Skip to main content

Приемная дочь

В свой второй брак я вступил достаточно поздно, полюбив, как мне тогда казалось, прекрасную женщину. Со временем мое мнение о ней кардинально изменилось, но перестраивать что-то опять в личной жизни не хотелось, лень и апатия всецело владели мною. Кроме того, на горизонте не было видно подходящих спутниц жизни, а менять к этому моменту благоустроенный быт на полную неизвестность и временное одиночество в будущем как-то не хотелось. Так и жил: натужно, вяло без какого-либо просвета впереди.

По существу превратился я в машину для добывания денег, которых требовали все больше и больше моя первая и вторая семьи. В первой семье старший сын учился на платном отделении института в другом городе. А в моей нынешней семье падчерица или, как я ее мысленно называл – приемная дочь, так же поступила в вуз в соседнем городе, и я благородно взял на себя почетную обязанность оплачивать ее учебу и проживание. Благо она хоть жила там в общежитии. Секса с супругой давно не хотелось, т. к. она себя окончательно забросила к 40 годам, стала довольно внушительных форм и не очень-то меня возбуждала.

Мои попытки как-то повлиять на ситуацию в интимной жизни приводили только к скандалам и обвинениям в измене. Я, в свои 42 года, сохранил нормальную физическую форму (животик едва наметился) и был не прочь регулярно заниматься сексом с привлекательным противоположным полом. В силу сложившихся обстоятельств удовлетворяться приходилось просмотром порнухи с последующим мастурбированием. Это удавалось нечасто, так как один дома я редко оставался. Так и жил – вяло и скучно…

Падчерица Марина на выходные дни почти регулярно приезжала домой проведать нас с матерью и потусить с подругами. В другом городе у нее был свой парень-студент, с которым она уже жила половой жизнью. Но потусить с подругами вдали от любимого ей почему-то нравилось. Она была невысокая, стройная, даже худенькая, с очень длинными ногами и крепкой грудью первого размера. Как раз мой идеал! Сколько раз я представлял себе, как беру эти грудки-кулачки в свои ладони, ощущаю бодро стоящие соски и нежно их массирую!

Дома Марина, по обыкновению, надевала короткие тонкие обтягивающие шортики (так, что все прелести ее попки, письки и миниатюрные трусики рельефно выделялись). При ее движении аппетитные интимные складки сжимались-разжимались, половинки попки призывно перекатывались, чем приводили меня в нездоровое возбуждение. Лифчика она дома не носила, а хлопчатобумажные маечки и трикотажные тоненькие блузки, одетые на ней, позволяли явственно увидеть всю красоту только сформировавшейся почти подростковой груди.

Особенно мне нравилось, когда Марина занималась уборкой по дому (к ее приезду я старался создать максимальный бардак в квартире). Она считала своей обязанностью помогать по уборке матери, чтобы хоть как-то компенсировать материальную зависимость от нас. Во время уборки я с глубокомысленным видом садился в кресло в дальнем углу большой комнаты и читал что-нибудь. Такая диспозиция позволяла мне прекрасно обозревать всю комнату и прилегающий довольно длинный коридор. Процесс уборки состоял из обработки квартиры пылесосом, протирки пыли на предметах и последующей мойке полов. Во время всех этих процедур Марине приходилось принимать самые невообразимые сексуальные (по моему мнению) позы. За полтора года наблюдений я успел в доскональности изучить все прелести дочери в завуалированном виде.

Особенно мне нравилась ее поза «раком» (при мытье полов), когда шортики так глубоко врезаются между ягодиц, что отчетливо становится видна девичья промежность с небольшим расширением к месту, где скрыт бутон ее прелестных половых губ, с возбуждающими мурашками и отчетливой белоснежной полоской молодого не загорелого тела в этом месте. Неплохая и поза «на четвереньках» (тоже при мытье полов, только вид спереди), когда тонкая просторная блузка безвольно провисает вниз, открывая моему взору остро торчащие беззащитные соски. Отличный и вид снизу на эти соски при протирке антресолей, кода ей приходилось становиться на цыпочки. Это было божественно!

Еще при этом порой открывался и прекрасный вид на ее причинное место. Шортики к этому моменту уже так сжимались впереди, что отчетливо просматривались девственно белые трусики, едва прикрывавшие заветный треугольник. В эти моменты мне особенно нравилось с ней о чем-то болтать. Видеть это почти детское милое личико, слышать приятный тембр ее низкого голоса и наблюдать приоткрывающиеся прелести ее интимных беззащитных мест – все это было выше моих сил! Обычно после этого я торопился в ванную, запирался там, включал воду, чтобы заглушить характерные звуки, и очень быстро кончал. Но такое счастье подворачивалось нечасто: то мать дома подключится к уборке, то вообще отменят уборку, а то и сократят любимое мною мытье полов.

Надо сказать, что отношения с Мариной у меня по жизни складывались весьма не просто. Ребенком она была замкнутым, подозрительным, не могла простить матери, что родила ее без отца. Отсюда частые стычки в семье, где мне приходилось быть судьей, часто принимая сторону матери. Постепенно я стал предметом не любви теперь уже и Марины, и матери. Первая посчитала меня предателем, а вторая отыгрывалась за невнимание к ней. Обе почему-то считали (причем необоснованно), что я где-то подгуливаю на стороне. Так мне, во всяком случае, казалось. Но Марину я любил чистой отеческой любовью, не предпринимал никаких провоцирующих на интимную близость действий и одновременно страстно мечтал о ней. Вот такой противоречивый клубок чувств. Короче, просто дрочил на нее. Очевидно, что она что-то такое чувствовала, обращалась ко мне на «ВЫ», прислушивалась к моим советам и как-то временами внимательно так смотрела на меня. Явно нездоровый взгляд, с сексуальным намеком. Я иногда ловил этот необычный взгляд и с трепетом думал: а вдруг?

И это «вдруг» однажды случилось! Время приближалось к субботнему вечеру и мать, отправляясь на свой очередной тренинг-семинар по сетевым компаниям, выделила Марине сумму денег для вечернего променада и наказала сделать генеральную уборку. Все шло по не раз пройденному сценарию: шортики, блузочки, сосочки, белые полоски незагорелой кожи в интимных местах, мягкий голос и ее почему-то опять горящие глаза! Чтобы продлить удовольствие от будущей мастурбации, я заранее включил кран, чтобы в ванной набиралась теплая вода, а сам активно стал помогать Марине. В процессе помощи мне несколько раз удалость прикоснуться к ней, причем один раз стоячим членом к ее бедру – пришлось помочь, когда она снимала с полки для мытья большую вазу. Один раз подержался за голые бедра (блузка была короткая) – подстраховал, чтобы Марина не упала со стула. Короче, к концу уборки я так возбудился, что уже буквально выпрыгивал из штанов – так хотелось кончить! Дочка тоже вся светилась, неловко заигрывала со мной и не отстранялась от моих «случайных» прикосновений. Даже наоборот сама, якобы ненароком, провела рукой по моему нескромно оттопыренному в штанах пенису. И даже задержала на нем свою руку, случайно на пару секунд обхватив крепкий ствол. Такого я уже терпеть не мог! Сказав, спасибо за уборку, я оставил Марину на кухне, а сам пошел в ванную – срочно подрочить.

В голове полный бардак от возбуждения, кровь интенсивно пульсирует в моих висках, залетаю в ванную, плюхаюсь в теплую воду, вспоминаю Марину, два движения рукой о член и вот мутная мужская жидкость вырывается наружу! Я в сладкой неге и в истоме погружаюсь по шею в прозрачную воду, прикрываю глаза и балдею! Какой это кайф! Вода медленно течет из крана, в мыслях прекрасная дочь! Так продолжается минуты три. Открываю глаза, и вижу, что надо мной стоит Марина, горящие глаза ее смотрят похотливо на мое голое тело. Первое желание – вскочить из ванной и прикрыть руками член – останавливает этот взгляд. Секунд десять – молчаливая пауза – смотрим уже друг другу в глаза. Начинаю понимать, что произошло: забежав от возбуждения в ванную, я забыл закрыть на фиксатор дверь, а Марина зачем-то зашла!

С пониманием, в каком положении я нахожусь, член закономерно начинает подниматься и приобретает свои внушительные размеры. А они у меня не маленькие! Да, что там ладошкой – двумя не прикроешься! До полотенца я не дотянусь – оно у Марины за спиной, прикрываться – бесполезно, бежать куда-то мокрым – бессмысленно (надо отодвинуть Марину, тогда будет доступ к двери). Я по-прежнему лежу и смотрю ей в глаза. Проходит еще секунд 15 и ее глаза еще сильнее расширяются – она оценила мой резко увеличившийся член. Еще секунд 20 и к ней возвращается дар речи! Она что-то мямлит о свечах. Постепенно до меня начинает доходить смысл ее слов. Она любит купаться при декоративных свечах, поэтому их запас находится в нижнем ящике ванного шкафчика. Т. к., забегая в ванную комнату, я включил свет одновременно и в ванной комнате и в туалете, то она подумала, что в ванной никого нет, а я в туалете и зашла в ванную за свечами – хотела устроить ужин при свечах. А тут я, да еще в таком виде. Она просит прощения…

– Да ничего страшного, – отвечаю я.

Я голый перед ней с торчащим членом лежу уже более 2 минут и, как ни странно, мне уже не хочется бежать, прикрываться, прятаться, а хочется наоборот, чтобы эта ситуация как можно дольше затянулась!

– Тогда я возьму свечи? – с легкой дрожью в голосе спрашивает Марина.

– Хорошо, но оставь и мне несколько штук, чтобы и я побалдел при свечах.

Она садится на корточки, выдвигает нижний ящик ванного шкафчика, достает четыре свечи для меня, расставляет их по углам ванной.

-Зажечь? – спрашивает она.

-Да.

Она опять садится на корточки и копается в нижнем ящике шкафа, пытаясь там отыскать зажигалку. Мне все нравится. Я никогда не представлял, что можно получать такой кайф, находясь абсолютно голым и беззащитным перед дочерью. Наконец она отрывает взгляд от ящика и говорит, что зажигалки там нет. Марина сидит на корточках, я лежу в ванной, наши лица находятся в метре друг от друга на уровне края ванной. Теплая вода медленно струится в ванную. Она полная до краев. Сердце у меня бешено колотится от предвкушения еще чего-то. Мой член совершает едва заметные ритмичные подрагивания из-за чрезмерного возбуждения. Голос у Марины неожиданно изменился: с придыханием, хрипотца усилилась, стал какой-то грудной. Глаза лихорадочно блестят. Все это быстро отмечается в моем мозгу. А где же зажигалка? Я ее где-то недавно видел. Вся эта ситуация с Мариной длится уже более 5 минут.

И тут я вспоминаю, где находится зажигалка – наверху в шкафчике, за зеркалом. Я ее туда положил, когда недавно прижигал иголку, чтобы вытащить занозу. Я мгновенно вскакиваю из ванной, открываю зеркальную дверку шкафчика и пытаюсь найти зажигалку. При этом мой подрагивающий член находится почти на уровне лица Марины, на расстоянии каких-то 30 сантиметров. Меня буквально пронзает ее возбужденный взгляд снизу вверх, прямо свозь член на меня смотрят ее горящие глаза. Мне уже не до зажигалки, сердце готово вот-вот вырваться наружу. Пауза секунд на 15.

– А можно я его потрогаю, – едва шепчет она.

-.Да.

Ее рука сразу же обхватывает середину ствола моего мокрого пениса, глаза по-прежнему неотрывно смотрят в мои. Я испытываю неописуемое блаженство! Сколько раз в мечтах я представлял нечто подобное! Она делает два движения рукой вверх-вниз. Переводит взгляд на член и секунд 15 неотрывно смотрит на него, затем медленно его наклоняет, сама немного приподнимается и слизывает язычком каплю жидкости, выделившейся на кончике моего достоинства. Еще три круговых движения язычком по головке члена, вопросительный взгляд на меня. Я прикрыл веки от блаженства и едва заметно кивнул. И тут вся головка погружается ей в рот, пауза, выдержка во рту, вынула, опять в рот, взгляд на меня, одобрение, опять головка во рту, теперь уже глубже, еще, еще, частые движения головой вверх-вниз. Блаженство! Кончать не хочется. Есть запас прочности, т. к. только, что отстрелялся спермой! Испытываю чувство необыкновенного сладострастия. Кладу свои руки ей на голову.

Ощущаю синхронность ее движений головой и руками. Есть у девушки навык! Отпускаю руки. Перестаю управлять ее головой. Неописуемое блаженство! Уже 3 минуты член у нее во рту. Начинаю немного выпячивать свой таз с целью продвинуть член глубже ей в рот. Поддается! Кайф. Очень глубоко. Иногда на грани захлебывания. Дочка вынимает изо рта головку, начинает вылизывать ствол. Хорошо, но манипуляции с головкой куда приятней! Постепенно она опускается все ниже и ниже, начинает вылизывать мои яички. При этом маленькая ручка неустанно наяривает мой ствол. Лицо дочки повернуто вверх. Наши взгляды встречаются. При этом в ее глазах я вижу бесконечную негу и какую-то щенячью преданность. Еле сдерживаю себя, чтобы не кончить. Отвожу взгляд, чтобы продлить это удовольствие. Марина весьма настойчива и стремится вылизать и мою промежность. Сигнал принят! Приподымаю левую ногу и ставлю на край ванны. Открывается небольшой доступ к моей промежности и анальному отверстию.

Промежность обработана и гибкий язычок пытается добраться к заветной дырочке. Помогаю ему: слегка приседаю и шире отставляю ногу. Он там! Опять восторг. Как приятно он там дергается! Еще ниже приседаю, помогая язычку. И вот он там уже вполне развернулся, активно заработал вперед-назад, все больше отвоевывая себе пространство. Хочу усилить ощущения. И вот я уже становлюсь раком, широко раздвигаю ноги и подгибаю коленки. Острый язычок стрелой влетает в мое анальное отверстие, производит там круговые движения, вылетает, вновь залетает, круговые движения и т. д. Одновременно уже две ее руки обхватывают ствол члена и продолжают его дрочить с удвоенной энергией. Ощущения неописуемые! От этих манипуляций анальное отверстие мое расслабляется, увеличивается в диаметре и ощущения от манипуляций язычком ослабевают. Удивительно, но она это почувствовала! И тут вместо язычка я чувствую, как в зад мне входит ее палец.

Эй, мы так не договаривались! Я инстинктивно вздрагиваю, делаю легкую попытку освободиться. Другая ее рука так же отпускает мой член и слегка похлопывает по спине, призывая посильнее нагнуться и подчиниться. Две секунды раздумываю…… и подчиняюсь! В знак благодарности ее голова просовывается между моих ног и пытается губами ухватить головку члена. Ей это удается, но поза очень неудобная. А в попке по-прежнему орудует туда-сюда ее палец, причем с очень длинным ногтем. Член опять в руке Марины, а в моей попке уже два ее пальца. Меня так никто никогда не ебал. Кончать уже не хочется, попка побаливает, ногти все-таки острые. Девушка ускоряет темп. Лица ее не вижу, но чувствую, что надо что-то делать, а то это неизвестно чем закончится. Так и происходит! Член мой уже заброшен, а в жопе уже три пальца. Я постанываю от боли. Анус, чувствую, раскрыт до безобразия, движения пальцев дочери все ускоряются. Кончать совсем неохота. Пытаюсь высвободиться. Вторая ее рука резко надавливает мне на спину, не позволяя это сделать. Подчиняюсь из опасений травмироваться.

Откуда только силы в этом маленьком организме? Вот это да – меня ебут! А ведь я ее не видел даже голой! Уже очень больно. Хорошо, что недавно ходил в туалет по-большому, а то мог бы получиться конфуз. Постепенно или привыкаю к боли или боль проходит. Ощущения стабилизируются. Начинает понемногу нравиться. Окончательно расслабляюсь, еще сильнее подгибаю коленки и очень широко раздвигаю ноги. Получаю по-полной от девушки. Интересно, чего она хочет добиться? Мне уже хорошо! Внезапно Марина прекращает работу пальцами, вынимает их из ануса и несколько секунд смотрит на мое безобразно раскрытое анальное отверстие. Раздвигает руками сильнее мои ягодицы и вводит сой нос в анус, на секунду замирает там, а затем пытается носом трахать меня. Неудобно, нос выскакивает из моей дырки.

Мгновением позже туда залетает уже ее язычок и начинает там проворно орудовать. Длится это минуты три. Странно, но мне хорошо. Чувствую приближение финала. Высвобождаюсь от настойчивого язычка, разворачиваюсь и смотрю на нее. Глаза дочери горят. Она поднимается с колен, впивается в мой рот своими губами, засовывает руку себе в шорты и начинает интенсивно мастурбировать. Во рту ощущаю неприятный привкус своего кала. Член мой от такой метаморфозы неожиданно теряет свою твердость. А Марина в это время конвульсивно дергается и классно кончает. Вот так-то. А я как же?

Обессиленная девушка приседает на пол. Глаза ее блаженно прикрыты. Мой вялый пенис безжизненно болтается в сантиметрах от ее лица. Испытываю досаду от неудовлетворенности. Направляю свой член в безвольно сомкнутые губы. Марина покорно раскрывает свой рот и начинает флегматично его сосать. Обхватываю двумя руками ее голову и беру под свой контроль этот процесс. Начинаю с все ускоряющимся темпом и усиливающимся напором долбить ее в рот. Девушка не сопротивляется, по-собачьи смотрит мне в лицо своими раскрасневшимися слезящимися глазами и еще шире раскрывает свой ротик. Губками она пытается охватывать мой ствол. Получается у нее это не очень, только появляются характерные хлюпающие звуки. Тоже прикольно!

Но я уже на грани. А пизду-то ее я так и не отымел! Непорядок. Высвобождаюсь от настойчивых девичьих губок. Приподнимаю Марину и резким движением рук спускаю до колен ее мокренькие на передке шортики вместе с прилипшими к пизде трусиками. Однако, хорошо потекла, сучка! Гладко выбритая пизденка Марины источает потрясающий аромат. Не могу насладиться видом и запахом этого чудесного бутона. Девушка послушно стоит, безвольно опустив руки, и покорно ожидает своей участи – быть оттраханной здесь и сейчас!

И тут я внезапно слышу звук поворачиваемого замка во входной двери. Благо дверь в ванную комнату осталась открытой. Так бы никогда не услышал. Да это же супруга возвращается! А я тут блядую с ее дочкой! Мигом выталкиваю Марину из ванной комнаты. Та тоже поняла, что к чему и на ходу натягивает мокрые трусы и шортики. Закрываю дверь в ванную комнату, включаю кран и погружаюсь в уже остывшую воду. Со страхом прислушиваюсь. Как там выкрутится моя партнерша? Вроде различаю за дверью нормальный разговор, без криков и повышенных тонов. Кажется, мать ничего не заметила. Пронесло. Расслабляюсь в воде, подрачиваю свой член, отдавшись воспоминаниям о только, что прошедших незабываемых минутах. И кончаю! К сожалению, как обычно – в ручном режиме…

(Всего 131 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Приемная дочь”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг