Попытка номер пять

Посвящается трёхсотлетию барона Мюнхгаузена

 

— Алло! Привет, всем, кто смотрит мой канал! А кто не смотрит, тем тоже — привет! Что мне привета для вас жалко? Сегодня я расскажу своему единственному подписчику, где пропадала последние три месяца.

 

Для тех, кто ещё не знает, меня зовут Вия Норин. Я обычная девчонка, которой не везёт с парнями. Они не хотят связываться с выдумщицей и фантазёркой.

И всё из-за моего увлечения фантастикой. Редко кто из них искренне верит в фантастические приключения, о которых написано огромное количество книг и снято множество фильмов. А зря. Это же бесконечный источник остроумных идей и новаторских проектов. Если кто-то что-то придумал, то обязательно сбудется, пусть не сегодня.

 

— Да, ты всё гонишь! Ни в жисть не поверю, – уверенно заявил четвёртый дружок, когда я ночью на крыше рассказывала ему о приключениях своего прадеда. Он явно попутал в анкете знакомств «сайенс фикшэн» с «дас ист фантастиш».

— Ви, хорэ завирать, давай уже трахаться, — канючил чел и с преувеличенным сопение, долженствующим обозначить пылкую страсть, пытался взгромоздиться на меня. — Уже полночи прошло, а утром мне — в офис.

Я так посмотрела в ответ, что он всё понял и ретировался с моей крыши решать свои проблемы в другом месте.

 

Нет, я никогда не была синим чулком. Ещё в детском саду после дневного сна мальчики соревновались между собой за право согреть свой задницей мой горшок. В первом классе мне надоела роль Елены Троянской, и, кто сегодня будет таскать мой портфель, я выбирала сама. Остальные болтались рядом, ожидая моей благосклонности и развлекая компанию, плетя разные небылицы и околесицу. Вот это были времена! Мы мерили сапогами глубину луж, строили песчаные замки, искали упавшие звёзды.

Пришла пора, в меня влюблялись и, я отвечала взаимностью. Однако скоро убедилась, что, повзрослев, мальчишки сильно изменились. Стали скучные, озабоченные. И главное — перестали верить в чудеса. Уткнулись в свои гаджеты. Про что в Вики не написано, того быть не может! Одна мечта на всю жизнь – я бы ей вдул. А уж если тебя взяли замуж, то иди на кухню, воспитывай детей, а по воскресеньям — в церковь! Бред!!!

 

Тогда я решила сбежать от всех своих озабоченных воздыхателей без капли юмора и фантазии, заперлась в гараже и довела до ума старый родительский кемпер. Что и как делать, подсмотрела в одном фантастическом фильме. Отодрала фиговину здесь, присобачила три штуковины туда, запшикала там-сям пенкой, и «Бродяга» — готов! Можно отправляться навстречу приключениям, глядишь, принца встречу.

Ранним утром я притормозила у перекрёстка на трассу 60, дождалась зелёного сигнала светофора и нажала на газ. Рыжеволосый чудик на винтажном велосипеде в костюме, с красным галстуком-бабочкой помахал мне трубкой в виде головы обезьяны…

И вот я лечу навстречу звёздам.

 

Если бы вы знали, сколько мусора на орбите! Того и глядишь, кольца появятся, как у Сатурна. Даёшь генеральную уборку! Порылась в багажнике, нашла совок, метлу, и э-эх! Смела все обломки и мусор в один пакет. Два военных спутника сошли со своих орбит и подозрительно закружились вокруг меня, норовя заглянуть под юбку. Этого ещё не хватало! Залепила обоим окуляры жвачкой, а пакет с мусором хорошенько раскрутила и запустила в сторону солнца – там всё сгорит. Порядочек!

 

Залетела к нашим на МКС(*). Они как раз ГАЗельку «прогрессовскую» разгружали. Прямо в космосе. В последнее время одна морока с этими стыковками-расстыковками. По старинке проще. Парни выстроились цепочкой, все в масках, да и дистанцию в полторы сотни метров выдерживают. Карантин – это понимать надо! Ванечка Вагнер ногой «газельку» придерживает, чтобы та в космос не укатила, а сам ящики-контейнеры достаёт и Кристоферу перекидывает, который между МКС и грузовиком на цепи болтается. А в воротах грузового модуля МКС сам Анатолий Алексеевич вратарём завис. Так наловчился, что все передачи Кристофера лёгким касанием руки перенаправляет контейнеры внутрь модуля, где те сами в штабеля укладываются.

Ванечка меня заметил, мигнул фонариком и запустил один ящик в мою сторону. Я в ответ футболку задрала, сиськи засветила, воздушный поцелуй с ладошки сдула.

А тот ящик сачком поймала, открыла, а там … мороженое, полный комплект от Баскина, тридцать одно удовольствие! Я чуть не расплакалась, от досады. У меня же не рефрижератор, а кемпер с малюсеньким холодильником на три сосиски. Ну, что за невезуха! Пришлось всё мороженое перепробовать, пока не растаяло, а остатки забросить в топливный бак, ибо нет лучше присадок к ракетному топливу, чем мороженое.

Прикончив рожок любимого «космического пришельца», заметила, что лечу над Волгой.

«Самые красивые девушки в Самаре!» — ляпнул какой-то киношный космонавт в рекламе. Навела вниз подзорную трубу — никого на улицах, все сидят по домам, самоизолировались!

— Ау! Земляне! Самая красивая девушка – здесь! На орбите! Смотрите и пускайте слюни!

 

Признаться, не знаю, что тогда на меня нашло. Ткнула пару раз в сенсорную панель, настраивая большой боковой экран на полную прозрачность. «Броди» засиял в такт музыки ближним и дальним светом, аварийными и габаритными огнями, как цирковой балаган на сельской ярмарке. Настроив дискотеку, я пустилась в пляс вокруг перископной стойки, вскидывая руки и ноги.

«Hands up, baby, hands up! / Gimme your heart, gimme, gimme your heart!»

И футболка плывёт в сторону, сиськи – вразлёт!

Вообще-то, нелегко зажигать в невесомости, не хватает динамики. Ну, я что-то там подкрутила, добавила силы тяжести и продолжила.

«Angel face, I love your smile / Love your ways, I like your style!»

Повернулась спиной к экрану, глубоко прогнулась и, виляя попкой, стянула шорты вместе с трусиками. Вот вам привет от озорной девчонки Вии Норин! Любуйтесь!

«Crazy music, crazy music / For crazy people, crazy people

Я скакала и вертелась в самых немыслимых позах, представляя, что внизу на Земле миллионы парней, задрав головы, смотрят в небо и сосредоточенно шерудят рукам в карманах брюк.

«Всё, мальчики, адьёс! Вы мне больше не нужны!» – я ещё немного покрутила попкой и щёлкнула пальцами. Экран погас. Занавес!

 

Через две секунды в окно постучали.

Щёлк! Прозрачность экрана восстановлена. Рядом с «Бродягой» зависла летающая тарелка, самая настоящая. Палец механической руки её телескопического манипулятора вежливо застыл в дюйме от моего окна. Внутри прозрачного купола сидел гуманоид и приветливо махал мне рукой.

— Аа-а! – заорала я и юркнула вниз, присев и прикрывая руками свои прелести, словно девчонка, застигнутая деревенскими пацанами нагишом в бане.

«Ну-ну, экран окна прозрачен от пола до потолка, бестолочь!» — догнала меня опосля умная мысля.

В следующее мгновение «Броди» выполнил моё самое заветное желание. Смылся! На полном форсаже. За обратную сторону Луны.

«Фьюх, оторвалась. Кто это вообще был? Инопланетянин? Да, как он посмел за мной подглядывать?! А ещё гуманоид! Кстати? А кто-нибудь заметил, сколько у него рук-ног, какой цвет кожи? – я оглянулась вокруг. Никого. Не с кого спросить. – Значит, сама — ворона. Досадно!»

 

В дверь постучали, я открыла его на автомате. У порога в облегающем скафандре висел гуманоид из тарелки. Уже и шлюз успел пристыковать! И чего прилип, как банный лист к …

«Ой!» – я быстренько прикрыла наготу футболкой.

— Простите, но вы так быстро улетели. Я хотел вас спросить, нужна ли вам помощь?

— Помощь?! Мне? Зачем?

— Я так подумал… Ваш корабль подавал непонятные световые и звуковые сигналы. И вы как-то странно двигались, словно в конвульсиях. Вам плохо?

«Значит, это так выглядело со стороны?! Голая и в конвульсиях. — мысли унылыми таракашками вытянулись цепочкой. – А, собственно, кому какое дело?!»

Я так растерялась, что чуть не выронила футболку из рук. Выронить то не выронила, но руки машинально опустила. Стою голышом во всей красе, закипаю от возмущения, руки в боки, футболка то ли в правой, то ли в левой. Не помню.

А он меня дюйм за дюймом бессовестно рассматривает. Хотела развернуться, уйти.

«Стоять! Хочешь, чтобы он ещё и на твою голую задницу пялился? Вот уж дудки! Сама буду его разглядывать!

Зелёный, я бы даже сказала, салатовый, с золотистым отливом. Две руки, две ноги, физрой не брезгует. Ростом с моего любимого Колина Фёрта. Даже черты лица чем-то схожи и волосы кудрявятся… А, это ещё что?! Вот это да! Над всклокоченной шевелюрой на двух стебельках с мизинец толщиной покачивались два гладких шарика размером с грецкий орех. Ну, чего дурёха, вытаращилась! У муравьёв вон тоже антенны на голове».

Опустила глаза… Ох! Лучше бы не опускала.

«Мамочка! Он что, совсем без скафандра?! Голый!!! И такого… хм, прибора, уверена, нет даже у Колина!» — Я зажмурилась и развернулась, чувствуя, что краснею.

«Ах, чёрт, теперь он точно жопу разглядел! Да, что же это такое! В собственном доме кручусь голышом перед инопланетным мужиком, как последняя… Хватит! Пришельцев надо встречать лицом к лицу!»

Позишн намбер ванн: плечи развёрнуты, сись… грудь вперёд, ножки чуть в стороны, руки в боки. Футболка? А, к чёрту футболку! Голова на три четверти, чуть откинута назад, взгляд независимый. Вия Норин готова к контакту с пришельцем!

 

— Можно войти? – пришелец вёл себя совсем не агрессивно, даже робко.

— Заходи! — скомандовала я, пропуская его внутрь и в отместку оглядывая со спины — хвоста у гостя было. А вот попа… Крепкая мускулистая – настоящая мужская задница! Спина прямая, плечи широкие.

— Присаживайтесь.

Сама, в чём была, плюхнулась за стол . Он устроился напротив.

— Имя? Фамилия? Откуда? С какой целью засланы на Землю? – решила сразу брать быка за рога.

— Кин Бешлов! – пришелец вскочил и отрапортовал, чеканя каждое слово. – 682 в Тентуре, галактика Ноир в Спирали! Только я не заслан. Я сам прилетел, я — путешественник.

— А почему вы голый?

— Я увидел, что вы без скафандра. Решил убедить, что я тоже без оружия и у меня нет агрессивных намерений.

Я машинально опустила взгляд вниз. Выше уровня стола было видно его неагрессивное, но твёрдое намерение. Заметив мой взгляд, он смутился и потер шарики на своей макушке. Намерение удивительным образом ослабло.

 

Переговоры продолжились. Спустя четверть часа два голых гуманоида увлечённо болтали на кухне маленького кемпера. Кин оказался весёлым парнем и заядлым путешественником. На своём «Роф-Рафе» полгалактики облетел. Оказывается, гигантские тоннельные черви на Меркурии вырабатывают электричество за счёт разности температур горячего и холодного концов своих тел и при этом всё время перемещаются в пограничной теневой зоне. На Венере в специальных теплицах выращивают лучшие во вселенной алюминиевые огурцы. А кольца Сатурна галактический народ облюбовал в качестве мега-карусели с детскими луна-парками, торговыми моллами, ресторанами и казино.

 

Я слушала его, открыв рот, впервые за много лет встретив близкого по духу … индивидуума. Пусть он даже зелёный и с рожками.

 

— Да, ты всё гонишь! – впервые не вытерпела я, возмущённая его беспардонным, как мне казалось, враньём.

— Истинная правда! – горячился он. — Клянусь своей треуголкой!

Что-то шевельнулось в памяти, и я посмотрела на него с подозрением.

— Ни в жисть не поверю!

— А вот полетели вместе, сам убедишься! – он пылко схватил меня за руки, но тут же, смутившись, отпустил.

— А полетели! – в тон ему ответила я.

— Только вначале мне нужно завершить сбор информации о твоём биологическом виде. Для дневника экспедиции. Ты не согласишься пройти на мой корабль для обследования?

«Да! Так ко мне ещё никто не подкатывал! Эх, была не была!» — и я согласно кивнула.

 

На борту «Роф-Рафа» Кин стал неожиданно серьёзен, провёл меня в медицинский отсек и попросил лечь спиной на пластик ложемента какого-то сканера. Мягкие захваты зафиксировали меня в позе звезды. Кин нацепил на голову какую-то оптическую гарнитуру с микрофоном. Я чуть не прыснула от смеха:

«Тоже мне, ролевые игры!»

Когда его ладони коснулись моей груди, я замерла в предвкушении. Всё было бы сказочно, если бы одновременно с ласками груди он не ощупывал моё правое плечо. Потом зачем-то потыкал пальцем себя в грудь и ущипнул за бицепс. Похоже, он сравнивал консистенцию мышечной и жировой ткани и был явно озадачен.

«Ты что девчонок за сиськи никогда не лапал?»

Без особого интереса миновав взглядом мой пупок, инопланетный естествоиспытатель обескуражено уставился на низ моего живота. Произведя сличение со своим естеством, Кин что-то пробормотал в микрофон, вытер испарину со лба и осторожно дотронулся до меня «там».

 

— Смелее, — простонала я и подалась навстречу, приподнимая бедра. Его длинные пальцы скользнули по нежной складочке, раскрывая набухшие влажные лепестки. Волна разбуженного желания дрожью прокатилась по всему телу. Кайф! Ради таких ласк можно было и на орбиту слетать!

Видя моё состояние, Кин засуетился, то и дело почёсывая шарики на стебельках.

— Вия, секундочку, я введу в тебя зонд.

«Ну, наконец-то! Если это у вас так называется, то поскорее вводи свой зонд!»

Вопреки ожиданию, Кин сосредоточенно колдовал над рабочей консоль, бросая на меня изучающие взгляды.

«Доктор! Пациентка с нетерпением ждёт вас. … Ах! Что это?»

 

Внезапно я почувствовала, как что-то коснулось меня между ног. Прикосновение было лёгким приятным, словно множество маленьких шустрых язычков перелистывают лепестки моих губ в поисках … входа!

«Ого!!!»

Язычки слились в гладкую продолговатую головку, которая решительно двинулась вперёд. В меня! Мне стало не по себе — Кин там у консоли, а кто во мне? Я подняла голову, смогла разглядеть лишь изгибы пульсирующего синего «шланга» у себя между ног.

«Будь, что будет», — решила я, начиная привыкать к новым ощущениям.

А непрошенный биомеханический «баловник» знал своё дело. Пронзив меня по самое не хочу, замер. Я почувствовала, как его ствол внутри расширился, и по нему взад-вперёд змеям побежали кольца уплотнений с разной скоростью и амплитудой. А головка, найдя мой колокольчик внутри, вновь раскрылась, укутала его множеством шелковистых язычков, устроив настоящий «вальс цветов». Ко всему этому, снаружи добавился ещё какой-то отросток с усиками, вибрируя которыми он обнял клитор и заласкал его до умопомрачения. Моё тело выгнулось дугой и зависло в воздухе, сотрясаемое спазмами удовольствия.

Очнулась, паря высоко над столом в невесомости. Кин, обутый в магнитные шлёпанцы, пытается выловить меня из воздуха. С блаженной улыбкой протянула ему руку.

— Как же мне хорошо, Кин Бешлов… — и провалилась в сладостный сон.

***

 

Проснулась я в своём кемпере, заботливо укрытая пушистым одеялом. Сначала подумала, что всё мне приснилось, но память вернула из мира грёз. Кина нигде не было, даже его тарелка исчезла с орбиты. Стало обидно.

«Исчез, ничего не объяснив. А наобещал с три короба! Дуримар зелёный! Как он мог?! Всё-так он милый, с рожками. Так всё! Хватит нюнить! Послужила галактической науке и довольно. Пора лететь. Теперь знаю куда. Начну с …

 

В этот момент «Бродягу» качнуло, и в дверь забарабанили. За окном маячила тарелка.

«Явился не запылился. Сейчас ты у меня узнает, как девушек посреди ночи бросать!»

Кин Бешлов парил у входа, не решаясь войти. Лицо осунулось, под глазами синие круги, стебельки на макушке безжалостно скручены в косичку, а член пристёгнут ремешками к правому бедру.

— Что с тобой?! – обеспокоилась я, передумав выяснять отношения. – Заходи, коли пришёл!

 

— Сперва я должен задать тебе один вопрос. У меня не сходятся данные эксперимента, — Кин был серьёзен как на партсобрании и продолжал висеть в пространстве.

— Ну, задавай, раз должен.

— Ты – самка?! – решительно то ли обвинил, то ли спросил зелёный человечек.

— Что?! – у меня аж дыханье спёрло от возмущения.

— В смысле, ты — особь женского пола? – Кин сбавил обороты.

— Фига себе заявочки?! Ты что, сам не видишь? Сиськи, письки тебе ни о чём не говорят? Или ваши самки устроены как-то иначе?! – я продолжала закипать от злости.

— Я их не видел. Но думаю, что иначе. У нас уже почти сто лет гендерное разделение полов, до совершеннолетия. Нам в школе даже картинок самок не показывали.

— Как это?! – обалдела я. – Да, заходи уже! Нечего на пороге болтаться.

Я втащила его за руку.

– Ну? Колись.

То, что поведал мне Кин, ни в сказке сказать ни пером описать. Короче, мальчики и девочки воспитываются раздельно, на планетах Срам и Аренева. Мальчиков учат наукам, ремёслам, родине служить, а девочек – домоводству и религии. После совершеннолетия Главный Компьютер жеребьёвкой выбирает пары, назначает их мужем и женой, и они отправляются жить на главную планету. Дом государство выделяет. Жена по хозяйству шустрит, еду готовит и молится. Муж на своей половине живёт, на работу ходит. Даже в браке супруги не пересекаются, общаются по Пайксу.

– Говорят, когда-то, ещё при королях всё было иначе. Как именно, информации уже не найти. Но много лет назад наследная принцесса отказалась от трона, и к управлению пришёл Парламент. С одной стороны зала сидят «тупоголовые», с другой — «острозадые», а законы у обеих партий одинаковые. – Кин, сидевший на диване с сокрушенным видом, посмотрел на меня.

 

— Я не хотел так жить и сбежал. Путешествуя, чувствуешь себя свободным. И вот встретил тебя.

— А я-то причём?

— Ты мне понравился! Я думал, что ты мальчик, хотел подружиться, вдвоём путешествовать, а ты оказался девочкой.

Я удивлённо подняла брови.

— А с чего ты решил, что я мальчик.

— Ты вела себя как мальчик. У тебя свой корабль. Не боишься путешествовать в одиночку. Девчонки же трусихи и домохозяйки.

— Бред… А чё, с девчонкой вдвоём, никак? Ну, путешествовать вместе?

— Я не знаю, как с ними общаться.

«Да очень даже просто и приятно! Бла-бла-бла. Болтик в гаечку. И все дела», — и тут меня осенила совершенно неприличная мысль.

— А как вы делаете «это»? Ну, генофондом как обмениваетесь? Дети у вас откуда берутся?

— А, понял. Жена время от времени поощряет мужа за хорошую работу или помощь по хозяйству. Выдаёт на один час ручной биоудовлетворитель, который муж наполняет семенной жидкость и возвращает обратно. Что потом происходит, не знаю.

— Дела? Похоже, у девочек свои игрушки-погремушки, – рассудила я. – А зачем так сложно?

— На граждановедении учат, что такой способ укрепляет семью. Между супругами не бывает ссор, измен…

— Подожди-подожди. Это-то понятно, нет общения – нет измен. Борщ – труд – мастурбация. Скажи, а у тебя член встаёт на этот биоудовлетворитель?

— Тут всё элементарно. Массажируя балсы на голове, вот эти шарики, можно добиться эрекции или наоборот избавиться. На работе, например, эрекция ни к чему. Мы даже тренировочный курс проходили перед выпуском. У меня тогда отлично получалось.

«А прикольно! Вот тебе увеличитель, вот тебе уменьшитель. И никакой порнографии», — размышляла я.

— А сейчас моя гормональная настройка совсем сбилась, — продолжал Кин, — надо к врачу обратиться. А я не хочу домой.

— В смысле, сбилась?

— Когда ты рядом или я думаю о тебе, то совсем не могу контролировать эрекцию. Только если балсы прищемить побольнее.

— У тебя всё это время на меня стояк?!

Кин покраснел и утвердительно кивнул головой.

«Вот это комплимент! – я с гордость посмотрела на себя в зеркало. – Однако он так свои шарики совсем оторвёт или в дурку угодит».

 

Я осторожно распутала сплетение стебельков в его волосах, кончиками пальцев ощущая пульсацию наполнявшей их волны.

«Бедные балсики, так вот вам за что досталось».

Стебельки на глазах возмужали: окрепли, выпрямились, и гордо покачивали налитыми навершиями. Я взяла один шарик в рот, покатала язычком. Гладкий, упругий, живой. Рука потянулась к члену, сорвала путы, удерживающие его. Бам! Стойкий солдатик втянулся во фрунт:

«Ого! Вот это эрекция!»

Смочив слюной ладошку, я обнажила головку, и раз-два, вверх-вниз — зелёный член напрягся и взбугрился переплетениями вен. Теперь не до балсиков, когда такой красавец скучает. Я опустилась коленями на пол между его ног. Здесь всё как у людей, значит, осечки не будет. Взяла головку в рот, язычком вокруг кружу, ладошкой туда-сюда помогаю, пальчиками другой руки гладкие тяжелые «камушки» в кожаном мешочке перекатываю. Классика!

Кин ахнул, напрягся, замер, через мгновение ожил, засопел, заёрзал. Не выпуская «конфетку» изо рта, я глянула вверх. Глаза шальные, на лице смятение.

«Ага, не ожидал от себя такого?!»

 

Следующий урок. Снова устроилась на диване, откинувшись на спину, ножки врозь. Поманила к себе.

То ли сыграла роль врождённая пытливость естествоиспытателя, то ли…, короче, не знаю что, а Кин выказал себя настоящим кавалером. Его язык порхал бабочкой и нырял в глубину, дразнил и ластился.

«Ах! Умничка! Всё понял правильно!»

Я лучилась и расцветала, словно бутон в погожий день. А он упивался нектаром моего желания, словно голодный колибри.

«Всё! Хватит! Больше не могу!..»

Дрожа всем телом, вцепилась руками в его шевелюру, одновременно отталкивая и вжимая его в себя. Бедра конвульсивно смокнулись, сжимая тисками его голову.

— Ах! Ох! Сладкий мой-й! — мечусь головой по подушке, как ненормальная, ору что есть мочи.

«Боже! Как он это умеет!»

 

Тишина, аж, уши давит. Глянула вниз.

— Как ты там? Живой?

Он смотрит на меня взглядом солдата, только что пережившего артобстрел, и не может осознать, что же со мной произошло.

— Иди ко мне – позвала я слабым голосом.

Рядом места нет, диван не широкий, и Кин ложится на меня, опираясь на локти.

«Ох! А ты тяжелый. Не уходи. Мне приятна твоя мускулистая тяжесть».

Лежим — глаза в глаза. Кажется, он всё ещё не верит, что я жива. Устало глажу его по голове.

— Я только переведу дыхание, и мы продолжим. Хорошо? – шепчу одними губами.

Он кивает, но, по-моему, до него не доходит смысл моих слов. Балсы на взводе, кажется, вот-вот оторвутся и взлетят, напряженный член мечом готов проткнуть меня живот, а Кин тянется к моим губам. Поцелуй? Это же его первый поцелуй! Я раскрываю губы навстречу. Его губы ещё хранят мой вкус. А он, узнаёт ли он свой вкус на моих губах? Язык пришельца упруг и настойчив, мой податлив и кокетлив. Интересно, кто будет сегодня сверху?

Открываю глаза, наш поцелуй ещё длится, а Кин в нетерпении елозит на мне низом живота, его член голодным жеребёнком тычется между ног.

Я направила «торопыгу» рукой.

— Ай! Больно!

Кин сходу засадил мне своего «скромнягу» на всю глубину. Сладко, но больно! Кин замер, поняв, что что-то не так.

— Всё хорошо… — шепчу я, обнимая его за плечи. — Не торопись. Давай потихоньку…

Он повинуется. Двигаясь низом живота ему навстречу, я пытаюсь задавать ритм. Но…

«Ох! Какой же ты нетерпеливый, мой инопланетный варвар!»

Теперь уже он, словно дикий мустанг, мчится к своему первому оргазму, мчится широко и размашисто, забыв обо мне. А я? Я раскрываюсь навстречу, покорная его желаниям.

«Да, да! Не останавливайся! Почувствуй сладость вольного бега, оставь сомненья на потом. Я не буду сегодня обуздывать твою страсть. Ты ещё научишься бегать в паре. А сейчас – скачи, шалея от страсти!»

Я уснула уставшая, разбитая, удовлетворённая.

 

Проснулась прижатая к спинке дивана. Кин, лёжа на боку, каким-то волшебством удерживался на самом краю и смотрел на меня. В сероватой голубизне глаз лучилось бесконечное восхищение и обожание. И я решилась поведать ему самую сокровенную небылицу своей жизни

— Знаешь, мой далёкий прадед улетел на Луну, вскочил на ядро и… Чтобы доказать всем, что не врёт. Он наверняка погиб, но ведь где-то на Луне есть его кратер. Вот бы его найти.

Кин приподнялся на локте, внимательно посмотрел на меня и после минутной паузы серьёзно произнёс:

— На Луне нет его кратера. Твой прадед промахнулся и улетел далеко в космос. Он много путешествовал, пока не добрался до нашей планеты. Там он влюбился в местную принцессу и тоже очаровал ей. Он совершил много невероятных подвигов, чтобы доказать всем, что достоин её руки. Принцесса отказалась от престола, чтобы быть равной и вместе с любимым. На их долю выпало много приключений, о которых у нас написаны целые тома. И знаешь,… во мне есть частичка их крови.

Я не верила своим ушам.

— И ты прилетел за мной?

— Да, я везде искал тебя.

— Врёшь, чертяка зелёный! Врёшь и не краснеешь, — я стукнула его подушкой.

— Истинная правда! Клянусь своей треуголкой! Ой!  – Кин не удержался на краю и грохнулся на пол.

Издав победный клич, я оседлала его верхом…

 

Вечером, прибрав у себя в каюте, Кин сделал мне предложение. Поженились мы на кольцах Сатурна, где и провели начало медового месяца. Кин сказал, что это самый лучший вариант увидеть большинство разумных обитателей других миров. Ох, ребят, кого мы только не видели?

На этом, мой уважаемый подписчик, можно было бы закончить сегодняшний стрим. Но у меня есть к тебе одна просьба, побудь свидетелем при моём …

— Ви? (голос за кадром)

— Ну, чего тебе?

— А что за песню ты всё время напеваешь с самой нашей свадьбы?

— Это очень старая земная песня о душевных переживаниях девушки в поисках идеального мужчины.

— Вот даже как. Спой, очень тебя прошу!

— Ладно, тогда ты сегодня вне очереди будешь собирать космический мусор.

— Всё, что захочешь, моя земляночка.

Я собралась с духом и запела:

 

«Но пятый мой — совсем не такой,
В его руках я таю, как снег.
Меня уносит теплой рекой в поднебесье.


О, как намаялась я с тобой,
Моя попытка номер пять».

 

— Это же про меня? Жалко, что я раньше её не слышал. Ходил бы и гордился ещё три месяца назад.

— А балсы не облезли бы от такой гордости?

— Ха! Может быть, может быть. Вия, а где метёлка и совок?

— Кин, подожди, не уходи я хочу тебе сказать…

— ?

— …ты скоро станешь папой.

 

(С youtube.com записано верно)

апрель 2020

(Всего 87 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

6 комментария к “Попытка номер пять”

  1. «10+++» Ох уж эти сказки, Ох уж эти мне сказоШники)))Я тут оглянулся по сторонам в поисках двух приятелей Лунного кота и ловеласа амурчика Валентина с евойными пистолетами Спрашиваю — ГИДЭ шлялись лишенцы?
    Оказывается на околоземной орбите обретали… Один в уши дул искусительные речи двоим встретившимся разнополым ХВАНТАзёрам Второй в это время бессовестно палил дуплетом в них же Клялись и божились треуголкой Мюнхгаузена что от секаса в тамошних летательных аппаратах дым стоял коромыслом Ну что тут скажешь совратили стервецы нивчём не повинную землянку и гуманоида ХЕРоя первоПРОХОДИМЦА…. Мне ужано понравилось то что я прочел Огромное спасибо автору!!! Ну и небольшое коменторифмоплетение 😉
    Каков простор, бескрайний, чудный,
    Для пошалить, девчушке юной,
    На крыше с пареньком в засаде,
    Иль в космосе на променаде.
    Не Колин Фёрт сказал приветик,
    Пришелец, дивный человечек,
    Без шмоток, в полном неглиже,
    Барон причалил, на ядре.
    В луну он вишь ли промахнулся,
    Зато в принцессе, черт проснулся,
    Любвеобильный их потомок,
    Свой член зажал, между тесёмок.
    Девчонка в раз, словила фишку,
    Соснула член, настроив шишку,
    Меж ног своих, сего героя,
    Для куни, ловко приустроя.
    Вкушала космоса дары,
    Пусть лижет киску до поры,
    А вот когда он всполыхнёт,
    Оргазмам был потерян счёт.
    Удачной вышла, что сказать,
    Её попытка номер пять,
    По нраву Кину секс с землянкой,
    Не то что там, кончая в банку.
    Для Вии мужем стал прекрасным,
    Хороший секс был не напрасным,
    Член ни на миг не остывал,
    Каков итог? Папашей стал.
    За сим, как издревле ведётся,
    Чтоб весь честной народ узнал,
    И фантазёрам клад даётся,
    Про то Мюнхгаузен нам сказал….

    3
    1. Браво!
      Блин, вот ведь каждая строка в тему!
      Как в песне «Ночной Дозор» УмыТурман.
      Вроде бы и фильм на полтора часа, а в песне пересказ за три минуты и всё понятно.
      Спасибо ANDERSGED за поэтическую дайджест-рецензию.

      2

Добавить комментарий