Skip to main content

Покурила

От ulisss – Внимание!

 Данное произведение написано на основе рассказа «Футболка», автор Julia. Прошу считать его первоисточником, а автора основным и главным в моем пересказе. Связаться с автором не удалось, несмотря на оставленный почтовый ящик. Рассказ меня зацепил, и я представляю «тюнинговую», немного измененную версию этой истории.

 

Настроение дерьмо. Жизнь дерьмо. Все мужики козлы. Последнее самое главное.

Первая ночь в чужом доме на берегу Черного моря. Мамина родня, сама договорилась, а поехать не смогла – работа у нее срочная, видите ли. Бухгалтерша. Перед двоюродной сестрой неудобно, а, значит, ехать надо. Оба родителя посмотрели на меня. Дружно! Отцу пофиг с кем отдыхать, билеты на руках, ехать надо. А я с любовником вдрызг, да еще не все высказала этому недоразумению с членом. А хочется, прямо до жути. Скотина… Трепло… Похвастаться ему захотелось: какую кралю отхватил! Ну, да – я краля, без всяких оговорок. Вот не пойму, досталась тебе классная девчонка – гордись и надувай щеки, молчи в тряпочку, и не выдумывай, чего не было. Я порвала с этим дебилом с красивой мордочкой, но как-то слишком тихо. Не успела, укатила на моря, и ему очень повезло… Могла челюсть сломать.

Спать не хотелось. На часах два ночи. Может пойти покурить, не по-настоящему, не в затяжку? Поможет ли? Или перекусить, говорят, сытые добреют. Да ну, нафиг! Решено.

Встаю и шлепаю босыми ногами на выход из гостевой спальни. Дойдя до двери, вспоминаю, что на мне только маленький топик чуть ниже пупка и никаких трусиков. Спать в них – это моветон. Решаю, что ничего страшного, отец спит, и мне хватит пятнадцати минут на все про все. Полы теплые, гладкие – приятно. Пройдя в коридор, чуть не обоссалась от страха, увидав темное отражение в ростовом зеркале. Для успокоения пришлось помахать себе ладошкой. Вот дура! Себя испугалась! Хотя, глядя на высокую, подтянутую и немого накачанную фитнесом и бодиком крепкую фигуру, можно дрейфануть. Повернулась боком, задом, подняла тяжелые накачанные титьки… Короткая футболка ничего не скрывала. Ноги от ушей! С таким ростом – это не проблема. Класс! Я себе нравилась. Красивая, статная и сексуальная фигура девушки-вамп. Нет, скорее грудастой эльфийки! Причем природной блондинки. Знаю… За мной очередь из парней, как в винный магазин в момент рекламы бесплатной выпивки. И каждому подари вход в мой розовый альков. Там что, медом намазано? Трутни. Все подай им на халяву. Вот чего тебе, козел, не хватало! Вернусь – урою.

Подошла к холодильнику с урчащим животиком. Посмотрела на распакованную пачку сигарет, лежащую на подоконнике, решая дилемму – с чего начать. Голод победил с большим счетом. Холодный воздух обдал мое тело с головы до ног. Черт, трусики бы не помешали, моя девочка очень чутко реагирует на дискомфорт. Нужно шевелиться. Через пару минут стол заставлен вкусняшками. Завтра придется сгонять излишние калории. Море поможет.

Света от полной луны хватало, чтобы чувствовать себя комфортно. Начну, пожалуй, с банана: и вкусно и приятно представлять, что я сделаю с жалким отростком своего уже бывшего любовника. И ведь смогу.

Яркий свет неожиданно ослепил меня. Я только успела провернуться в сторону двери и замереть с длинным бананом, засунутым до самых пальцев. Я и такое могу. Проклятье! Отец стоял в проходе и с удивлением смотрел, как я пытаюсь проглотить экзотический плод. Стыдоба. Я аккуратно вытянула фрукт изо рта и положила на стол. Двадцать сантиметров изогнутой белой штукенции выдавали меня и мои способности с головой. Инстинкт заставил меня повернуться к папке спиной и выдать на-гора просьбу смутившейся девушки:

– Отвернись! Нечего пялиться, – мои слова не были убедительны, но я не оставляла попыток, – предупреждать надо…

– Да, сейчас! Такая аппетитная голая задница… Мечта эротомана. – Отец с удовольствием рассматривал мою спортивную, круглую попку. Я это отчетливо чувствовала двумя половинками. – Ты где так бананы научилась лопать?

– Там, где мужиков не учат… Разве, что они другой ориентации. – Огрызнулась.

Отец прошлепал к холодильнику.

– Почему не спишь?

– Покурить вышла, – я вздохнула и повернулась к отцу.

Ну, не умею я проигрывать, а эта зажатая поза – передом к лесу, а задом к… родителю. Это полное поражение.

– Однако. Нынче девушки бананы курят? – Папка уставился на меня.

Он посмотрел на меня, опуская взгляд, куда-то вниз, и его брови от удивления, нет, пожалуй, восхищения, взлетели вверх. Боже, я вспомнила, что на мне ниже пояса ничего нет, и что я стою, прислонившись к столу в расслабленной позе: ноги на ширине плеч – смотри, любуйся, восхищайся! Бля-я-ядь, я же только что удалила все волосы промеж ног новомодным способом – депиляцией, и там все идеально гладко до блеска. Не заметить мое розовое, раздвоенное богатство мог разве что слепой. Моя белоснежная футболка, из которой я выросла, задралась дальше некуда. Даже пупок можно увидеть, не то, что мою повзрослевшую писю.

Вскинув гордо голову и делая вид будто ничего не произошло, я уселась на стул, скрестив ноги, надеясь на то, что он потеряет ко мне интерес, дав мне возможность улизнуть в свою комнату. При этом мне пришлось выставить свои длинные ноги и тугие, мускулистые ляжки! Но это неплохой размен… Пусть пялится…

– Я тоже. Уснешь тут, когда на кухне всякие шорохи, а за дом отвечать надо, – он с трудом оторвал взгляд от моих голых бедер и кинул взор на снедь, лежащую на столе.

Папа подошёл к холодильнику, но открывать не стал – явно о чем-то задумался. Несколько секунд стояла полная тишина. Я стыдливо потупила взгляд в пол, стараясь не дышать, и только глаза блуждали по сторонам, пытаясь на чем-то остановиться и замереть. И тут меня тряхануло так, что я чуть не подпрыгнула со стула! Мой взор (вот так высокопарно), зацепился за одну сверхсущественную деталь, растущую в папиных труселях прямо у меня на глазах. Твою мать, там было такое ОГРОМНОЕ! Это выбило всё дерьмо из моей головы, на мгновение не оставив в ней ничего, кроме звенящей тишины, а потом туда полезло тако-о-о-е! … У него там что, как у жеребца? Это хоть в одно влагалище влезет? А в рот? В рот, наверное, да… или нет? Что шире: рот или вагина? Запуталась… Вот дур-р-а.

-Я…я… пойду… – пролепетала я, вдруг отчетливо поняв, на кого встал папкин прибор. Нет…, пожалуй, целый приборище.

Кажется, мы оба поняли, что мы друг друга поняли.

– Давай… спокойной ночи…

Я начала считать до трех, сейчас встану и уйду. Уйду, и этот кошмар закончится. Отец все также стоял около двери, все решая, открывать или не открывать холодильник. На счет пять я встала и на негнущихся ногах пошла в сторону выхода, даже не пытаясь прикрыться, как Ева, ладошкой. Я ненавижу проигрывать! Ага, вот только задница отчего-то у меня мокрая. Второй шаг сделать не получилось, он мягко, положил руку мне на живот и легко, словно мой вес не больше котенка, вернул меня назад, прижав спиной к высокой столешнице.

– Пап…, ты чего?

– Да, вот подумал, что ты у меня высокая девочка – вся в меня, наверное, сто семьдесят семь или сто семьдесят восемь сантиметров. Хороша. Длинноногая. – Он довольно окинул меня взглядом. – Ты когда успела себя окультурить промеж ног, малолетка?

Значит, все рассмотрел, папуля.

– Я не малолетка… – возразила я шепотом и постаралась отвлечь его ответом, – метр семьдесят девять…

– Значит уже трахалась, девушка, метр семьдесят девять. – Утвердительно и довольно сказал отец. – Ты у меня красавица, мамку во всем обогнала! Пизда просто прелесть. Холеная, хоть сейчас на выставку. Наверняка парни с ума сходят.

Я непроизвольно сдвинула ноги, когда он встал передо мной, выше меня на полголовы… Появилось желание прикрыться. Победительница, бля… Отец, как-то нехорошо посмотрел на меня…, а потом мощь, легко преодолевающая силу тяжести, увлекла моё тело вверх, и я почувствовала попой прохладу дубовой поверхности стола.

– Пап… ты чего творишь.

Я упёрлась руками в его каменную грудь, но он был существенно крупнее и сильнее меня, а я не прилагала особых усилий, чтобы его оттолкнуть…

– Ну ты чего? Сдурел?

Он поцеловал меня в шею, а я закрыла глаза, чувствуя, что краснею от ушей до самой задницы. Вот это девочка встряла!

– Подожди пап… не нужно…

Зубы аккуратно стиснули ушко, я слышала его дыхание совсем рядом, на грудь легла тёплая ладонь. Сиськи у меня большие, и в руке отца, естественно, не поместились. Но ему было все равно. Он смял их ладонями по очереди, жадно тиская, словно ненасытный подросток. Футболка у меня тоненькая, а грудь чувствительная. Что он творит…

– Нам нельзя… остановись…

Звонко щелкнула резинка его трусов, этот звук заставил меня вздрогнуть, а затем я вздрогнула ещё раз, когда он раскинул мои ноги в стороны. Я просто замерла от представляемой себе картины! Голая, великовозрастная, двадцатилетняя доченька сидит с раскинутыми накачанными ляхами перед папочкой в позе – приди и возьми. При этом, словно красной тряпкой дразня, выставила, как на выставке, свое женское депилированное розовое богатство. Зная себя в совершенстве, я точно увидела свое обнаженное тело со стороны: в такой позе мои губки довольно широко расходятся в стороны, открывая настежь половую щель, являя миру внутренне богатство женского влагалища! Я думала, что больше краснеть нельзя. Ага, наивная! Отец с любопытством и удовольствием рассматривал меня ниже пояса.

– Какие сексуальные ляхи… А вот это, просто прелесть и не меньше. У тебя шикарная гостиница, Елена Александровна. Так и манит. Приглашает поселиться в ней… – Хмыкнул отец, все еще пялясь на мою промежность, а затем с поддевкой спросил: – Не возражаешь, если я с ней познакомлюсь?

– Еще и шутишь… – я посмотрела в сторону, боясь, встретится с его глазами, но промолчать не смогла. – Нечего там смотреть. Пизда, как пизда… Ну, выбритая… Чего ты там не видел? У мамки не насмотрелся или любовниц не было?

– Все было, много видел. Только ведь дело в “не посмотреть”, а в пощупать. Вдруг не подойдешь…

– Че-го-о-о? – Я повернула голову назад и уставилась в папкины смеющиеся глаза. И тут же почувствовала его ладонь на своих распахнутых половых губах. – Эй, ты куда? О-ой, три пальца… Ты с ума сошел?

Длинные и твердые, как сталь, пальцы вошли в мою вагину, как нож в масло, не встретив сопротивления в виде сухости и узости. Проклятие! Я стала влажной?

– Мог бы и на двух остановиться… Разошелся тут… – я безответно пожаловалась в пустоту.

Ага – два раза! Отца невозможно было остановить, как и любого мужчину на его месте. Я и не пыталась. Только он совсем обнаглел! Через минуту он запустил все четыре пальца… У меня там, что – приют для бездомных? Место нашлось почти для всей ладони – я девушка не маленькая. Но какого хрена он своими пальцами там канкан выплясывает… Я ведь потечь могу… Ну вот, я же только об этом подумала! Прокол разведчика на лицо.

– Мокрая и скользкая. – Прошептал мне на ухо отец. Тоже мне: капитан-очевидность. – Удивила, дочка. Такому вместительному и глубоководному порту нужны большие корабли. Нечего там всяким канонеркам шастать. Не правда ли, Ленчик?

От этих слов, я чуть не задохнулась от возмущения. Это, что за намеки? Тоже мне – Капитан дальнего плавания…

– Пап, пощупал и хватит, хорошего понемножку. – Я попыталась избежать, оттянуть нечто надвигающееся… – И вообще-то ты не начальник порта, так что – убери своих водолазов.

Его правая рука нехотя вылезла из моего женского ущелья, влажная и теплая легла мне на левое бедро, впритык к животику. На другое бедро легла вторая рука – сухая и прохладная…

А потом… Папка колыхнул бедрами и прикоснулся влажной, просто огромной головкой к моей, широко расколовшейся, пизде. Выбритая плоть промежности полностью, без всяких препятствий (вспомнила о трусиках, идиотка), ощутила толстую и очень горячую мужскую плоть.

-Я-яай-й… – Пискнула я, представив, ЧТО находится между моих ног.

Сказать, что я испугалась? Да ничего подобного. Я просто не успела этого сделать, захлебнувшись от неожиданных и невероятных ощущений! А еще через несколько секунд, папка, судя по возне внизу промеж моих раскинутых ляжек, взял свою оглоблю в руку и без церемоний воткнул головку в мою расколотую щель в том месте, где был вход во влагалище! А затем, словно тупым ножом, повел ее вверх, раскалывая мою пизду еще больше. Его чудовищная головка, как огромный плуг ходила по моей вытянутой борозде от прохода внутрь влагалища до увеличивающегося клитора, раскидывая в стороны мои внутренние набухшие половые губы. И клитор… Вот предатель!

– Мне показалось, что ты внутри уже не маленькая девочка, – прошептал мне в ухо отец.

– Что? – Я тупила, не поняв, о чем он говорит.

– Пизда твоя вместительная? Глубокая и широкая? Гостеприимная? – Передразнил он меня язвительно (вспомнилась сценка из фильма “Морозко”, ну точно – Дед Мороз и Настенька). Затем изменил тон и задумчиво произнес: – Судя по тому, что почти вся ладонь влезла… Но хватит ли этого…

– Н-не знаю-ю, – протянула я, с ужасом представляя, что сейчас будет. Ну, папка! Во дает… Собственную дочь оприходовать собрался. А ведь у меня до последнего надежда была… Ну да, как же… Какой мужчина от такого откажется…

Бильярдный (ну почти), шар его головки остановился напротив глубоководного туннеля моей писечки… Немного подав бедра вперед, папка начал проникать в меня ЭТИМ: медленно, но безостановочно и неотвратимо. Словно гигантский поршень внутрь моего узенького девичьего цилиндра. Блядь, высшее образование рулит… Пришло чувство чего-то неизбежного, неотвратимого, словно стихийное явление, которому противиться бесполезно, а заодно и чревато для собственного благополучия. А вот последствия оного манили и давали надежду чему-то восхитительному, радостному и, наверняка, дарующему счастье! Или нет? Сейчас узнаю. Член был огромен и толст. Мое влагалище растянулось, словно перекачанный воздушный шар. Эластичные стенки за один проход отцовского агрегата, выбрали все лимиты по растягиванию моей женской плоти!

Я чувствовала каждый миллиметр, который прошёл внутри меня. Каждую его складку, каждую вену, каждую выпуклость его детородной мышцы! Чувствовала и испытывала от этого кайф, а затем он упёрся в шейку матки. Моя ладошка метнулась вниз, ощупывая мужской член. Две трети длинны было похоронено внутри моей пизденки, больше просто не влезло! Отец еще немного надавил своим членом, продавливая перегороженный вход в мою девственную утробу и … не стал туда нырять. Какой заботливый и понимающий у меня родитель. А затем не спеша, не торопясь, начал выходить, заставляя меня чувствовать, как всё моё нутро сужается вслед за ним. Вот это вставил!

Выйдя практически полностью, он так же мягко ввёл его в меня снова. Не выдержав, я обвила его шею руками, цепляясь за нее, словно утопающий за спасательный круг. Такой шикарной нагрузки мое влагалище еще ни разу не испытывало. Здоровенная зверюга хозяйничала в моей пизде. Нагло и со знанием дела. Эти нежные покачивания продолжались, кажется, целую вечность. Мне начало кружить голову, таких ощущений я не испытывала никогда ранее. Каждый раз, когда он оказывался глубоко внутри меня, я коротко выдыхала воздух, и звуки собственного прерывистого дыхания ещё больше возбуждали меня. Влагалище находилась в предоргазменном состоянии, и взорваться могло в любую секунду… Я откинула голову назад, губы разомкнулись в немом крике, я старалась сохранять молчание, пока успешно.

Вдруг пальцы крепко стиснули мои ягодицы, и следующий раз он заполнил меня резко и грубо, чудовищное давление отдалось в животе. Быстрый, мощный и глубокий темп вывел меня в аут. Я, как маленький мышонок, замерла, понимая, что папка начал безжалостно драть меня, словно сотни раз протраханную и опытную шлюху. Выдержать это удалось лишь пару минут.

– Пап, прекрати! – В голове билась мысль: я не такая, я не блядь… – Перестань!

Он, наконец, услышал меня и перестал вталкивать его с такой силой, и сразу стало хорошо, волна эйфории прокатилась по всему телу, высыпала на коже мурашки, вздыбив на руках жиденькие белёсые волоски.

Под напором его пальцев горе футболка заскользила вверх, оголяя груди со стоящими колом сосками. Папины руки сжимали и гладили мои четвертые размеры. Черт, что творится! Мне это доставляло удовольствие.

А в голове шумели, галдели и сталкивались развратные и мысли: “Как часто он теперь будет меня трахать?” и “Анальный секс? “Он же порвет меня!” и “Я не хочу делать минет”, а спустя миллисекунду – “Блядь, как же я хочу делать ему минет!”

Я не заметила, как он ускорился и снова начал долбить меня. Боли и дискомфорта на этот раз я не испытывала, наверное, моя пизда растянулась настолько, что без труда пропускала в себя этого гиганта, да еще смазка хлынула бурным потоком по моему колодцу на встречу его члену. Он целовал меня в шею и шептал на ухо разные приятные слова. Внутри моего влагалища все чавкало и хлюпало. Гигантское бревно, по недоразумению названное членом, раздалбывало в пух и прах мою розовую пещерку, растягивая стенки влагалища настолько, что туда можно было со свистом вогнать бейсбольную биту. В глазах начало темнеть, спину выгнуло дугой, и все мышцы мелко затряслись от раскаленных чувств, словно кто-то внутри меня сорвал стоп-кран действующего вулкана. Взрыв! До помутнения в глазах…

Я кончила? Охуеть! Вот это оргазм! Я тяжело опустила голову уставившись вниз и с ужасом увидела нечто огромное, торчащее из моей пизды: ТОЛЩИНОЙ С МОЮ РУКУ, нет даже немного толще! Охуеть, вот это мне вставили… Это чудовище снова лениво нырнуло внутрь, запаковывая мою хлюпающую пещеру до отказа (или чуть более), а затем обратно, образовывая в моем влагалище невообразимую тоскливую пустоту. У меня дернулись ноги, и снова взорвалось в матке сладкой истомой. Чуть сознание не потеряла. Мир вокруг меня резко крутанулся, всё было как в тумане. Снова взрыв! Меня сладостной волной откинуло на спину, руки сами разомкнулись на шее отца, и я через секунду лежала на столе, выгнувшись дугой. Бедра тряслись, как у припадочной, отец не без труда удерживал меня, продолжая трахать, как набравший обороты паровой молот. Второй оргазм был сильнее первого…

Голова сильно кружилась от массы новых ощущений так, что я не сразу поняла, что стою раком, животом на столе, упираясь в пол самыми кончиками пальцев ног. Матерь Божья! Я любительница огромных членов, наркоманка-нимфоманка…

Его большие сильные руки сжимали мою талию, двигая всё тело взад-вперёд нанизывая на чудовищно толстый член. Колени подкашивались, и едва сохраняя равновесие, я начала подвывать в такт шлепкам его каменного пресса о мою тугую попку. Неужели он входит в меня полностью? Чтобы убедиться в этом, я потрогала рукой место, где его тело проникало в моё и только сейчас оценила величину этой штуки по настоящему. Я не смогла сомкнуть пальца вокруг папкиного члена. И, это… охренеть, какой он скользкий. Это я так потекла?

– Ой, мамочки! – Пискнула я, придя немного в сознание. ВЕСЬ половой орган, до самого мужского лобка, нырял в мое влагалище. Как он ТУДА влез?

Папа вдавил меня в столешницу, и уже сам начал остервенело вталкивать в меня свой член. От каждого толчка моё тело резко отскакивало вперёд, перед глазами мелькали белые пряди моих волос, дребезжала забытая на столе посуда, скрипели о пол ножки стола, сдвигаемого под напором наших общих усилий.

– Ну, Ленка! Ну, у тебя и пиздище… Туда и поболее моего влезет… Все верно! У большой девочки, должна быть и бо-о-ольшая пипка… – отец разошелся не на шутку, трахая меня, выдавая на-гора мощное, прерывистое дыхание, – глубокая, широкая… А будет еще больше…

Врет! Куда уж больше. Была нормальная, никто не жаловался… Теперь папуля ее под себя растрахает. Не быть ей такой, как прежде…

Мне окончательно рвануло крышу, и я, наконец, в полной мере начала получать кайф от этого противоестественного акта. Сдерживать в себе чувства больше не было сил, мой звонкий голос отразился от стен, резанул по ушам, я пыталась упираться в стол руками, чтобы подмахивать бёдрами навстречу, ставшему таким желанным, отцу, но вспотевшие ладони с тонким скрипом скользили по лакированному покрытию.

Я снова кончила, оргазм был не менее красочным, чем первые два, но я устала, ноги забились и начали подкашиваться, папа придерживал меня некоторое время, а потом резко отпустил, и я обмякла, скатившись на пол, став на колени. В это же мгновенье, его рука, вцепившись в волосы, повернула мою голову в сторону торчащей около моих глаз длиннющей сваи. Я, от удивления и неожиданности открыла рот. Бедра отца сильно дернулись, как от удара током, и оголенная, завернутая от кожи, блестящая головка наливным яблоком заскочила в мой рот! Избежать этого я не могла. Хватка его рук на моей голове и копне длинных волос была железной.

Мои губы на автомате сомкнулись, пряча за губами головку родительского члена. Нихрена себе игрушка! На язык, в самую гортань хлынули потоки горячей мужской жидкости. Его бедра дернулись еще раз, затем еще… На третий раз член выскочил из моего рта, и тут в лицо ударила тугая, горячая струя, забрызгивая глаза, лоб, губы. Часть попала на щеки, когда я дернула голову, пытаясь отвернуться. Накормил меня папочка знатно, чтобы не подавиться пришлось глотать все до капли, при этом ощущая, как тягучие, густые нити спермы стекают на грудь и живот.

Он отпустил меня и сел на стул рядом со мной, я слышала его тяжёлое дыхание и чувствовала, как по лицу стекает густая субстанция. Я повернула голову в его сторону и, наконец, смогла рассмотреть мужской агрегат, который минуту назад трахал меня. Не может быть! Глаз у меня был наметан, и я с ходу определила 27 сантиметров мужской плоти и почти 6 в диаметре, пожалуй, чуть больше. ОХ-РЕ-НЕТЬ! Девочка погуляла!

Член все не хотел сдавать позиции, лениво дергаясь после отстрела. Я расправила футболку и попыталась встать, но ничего из этого не вышло, я закрыла глаза и ни о чём не думала, и чувств, кроме отрешенности, не было. В итоге собравшись с силами, я поднялась и сильно шатаясь, подошла к отцу, уперевшись алой, развороченной плотью пизды ему в лицо. Он поднял голову и тяжело вздохнув, выдал перл:
– Соблазнила отца, Ленка. Больно красивая ты, даже слишком…

– Ну, да… А может это ты, папочка, меня совратил. Вон, какой красавец у тебя. Хрен посопротивляешься. Блядь… Три оргазма за двадцать минут, крыша едет… – мои глаза с любопытством смотрели, как член медленно уменьшался в размерах. Ну, не такой он и страшный оказывается! Внутри, в промежности приятно зудело и ныло. Вот оно, как бывает… До сегодняшнего утра, меня оказывается никто, толком, и удовлетворить не мог. А папка смог. Значит одной проблемой у него больше. И я, как наглая беспринципная девка, выдала: – Пап, а ты знаешь, что мы в ответе за тех, кого приручаем?

– Ты о чем, дочка? – Отец поднял голову и посмотрел на меня.

– Приручил ты меня, папочка. Все мои парни – отстой. Так что теперь тебе придется меня трахать. Следующей ночью, затем еще и еще… Мы ведь на отдыхе! Вернее я на отдыхе, а тебе пахать и пахать. – Вот откуда во мне взялось столько наглости и вульгарщины! Неужели я превращаюсь в ту самую многодающую женщину. Или комплекс победительницы вылез наружу?

– Озабоченная… – он махнул рукой на меня, словно отгоняя марево, – … разберемся.

Я развернулась и ушла к себе, оставив папу, обхватившего голову руками одного, попутно выключив свет.

Очень медленно забралась под одеяло и легла на подушку так, чтобы не размазать покрывавшую лицо сперму, ощущать её на коже было приятно.

(Всего 475 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

5 комментария к “Покурила”

    1. В первоисточнике был посыл на цельность характера героини. Постарался его развить, добавив жесткости, бескомпромиссности и все еще юношескую правоту в собственных силах. И полный детский ступор перед отцом – папка всегда прав, да еще такой, как у меня. Плюс полное отсутствие комплексов по поводу своего роста и физических способностей – Девочка не маленькая.

      0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг