала, а там будь что будет, но помешала непредвиденная дорожная ситуация. Заключалась она в том, что идущий впереди серебристый «Лексус» неожиданно сбавил скорость, заставив нашего таксиста  круто взять в сторону и давануть по тормозам. Миг промедления и не миновать аварии. Нас швырнуло вперёд, дико взвизгнули покрышки, и оба автомобиля застыли на обочине. Оба водил повыскакивали  из  тачек и, отчаянно жестикулируя,  начали  перебранку.

Всё произошло настолько неожиданно, что я не успела испугаться, только ойкнула, когда  впечаталась лбом с  в спинку переднего кресла. В долю секунды Костин  палец  выскользнул из гостеприимного убежища.  Я отчаянно захлопала ресницами  и машинально  поправила  одежду.

— Ты не ушиблась? — участливо поинтересовался Костя, принимая прежнее положение.
— Вроде нет,  — помотала я головой и на всякий случай потрогала лоб.  Впечатайся мордашкой чуть ниже  и точно  сломала бы нос. — А  ты как?
— Я в порядке.

Несколько секунд молчания мы переводили дыхание. Эта маленькая  дорожная  неприятность, едва не  закончившаяся  аварией, заставила меня  стиснуть плотнее ноги и поёрзать  от мысли, что я так легкомысленно  позволила себе  распалиться  и едва не занялась любовью  прямо в такси в присутствии постороннего.  Да и Костя  казался  несколько смущенным.

И всё же… Слишком сильное притяжение. Даже слишком!

То время, что мы пробыли вместе, сделало своё дело: я совсем расслабилась, а моя киска потекла, и это учитывая тот факт, что мы находились не в уютном гостиничном номере наедине друг с другом, а на людях.  Но, если этот мужчина снова коснётся меня, в моих  трусиках точно случится потоп и я кончу от одного только петтинга. Взгляд вниз доказал мне, что мои  соски всё ещё  находятся в полной боевой готовности, и едва не машут приветственными флажками ему навстречу. С другой стороны, фантазии о том, как я обвиваюсь вокруг его обнаженного тела, были сейчас совсем не кстати.

Набрав полную грудь воздуха,  я  вздохнула, словно  выпуская  пар, досадуя на непростительно бурное проявление чувств.

— Ох, блин… классная поездочка! — нервно усмехнулась я. —Пока летела на самолете, дрожала  от мысли, что, не дай Бог, разобьёмся. А тут в такси совсем позабыла о возможности аварии.

— Ну, не разбилась же — долетела. И здесь  всё обошлось, — мягкий баритон Костиного голоса  звучал ободряюще. —  Сейчас эти ребятки перетрут  и мы поедем. Не переживай,  Диан, всё будет хорошо.

И, положив  мне руку на плечо,  тряхнул, но нежно тряхнул, любя, едва прикоснувшись — тут же убрал руки, но не лишил себя возможности осторожно притронуться к моей щеке. Нежно притронулся, будто погладил. От неожиданной ласки в моей голове опять всё завертелось, закружилось, пошло кругами.

Мельком  взглянула на него, в ответ на что получила от него прямой взгляд и загадочную улыбку. В то время как капелька пота стекала вниз по моей шее, я твёрдо ощущала, что течёт у меня именно между ног, а не где-то ещё. Его пристальный взгляд гипнотизировал: вот-вот и потеряю  контроль.

— Нам долго ещё ехать? — ляпнула я для того, чтобы что-нибудь сказать, не молчать же, вновь  поддаваясь  страсти, которая была не к месту. И так едва не  наделали глупостей.
— Примерно столько же, километров двадцать пять. — Костя, казалось, ожидал от меня чего-то иного.
— Скорее бы уж добраться, — со вздохом  изрекла я и, поймав на себе вопросительный взгляд, добавила: — Устала.

Переволновалась. Да и яхту на терпится  увидеть.

— Понимаю. Не каждый день выпадают на долю простых самарских журналисток  такие испытания.
— Не каждый день, это точно. На долю некоторых, например, меня, вообще впервые. Кстати, а где мы ночевать будем? Прямо там, на яхте?
— Да, на яхте, — почему-то вкрадчивым голосом ответил  Костя. —  На ближайшее  время  она станет нашим общим домом.
— И   там, конечно же, все удобства  будут — душ, мягкие постельки? — в тон ему,  почти  интимным шепотом изрекла я.
— И душ, и мягкие постельки и многое другое. Ты ведь видела фото, которые я отправлял.

Я смотрела на него, завороженная страстью, которая читалась в его взгляде. В последний момент, когда губы Кости были на волосок от моих губ, когда наши дыхание смешались, я  нашла в себе силы и отстранилась.

— Ну да. Всё верно, видела, конечно, — я мялась, опустив глаза. — Просто  хочется  поскорее  увидеть всё это своими глазами.

Костя откинулся на спинку сиденья. Его загадочная улыбка погасла, лицо приняло обычное выражение царственной невозмутимости.

— Немного терпения, сударыня,  и ваши  желания исполнятся.

Что ж, пусть будет «сударыня» и это его  спокойствие Будды, чем проявление бурной сексуальной энергии. По крайней мере, не сейчас. Бог мой,  и что это на меня нашло?! Что подтолкнуло на этот невероятный поступок? Неугомонная похотливость? Или просто не устояла перед мужским магнетизмом? Да, мне нравилось его мускулистое тело. Его умелые ласки сводили  с ума. Но чувства, которые я питала к нему, были гораздо глубже. Он затронул потайные струны в моей душе, повернул скрытый выключатель в голове, и из кладовых подсознания хлынул неудержимый поток новых ощущений и желаний. В чём же секрет моего  спутника? Этого  я понять не могла. Но я не отчаивалась.

В конце концов, закончив  обмен «любезностями» с водилой «Лексуса», наш таксист сел за руль и мы тронулись.

— Урод недоделанный, бля, — буркнул он со злобой, давая по газам. Некоторое время со стороны водителя ещё доносились  отборные ругательства, а  в зеркале заднего вида мы видели его хмурый недовольный взгляд. Словно пятиклашки, пойманные завучем в туалете  с  сигаретами, я  и Костя сидели тихо, как мыши, лишь иногда обмениваясь взглядами.

Наконец въехали в Новороссийск  и я с интересом разглядывала городские пейзажи, мелькавшие за окном.  Впрочем, ничего особо интересного не было: улицы, дома, магазины, потоки машин, прохожие, рекламные щиты. Всё такое привычное, как дома, в Самаре.  Разве что планировка  города иная, незнакомая.

Поплутав по лабиринту дорог, такси остановилось у решётчатой ограды яхт-клуба, практически у самых ворот:

— Ну вот, уважаемые, доставил куда  просили — к  вашему  яхт-клубу! — повернулся к нам водитель. —  Только на территорию заехать не могу, парковочной карты у меня нет!  Но если хотите,  помогу сумки донести!
— Ерунда, сам донесу! — отмахнулся Костя.

Мы вышли из машины, мой спутник расплатился с таксистом, поблагодарил его, после чего тот, пожелав нам счастливого пути, уехал.

— Добро пожаловать в Новороссийск! — с энтузиазмом  воскликнул  Костя,  делая широкий жест, будто гостеприимный хозяин, приглашающий в свой  дом. — Ну что, Диана, вперёд, навстречу приключениям?  — И подхватил  мой багаж.

Мы неспешно пошли в сторону ворот.

Вид, открывшийся перед нами, был весьма живописный: гавань, выстроившиеся яхты и катера, устремлённые в небо мачты, а дальше — водная гладь, тронутая лёгкой рябью. Где-то вдали, по другую сторону огромной акватории,  вдоль  бесконечных  причалов на фоне портовых сооружений просматривались большие  корабли. Одни стояли, другие  медленно передвигались.  Дальше шла цепь  высоких холмов, окаймлявшая  ту  часть береговой линии. Облака, плотной массой  проносившиеся  по небу, бросали на них  причудливые  тени.

Увиденное мне напомнило один советский мультик, который несколько раз видела по телику. Называется «В порту». Сама собой в голове заиграла песенка из  него:

Мы пришли сегодня в порт,
Мы пришли сегодня в порт,
Мы пришли сегодня в порт.                                                              

Мы стоим, разинув рот,
Мы стоим, разинув рот,
Мы стоим, разинув рот.                                                                     

Та вода, что у причалов,
Та вода, что у причалов
И которая вдали,                                                                                 

И в которую сначала,
И в которую сначала
С моря входят корабли,                                                                              

Эта территория
Зовётся акватория,
Зовётся акватория, ребята!

— Ух ты, красота какая! —  не удержалась я от возгласа, полного восхищения. —  Костя, а это и есть знаменитая  Цемесская бухта?
— Да, она самая!
— Обалдеть!  Вот уж не думала, что когда-нибудь её увижу. Наверное, тут в округе полно разных мемориалов, памятников. Место  ведь историческое…
— Так оно и есть! Вся набережная,  по сути,  место боевой славы. Когда-то во время Великой Отечественной  тут шли жаркие бои. В общем,  там, — Костя показал головой куда-то вправо, —расположены ансамбль-мемориал «Малая земля» и мемориальный комплекс «Долина смерти»… А вон в той стороне, — показал он налево, — находится  крейсер  «Михаил Кутузов» —  настоящий боевой  корабль, списанный в резерв.  Тоже музей.
— Да ладно!  — Мои брови удивленно вскинулись. — Блин, никогда в реале  не видела  военный корабль.
— На него  можно не только поглазеть  с берега, но и посетить. Это не проблема, — пожал Костя плечами, —только вот не уверен, что  мы располагаем временем  для  осмотра  местных достопримечательностей, даже  близлежащих.
— Понимаю. Жаль, конечно…  —  вздохнула я. — А где наша «Ярославна»?
— Вон там, видишь? — указал он взглядом на несколько  суденышек, пришвартованных кормой  у пирса на значительном расстоянии от входа на территорию клуба. — Та, что  рядом  с синим  катером.
— Ага, вижу. Значит вот она какая!

Я достала  смартфон и сделала  пару снимков.

— Да, просто красавица, — продолжал Костя. — Но отсюда  её не разглядеть. Далековато стоит, ближе мест не нашлось. Вот сейчас подойдём к ней, поднимемся на борт, и ты сможешь сказать  свое  знаменитое «Вау!»
— У меня просто  шары на  лоб вылезают, — весело выдала я. — Так что сначала ущипни  меня, чтобы я  в точности убедилась, что  всё это не сон.
— Пардон, руки заняты. Так что ты сама.  — И добавил шутливым тоном: — А  когда поднимемся  на борт,  я и ущипну, и если позволишь,  шлепну по попке.
— Ах ты нахал.  — Я заигрывающе улыбнулась и получила в ответ  такую же улыбку.
— Ну, по попке для пущей убедительности, чтобы ты поняла, где сон, а где явь.

Дурачась и обмениваясь  шутками, мы вошли на территорию яхт-клуба. Костя кивнул в знак приветствия нескольким знакомым, я же продолжала вертеть головой, с любопытством разглядывая катера, лодки и яхты. Часть из них покачивалась на воде, другие «отдыхали» на пирсе, установленные на какие-то специальные платформы по типу прицепа. Приятный свежий ветерок  дул в лицо, трепал мои волосы, донося  волнующий запах  моря.

Пока мы шли по пирсу,  сердце у меня опять начало «выбиваться из ритма». С волнением и даже с тревогой какой-то колотилось, хотя причин для тревоги не было,  только радость. Так бывало в детстве перед началом праздника, которого долго-долго ждешь…

Мы подошли к яхте — белоснежной красавице, на корме которой чёрными  латинскими буквами значилось YAROSLAVNA.

Какой-то мужчина в белой майке, в кепке и бермудах цвета хаки  возился на палубе, проверяя такелаж. Это был Вячеслав. Увидев нас, он помахал рукой в знак приветствия,  затем спрыгнул на причал и быстрым шагом заспешил навстречу. Он был примерно одного возраста с Константином, но чуть ниже  ростом. Его широкие плечи, сильные загорелые руки выдавали его принадлежность к тем, кто не страшится бросить вызов  опасностям.

— Наконец-то! Я уж было хотел звякнуть, узнать, где вы там, всё ли нормально… О, а это, надо полагать  и есть та самая Диана? —  радостно всплеснув руками,  он с интересом ощупал меня взглядом с ног до головы, на что я ответила тем же,  и расплылся в широкой улыбке.  — Рад познакомиться,  Вячеслав!
— Диана! — улыбнулась  я в ответ, пожимая учтиво протянутую  ладонь.
— Нам Костя все уши про тебя прожужжал. Кстати, ничего, что я сразу на «ты»?
— Да не, нормуль. Зачем лишние формальности? — мои губы снова растянулись в улыбке  — благодушной, как и само настроение.
— Мои девчонки ужин готовят: м-м-м, чувствуете, даже здесь запах ощущается? Что-то там из рыбы варганят, так что вы как раз вовремя.  — Сделав приглашающий жест, он указал на узенькую доску сходен: — Нутис, согласно доброй морской традиции, прошу, сударыня,  подняться на борт. —  Потом  повернулся к Константину. — Старик,   я помогу, давай одну из сумок!

Продолжая с жадным интересом разглядывать «Ярославну», я последовала  за любезным хозяином. Яхта слегка покачивалась, и я на секунду испугалась, что  не успею ступить на неё, как мои ноги разъедутся в разные стороны и я плюхнусь в воду. К счастью, обошлось. Один шажок по узкой досочке, второй — опля! — уже на яхте. Мы прошли к рубке, невысокой надстройке на палубе: здесь был вход во внутренние помещения яхты.

—Осторожно, — коснувшись моего локтя, предостерёг Костя. — Здесь очень крутой трап.

Да, действительно, трап, ведущий вниз,  был слишком крутым, всё равно что лестница, приставленная к стене дома.

Моя нога уже было коснулась верхней ступеньки,  как Костя вдруг меня остановил:

— Нет, нет, Диан, не так. Спускаться надо спиной, а не  лицом. Так удобней и безопасней. Вот, держись за эти поручни и  неторопливо спускайся. Давай, я помогу.

Последовала протянутая ладонь. Я взяла её кончиками пальцев,  польщённая услужливостью  моего спутника.

Несмотря на  достаточно широкие ступеньки, спускаться по нему было не очень-то удобно. Но, с другой стороны, основание трапа занимало не слишком много места в салоне, и это являлось весьма существенным: как я знала, на кораблях лишних площадей не бывает. Хотелось надеяться, что остальная компоновка помещений и отсеков  продумана  более тщательно.

Спустившись по трапу, мы оказались  в салоне. Здесь было прохладно, пахло чем-то особенным, незнакомым, но очень напоминало  мебельный магазин, что неудивительно — вся отделка  вокруг — пол, потолок, стены —  была из  полированных  деревянных панелей.  А ещё пахло чем-то вкусненьким — это Ольга и Арина готовили то самое блюдо из рыбы, о котором сказал Вячеслав. Девушки  сразу же бросили свою готовку и поспешили навстречу.

— Дамы, а вот и наша долгожданная гостья прибыла, — весело обратился к ним  Костя  и указал на меня. — Знакомьтесь, это Диана!
— Здрасте, здрасте! — почти одновременно поприветствовали меня  хозяйки.
— Привет, —  самым доброжелательным тоном ответила я.
—Будем знакомы, я Ольга, — лучезарно улыбаясь, представилась одна из девушек,  высокая жгучая брюнетка, с волосами, собранными на затылке в хвост, одетая в обтягивающие белые бермуды и полупрозрачную блузку.
— Йоу,  ну  а я Арина,  — радостно помахала ручкой ее напарница,  стройная, изящная длинноволосая блондинка с чуть вздернутым носиком и очаровательным рисунком губ, ростом примерно с меня. На ней был более откровенный  прикид — коротюсенькие,  размера «немного увеличенные стринги», джинсовые шортики,  два разреза — попочку видать,  и зеленый топик на тоненьких бретельках, оголяющий загорелый плоский  животик.

После приветствия  и знакомства девушки несколько секунд мерили меня с ног до головы оценивающим взглядом. А я их.

— Дианочка, ты голодна? — радушным тоном, демонстрируя гостеприимство, поинтересовалась Ольга.  — Мы тут рыбу тушим с тёртым сыром и овощами, итальянский рецепт; минут десять  готовиться осталось, потерпишь? — Она вернулась к готовке, засуетилась, и её длинные пальчики, поблескивающие стразами маникюра, бабочками запорхали над плитой.
— Как раз успеешь душ принять! —озорно блеснув глазками, подхватила Арина. — Видуха у тебя, прямо сказать, не айс.
— Да, честно говоря,  устала с дороги и не отказалась бы чего-нибудь перекусить, — призналась я, чувствуя  как желудок сводит от голода. Собираясь в полет, я ограничилась дома легким завтраком,  плюс  попила немного минералки в самолете. — Но первым делом, конечно, хотелось бы сполоснуться. Ведь у вас  есть душевая кабинка?

— А как же! — с гордостью произнёс Вячеслав. — Это ведь  не какой-то  чумазый портовый буксир, а яхта  класса «Океан». На  такой  можно длительные походы совершать, куда угодно — например, через Атлантику. И, естественно, в таком плавании без душа и горячей воды не обойтись! Единственное, чего нет на борту — это стиральной машинки. Но, я думаю, вполне можно и по старинке постираться, в тазике.

Жестом радушного хозяина Вячеслав указал на диван, обитый синим шениллом.  Я села.  Глубоко вдыхая прохладный  воздух, и витающий в нем аромат приготовляемой рыбы, от которого текли слюнки,  я огляделась с жадным любопытством, словно посетительница музея, рассматривающая необычные экспонаты.

«М-да, красота, — восторженно подумала я. — Судя по планировке  салона, здесь потрудился достаточно грамотный дизайнер».

Вячеслав исподтишка следил за моей реакцией. И, похоже, остался ею доволен, так как широко улыбнулся и произнес:

—Уютно, не правда ли? А главное удобно, несмотря на скромные размеры.  Костя, конечно же, рассказывал тебе, как  тут, что и где расположено, показывал тебе  фотки, да и сама ты, я уверен, в инете пересмотрела  разную инфу, чтобы получше узнать  о таком классе  яхт.
— Да, смотрела. И была в полном восторге, — польстила я  его. — А сейчас  сама себе не верю, что вижу всё  это своими глазами!
— Ну что ж,  давай-ка  я  сразу, не откладывая, утрою небольшую  экскурсию  по нашей  «Ярославне».

Крутясь по салону, Вячеслав начал обстоятельно знакомить меня  с внутренним устройством яхты, жестом указывая то на одно, то на другое. К слову сказать, я уже имела  некоторое  представление,  что, где расположено, но одно дело  глазеть на фотки и видеоролики, а другое   находиться  здесь,  рядом с человеком, который знал судно   как свои пять пальцев.

После большой и  просторной  квартиры с высокими потолками где я жила, мне  представилось, что я попала в какой-то иной срез времени. Туда, где витает дух романтики, воплощаются   фантазий о морских приключениях, где на завтрак, обед и ужин готовят экзотические лакомства из морепродуктов, приобретенные в прибрежных городках.  «Как у Жюля Верна», — вспыхнула  неожиданная мысль и я сразу же вспомнила роман «Дети капитана Гранта». Там тоже была яхта — комфортабельная  и современная по меркам того времени, только размерами побольше.

Поднявшись с дивана, я вертелась по салону с интересом разглядывая пространство салона, ловя каждое слово Вячеслава.

Сзади, прямо за трапом, находилась дверь, ведущая в кормовую каюту, рядом с ней — святая святых судна, или отсек штурмана. По сути, это тоже была ещё одна маленькая каюта, где находилось «сердце» корабля: навигационные приборы, рация, панель управления электрооборудованием. Со штурманским отсеком соседствовал «рундук», то есть чулан, где хранился запасной парус, канаты, инструменты и всё то, что необходимо в плавании. Каждый квадратный метр был использован очень и очень рационально; по правую сторону, если смотреть от трапа, вдоль стены (борта) располагался длинный диван на пять-шесть человек, перед ним — обеденный стол. Далее, по окончании дивана, перегородка высотой по пояс, за ней — камбуз: газовая плита на шарнирах (на случай качки или крена судна), мойка с двумя раковинами, и шкафчики (напольные и настенные) с необходимыми кухонными аксессуарами. По левую сторону салона стояли ещё два мини-дивана, или широкие кресла, а между ними — столик типа журнального. Дальше — ещё шкафчики и холодильник специальной конструкции. И, в глубине салона, пара дверей: это носовые каюты, одну из которых занимал Костя , а другая принадлежала  Арине. В общем,  всё функционально, ни одного метра  внутреннего пространства  не пропадало бесполезно.

— Вот так наша  «Ярославна»  выглядит изнутри.
— Здорово! — в который раз за сегодня искренне восхитилась я. — Ну теперь я точно не заблужусь.
—Потом кто-нибудь из девчонок покажет санузел, как пользоваться плитой на камбузе, мыть посуду. Если хочешь, можем ещё подняться на палубу и я покажу, что у нас на верху — рангоут,  такелаж,  штурвал  и всё остальное.
— Хорошо. Только мне сейчас распаковаться бы и принять душ, —  скромно  напомнила  я.
— Константин! — спохватился капитан. — Чего ты стал, как вкопанный? Веди гостью в апартаменты, пусть располагается! И покажи где душ.

Пока Вячеслав рассказывал о внутреннем устройстве яхты, Костя, задумчиво с какой-то мечтательной улыбкой смотрел на меня и не сразу отреагировал на слова капитана. Поэтому тот двинул его локтем в бок, и Костя, спохватившись, изобразил галантный жест, пригласил меня  пройти в каюту. Впрочем, если судить по реакции Ольги и Арины, жест вышел вовсе не галантным, а нелепым, потому что обе они прыснули со смеху. Я  же, вновь польщённая  вниманием  и учтивостью Кости, напротив, одарила  его  обворожительной улыбкой.

— Благодарю! — промолвила  я. — Что же, сударь, ведите меня!

Мы прошествовали по салону, и тут мой спутник  снова сел в лужу: сумка, которую он тащил, зацепилась за край стола, срикошетила и ударила его по ноге, вследствие чего Костя  споткнулся, едва не упал и вдобавок ткнулся головой в мою спину. Я ойкнула, с трудом сохранив равновесие, девчонки снова захихикали, а Вячеслав  покачал головой:

— Старик,  ты чего? Бухнул что ли?

— Ничего подобного!  — метнув на капитана возмущённый взгляд,  ответил Костя. — Простая случайность.  — Новый взгляд, на этот раз смущенный, на меня.

Капитан слегка опередил нас, когда мы подошли к каюте, распахнул дверь и, немного сконфузившись, сказал:

— Надеюсь, тебе здесь будет уютно и комфортно. Однако сразу хочу попросить прощения за некоторое возможное неудобство: как ты видишь, здесь стоит двуспальная софа. Все три каюты укомплектованы такими же постелями, и в этом моя вина: наверное, я что-то напутал, когда заказывал судно, и к тому же не проверил список всей мебели. В итоге, когда яхту пригнали, то выявился вот такой казус. Так что, пока мы будем в плаванье, тебе придётся спать борт о борт  с Ариной.

— Поскольку выбора нет, то придётся согласиться, — пожав плечами, вздохнула я.

Я  окинула взором каюту и посчитала, что  здесь  имеется необходимый  минимум   расслабиться и забыться,  почувствовать себя почти как дома:  постель широкая, здесь не двое, а трое таких, как мы с Ариной, спокойно уместятся; сквозь потолочные и настенные  иллюминаторы просачивается свет… ага, есть ещё  небольшой светильник,   миниатюрный вентилятор, пара розеток и компактные шкафчики для личных  вещей.  Всё чисто, аккуратно, функционально. Как и положено  в  жилом помещении на  маленьком  паруснике.

— На других яхтах  каюты  размером с чемодан — крохотные норки,  — раздался где-то сбоку  звонкий  голосок  Арины.

Проскользнув мимо нас, она  юлой завертелась по каюте,  не зная с чего начать,  потом  открыла один из шкафчиков.

—  Короче, распакуешь   багаж  и шмотки  запихнёшь сюда. Не смотри, что он маленький, на самом деле вместительный. Так, что ещё ?..

С ребячливым задором  Арина запрыгнула на софу, дав понять  насколько она пружинистая, открыла-закрыла  иллюминаторы, показала как поднимаются и опускаются миниатюрные шторы. Всё это она проделала  не без гордости. Ну понятно,  грех  не  рисонуться  перед  сухопутной простодырой, которая корабли видела лишь в фильмах и на картинках.

— Да, здорово, просто шикардос. — Я уже подумала, что надо прекратить играть роль восторженной дурочки, в конце концов хоть я и прожила всю жизнь на суше, но  не  такая уж деревня. День,  другой, неделя — и я  освою  азы  корабельной  жизни и морского дела.

— Ладно, давай свои сумки,  пока здесь их поставим. — Арина  взяла мой багаж  и поместила у шкафчика, после чего схватила  меня  за руку и потащила из каюты. — Пошли, покажу где у нас  мойдодыр.

Костя деликатно  улыбнулся, пропуская нас, а Вячеслав,  гордый за свою дочь, одобрительно покачав головой, взял за локоть  своего  друга.

— Пусть Аришка тут рулит, а мы пока займёмся  другими  делами.

То, что  озорная дочка  капитана назвала мойдодыром, представляло собой  крохотное  помещение, в котором, как и всё на яхте,  компактно  размещались  унитаз,  раковина  и  душевая.

Пока  готовилась к круизу, как прилежная  ученица  к  сдаче  экзаменов,  я успела  немного  освоить морскую терминологию и знала, что  мне показывают   гальюн.  Туалет, если хотите, по-нашему. Место, где  можно почистить зубы, умыться, сполоснуться, ну и само собой справить нужду…хм, заодно рыбок покормить. Всё как в обычной квартире. Хотя нет —  там санузел   куда проще, а здесь   разные примочки, характерные  только   для яхт. К примеру, для меня открытием стало, что душевая лейка  располагалась в специальном гнезде и, перед тем как принимать душ, её следовало оттуда вытянуть вместе со шлангом, а потом, по окончанию водных процедур, вставить обратно. Горячая вода имелась, даже очень горячая! А как же без неё! И к тому же пресная. Вообще все воды на яхте делились на несколько видов — питьевую, мытьевую, техническую, забортную (морскую), а ещё «чёрную» — альтернатива слову, с которым обычно у нас ассоциируются отходы…ну понятно какие! Но главная и самая нужная — это, конечно, та, которая используется для умывания, душа, мойки посуды. Во время стоянки в маринах её заливали в огромные баки по 300 литров, которые спрятаны в недрах  яхты. Обычно запаса хватало на 3-4 дня, если не проводить длительные спа-процедуры. Во время морских переходов принято расходовать воду экономно, чтобы хватило всем членам экипажа. Казалось бы, путешествуя по морям, где воды полно, это немного странно, но речь шла о запасах пресной воды, количество которой всегда ограничено. Так что изнеженным барби, считающим, что состояние их тела зависит от количества вылитой воды, здесь было бы не уютно, также как и половине экипажа, которой после таких чистюль пришлось бы мыть голову в море. На каждой стоянке всегда в первую очередь пополняются запасы воды. А ещё пресная вода имелась  прямо на палубе, чтобы после купания в море можно было смыть с себя соль, не спускаясь в гальюн. В общем,  я  усердно внимала  инструктажу Арины, объясняющей и показывающей, как правильно пользоваться душем и унитазом, на какие кнопочки жать, чтобы ушла вода,  где хранятся  туалетные принадлежности, какую воду пить, а какую нет, постепенно понимая, что пользование водой на яхте — это целая культура. И все эти «смотрины» не были занудным рассказом из разряда «вот это стул — на нём сидят, вот это стол — за ним едят». Всё только самое необходимое, что полагалось знать любому, кто отправлялся  на яхте в море.

—Короче, такие дела, подруга, всё просто, как видишь, — подытожила  Арина и обвела взглядом гальюн, чтобы убедиться  — ничего не упущено,  всё показано  и наставления окончены. — Туалет вполне приличный, но, конечно, тесноватый. Поэтому во время стоянки удобнее ходить в душ и в туалет в марине — там всё отлично благоустроено и всё входит в стоимость стоянки… А, блин, чуть не забыла, — спохватилась она и, потеснив меня в сторонку, показала на   светодиодную  лампу, встроенную в потолок, и маленький выключатель на ней.  — Свет врубается здесь. Не на стене, как в обычном туалете в квартире. Это для того, чтобы, когда ты стоишь в душе,  брызги на стене  не могли вызвать короткое замыкание. Смотри… — она  несколько раз включила и выключила свет. — Раз и два. Днём достаточно светло, хватает иллюминаторов. Их можно по желанию  открыть – закрыть. Если  боишься, что кто-то будет подглядывать, пока ты трёшь сисю-писю, — добавила она со смешком, — можно опустить вот эту занавесочку.

— Ясненько. —  Я понимающе кивнула, чтобы не осталось никаких сомнений в моей способности что-либо понимать, особенно если объяснили столь доходчиво.          .

Переводя взор с одной детали интерьера на другую,  я мысленно повторила  всё то, что  мне показала Арина: кнопочки… кнопочки… душевая лейка в гнезде… промывка унитаза  (боже упаси кидать бумагу в толчок, кто засорил его, тот  и прокачивает!)… треугольник в полу — это слив, выключатель на потолке… И не менее важное — выключать кран во время чистки зубов и умывания. Короче, намочила щетку, выключила воду, чистишь зубы, потом включишь воду для полоскания рта и щетки. Умыла лицо, выключила. Можно смотреться в зеркало, протирать ясны очи, ковырять в носу, зубах, ухе… Снова включаешь воду, чтобы отмыть козявки. Столько нюансов и тонкостей, а с другой стороны,  ничего сложного. Уж как-нибудь справлюсь.

— И что самое  клёвое — на нашей «Ярославне»  три гальюна! — с гордостью  отметила Арина. — Если сломается один туалет,  есть ещё два. Где они расположены, ты знаешь  — папик уже показывал.

Три туалета! Я одобрительно  покачала  головой с таким восторгом, словно нашла в  кармане завалявшуюся пятитысячную купюру.

— Блеск! Просто супер!  Вот это я понимаю — удобство!

—Ага! — зарделась  польщённая девушка.  —  Лучше и круче только на  элитных   яхтах  класса люкс.

— То есть тех, на которых плавают богатеи — разные миллиардеры, звёзды? У них там, кажется, ещё сверху такая площадка как на двухэтажном автобусе.

— Точно, — со знанием дела кивнула Арина. — Эта площадка называется флайбридж. Такие яхты только для богатых бездельников, они типа плавучих дворцов с шампусиком, музоном и тёлками. Для крутых выпендрёжных  роуд-пати. Там прямо в каюте есть туалеты, душевые кабинки и даже джакузи. Плюс всякие прибамбасы, которых нет у нас: мини-бассейны, бар, спутниковое ТВ, гидроциклы,  и разная фильдеперсовая начинка вплоть до системы климат-контроля, резных потолков  и мрамора в тубзике. — Арина презрительно сморщила носик и продолжила: — Но они нам не нужны. Мы простые люди. Любим романтику, не боимся ножки замочить, используем ветер, а не движок, моем посуду  забортной водичкой.  К тому же какая бы дорогая яхта у тебя не была,  всегда найдётся корыто круче твоего. К этому быстро привыкаешь и просто получаешь удовольствие от своей  посудины.

Хлопая ресницами, я слушала  журчание речи капитанской дочки, которая, воодушевлённая моим неподдельным интересом,  незаметно для себя увлеклась  и поведала  ещё много чего любопытного. Бесполезной информации не бывает. Мой мозг был тренирован таким образом, что любая информация сортировалась и поступала в хранилище. А в нужный момент я просто доставала её оттуда, свеженькую и готовую к употреблению — и вуаля!  В данный момент мой мозг заполнялся инфой, связанной с ключевым  словом  — проживание.  Эта была серая зона отсутствия однозначных критериев. Повседневный быт на яхте, как я поняла, в чём-то проще, в чём-то сложнее. Проще в том, что яхта изначально строится и оборудуется, исходя из соображений максимальной автономности и надёжности. Сложнее в том, что никто ничего за тебя не будет делать. Это примерно, как иметь свою дачу, когда все ремонты, достройки и прочее делаются только своими руками. Имелась, конечно, и некоторая специфика жизни на яхте, но ничего особенного в  быту после переезда в этот плавучий дом обычно не приходится менять.  Вообще, комфорт вещь субъективная — одному и в деревянной избушке комфортно, другому золотой унитаз подавай с подогревом, забортной водой посуду мыть не может, надо тонну  пресной воды. Как сказал Вячеслав, когда знакомил меня  с внутренним устройством яхты, «лучший комфорт — в гробу, а остальное  — компромиссы» .

Я заслушалась, развесив уши и забыла о своих  физических нуждах —  урчащем от голода желудке и  потном, усталом теле, жаждущем  оказаться под  душем. Настолько всё было интересно  и ново для меня. А эта девчонка, несмотря на  юность, знала  о яхтах  и морских путешествиях столько, что хватило бы на  несколько эссе. Умничка, ох и умничка, не девочка, а… пятнадцатилетний капитан из романа Жюль Верна. Блин, сколько она знает, сколько видела всего. Оставалось лишь прикинуть, сколько  терабайтов информации  вольёт мне в уши  Вячеслав, когда  речь зайдёт о его любимом деле.

Наверное, я слушала и слушала бы Арину, как канарейку, способную без умолку щебетать до тех пор, пока не наступят сумерки или её клетку не накроют тёмным покрывалом, но тут вмешался её  папик.

— Аришка! — донёсся из салона зычный  окрик Вячеслава. — Ты  это… дала бы гостье ополоснуться, освежиться. Заболтала её совсем.   Хватит  лекций. Ещё успеешь наговориться.

— Ничего не заболтала, — звонко кинула она в ответ, оправдываясь. — Надо же всё объяснить человеку, чтобы потом не бегать за   помощью, типа  «ой,  народ,  хелпаните  — я забыла, как промывать какашки»!

— Ага, и заодно про турецкие марины рассказать, где в туалетах   свежие цветы, и про Швецию с Норвегией, — насмешливо заметил папик. — Это  Диане  зачем сейчас?

— Ну просто! — надулась Арина и обратилась ко мне, словно ища поддержки. — Интересно же…  Да, Диан?

— Ага, — рассеяно кивнула я.

—Ладно! Короче, гальюн показала, как пользоваться объяснила, — поставила она наконец точку. Весело подмигнув, добавила: — Пока стоим у пирса, воду можно не жалеть, так что наслаждайся  водичкой сколько влезет.

Затем с довольным видом выпорхнула  из  помещения.

Дверь закрылась и я осталась наедине с собой, своими мыслями   и всеми этими вычурными примочками  яхтенного  санузла. Прислушалась к голосам, звучащим за дверью, ещё раз осмотрелась, мысленно повторяя наставления капитанской дочки, и глубоко вздохнула, ощущая   как  желудок скрутился узлом, коленки противно дрожат, и чувство нелюбви к себе за эту слабость превосходит все мыслимые пределы.

Ничего себе денёк сегодня!  Несколько часов назад ещё была дома, в привычной реальности, потом самолёт, Анапа, такси до Новороссийска, обнимашки с Костей, и вот я здесь, на «Ярославне», стою в туалете, пардон, в гальюне, где столько разных примочек. События дня разворачивались передо мной причудливой лентой. Неужели всё это действительно было? Мысли скакали, как расшалившиеся белки, и я пыталась призвать их к порядку. Хотела посмотреть мир? Ну, пожалуйста! Он там, за бортом, во всей своей красе   — чужой, незнакомый город,  корабли у причала, яхты, катера. И огромная бухта — стартовая площадка в ещё больший мир, ещё более незнакомый. На мгновение всё вокруг показалось придуманным, — всего лишь декорациями была и эта яхта, и  порт, и город;  нереальными, словно персонажи какого-то фильма, были Вячеслав, Костя, Арина и Оля, чьи голоса доносились до меня. А главная героиня — я, — остолбенела вдруг. На самом интересном месте! Забыла роль, не выучила текст, растерялась. И  вообще неизвестно, что в сценарии. Что случится со мной сегодня?.. А ещё завтра, и послезавтра. И потом. Я не знала, — что. Но  задумалась об этом, остановилась, словно столкнувшись с собственной тенью. Какая-то эпидерсия! Столько информации, столько впечатлений!  Одни Аришкины «лекции» чего стоили!

«Ладно, — собрала я волю  в кулак. — Ерунда. Со временем привыкну, освоюсь со всеми прибамбасами яхтенного жития-бытия.   Сейчас  просто  приму душ… Это же несложно. Не  такая уж я тупая слоупок, чтобы не понять с первого раза, что и как тут нажимать, крутить, вертеть».

Мои руки привычно скользнули вдоль тела  — по  моим  маленьким крепким грудкам, животику, после чего я стала расстёгивать шорты, неторопливо стягивая их  вместе с трусиками с бёдер пока они не упали спутанным клубком. Также не спешно закинула  руки за спину и стянула  с себя пропитанный потом топик. Открыла кран умывальника, намочила ладони и приложила влажные холодные руки к  горячим щекам. Подняв глаза,   увидела  своё отражение в зеркале. Отражение выглядело туманным, будто намёк. На красоту? На обаяние?

Я попыталась изобразить весёлую лукавость и кокетливость. Зеркало беспощадно отразило нервно моргающую девицу  с  оттопыренной  губой. Странно, ещё недавно, дома, когда  я собиралась в путь, отражение было симпатичное такое, милое, улыбчивое, глаза полны надежды, блестят, ликуют.

«Перезагрузка тебе нужна, вот что…»  — вздохнув, сказала я сама себе. Сокрушалась я недолго. Бросила взгляд  на своё обнажённое тело  и  испытала короткий приступ радости. Хоть я несколько миниатюрная, но фигура у меня отличная, стройная,  с тонкой талией, подкачанной попой, к которым прилагались:  круглые коленки, изящные ступни, педикюр, а также мягкий уютный животик с продолговатой ямочкой пупка, ниже которого темнел аккуратный треугольничек волос. Я сделала  несколько  оборотов, повертелась, рассматривая своё тело, проворно взбила волосы, полюбовавшись, как красиво ниспадают они на спину и шею  И надо сказать, что волосы у меня были великолепные — тяжёлая грива, переливавшаяся на свету оттенками из шоколадной и каштановой гаммы.

Помню, когда ещё была девочкой, в классе седьмом-восьмом, на меня стали обращать внимание далеко не только школьники. Взрослые мужики засматривались, подмигивали, улыбались, задерживали взгляд на моей груди, оборачивались, рассматривая мою фигуру сзади. Это сводило с ума: я так страстно хотела скорее стать взрослой. И  как  сейчас  рассматривала в зеркале тогда ещё   небольшую грудь и темнеющий треугольник между ног,  любовалась своим  изменяющимся  телом,  счастливая от мысли, что  родилась именно девочкой. Мне было так хорошо и комфортно в этом прекрасном теле.

Я шагнула в душевую кабинку. Если её можно так назвать. Она была крохотной, но казалась спасательным кругом среди океана стресса, единственной защитой — коконом, закрывающим  моё голенькое тело от чуждого внешнего мира. На полках обнаружились флаконы с шампунями, гелями на травах, разными кремами, жидким мылом, освежители воздуха.  Всего на полочке стояло около десятка разных ёмкостей — побольше и поменьше. Ну прямо как в домашней ванной! И не скажешь, что это яхта. Я выбрала «гель для душа и волос». Вытянув душевую лейку со шлангом из «норки», я  дёрнула кран и пошла холодная вода. Я ойкнула и повернула лейку в сторону. Через несколько мгновений вода перестала быть холодной, её температура теперь напоминала лёгкий слепой дождь летом. М-м-м, то, что надо… Я направила на себя  бодрящую струю и просто застыла на минуту. О, класс! Прикрыв глаза,  наслаждалась чарующей свежестью. Капельки нежно щекотали грудь, живот, заглядывая в  пупочек, следуя, не задерживаясь в межножье —  кайф! Откинувшись назад,  смотрела на бесконечные струйки воды, стекавшие вниз по моим  плечикам. Потом нанесла на себя гель. Душ в сочетании с ним приятно взбодрил и придал сил. Я быстро помыла голову,  потёрла тело губкой и, смотря, как вода смывает пену с ароматом персика и маракуйи, понимала, что все мои тревоги уходят. О да! Надо смыть этот долгий, насыщенный день. Смыть всю неуверенность, все заботы и хлопоты. Быть свежей и сильной, ведь скоро  начнутся настоящие испытания.

Раздался стук в дверь — барабанная дробь костяшками пальцев, и следом  звонкий голос Арины.

— Диан, ты полотенце забыла взять.

Держа в одной руке, словно микрофон, душевую лейку, другой я протянулась и  клацнула  замком.  В щель дверного проёма белым облаком впорхнуло пушистое  банное  полотенце, а следом  — моя новая подруга.

— Ну как ты? — спросила она, вешая полотенце на крючок. — Хороша  водичка? Уже искупалась?

— Нормуль, — расцветшим от блаженства голосом отозвалась я. — Словно заново родилась.

— Смотрю, разобралась с душем… Я же говорила, что ничего сложного.

— Да… Только тесновато   с непривычки. Но ничего. Я неприхотливая.

— Молодец. Неженкам и капризулям  тут  не в тему. Да и лишний  мейкап  себе не позволишь. Только самый минимум.

— Это я уже поняла. Да я и в тазике искупалась бы  — слово не сказала.

— Ну тазик у нас  тоже есть, но  это для стирки шмоток… Ладно, короче, ты это… закругляйся. Там уже  поляну к ужину вот-вот  будут  накрывать.

— Хорошо. Я мигом.

Смыв с лица пену, я бросила взгляд на Арину и наши глаза  встретились. Чуть склонив голову на бок, она  смотрела на меня — изучающе-пристально скользила взором по моему голому телу, останавливаясь то на груди, то на межножье.

— Хотя, думаю, минут пять у нас  есть… — медленно произнесла она, облизывая губки — может в предвкушении ужина, а может… — А ничего у тебя фигурка!

Её замечание, констатирующее очевидное, да ещё с  явным эротическим  подтекстом,  заставило  меня несколько смутиться.

— Спасибо, — скромненько выдала я, продолжая смывать с себя остатки геля.

— А там что у тебя, — татушка? Ну-ка,  зарисуйся.

— Где? — Я машинально бросила взгляд на своё тело, повертелась,  прекрасно зная, что никаких художеств — ни спереди, ни сзади, — на мне нет.

— Показалось, — с досадой сказала Арина, продолжая  поедать меня глазами, будто  сочный стейк — Думала, ты как  Оля  — с  татушкой. Кстати, видела у неё?

— Нет. А у тебя тоже  тату  есть?

— Только пирсинг. — И показала взглядом на бусинку в пупочке. — Всё собираюсь сделать, только не могу определиться, какую татушу  и где.

— Ясненько.

Повисла неловкая пауза. Неловкой её делала сама ситуация  — я стою голая, а капитанская  дочка бесстыдно истекает неприкрытым любопытством и вожделением.  Ещё и покрутиться меня заставила, попку показать, хитрюга  —татушку якобы там  заметила!

Я заинтересованно молчала, поёживаясь от её взгляда, чувствуя, как краска смущения стремительно заливает  лицо. Мой язык словно прирос к нёбу. Я боялась брякнуть что-нибудь нелепое. А она, облокотившись плечом о переборку,  следила за каждым моим движением — как я, смывая  остатки геля, тру грудки, живот, плечи.  Краешком глаза я видела, как Арина прикусила губу, глаза  подёрнулись мечтательной дымкой, как будто  что-то прикидывала в уме. Почему она на меня так смотрит? Ну принесла полотенце — спасибули! Чего зыкать-то? К моему великому смятению, я ощутила, как по телу  пробежала тёплая волна, странное томление зарождалось в животе и опускалось всё ниже. Присутствие  Арины всё больше волновало и будоражило,  требовало какого-то выхода, но какого, я ещё  и сама  не знала. Будь на её месте парень, с которым я только-только познакомилась, я, сгорая  от стыда, прикрылась бы  и с визгом потребовала  бы избавить  меня от своего присутствия. Правда, если  это был бы Костя, то, пожалуй, не завизжала. И не прикрылась. Мысль о  мужчине, так будоражащем сердце, кольнула меня и тело  отреагировало  новой приливной волной тепла.

Несколько секунд мы молчали. Единственными звуками были журчание воды и разнобойные голоса, доносившиеся из салона.

— Давай  я тебе помогу, — вдруг сказала Арина.  —  Пену со спинки смою. — Она прищурила глазки и хитро посмотрела на меня.

— Что? — пискнула я.

Вместо ответа  Арина с улыбкой  взяла  у меня душевую лейку, я машинально повернулась, подставляя  спину  под  тонкие струйки воды  и нежные ручки подруги. В сочетании с друг другом они заставили моё тело  встрепенуться,  откликнуться, затрястись мелкой дрожью,  как будто нахлынуло воспоминание, прячущееся где-то глубоко. Воспоминание о таком  же моменте из далёкой юности, когда я и одна моя школьная подруга, устроив жарким  июльским  вечером междусобойчик, превратились в трепетных  бабочек, улетев в мир чувственных  наслаждений, который не подарит ни один мужчина. И вот,  теперь снова…

— Какая ты прелесть, — промурлыкала  Арина у самого уха, обдав жаром своего дыхания. Она водила и водила по моей спине  ладошкой, словно делая массаж, струи воды тонкими змейками,  чуть замедляя движение на ягодицах, бежали вниз по бёдрам и икрам,  щекоча    кожу, заставляя её вибрировать.

От мягких и нежных прикосновений руки Арины я совершенно расслабилась, в блаженстве закрыла глаза, отдавшись волнам наслаждения. Её  ласки, сравнимые с дуновением ветра, заставили соски затвердеть, а писечку — предательски сочиться соком, который смешивался с капельками воды, стекавшими бисером по внутренним сторонам бёдер.

На какое-то время  даже  забыла,  где я.  Тёплая пульсация в теле, подобно волне,  накатывала, унося прочь и забирая не только мысли, но и ощущение себя самой.

Лаская спину, ладонь Арины спускалась ниже и ниже, пока не начала делать круговые движения  по моим ягодицам. Потом её средний  и безымянный пальчик игриво нырнули  между  «булочками» и заскользили вверх-вниз, от копчика и почти доходя  до  пышущей жаром мякоти межножья, издавая влажное «шлик-шлик».  Я тихо застонала, чувствуя, как каждое её  движение пробуждает сладострастный трепет во мне, и слегка прогнулась  — немой призыв, означавший «я хочу, чтобы ты продолжала». Но вопреки моим ожиданиям, озорные пальчики Арины  не спешили потеребонькать мой бутончик, раздвинуть губки и проникнуть в сокровенную пещерку. Она перенесла руку на моё плечо, прошлась таким же мягким легковесным движением, после чего ладонь  заскользила  по рёбрам, постепенно  перебираясь на живот.

Другая её рука с душевой лейкой продолжала ласкать моё тело тугими струйками воды. От пены уже не осталось и следа,  моя кожа блестела чистотой  и купание  уже было не купанием, а игрой, забавой, на которую подталкивало  необходимость утоления плотского желания. Но как же теперь важна была плоть — слияние, взаимный поступательный ритм, погружение в неведомые глубины. Сквозь полуприкрытые глаза я смотрела, как  пальцы Арининой  ручки  исследуют ложбину между моих грудей, спускаются вниз, словно нащупывая дальний путь, вновь  скользят  вверх, а струйки воды  обтекают её маленькую ладошку,  как лодочку, плывущая против течения.

На миг я вдруг  абстрагировалась от происходящего   и в какой-то момент как бы  увидела себя  со стороны. Вот стою голышом  внутри яхты, за сотни «кэмэ» от дома. Принимаю душ вместе девушкой, с которой  едва знакома,  позволяю ей ласкать себя. Какая-то  фантасмагория! Наваждение! Вообще, это — я? Сейчас зажмурюсь, открою глаза, и всё растворится, исчезнет,  как  мираж.

И я зажмурилась, но действо продолжалось. И тут на меня накатило самая настоящая похоть! Она резко стукнула меня по башке, лишив последних мозгов и отогнав остатки здравого смысла глубоко в подкорку. Мне захотелось чего-то большего — полностью отдаться пробудившейся страсти. Подчиняясь ей, я повернула голову вбок, желая встретиться с  губами Арины, блуждающим  на волосок от моих плеч и шеи. Её ротик был полуоткрыт и казалось только и ждал встречи с моим. Несколько секунд, показавшихся вечностью, мы  источали ртами влажное тепло, упиваясь  дыхание  друг друга. Я откинулась  на её  плечо и мы слились в поцелуе. Таком влажном и страстном, бесстыдно интимном. Я нашла своим язычком её. Удовольствие затопило меня, кожа вспыхнула от пробежавшей между нами искры, в теле разгорелся настоящий пожар. Меня  накрыла с головой новая, неведомая прежде волна желания. Настоящее цунами! Забыв про ужин, про остальных, кто был на борту яхты, даже про Костю,  я руками обхватила за талию Арину и прижала  к своей попе. Её крепкие лимончики-груди впечатались в спину; твёрдые, как горошинки, сосочки ощущались  кожей  сквозь  её  намокший  топик.

Одной  рукой она тоже импульсивно прижала меня к себе,  другая,  держа   душевую  лейку, скользила по моему телу, поливая   водой. В какой-то миг эта рука оказалась  между ног,  и тонкие, как иглы,  водяные    струйки   в   упор забили  в низ живота.  Я охнула, закусываю губу, чтобы не закричать от интенсивности ощущений, но всё же не могла сдержать чувственный стон, когда  моя  горячая  щёлочка  подверглась  этой  сладостной  пытке.

Мосты были сожжены. Мне  хотелось секса.  Здесь!  Сейчас! С Ариной!  Всё   остальное было по фигу!

И тут случился облом.  В дверь постучали и мы услышали голос Ольги:

— Девочки, вы там не уснули?  Арина,  Диана,  кончайте   свои спа-процедуры.  Пора  за стол.

Мы вздрогнули, как от удара, объятия вмиг  разомкнулись.  Отстранившись, Арина    нечаянно  обрызгала  свои  шортики.  Ойкнув, быстро выключила воду, проворно вставила душевую  лейку в гнездо и включила помпу, пока я  с не меньшим темпом вытиралась  полотенцем. Мокренькие мы смотрели друг на друга, хлопая ресницами, словно очнувшись от нелепого  наваждения. Иллюзия, мираж. Не правда. Бессмыслица. Всё это крутилось в голове всё интенсивнее, по мере того, как удовольствие шло на спад. Я  не могла поверить в то, что только что произошло. Неожиданно для себя   мы  засмеялись,  будто  съели  кучу  смешинок.

В каюте, продолжая ловить «ха-ха», быстро поскидали с себя мокрую одежду и нижнее бельё, переодевшись  в сухое. Я  — в  изящные нежно-сиреневые трусики – бразилиана   и такого же цвета лифчик, по верх которых натянула бермуды и  белую  майку без надписей,  а  Арина — в   просторную  клетчатую  рубашку,  как  мне показалось, с отцовского  плеча. Рубашка хотя и длинная,  едва прикрывала  её голубенькие стринги, сменившие   красные  бикини, которые были  до этого.

— Что? — поймала она мой удивлённый взгляд.

— Да  нет, ничего, — пожала я плечами, занимаясь своими мокрыми волосами, которые в спешке промакивала  полотенцем.

На   яхте Арина была  как дома и не нуждалась в советах, что ей одевать. Но по моему мнению, этот минимум гардероба   казался  несколько вызывающ.  Хм, вот так… без лифчика, в одних трусиках  и рубашке? Перед папиком и Костей?  Лично я в таком виде  не вышла бы из дома даже во время пожара.

А впрочем, что за глупые мысли! Мы только что в душе чуть не занялись сексом. Не пора ли отбросить ложный стыд  и признаться самой себе  в  противоречивости  собственных поступков  и желаний.

В салоне  нас уже ждал накрытый  стол,  за которым сидели  Вячеслав и Костя. Оля  ещё  возилась с сервировкой — фланируя туда-сюда, расставляла  приборы.  Чей-то  Samsung Galaxy, лежащий  на столешнице, источал динамичную зарубежку.

— Ещё немного и начали бы  без вас,  — насмешливо блеснул глазами капитан. Потом, придав лицу суровость и  насупив брови, начал нас отчитывать. — Шустрить надо, девоньки.  В море, как-никак идём,  не на девичник.  Ну Диане,  ладно, простительно, но  ты-то, стрекоза, не забывай, что время не резиновое. Трали-вали  потом  будете,  в пути. — И наградил дочурку лёгким шлепком по попке.

— Ай, пап, — запротестовала Арина. — Я же как лучше!  Вот-вот поднимем паруса, а Диана  толком  о яхте ничего не знает.  Надо  было  всё показать, объяснить, чтобы она не чувствовала себя бациллой[1].

— Как лить на себя воду, чтобы сполоснуться, она тоже не знает? — подколол  он в ответ. — Ладно, ладно, — сменив гнев на милость, закивал Вячеслав. — Давай, вон, вместе с Олей свой мастер класс  показывай. Помогай ей.  А  ты, Диан, — обратился  он ко мне любезным тоном, — присаживайся. Чувствуй себя  как дома.

Я села  за стол  рядом с Костей, который салютовал мне приветливо-тёплой  улыбкой.

— С лёгким паром! — полушутливо поздравил он. —  Ну как, всё нормально?  С санузлом, надеюсь, никаких проблем не возникло?

— А какие там могут быть проблемы, дядя Костя!  —ответила вместо меня  Арина, раскладывающая по столу вилки и ножи. — Диана не глупая, с первого  разу  во  всё  въехала. — И лукаво  подмигнула мне. — Всё  ведь в ажуре было, да, Диан? Ну не считая того, что ты меня  обрызгала.

Я выразительно промолчала, зардевшись от похвалы. Но подумав о том, чем мы занимались с Аришкой помимо инструктажа и моих водных процедур,  опустила  глаза, зардевшись  ещё  больше. К смущению добавлялось чувство неполноценности от  мокрых  волос, которые  струились  по плечам  в художественном беспорядке.

— Ну с таким педагогом наша гостья далеко пойдёт, — с расстановкой  заметил  Вячеслав.

— Конечно,  — решительно согласился Костя. — Тем более, что Диана и без нас  кое-что успела   освоить. —  Он с уважением посмотрел на меня. — Знает название всех парусов, владеет  морской терминологией. — И  в   двух   словах поведал   о нашем  былом виртуальном общении, в ходе которого я  не раз удивляла его  объемными «закромами»  знаний  в этой области.

Я смущённо  заёрзала  и  кончиком сандалий  легонько  пихнула под столом  Костину ногу.

— Да ладно, дядя Костя! — воскликнула Арина и посмотрела на  меня изумлёнными глазами. — Даже военно-морскую историю знает?! И про пиратов?!  Если по чесноку,  для девушки  это  нетипичные  темки! — И добавила  с нарочитой скромностью:   — Ну не считая меня, конечно.

— Я на полном серьёзе говорю, — настаивал Костя.  — Не веришь, могу нашу переписку показать. Или давай,  сама что-нибудь   у Дианы спроси.

— Окей,  — сразу загорелась  та и,  прищурившись, подумала несколько секунд, после чего  задала мне вопрос:  — А ну-ка, скажи нам подруга, на каком курсе  парусные яхты в состоянии двигаться быстрее ветра?

— На курсе галфвинд, — чуть помедлив с ответом выдала я, метнув на Костю  неуверенный взгляд. Тот  светился   радостной улыбкой — ответ был правильный.

—Вау! Какая умничка!  — пришла в восторг  Арина, точно шаловливый ребёнок, захлопала в ладоши и начала щебетать, строя планы на ближайшее будущее, в котором  она непременно расширит мои познания: научит  «травить гика-шкот», «отвязывать кранцы»,  «уходить на бакштаг» и многое-многое другое. Она с таким энтузиазмом тараторила, упиваясь педагогическим порывом, а глаза так озорно светились, что   все  не могли не улыбнуться. Кроме меня. Ошарашенная  обилием навыков, которые  мне предстояло  усвоить, я ощутила, как одуряющий туман романтизма, быстро выветривается и становится очевидно, что без геморроя  этот  круиз не обойдётся.

— Только  камбуз  не  трогай,  — вставила слово Ольга. — Тут уж я сама  покажу  Диане мастер-класс, чтобы она знала как пользоваться плитой и правильно  мыть посуду.

— Ой, да, пожалуйста,  —  уступила с напускным  безразличием    Арина. — Мне не жалко.

— Заодно  поделюсь некоторыми рецептами, — продолжала Оля. — Уверена,  по части готовки мы с Дианой найдём  общий язык.  — И вопросительно посмотрела на меня.

Я ответила утвердительным  кивком. На фоне парусно-такелажных заморочек кухонные  премудрости  яхтинга мне казались меньшим  злом. Тем более, готовить я любила, и не просто любила, — ОБОЖАЛА. Пожалуй, это была моя вторая стихия после  журналистики  и  писательства. Едва сев за стол, я с профессиональным   интересом  следила за Олиной  вознёй  и с любопытством  разглядывала  ассортимент блюд, приготовленных к ужину: нарезанные стебли сельдерея,  свежий хлеб, помидоры, огурцы, напитки.  Но гвоздём  программы был, конечно,  запечённый   тунец. Разрезанный на ломтики, покрытый слоем лука, помидоров, тёртого сыра, залитый сухим вином, он соблазнял приятным ароматом, заполнившим  весь  салон.  При виде всей этой вкусноты текли слюни, а в животе возмущённо  стонала пустота, требующая  наполнения.

— Всё  девочки, хватит!  Совсем  уже   вынесли мозг Диане своим  мастер-классом,  — смеясь, сказал Вячеслав,  заметивший, очевидно, с каким мученическим видом я смотрю на стол. Реально, сейчас мне было не до словесного пинг-понга, которым обменивалась команда «Ярославны». Я буквально умирала с голода.

Наконец, в  центре стола  выросла бутылка «Барбареско», сухого итальянского  вина — это  был последний штрих — и мы приступили к  долгожданной  трапезе.

[1] Бацилла – морской жаргон, подразумевающий малоопытного члена экипажа, от которого порой больше вреда, чем пользы (прим. авт.).

 

(Всего 237 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

64

Беженка. Глава 2 ...

523

Беженка. Глава 1 ...

917

Секс и криминал. Часть 3. Адск ...

Похожие рассказы:

7.920

Знахарь поневоле. Глава 7 ... Автор: НафанЯ

312

Лада ... Автор: Елена Стриж

12

Олбанка и Птушница ... Автор: DD

Диана Шерман

Ищущая себя, в постоянном творческом поиске начинающая молодая писательница. Основной профиль - боевая, приключенческая эро-фантастика, тентакли, запредельное.

29 комментария к “Под парусами в Эдем. Часть 2. Новороссийск”

  1. Очень интересное продолжение. С удовольствием прочитаю вторично. Думаю что если и есть изменения то небольшие. Спасибо Диана что предоставляешь такое приятное удовольтвие своим читателям.

    1
    1. Благодарю за отзыв, уважаемый Мангуст! Эта часть могла быть еще больше, но поскольку читатели хотели поскорее ее увидеть, решила сделать остановку на подходящем моменте в повествовании и выложить то, что уже готово.

      3
        1. Моим главным стремлением на поприще эро-писательства всегда было и остается желание радовать читателей! Именно это меня больше всего вдохновляет. К тому же хороший и отзывчивый читатель помогает мне совершенствовать писательское мастерство.

          3
    1. Спасибо, Алиночка! О да! Эту сценку я с особой тщательностью описывала, вся аж трепетала, хотя, как ты знаешь, в реальности там, с с Ариной, все было несколько иначе. Но спинку она мне, конечно же, потерла )) Эта небольшая отсебятина, которую я себе позволила, ей тоже понравилась))

      4
      1. Диана, да ты просто мастер интриги! Трудно оторваться от прочтения, вроде просто, но так завлекательно. Сцена в душевой – это отдельная тема разговора. Восхищён. Сейчас футбол Литва – Украина, но завтра перечитаю, как говорится – под протокол, с чувством. с толком и расстановкой.
        Однозначно – 10.

        2
        1. Мой добрый друг Алекс, даже ваш анонс будущего отзыва меня наполняет радостью)) Ваши комментарии всегда с какой-то особенной изюминкой и я читаю их с огромным удовольствием. Даже когда они адресованы другим авторам. За оценку огромное спасибо! Лезла из кожи вон, чтобы представить достойное произведение. Ниже я прилагаю свой анонс. Такой мне видится обложка данного проекта.

          4
    1. Продолжаются и постепенно набирают обороты. В следующей части должны выйти в море, но до этого момента я должна буду рассказать, как кухарить и мыть посуду на яхте. Плюс еще некоторые сцены (пока не буду говорить какие) 😉

      5
      1. ” Тем более, готовить я любила, и не просто любила, — ОБОЖАЛА. Пожалуй, это была моя вторая стихия после журналистики и писательства. “- вот за этот момент дополнительный плюс Диане. Хорошее увлечение, полезное)

        2
  2. Наверное здорово заново переживать волнующие сцены?
    Когда ты в реальные сцены добавляешь свою фантазию, как твои визави переживают неслучившееся?
    Сожалеют?

    У меня тоже на модерации лежит летняя новинка

    2
    1. Есть такая мыслишка. По ходу написания, возможно, некоторым ее и моим фантазиям найду воплощение. Но забегая вперед, в одном могу уверить, что спали мы на одной кровати и некоторые шалости, которые мы себе позволяли, были на самом деле. К ним я приложу лишь скромные детали-отсебятинки, которые придадут действу больше сочности и огонька.

      3
      1. Уважаемая леди Диана! Я только сейчас понял, что Вы, как не только умная и талантливая, но амбициозная леди-писатель, представили обложку будущей своей книги. Я в этом точно уверен!
        Я вот своим скромным воображением в рассказе “Кукловод” размахнулся на 26 частей. У Вас я думаю, (уверен) будет частей больше, да и объём каждой части раза в два больше. Так что – книга! И это просто прекрасно!
        Так что как выпускающий редактор (шутка) утверждаю обложку!
        Сейчас поздно, но завтра с утра (с утра я обычно трезвый) я разберу часть 2 Вашего супер-сериала и такое Вам напишу – горы содрогнутся!
        С уважением к Вашему таланту! Ещё творческих успехов и крепкого сна!

        2
        1. Ну насчет крепкого сна я уже не уверена, боюсь как бы содрогание гор не заставили меня выскочить на улицу в одной майке на босу грудь, поэтому буду дремать в полглаза. Шучу 😉 Конечно же, надо будет набраться сил. А за добрые пожелания большое спасибо! Я пока не знаю, на сколько частей растянется этот проект, особенно принимая во внимание мою тягу смаковать детальки, расписывать все до малейших подробностей. Я имею в виду истории, взятые непосредственно из моей жизни. С вымышленными я не особо миндальничаю… Возможно, буду выкладывать реже, но представлять вниманию читателей объемные части этого произведения.

          3
            1. Ну это я, конечно, образно выразилась – “в одной майке на босу грудь” )) Но Вы, надо полагать, уже нарисовали в воображении соответствующую картинку. Кстати, прямо сейчас я как раз и сижу в одной майке…хм, не считая прочих элементов скромного гардероба )) Фото прилагать не буду – Ваше воображение и так представит 😉

              3
                1. Бросила взгляд на своё обнажённое тело и испытала короткий приступ радости. Хоть я несколько миниатюрная, но фигура у меня отличная, стройная, с тонкой талией, подкачанной попой, к которым прилагались: круглые коленки, изящные ступни, педикюр, а также мягкий уютный животик с продолговатой ямочкой пупка, ниже которого темнел аккуратный треугольничек волос. Я сделала несколько оборотов, повертелась, рассматривая своё тело, проворно взбила волосы, полюбовавшись, как красиво ниспадают они на спину и шею И надо сказать, что волосы у меня были великолепные — тяжёлая грива, переливавшаяся на свету оттенками из шоколадной и каштановой гаммы

                  2
  3. ” В какой-то миг эта рука оказалась между ног, и тонкие, как иглы, водяные струйки в упор забили в низ живота. Я охнула, закусываю губу, чтобы не закричать от интенсивности ощущений, но всё же не могла сдержать чувственный стон, когда моя горячая щёлочка подверглась этой сладостной пытке.

    Мосты были сожжены. Мне хотелось секса. Здесь! Сейчас! С Ариной! Всё остальное было по фигу!”- одна из лучших цитат этого прекрасного текста.

    2
  4. Из всего того,что сейчас выложено на сайт с пятницы, пока меня не было, прочитал пока только этот рассказ. И впечатлен. Написано подробно, интересно и с душой,можно многое разобрать на цитаты. Выше я одну цитату уже выделил, это можно делать ещё и ещё, текст Богат на метафоры и на вызывающие внимание моменты. Отлично.

    2
  5. Очень насыщенная глава. Очень хорошо ощущается преддверие неких событий, коим вскоре суждено произойти. Они, эти события, словно свернулись в клубок, сжались подобно пружине… а потом вмиг разожмутся, начнут раскручиваться, вовлекая путешественников в целую череду приключений. Вот такое у меня впечатление от этой главы. И конечно, всё очень красочно и красиво подано, описания – великолепны (ну, об этом выше уже сказали). С нетерпением жду следующую часть!

    2

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!

Проверка возраста

Внимание! Это сайт только для взрослых! Если Вам не исполнилось восемнадцать лет - немедленно покиньте сайт!