Skip to main content

Подарок на Рождество или Santa Mom (перевод)

Перевод: с английского. Автор byklrxo.

– Так что же ты хочешь на Рождество в этом году, сынок? – Спросил папа, пролистывая газету.

– Я не знаю отец. Я не особо об этом задумывался. – Пробормотал я, поедая хлопья на завтрак. – Мне восемнадцать… чего хотят большинство таких, как я, папа.
Я улыбнулся, задумавшись в глубине души о чем-то необычном и неожиданном.

Мама оглянулась на меня, прекратив мыть посуду. Она была одета в сексуальный короткий шёлковый розовый халат, который мне нравился, и который опускался всего на несколько сантиметров ниже, чем её полная, тугая задница в форме сердца. Я задрожал на месте от вида ее длинных бронзовых ног, пытаясь представить, как выглядит та их часть, что прячется под подолом халата, особенно то место, что соединяет их вместе…
– Так о чем же ты подумал? Ты должен точно знать, чего хочешь. – Она сказала, возвращаясь к своей посуде. – Хотя, тут нет ничего тайного, все написано у тебя на твоей милой мордашке…

– Это правда, сынок. Есть что-то, о чем ты подумываешь попросить, но возможно не решаешься? – спросил мой отец.

Честно говоря, я не смог догадаться, о чем сказала мама. Насколько я помню, я ничего ей не говорил о своих желаниях по поводу подарка.

– Ну, если ты хочешь озвучить свое желание, то делай это побыстрее. Рождество подкрадывается. – Сказал папа, вставая из-за стола и направляясь к выходу.

Мама повернулась, вытирая руки, я с любопытством посмотрела на него.

– Хорошо, миссис читательница мыслей. Почему вы так уверены, что знаете, о чем мечтает ваш сын на Рождество? – Я с вызовом посмотрел в глаза этой роскошной леди.

Она подошла ко мне, и ее огромные сиськи, точно без лифчика, закачались под халатом. Она наклонилась и прижала губы к моему уху, ее милые золотые сережки пощекотали мою шею.

– Он хочет трахнуть свою маму. – Она прошептала интригующим сексуальным тоном.

Когда мой рот открылся, и я попытался впитать ее комментарий, мама уже вышла из кухни, и ее мясистая задница соблазнительно раскачивалась в такт движения.

Я слышал, как мама много чего говорила в моей жизни, слышал, и не раз, как она грязно материлась, но никогда не слышал от нее такого, что бы фраза, брошенная ею, так встряхнула каждый сантиметр моего тела.

Я слушал, как она отправила моего отца на работу, и все еще сидел там, офигевший от маминого словесного фортеля. Сидел и собирал мысли в кучу, пока она не вошла на кухню с мороженым.

– Почему ты так уверенна? – Я хрипло спросил маму.

– Я ведь права, ты хочешь пригвоздить меня к матрасу на Рождество? – Она сказала, остановившись напротив стола.

– Да. – Я выложил все свои желания, не понимая, как это могло произойти.

– Есть кое-что, что мы, мамы, просто знаем, – ответила она, хитро улыбаясь.

– Но, к-к-ак… – я стал заикаться от неожиданности.

Мама наклонилась, положила ладони на стол и уставилась на меня. Ее халат раскрылся, и я обнаружил, что смотрю в длинную подковообразную щель ее покачивающихся шаров, мощных буферов. Мое сердце застучало, словно молот, а в шортах начал образовываться огромный бугор.

– Еще пара минут и ты своим взглядом стащил бы с меня трусики. Скажи мне, что я ошибаюсь… Или не ошибаюсь – и тогда я могу рискнуть… – В ее голосе послышались стальные нотки. Да, мама умеет нагнетать обстановку и нагибать домочадцев.

Я не мог сказать ничего в ответ, так как был сильно взволнован.

– Лучше бы тебе составить список на Рождество завтра днем и указать свое самое сокровенное желание, Роджер Рам-Джетт, или тебе не повезёт. – Посоветовала она.

Мама встала и вышла из кухни, оставив мне самую большую эрекцию, которая когда-либо заполняла мои шорты.

Наш разговор был всем, о чем я мог думать в тот день. Конечно, я фантазировал о том, чтобы трахнуть свою мать. Любой ребенок, у которого была бы такая мама, как у меня, хотел бы того же.

На следующий день мама вошла в мою комнату после того, как я вернулся домой из школы. На ней были сексуальные джинсы с низкой вырезкой, обнимавшие ее мягкие изгибы, и бледно-розовый топ, подчеркивающий вздутие ее огромных сисек. Я посмотрел вниз на ее великолепные маленькие загорелые ступни с их ярко розовыми ногтями, прячущимися в изысканных босоножках на высоком каблуке.

– Итак… ты готов предоставить для меня свой список? – Она спросила.

Я взяла список и передал его ей. Она стояла там и смотрела на него секунду.

– Ты кое-что забыл! – Она сказала, протягивая мне руку помощи.

– Что? – Я спросил, пытаясь притвориться дураком.

– Сам знаешь что. Не смей притворяться, что не хочешь этого. – Ответила мама.

– Папа увидит этот список? – Я нервно вздохнул, забирая листок обратно.

– Только если мне придётся это внести в общий семейный список. – Она ответила с язвительной насмешкой.

В списке были только несколько обыденных и стандартных рождественских желаний. Внизу я написал: ТРАХНУТЬ МАМОЧКУ, а затем передал ее обратно.

– Это… было так тяжело? Всего два слова и желание Санта Клаусу отправлено. – Она улыбнулась.

– Нет, не тяжело – Я покраснел.

– Ужин через полчаса… и не забудь о рождественском празднике сегодня вечером. – Она сказала, в момент, когда покачивала задницей у моего дверного проема.

Празднование было в основном для двух моих младших сестер, но мама и папа всегда заставляли меня быть при этом с ними. Пока отец водил девочек к Санте, я стоял с мамой, когда она разговаривала с одной из своих подруг по соседству. Наблюдая за красотками средних лет, я не мог не помечтать об их роскошных телах.

– Она бы действительно дала бы себя трахнуть? – Я размышлял над возможным волшебным подарком. – Или это очередная мамина шутка. Она такая безбашенная приколистка.

– Дженис, твой бедный мальчик… похоже, он в миллионе миль отсюда. – Подруга мамы улыбнулась, глядя на меня.

Мама взяла меня за руку и прижалась к моему боку. Даже сквозь ее пуховую куртку я чувствовал вязкую упругость ее большой груди.

– Ну, ты же знаешь, каково это быть в ожидании прихода Рождества. Все, что могут сделать мальчики, это задаться вопросом, сможет ли Санта-Клаус принести им то, что есть в их списке. – Глядя мне в глаза, с маленькой непристойной ухмылкой, сказала мама.
– Может, теплый горячий шоколад его развеселит. Пойду, принесу всем нам по чашке. – Сказала подруга мамы, направляясь к стойке с закусками.

Мама обошла вокруг меня и стала передо мной, затем обняла меня спереди. Она обхватила меня за шею руками и плотно прижалась к шее. Даже сквозь слои зимней одежды я чувствовал, как ее огромный бюстгальтер давит на мою грудь, словно мягкое тесто.

– Я думаю, есть только одна теплая вещь, которая поднимет настроение моему малышу. – Она сказала, обнимая меня крепко.

Стоя на своих носках, мама притащила свои губы к моему уху.

– Это мамина горячая, вместительная пизда, не правда ли, милый? – Она прошептала.

– Ага. – Мой голос дрожал, мой член быстро набирал силу от крови, а я с трудом удерживался на грани потери сознания.

В моем ухе мама начала мягко петь часть своей версии “Санта Клауса приезжает в город”.

“Она знает, о чем ты думаешь и о чем мечтаешь. Она видит тебя, когда тебе больно. Она знает, когда ты становишься большим и твердым, и ты хочешь заставить ее тело дрожать. О, тебе лучше быть осторожнее в желаниях, тебе лучше не плакать, а оставаться твердым, Я расскажу тебе почему… мама-Клаус приезжает в город”.

Я почувствовал, что мои колени ослабли. Мама быстро поцеловала меня в щеку.
– У тебя будет очень хорошее Рождество, дорогой: теплое, глубокое и уютное. – Она улыбнулась.

Каким-то образом, я поверил ей. Великий Санта Клаус, ну почему это не может произойти достаточно быстро.

Сочельник в моем доме означал полный дом родственников и множество маленьких детей, бегающих вокруг и сходящих с ума. Обычно в таких случаях я удалялся в свою комнату, но после событий прошлой недели мне хотелось как можно больше времени проводить с мамой. Я никогда не знал, когда она может прижаться ко мне или прошептать что-нибудь неприличное мне на ухо.

Как всегда, она была так сексуально одета, что едва сводил с нее глаз. На ней была джинсовая мини-юбка и белые сандалии на высоком каблуке, которые подходили к ее облегающему кашемировому свитеру. Массив ее грудей был просто огромен.

Я сидел на полу в гостиной, прислонившись к дивану, притворяясь, что смотрю рождественское шоу с несколькими моими младшими братишками и сестренками. В это время в комнату вошли мама и тетя Донна. Я вздохнул и попытался встать, что бы удалиться в свою комнату. Но тут мама постучала меня по плечу, когда она и тетя сели на диван. Я занял прежнее положение, понимая, что бегство не удалось.

– Ты в порядке, дорогой? – Спросила она, сбросив туфли и удобно устраиваясь на диване. Ее шикарные длинные ноги поднялись вверх на уровень моей головы и провокационно легли на мягкую поверхность. Теперь она сидела параллельно на диване с согнутыми ногами в коленях, лежа на плоской подушке рядом с моей головой.

Когда она и моя тетя начали болтать, я неожиданно ясно осознал, что могу видеть абсолютно ВСЕ, что есть под маминой юбкой! Поскольку моя голова была повернута в сторону телевизора, это было идеальное положение для того, чтобы я мог рассмотреть все в подробностях, не будучи пойман с поличным! … И все боги мира, я чуть не задохнулся, так как смог видеть самую лучшую часть… этого невероятного представления. Все это было только на расстоянии руки от моих расширяющихся глаз.

На ней была пара узких белых шелковых трусиков, которые плотно, в обтяжку, прилегали к сокровенной части ее женской раковины. Я буквально видел, как ее выпуклая, пышная плоть сочилась по ее краям. Трусики были настолько малы, что едва скрывали только самую сердцевину маминой вагины, оставляя оголенной почти всю промежность на виду! Я внезапно почувствовал обморок, мое сердце билось, как кузнечный молот, а мой член вырос до огромных размеров.

Я попытался сосредоточиться свое внимание на телевизоре, но когда тетя отвернулась от мамы, чтобы поговорить с детьми, я почувствовал, как мягкие пальцы ног матери скользят под моим подбородком, возвращая голову назад к ней. Это был угол обзора, который заставил меня почти взорваться в штанах. Теперь я смог остановить уже безбоязненно свой взор между ее загорелыми шелковистыми ножками…, тугими ляжками вплоть до пышного, скудно покрытого шелком дамского сокровища. Теперь уже не украдкой, а продолжительно, смакуя это восхитительный вид женского начала.

Мои глаза прошли вдоль ее роскошной груди к ее сверкающим глазам, смотрящим прямо на меня. Немного усмехнувшись, мама соблазнительно похлопала по краю подушки возле бедра. Я не терял времени еще немного приблизился.

Когда моя тетя закончила говорить с дочерью, и они с мамой возобновили разговор, я начал улавливать резкий женский аромат мамы. Я медленно повернул голову, чтобы не вызвать подозрений у тети, и обнаружил, что смотрю на толстую выпуклость ее супружеской пизды.

Теперь, на расстоянии всего фута, я отчетливо видел под растянувшейся, полупрозрачной белой тканью ее толстый капюшон клитора, но более всего темную, широкую длинную щель вагины, прижимающуюся к ткани, а также тень небольшого тщательно выстриженного участка темного пушистого лобка. Запах ее половых органов на таком расстоянии был настолько сильным, что у меня кружилась голова.

Почти не осознавая этого, я откинулся назад и посмотрел промеж ее раскинутых бедер вверх – на большие шары висящих сверху сисек. Моя тетя, должно быть, опять отвернулась, потому что мама заглянула на свои чудеса и мило подмигнула мне.

– Эй, детишки, Санта здесь! – Кто-то закричал из другой комнаты.

Санта пришел раздавать маленькие подарки в канун Рождества. Одна из глупых традиций, которые у нас были каждый год. Дети воробьиной стайкой выбежали из гостиной, тетя Донна тоже ушла, оставив нас с мамой наедине.

Когда я начал вставать, я почувствовал, что мамины ноги обхватывают мою талию и прижимают меня к ней на диване. Это было неловкое положение. Если бы кто-нибудь вернулся в комнату, это выглядело бы неправильно. Я верил, что мама знает, что делает, когда я прислонял спину к ее высокой груди.

– И куда вы идете, молодой человек? Твоя Санта здесь. – Она сказала, запустив руки под мою рубашку, проводя ими по моей груди.

Я видел, как одна из ее сексуальных ног заскользила по моему бедру, прошлась по яйцам и по всей длине моего железного члена. Мое тело дрожало под ее прикосновением.

– У кого-то рождественский стояк. – Она прошептала, сжимая пальцами ног мой фиолетовый наконечник.

– Оу, я чувствую сильную пульсацию. Какой прекрасный инструмент для горячей маминой пизды. – Она прошипела.

– Санта приближается, детка. – Она сказала, целуя мою щеку.

В ту ночь я почти не спал. Мой член часами был в твердом состоянии в ожидании Рождества. Наконец мои родители позвали всех в гостиную, и я поплелся вниз с моими взволнованными маленькими сестрами.

Мама только что пришла с кухни, когда я подошла к ёлке. На ней был этот сексуальный короткий шелковый халат, и, судя по тому, как дрожали ее сиськи, это все, что на ней было. Она обняла меня сзади и поцеловала в щеку.

– Счастливого Рождества, милый.

– С Рождеством, мам. – Я улыбнулся.

Она быстро прижала губы к моему уху.

– Держись рядом со мной этим утром. – Она прошептала.

Следуя ее совету, я сел рядом с мамой на диване. Она плотно прижалась ко мне, накинув одеяло на наши колени. В это время мой отец начал рыться в подарках.

Я почувствовал, как ее крошечная ладошка легла на ширинку моих боксеров и начала мять мой вялый пенис сквозь материю. А затем больше! Ее маленькая ручка проникла внутрь моих труселей и начала вытаскивать мой член в прореху ширинки. Я поразился ее безбашенности и наглости. Она смотрела, как мои сестры копаются в своих первых подарках, не подавая ни малейшего признака озорства, которое происходило под этим под одеялом.

Мой член начал быстро твердеть в маминой руке, а она тем временем сжала и вытащила эту растущую плоть. Ее сжимающий кулак вращался вокруг моей раздувающейся головки члена, протирая ее рукой сквозь проступившие из моего кончика выделения, смазывая мой все еще увеличивающийся ствол. Она не стала ждать, когда он отвердеет полностью, хотя он уже и так достиг небывалых размеров и начала мастурбировать меня вверх и вниз. Мои ноги начали дрожать от удовольствия.

“Черт возьми, она делает это… Моя собственная мама трахает меня собственной рукой! Да… Протянула руку помощи”. – Мысли дикой стаей пронеслись в моей голове.

– Теперь посмотрим, что Санта оставил твоему брату. – Сказал отец моей сестре, намекая на поиск подарка.

– Все в порядке, папа… пусть девочки открывают свои. – Я сказал, с трудом сдерживая себя в руках. Как же тяжело контролировать свое взволнованное дыхание.

– Дорогой, почему бы тебе не открыть одну из твоих. Тот зеленый вон там, в конце. – Мама сказала моему отцу, в то время, как ее рука, словно заведенный механизм, продолжала дрочить мой член.

Папа начал открывать один из своих подарков от мамы, а в это время рука его жены скользила вверх и вниз по всему моему железному органу.

– Ух, ты, классный свитер. Дженис, спасибо. – Обрадовался он.

– Я подумала, что это как будто для тебя. Почему бы тебе не подняться наверх и не примерить его.

– Нет, я могу надеть его после того, как мы закончим.

– Не глупи, у нас есть все утро, чтобы открыть подарки. Примерь. Я хочу посмотреть, подойдет ли он. – Настояла мама.

– Хорошо… сейчас вернусь. – Папа сказал, направляясь к лестнице.

Мамин удары участились, когда отец исчез. Мои младшие сестры были заняты игрой со своими подарками. Сам Санта мог бы войти в комнату в тот момент, а они бы не заметили.

Мама повернулась от детей и посмотрела вниз. Я начала хвататься за подушку дивана, так как был уже на грани. Ее халат слегка раздвинулся, и ее выпирающее декольте без лифчика широко распахнулось, обнажая два шарообразных маятника ее сисек, покачивающихся в такт ее руки, трахающую мою многострадальную плоть.

– У тебя там что, бейсбольная бита? У меня руки не хватает ее обхватить… Ладно, давай, парень. Я хочу, чтобы ты сотворил толстую, сливочную струю рождественской спермы для мамы. – Она прошептала дрожащим голосом.

Ноги вытянулись, а тело еще больше выгнулось дугой. В этот момент я видел, как гигантская палатка под одеялом взметалась вверх и вниз. Я мог сказать, что мама наблюдала за моими сестрами краем своего глаза, следя за тем, чтобы они не смотрели в нашу сторону.

Теперь ее рука бешено дрочила, скользя по выделившейся смазке. И тут я почувствовал боль в яйцах, я опустил голову и приземлился лицом на одну из ее мягких грудей. Она прижала плоть своей груди ко мне, и я утонул в больших мясистых глобусах, все глубже зарываясь в них.

Когда я почувствовал, что лава вот-вот выплеснется их моего ствола, я открыл рот, вбирая сколько можно мягкой плоти белоснежной груди, глубоко всасывая алый сосок, теребя его языком. В этот момент я не желал ничего, кроме того, чтобы провести остаток своей жизни, погребенный под этой шелковистой мягкостью.

“У-у-у-у-у-у-унгх-х-х-х-х-х-х-х!!!!!!!” Я тихо хрюкнул, первый взрыв вылетел из моей головки, брызнув на одеяло.

– Мой малыш. – Тихо пропела мама, продолжая свои небесные усилия. Ее рука, скользкая от обильной, вязкой спермы, продолжала летать вверх и вниз. Дыхание было взволнованное и глубокое. – Какое же ты чудовище хранишь в своих штанишках, безобразник? Надеюсь, что мне удастся выполнить твое Рождественское желание… Хи-хи… Твоя мама давно уже не девочка, так что… шансы есть.

Это было так охуенно приятно, что я захотел закричать. Все, что я мог сделать, это лежать там, рычать в грудь матери, пока она выдаивала брызги спермы из моего дрожащего члена. Какой бы это был конфуз, если бы мои сестры развернулись, но я верил, что мама точно знает, что делает.

После того, как мама выдоила последнюю каплю, она приподняла мое лицо и поправила свой халат.

– Отнеси одеяло в прачечную и принеси с собой чистое, Кевин.

– Хорошо. – Я бормотал, подымаясь с ослабленных колен, а затем вышел из комнаты, как только папа опустился по лестнице.

– О, дорогой, он прекрасно смотрятся на тебе. – Я слышала, как мама говорила из гостиной, когда я вытирал жемчужные сливки со своих боксеров.

После того, как все подарки были открыты, мама поднялась наверх, чтобы принять душ. Я сидел на диване, слушал свой новый MP3-плеер и размышлял о невероятной проделанной ею ручной работе.

Мои сестры были в своем собственном мире, играя со своими новыми подарками, пока папа был занят созданием одного из своих новых гаджетов.

Через некоторое время я услышал, как мама звала меня с верхнего этажа.

– Да, мам! – Я ответил.

– Не смог бы ты подойти сюда, милый? – Она сказала.

Я пытался скрыть свое волнение, когда бросился наверх и вниз по коридору. Я нашел маму в ванной, только что вышедшую из душа и расчесывающую влажной щеткой волосы. У нее не было ничего, кроме маленького полотенца, обернутого вокруг ее сладострастного тела.

– Да, мам! – Я сказал.

– Иди сюда. Я хочу спросить тебя кое о чем.

Я подошел к раковине рядом с ней, и она повернулась, чтобы посмотреть на меня своими, большими сверкающими глазами.

– Да? – Я сказал.

– Как дела? – Она спросила своим очаровательным материнским тоном.

– Хорошо. – Ответил я, стараться не пялиться на то, как на полотенце, которое казалось вот-вот упадет с груди и оголит, оголит…

– Хочешь согреть свой член, милый? – Она спросила прямо, не скрывая смысла своих слов.

– Ты имеешь в виду… – Я задохнулся и не смог закончить предложение.

Мама шагнула вперед и обернула руки вокруг моей шеи.

– Это же Рождество… и у тебя до сих пор есть подарок, который ты не открыл, то есть не распечатал… Чтобы открыть этот подарок, тебе понадобится такой же сильный стояк, как сегодня утром. В конце концов, мальчику нужна длинная толстая эрекция, если он хочет добраться до центра маминой ириски. – Она шутливо закатила глаза. – Эй, очнись мистер бейсбольная бита…

Я замер от охватившего меня предвкушающего чувства.

– Может, ты попросишь, чтобы мама использовала свой рот, чтобы помочь тебе сделать твой член длинным и крепким. Она будет вращать свой язычок по твоей сочной головке. – Сказала мама, крутя своим розовым языком в открытом рту, словно змеей.

– Пожалуйста. – Мой голос прозвучал отчаянно.

– Закрой и запри дверь. – Она зловеще улыбнулась.

Я сделал то, что она просила, а мама включила душ, чтобы создать фоновый шум. Я последовал за ней в туалет, где она села на крышку унитаза, потянулась за пояс моих боксеров, остановив меня перед собой.

Не успела я опомниться, как мама спустила мои шорты до лодыжек, и ее крошечная рука крепко обхватила основание моего члена, заставляя остальную часть моего вялого члена наполниться кровью. Верная своему слову, мама начала обводить своим длинным розовым языком мою выпуклую головку. Ее глаза озорно смотрели на меня, когда она лизнула кончик моего твердеющего стержня.

Мне приснилось, что я сплю, когда увидела, как моя собственная шикарная маменька засунула в рот половину моего члена и начала сосать. В считанные секунды мой член был чудовищно тверд. Мамины губы казались невероятными, когда она умело, работала с моим юношеским членом, ударяя языком вздувающуюся розовую луковицу.

Она вынула его изо рта и сделала несколько глубоких круговых движений вокруг колонны моего стояка.

– Мой малыш, сделай этот стояк большим и сильным для мамы. – Она сказала.

Мама встала и развязала полотенце. Я смотрел, как оно упало на пол. Дрожащий вздох вырвался из моего рта, когда я уставился на ее огромные отвисшие груди. Ареолы были большие и эластичные, такие же величиной, как кофейная кружка.

Она шагнула вперед и обернула руки вокруг моей шеи. Прежде чем я понял, что ее сиськи были прижаты к моей груди, она поцеловала меня… Мягкая плоть буферов плотно впечаталась в мою грудь.

Наши языки танцевали. Мамин был невероятно длинным и быстрым. Когда мой стояк застыл прямо в воздухе, я почувствовал, как ее маленький ершик лобкового пуха щекочет по нижней части моего члена.

Мы перестали целоваться, мама посмотрела на меня, в ее глазах плескалась похоть.

– Время трахаться. Время Рождественских подарков. – Она медленно, медленно скрутила губы в маленькую зловещую улыбку.

Она легла на спину на большой мягкий ковер перед душем. Я наблюдал, как ее сиськи качались из стороны в сторону, прежде чем растечься по грудной клетке. Она подняла свои длинные загорелые ноги вверх, как будто она рожала, а затем медленно раздвинула их далеко в стороны, и я смог увидеть толстую плоть ее начисто выбритой пизды, с широко раздвинутой алой щелью, похожей на вывернутую кровавую рану, готовую, что бы ее набили до отказа.

– Давай, малыш… давай, покажи маме, какой ты большой мальчик. – Она сказала, протянув руки ко мне. – Милости просим, твоего великана в гости…

Я не терял времени, забрался между ее широко расставленными ногами. Время, казалось, двигалось в замедленном темпе, когда мой неистовый стояк толстой фиолетовой головкой уткнулся в ее широкую пещеру горячего и скользкого влагалища и тут же стал погружаться в губчато-мягкое тепло маминой вагинальной горловины. Я выпустил тихий вздох, медленно выдыхая воздух из легких, пока вводил длинный и толстый девятидюймовый член до самых яиц. Мама прислонила свои крошечные ножки к моей заднице, втянув меня как можно глубже.

– Счастливого Рождества, милый. – Она прошептала.

– О, Боже, спасибо тебе, мам, – сказал я, ощущая ни с чем несравнимое удовольствие обладания женщиной. Моей первой женщиной!

Я начал двигать бедрами, сначала медленно – вход и выход, вход и выход.

– О, да, вот так. Ты все правильно делаешь, милый! Возьми эту пизду! – Мама вздохнула.

Когда я погрузился в ритм, я чувствовал, как мама подталкивает свою вагину ко мне, встречая меня ударом за ударом. Ее сливочная мякоть истекающего влагалища сводила меня с ума. Я схватил ее за сиськи и почувствовал, как мои пальцы погружаются в их мягкую плоть.
– О, да. – Я стонал, мои яйца били ее по заднице. – Твоя пизда просто невероятна, мама…

– Я знаю, малыш, знаю… Но твой член… ах-х-х-х-х.

Там, на полу ванной, наши тела начали дико биться друг о друга, когда мы трахались, как животные. Я задрожал от возбуждения, когда посмотрел вниз и увидел стройный контур маминых бедер, покачивающихся в ритме нашего кровосмесительного секса. Ее длинные бронзовые материнские ноги располагались так, как я никогда раньше их не видел… свернулись замком у меня на спине. Это был рай, и я наслаждался им – одним ударом за другим, вколачивая мяч в мамины ворота.

– Сильнее. – Мама прошептала, ее дыхание стало тяжелым.

Как отбойный молоток, я начал вонзать в маму, проваливаясь до самого дна в ее пышную женскую булочку своим мощным членом отнюдь не подростка. Тридцать секунд спустя мы оба ворчали и стонали в оргазменном блаженстве. Чувствуя, как ее тело дрожит и плачет от ее приглушенных криков на плече, я сходила с ума сильнее, чем когда-либо прежде. Я не хотел, чтобы это когда-либо закончилось.

– Может, я тоже хотел сделать тебе подарок. – Я осмелел на столько, что решил пошутить.

– Ну, в таком случае… я хочу больше… намного больше. – Она улыбалась, скользя ногой по моим бедрам. – Во всех мыслимых и немыслимых позах.

– Когда?

– Всегда, мой дорогой подарочек…

***

Мама привела папу и девочек к входной двери. Они были одеты для холода, но мама все еще была в этом сексуальном коротком шелковом халате.

– Передай родителям, что мне жаль, но если у него жар, я должна быть здесь с ним на случай, если ему что-то понадобится. – Мама сказала, двигаясь ко мне, когда я лежал на диване.

– Да, я не думаю, что холодный воздух принесет ему пользу. – Папа согласился.

– Ты прав дорогой, ему нужно провести день в приятном и теплом месте. – Мама сказала, мило подмигнув мне.

Они попрощались с мамой, закрыли дверь и заперли ее. Она подошла ко мне босиком, под халатом качались большие дыни, явно не имеющие лифчика.
– Мой бедный, больной ребенок. Может быть, хороший жесткий трах на маминой кровати сделает его здоровее. Как думаешь? – Она спросила.

– Определенно. – Я закивал головой.

– Да ладно тебе. – Она улыбнулась и взяла меня за руку.

Я последовал за своей рождественской богиней вверх по лестнице, наблюдая, как ее полная задница Матроны раскачивается из стороны в сторону с каждым изящным шагом. Мое сердце колотилось от юношеского возбуждения, мой член нетерпеливо подпрыгивал в моих шортах. Санта знала, чего я хочу в этом году, и она исполнила мое желание. Почему-то она всегда знает, что мне подарить.

(Всего 575 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Подарок на Рождество или Santa Mom (перевод)”

  1. Буду краток. Лично мне жалко текста. После того, как над ним поиздевались, вынуждает сделать несколько выводов. Или автор то бишь тлумач, ленивый, то ли текст передерт без исправлений. Чтобы не быть голословным, предлагаю несколько цитат:
    На ней была ПАРА белых шелковых трусиков
    Я внезапно почувствовал ОБМОРОК, мое сердце билось как кузнечный молот, а член вырос до огромных размеров
    Я попытался СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ свое внимание на телевизоре..

    Это был угол обзора, который заставил МЕНЯ почти ВЗОРВАТЬСЯ В ШТАНАХ…

    Они были ОДЕТЫ ДЛЯ ХОЛОДА…

    Цитаты выбраны произвольно. Их несть числа в тексте. Но ЭТИ… Эти цитаты – открытия. Я узнал, что женщины носят пару трусов, хотя я видел почему то только одни.

    Даже после прочтения рассказа и приличного жизненного опыта не могу понять, как можно почувствовать обморок, да еще слышать, как стучит сердце, а член вырывается на свободу из широких штанин.

    Может кто-то знает как можно сосредоточиться свое внимание?

    Мне казалось, что после угла обзора, после которого главный герой может взорваться в штанах, уже не найду ничего интересного. Но я ошибался. Оказывается, можно одеться для холода.

    Дальше молчу. Пусть каждый делает выводы сам.

    0
  2. Не спорю, шероховатости есть. Но. Их было на два порядка больше после первого чернового перевода. Я не профи. Шлифовал, как мог. И я не против, если вы вместо желчной эскапады показали бы, как надо. Возможно у вас больше опыта. Обгаживать и я могу. Но воздерживаюсь. А если критикую, то делаю вежливо и культурно. Мне кажется или действительно у вас появились ко мне претензии личного характера?

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг