Полный ротик спермы. Часть 4. Где взять слюнки для пайзури?

Тем временем мама позвала нас обедать. Как я уже говорил, после обильного ланча (во всех смыслах), обед был гораздо менее насыщенным — салат и рыбные палочки. Сестренка быстро умяла свою порцию и попросила добавки, которую мама ей тут же выдала. А речь за столом зашла о деталях такого ответственного мероприятия, как пайзури. Мама предложила Лике прямо сейчас задрать футболку и показать нам сисечки, чтобы продемонстрировать всем серьезность своих намерений. Лика сначала наотрез отказывалась.

— Мам, ну не прямо же во время еды!

— Ты уже почти доела, — парировала мама. — Ты пойми, что глотать сперму братика постоянно нельзя не только из-за белкового перенасыщения. Я, честно говоря, и не знаю, сколько именно порций надо, чтобы его получить. Дело еще вот в чем — разве Борина сперма не должна быть для тебя изысканным лакомством, раз ты говоришь, что тебе очень нравится, она сладенькая и все такое?

— Ну разумеется должна!

— А какое же это изысканное лакомство, если ты будешь его по сто раз в день кушать, а? — ехидно улыбнулась мама. — Нет, это должно быть исключительным блюдом… Как десерт. Если ты будешь есть пирожные сто раз в день — разве тебе будет вкусненько на сотый раз?

— Не сравнивай это с пирожным! Тут есть еще и психологический момент! Я вижу, как братик радуется, когда я кушаю его сперму, вижу его глаза и мне самой так хорошо! А когда я сейчас умывала сперму с лица, мне показалось, или у него даже промелькнуло разочарование во взгляде?

— Не было у меня никакого разочарования, не выдумывай! — я очень не хотел, чтобы своими спорами Лика привела к очередным ограничениям. — Даже наоборот, мне дико понравилось! Эти сгустки спермы у тебя на лице… Так красиво получилось…

— Это все равно не то…

— Нет, как раз то! И ты знаешь — я очень жалею, что не сфоткал тебя тогда, с обкончанной мордашкой… Сейчас как вспомню — аж в животе такое волнение и все дрожит…

Сестренка покраснела и улыбнулась.

— Ну хорошо. Обязательно сфоткаешь в следующий раз, когда будем в ванной запускать кашалотика.

— Доча, не переводи разговор! Мы говорили о том, что ты собиралась показать брату свою грудь!

— Вовсе и не собиралась!

— Так, доча, он все равно ее увидит, когда ты будешь делать пайзури!

— Совсем не обязательно! Можно купить специальный спортивный лиф, он удобно сожмет член между грудями и мне даже не придется жамкать их ладошками!

— Солнышко, купим обязательно. Но потом! Сейчас попробуй сделать это без лифа. К тому же — ты уверена, что брату понравится ощущение, когда член трется о ткань этого твоего спортивного лифа?

— Не знаю… Мам, ну хорошо, я покажу их. Только пусть вы с папой отвернетесь.

— Лик, мы-то можем отвернуться, но какой в этом смысл, если ты все равно будешь делать это на наших глазах, чтобы мы могли проконтролировать финиш?

— Ой, какие вы злюки! Неужели не понимаете, что я стесняюсь?!

— А светить трусиками перед папой не стесняешься? — ехидно спросил я.

— Брааатик! Ну сколько раз повторять — я просто хотела показать, какие они милые! Зачем же прятать такую красоту?

— Ну от меня-то прячешь!

— Я же говорила, почему! Нам все равно нельзя… туда. Не хочу лишний раз тебя дразнить…

— Ладно, ладно! — прервал я ее. — Показывай уже.

Румянясь щечками, Лика задрала футболку. Я во все глаза уставился на ее великолепие — аппетитные, кругленькие, с крупными коричневыми ареолами… И соски уже разбухли, так и манили взгляд.

— Можно я ее потрогаю?

— Можно…

За последние сутки сисечки сестренки я уже тискал неоднократно, но лишь сквозь ткань. Теперь же меня словно током ударило от прикосновения к обнаженной дрожащей груди. Я гладил ее пальцами, мял и теребил, не в силах остановиться. Лика застонала и прикусила губу.

— Братик, полегче… — она сжала коленки, но я все равно смог видеть ее трусики с мокрым пятнышком на них, так как футболка была задрана. Лика увидела, куда устремлен мой взгляд и мгновенно отстранилась.

— Братик, ты опять? Извращенец! — вскрикнула она, лихорадочно поправляя футболочку.

— Но… Доча, ведь Боря все равно увидит твои трусики во время пайзури — ты же снимешь футболку и их нечем будет прикрыть! — резонно заметила мама.

— Ну уж нет! Тогда я надену юбку, вот и все.

— Но ведь в юбке будет жарко! — сказал я.

— Значит, сниму трусики, — пожала она плечами. Такой вариант меня полностью устраивал.

Тем временем уже все доели и обрисовали план действий. Поскольку Лика только что покушала, мама вновь рекомендовала ей полчасика воздержаться от минета. Сестренка грустно вздохнула и уже хотела было уйти в свою комнату, но тут мама предложила попробовать пайзури прямо сейчас. Она объяснила, что они с папой так и не поехали утром в торговый центр (причины мама не озвучила, но мы то с сестренкой все помнили, особенно наши задницы), поэтому поедут примерно через час. И вот это время мама как раз хотела потратить на наблюдение за относительно новым видом секса, который предложила Лика.

Тут же встал вопрос — где? Изначально сисечки Лики должны были просто принять сперму, которая она выпустит из своего ротика. Но с пайзури все немножко сложнее — сестренка будет стимулировать член грудью, так что сперма будет извергаться во все стороны. Был конечно вариант после того, как я почувствую приближение к финишу, быстренько податься вперед и кончить в ротик, но против выступила мама. Во-первых, я мог не успеть, а во-вторых — какой тогда смысл, если окончание будет точно таким же, как и обычно?

Тогда оставался лишь вариант с ванной комнатой. Лика переоделась в коротенькую желтую юбку с рюшами и белый топик, который оголял сестренкин животик. Я сразу полез щекотать ее пупочек, от чего Лика захихикала и потащила меня в ванную. Но там появилась еще одна сложность — Лика без проблем могла отсасывать мне, стоя коленками на резиновом коврике, а вот для пайзури ей пришлось встать буквой «г» и сгибаться в три погибели. Тогда она попыталась достать до члена сисечками, упираясь в коврик коленками, но в таком положении пенис был сильно выше и его приходилось пригибать, что доставило неудобство уже мне.

Пару минут мы помучились, а потом мама, вздохнув, предложила все же реализовать вариант в комнате. Лика поспешно снова натянула топик и мы потопали назад. Чтобы я точно не обкончал все вокруг мы договорились не ждать до самого финиша, а просто закончить минетом. Но мама настояла, чтобы Лика не глотала сперму в этот раз, а выпустила на сисечки. Мы согласились, и наконец я смог сполна насладиться жаркими объятиями грудей сестренки.

Лика легла поперек кровати, а я встал на колени над ее лицом, расположив голени по обе стороны ее грудной клетки. Она улыбнулась и прижала мой член к себе. Высунула язычок, поцеловала, сначала вершинку, а потом пару раз пониже. Потом неожиданно переключилась на яйца. Я почувствовал нежную волну удовольствия и дернул топик вверх. Восхитительные полушария роскошно развалились, подрагивая. Помяв их руками, я выпустил слюну изо рта, чтобы увлажнить сисечки. Лика сделала то же самое и я принялся елозить между грудей сестренки. Она сжимала их своими ладошками и двигала взад-вперед. Было просто чудесно, но постепенно слюна начала высыхать.

Я попытался добавить слюнок, но бесполезно — во рту пересохло. Лика беспомощно посмотрела на маму с папой. Они будто только этого и ждали — папа пошевелил губами, поднес ладонь ко рту и размазал свою слюну по пальцам. А потом шлепнул пятерню прямо на грудь своей дочери. Мне показалось, или его рука задержалась дольше необходимого? Хотя где тут вообще критерии необходимого? Едва ли кто-то еще в мире творил такую же дичь.

Спустя секунду мама сделала то же самое. Стало гораздо влажнее и приятнее. Член, смазанный слюнками родителей, успешно пролетал ложбинку между сисечками и появлялся наружу в районе декольте, будто какое-то юркое толстенькое животное выскакивало из своего убежища, почти упираясь сестренке в подбородок. Влажное чавканье члена возбуждало не меньше, чем ощущения. Я вспомнил, что у сестренки пересохло во рту и решил, что поцелуй поможет это исправить — ведь мне надо было кончать именно в ротик, как условились. Поэтому я на некоторое время прервал движения, наклонился и принялся нежно касаться губами ее губ. Потом мы соприкоснулись язычками, вроде со слюнками стало полегче.

Еще несколько движений и я почувствовал дрожание члена. Выйдя из плена сисечек в очередной раз, я не пошел назад, а наоборот, ринулся вперед. Сестренка открыла ротик, пуская меня. Я тут же захрипел и кончил, даже не сделав ни одного толчка. Ликин ротик стал наполняться тягучей спермой.

— Доча, только не глотай. Аккуратно выпускай ее на сисечки…

Лика послушно выпустила сперму из ротика. Она красиво разлилась по грудям и Лика стала ее втирать в кожу, улыбаясь.

— Твоя сперма такая горячая и липкая, братик…

— А у тебя просто невероятная грудь, она одновременно мягкая и упругая… И удивительно шелковистая кожа, — сказал я, сминая ее сисечки..

— Браатик, — выдохнула Лика, когда я наклонился и принялся посасывать сосочки сестренки. Как вдруг она изменилась в лице и взвизгнула.

— Ааа, он смотрит! Смотрит! Вон там! — Лика вскочила с кровати и, тряся голенькой грудью, подбежала к окну. Штор не было по причинам, описанным ранее, так что с балконов соседнего дома открывался прекрасный вид на всю нашу комнату. На одном из них стоял сухонький старичок с биноклем. Поняв, что его заметили, он пригнулся и стал отступать вглубь своей квартиры.

Лика только сейчас догадалась прикрыть грудь ладошками и повернулась ко мне.

— Братик! Что же теперь делать?

— Да ничего, — пожал я плечами. — Не бежать же к нему. Он все равно не знает наших имен, так что использовать эту информацию не сможет. Да и кто ему поверит, он же с биноклем был, а не с видеокамерой.

— Не волнуйся, доча. Безобидный извращенец, таких много, — отец потрепал Лику по волосам, но это ее не успокоило.

Я обнял ее и сестренка расплакалась от переизбытка чувств. Она ревела, уткнувшись в мое плечо. Возможно, тут наложились все события — и наказание, и любовные ласки и резкое, в течение суток, изменение отношения родителей к тому, что мы делаем… Я гладил ее волосы и прижимался щекой к лицу. Мне ужасно хотелось, чтобы Лика успокоилась, но, с другой стороны, я понимал, что ей нужно выплакаться.

Мама с папой обрадовали нас новостью, что шторы уже постираны, осталось только высушить их. А потом они пошли собираться в торговый центр. Родители строго-настрого запретили нам заниматься сексом без спроса, напомнив алгоритм — позвонить, согласовать план действий, прислать фотку, как мы начинаем и потом еще одну, как заканчиваем. Только так и никак иначе, или мама грозилась вообще запретить нам это делать. Я понимающе кивал — сестренка все равно была сейчас не в настроении. Она, хоть и прекратила плакать, но все еще была под впечатлением от старичка-извращенца на балконе.

Когда дверь за родителями закрылась, я пошел в гостиную, где временно расположилась Лика. Она посмотрела на меня грустными глазами:

— Браатик, я боюсь идти в нашу комнату! Вдруг он снова будет подглядывать?

— Ну-ну, не волнуйся. Шторы скоро высохнут и мы сможем вернуться. А пока посидим в гостиной.

— Браатик… Я так хочу ощутить твой член у себя в горлышке, как сегодня утром! И потом проглотить всю сперму!

— Оох, сестренка… Ты такая умница! — я погладил пальцами ее смущенную мордашку. — Мне даже не верится, что такие слова исходят из твоего маленького нежного ротика!

Лика хихикнула и обняла меня. А потом поцеловала в губы с язычком. Было непередаваемо замечательно чувствовать ее горячий ротик своим, ощущать нежный запах и одновременно гладить голенький животик сестренки. Я провел пальцем по ее ушкам и шейке и с удивлением понял, что сережек, которые я подарил ей позавчера на день рождения, нет.

— Сестренка, а где сережки, которые я подарил тебе на днюху? Куда ты их дела? Потеряла?

— Ты что братик! Просто они так звенели во время отсосика, как маленькие колокольчики. Вот я и решила, что ты будешь отвлекаться, и сняла. Ты ничего не говорил, вот я и подумала…

— Мне наоборот это нравилось! Надень их обратно, пожалуйста.

Сестренка улыбнулась, но когда поняла, что ей придется идти в нашу комнату без штор, снова погрустнела.

— Братик, можно я надену их, когда высохнут шторы? Я все еще переживаю из-за того извращенца…

— Ну хорошо, — сказал я и мы продолжили целоваться.

Но тут я вспомнил наставления родителей и отстранился, беря в руки телефон, который лежал рядом на журнальном столике.

— Надо позвонить маме, предупредить ее, что ты хочешь покушать спермы.

— Ага! — звонко согласилась сестренка, глядя на меня блестящими глазами.

В трубке шли длинные гудки. Я молился, чтобы они не были заняты, так как член уже разрывал шорты.

— Да, Борь! Что случилось? — весело спросила мама. Ее слова прерывались дорожным шумом, видимо, они еще не доехали.

— Я просто хотел спросить — можно мне спустить в ротик сестренке?

— Оу… Ну, только один разок, хорошо? И сначала пришли фотку! Да, и еще — дай-ка трубку сестре.

Я протянул телефон Лике.

— Да, мамочка?

— Доча, ты хочешь с проглотиком?

— Ну конечно, мам! Я не кушала сперму братика уже часа два!

— Ну хорошо! Но смотрите — только один раз. Потом будете в ванной ловить кашалотов, ясно?

— Поняла, мамочка! Спасибо!

Я достал изнывающий член и встал с дивана. Лика послушно открыла ротик и поболтала в воздухе язычком влево-вправо, как бы приглашая войти. Я взял телефон и сфоткал сначала ее на фоне члена, а потом приложил пенис к губкам сестренки и сделал еще одно фото. Лика чмокнула его в навершие, чтобы затем обхватить губками и погрузить головку полностью. Я глубоко вздохнул, чувствуя уже знакомое, но такое удивительное чувство тянущей радости и восторга. Казалось, оно начинается в члене, аккумулируется в животе и растекается по всему телу. Меня аж передернуло от этой волны.

Сделав еще одну фотку, теперь уже с Ликой на члене, я отложил телефон и принялся двигаться в слюнявом нежном ротике, осторожно придерживая ее за затылок. Очаровательные хлюпающие звуки создавали неповторимую минетную мелодию. Сестричка жадно обхватывала член ротиком, но предоставляла возможность двигаться мне. Пользуясь этим, я постепенно ускорялся, взбивая Ликины слюнки в белую пену.

Она волнующе мычала, капая слюной на топик и голый животик. Вдруг я заметил, что ляжки девочки блестят от влаги. Я вспомнил, что она без трусиков и во мне стали бороться две мысли — остановиться и попросить ее таки надеть нижнее белье, либо продолжить, рискуя испортить диван. Я понятия не имел, остаются ли пятна в таком случае, но решил не рисковать.

Аккуратно двинув тазом назад, я освободил ротик сестренки от настойчивого гостя. Она подобрала слюнки ладошкой и обиженно посмотрела на меня.

— Браатик, почему ты остановился?

Я без слов указал на ее ляжки.

— Ааа, братик, не смотри! — сестренка подскочила как ужаленная и отпрыгнув от дивана, стыдливо сжала ножки, пытаясь не выпустить больше ни капельки своего любовного сока. Мы оценили масштаб ущерба — пятнышко на диване было небольшим и вроде начинало высыхать. Облегченно выдохнув, я предложил Лике все же надеть трусики.

— Но мне ведь будет жарко!

— Тогда снимешь юбку.

— Ааа, но в таком случае придется и топик поменять на что-то подлиннее!

— Как скажешь… Но заодно и сережки надень, все равно туда придется зайти.

Лика прошла по коридору и опасливо заглянула в комнату. На балконе напротив никого не было, так что она, успокоенная, подошла к комоду и, наклонившись, принялась выбирать трусики. Юбочка задралась и мне было великолепно видно ее увлажненные лепестки. Затаив дыхание, я следил за сестренкой, пока она не почувствовала мой взгляд.

— Ну ты опять! Братик, мало мне одного старика-извращенца, так еще ты! Прекрати немедленно!

Я прекратил и уставился в стену. Член я и не думал прятать, он все это время стоял торчком, задевая стены при поворотах. Через несколько минут сестренка показалась в коридоре. Я во все глаза смотрел на ее ушки, в которых снова появились серебристые висюльки. Пенис задрожал от такой картины, но тут я осознал, что Лика надела мою футболку с героями аниме «Второй размер, интим предлагать» — Ямадой и Косудой. Она была ей большевата и закрывала не то что трусики, а ножки почти до колен.

— Ты же одела мою футболку, сестренка!

— Ну да! Можно, братик? В ней я точно уверена, что увидеть мои трусики тебе будет сложно…

Я махнул рукой. Меня гораздо больше интересовали ушки Лики. Я поправил прядку ее волос и невзначай коснулся серебряных ниточек на сережках. Они приятно зазвенели в пальцах.

— Ну что, продолжим?

— Конечно, братик! Не думай, что тебе удастся убежать, оставив меня голодной!

Я улыбнулся и, взяв Лику за ручку, потащил ее обратно на диван. В этот раз мы сели с другого краю, при чем Лика предварительно постелила полотенце себе под попу — на всякий случай. Чтобы не тратить время, я сразу взялся руками за ее хвостики и насадил на член. Плотно сжав губки, сестренка благодарно мычала, упираясь сисечками в мои ляжки. С каждым новым движением член входил все глубже и уже почти доставал до горлышка…

(Всего 97 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Полный ротик спермы. Часть 4. Где взять слюнки для пайзури?”

    1. Ничего вы не надоели. Пожалуйста, пишите еще, отрицательные комментарии я особенно приветствую. Что касается диалогов — ну… Вся работа на них построена, даже не знаю, где их можно сократить. Сокращение имело бы смысл, если бы диалоги мешали добраться до острых моментов, а так, по сути, диалоги сами и есть острые моменты.

      0

Добавить комментарий