После войны. Воспоминания боевого деда

Виктор, как и всегда, был в своём «репертуаре» — обязательно что-то придумает, чтобы меня «загрузить». Вот и сейчас, жён рядом нет, сидим на даче, выполнив задание моей жены, и пьём пиво. Летом холодное пиво под отличную рыбку — да что может быть лучше холодного пива, тем более, после трудового дня! Так нет же — он вспомнил, вскочил и орёт во всё горло! Подаёт мне старую тетрадь, достав её из своего портфеля и просит почитать, может что-то и получится у меня… Открыл я тетрадку и забыл про пиво!

Конечно, корявый почерк Витьки, но разобрать можно легко. Он просто записал рассказ своего любимого деда, ветерана, о его жизни и приключениях после войны, точнее, переписал со старой тетради деда, где чернила немного выцвели. А после войны тоже приключений хватало в наших краях — и хозяйство надо восстанавливать, и дома строить, и план по сбору урожая никто не отменял! Но молодость и энергия всё смогли! Вот и любви хотелось, да и просто женской ласки, от которой многие отвыкли за время военное!

—  … После окончания войны дел было много, с утра до вечера крутились. В нашем селе, куда я вернулся после демобилизации, была МТС, немцы её взорвать не успели, так что меня, как имеющего образование техника-механика, сразу поставили начальником — всю эту нашу технику нужно восстанавливать. И в поле пора выпускать! А в селе три мужика остались и те инвалиды, молодые парни всё больше в город рвались. Ведь в 46 году голодно было, а у нас в селе председатель Мироновна была, бой-баба, так что запасец у нас хороший был. И коптильня была, и маленький колбасный цех, и муки намололи — не всё же сдавать в приёмный пункт, план сдали и самим тоже есть надо.

А вот технику ремонтировать мне помогали одни женщины — дикий дефицит мужиков. Одну девушку я на токарном научил, вторую на фрезерном, так что мне даже грамоту дали — за отличный своевременный ремонт. Девчата наши деревенские крепкие все — и колеса поменяют и гайки закрутят до упора. Да ещё и лекции требуют им почитать — и о международном положении, и о семье и браке, да и в доме просятся у меня «поубирать»… Но я потихоньку отбивался от них — после войны женщины сами себя предлагали и в жёны и в любовницы. Но ведь бабы они такие, что сразу и под венец потащат!

А вот две молодые девчонки к нашему хозяйству крепко прибились. Так вот остались у меня в избе вроде как просто переночевать после ночного аврального ремонта две сестры, да так и после работы теперь смело шли ко мне, и по хозяйству сразу — готовили, убирались и просили немного позаниматься с ними чистописанием и математикой — в жизни пригодится. Очень они хотели в техникум поступить. А мне хотелось и другого!

Девчонки ведь были в самом соку, одной девятнадцать лет, другой только восемнадцать совсем недавно исполнилось — но это ведь не городские красотки, тонкие и воздушные. А это крепкие деревенские девушки, с сильными руками, упругие, ловкие и сладкие. Варю как-то ущипнул за попку, да прямо как мячик ущипнул. Попки у них крепкие, упругие, на груди платье ситцевое чуть не лопается — это же деревенские девчата! — они и воздухом сыты и щеки румяные! Да. самое удивительное — мне уже тридцать два года, а они на меня так посматривают! Ладно, да поставим точки над ё…

Как-то вечером, помучив их диктантом и математикой для общего развития, я в лоб спросил Полину, старшую сестру:

— Полинка, красавица, ты застенчивая сейчас, а вообще очень бойкая! Что ты хотела спросить? Смелее! Я не кусаюсь.

— Дядя Саша (мой тёзка!) а вы женаты? Или есть у вас кто-то…

Смотрю, а Варя аж привстала, да даже в слабом мерцающем свете керосиновой лампы видно, как вся залилась румянцем, а грудь  крепкая у неё как заходила волнами под платьем…

— Полина, а почему ты спрашиваешь? Ты же, вроде, знаешь, что я не женат? До войны учился, потом воевал, госпиталь, так всё некогда мне было…

— Дядя Саша, а мы хотим, чтобы вы взяли кого-либо из нас в жены. Только совсем по-настоящему! Можно и обеих! Вы нам очень нравитесь. Очень-очень, дядя Саша! Вы такой красивый, умный и самостоятельный…

— Да как же вы, милые девушки, делить меня будете? Вот женюсь на Полине, а как же ты, Варенька-красавица?

— А можно не выбирать одну? Мы обе согласные! Берите нас обеих! — теперь залилась краской уже и Варя.

— Девчонки вы мои милые, а если я вас обеих возьму к себе женами, вы не подеретесь? И меня заодно не побьёте… Руки у вас тяжёлые…

— А мы же родные сёстры! И мы уже всё решили!- и на шее у меня повисли обе юные красавицы. Стали целовать, хоть неумело, но страстно. И, как они меня своими грудями потёрли, я понял — пропал! Совсем пропал!

Побывав в военкомате для регистрации, я слышал, что вот такое подобное многожёнство стало появляться во многих местах, мужиков совсем мало, а ведь юные девчонки подросли за время войны. И ничего, живут-поживают, детей и добра наживают! Ладно, где наша не пропадала!

Сходили мы в душ летний, я чуть успокоился, поужинали, поставил я на стол бутылку «Цинандали» — презент от одного ухаря из соседней деревни, которому мотоцикл «Цюндап» немецкий (трофейный) отремонтировал и вскоре обе красотки сидели у меня на коленях и просили уже, нет уже требовали — давай наш будущий муж «свадьбу»!

Вот неугомонные! Ну назвался груздем — полезай в кузов!

— Дядя Саша, а первый раз — это очень больно? — уже и Варвара, красотка яркая, после вина немного расхрабрилась.

— Ну тут много от мужчины зависит. А вы что, прямо сейчас хотите?

— Угу! — взвыли обе и зацеловали меня.

Как ни странно, Варя начала первая —  буквально сбросила с себя сарафан и прижала обе мои руки к своим полным круглым мячикам грудей. Меня просто обожгли эти упругие горячие мячики. Тут и Полина уже стоит полуголая и, отодвинув сестру, свою полную грудь к моему лицу прижала. Стал я её грудь целовать, а Варину гладить и мять свободной рукой, вдохнул чудесный пряный запах юных тел девушек и даже взвыл от нахлынувшего желания. Голова тихо закружилась, в висках застучало — но с трудом сдержал себя. Тут нужно аккуратно и нежно, дураку понятно, да гормоны, несмотря на возраст …

Надо принимать горизонтальное положение, быстро думаю и потихоньку Полину уложил на кровать, моментально сбросил одежду и лёг рядом. Вскоре мою спину обдало жаром — уже совершенно голая Варя прижалась своими мячиками грудей. И громко шепчет мне на ухо:

— Давай, дядя Саша! Смелее! Полинка первая, но и меня тоже…

Положил я подушку под поясницу старшей, разведя её полные длинные ножки в стороны и, немножко раскрывая цветок её ждущих первого проникновения нижних губ, собравшихся сверху красивым бутоном. Стал ласкать её грудь, затем целовать плоский животик, потом впился в её полные груди, лаская их языком и покусывая. Полина выгнулась, застонала и вот её тело стало расслабляться, она согнула ножки в коленях и раздвинула их ещё шире. И вот каменный от прилива крови член скользит у входа в её лоно, а вот я уже одним плавным движением, чувствуя небольшое сопротивление, с желанием и силой скользнул в её ждущую вагину, прорывая тонкую плевру! И только тихое «Ах!» — и я уже внутри моей юной красавицы. Ах, какие у неё сладкие её пухлые губки, как она с силой отвечает на мои поцелуи!

Мы полежали несколько минут и вскоре я стал двигать нежными движениями, в глубине её лона я даже чувствовал её заднюю стенку. Это было так невероятно и очень волнующе — юная девушка 19 лет становилась женщиной! Но вот Полина разразилась долгим протяжным стоном, её лоно стало пульсировать, крепко сжимая мой член, доставляя мне несказанное удовольствие — давно уже я не имел женщин! Но вот она снова сладко так застонала, а у меня по всему телу проскочила сладостная судорога, потом всё тело залила волна яркого наслаждения и расслабления, несущая полное блаженство, даже пришло ощущение свободного полёта и я просто отключился, упав на упругое горячее тело юной крепкой девушки.

Когда я пришёл в себя, то только удивился — столько лет мне уже, столько женщин познал за свои 32 года, а такого ощущения сладости и просто полёта у меня не было. Сходил в душ, мы ещё посидели за столом, а Варя всё пунцовела, поглядывала на кровать, где несколько ярких красных пятен на простынке показывали, что там сейчас было.

— Как мне сладко было, — томно потянулась Полина. И больно, но так сладко! А Варьке тоже так будет? И я ещё хочу, хоть и немного больно!

Пришлось объяснить юным нимфеткам, что надо после лишения девственности сделать перерыв, чтобы после разрыва плевры позаживало всё. Слегка этим моим спичем разочарованная Полинка подтолкнула ко мне Варю, которая немного стала стесняться и закрывать ладошками свои прелести. Но я взял её на руки и отнёс на кровать, а она только счастливо засмеялась. Я стал ласкать её набухшие соски, а затем придумал — стал делать этой этой красотке куннилинг, как меня научила наша полковая врачиха, большая любительница секса и вообще ловкая придумщица. Две медсестры по её приказу со мной спали! Вот такая она была — и умнейший врач и ловкая развратница. Любила жизнь сильно!

Времена-то были какие тогда были, можно сказать полупуританские. Но хитрованы наши командиры — мне, лейтенанту, ничего нельзя, а вот генералу… Сам Жуков трёх любовниц имел, красавец-генерал Рокоссовский так вообще… А политруки орали — никакого разврата! Ну а она, прелесть-врачиха,  столько всего знала и меня многому научила. От неё я с большим удивлением узнал и об анальном сексе. Раньше я и не знал, что и «туда» можно! Её девиз был -«никаких перерывов и во время месячных!» Так что каждая ночь с этим (точнее — с этой) военврачом третьего ранга была для меня полным откровений. Если бы узнал наш старший политрук, чем мы  ней ночами занимались…

Я поднял голову и немного обалдел — Полина держала голову сестры и страстно целовала её в губы. Так вот они как развлекались друг с другом! А я твои другие губки поласкаю! И вскоре она издала крик, крик освобождённой страсти — Варя получила бурный оргазм! Да как она вся трепещет! И как сладко стонет!

— Войди в меня! Скорее, дядя Саша!

Совсем медленно, буквально по миллиметру я стал проникать в её лоно, но Варя опередила меня — резко дёрнувшись ко мне, так что я сразу вошёл на всю глубину. Да и член у меня не богатырский, 15 сантиметров всего, но не только в размерах дело… Варя взвыла и, удивив меня, вдруг стала мне подмахивать — как она хотела! Мы двигались навстречу друг другу, наслаждаясь этим медленным глубоким движением, когда в её узком лоне движение ощущается от начала и до конца. Но вот оргазм пробил нас обоих разрядом тока и мы оба отключились от действительности, потеряв ход времени.

А немного поспав, я с удовольствием взял неугомонную Полину, она так сильно хотела. Второй раз у нас получился ещё ярче, мы оба почти одновременно достигли кульминации. Это было чудесно — я сзади вошёл в «пробитую» вагину Вари, кончил и тут уже полностью»отрубился» и так и уснул, не выходя из неё, нет, точнее мы втроём уснули, крепко обнявшись. Сзади меня крепко обняла Варя, прижавшись своей горячей грудью.

И, отдохнув три дня, для оздоровления девушек, мы так теперь каждую ночь, но уже проще и немного «скромнее». Пришлось объяснить этим ненасытным юным красоткам, что мужчина — создание слабое, он может вообще-то за ночь поиметь секс один или два раза, иначе и ноги может протянуть. Показал я им кое-что, чему меня так страстно «обучала» наша врач. Полина против попки была так категорически против, а вот минет… Он ей почему-то понравился даже больше вагинального секса. Она так сладко урчала, взяв моего «друга» в свой ротик! Ну а Варя с удовольствием подставляла мне свою шелковистую круглую упругую попку — ей анальчик сильно понравился, она даже гордилась, что у неё теперь была такая интимная тайна! А как шли теперь по улице села эти, ставшие женщинами, чудесные сёстры! Это надо было видеть, как говорится — невероятно гордые и совершенно непреклонные! Да сама графиня Рудольштат нервно курит за ближайшим углом! Похоже многие девушки в селе им очень сильно завидовали. Несмотря на возраст, я был для них завидным женихом!

Официально я женился на Варе, удивив многих, в первую очередь и её и Полину. Она так и осталась жить с нами. Ну а дочка Вари стала матерью этого юного балбеса, моего любимого внука Витьки. Сказать, а тем более, рассказать никому такое нельзя, поэтому я посвятил свои воспомиания этой тетради.

(Всего 209 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

8 комментария к “После войны. Воспоминания боевого деда”

  1. Алекс, Вы в своём репертуаре ))). Рассказ начинался очень интересно: записанные воспоминания о делах давно грядущих дней, о тяжёлом послевоенном времени. Ну, думаю, сейчас начнутся какие-то приключения. Но прочла примерно треть всего текста — и опять началось развёрнутое описание сексуальных действий. Честно говоря, даже не читала. А вот концовка понравилась )))

    3
    1. Алиночка, ничего ты в страстной деревенской любви не понимаешь! (Шутка).
      Действие проходило после войны, парней 23 и 24 года выбило полностью. Вот и выходили замуж за 30-летних мужчин юные девицы. Мой дед старше моей юной тогда красавицы-бабули на 13 лет был. Вот для них эти страсти и были главными.
      Хотел я написать и о буднях деревенских — посевы, сдача урожая в закрома и т.д. Но думаю вряд ли кому-то будет такое интересно, милая Алиночка!
      Благодарю за внимание, милая Алина!

      2
    1. Rauta, благодарю за коммент. Такие вот времена были. Как люди выживали в беспределе НКВД и партийных комитетов… Да ещё и план дай, чтобы эти толстомордые наверх отчитались. А хотелось и любви, и страсти, да и просто секса!

      3
        1. Labean, ну а действие происходило, как следует из заголовка “После войны”. В 1945 году даже прошёл показ мод- так люди соскучились по мирной жизни. Вот в сёлах конечно жили “хреновато”. А вот любви хотелось всем, за войну соскучились.
          Немки тоже. В 1945-46 г.г. наши солдатики вроде как два млн немок изнасиловали. Хотя я не верю, мой дед твёрдо утверждал, что за две банки консервов молодые (и не очень молодые) немки сразу снимали трусы. Причём без вопросов! Так зачем насиловать! И амерской отличной тушёнки в войсках ещё было много! Амеры тоже не очень отставали в этом “вопросе”.

          1
  2. Алекс спасибо за классный рассказ. Люблю историческую тематику, любовь и секс ведь были во все времена.
    В после войны на десяток женщин один-два мужика приходилось, да и то половина покалеченных. А в Германии и того хуже, мужиков почти не осталось. Вот женщины всеми силами и старались восполнять потери, и кто будет отцом их не сильно волновало. Русский, американец, англичанин, француз… Рождались то немцы.

    1
    1. Нафаня, благодарю за чёткий такой комментарий. Явно ты в теме. Женский инстинкт материнства побеждал во все времена. Недаром даже этот «мясник» генерал Жуков бросал на пулемёты наших бойцов, мол бабы ещё нарожают… Да во всей Европе после войны был бум рождаемости!
      А насчёт историчности, так можешь глянуть в свободную минуту мой рассказ «Этот чудесный портал». (там всего 5 частей. Или 25,) Там два друга по всем временам проскочили. Ну и естественно, страстно уделяя внимание прекрасным дамам. Заодно и настрелялись от души! И в Южной Африке и на ВОВ.
      А тебе успехов и новых рассказов!

      1

Добавить комментарий