Полный ротик спермы. Часть 5. Братик-вентилятор

Блаженство растекалось по всему телу. Я увидел, что у сестренки выступили слезы в уголках глаз, и поспешно спросил ее:

— Все в порядке?

— Ффо отлиффно! Фрафик, долфи мевя быфтрее, повалуфта!

Я внял ее просьбе и резко ускорился. Неистовая долбежка привела к тому, что узенькое горлышко наконец расступилось и я оказался в его объятиях. Член сильно сжало, а я почувствовал какую-то новую ступень наслаждения. Девочка громко мычала и судорожно пыталась сглотнуть, но, видимо, мой член мешал ей это сделать. Она шумно дышала через носик, пуская слюнявые пузыри. Слезы уже текли тонкими струйками по нежным щечкам. Я сделал еще движение и со стоном принялся спускать сперму прямо в пищевод, оттягивая хвостики девочки, но уже не так сильно.

Потом я ослабил давление, позволив сестренке снять себя с члена. Он с глыкающим звуком покинул ее ротик. Лика тяжело дышала, глядя на меня счастливыми глазками.

— А теперь открой ротик, надо отправить маме фото спермы…

Лика послушно исполнила мою просьбу. Вот только спермы там не оказалось — поскольку я кончил сразу в горло, то у сестренки не было ни малейшей возможности задержать ее для фото.

— О нет, братик, я сделала что-то неправильно?

— Да нет… Это я… Надо было немного сбавить обороты в конце, чтобы спустить тебе на язычок… А получилось так, что все прошло сразу в животик.

— Что же теперь делать? Мама же ждет фото, она волнуется!

— Да… Может позвоним ей и объясним?

— Не знаю… А что, если ты просто кончишь еще раз?

— Ааа… Мы успеем? Она сейчас наверняка напишет…

— Так! Не рассусоливай, давай, просто сосредоточься… — сестренка кокетливо наклонила голову набок и вновь чмокнула мой пенис. А потом лизнула его язычком. Член дернулся и воспрял духом. Я смотрел, как он распрямляется и наливается соками, а сестренка прижимается ко мне сисечками и стонет:

— Браатик… Браатик. Ну же, накорми свою сестричку…

Я развернул девочку и вошел в ее ротик под углом. Мой член резко оттопырил щечку и задрожал, будто был с моторчиком. Лика благодарно замычала, а я принялся отчаянно таранить ее ротик, растягивая щеку и вызывая обильное слюноотделение. Через минуту интенсивной защечной иррумации я издал какой-то странный утробный звук и облегченно кончил сестренке прямо на язычок. Она тут же раскрыла ротик, позволяя мне сделать великолепные фото, которые я сразу скинул маме. Родители через минуту прислали смайлик «ОК».

— Какая же ты милашка с членом в ротике! А уж со спермой на лице… Боже, я даже сейчас, после двух финишей подряд, возбуждаюсь, когда представляю тебя с камшотиком на лице!

— Да, но кашалотики теперь только в ванной. Только в этот раз обязательно сфоткай! Потом мне всю галерею скинешь, ладно?

— Ага.. Слушай, ты уже вторые сутки постоянно делаешь мне отсосики, У тебя губки не устали?

— Нет, браатик! — Лика смущенно засмеялась, прикрыв ротик ладошкой.

— А язычок и горлышко?

— Неет! Ну, горлышко чуть-чуть, но мне все равно больше всего нравится именно туда… Это так здорово, когда ты буквально душишь меня членом!

Вдруг Лика задумчиво посмотрела на меня.

— Слушай, мне сейчас такая мысль пришла в голову. Ну, она немного неожиданная… Получается, я каннибалка?

— Что? Почему?

— Ну, я же ем твоих детишек.

— Чт-тоо?

— Ну, твоя сперма… Там же твои нерожденные детки. Получается, я их кушаю?

— Эээ… Ну…

— Это нехорошо, наверное?

— Почему?

— Ну как же… Они летят вперед, такие, юху, я буду первый… А тут раз — и все.

— Почему все?

— Ну, я их съела. Никакого продолжения.

— Ээ… — я даже не знал, что сказать. Ее слова, к моему ужасу, не только пугали, но и дико возбуждали.

— Да расслабься, я шучу! — сестренка расхохоталась. — И вообще, твои детки очень вкусные. Так что… все нормально.

Я смотрел на нее круглыми глазами. Она говорила вещи, которые просто не укладывались в голове. Впрочем… А то, чем мы занимаемся — разве укладывается?

— Эээ. Ну… А почему ты думаешь, что им это не нравится? — я решил продолжить тему, так как чувствовал, что разговор неслабо приподнимает мой член

— В смысле?

— Ну… мои ребятишки… Они, может быть, как раз наоборот, сами хотят принять водные процедуры у тебя в ротике.

— Ага, а потом такие — прыг в бассейн! Мое горлышко для них как спуск в аквапарке, а пищевод как… американские горки!

Мы радостно засмеялись.

— И весь организм — парк аттракционов.

— Ага. Слушай, так получается, если мы вдруг захотим сделать это где-нибудь в людном месте… можно использовать код «повести детишек в аквапарк»?

— Ну да… Или «выгулять ребятишек на воздухе», если я захочу кончить тебе на лицо!

Член уже разрывал шорты. Уже в который раз — я сбился со счета. Обняв Лику, я принялся целовать ее ротик, который только что говорил просто жутко прелестные вещи.

— Давай… устроим им прогулку… — жарко шептал я ей в ушко, нежно теребя звенящие сережки.

— Давай… звони маме. А я… буду в ванной. Ты заходи и сразу… Хватай меня за хвостики, ладно? Хочу почувствовать твою пульсацию горлышком!

— Ага…

Я трясущимися руками набрал мамин номер.

— Так, детки, что там у вас. Мы уже доехали, выбираем обои…

— Можно мы пойдем в ванную… — тут я подумал, что вокруг мамы могут быть чужие люди и не стоит прямо по телефону говорить все прямо. — И в ванной…

— Даа… — мама быстро прервала меня. — Мы тут знакомых встретили — Оксану и Сережку… Так что можем задержаться… Так что ты там говоришь?

— Эээ, да. В общем… Мы пойдем в ванную. Купать Кашалотика! — нашелся я. Только теперь маме придется выкручиваться — что еще за Кашалотик?

— Ааа, котенка будете купать, Кашалотика? Ну хорошо. Не забудьте про специальный кошачий шампунь! — быстро нашлась мама.

— Обязательно, мам…

— Да, и вот еще — фотки Кашалотика пока мне не высылайте, мы тут с Оксаной… В общем, смотрим в Интернете стройматериалы… С моего телефона. Так что Кашалотика покажете потом, хорошо?

Мне два раза повторять не надо. Очевидно, тетя Оксана рядом и если я пришлю фотку, то она ее увидит.

— Все ясно, мам. Потом позвонишь, я перешлю.

— Нет, скорее всего посмотрю уже дома. Понятно?

— Понятно, — очевидно, под давлением обстоятельств фотоотчет о проделанных минетах временно отменялся.

Я положил трубку и ринулся в ванную. Сестренка уже ждала меня там, коленками упираясь в коврик. Она открыла ротик и шевелила язычком, едва не подпрыгивая от нетерпения. Ее ладошки мяли груди, а ротик издавал нежные стоны. Как и договорились, я стянул шорты еще на подходе к ванной и поэтому сразу с размаху засадил член в Ликины губки, будто загнал ракету в узенький влажный ангар — она заранее нагнала туда слюнок. Сестренка громко глыкнула, когда пенис уткнулся ей в небный язычок. А я ухватился за хвостики и принялся оттягивать их на себя. Повинуясь давлению Лика все глубже насаживалась на мой пульсирующий детский сад, пытаясь открыть ротик еще шире и показать малышам американские горки.

Ребятишки уже готовы были нырять в бассейн, но я силой воли сдержался — ведь для них была запланирована прогулка на свежем воздухе. Сделав еще пару движений, я увидел, как вновь закатываются Ликины глазки, а она тихонько дрожит, сжимая пальчики на ногах. Судорожные сокращения горлышка сестрички привели мен в такой восторг, что я подался назад и, наклонившись, поцеловал ее плачущие глазки. Соленый вкус слез вернул меня к реальности — детки требовали выпустить их прямо на милое личико сестренки и я не мог им отказать…

Покинув ротик, мой член толчками принялся извергаться на улыбчивую Ликину мордашку. Увесистые сгустки ложились на губки, щечки и носик девочки, придавая ей невероятную, совершенно особую привлекательность. Как вдруг я заметил, что некоторые выплески улетают в совершеннейшее молоко — на пол, зеркало, бортик ванной и даже полочку с шампунями. Мой член будто жил своей, совершенно обособленной жизнью и никак не желал подчиняться хозяину и поражать только те цели, которые были указаны.

И, что самое обидное, в этот раз Лика смогла открыть оба глаза сразу после камшотика. Я с грустью вспомнил, как получилось в прошлый раз — у Лики было столь забавное и возбуждающее выражение лица с зажмуренным глазиком, залепленным спермой…

— Братик, да у тебя в член будто встроен вентилятор! Все вокруг забрызгал, — сказала сестренка, поднимаясь на ноги. Она не спешила стирать сперму с лица, давая мне насладиться видом.

— Да уж, с меткостью у меня явные проблемы. Я даже в глазик тебе не попал, как в прошлый раз, хотя целился! — пожаловался я, фотографируя результаты выгуливания малышей.

— Оо… Ну хочешь, я размажу сперму так, что она ляжет прямо на веко?

— Нет-нет! Тут вся суть именно в том, что сперма сразу ложится туда. Если ее размазывать, то она теряет форму и фактуру, начинает растягиваться… Будет уже не то.

— Ммм… Бедный братик, не смог залепить глаз сестричке! — хихикнула Лика. — Ну, если хочешь, давай еще раз.

— Еще раз? — я вдруг понял, что на сей раз член не сможет ожить сразу, ему нужен был отдых. — Слушай… А может давай уже завтра? Посмотри, сколько нам убирать, — я со вздохом обвел руками ванную комнату.

— Ну да. И вообще… Возможно, ванная не слишком подходит для кашалотиков, — вдруг сказала Лика.

— Что ты имеешь в виду?

— А может нам ловить кашалотиков в другом месте? Там, где пятна спермы никого не напрягут? Не думал об этом?

— Например?

— Ну… Допустим, в лесу. Или в парке, в кустиках. На море, на дальних камнях, помнишь, мы плавали позавчера?

Я почувствовал, как мой член снова дергается. Да это же… Лика предлагает исполнить мне публичный минет! Восторгу не было предела. Я обнял сестренку и начал ее целовать. И моя сперма меня не смущала! Я чувствовал ее вкус — действительно немного сладковатый, слизывал ее с Ликиных щечек, убирал губами с носика…

— Аах, братик, не целуй меня! Я же вся в сперме!

— Ну и что? — я посмотрел в ее бездонные глаза и увидел там искорки.

— Как что? — оторопела Лика.

— Ты моя сестренка. Если тебе нравится, то почему мне не должно?

— Браатик… — тихонько простонала Лика, обвив меня руками.

— А они и вправду сладенькие… мои детки, — улыбнулся я.

Мы так целовались еще несколько минут. Потом Лика смыла остатки спермы со своей мордашки и мы приступили к уборке. Она заняла почти полчаса, было ясно, что частые кашалотики в ванной нам точно заказаны. И тут мне пришла идея.

— Сестренка, а что, если мы попробуем сделать это на чердаке?

— На чердаке?

— Ну да. У нас же общий чердак с соседями по лестничной площадке, там куча всякого хлама. С полгода назад мы лазали туда с папой. Старые велики, стиралки, доски, коляски… Чего там только нет. Все стоит пылится. Там люди почти не появляются, а уж если и заходят, то мы услышим шаги. Или дверь можно подпереть чем-то…

— Точно! Братик, ты гений! — сестренка чмокнула меня в щечку. — Слушай, я хотела сделать педикюр — какой лак мне выбрать? Идем, подскажешь! — она потащила меня за собой.

Мы с Ликой зашли в нашу комнату. Она, будто забыв про извращенца на балконе, уселась к себе на кровать и начала готовить педикюрные принадлежности. На выбор было предложено два — нежно-зеленый и оранжевый. Я выбрал второй. Пока сестренка красила ногти, я обратил внимание на ее коленки.

— Лика, у тебя на коленках…

— Что? — она посмотрела на них и ойкнула. На покрасневших коленях сестренки четко отпечатался рисунок резинового коврика в ванной — жирафчики и львы.

— Как думаешь, братик, если выйти на улицу, люди догадаются, чем я занималась? — взволнованным голосом спросила сестренка.

— Нуу.. Та даже если и догадаются… Подумают, что ты делала кому-то очень хорошо, — улыбнулся я.

— Дурак! Ты понимаешь, что это неприлично? — Лика снова капризно сложила губки бантиком. А у меня, как и обычно, мурашки пошли по спине от этого ее выражения лица. Член снова начал подниматься.

— А сколько ждать, пока лак высохнет?

— Я в один слой сделаю, минут пятнадцать. Он недолго правда держаться будет, ну так мне долго и не надо!

— Ну хорошо… — я смотрел на ее отточенные движения. В нос ударил резкий запах лака. Моя футболка закрывала Ликины трусики наглухо, так что высматривать было нечего. Вздохнув, я решился таки спросить.

— Сестренка… А у тебя есть трусики с бантиком, как в аниме?

— Ну есть парочка, наверное. А что?

— А… а можешь показать?

— Браатик! Ну мы ведь уже говорили об этом!

— Да нет! Не на тебе. Просто показать, где они у тебя лежат.

— Аа! Ну конечно. Открой вон тот ящик комода.

Я открыл. Моим глазам предстало настоящее великолепие — трусики всех цветов и форматов — стринги, слипы, кружевные, простые белые, те самые анимешные в полосочку, с мультяшками и героями комиксов. Я стоял буквально разинув рот.

— Ого! Сестренка, сколько их у тебя?

— Нуу, не знаю. С полсотни наверное, не меньше. Теперь ты понимаешь, почему я так хотела, чтобы их кто-нибудь на мне увидел? Папа — идеальный вариант.

— А почему не я или не мама?

— Ну, мама сама девочка… Ее таким не удивишь. А про тебя мы уже говорили.

— Лика, я…

— Так, Борь. Давай договоримся — не шевели эту тему, пожалуйста. Хорошо?

— Лик… скажи, что я должен сделать, чтобы… Ты мне их показала?

— Так я тебе их прямо сейчас показываю!

— Ты же понимаешь, о чем я!

— Так, Борь… Давай я подумаю и отвечу тебе на этот вопрос завтра утром? Идет? Сразу после того, как ты покормишь меня спермой перед завтраком, ладно?

— Хорошо… — тихо сказал я.

Лика высушила ногти. Ее ножки теперь смотрелись еще более обалденно, чем обычно. Я вдруг почувствовал, что хочу поцеловать ее пальчики — один за другим, нежно-нежно. Но Лика отвлекла меня.

— Ну что, идем? Ты готов?

— Конечно готов, спрашиваешь!

— Только вот… Нам надо как-то предупредить маму с папой, что мы пойдем ловить кашалотов на чердак. А как это сделать, если у нее под боком тетя Оксана с дядей Сережей?

— Ммда, задачка… А что, если мы ей скажем, что котенок сбежал и мы идем искать его на чердаке?

— А она поймет?

— Скажем «котик-Кашалотик», уверен, она поймет, — хихикнул я.

— Ну хорошо, звони, — сестренка дала мне телефон, а сама побежала смотреть, нет ли кого на чердаке.

Через пару гудков мама взяла трубку.

— Мам, у нас тут дверь открылась и котик Кашалотик выбежал. Мы пойдем искать его на чердак, ладно?

— Котик на чердак? Борь, можешь уже расслабиться. Оксана с Сережей ушли, их вызвали на работу… Но они напоследок напросились к нам в гости, представляешь?

— О нет!

— О да! И, поскольку они все слышали, придется нам приобрести котенка!

— Правда, мамочка? — Лика вмешалась в разговор — он уже вернулась с чердака, там было чисто. Сестренка давно мечтала о котенке, но мама не разрешала из-за боязни кошачьей шерсти.

— Правда. Но не обольщайся, я помню, ты говорила, что у племянницы твоей подруги Вероники скоро день рождения и она хочет котенка. Вот и подарим ей, если я из-за шерсти совсем уж на стены полезу.

— Урра! Мамочка, ты самая лучшая!

— Ммда. Так что вы там говорили, детки? По поводу чердака?

— Ааа, ну в общем… Мы поймали кашалотика в ванной. Не волнуйся, фотки есть. И, в общем… Кашалот получился не слишком удачный.

— Так… Насколько неудачный?

— Мы все убрали.

— Ага, и поэтому решили свалить на чердак, потому что там убирать вроде как не нужно?

— Эээ. ну…

— Ох, ну вы и лентяи… А если вас там застукают?

— Не волнуйся, мы дверь подопрем, не застукают. Все будет хорошо…

— Ох… Ну вы знаете правила — обязательно фотографируйтесь до и после. Но мне лучше не высылайте, мало ли что. Потом покажете.

— Хорошо, мам! Ждем!

— Ага, целую.

Мы с сестренкой обнялись и, закрыв квартиру на ключ, стремительно полетели на чердак…

(Всего 104 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий