Skip to main content

Подлизы 2

Подлизы. Часть 1

Анька с Иркой паслись в малиннике возле строящейся бани, выжидая момент сунуться к папочкам с одним деликатным делом. Те, как назло, все возились внутри, то негромко переговариваясь, то жужжа инструментом. Наконец, распахнулась дверь и отцы, выйдя на перекур, уселись на сложенных рядом досках.

– Девчонки, – окликнул подружек Анин папа, – может, чайку сообразите?

– Сейчас, дядя Игорь. – Ирка выбралась из кустов на дорожку.

Папа Костя окинул дочку неодобрительным взглядом.

– Ты бы, Ир, одевалась хоть как-то поприличнее. Ходишь как … Полжопы из шорт выглядывает.

– А я специально для вас так оделась. – Не смутилась Ирка. – Вы про нас с Аней уже и думать забыли. А мы нет. И ту нашу встречу вспоминаем все время.

– Мы тоже ее не забыли, Ирочка. – Ласково улыбнулся Анин папа. – И от дубля тоже не отказались бы. При гарантии не попасться, конечно. Только пока мамы рядом …

– Пригласили бы их в компанию. И прятаться было бы незачем.

– С ума сошла? – Взмахнул руками папа Костя. – Хочешь, чтобы Варфоломеевская ночь нам детским утренником показалась? Мы с Игорехой им как-то по молодости предложили партнерами махнуться. Что было! А тут такое. С дочками …

– Да, девчата, это из разряда несбыточного. – Вздохнул папа Игорь и, вдруг, с насмешливой хитринкой глянул на подружек. – Только что-то не верю я в ваши бескорыстные комплименты и мечтания. Давайте, колитесь чего из-под нас хотите?

– Между прочим, папочка, мы действительно вас вспоминаем. – Изобразила праведную обиду Аня. – Но просьба в самом деле есть. Когда баня готова будет, можно мы со своими парнями без вас сюда приезжать будем? Помыться.

– Заодно и помыться. – Неделикатно уточнил Константин и испытующе поинтересовался. – Это все?

– Нет, папа. – Просительно улыбнулась Ирка. – Можно мы у Димки и Сашки иногда ночевать оставаться будем? Ну там, в праздники или если компанией засидимся. Чтобы поздно домой не ехать.

– Иными словами ночевать, когда будет свободная хата. – Снова не проявил деликатности папа Костя. – Масштабно просите.

Он повернулся к другу.

– А ты что думаешь, папа Игорь?

Тот, усмехнувшись, аккуратно затушил сигарету.

– Я думаю, они нас на все уговорят. – И тут же остудил пыл просиявших подружек. – Только этот вопрос серьезный и нужно, чтобы на наше «да» мамы свое вето не наложили.

– Мамы? – Упавшим голосом повторила Анька.

– Именно. – Серьезно глянул на нее папа. – Хотите результат – добейтесь, чтобы мамки хотя бы категорически против не были. Тогда на заседании «родительского комитета» вместе продавим тему. Иначе …

– Поня-ятно. – Тоскливо протянула Ирка.

Подружки грустно поплелись к дому.

– Что толку в таком родительском «да»? – Ирка зло швырнула на плиту чайник. – Как был облом, так и остался.

– Не скажи. Лишний голос «за» нам очень не помешает. – Не согласилась с подругой Аня. – Хорошо, что папы на нашей стороне.

– Толку-то. – Мрачно фыркнула Ирка. – Пойди от мам добейся. Они в отпуск едут и то нас с собой тащат.

– С собой нас «тащат» только потому, что папы решили остаться стройку добивать. – Хладнокровно парировала Аня. – Не накручивай. Первый шаг в нужную сторону мы сделали. А там и с мамами как-то решим.

– Ага, к пенсии. – Буркнула Ирка.

Аня предпочла не расслышать.

Три недели спустя слепящее, не по августовски жаркое солнце плавило прибрежный городок. Полураздетые Анька, Ирка и их мамы сидели в номере, спасаясь от полуденной жары. Кондиционер молотил, но все равно было душно. Елена, мама Ирки, сидя почти под самой струей, недовольно брюзжала.

– И почему, вместо того, чтобы вместе поехать отдыхать, мужикам нужно непременно достраивать баню?

– Ну, теть Лен, – Заступилась за отцов Анька, – нужно же когда-то ее доделывать. Папа с дядь Костей второй год по выходным возятся и никак закончить не могут. То у них выходные не совпадут, то еще что-то. А так осенью париться будем.

– Да я уже здесь парюсь. Почти две недели. Причем без мужика. – Недовольно фыркнула Елена. – Ладно, хоть в номере кондиционер работает, какая-то прохлада. Не простыть бы только.

– А ты отодвинься в сторонку, не сиди где самым холодом тянет. Лучше халат скинь, стесняться-то некого. – Примирительно отозвалась мама Ани, Светлана. – Может и лучше, что мы девчонок вместо мужиков с собой взяли. Представляешь, как бы они сейчас в свободных квартирах отдыхали, пока родители в отъезде!

– Да уж представляю, Светик. – Неожиданно весело расхохоталась Иркина мама. – Днем на пляже в воде по макушку, а ночью со своими парнями в постели кувыркаться. И хорошо если не все в одной. А девчонки?

– Ну! Еще задницами толкаться.

Ирка с Анькой встретили недоверчивый Еленин взгляд самыми честными моськами. Мол, ни-ни. Правда, мысль испробовать такой вариант у них с Иркой уже созрела, но до реализации дело пока не дошло. Не так уж часто у подружек появлялись варианты «свободной хаты». Тут со своим бы успеть поваляться, не до чужого пока.

– А так всем на мужские ласки облом вышел. – Подытожила Иркина матушка. – И нам, и вам. Можете за это своих пап поблагодарить.

– Да ладно тебе, мам Лен. – Успокаивающе улыбнулась Ирка. – Номер отличный, море теплое, природа красивая. А нехватку ощущений женщины-подруги всегда могут восполнить.

– Это ты на вариант лесби намекаешь? – Глянула на дочку Елена.

– Почему бы и нет.

– А вы с Анькой пробовали что ли? – Удивленно оглядела подружек Анькина мама.

Елена только усмехнулась.

– Ты еще спрашиваешь? Стали бы они иначе о том разговор заводить. Ну и как это вам?

– Это интересно, теть Лен. – Отозвалась Анька. – И приятно, и ощущения необычные. Не как с парнем.

– Нам нравится с Аней. – Кивнула Ирка. – Не часто. Иногда. Но это стоит попробовать. Тем более случай такой. Свои все. Сами же говорите стесняться некого.

– Я вообще-то не про то говорила. – Мама Света озадаченно покрутила головой. – Мне, честно сказать, вариант с женщиной вообще в голову не приходил. У меня и мужика-то другого не было, все мужу досталось.

– Надо наверстывать упущенное. – Ехидно засмеялась Елена. – А то собственную дочку не догонишь.

– Отстань. Кто бы говорил. У самой-то много больше неупущенного?

– Ну-у, у меня хоть до Кости было.

– Ой, знаю я твое «было». С Валеркой Снегирем один раз, когда на первом курсе в общагу поехали Новый год встречать, и ты шампанского перебрала. Еще наутро понять не могла, нахрена он тебе вообще сдался. Да в стройотряде с Юркой Сухановым по углам тискались. Много ты ему за тот месяц на природе в кустах дать успела? Три раза? Пять? В сентябре-то ты уже с Костей познакомилась. Гуляка! Только «товар» зряшними «примерками» испортила.

Аня с Иркой заливались хохотом, слушая препирательства родительниц.

– Так. – Недовольно оглядела смеющихся подружек Елена. – Хватит над матерями хихикать. До чего же нахальная салажня пошла. Да ранние такие к тому же.

– Не такие уж и ранние. – Ехидно парировала Ирка. – По недавно полученным сведениям моя мама уже на первом курсе, как бы это поделикатней сказать, открыла для себя мир секса. Так мы с Аней ее ничуть не опередили.

– Тянут же Светка тебя за язык. – Недовольно поморщилась Елена. – Теперь этим двум шишмарам слова не скажешь. Сразу в ответ: «А сами то вы». Еще, увидишь, дразниться начнут, что мы мало «пороху нюхали». Хоть вправду между собой практиковаться начинай.

– И почему бы и нет. – Обвела мам безмятежным взглядом Ирка. – Открывать для себя новое всегда интересно и никогда не поздно.

– Но и спешить не следует. – В тон ей отозвалась мама Света. – Мы лучше с Леной пока по шампанскому вечерком. Я так понимаю, Анютка, ты сегодня в другой номер переезжаешь?

– Это … я не знаю. Мы. – Аня реально смутилась. – Мы же не к тому. Так просто разговор зашел.

– Да ладно там. Просто разговор. – Расхохоталась Елена, не упустившая случая поквитаться с девчонками за насмешки. – Вон Ирка уже не знает, как еще нам намекнуть. И так и этак отношения между девочками рекламирует.

– Так что валите уж, пока мы добрые. – Насмешливо добавила мама Света. – Кстати в магазин за напитками вам идти. И попить чего-нибудь из холодильника там возьмите. Жарко очень.

– Нам двадцати одного нет. – Недовольно буркнула, поднимаясь, Анька.

– Продают с восемнадцати. Топайте, а то передумаем.

Едва девчата вышли в коридор, Аня так резко развернулась, гневно глядя на Ирку, что та испуганно вжалась в стенку.

– Ань, ты чего?

– Слушай, подруга, ты еще долго будешь искать приключений на свою и мою задницы. – Высказаться в полный голос, стоя возле дверей номера, было никак нельзя и Анька шипела как рассерженная гусыня. – С чего тебя понесло мамам про наше лесби рассказывать и про совместную ночевку удочку закидывать? Что они о нас теперь думают?!

– Да ничего они такого не думают. – Защищалась прижатая к стенке в прямом и переносном смысле Ирка. – Ань, ну прости. Я, я просто по тебе очень соскучилась. Мы вместе все время, живем рядом и никак. Каждая со своей мамой ночует. Вот я и ляпнула про это. Ну и потом все ведь получилось. Нас отпустили и не сердятся даже.

– Ага! Мама на меня так глянула, я чуть со стыда не сгорела. – Анька уже не кипятилась так сильно, но продолжала ворчать. – Повезло, что не сердятся. А могли бы и запросто по шеям надавать. Вот у нас с тобой вышел бы весенне-летний сезон. Папы жопы ремнем дерут, мамы за волосы таскают.

– Да уж! Но ведь обошлось. – Ирка заискивающе глянула на Аню. – Мир? Не сердишься?

– Да толку-то на тебя сердиться? Пошли уже, авантюристка.

– Ура! – Ира, обхватив Аньку за шею, на радостях поцеловала ее прямо в губы.

И это посреди коридора. А если бы кто заметил? Ну погоди! Аня в свою очередь, крепко обняв Ирку, скользнула ладонью по бедру, задирая вверх и без того короткую юбочку.

– С ума сошла! Увидят!

Ирка, кое-как вырвавшись, едва ли не одним прыжком достигла выхода к лифту, торопливо поправляя юбку и сердито сверкая глазами на смеющуюся Аньку.

– А-а! Будешь знать, как меня перед мамой подставлять и в коридоре целоваться. В расчете.

– Вредина! – Фыркнула Ирка. – Ладно, в расчете. Все равно вечером в постели подружимся.

Утром мамы, заглянув после завтрака к дочкам, застали тех едва поднявшихся с постели и болтающихся по комнате еще в одних трусах.

– Что так сладко спалось? – Не без яда в голосе поинтересовалась, усаживаясь,  Светлана. – Не проснуться? Или легли поздно?

– Да мы давно встали уже. – Подружки не удержались не покраснеть. – Просто прособирались долго.

– Ты, Света, погляди какие у них рожи довольные. – Елена устроилась в соседнем кресле. – Аж завидки берут.

– Хм-м. И действительно. Неужели так хорошо было?

– Мы соскучились просто. – Обвела мам смущенным взглядом Ирка. – И да, хорошо было. Вы бы лучше сами попробовали, чем дразниться.

– Подруга, может в этом и вправду что-то есть? – Глянула на Светлану Елена.

– Не знаю, что в этом есть, но мне, чтобы решиться такое попробовать точно не меньше бутылки шампанского выпить надо, а может даже и портвейна.

– Думаешь все так страшно? – Покосилась на подругу Елена. – А вдруг нет? Ань, может изобразишь какую-нибудь пробную версию.

– Да легче легкого. – Анька, как была в одних трусиках-шортах, подскочила с койки и перепорхнула на подлокотник Елениного кресла. – Тут, как и с мужчиной, просто надо попробовать.

Обняв Иркину маму, Анька осторожно погладила ее по щеке, а затем поцеловала в губы и улыбнулась женщине.

– Смелее.

На второй поцелуй Елена ответила по настоящему, взасос с касанием языками. Лифчика под халатом у нее не было и Аня, открыв доступ к женской груди, коснулась пальчиками темного соска, слегка теребя его. В ответ Ленина ладонь легла девушке на плечо и почти сразу сползла вниз, накрыв и чуть сжав холмик девичьего бюста.

– М-м-м. – Мурлыкнула еще не забывшая ночных ласк Анька.

Долгий поцелуй, наконец, прервался, но женщины остались сидеть в обнимку. И ладонь с Анькиной груди Лена не убрала.

– Да-а. – Протянула она и покосилась на Светлану. – Вот уж не думала, что мы к дочкам в ученицы пойдем. Слушай, подруга, может, ты уже сегодня выпьешь свою бутылку для храбрости? Мне интересно стало, я хочу попробовать. В номере шикарный ковер, все поместимся.

– Блин! Провокаторши вы. – Отозвалась Света. – Идем тогда ближе к вечеру вместе в бар. Я же не могу одна там сидеть надираться. А эти … юные соблазнительницы кроме сока ничего не пьют. Толку с них.

– Ладно, Анечка. – Лена выпустила девушку из своих объятий. – Придется помочь твоей маме дойти до кондиции. А пока спасибо за урок, дуйте завтракать. Пора на пляж иначе все места займут.

– Не за что. – Улыбнулась Анька. – Надеюсь, вечером продолжим. Может вас и вправду зацепит.

– Посмотрим. По крайней мере будем знать каково это. – Елена повернулась к Свете. – Ну ты идешь собираться, будущая лесбиянка?

– Молчи лучше! Как представлю, что я это буду делать …

– Нормально будешь. Глядишь, еще и понравится. А нет, к кровати привяжем.

 

Подруги вывалились из номера. Оставшиеся в комнате девушки глянули друг на друга.

– Слушай, Ирк, – Анька не скрывала удивления, – неужели наши мамы на лесби раскрутились?

– Да похоже на то. Я и не ожидала, что получится. Зато теперь есть шанс установить неформальные отношения не только с папами, но и с мамами тоже.

– Да, это неплохо было бы. Вообще, ты Ирка, молодец. Точно почувствовала, что они без мужиков заскучали.

– Лишь бы им понравилось. Большего добиться можно. По нашей теме.

– Боюсь, нашу тему так легко не продвинешь. – Вздохнула Анька.

– Все лучше, чем ничего. После обеда мамы в бар, а мы куда двинем?

– На пляж жарко идти. Может, в бассейне поплаваем?

– Давай. Благо идти, всего-то во двор спуститься. Можно прямо в купальниках топать.

Выбор оказался удачным. Народ, несмотря на жару, стремился к морю, и Ирка с Анькой вдоволь наплавались в почти пустом бассейне.

– Интересно, твоя мама уже набралась храбрости, или они с мамой Леной еще упражняются?

Девчата, укрытые лишь наброшенными на голое тело простынями, шлепали по ковру, небрежно помахивая зажатыми в руках мокрыми купальниками.

– Лишь бы просто не набралась. А то из приятного вечера ерунда получится. О, вот и они из лифта выходят.

– Хорошо ждать вас не пришлось, салажата. А то хоть вдвоем начинай. – Рассмеялась, обнимая девчонок, Елена. – Светка уже в бой рвется, не унять.

– Да ладно тебе болтать. Просто решила, что дочка плохого не предложит.

Вопреки некоторым опасениям Аньки, мамы были лишь слегка навеселе. Ни о какой бутылке здесь речи и не шло, конечно.

– Иришка, ты рядом стоишь. – Светлана протянула девушке пакет. – Там карточка. Открывай.

– Да поживее. А то прям вся горю.

Елена шутливо одарила дочь легким шлепком по попе, а затем, продолжая дурачиться, распустила на плече завязку простыни. Ставшая тяжелой намокшая ткань мгновенно скользнула вниз, оставив выуживавшую карту-ключ Ирку голышом посреди коридора.

– Мам, ну ты с ума сошла! А вдруг выйдет кто?!

Ирка одновременно пыталась подобрать простыню и ткнуть карточкой в окошко замка. Не выходило, конечно, ничего. Меж тем послышался шум подъезжающего лифта. Ирка, пискнув от ужаса быть застуканной, кое-как справилась с дверью и влетела в номер. Следом за ней, откровенно посмеиваясь над девушкой, вплыли мамы. Последней, подняв брошенное перепуганной Иркой барахло, зашла Анька.

– А не такие уж вы и храбрые, как я погляжу. – Светлана по очереди окинула насмешливым взглядом обеих девчонок. – Разговоры как у больших, а на деле …

– Про то чтобы бегать голыми по коридору разговоров не было. – Аня, заглянув в ванную, скинула с плеч простыню и, бросив мокрые вещи на сушилку, вышла в комнату совсем раздетой. – Между прочим, мы с Ирой уже в полной боевой готовности, а вы только что не в шубах сидите.

– Купальный халат, конечно, не шуба, но в целом твоя правда. – Елена поднялась с кресла и подошла к Ане. – Поможешь раздеться?

– Конечно. – Анька, сама не зная почему, понизила голос. – Обязательно.

Шагнув вплотную к женщине, она медленно развязала на ней пояс, потом, так же медленно, развела полы халата, выпуская на свободу хоть и не юную, но все еще хранящую форму грудь Лены. Аня поочередно прикоснулась губами к каждому соску, подразнила их язычком. Лена чуть вздрогнула, дыхание ее стало глубже. Аня все так же не спеша спустила халат с женских плеч. Легкая одежда скользнула на пол, оставив Елену в одних трусиках. Анька, опускаясь на колени, потянула их вниз. В наступающих сумерках ярко обозначилась избежавшая загара светлая полоска, отмеченная спереди, словно печатью, темным треугольником волос. Аня, спустив трусики на пол, поднялась, скользя ладонью по Лениной ноге. По икре, по колену, по бедру. Когда Анины пальчики коснулись входа в женскую тайну, Лена, подхватив Анькину попку, притянула девушку к себе. Анька охнула, почувствовав прикосновение своей груди к груди Елены. Женщины потянулись друг к другу. Нога Лены раздвинула ножки девушки, проникая к самой киске. Аня, прижимаясь, заскользила по Лениному бедру вверх-вниз, словно по шесту. Елена в ответ проделывала то же самое. Одна рука ее гладила Анькину попку, другая ласкала грудь. Губы женщин торопливо искали губ друг друга. Объятий становилось мало.

– Пойдем на диван. – Шепнула Аня в перерыве между жадными поцелуями.

Ведя Лену за руку, она бросила взгляд в сторону мамы с Иркой. Те устроились на полу. Ирка, стоя на коленях возле лежащей Светланы, губами и язычком дразнила ее грудь, а пальчиками нежно ласкала вход в Светину сокровищницу. Мама Ани, закрыв глаза, тихонько постанывала.

– Подружке уже хорошо. – Шепнула на ухо Аньке Елена.

– Сейчас и тебе будет. – Анька, не заметив как, перешла на ты. – Садись.

Усадив Лену, Аня опустилась перед ней на колени.

– Ну, – жарко шепнула она, – раздвигай ножки!

Поняв, чего от нее хотят, Елена широко развела ноги, задирая их на диван. Влажный, ждущий вход в ее глубину открылся Ане. Девушка склонилась к нему, обхватывая Лену за бедра. Губы Ани коснулись незнакомых врат. Ловкий девичий язычок пробежал вдоль створок, лаская и дразня. Лена тихо охнула. Потом еще и больше не замолкала, постанывая в такт Аниным ласкам. А Анька, соскучившаяся по подобным играм и возбужденная необычностью ситуации, старалась, как могла. Ее быстрый язычок приоткрывал вход в горячую, влажную женскую сокровищницу, играл с венчающим вход возбужденным бугорком клитора. А следом за вездесущим язычком скользили проворные Анины пальчики, проникая туда, куда языком было не дотянуться. Лена вздрагивала задом навстречу Анькиным атакам. Все быстрее, все сильнее.

– Ане-е-чка, еще. Еще! Сильней!

Анька, приподнявшись, почти легла на Лену, целуя ту в грудь и лаская киску одними только пальцами. Лена обхватила Аньку, прижимая к себе.

– Аня!

Лена тянулась к девушке губами. Анька подалась навстречу. Обе слились в затяжном поцелуе, и тут Лена вздрогнула какой-то особой, еще незнакомой Ане дрожью, и Аниным тоненьким пальчикам стало горячо и влажно от пролитого на них сока. Аня продолжала легонько двигать ими в глубине Лениной сокровищницы. Мама Иры тихо вздрагивала в ответ. Наконец, Анька вынула руку и, поднеся ко рту, попробовала Ленин сок.

– М-м-м. – Улыбнулась она. – Вкусно.

Снова скользнув пальчиками в горячую глубину, Аня вновь искупала их во влаге наслаждения и отправила угощение Елене. Та с силой втянула пальцы в рот.

– У-у-ух. Анечка, ты волшебница!

– Мне тоже было здорово!

Анька вдруг поняла, что она тоже только что кончила. Вот это да. Только от того, что другую ласкала. Первый раз с ней так.

– Лена, а я тоже кончила. Хочешь мой вкус попробовать.

– Ну конечно хочу. Давай поменяемся. Раздвигай ножки.

Лена приникла к Аниному бутону.

– Ох ты какая вся сочная. Необычно как, ничего похожего раньше не пробовала.

– Новые пикантные соусы дегустируешь? – Раздался голос Аниной мамы.

Они с Иркой, переводя дух, в обнимку лежали на ковре.

– Да вот Анечка твоя угощает. Сейчас отдохну, как следует попробую. А ты, подружка, я вижу, уже тоже выстрелила.

– И еще как! Представить не могла! Вот уж Иришка расстаралась. Не знаю, как я задом в ковре дырку не протерла. А уж текло! – Анина мама, благодарно глянув на Иру, крепко расцеловала ее. – Теперь моя очередь. Иди ко мне, умница моя.

Ирка, подмигнув Аньке, проворно уселась на колени, располагаясь прямо над Светиным лицом. И уже через секунду, закрывая глаза, выгнулась назад. Язычок Светланы добрался до ее растревоженного, но неудовлетворенного лаской бугорка клитора. Ирка в такт ласке раскачивалась над Светой, тиская собственную грудь. Ее бедра слегка вздрагивали, а дыхание стало прерывистым, похожим на всхлип.

Аня видела это сквозь пелену полузакрытых ресниц. Елена тоже добралась до ее раскрытого цветка. И ловкий женский язычок проник в еще трепетно-возбужденную после недавнего оргазма перламутровую нежность приоткрытой раковины, заставив Аньку сладко замереть, упершись пятками в диван и широко разведя руками коленки. Тихо млея, Аня ничего не замечала кроме даруемой сокровищнице ласки, но вдруг почувствовала, как Ленин пальчик осторожно пробивает дорогу в ее попочку. Мягко и настойчиво. Больно не было, скорее непривычно. Анька пока не могла решить приятно ей или нет, а между тем пальчик вошел в нее уже почти наполовину и начал потихонечку скользить в попке туда-сюда. Аня чуть сползла вниз, чтобы Лене было удобнее. Пожалуй, ей все-таки нравится чувствовать скользящий внутри палец. Да. Определенно нравится. Он уже на всю длину зашел. А мама Лена, продолжая играть с Аниной попкой, запустила пальцы другой руки внутрь девичей шкатулочки, дразня влажные, нежные стеночки.

– У-уй-йюй. – Заскулила Анька не в силах сдержать себя под этой двойной лаской. – Ой! Мама, мамочка! Еще. У-у-уй …

– Сейчас будет и еще.

Елена дотянулась язычком до бугорка Аниного клитора.

-У-й-й … Я-а-а … Не мо-у-у …

Анька, закрыв глаза, ерзала по дивану. Сил терпеть ласку у нее уже не было. Это было слишком хорошо. Ножки ее, вздрагивая, соскользнули с дивана, пальцы беспорядочно скребли обивку.

– Ах-х!

Для Аньки на какую-то секунду все исчезло. Осталась лишь она и сладкий родник, забивший в ее волшебном саду. Когда, отдышавшись, девушка открыла глаза, Елена уже сидела рядом, обнимая ее.

– Ну и как тебе, Анечка?

– Классно! Лена, ты кудесница! Неужели ты правда в первый раз?!

– Конечно в первый! Я просто так, по-твоему, со Светкой сначала в бар пошла? А что?

– Блин, да я от твоих ласк неведомо куда выпала. До сих пор трясет. С Иркой сколько раз и ничего похожего. А ты сходу. Как?

– Ну, поживешь с мое, многому научишься. – Елена, довольно усмехнувшись, поцеловала Аньку в щеку. – Давай-ка к подружкам спустимся, доиграть поможем.

Помощь нужна была уже одной Светлане. Запыхавшаяся, с растрепанными волосами Ирка стояла, опираясь на колени и локти рядом с ней, похоже приходя в себя после финиша.

– Привет, Ирчик. – Присевшая рядом Анька поцеловала розовое ушко подруги, одновременно добираясь ладонью до влажно-приоткрытой красоты девушки. – Как поигралось?

– М-м-м. – Вздрогнула Ирка, когда Анин пальчик проник внутрь пещерки. – Отлично! Ой! … Анечка, дай отдохнуть. Не мучай!

– Даже не надейся! – Анька, прекрасно знавшая, что Ирка заводится по новой почти мгновенно, и не думала отступать. – Куда это мои пальчики заглянули? Почему там мокренько так? Прямо хлюпает.

– Анька, пере…стань.

Голос у Ирки прерывался. Она еще просила остановки, но ее попка уже начинала двигаться навстречу Аниным ласкам. Было ясно, что Ирка сдается на милость победителя. Точнее победительницы. Анька, еще раз поцеловав подружку, переместилась назад, располагаясь, словно поставивший девушку раком парень. Вот только вместо мужской игрушки Иру ласкали ловкие Анины пальчики.

Рядом ласкались мамы девушек. Их, похоже, больше увлекал сам процесс, нежели желание достичь оргазма. Впрочем, одно не исключало другое. И затяжные поцелуи, нежные поглаживания плеч, грудей прекрасно сочетались с проникающими меж бедер подружки ладонями.

Ирка стала постанывать, раскачиваясь попкой навстречу атакам. Анька на мгновение нырнула пальцем свободной руки в девичью пещерку, а затем осторожно коснулась им маленького входа в Иркину попочку. Смазанный соком пальчик, повторяя фокус мамы Лены, мягко проник внутрь.

– Ой. – Тихо пискнула Ирка. – Аня, ты что?

– Ирочка, милая, не бойся. Тебе хорошо будет. Это приятно.

Аня медленно-медленно входила в Иркину попку, не забывая, конечно, о главном месте. Ирка снова застонала. Палец вошел уже почти целиком. Сбоку мамы оторвались друг от друга, лаская теперь сами себя.

– Аня, сунь в меня до конца. – Вдруг хрипло выдохнула Ирка.

Анька резко ткнула ладонью вперед, полностью вогнав палец в Иркину попку. Ирка, вскрикнув, дернулась раз, другой и скользившие внутри киски Анины пальчики ощутили трепетную дрожь стискивающих их ножек. Ирка, слабо застонав, скользнула вперед и распласталась без сил на полу.

– Как хорошо! – Мурлыкнула она. – Зараза ты, Анька!

– Так я не поняла. – Насмешливо фыркнула та. – Хорошо или зараза?

– И то и другое. Знаешь ведь, что я не могу удержаться, а теперь у меня сил совсем нет.

– Так ты со мной сегодня и спать не пойдешь? – Продолжала дразниться Аня. Теперь, когда не требовалось скрываться от мам, совместная ночевка стала вполне возможной.

– Пойду! Только сначала сползаю вниз, куплю в лавке огурец подлиннее, чтобы тебя вредину оттрахать.

Ирка с трудом перевернулась на спину и глянула, как там мамы. Блаженно закрытые глаза обоих и торопливо скользившие меж бедер ладони свидетельствовали о приближающихся праздничных салютах. И они раздались. Сначала мама Света, тихо всхлипнув, несколько раз с силой сжала бедра, затем Елена, тоненько заскулив, дернулась всем телом. Искупавшись в озере наслаждения, обе женщины какое-то время тихо лежали, приходя в себя.

– Ну и как вам наша игра? – Поинтересовалась Аня, увидев, что мамы открывают глаза.

Мама Света, глянув на дочку, усмехнулась.

– Забавно. Как экзотическое развлечение сойдет. Считай, что твоя подружка мне понравилась.

– И-иэ-эх. – Елена, сладенько потянувшись, повернулась на бок. – Было хорошо, но этой забаве, девчата, недостает одной нужной вещи.

– И какой же?

– Му-жи-ка! С поднятым флагом.

– Ха! – Насмешливо отозвалась Ирка. – Такое еще потянуть надо. Из-за какого-то пустячного лесби напиваться помчались. А если еще мужика …

– Да кто бы говорил. – Не осталась в долгу мама Света. – Сама-то чуть лбом дверь не прошибла, на секунду голой в коридоре оставшись. А туда же, мам шпынять.

– Я просто не ожидала. – Ничуть не смутилась Ирка. – Коридор ваш я туда и обратно в чем родилась пройду. И, если понадобится, еще и на ресепшен сбегаю. А вот у вас на серьезную игру духу не хватит.

Анька справедливо полагала, что Ирке голышом слабо и просто выйти за дверь, не говоря уж о том, чтобы прогуляться туда-сюда, но сомнения свои благоразумно держала при себе. Она уже понимала, к чему клонит подружка, и не собиралась этому мешать.

– И что? – Купилась на подначку мама Лена. – Можно подумать, ты можешь что-то очень крутое предложить? Такое, что вам по силам, а нам нет.

– Представь себе, могу. – Уперла руки в бока Ирка. – Конечно не здесь и не сейчас. Но обещаю, что такой забавы у вас еще не было. Только хвостик-то не подожмете?

– Да, прямо! – Фыркнула Елена.

– Вперед? Играем?

– Во что и какие правила?

Ирка лучезарно улыбнулась.

– В фанты. В назначенный день развлечетесь так, как мы скажем. А вот про правила и приличия как раз придется забыть. И позволить себе все, даже если мы с Аней вам на центральной улице сексом заняться предложим.

– Надеюсь, про центральную улицу ты все же в фигуральном смысле. – Покосилась на Ирку мама Света и повернулась к Елене. – Все это, Леночка, напоминает мне подставу.

– А это и есть подстава. – Не стала отрицать Ирка. – Только мы с Аней также в ней участвуем. И будем делать то же, что вы.

– Аня? – Светлана вопросительно глянула на дочку.

– Вам правду сказали. Острота новых ощущений просто так не дается. Решиться надо. Мы с Ирой хотим попробовать. И вас приглашаем.

– Хотелось бы еще знать, на что приглашаете. – Пробурчала мама Света. – Если подпишемся, обратной дороги, так понимаю, нет?

– Нет. – Аня серьезно покачала головой. – Это настоящий уговор. Обмануть – предать. Лучше просто откажитесь.

На этот раз мамы устроили МХАТовскую паузу минут на десять. Наконец, мама Лена поднялась с пола, набрасывая халат.

– Ладно, крутышки, валите сегодня опять в наш с Иркой номер. А мы со Светой еще посидим, подумаем.

И тут, по округлившимся глазам подруги Анька поняла, что их затея сейчас провалится. С треском. У Ирки с собой не было шмоток. Совсем. Ну, если не считать тапочек и повешенного сохнуть купальника. А это означало, что к себе в номер ей придется идти с голой задницей. Можно, конечно, опять завернуться в простыню. Но после всех их понтов, это все равно, что сказать: «Простите, мамы. Мы тут пальцы растопырили, а на самом-то деле соплячки и ничего не можем». Тут на их предложении крест и поставят. Не зря мамы не сами ушли, их отправляют. И так внимательно смотрят.

– Как хочешь! – Шепнула Аня Ирке одними губами. – Но иди. Как есть.

Накинув халатик, Анька обошла, преувеличенно долго влезающую в шлепанцы Ирку, и первая вышла в коридор, спеша отпереть соседнюю дверь. Как назло возле лифта болтались какие-то парни. Попала подружка! Сзади раздалось торопливое шлепанье и отчаянный шепот.

– Анька, скорей!

Прижимая к груди руки и заливаясь краской под взглядами изумленных пацанов, Ирка промчалась мимо, едва успевшей распахнуть для нее дверь, подруги.

– На ресепшен она так сходит. – Донеслось ей вслед громкое, ехидное замечание мамы Светы. – Салага!

Ирка красная от стыда бессильно погрозила соседней стене кулаком.

– Подставили? Дразнитесь?! Ну, ничего, я тоже до вас доберусь. Есть у меня одна идейка.

– Какая еще идейка? – Тихо пофыркивая от смеха, поинтересовалась Анька.

– Ты-то хоть прекрати ржать. – Обиженно буркнула Ирка. – Ну, стесняюсь я. Да. А идейка классная. Иди сюда.

Обняв подружку, Ирка склонилась к уху Ани и что-то горячо зашептала.

С утра обе высокие стороны о вчерашнем не вспоминали. Мамы молчали, а Ира с Аней не решались торопить события. Уже на пляже, собираясь лезть в воду, мама Света обернулась к искусительницам.

– Насчет нашего разговора … Все это, конечно, явный развод и авантюра. Но мы решили согласиться. У нас с Ленкой почти по двадцать лет безупречного семейного стажа. Можно разок и почудить, чтобы узнать, как развлекаются дочки-развратницы.

– Никак не развлекаются! – Возмутилась Ирка. – Тоже попробовать хотим. Развратниц нашли! У нас с Анькой всего и было-то по одному парню. Полгода назад еще в целках ходили.

Про имевшийся опыт совращения пап она, конечно, умолчала. Для мам это навсегда тайна.

– Только имейте в виду. – Серьезно предупредила Елена. – Никаких проблем с вашими отцами у нас из-за этого возникнуть не должно.

– Это мы обещаем. – Дружно кивнули подруги.

Глядя вслед идущим к морю мамам, Аня изумленно выдохнула.

– Согласились! Ирка, если все выгорит, я тебе в своей комнате памятник в полный рост поставлю.

– Ну, зачем такие почести? – Изобразила скромность Ирка. – Вполне достаточно, если твой Сашке мне при встрече в пояс кланяться станет. И попользоваться его одолжишь.

– Ой, да бери. Можно подумать мне для лучшей подруги жалко. Тем более, что ты Димона обещала в обмен.

Подружки расхохотались.

Задуманное большое приключение девчата собрались совместить с пуском бани. Накануне Ирке с Анькой пришлось вести сложные переговоры сначала с папами, потом с парнями, рассчитывавшими на общество подружек в субботний вечер. Но, вроде, все утряслось. Мам было решено известить в последнюю секунду. Когда отступать будет уже некуда.

Высокая комиссия законченный строительством объект в целом одобрила. Не спеша обойдя строение, мамы величаво вплыли в предбанник. Снисходительно оглядев внутреннее убранство и пропустив мимо ушей технические пояснения, покивали друг другу и высказались в том духе, что «не зря мужиков работать оставляли» и «могут ведь, если захотят». Хотя конечно есть недочеты. Холодильник неудобно стоит, столик маловат, вешалку бы неплохо перенести. Ну и еще там.

Анька с Иркой, стараясь не привлекать внимания, тихо фыркали в кулаки, глядя на тихо поскрипывающих зубами пап и их отчаянные старания не высказать прямо сейчас, что они думают по поводу получаемых замечаний.

– Хорошо еще, что внутри уже жарко. В одежде мыльню с парилкой смотреть не пойдут. – Тихо шепнула на ухо Ане Ира. – Представляешь, если бы еще и там «разбор полетов» устроили.

– Ага. – Так же тихо отозвалась Аня. – Папкам и так уже на физиономии вместо каменки можно воду плескать и начинать париться.

Подружкам, в отличие от мам, все понравилось. И закрытая навесом от дождя дорожка от крыльца до крыльца, и небольшой бассейн с прозрачной водой, куда так здорово будет прыгнуть, выскочив из парилки. И устроенный между баней и домом закрытый дворик, где можно после мытья посидеть на воздухе, попить чаю или квасу. А главное вся эта благодать опоясана частой решеткой с живой изгородью. Захочешь, свободно голышом ходи, ни один сосед ничего не увидит.

Впрочем, мамы тоже были довольны, а командовали лишь по извечной женской привычке знать, как все должно быть, лучше мужей. К тому же, обладая большим опытом семейной жизни, они безошибочно знали до какого предела можно испытывать степень терпения мужиков и, не доводя до греха, снова ловко съехали на щедрые похвалы строителям и их умелым ручкам. Разом оттаявшие папы опять заулыбались, приосанились и объявили, что полная готовность ожидается где-то через полчасика, а до той поры дам просят погулять.

В ожидании команды все разбрелись в разные стороны. Мамы, переодевшись, уползли в цветник, папы остались хлопотать возле бани, а предоставленные самим себе подружки отправились слоняться по углам, убивая время. Попаслись в малине, прогулялись к дальней, выходящей на старую, полузаброшенную дорогу калитке, заглянули в дом, повисели в распахнутом окне нижней комнаты, хихикая над чем-то. Наконец, вышли уже в купальниках и, плюхнувшись на скамейку, сидели, болтая ногами, пока выглянувший наружу папа Игорь не махнул рукой.

– Заходите, девчата. И мам зовите. Мы уже пошли веники запаривать.

– Хорошо, пап. – Аня, соскочив с лавки, замахала мамам рукой. – Идемте! Приглашают.

В предбаннике пахло свежими досками и березовой листвой, из-за закрытой двери в парилку доносилось сердитое шипение выплеснутой на раскаленные камни воды.

– Дух-то какой! – Блаженно сощурилась мама Елена и несколько удивленно покосилась на снимающую лифчик Аньку. – Эй, красавица, а ты не слишком увлеклась? Тут тебе все же не женское отделение.

– Нисколечко. – Безмятежно отозвалась Аня, начиная стаскивать с себя еще и плавки. – Сегодня мы ведем себя не по правилам. Помните уговор? Момент настал. Вон там, на лавочке для вас задание.

Секунду другую мамы настороженно разглядывали лежащий перед ними листок, затем Светлана, пожав плечами, взяла бумагу и, покосившись на подружек, развернула ее. На белом прямоугольнике крупными буквами были напечатаны всего два слова: «Обмен партнерами».

– Ох. – Тихо выдохнула заглянувшая Светлане через плечо мама Лена. – Светка, ты только глянь, на что они нас толкают!

Обе женщины выглядели слегка растерянными. Аньке даже показалось, что мама покраснела чуть-чуть.

– Вот уж не ждала! – Елена, словно не веря в происходящее, покрутила головой. – Значит, все-таки доведется мне твоего мужика попробовать.

– А я тебя предупреждала, когда соглашались. – Мама Света завела руки за спину, расстегивая застежку бюстгальтера. – Вот и кушай теперь. Я, между прочим, перед Костей твоим не раздевалась ни разу. А тут мало что идти прелестями сверкать, так потом с ним еще и того. Обалдеть!

– Вот и привыкай, пока моешься. Он тебе спинку потрет. – Усмехнулась Елена и глянула на девчонок. – А кстати, как на это мужики наши посмотрят? Вы в курсе?

– Думаю положительно. – Улыбнулась в ответ Ирка. – Папы сказали, что готовы подчиниться вашим желаниям. Во всяком случае, они там сейчас тоже без плавок.

– Вот ведь интриганки! – Почти восхищенно фыркнула Светлана. – И ведь сумели же со всеми столковаться.

– Можно подумать мужиков на сладенькое уговорить трудно. – Насмешливо отозвалась мама Лена. – Хорошо хоть наши девки парней своих догадались сюда не привести. Вот уж была бы потеха.

– Саше с Димой тут делать нечего. – Пожала плечами Анька. – Не в бане же в эти игры играть. А нам с вами голый помыв самое то. Для создания соответствующего настроения.

– Да уж. – Усмехнулась Елена и, оглянувшись, потянула на себя дверь парной. – Ну что, подруга? Банзай?!

– Давай, не сидеть же в предбаннике. – Поднялась с лавки мама Света и довольно чувствительно шлепнула шедшую впереди Аньку ладонью по голой попе. – Провокаторша!

Анька только захихикала, потирая ушибленное место. Но от мамы отодвинулась подальше. На всякий случай.

– Чур, нас первых парят. – Елена, нахально отпихнув девчонок, полезла на полок. – Присоединяйся, Светик. А салаги пусть в очереди постоят.

– Да и пожалуйста. Мы пока так погреемся.

Подружки забрались с ногами на нижнюю лавку и уселись, прижав колени к груди, нимало не смущаясь тем, что их юные бутоны раскрылись перед отцами во всей красе. Мама Света неодобрительно покосилась сверху на этот натюрморт, но ничего не сказала, решив видимо, что раз им с Леной сегодня на условности плевать, то и дочкам можно. А папы, паря каждый чужую жену, на девичью красу не забывали внимательно поглядывать. И настроение у них заметно приподнималось. И неизвестно еще от чьих прелестей больше. Мамы этот подъем относили, конечно же, на свой счет, ну а Аня с Иркой, хоть и имели свои соображения, старательно делали вид, что происходящее их не касается. Они просто попариться зашли. Хорошо, когда по тебе березовым веничком!

Их папы действительно нахлестали от души, когда Света с Еленой, нажарившись, спустились пониже, уступая место дочкам. Правда, под ревнивыми взглядами мам, каждой пришлось отправиться к своему родителю. Мол, нечего перед чужим взрослым мужиком голым задом и передом вертеть. И мужьям, опять же, лишний соблазн. Ну и пусть. Если мамам так спокойнее, пусть у каждой свой папа банщиком будет. Здорово все же, когда по тебе веник туда-сюда, а ты лежишь и млеешь. И парку еще. А теперь в бассейн!

От визга прыгнувшей в воду Ирки заложило уши, а сиганувшая следом Анька завопила едва ли не громче. Вода оказалась просто ледяной.

– Ха-ха, салажата! Это вам не в речку бегать. – Расхохотались, выскакивая следом из бани, папа Игорь и папа Костя. – Тут же из скважины вода. Ее пьешь, зубы ломит.

– Предупреждать надо! – Возмущенно взвыла Ирка. – Я до сих пор через раз дышу!

– Зато бодрит-то как! Расступись, мелюзга! – Мужики с разбегу махнули с бортика, поднимая тучу брызг. – Ух-х! Е мое!

– Сейчас у кого-то все маленькое-маленькое станет. – Засмеялись пришедшие последними мамы.

– Ну так все в ваших руках. – Отозвался папа Костя. – Согреете, прирастет.

– Да вот не знаю, сумею ли найти теперь. – Елена по лесенке спустилась вниз. – Ух ты и правда холоднющая! Игорюха, грей давай, а то не то что у тебя найти, сама окоченею.

– Иди сюда.

Папа Игорь, не смущаясь присутствием жены и чужого мужа, притянул к себе Лену. В прозрачной воде Ане с Иркой было хорошо видно, что рука мужчины лежит у Елены на попе, а Ленина ладонь скрылась как раз там, где нужно поискать кое-что. Объятия парочка тут же со смехом разорвала, но начало заигрыванию явно положено. А папа Костя спустившуюся следом Светлану вообще отпускать не спешит. Так и обнимает до сих пор.

– Аня, пойдем еще погреемся. Я замерзла уже совсем. – Пожаловалась Ирка.

Эх, жаль уходить, дальше не поглядев, но у нее самой, кажется, уже губы прыгать начинают. А в парилке тепло!

– Идем.

Парились от души и выскакивали, кидаясь в ледяную воду, еще несколько раз. И с каждым заходом компания становилась все более раскованной. С трудом, поначалу, отказывавшиеся от привычных рамок приличий мамы, теперь уже окончательно решив пуститься во все тяжкие, все активнее «вертели хвостом» перед чужим мужем на глазах у собственного. Благо позволяют. Расшалившуюся компанию нисколько не останавливало то, что их игры начинают выходить за рамки шутливого флирта. Уже Елена со словами: «Ах, хорошо попарил, Игорек», – благодарит Аниного папу затяжным поцелуем. А рядом ее муж Костя, изображая массаж, нахально тискает попу мамы Светы. И в бассейне, оправдываясь холодом, липнут к чужим половинкам как те горчичники.

Присутствие Ани с Ирой родителей особенно не сдерживало. Наоборот, по мере раскрепощения, игривые потискивания и легкие шлепки стали доставаться не только мамам, но и дочкам. Особенно когда дело до «потереть спинку» дошло. Светлана с Еленой, сперва неодобрительно косившиеся на проявление мужиками подобных вольностей, вскоре махнули рукой на творящееся безобразие и даже поддразнивали девчонок. Мол, раз трогают вас за «здесь», так и сами проверьте, где вещь краше. У мужей наших или у пацанов ваших?

Анька с Иркой игру принимали, смеясь, отбивались мочалками от расшалившихся пап, но, несмотря на приглашение исследовать мужской предмет на ощупь, собственным ручкам при мамах воли не давали. Отшучивались, что настоящий инструмент надо не в ладошках тискать, а на деле проверять и, удрав подальше от отцов, дразнясь, демонстративно виляли попками.

Елена со Светой, поддерживая девчонок, подтрунивали над мужиками, дескать, угонитесь ли за молодыми жеребчиками, на которых ваши дочки скачут. Отцы в ответ приглашали всех желающих убедиться, на что старшие дамы изъявляли полное и безоговорочное согласие. И Анька с Ирой чувствовали, что смешки и все более вольные шуточки уже просто маскируют настоящее желание и готовность позволить себе то, что раньше было запретным.

Компания тем временем перебралась из бани во внутренний дворик. Набросить на себя хотя бы полотенце, конечно, никто и не подумал. Плюхнулись, как были голышом, в плетеные кресла и, блаженствуя, потягивали кто квас, кто пиво. Красота! В прямом и переносном смысле. И душе приятно, и взгляду. Весь товар напоказ. Хоть мужской, хоть женский. Нескромно расставленные ножки, животики, плечи, упругие мячики грудей – все на радость мужчинам. А Игорь с Константином даже и не пытаются скрыть свое «приподнятое настроение». Гляди, не хочу. И женщины, хоть это внешне и не так заметно, тоже на взводе. Глаза влажные, блестят, дыхание частым стало, соски в тверденькие кнопочки превращаются. Ане себя не видно, но судя по мамам и Ирке всем уже не кваса хочется.

– Ну а теперь что? – Поинтересовалась у подружек Елена, воспользовавшись тем, что Игорь с Костей отошли в сторону покурить. – У вас есть какая-то программа или мы со Светкой должны экспромтом действовать?

– Теперь переносим действие в дом. – Лукаво подмигнула ей Аня. – А уж там в условиях интима и приватности вы сами сымпровизируйте.

– Не подведите нас, мамочка. – Наставительно подняла палец Ирка. – Мы на вас надеемся.

– Да уж как-нибудь. – Насмешливо-возмущенно фыркнула Елена. – Справлялись же мы как-то раньше со Светкой без ваших указаний.

– Тогда идем. – Поднялась с кресла Ира. – Проводим вас.

– А как же? – Вопросительно оглянулась на курящих возле живой изгороди мужчин Светлана.

– Все будет.

– Смотрите, чтобы мы сильно ожиданием-то не томились. Не дайте заскучать!

Мамы явно испытывали некоторую неловкость от непривычной ситуации, но, не желая «ударить в грязь лицом» перед дочками, скрывали ее за внешней бравадой.

– Не волнуйтесь, соскучиться не успеете. – Аня, поднявшись на крыльцо, гостеприимно распахнула перед женщинами дверь. – Вам сначала в летнюю комнату с витражами, а дальше как сами пожелаете. Хотите вместе, хотите врозь.

– Надеюсь, вы со своими кавалерами в дом не попретесь. – Подозрительно глянула на девчонок Елена. – Мы на групповуху ввосьмером согласия не давали.

– Нам и снаружи места достаточно.

Едва мамы шагнули на веранду, стоящая внизу Ирка торопливо выдернула из кустов спрятанную там толстую палку и, взбежав на крыльцо, накрепко подперла ею дверь.

– Это еще зачем? – Удивилась Анька.

– Затем, чтобы не удрали.

– Ну ты, Иришка, даешь! – Засмеялся подошедший следом папа Игорь. – Еще и колом приперла! Будет вам от мам на орехи. Слышно уже чего-нибудь?

– Тихо. – Ирка, призывая к вниманию, подняла палец. – Сейчас.

И тут из дома донесся дружный, прозвеневший, наверное, на всю улицу вопль мам вошедших в указанную комнату и, наконец, понявших обмен КАКИМИ ПАРТНЕРАМИ устроили им их интриганки-дочки.

– Ес-с! – Взмахнула согнутой в локте рукой Ирка. – Будете знать, как меня голой в коридор выставлять!

– Идем скорей. – Анька, торопливо сбегая с крыльца, потащила Ирку за собой. – Посмотрим.

Подружки не случайно послали мам в комнату с витражами. Цветное стекло не слишком прозрачное, но, если прижаться вплотную, вполне можно разглядеть, что творится внутри, не особенно рискуя попасться. Обежав дом, Анька с Иркой затормозили, прокрались, стараясь не шуметь, под окно и, присев, тихонько прильнули к нижней кромке. Глазам девчат в синем и оранжевом цвете открылся вид четверых, хохочущих друг над другом, голых людей. Две женщины, стоявшие лицом к девчонкам, были мамы, а вытянувшиеся перед ними во фрунт двое парней … Ну конечно же Сашка с Димкой. Именно их девчонки, открыв дальнюю калитку, впустили сначала на участок, а затем через окошко в дом.

– Нет, ты видала каково? – Донеслось изнутри. – Мало того, что встали перед нами, в чем мать родила, так они еще поклоны и щелканье каблуками изобразили.

– Хорошо хоть «шпагами» своими не отсалютовали при встрече.

Ага, про шпаги это мама Лена.

– Не беспокойся, отсалютуют еще! В ближайшее время.

Это уже мама Света.

– Девок наших убить мало за такую подставу! Если бы не уговор, так бы и сделала!

– Поддерживаю. – Светлана, наконец, опустила руку, которой продолжала машинально прикрывать грудь. – Может, сначала выйдем, бошки поотрываем, а уже потом вернемся?

Подружки тревожно переглянулись. Полено, придерживающее дверь, показалось сейчас вовсе не лишним.

– Не надо их убивать, они хорошие. – Раздались в ответ веселые голоса парней. – Ну скажите, кто бы еще нам с вами такую встречу устроил. Ведь о таком  с мамой девушки любой парень только мечтать может.

– Сладкие-то вы наши! – Насмешливо восхитилась Елена. – Прямо спали и во сне видели, как вместо дочек на мам забраться. Верится-то как!

– Но прогиб засчитан. – Одобрительно подмигнула парням Светлана. – Приятно когда кавалеры галантные.

– Позвольте и дальше внимание оказать.

Сашка, шагнув вперед, склонился к руке Аниной мамы, и та царственным жестом приподняла ее для поцелуя. Парень прижал ладонь к губам, затем не спеша одарил поцелуем каждый пальчик в отдельности. Наконец, он выпрямился и, продолжая держать женщину за руку, обнял ее, увлекая к стоящему возле стены широкому креслу. Светлана, подчиняясь юноше, опустилась на низкое сиденье, а Саша устроился на полу возле ее ног. Глазам парня во всей близкой красе явились часто колышущаяся грудь взволнованной необычной ситуацией женщины и беззащитно открытый животик, внизу которого, между чуть разведенных ножек приоткрывалась неизведанная еще красота. Губы парня коснулись коленей Светы, а затем медленно, буквально по сантиметру, поползли вверх, стремясь достичь желанного, манящего возбуждающе влажным блеском запретного плода. Женщина, поддаваясь ласке, откинулась на спинку кресла и осторожно, словно боясь решиться, положила ладонь на затылок парня, поглаживая и слегка прижимая к себе его голову. Светлана еще не позволяла себе совсем раскрыться перед ним, но усилие, с которым сжимались, сдерживающие парня ножки, с каждым новым поцелуем становилось все меньше. А Саша, поощряемый Светиной лаской, скользил по ее бедрам все выше. Светлана тихо и сладко вздрогнула, когда дерзкий, настойчивый язычок обнаружил вход в ее тайну. Она удержалась от того, чтобы податься парню навстречу, но больше не пыталась удержать парня, предоставив ему полную свободу распоряжаться ее сокровищем.

Направившийся в свою очередь к Иркиной маме Димка действовал, может быть, не столь романтично, но зато вполне решительно. Подойдя вплотную, он без особых церемоний одним сильным движением подхватил женщину на руки и, пройдя в угол комнаты, сел, удерживая ее, на диван. Елена, хоть и не подала вида, с удовольствием ощутила крепость объятий парня. Обхватив Диму за шею, она потянулась поближе к лицу парня.

– Ну, кавалер, – чуть насмешливо шепнула она, пряча за небрежностью тона собственное легкое беспокойство, – что теперь с беззащитной женщиной будешь делать?

– Пользоваться беззащитностью. – В тон ей отозвался Дима.

Губы парня уверенно, словно пользуясь правом собственности, нашли губы сидящей на его руках женщины, широкая ладонь бесстыдно смяла упругую мякоть груди. Елена, тихо охнув, прижалась к парню, сливаясь с ним в затяжном поцелуе. Раскачиваясь в крепких объятиях, она ощущала, как под нею стремительно и неудержимо растет, стремясь выпрямиться, желание парня. Елена чуть сдвинулась, выпуская набирающий силу ствол на свободу.

– Быстрый да горячий какой. – Шепнула она, дразня язычком ухо парня. – Погладить надо конька.

Ладонью она мягко накрыла упругий живой стержень, прижимая его к своему бедру.

Настал черед Димы охать. Опытная рука Лены ловко играла с его предметом, то обнимая, то позволяя выскользнуть, то дразня буквально кончиками пальцев. Димка терся спиной по дивану. Руки его продолжали ласкать грудь и плечи женщины, но уже не он лидировал в этой игре. Безумность, невозможность ситуации требующей заняться сексом с парнем своей дочери, сознавая, что муж, дочь и даже ближайшие друзья знают об этом, неожиданно подхлестнула Елену сильнее любого возбуждающего. Происходящее с ней рушило все ее представления о каких бы то ни было приличиях. И эта необходимость с головой окунуться в бесстыдство заводила ее с каждым мгновением все сильнее. Сейчас уже она торопила события. Соскользнув с колен Димки, Лена опустилась перед ним на пол, склоняясь к вздрагивающей напряженной игрушке.

В этот момент Анька с Ирой почувствовали, как крепкие мужские руки берут их за талии и мягко, но настойчиво оттаскивают от окошка.

– Вас девочки разве не учили, что подглядывать нехорошо? – Насмешливо поинтересовались у дочек папаши.

– Зато интересно-то как! – С почти ребяческой непосредственностью отозвалась Ирка и обидчиво глянула на мужчин. – А вы досмотреть не дали.

– Не знаю, не знаю, Ирочка. – Анин папа, обняв девушку, привлек ее к себе. – Мне вот то, что в доме с моей женой творится, отчего-то не кажется интересным. И не могу сказать, что нравится.

– Не жадничай, папочка. – Хитренько улыбнулась Аня, в свою очередь прижимаясь к дяде Косте. – От ваших жен много не убудет, зато вы на «законных» основаниях нас получаете.

– Только это и утешает.

Ладони папы Игоря по-хозяйски обосновались на округлостях Иркиной попки, притягивая девушку поближе. Его готовый к бою, заряженный ствол скользнул вверх по девичьему животику, оставляя за собой тонкую, клейкую полоску. Ира чуть вздрогнула от его прикосновения и, запрокинув голову, потянулась губами навстречу жаркому мужскому поцелую. На Константина с Анькой парочка уже не обращала внимания.

Папа Костя, склонившись, коснулся губами Аниного ушка.

– Не будем им мешать, переберемся в предбанник. Там сейчас хорошо. Дверь нараспашку – не жарко, травами пахнет, березкой. И стол шикарный. Ты как к массажу относишься?

– Ой, с удовольствием!

Аня понимала, конечно, что массаж это только предлог, прелюдия, но ей хотелось такой игры. Предыдущее голое мытье раздразнило не только родителей, но и дочек. Хотя полностью, от души завестись Аньке с Ирой мешало беспокойство по поводу реакции мам на задуманную ими подставу. Но теперь, когда все пошло так, как задумывали девчонки, ничто не мешало им дать волю созревающему в них желанию.

Войдя внутрь, Константин, подхватив девушку на руки, посадил ее на стоящий у глухой стены, накрытый простыней стол.

– Укладывайся на животик. Сейчас мастер фирменное масло для массажа приготовит.

– А у мастера даже свой фирменный рецепт есть? – Поинтересовалась Анька, устраиваясь на широкой поверхности голой попой кверху.

– Есть. И не один. – Отозвался Костя, возясь у шкафчика с пузырьками. – Разный массаж разных составов требует.

– Поделишься?

– Попробуй сначала. Если понравится, не жалко.

Аниных плеч коснулась влажная, плавно растекающаяся под ладонями дяди Кости прохлада. Легкий аромат леса, летних трав и чего-то еще незнакомого, но приятного обволакивал девушку, слегка кружа голову. Ничего подобного среди ароматических масел Ане раньше встречать не приходилось. Поддаваясь накрывающим ее ощущениям, она растеклась по белой простыне, подчиняясь «лепящим» ее фигуру мужским ладоням.

Девчонке вдруг вспомнилось, как было стыдно и страшно, когда они с Иркой, две дурехи, наделав глупостей, решили соблазнить собственных отцов, чтобы те не закладывали их мамкам. Вот позору-то было бы, если б папы прогнали их, да еще и мамам обо всем рассказали. К счастью все закончилось удачно для девчат, и Аня впервые близко узнала дядю Костю, а Ира ее папу. А сегодня все повторяется, только уже по-другому. Никто ничего не боится, не играет в воспитателей и наказываемых. И мамы, которые сейчас в доме с их парнями, и Ирка с папой, и она с Константином.

Сильные руки мужчины потихоньку спускались с плеч девушки на поясницу и бедра. Собственно другого Анька и не ждала. Ежу было понятно, что область массажа вскоре станет весьма специфической.

Ладони дяди Кости, словно обозначая границу, прошли от талии по округлостям попки до середины бедер и начали медленно взбираться наверх легчайшими и вместе с тем сильными движениями заставляя мышцы расслабляться, перебрались с ножек на булочки девичьих ягодиц, превращая их в пышные и сдобные.

Неожиданно Аня заметила, что втираемый в кожу состав изменился. Если первый умиротворял, успокаивал, подвигая тело нежиться в приятной истоме, то этот тревожил, бодрил, слегка пощипывая легким холодком. И он был более текучим. Легкие капельки, оставляя дорожки, одна за другой сползали с боков девушки на животик. А пришедшие следом пальцы Кости растерли их, спустив до самого входа в Анину тайну. Принесенная с лаской прохлада, будто легкий ветерок, играла с кожей, освежая и одновременно отзываясь неясным трепетом в той части, где обычно являются первые всплески желания.

А Константин продолжал. Теперь он снова холил Анину попу и, дразня девочку, по очереди целовал открытые ему аппетитные формы. И даже легонько дразнил языком самую дырочку, вызывая тем в теле девушки волнующее беспокойство. Одновременно пальцы Кости спускались с « попкиных холмов» по бедрам к самому входу в ее сокровищницу и возвращались, прокладывая дорожку от одного входа в «девичье царство» к другому. Аня чуть вздрагивала от этих прикосновений. Вдруг она почувствовала как скользкий, прохладный гель капнул прямо между ее булочек, смазывая «запасные двери». А следом за ним, мягко и осторожно расширяя отверстие, внутрь заглянул палец дяди Кости.

– Ой. – Тихо шепнула она.

– Все будет хорошо, не бойся.

Теперь Анину попу массировали изнутри и снаружи. Больно не было, хотя девушка и чувствовала нечто движущееся внутри. Это была странная смесь ощущений одновременно приходящих извне и рождающихся внутри нее. И этот необычный коктейль наполнял девушку, заставляя забыть о собственной воле и оставляя лишь возможность подчиниться рожденному и нарастающему в ней желанию.

А за стеной баньки, в паре десятков шагов от нее Ирка, чуть запрокинув голову, перевела дух после затяжного поцелуя, и положила ладони на плечи обнимающего ее мужчины.

– Игорь. – Называть Аниного отца на ты и по имени было непривычно, но обращение «дядя» сейчас было бы и вовсе дурацким. – Игорь, а можно тебя попросить?

– О чем, Ирочка? – Ладони мужчины, скользя, повторяли округлые контуры попки, а губы мягко касались волос и бархатисто-нежных щечек девушки.

– Ты можешь сделать так, чтобы ты ласкал меня, а я в это время в окошко за нашими смотрела?

– В окно?! – Игорь даже не пытался скрыть удивление. – Зачем?! Ты уж вроде из возраста подглядывать давно вышла.

Ирка смущенно потупилась, пожимая плечами.

– Сама от себя не ожидала. Только это, оказывается, завлекает и возбуждает ужасно. Стыдно признаться, у меня уже по бедрам капельки текут. Даже пока с тобой целовалась, вспоминала, что внутри видела. Ну пожалуйста!

– А что? – Неожиданно весело рассмеялся Игорь. – Давай пробовать. Такого у меня еще точно не было. Идем.

Мужчина с девушкой тихонечко пробрались к дому.

– Давай. – Анькин папа легонько подтолкнул Иру вперед. – Занимай свой пост. Вуайеристка!

Ирка, хихикнув, скользнула к низкому цветному окошку, но не присела под него, как раньше с Аней, а просто наклонилась, облокотившись на наличник и, опустив голову на руки, прижалась носом к стеклу. Взору оставшегося в засаде Игоря предстала округлая девичья попка и открывшаяся между расставленных ножек заветная сокровищница, действительно влажно поблескивающая.

Мужчина, подойдя, опустился позади девушки на колени и прижался лицом к ее бедрам, добираясь языком до главной тайны. Ира вздрогнула, когда вдоль ее складочки, чуть заглянув внутрь, пробежал, двигаясь к попке горячий, подвижный разведчик. Пришелец, конечно, не ограничился поверхностным «осмотром». Снова и снова, раздвигая покрытые смазкой створочки девичьих врат, дразня чувствительный бугорок у входа, ввинчиваясь в темное, коричневое пятнышко второй женской дырочки ловкий мужской язычок исследовал прелести девушки, заставляя Ирку отвечать на прикосновения легкой дрожью бедер и новыми капельками вытекающего на них сладкого сока.

Девушка словно бы раздвоилась, одной частью себя ощущая ласку мужчины, а другой с жадностью впитывая происходящее сейчас по другую сторону оранжевого стекла. И спроси ее, не смогла бы ответить, чего сейчас ее влечет больше: нежность любовной игры или интрига разворачивающегося на ее глазах зрелища.

Елена уже не ласкала ртом мужскую игрушку, устроившись возле дивана. Оседлав Димкиного жеребца, она, развернувшись лицом к окну, скакала на коленях парня. Влажные волосы, разметавшись, прилипли к плечам, округлые мячики грудей прыгали вверх-вниз, дыхание было частым и шумным. Лежавшие на ее талии руки парня сначала выталкивали женщину вверх, а затем, с силой насаживая на ствол, возвращали обратно. И в такт каждому, слышному даже Ирке за окошком, шлепку голых тел Елена вскрикивала, прикусывая нижнюю губу. И снова взлетала вверх. И снова насаживалась. И еще, и еще.

Ирка смотрела не отрываясь. Вообще-то мама вполне могла ее заметить, но девчонке было на это уже наплевать. Да и Елене, похоже, было не до этого. Во всяком случае, на присутствие в комнате еще кого-то, Лена не обращала никакого внимания.

Саша со Светой тоже не смотрели на нее занятые собой. Нежные поцелуи, неспешная ласка парня заставили, наконец, Светлану отбросить барьер неловкости и отдаться на волю идущего от естества человеческой природы желания. Она тянулась к Саше навстречу, с нарастающей страстью отвечала на его поцелуи. Там рядом Лена с парнем, они видят. Ну и пусть! На улице сейчас муж с чужой дочкой, а ее Анечка с мужем Лены. Плевать! Ей хочется сейчас быть с этим молодым парнем, чей бесстыжий язычок так ловко заглядывает во все места, а губы так нежно целуют грудь и дразнят затвердевшие кнопочки сосков. Светлана по-прежнему лежала на кресле, только теперь ножки женщины бесстыдно раскинулись на плечах парня. Ее доступный раньше лишь мужу секрет во всей доступности являлся Саше, готовый открыться по его велению. И ключ, явившийся отпереть заветную дверцу, не заставил себя ждать. Пришедший завоеватель уверенно раздвинул предательски смазанные створки ворот готовой пасть крепости и вошел внутрь безоговорочным победителем, окончательно утверждая сегодняшнее торжество разврата над супружеской верностью.

Мужской и женский голоса слились в один тягучий, наполненный одновременно сладостью и желанием стон, разгоряченные тела соприкоснулись. Ладони Светы крепко обхватили плечи парня. Оба на секунду замерли, а потом Саша качнулся назад, отводя «заряженное» орудие, и резко послал его вперед.

– А!

Света не удержалась от вскрика, когда Сашкин спелеолог достиг самого дна ее пещерки. А вдогон уже следовал новый удар. И снова до самого донышка. И еще, и еще. Света вздрагивала, пытаясь одновременно и вжаться в кресло, спасаясь от «целующих» заднюю стеночку сладостно-болезненных атак, и податься навстречу этому бесцеремонному, но такому желанному сейчас гостю.

Ира, вцепившись пальцами в раму, смотрела, как словно заведенный летает туда-сюда зад парня, со всем пылом юности атакующего лежащую перед ним женщину, как ерзает спиной по обивке Светлана, как скачет на Димкином поршне, уже развернувшаяся к нему лицом и жадно целующая парня, мама. Сознание того, что она видит все происходящее на самом деле, наяву, слышит настоящие, рожденные страстью крики, кружило девчонке голову, рождало скатывающиеся одна за другой к низу живота тревожаще-дразнящие волны. А там их встречали ласки опытных рук и ловкого, не знающего запретов языка мужчины. И встречные волны расходились от ее источника желаний вверх, заставляя тело трепетать, а дыхание прерываться.

Ирка чувствовала, как вздрагивают ее расставленные ножки, как клейкими дорожками стекают по ним капельки уже не помещающегося в киске сока. Как в сладком, бушующем в ней шторме, рождается тот самый девятый вал, что уносит сознание, оставляя только невообразимую яркость чувств. И как выплескивается, заставляя кричать от упоения чудными ощущениями, озеро ее наслаждения.

Ира, закрыв глаза, сползла по стене дома на завалинку и, привалившись спиной к нагретому солнцем дереву, кое-как перевела дух. Грудь ее часто вздымалась, ноги не держали, а сама Ирка плыла где-то в облаках. На землю ее вернул коснувшийся губ поцелуй. Девушка радостно улыбнулась склонившемуся к ней мужчине.

– Слушай, это было здорово! Не знаю на каком я небе сейчас, а ведь ты даже в меня не вошел. Просто ласкал, а я смотрела.

– Рад, что тебе было хорошо. – Пальцы Игоря ласково дразнили кнопочку Иркиного соска. – Но может пора сменить декорации и остаться вдвоем?

– Как пожелаешь. Только ты сам отнеси меня, пожалуйста. Совсем ножки не слушаются.

– Поехали на площадку к баньке. – Игорь легко поднял девушку на руки. – Зря что ли мы там такой ковер сегодня расстилали.

– Ступать по нему было мягко. – Засмеялась Ирка. – А лежать?

– Вот и попробуешь.

Игорь, в отличие от любопытной Ирки, не стал заглядывать в окно и, конечно, не видел происходящего в комнате. А там скакавшая во весь опор на юном скакуне Елена внезапно выгнула спину, практически повисая на сильных руках парня, и с силой прижалась к тому низом живота, словно стремилась впустить его в себя как можно глубже.

– Ах-ха-аа.

Дима тихонько покачивал на коленях замершую сверху женщину. Овладевшая ею внутри и снаружи легкая дрожь дразнила парня. Часто колышущаяся грудь щекотала кожу, горячее дыхание разжигало ответную страсть. В ответ, распустившийся в женском саду, цветок парня ощутимо наливался соком, готовясь выплеснуться наружу. Димку немного беспокоила возможность, не спросив разрешения, полить доверенную ему красоту. Но влажный, затуманенный женский взгляд ясно говорил, что оседлавшая его амазонка еще пока далеко, и парень старался не форсировать события.

– Ум-м-м. – Снова простонала Елена, изо всех сил прижавшись к парню, и легонько куснула его за ухо. – Значит, воспользовался беззащитностью, паршивец.

– Не мог иначе. Такая красивая женщина!

– Болтун. Я тебе в мамки гожусь, но приятно. Поцелую за это.

Елена, покинув игрушку Димы, опустилась перед ним на колени. Соскользнувшие с плеч волосы скрыли, как покрытый ее же соком ствол парня нашел дорогу в приоткрытый женский ротик. Димка выгнулся, подаваясь навстречу. Охваченный теплом мягких губ и ласками язычка его ствол скользил взад и вперед. С губ парня то и дело срывались нечленораздельные звуки. Теперь настал Димкин черед улетать из этой реальности.

– А-а-а! – Даже захоти, он бы не смог сдержаться.

Наполненный любовным напитком его сосуд не выдержал силы женской ласки и «выстрелил» подобно шампанскому, орошая все, что оказалось в доступности густыми пряными каплями. Большую часть полученного Елена освоила, но все же несколько следов расцвели на ее щеках и груди.

– Мог бы и поаккуратнее, нахаленок. – Беззлобно фыркнула она, оглядывая полученные украшения.

В ответ Дима, улыбнувшись, крепко расцеловал женщину и помог ей подняться, усаживая рядом.

– Это было здорово! Скажу Ире, чтобы училась.

– Интересно, как ты себе этот процесс представляешь?

– Практическими занятиями.

– Только не со мной в качестве преподавателя. Хорошего помаленьку.

Димка в ответ только лукаво улыбнулся.

– Я и надеяться не смею.

– Вот и не смей. Принеси попить лучше. Там налево, в кухне, в холодильнике.

– Слушаю и повинуюсь.

Димка послушно поднялся и прошел к двери мимо кресла, где, тихо попискивая, в такт Сашкиным атакам терялась в вихре наслаждения и стыда Светлана. Владеющие ею сейчас желание и страсть сломали и смели сдерживавшие женщину внутренние запреты. Закружили голову сладостью запретного плода. Толкнули в объятия почти незнакомого парня, заставили желать его, раскрыться перед ним, допуская к самому сокровенному. И каждый новый «удар», каждый новый заход незаконного гостя рождали в подчинившемся теле чувственную волну, уносившую Свету все дальше и дальше от реальности. И лишь крохотная искорка парящего над этой волной сознания напоминала ей, что такого быть не должно. Что она не должна позволять распоряжаться собой этому парню, что происходящее сейчас за пределами дозволенного. Но неутомимый завоеватель опять овладевал ее крепостью, и вновь сладкая волна уносила Свету в неведомые дали. И снова вспыхивал яркой звездочкой стыд. И неизвестно был ли он преградой удовольствию или же, наоборот, той пикантной приправой, что только придает неповторимый вкус блюду.

Саша все торопливее и резче отправлял своего скакуна в горячую влажную глубину. Трепетная дрожь нежных стеночек встречала его приход, купая в новых порциях рожденного наслаждением сока. Клейкие капельки, не помещаясь внутри, выплескивались на попку. А впереди еще был залп мужского орудия. И вот, наконец, он пришел. Света закричала, когда с последним, пронзившим ее на всю глубину, ударом копья в тесноте пещерки забил мощный, горячий фонтан, наполняя женскую сокровищницу небывалыми еще здесь жемчужинами.

Димон, хоть был и послан по делу, не удержался от соблазна сбегать на второй этаж, попробовать глянуть сверху, чем заняты остальные. Он, уходя, хорошо расслышал донесшийся со стороны площадки вскрик очень похожий на Иркин. Вот только узнать подробности чужих развлечений парню не удалось. Разросшаяся под окном яблоня надежно закрыла внутренний дворик от любопытных глаз. Как ни вертелся Димка, наклоняясь и так и этак, ему не удалось разглядеть в хитросплетении ветвей светлый квадратик ковра, на который Анин отец унес его девушку.

Приехав туда, Ирка ожидала, что Игорь опустится на покрытие вместе с ней, сразу оказываясь сверху. Но мужчина уложил девушку на спину и, не форсируя событий, сел рядом с ней нескромно любуясь доступными его взгляду и желанию прелестями. Пытливый и нескрываемо вожделеющий взгляд не торопясь скользил по всем выпуклостям и впадинкам Иркиной фигуры. Казалось, глаза Игоря сами по себе уже ласкают девушку. Ира почти физически ощущала волнующее прикосновение к своему телу откровенного взгляда. Ее слегка игривая поза, которой она поначалу пыталась поддразнить мужчину, сейчас начинала казаться ей едва ли не развратной.

– Ты так разглядываешь меня, что мне даже стыдно. – Тихо шепнула она.

– И все равно хочется, чтобы это продолжалось. – Так же негромко отозвался Игорь. Он не спрашивал, он утверждал.

– Да. – Еле слышно выдохнула Ирка.

Она с удивлением поняла, что ей и впрямь того хочется. Чувствуя себя так, будто ее выставили на всеобщее обозрение, Ира нашла в этой волнительно-стыдной игре неожиданное удовольствие. Как будто она себе уже не принадлежит, как будто с ней могут поступить, как пожелают.

А между тем, уверенные в своем праве руки Игоря отправились, неспешно следуя за взглядом, в свой долгий, дразнящий путь по плечам, груди, животу и ножкам девушки. Пока еще еле уловимо, едва касаясь, больше обещая, чем предлагая. Но с каждым кругом становясь все настойчивей и весомее. Их ласка мерно и неотвратимо, подобно усиливающемуся морскому прибою накатывалась на Иру, лишая собственной воли, унося девушку все дальше и дальше на волнах желания. Ира лишь чувствовала, что ее партнер знает дорогу в этом океане и покорялась ему, позволяя вести себя по пути к наслаждению.

Почему-то ей не позволялось ласкать Игоря в ответ. Повинующиеся зову тела руки Иры тянулись к мужчине, желая коснуться его, обнять, встретить мужское начало, но Игорь раз за разом сдерживал порывы девушки, давая понять, что ей это сегодня не разрешено, что она должна только принимать даруемую ей негу ничего не возвращая взамен.

Как ни странно запрет возбуждал. Ведь Ира могла только чувствовать как постепенно овладевают ее телом, не имея возможности осязать того кто это делает. Только увидеть, но глаза Ирки были сладко зажмурены. И в вихре приходящих к ней сквозь темноту ощущений казалось, что кто-то неведомый распоряжается ею.

Эти приходящие ласки становились все настойчивее и откровеннее. Они тревожили, будоража воображение и желание, манили сладостью запретного плода, обещали подарить неземное наслаждение. Ирка, которой не позволено было ничего иного, впитывала их в себя, купалась в них, погружаясь с головой.

А играющий с ней мужчина, безошибочно чувствуя ее состояние, все сильнее раздувал пламя охватывающей девчонку страсти. Его ставшие, кажется, вездесущими руки и губы успевали и ласкать часто вздымающуюся, упругую грудь, и спускаться к вздрагивающему от сладостного нетерпения животику, и касаться исходящего соком входа в потайную девичью пещерку. Ирка уже извивалась на ковре не в силах сдержать порывы жаждущего мужской любви тела. Пересохшие, ищущие поцелуев губы звали: «Приди». Стиснутые кулачки елозили по мягкому ворсу. Стройные ножки то сжимались, пытаясь поймать мужскую ладонь, то широко распахивались, бесстыдно предъявляя низ живота еще не осязаемому, но такому желанному сейчас гостю. Ну же! И девушку «услышали».

Сильные мужские ладони, удержали раздвинутыми Иркины бедра, а покрытые смазкой створки ворот в ее тайну чуть приоткрыл уже совсем не палец. Игорь, ложась, скользнул по юному телу, оказываясь на девушке сверху. Девичья грудь прижалась к крепкой, широкой груди, животик к мужскому животу, губы слились в жадном поцелуе. А следом Иркину «красоту» пронзил горячий и упругий, живой жезл, раздвинувший своей силой трепещущие стеночки девичьей пещерки от входа до самого донышка.

Тонкий и звонкий крик стал ответом на его вторжение. Ирка обхватила ногами мужчину, упираясь пятками в его ягодицы. Еще! Второй удар. Влажные стенки Иркиного грота обнимают, встречая и провожая, скользящую внутри игрушку. Еще! Атака следует за атакой. И Ира уже почти не понимает, на каком она свете. Лишь ее губы жадно ищут поцелуев, а руки все сильнее обнимают лежащего на ней мужчину. И все тело сладко вздрагивает в такт чудесным волнам, рождающимся с каждым его «приходом».

Фейерверк удовольствия не заставил себя ждать. Новый вскрик отчаянный и одновременно счастливый взлетел к небу, дразня и удивляя соседей. На ярком безоблачном небе вспыхнули звезды, а Иркин волшебный садик пролился живительным дождем.

Игорь чуть сбавил темп, давая девушке отдышаться. Приподнявшись на руках, он поочередно касался губами закрытых глаз, раскрасневшихся щечек, венчающих высокую грудь коричневых сосков, соблазнительно тоненьких плеч девушки. Его игрушка не спеша выскальзывала из нежных объятий горячей пещерки и также не спеша ныряла в запретную влажную глубину, где на трепетных стеночках сверкали невидимые глазу драгоценные бриллианты Иркиной «росы».

Ира лежала, шумно и глубоко дыша, распластавшись по ковру. Руки девушки соскользнули с плеч Игоря, ножки съехали с его бедер, не пытаясь больше прижать мужчину к себе. Лишь губы слабо улыбались в ответ на частые и легкие поцелуи Аниного папы. Но мало-помалу девушка начала отвечать на ласку. Губы опять начали искать нежности губ партнера, ладони снова заскользили по широким плечам, а низ живота вновь устремился навстречу все чаще и чаще пронзающему его копью. Еще, еще. Еще! Девушка прижалась к мужчине будто пытаясь слиться с ним в единое целое. Игорь, как хорошо!

– А-а-ах!

Ирка и всегда-то, единожды достигнув пика, легко заводилась на другой и последующие разы. Но сегодня с ней творилось что-то особенное. Затеянная подружками игра, в которую они втянули родителей и своих парней, оказалась такой дразнящей и возбуждающей и настолько превосходящей по остроте и яркости ощущений все прежние Иркины «подвиги», что желание раз за разом вспыхивало в ней вновь, даже не успев потухнуть. Девчонка, словно оседлавший прибой серфингист, взлетала и мчалась на гребнях волн невообразимо приятных ощущений, и выплескивалась сладким волшебным ливнем, достигнув своего «берега». И все повторялось сначала. Принесенные этим чудесным дождем капельки смазки сливались в ручейки и ручьи, переполняя Иркино «хранилище». Даже она, пребывая сейчас на своем седьмом небе, услышала появление тех легких хлюпающих звуков, с которыми «ключ Игоря стал отпирать ее пещерку».

Капельки девичьей росы, следуя за скользящей взад и вперед мужской игрушкой, потихоньку выползали на ножки и попку девушки. Но Ира не обращала внимания. Плевать! Игорь, я хочу! Еще! Движения Игоря стали резче и быстрее. А затем Ирка почувствовала, как скользящий внутри киски стержень, став будто больше и толще, заполнил ее сверху донизу. Игорь с силой прижался к девчонке, словно пытаясь вдавить Иру в ковер, вздрогнул, и в глубине девичьей пещерки забил горячий волнующий фонтан, украшая нежные стеночки россыпью густых, пряных жемчужин. Ирка вздрогнула в ответ, в свою очередь крепко обнимая мужчину.

– М-м-м!

Любовники надолго замерли, слившись в жадном поцелуе. Наконец, Игорь ослабил объятия и, приподнявшись на руках, подмигнул девушке.

– Ну что, здесь было не хуже чем у окошка?

Ирка улыбнулась в ответ.

– Думаю, даже лучше. Хотя подглядывать тоже было интересно. – И слегка смутившись, добавила. – Правда там я в таком темпе не кончала. С тобой просто раз за разом. Да ты и сам заметил, наверное. У меня, несмотря на твой «кляп» уже ляжки и попа мокрые.

– Что ж, – усмехнулся Игорь, – вот и первая печать на нашем ковре.

– Ковер! Мы же не подстелили ничего. – Ахнула Ирка, распахнув на пол-лица зеленые глазищи и разом утратив всю свою взрослость. – Дядя Игорь! Миленький! Отпускай меня скорее, я ведь потом пропаду. Засмеют остальные.

– А может завидовать станут, что тебе так хорошо было. – Лукаво подмигнул ей мужчина, с явным сожалением покидая девушку.

– Ага. И от зависти еще сильнее дразниться станут!

Ирка, выскользнув из-под мужчины, торопливо вскочила на ноги. Жалобно пискнула, обнаружив оставшийся на коврике оставшийся небольшой, но весьма характерный след, и улетела, топоча пятками, в сторону бани.

Игорь глянул ей вслед и, усмехаясь, плюхнулся в стоящий рядом плетеный стульчик. Какие все же у нас с Костей дочки еще салаги. Вроде во взрослые игры играют вовсю. Еще и нас с матерями за собой тянут. А из-за случившегося, считай, пустяка глазенки в пол, и моська как свёклина. Интересно, просохнут следы греха до прихода остальных, или не успеют? Игорь, продолжая улыбаться, передвинул стул, скрывая влажное пятнышко от любопытных глаз. Салага там или нет, а защитить девчонку от насмешек, пожалуй, стоит. Тем более, что не без моего участия.

Ничего этого не увидел Димка. Наливающаяся спеющими плодами яблонька надежно хранила чужие секреты. Разочарованно захлопнув окно, парень торопливо сбежал по лестнице, сгреб на поднос стаканы, коробку с соком, минералку и, помня, что его ждут, поспешил в комнату.

Саша все еще не покинул распластавшуюся перед ним в кресле Светлану. Залп парня уже отгремел, но он пока продолжал легонько покачивать бедрами, потихоньку останавливая разбежавшегося скакуна. Светлана, улыбаясь и закрыв глаза, чуть вздрагивала в ответ этим легким и все еще приятным проникновениям

– Не проходи мимо, мы тоже пить хотим. – Придержал Сашка проходящего мимо Димона.

– Что желает дама, сок или воду? – Мгновенно вошел в роль официанта ничуть не смутившийся положением, в котором находились перед ним «заказчики», Дима.

– Лучше водички.

Света едва верила в происходящее. Еще час назад ей в голову не могло прийти, что возможна ситуация, когда она будет бесстыже лежать в кресле «проткнутая копьем» даже не мужа, а едва знакомого ей парня, и выбирать у склонившегося к ней еще одного паренька прохладительные напитки. Но это было! Вот здесь и сейчас. Она все еще ощущала в себе Сашу, и коснувшийся ее губ прохладный стакан тоже являл собой доказательство реальности.

– Ой, хорошо! – Исходящая пузырьками минералка освежающей волной прокатилась вниз, остужая бушующий в душе и теле пожар. – Спасибо, поилец. Не дал пропасть.

– Все для вашего удовольствия. – Дима старательно не выходил из образа халдея. – В качестве платы принимаются поцелуи.

– Нахал ты, братец, однако. Но за спасение от жажды так и быть.

Позволять эту вольность было нельзя. Но она уже столько всего себе позволила, что одним фокусом больше, одним меньше без разницы. Светлана, пользуясь тем, что Саша уже совсем покинул ее, приподнялась в кресле и, обхватив «соискателя» за шею, притянула его к себе. Димка с готовностью обнял женщину. Предполагавшийся шутливым поцелуй неожиданно перерос в затяжной. Ладонь парня, соскользнув с плеча, нашла упругую грудь, дразня все еще твердый и очень чувствительный к ласке сосок. Прикосновение отозвалось сладкой, зовущей к продолжению игры дрожью.

Нужно было отказаться от нее, остановиться, но губы парня уже целующие ее плечи и шею оказались, так горячи, а скользящие по бедрам и животу ладони так жадны и торопливы, что слово «нет» застыло на вновь пересохших Светиных губах. Еще руки женщины какое-то время пытались остановить неизбежное, отталкивая парня, а потом и они, подчинившись побеждающей страсти, обняли Димку, прижали к себе, поощряя и зовя. Бесстыжие пальцы парня по-хозяйски проникли между женских ног, скользнули вдоль складочек киски, заглянули во влажную, наполненную собственной влагой и чужим соком глубину, заскользили взад и вперед, играя и дразня. Светлана, глубоко дыша, слегка постанывала в такт появляющимся в ее саду гостям. Ладонь женщины тоже нашла уже пришедшую в готовность игрушку парня и теперь гладила ее, обнимала, без слов торопя прийти, прийти по-настоящему.

Еще была последняя возможность остановиться. Но эта мысль лишь вспыхнула на краешке сознания и погасла смытая набежавшей волной желания. Ноги Светы вновь легли на мужские плечи, и в распахнувшиеся перед ним двери бесцеремонно вошел Димкин странник.

– Изменщик. – Констатировала Елена, наблюдавшая с дивана за Димкиными происками. – На другую променял и даже попить не донес.

– Немедленно исправим. – Оставшийся не у дел Сашка, подхватив поднос, материализовался возле нее. – И все, что не доделал этот негодяй, выполним.

– Вот все-то не уверена, что надо. – Елена, лукаво усмехнувшись, приняла поданный стакан с питьем. – Если бы не подружкин пример, точно бы соком ограничилась, а так … Ну разве что поцелуешь хорошо.

– Так рад стараться.

Сашка, вдруг, одним быстрым движением опустился перед Еленой на колени и, ловко раздвинув ножки не ожидавшей такого маневра женщины, приник губами к ее цветку.

– Эй! – Возмутилась Елена. – Нахаленок! Ты что творишь, я вроде санкции не давала.

– Но поцелуй-то был обещан. – Сашка и не думал отступать. – А про куда разговора не было.

– Паршивец! – Охнула Лена. Ловкий язычок парня проник внутрь, дразня влажные стеночки и бугорок у входа в пещерку. – Это уже и не поцелуй вовсе.

Но Саша, ничуть не смутившись «нарушением правил» повторил заход. Затем еще раз, еще и еще. Лена, уже не думая сопротивляться его стараниям, прижала к себе голову парня.

– М-м-м-м.

Разгоряченная прежней игрой киска трепетно отзывалась на ласку. Сознание, что ее сейчас соблазняет и ласкает уже другой, дразнило, обостряя желание.

Саша, на секунду оторвавшись от женской красоты, плутовато глянул на Елену.

– Угодил ли старанием?

– Иди сюда, угодник! – Елена, наклонившись к Сашке, впилась в его губы жадным поцелуем. Затем, соскользнув с дивана, опрокинула парня на спину, бесцеремонно оседлав его. Сашины руки легли на бедра женщины, чуть сдвигая ее назад. Глядящий в небо ствол, казалось, сам нашел дорогу в волшебный сад ее наслаждений. Елена, закусив губу, крепко вцепилась в плечи парня, когда промчавшийся в тесноте ее туннеля экспресс прибыл на конечную станцию, пройдя путь до самого «тупика».

– М-м-м.

Сашкин «локомотив» замер на секунду-другую, давая женщине почувствовать себя, а затем дал задний ход, разбегаясь для повторной атаки. На этот раз Лена сама пошла ему навстречу.

– М-м-м!

Любовники снова замерли, целиком ощущая друг друга. Потом Лена, поцеловав парня, потихоньку начала раскачиваться на пронзающей ее игрушке, раз за разом увеличивая размах и быстроту движений. Ладони Саши ласкали грудь прекрасной наездницы, а та уже готова была мчаться на его «горячем скакуне» во весь опор. Что творим со Светкой, неожиданно мелькнуло у Лены в голове. Вот устроили нам девки! И неизвестно чего больше было в ее мыслях: восхищения, удивления или осуждения. А потом желающее ласки тело рванулось навстречу мужчине, и в вихре ощущений исчез, оставшись без ответа незаданный вопрос: «А можно ли так».

Да какая разница!

По-прежнему «занятая» на сеансе Костиного массажа Анька вдруг поймала себя на том, что не может думать ни о чем, полностью сосредоточившись на ощущениях внизу живота. Волнующие и даже как будто горячие волны, рождаясь там, прокатывались по всему телу, заставляя бедра сжиматься, а попу похотливо приподниматься навстречу мужским рукам. За ними следом внутри на мгновение появлялась пустота чем-то похожая на ту, когда резко проваливаешься вниз, и тут же она заполнялась знакомой сладко-тягучей тяжестью усиливающейся с каждым всплеском. Ане, конечно, не впервой было испытывать подобные ощущения. Только сейчас они превосходили все изведанное раньше. Казалось, источник ее наслаждения не просто напитывается соком, чтобы, пролившись каплями волшебной росы, подарить хозяйке секунды удовольствия, а переполняется подобно водохранилищу в паводок, дабы сметя хрупкую плотину выплеснуться наружу бурным потоком. Сладость предвкушения балансировала едва ли не на грани боли. Девушка вздрагивала в такт тревожащим ее волнам и, закрыв глаза, тихо попискивала, сама не замечая этого. Капельки смазки уже не удерживаясь в переполненной киске, текли тягучим ручейком наружу.

А руки Константина все продолжали играть с девушкой то спускаясь прямо к спрятанной между стройными ножками желанной тайне, то покидая ее и дразня лишь намеками на скорое прикосновение. Аня уже не знала, что из этого сильнее действует на нее, но терпеть эту одновременно сладостную и томительную ласку у нее, кажется, уже не было сил. И когда она уже готова была взмолиться: «Костя, не мучай», мужчина перевернул ее на спину и, раздвинув согнутые в коленях ноги девушки, заполнил собой ее истекающую соком глубину.

Свет в глазах Аньки погас, а в наступившей тьме вспыхнули звезды. Первые же удары Костиного копья стали тем, чего так не хватало девчонке, чтобы дойти до пика наслаждения. Анька забилась на столе, подтягивая ноги к груди. Крик пронзительный и звонкий отразился от стен предбанника. Волна рожденного удовольствием сока накрыла мужской стержень, выкатилась вслед за ним наружу, омывая бедра и попку девушки. Аня едва понимала, что с ней происходит. Теоретически она знала о таких бурных финишах, но испытала его впервые. Это было невообразимо приятно. Острота ощущений оказалась необыкновенной. Правда, силы у Аньки разом кончились. Казалось, ее выжали, словно тряпочку и швырнули на стол. Она даже не замечала, что лежит попой прямо в луже собственного сока.

Константин, аккуратно взяв ноги девушки себе на плечи, наклонился над ней. Его игрушка приблизилась к входу в трепещущую девичью тайну. Аня инстинктивно чуть сжала бедра готовясь встретить желанную игрушку. Но Костя еще сильнее согнул ее ножки, заставляя приподняться попку и влажной, блестящей головкой коснулся маленького коричневого отверстия. В другое время Анька бы испугалась. С этой стороны она была еще девочкой. А пальцы, которым пару-тройку раз случилось туда заглянуть, были в размерах куда меньше Костиного стержня. Но сейчас для нее все было как в тумане. К тому же подготовленная массажем попка не стала сильно сопротивляться появлению в ней непривычного гостя. И Аня, так и не ощутив ничего страшного, почувствовала, что в нее уже вошел и ровно, не спеша движется сильный и твердый незнакомец, а ласковые и шаловливые Костины ручонки занимаются ее «парадным входом».

Это было совершенно необычно. Так с Анькой не играл никто и никогда. Ощущения повторяющихся атак сзади смешивались с негой то балующих снаружи, то проникающих внутрь умелых пальцев мужчины. Если бы недавний бурный финиш не опустошил девушку, она, наверное, уже снова пролилась бы пикантным дождем. Во всяком случае, дыхание у Аньки уже сбивалось, да и знакомые волны, приходя, сообщали, что источник ее удовольствия еще не иссяк.

Раз, еще раз, еще и еще. Согнутые в коленях ножки девушки чуть распрямлялись и снова прижимались к груди. Настойчивый и упорный гость все навещал и навещал Анюткину попку, проникая в нее, отступая и снова возвращаясь. Аня тихо вздрагивала, встречая его. С губ девчонки все чаще слетали легкие, волнительные стоны. Ласки мужчины все сильнее приближали Аньку к моменту, за которым снова забьет фонтан ее наслаждения. Но сначала родился другой фонтан. Внезапно Костя несколько раз резко вошел в Аню на всю длину, с силой прижимаясь к ней, замер, вздрогнув всем телом. А следом в Анькиной глубине, даря небывалые еще ощущения, ударила горячая струя. Протяжный мужской не то выдох, не то хрип слился с тонким Анькиным «ой-й-й», а следом перед глазами девушки снова вспыхнули звезды.

На какое-то время мужчина и девушка замерли, приходя в себя. Затем Костя тихонько подался назад, покидая девушку, и аккуратно опустил ее ножки. Плывущая где-то между небом и землей Аня едва заметила его уход. Расслабившись, она растеклась по простыне, но тут заполненная мужским соком предательница попка начала беспардонно протекать.

– Ой! – Анька торопливо соскочила со стола. – Мне помыться.

На простыне отчетливым следом полученного удовольствия темнело мокрое пятно. И попу хоть ладошкой зажимай. Еще и дядя Костя, как назло, смотрит.

– Тебе помочь?

– Нет, нет! – Одна лишь мысль, что мужчина будет отмывать следы их утех спереди и сзади, заставила Анькины щеки вспыхнуть. – Я сама.

– Как скажешь. – Константин, прихватив с полочки сигареты, двинулся к выходу. – Приходи потом на площадку.

– Ладно. – Анька распахнула дверь мыльной и, вдруг, испуганно замерла на пороге. – Ой! Там же у нас мамы запертыми в доме остались! Что будет?!

– А-а струсила. – Засмеялся, оглянувшись, Костя. – Ладно, не дрейфь. Сняли мы эту подпорку, когда вы с Иркой подглядывать убежали.

– Фу-у. – Облегченно выдохнула Анька. – Спасибо.

– Да не на чем.

Костя опять повернулся к дверям, но уйти ему снова не удалось. В распахнувшуюся настежь дверь, за малым не впилившись отцу головой в живот, с разбегу влетела Ирка.

– Ну и куда тебя несет, спрашивается? – Ворчливо поинтересовался Константин, подхватывая не ожидавшую столкновения девчонку. – Неужели так по мне с Аней соскучилась.

– Нет. Я торопилась просто. – Попыталась просочиться мимо отца Ирка. – У меня тут дело одно.

– Такое срочное? – Костя, дразнясь, придержал девчонку, с удовольствием ощутив прикосновение к ее упругой груди.

– А то ты сам не понимаешь. – Прижатая к стене Ирка, плотно стиснув коленки, смущенно и сердито глянула на мужчину. – Пап, ну пусти. Мне правда надо.

– Ладно, беги. – Прекрасно понявший причину такой поспешности Константин сопроводил дочку легким шлепком по попе и выбрался, наконец, на улицу. Свернув за угол, он обнаружил сидящего на площадке в полном одиночестве Игоря.

– Скучать изволишь?

– А что еще делать? Твоя мадмуазель на первой космической мыться упорола, а старшее поколение еще не прибыло.

– Скоро придут. Жеребцы у них сейчас молодые, но тоже не железные. – Костя, закурив, опустился в соседнее кресло. – Интересно, как Свете с Ленкой эта авантюра понравится.

– Что мне действительно интересно, – усмехнулся Игорь, – так это как нашим девкам их раскрутить удалось. Всю жизнь думал, что такое из области невозможного.

– Похоже, если наши аферистки задумали чего-то добиться, нам, как родителям, остается только не мешать. – Вздохнул Константин. – Гляди, даже парнями своими не пожадничали поделиться.

– Ну это-то, положим, всем пришлось. – Фыркнул Игорь. – Мы с тобой тоже тут сидим, а там наших жен … делят.

Мужики синхронно покосились в сторону дома. А там, за скрывающими подробности витражными окнами наступала кульминация. Все учащающиеся вздохи и стоны слившихся в любовной игре парней и женщин говорили о стремительно приближающемся финише. Светлана, позволившая Димке сменить «на боевом посту» Сашу, вскоре увидела под его напором небо в алмазах. А после, следуя примеру подруги, тоже «оседлала» парня. И теперь две прекрасные наездницы во весь опор скакали рядом, почти синхронно чувствуя, как пронзающие их раз за разом «копья» вздрагивают в нетерпении, становясь словно больше и толще. Глаза мчащихся навстречу наслаждению всадниц были закрыты, упругие мячики грудей прыгали в такт все убыстряющемуся аллюру, с закушенных губ срывались крики и протяжные стоны.

Пожалуй, появись сейчас подглядывающие дочки открыто в окне, а то и вовсе на пороге комнаты, мамы не обратили бы на них никакого внимания. Вихрь почти запретной, приправленной стыдом и небывалой вседозволенностью страсти сорвал и унес их прежние представления о грани приличия, оставив лишь зовущее, неутоленное желание.

И когда момент его исполнения настал, внезапно, словно споткнувшись, сбилась с ритма Лена, и рванулся ей навстречу Саша. Их губы слились в долгом, жадном поцелуе, а внутри «садов наслаждений» прекрасной Елены пролился горячим ливнем Сашкин живительный дождь. Сладчайший миг совпадения унес обоих прочь из реальности.

Они уже не замечали застывшей на несколько долгих чудных мгновений Светланы, не видели как она, едва отдышавшись, еще чувствуя дрожь бедер, торопливо соскользнула с Димки и приникла ртом к его вздрагивающей, напряженной игрушке. Это тоже было за пределами ее представлений о возможном, но теперь Света хотела пройти и эту грань порока, получить то, чего еще пару часов назад и вообразить не могла.

Горячий, упругий стержень парня, принеся с собой странный, не похожий на мужа вкус, заполнил женский ротик. Губы Светланы обняли его, заскользили вверх-вниз по гладкой, покрытой смазкой и ее собственным соком коже. Димка оперся на локти, подаваясь навстречу ласке, вздрогнул всем телом. А в следующую секунду, вознаграждая старания женщины, пролился у нее во рту желанным, пряным дождем.

– А-а-аа …

И одновременно с этим всплеском горячая волна прокатилась по женскому телу, снова, неожиданно для нее самой, унося Светлану на пик наслаждения. Дыхание сбилось, колени предательски дрогнули, Света замерла, ощущая, как вздрагивает в ее ротике расстающаяся с последними каплями игрушка. Придержав мужскую красоту ладонью, женщина заскользила по медленно увядающему стволу, лаская его губами и язычком. Не замеченная Светой белая капелька потихоньку сползала на ее подбородок.

Елена, приоткрыв глаза, нашла, ставшим наконец осмысленным, взглядом подругу.

– Да, Светик, приключение нам дочки устроили на славу. Однако, пора бы его и заканчивать.

– Я собственно уже. – Светлана, улыбнувшись, ласково погладила успокоившегося Димкиного бойца. – Разве что в душ заглянуть не помешает.

– Мне тоже. А мальчики нас пока здесь подождут. – Елена, смачно обняв и расцеловав Сашку, одним упругим движением поднялась с пола. – Спасибо, дамский угодник! Идем, Светик.

По коридору женщины шли молча, но, оказавшись за запертыми дверями душа, переглянулись и вдруг звонко расхохотались. Шумела бьющая сверху тонкими струйками вода, а подруги заливались веселым смехом, за малым не показывая друг на друга пальцем.

– Ну мы даем! – Наконец, выдохнула Света. – Гуляки, блин! С чужими парнями, как с собственными. Считай при мужьях! Да ведь салаги еще, в сыновья годятся. Вот устроили нам дочки знакомство с кавалерами. Кому рассказать …

– Никому. Во всяком случае, про второй заход. – Вполне серьезно отозвалась Елена. – Ни к чему мужикам про это знать. Саша был с тобой, Дима со мной. И все! Так пацанам и сказать.

– Согласна. – Кивнула Светлана. – Девкам нашим они, конечно, разболтают, не удержатся. Ладно, предупредим и тех, чтобы отцам ни слова.

И снова дружная семейная компания собралась во внутреннем дворике. Первый момент взаимной неловкости после случившегося уже прошел и теперь младшие и старшие «распутники» по очереди подтрунивали друг над другом, то вспоминая отчаянный вопль мам, вдруг обнаруживших перед собой двух «застоявшихся» молодых жеребцов, то рассказывая, как подпирали дверь дома перепуганные возможными последствиями девчонки.

Сашка и Димка на общем собрании не присутствовали. Щадя нежные чувства только что поделившихся с ними женами мужиков, парни, вернув доверенных им на время дам, деликатно удалились, пообещав ждать Аню с Ирой в машине.

– Да уж, следовало девкам трепку задать. – Вытирая выступившие от смеха слезы, покосилась на изображающих в сторонке тихонь дочек Елена. – Это же надо, так мамок подставить! Я и подумать не могла, что мне вместо Игорюхи сынка, с которым моя Ирка шарится, подсунут.

– Зато молоденьких попробовали. – Весело подмигнул женщинам Игорь. – Шустрых. Так глядишь во вкус войдете. Дескать, дочурки, еще хотим. Давайте снова меняться.

– Ну уж нет! – Запальчиво возразила Света. – Пока замуж не выйдут никаких повторных обменов. У них, может, еще десяток новых кавалеров будет. Я что под каждого ложиться должна?

– Да и я как-то против. – Поддержал Светлану папа Костя. – Мы с Игорюхой сейчас, хоть и по согласию, но все же рога приобрели. И ладно, когда от одного. А если они как грибы в лесу появляться будут? В двери не пройдем.

– Грибы не грибы. – Хитро улыбнулась мужу Елена. – Но, как минимум, с одним мужичком тебе еще поделиться придется.

– Это с кем же?!

– Да с другом своим. Я на него так раскатилась, пока он меня в бане парил да спинку тер, а меня взяли и обломили. Нет уж, даже не надейся, что я к тебе ночевать приду.

– Ну-у. – Развел руками Костя. – Тут уж и не поспоришь. Светочка, пустишь брошенного сироту к себе под бочок?

– А-а приходи! – Махнула рукой Светлана. – Уж гулять так гулять. Прощай стыд.

– Пожалуй, такое начинание стоит отметить. – Хлопнул в ладоши папа Игорь. – Мужикам коньячку, дамам шампанского.

– А мы тогда пойдем. – Воспользовались возможностью смыться к своим парням Аня с Иркой. – Все равно мы вам на выпивку не компания.

– И мальчики заждались. – В тон Аньке добавил папа Игорь. – Веди себя в постели хорошо, доченька.

– Ты тоже папочка. – Не осталась в долгу Аня. – Не опозорь нас с мамой.

И ловко увернулась от заслуженного шлепка.

Машина с сидящими в ней друзьями мчалась по направлению к городу. Димка, устроившийся в обнимку с девчатами на заднем сиденье, нахально целовался с обеими.

– Эй, вы там не очень увлекайтесь. – Глянул на них в зеркало сидящий за рулем Сашка. – А то мне обидно и завидно.

Ирка, приподнявшись, чмокнула парня в макушку.

– Сашенька милый, смотри не в зеркало, а на дорогу. Очень тебя прошу. Когда приедем домой, я тебя лично во все места поцелую.

– Прямо во все? – Игриво поинтересовался Сашка. – Обещаешь?

– Обещаю. – Ирка повернулась к Диме. – Ты ведь разрешишь?

– Целуй. – Беспечно отозвался тот, беззастенчиво лапая уже не только Иркину, но и Анькину грудь. – А меня Анечка поцелует.

Анька с Иркой, откинувшись на спинку сиденья, глядели на летящую навстречу дорогу с самым довольным видом. Получилось! У них все выгорело. Теперь ни мамы, ни папы не станут им мешать развлекаться с парнями. И в баню разрешат, и дачей дадут попользоваться, и с ночевкой отпустят. Классно можно будет оттягиваться. А прямо сейчас они поедут домой к Аньке, и завалятся все вместе. В одну постель!

(Всего 294 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Подлизы

14 комментария к “Подлизы 2”

  1. Уважаемый Георгий!
    С удовольствием и внимаем прочёл Ваш чудесный рассказ-продолжение. Восторг!
    Маленький совет (ничего личного, уважаемый Георгий), может лучше бы было разбить на две части? Лично я читал не отрываясь – рассказы мэтра для меня и моей подруги – это полное удовольствие!
    Ждём и с нетерпением Ваших новых рассказов, причём всех!
    Я уже писал, что восхищаюсь Вами и пытаюсь следовать Вашим постулатам?
    Творческих успехов, Георгий! Пишите! Каждый Ваш рассказ – это открытие интима!

    1
    1. Спасибо большое, Alex.
      Возможно рассказ и следовало поделить на две части. Тем более, что логически он на них и разбит.
      Но я уже как-то привык выставлять свои истории целиком.
      Рассказы, конечно, еще будут. Очень хочется выложить что-то совсем новое. Но это пока еще в далекой перспективе. Хотя буду стараться.

      2
  2. Уважаемый Георгий!
    Мы все будем ждать даже и “далёкую перспективу”. Ваши рассказы – просто открытия для нас с моей подругой. Пишите! И не просто пишите, а обязательно пишите!
    Творческих успехов Вам и новых рассказов!

    1
    1. Увы, это очень частая участь всех продолжений. Если рассказ удался, очень непросто удержать прежнюю планку. У первой части всегда преимущество. Герои еще незнакомы читателю, интрига в истории имеется. А в продолжении уже примерно знаешь, чего от героев ожидать и очень трудно придумать, что-то оригинальное, такое чтобы зацепило читателя.

      1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг