Skip to main content

Приключения Алёны

Часть I

Вещие сны, или Знаки судьбы

 

– Иди сюда, давай мы с тобой поздороваемся, пока бабушка не видит.

Преклонного возраста мужчина завёл маленькую девочку лет семи-восьми в белом летнем платье и разноцветных шлепанцах в домик, склонился над ней и впился долгим поцелуем в её юные губки. Девочка оторопела, она не сопротивлялась, застыла, словно статуэтка, боясь привлечь чьё-то внимание к этой сцене. Влажные губы старика не доставляли довольствия. Её никто так не целовал. Она испытывала страх. А его язык проник в её рот. Хотелось заплакать.

Алёна проснулась. Несмотря на настежь открытый балкон, в комнате плотной, непроницаемой ватой висела духота. Август выдался жарким. Лето, будто на прощание, пыталось зарядить теплом на всю долгую предстоящую зиму. «Приснится же, – мелькнула мысль, – забыла ведь давно. Всё жара виновата».

Девушка хлебнула воды из стакана, стоящего рядом с кроватью на столике. Задумалась. Сцена, которую только что пережила во сне, была реальной – из далёкого, забытого почти детства. На даче её родителей соседний участок занимала пожилая бездетная пара. Алёна, общительная девочка, часто забегала к ним. Её угощали то конфеткой, то малиной с куста – на чужом участке вкуснее же. Бабушка с дедушкой были добрыми и приветливыми. После той истории со странным поцелуем, Алёна не ходила к ним больше. Боялась.

Уснуть снова уже не получилось. Прокрутившись ещё полтора часа, девушка встала и пошла в душ. Ночнушка, влажная от пота, липла к телу, хотелось освежиться под прохладной водой. В ванной она её сдёрнула и бросила в стиралку.

В зеркале, висевшем на стене, отразилось не выспавшееся, хмурое, но весьма миловидное лицо и ладно скроенная фигура. Длинные волосы, спутанные после ночи, густой волной закрывали спину. Она приподняла тяжёлые, но весьма упругие груди. Помассировала двумя руками сначала одну, потом вторую, всё-таки тридцатник скоро, надо себя контролировать.   Повернулась боком. Погладила бедра, с сожалением отметила, что животик становиться округлым и явственным. «Плохо это, – подумала, – надо бы пресс подкачать. Эх, вот жара спадёт, тогда займусь».

Она любила себя и своё тело. Рука скользнула вниз, прошлась по чисто выбритому лобку, по клитору, который сразу отозвался лёгким томлением.

Алёна наслаждалась свободой уже второй год. До этого пять лет она прожила с монстром, у которого был один, но очень серьёзный бзик – патологическая ревность. Он изводил её так, что дышать становилось тяжело. Детей не было, рожать от придурка был явно не вариант. Но свобода имеет и оборотную сторону – секса ей не хватало.

«Так, в душ, а то и на работу опоздаю». Прохладная вода, хоть и ненадолго, но взбодрила.

 

 

***

На работе Алёна первым делом включила кондиционер. Состояние было сонно-кислое. Хорошо, что шла третья неделя месяца, можно расслабиться, просто занимаясь текучкой.

В кабинет, словно вихрь, влетела Зойка, её давняя подруга. Работали они в одной крупной торговой компании, но в разных отделах. Алёна менеджером, а Зойка бухгалтером.

– Ты чего такая варёная? – с порога заявила Зойка.

– Не выспалась, ещё и сон какой-то дурацкий видела.

– Ха! Нашла о чём думать. Забей! Сны – это игры нашего подсознания, посмотрела и забыла. Ты идешь со мной сегодня на собрание?

«Если бы», – подумала о своём сне Алёна, но вслух не прокомментировала.

– Вот, думаешь, надо? Жара невыносимая. И не верю я в эту затею, – заканючила Алёна.

Зойка недавно решила стать волонтёром и ухаживать за одинокими старичками. Она свято верила в сказочные истории. Будто бы таким образом можно заполучить богатого старичка, который влюбится в неё без памяти и сразу женится, завещает всё состояние, а главное, квартиру. И всеми силами тащила за собой подругу. Одной ведь скучно.

– Ладно, вечером посмотрим. Встречаемся на проходной после работы, – категорично выдала Зойка и выпорхнула из кабинета.

 

***

На собрании присутствовало человек десять-двенадцать. В основном молодёжь. Среди них Алёна чувствовала себя не то чтобы старушкой, но умудрённой жизненным опытом дамой точно.

Наконец, в комнату вошли руководители. В двух словах объяснили задачу, раздали списки продуктов, которые по дороге нужно купить, денежные суммы выдали под запись. Потом отчитывались чеками, которые можно перекинуть по электронке. А также раздали карточки с адресами и данными, в которых необходимо было получить подпись подопечных.

Алёне достался Козырев А.В., 68 лет, проживающий… Короче, в двух кварталах от её дома. Ну, хоть через весь город не тащиться по жаре, и то дело. А вот Зойке повезло меньше. Ей досталась бабулька, живущая как раз на другом конце города. Но неунывающая Зойка была на машине, а следовательно, ничуть не расстроилась. «Подумаешь, можно и бабульку охмурить. И вообще, в другой раз повезёт!» На этой оптимистичной ноте подруги расстались и отправились каждая в свою сторону выполнять социально значимую миссию.

 

***

Алёна купила всё по списку в знакомом супермаркете. Набрала указанный номер. В трубке прозвучал вполне уверенный мужской голос. Она представилась и услышала в ответ: «Подходите, я Вас жду».

Дверь открыл элегантный мужчина, учитывая указанный в карточке возраст, одетый в светлые летние брюки и лёгкую рубашку. Видимо, специально принарядился к приходу гостьи. По инструкции Алёна должна была не только передать продукты, но ещё и пообщаться хотя бы несколько минут.

– Проходи, дочка. Меня зовут Алексей Викторович. Ты с работы, голодная, наверное. Сейчас мы чайку попьём. У меня есть курочка отварная. Может, тебя покормить?

– Нет, спасибо. Я на диете, – брякнула она первое, что пришло в голову.

– Ох уж эта молодёжь! Какая диета? Ты и так вон – красотка стройная. Чего себя мучить? Но чайку попьём. Уважь старика.

Квартирка, хоть и «двушка», была маленькая. Кухонька посередине, сразу напротив входной двери, и две комнаты. С одной стороны зал, с другой, видимо, спальня. Её не было видно из прихожей. Зал был завален стопками книг. Они стояли на полках, на столе посреди комнаты, на диване, вокруг телевизора, просто на полу. Балконная дверь открыта полностью, но в воздухе висела пыльная дымка.

Алексей Викторович перехватил взгляд девушки, направленный на книги.

– Я в прошлом профессор. У меня есть изданные монографии, несколько учебников. Вот, пылятся теперь. Видеть я плохо стал, да и нога одна совсем ходить отказывается. Если хочешь, покажу потом труды свои. Но пока всё же чайку употребим. И поболтаем заодно.

Девушка чувствовала себя не в своей тарелке. Но раз уж согласилась на эту авантюру, куда теперь было деваться.

Расположились за кухонным столом, притулившимся между стеной, стареньким кухонным шкафом и холодильником. Покрыт он был обычной вышарканной клеёнкой, но сервирован красивыми чайными парами из тонкого фарфора. Видимо, остались с прежних времён. Старичок явно готовился к визиту. Для него это был маленький праздник в беспросветной одинокой жизни.

Он рассказал ей всё и сразу. Что жена умерла пять лет назад, что сын, как уехал учиться в большой город, так там и остался. А в прошлом году квартиру они разменяли. Вот в эту маленькую он перевёз отца, а сам обустраивается на новом месте. Соседка иногда заходит, вареньем вот малиновым угостила – к чаю прилагались солёные крекеры и домашнее малиновое варенье. И что обслуживает он себя сам, а в волонтёрскую контору обратился, чтобы было с кем пообщаться хоть иногда.

Алёна и не заметила, как пролетел час времени. Алексей Викторович ей понравился. Интеллигентный, грамотный, но очень одинокий старичок. Прощались они уже как добрые друзья.

А на следующий день ей позвонили руководители волонтёров.

– Алёна Игоревна, простите, возможно, это не входит в Ваши планы, но Козырев заявил, что желает видеть только Вас. Не могли бы Вы хотя два раза в месяц заходить к нему, если это не сильно затруднит.

«Ну вот, попала! Где эта Зойка, схлопочет она у меня на орехи!» – подумала про себя, а в трубку ответила:

– Что ж, попробую.

– Спасибо!

 

***

Весь август и сентябрь Алёна регулярно навещала старика, забегая в магазин по дороге. Сначала раз в неделю, потом раз в три дня. Ей даже стали нравиться эти визиты. Бывший профессор хвастался, показывая изданные в мягком переплёте, но толстые монографии. Алёна ничего не понимала то ли в геологии, то ли археологии, толком так и не разобралась. Но, боясь обидеть старика, важно кивала в ответ на его пояснения.

Иногда к традиционному чаю присоединялся коньячок. Профессор наливал себе малюсенькую хрустальную рюмочку – прям крохотную мензурку грамм на десять. А ей ставил пузатый круглый бокал и наливал так, чтобы было закрыто донышко.

Алёна даже как-то отношение к коньяку изменила, до этого он ей не нравился. «Наверное, неправильно употребляла», – посмеялся Алексей Викторович.

Их беседы были задушевными и доверительными. Иногда старик вспоминал забавные истории из богатой биографии. А Алёна поведала свою грустную – про мужа-ревнивца.

Зойка часто подшучивала над ней. Охмурить старушку ей не удалось, а другого подходящего варианта так и не подвернулось.

– Ну, как там твой АВ поживает? Перепихнуться ещё не предложил? Слушай, а как думаешь, у него стоит? Проверь, а! Интересно же…

На все выпады подруги Алёна не обижалась, зная её характер, и реагировала всегда одинаково:

– Балда ты, не говори ерунды. Милый старичок, просто ему одиноко.

 

***

Этот последний визит Алёна запомнит, наверное, на всю оставшуюся жизнь.

На календаре был конец сентября. В тот вечер она не собиралась заходить к АВ. Погода была мерзкая – моросил затяжной дождик. На работе конец месяца – отчёты, итоги – запара, одним словом. Но в обед он позвонил сам, что делал только в крайних случаях, если вдруг срочно что-то нужно было купить помимо обычного списка.

Традиционный чай на кухне был обставлен в этот раз иначе. На блюде красиво разложены порезанные фрукты, дольки шоколада в хрустальной вазочке, коньяк. Но вместо обычной мензурки стоял второй бокал.

– У вас день рождения? – предположила Алёна, увидев всё это великолепие ещё из прихожей.

– Нет, девочка. Но ты пока проходи, присаживайся. Я расскажу.

Алёна внутренне содрогнулась. Какой-то он был в этот раз странный. То ли очень грустный, то ли напряжённый. Она не смогла сходу этого определить. Но у него явно что-то случилось.

– Давай выпьем, – сказал и разлил коньяк по бокалам. – Сегодня день рождения моей жены. Сорок пять лет прожили мы вместе.

Алёна подняла бокал и попыталась найти какие-то слова, но он опередил:

– Ты глотни, потом, всё потом.

Над столом повисла тишина. Алёна сделала маленький глоток и взяла прозрачную дольку лимона, посыпанную солью и молотым кофе. Это он научил её так закусывать коньяк, и ей это понравилось. Алексей Викторович выпил залпом дозу, которая превышала его обычную в три раза.

– Знаешь, вот всё бы ничего в моей жизни, но иногда так хочется женского тепла и ласки. Нет, подожди, не пугайся. Ты похожа на мою жену, очень похожа.

Он положил руку на её колено и погладил.

– Вот даже чулки носишь, как она любила.

Его рука двинулась выше, поднимая край платья, до резинки чулок. Алёна напряглась и застыла, не зная, вскочить и уйти или посмотреть, что дальше будет.

– Ты не думай, я давно чулки-то твои срисовал, это заметно. Она тоже носила, только у неё такие пажи были с зажимами. Я не хочу тебя пугать, но не могла бы ты… В общем, я даже заплачу.

На столе перед застывшей, словно изваяние, Алёной появилась пятитысячная купюра. А рука старика уже добралась до края трусиков и уверенно продвигалась выше, под тонкую ткань.

В голове девушки бушевала буря. Но не та буря, когда резко вскакивают, устраивают скандал, орут и ругаются. Нет. Она лихорадочно просчитывала варианты – отказать, чтобы не обидеть, не получится. Согласиться, как-то не планировала. Деньги взять? Ещё хуже. «Что делать? Что делать? Что делать?» – пойманной птицей стучалась только одна мысль.

Алексей Викторович снова налил коньяка, не убирая руки из-под платья девушки.

– Давай, хлебни ещё. Я знаю, ты не откажешь. Ты не можешь отказать.

Алёна ненавидела себя в эту минуту. Залпом сглотнула коньяк и приняла решение.

– А давай! Вот пусть потом буду жалеть, но хоть проверю!

– Проверишь, стоит у меня или нет? Стоит, девочка, стоит. И удовольствие доставить умею. Как говорится…

– Хватит, пошли!

Она сама не заметила, как перешла на «ты», решительно встала и двинулась в сторону спальни. Она уже бывала тут, но только на экскурсии по квартире. Неширокая кровать, небольшой шкаф и стул – всё, что помещалось в этот крохотной комнатке. На стенах висели фотографии в рамках.

АВ шёл следом, как обычно, прихрамывая. Алёна встала посреди комнаты, не оборачиваясь. Он доковылял до неё. Обнял сзади, уткнувшись лбов между лопаток – он был значительно ниже её. Поднял подол платья, потянул его вверх. Она подняла руки, позволяя себя раздеть.

И о чём она только думала, соглашаясь на это фарс, но что-то менять, было уже поздно, или ей так казалось. Представление продолжилось. Алёна приняла решение ничего не делать самой, ни одного движения. Пусть сам разбирается.

Старик усадил её на кровать, расстегнул лифчик. Причём очень умело и быстро, но впечатав её лицом в свой живот. Снял его и аккуратно повесил на спинку стула, где уже висело платье. Подрагивающими руками взял груди и помял. Вздохнул то ли с наслаждением, то ли с грустью. Мозг Алёны отказывался анализировать происходящее. «Как тогда, в детстве…» – только и мелькнула мысль.

Тем временем он уже уложил её на кровать, на спину. Гладил ноги в чулках, стянул трусики, уложив их также аккуратно поверх платья. Чулки оставил. И начал раздеваться сам.

Алёна боялась повернуть голову и посмотреть. Она закрыла глаза, но тут же открыла и краем глаза наблюдала. АВ не спешил. Снял рубашку, повесил на тот же стул, брюки – туда же. Этот аккуратизм почему-то начинал бесить! «Придурок, – мелькнуло в голове, – шевелись уже быстрее. Покончим с этим, да я пойду что ли». Но вслух Алёна ничего не сказала, просто терпеливо ждала продолжения. Наконец он снял трусы.

Обнаженным он выглядел жалко. Обвисший живот, одна нога, явно усохшая от болезни, дряблая кожа. Обычные затемнённые очки он снял раньше, теперь подслеповато щурился. Смотреть на член Алёна не решилась, закрыла глаза.

– Поласкай его, – услышала она и почувствовала, как к губам прикоснулась головка члена.

Он уже был в состоянии вполне пригодном к использованию. «Ничего не анализировать», – мысленно приказала она себе и открыла рот, облизнув головку. Член был не большим, не маленьким, таким вполне среднестатистическим. Без особого запаха, без лишних волос, которые она терпеть не могла. Её собственный недостаток секса последнее время сыграл свою роль – она сосала. Почти с удовольствием. АВ покряхтывал сверху, напоминая о себе, не давая отпустить ситуацию до конца, и орудуя пальцами на её клиторе.

Вдруг он почти насильно вытащил член изо рта и подвинул девушку к стенке, пристраиваясь рядом. Сверху не лёг, развернул её на бок, придерживая рукой член, вошёл в неё. Она охнула, непроизвольно, помимо собственной воли. Прижимая её рукой за спину, он двигался активно, напористо, вгоняя член, вытаскивая, снова вгоняя.

Его живот вдавливался в неё при каждом толчке. Рука до боли сжимала грудь. И вдруг… Алёна застонала, подаваясь навстречу.

– Нет! – кричало сознание.

– Да, да, да! – выдавал инстинкт.

Она кончила. Кончила, содрогнувшись всем телом, захватив в тиски стариковский член, который будто жил отдельно от своего хозяина.

АВ дёрнулся ещё раза три и излился внутрь молодого тела.

Замерли оба.

– Иди в ванную, – услышала Алёна, – думаю, тебе надо подмыться.

Алёна выбралась, стараясь не смотреть на старика, прошмыгнула в ванную, которая находилась рядом со спальней. «Блин, блин, блин, блядь, сука, какого!» – ругала она себя. Но что сделано, то сделано, обратно не вернёшь.

Когда она вошла в спальню, завернувшись в полотенце, Алексей Васильевич всё ещё лежал на кровати, но уже прикрытый одеялом.

– Ну вот, я же говорил, что могу ещё доставить женщине удовольствие. Или ты сомневаешься?

– Да уж, – промямлила Алёна и начала выуживать со стула свою одежду.

– Не сердись на меня, девочка. Обидеть не хотел. Ты одевайся тут, я тоже схожу, помоюсь.

Алёна оделась, пока АВ был в ванной, она плеснула себе конька, выпила залпом, заела лимоном, взглянула на купюру, всё ещё лежавшую на столе, вышла в прихожую, начала одеваться.

В это время появился АВ, уже полностью одетый.

– Ты зайдёшь ко мне ещё? – как-то обреченно спросил он.

– Я не знаю, честно.

– Ничего, девочка. Я всё понимаю. Не держи на меня зла.

– Я не злюсь. Просто… Мне надо подумать.

 

***

Дома Алёна первым делом сняла всю одежду и забросила в стиралку. А сама встала под душ и отмывалась, тёрлась мочалкой, будто смывала вековую грязь. И плакала, сама не понимая почему.

А вот когда отрыла сумочку, нашла пятитысячную купюру, лежащую сверху всего. Поняла, откуда она там взялась. «И когда только успел засунуть? Наверное, решил, что захочу вернуть. Хрен тебе! Лучше платье себе куплю, давно хотела. И пусть я буду продажной девкой».

На этом её волонтёрская деятельность закончилась. Ей никто не звонил. Что сталось с АВ, она не знала, но очень подозревала, что её эстафетную палочку в виде 68-летнего ловеласа благополучно перехватила Зойка. Уж очень та намекала на какие-то известные обеим подробности. Но спросить об этом напрямую Алёна не решалась.

 

Часть II

Рождественский подарок

 

В эту историю Алёна влипла опять же по вине Зойки. Неугомонная затейница предложила составить компанию – выехать на дачу её очередного ухажёра на пару дней в канун Рождества. Типа там будет его брат, а чего она, Зойка, одна с двумя делать будет? Обещают шашлыки, вино, баню, короче, полный комплект. А Алёна, мол, и так закисла в своём беспросветном одиночестве.

Дача оказалась вполне упакованным двухэтажным коттеджем со всеми удобствами, камином в гостиной, сауной в цокольном этаже и даже небольшим бассейном с подогревом.

– Это чьё ж такое богатство? – после экскурсии осведомились девчонки.

– Дяди нашего. Он иногда разрешает сюда заезжать. Главное – бардак не оставлять и дом не спалить, – ответил Вася, Зойкин ухажёр.

Алёне достался его младший двадцатилетний брат Антон. Вроде симпатичный пацан, но вёл себя он уже с самого начала как-то хамовато. Да и десятилетняя разница в возрасте угнетала Алёну. «А вот и чёрт с ним, – решила про себя девушка. – Ближе к ночи решим, что делать, а что не делать».

 

***

День прошёл весело. Баню Алёна не особо жаловала, а вот в бассейне голышом поплавать – это было кайфом. После принятого на грудь винца, барьеры и стеснение ушли сами собой. Компания всей кучей просто развлекалась на полную катушку.

А вот ночь испортила всё впечатление.

Вася на правах «хозяина» определил себя и Зойку в хозяйскую спальню с двуспальной шикарной кроватью. Алёне с Антоном досталась гостевая с двумя полуторками. Но не это угнетало девушку. Антон вёл себя, как последний дебил. Кто-то научил этого молодого самца, что грубая сила – лучший аргумент в покорении женщины.

Против секса Алёна, разгорячённая вином и общим весельем, ничего не имела. Но этот молодой паршивец умудрился всё обгадить. А быть «учительницей первой» Алёне было влом.

Антон же, по всей вероятности, понятия не имел хоть о каких-то предварительных ласках. Он грубо завалился сверху, раздвинул ей ноги и вогнал член, который у него давно колом стоял. Это Алёна ещё в бассейне заметила, но там он почему-то не решился к ней подкатить.

При этом он, дыша винными парами в лицо, цинично прошипел:

– Ну что, сука, готова молодого самца отведать?

И просто начал долбить лежащую на спине Алёну в темпе швейной машинки. Впрочем, длилось это недолго. Его прыгающая задница напряглась, он вдавил девушку в кровать всем весом, потом поднялся на одной руке, выдернул член и, придерживая его второй рукой, выплеснул мутноватую липкую жидкость ей на живот.

– Вот дебил, – не удержалась Алёна, еле сдерживая досаду и раздражение.

Она спихнула тело с себя. Он не удержался на краю узкой кровати и грохнулся на пол.

– Ты чё, сука, ты на кого рыпаешься?

Малец возомнил себя крутым мачо, вскочил на ноги и замахнулся на девушку. Алёна быстро села и перехватила его руку. Сработали навыки, полученные на курсах самообороны.

– Значит так, придурок, ещё одно резкое движение и я переломаю тебе пальцы. А сейчас пошёл вон!

Он раздражённо развернулся, взял со спинки кровати висевшее там полотенце и кинул в Алёну.

– Утрись, сука!

Поднял с пола свои трусы, сдёрнул покрывало со второй кровати и вышел из комнаты.

Алёна долго не могла уснуть. За стеной в соседней комнате происходила весёлая возня, не стихали театральные Зойкины завывания, иногда слышался утробный рык Васи. Она уж было задумалась, не присоединиться ли к этой весёлой парочке, да не могла решить, насколько корректно это будет выглядеть. Пробовала ласкать себя сама, но получалось весьма отвратно. И, в конце концов, всё же уснула почти под утро, злая и неудовлетворённая.

 

***

Проснулась Алёна от мужских голосов, причём сразу нескольких. Не открывая глаза, пытаясь понять, что происходит, она прислушалась.

– Ха, хорош подарочек!

– Молодец Васька, не обманул.

– Ну-ка, посмотрим, что тут спрятано…

С этими словами её одеяло куда-то поползло.

– Ну, прям, спящая красавица.

– Просыпайся, девица, твои гномы пришли!

Алёна открыла глаза, протёрла их руками и огляделась. Вокруг кровати стояли три мужика лет шестидесяти, а то и больше. Один из них точно был старше, прям такой дедок, можно сказать, со сморщенным лицом и крючковатыми пальцами рук. Два других выглядели помоложе, на первый взгляд.

– Вы кто? – промямлила Алёна, пытаясь натянуть обратно одеяло. – И где Зойка?

– Уехала твоя Зойка, и пацаны тоже свалили. А тебя нам в подарок оставили. Ты же не будешь против, чтобы покуролесить с тремя веселыми гномами, а, красотка? Да ты не боись, мы тебя не обидим, – сказал самый старший.

– Я Сергей Петрович, хозяин этого теремка, а это мои друзья.

– Дай-ка, я ей присуну чуток, – отодвинул хозяина дед.

Он схватил Алёну за ноги, развернул её поперёк кровати, подвинул за попу на самый край, второй рукой расстёгивая ремень на штанах. Спустил их вниз вместе с семейниками, обнажив худосочную задницу. Из-под трикотажного пуловера выглянула сморщенная головка члена.

Алёна от изумления и нереальности всего происходящего даже не сопротивлялась. Покорно лежала, подняв ноги, и гадала, что будет дальше. Дед подтянул вверх край пуловера, подрочил слегка член и полумягкий приставил девушке между ног. Той же рукой пальцем нащупал клитор, чуток придавил, раздвинул малые губы и впихнул свой стручок внутрь. И тут Алёна ощутила, что внутри он растёт и наливается, как воздушный шарик. Дед не делал резких движений, двигался аккуратно и нежно, давая девушке время привыкнуть к вторжению.

«Вот как надо покорять, – невольно подумалось ей, – не то что этот дебил малолетний». Она чувствовала, как отзывалось её раздражённое накануне, неудовлетворённое тело. Алёна закрыла глаза и отдалась во власть неожиданному партнёру. «И пусть старый, зато ебёт, как надо», – плыли в голове мысли, а тело подавалось навстречу уже вполне себе твёрдой плоти внутри. Мышцы влагалища активно заработали, сжимаясь и разжимаясь.

Но когда она уже взлетала вверх на гребне удовольствия и вот-вот готова была сорваться вниз, вдруг всё кончилось. Такой вожделенный инструмент внутри вдруг покинул своё уютное убежище.

– А ты горячая штучка, – удовлетворённо констатировал Дед. – Ты не серчай, у нас ещё много времени впереди, а пока думай о том, как тебе будет хорошо!

С этими словами он поднял штаны, натянул их, скрывая уже приличных размеров член.

– Иди умывайся и спускайся, будем завтракать.

И три нежданных товарища вышли из комнаты.

Алёна села на кровати, тряхнула головой, почувствовала тянущую боль внизу живота, если она сейчас же не кончит, она сама кого-нибудь изнасилует!

«Чёрт, вот же попадалово. Издеваются надо мной все, кто захочет», – вопило её сознание. На глаза навернулись слёзы. Она запаниковала. «И что теперь делать? Три мужика, что они себе возомнили? А Зойка, зараза, чтоб я ещё раз поддалась на её уговоры».

Но не пешком же ей теперь до дома топать, да и не отпустят они. Их трое, она хрупкая девочка. Никакая самооброна не поможет.

«Хватит, соберись тряпка! Хотят поиграть, будет им игра». Она решительно встала и, как была голая, так и двинулась по коридору в ванную.

***

Порывшись в комоде, Алёна нашла простыню, обернулась в неё наподобие древнегреческой тоги, завязав узлом на одном плече. Всё равно одеваться смысла нет, разденут ведь. И решительно направилась вниз, гордо развернув плечи и подняв высоко голову. Она всегда знала – не можешь влиять на ситуацию, оберни её в свою пользу.

– А вот и наша спящая красавица. Добро пожаловать, Ваше Величество. Чего изволите – чай, кофе?

– Кофе, – бросила небрежно Алёна в сторону вопрошающего хозяина коттеджа.

И обратилась ко всем троим сразу:

– Значится так, старики-разбойники. Раз меня оставили вам в подарок, то подарок имеет право на последнее желание. Играть будем по моим правилам. Условие первое: если я говорю – нет, это означает – нет! Если я говорю – хватит, значит, останавливаемся. Условие второе: запоминать ваши имена мне на фиг не упало. Я буду называть вас так: ты Дед, – указала она на того, кто ебал её первый, – ты Красавчик, – обратилась она к хозяину коттеджа, – а ты Молчун, – указала на третьего. Я Алёна, если что, но зовите, как хотите. А теперь я хочу кофе!

Она закончила речь и грациозно, держа спину прямо, по-королевски опустилась на край дивана перед журнальным столиком. При этом простыня на ней разъехалась сбоку, открывая соблазнительное нежное тело от коленки до груди.

– Как скажете, Ваше Величество! – весело парировал Красавчик и поставил перед ней на столик чашечку изумительно пахнущего кофе.

Впереди был долгий день, полный чудес и открытий.

 

***

Алёна лежала на коврике, постеленном на горячий полок, приятно пахнущий деревом. Дед примостился у неё в ногах, согнувшись, он провёл языком по влажной пиздёнке. Она не любила куни, не кончала от этого вылизывания и не понимала, в чём кайф. Но сейчас её так разморило в горячей сауне, что можно и полежать спокойно, и отдаться на волю этому неутомимому старичку.

Дед старательно обследовал языком каждую складочку, проник внутрь, покачал языком туда-сюда, втянул губами нежную плоть малых губ. Алёна вдруг ощутила некое новое чувство, закрыла глаза, прислушалась к ощущениям.

В это время открылась дверь, и вошёл Красавчик.

– О! У вас тут весело. Я посижу тихонько?

Развернул полотенце, обмотанное вокруг бёдер и сел на нижнюю полку.

Дед продолжал своё увлекательное занятие, не отвлекаясь на мелочи. Неожиданно для себя, Алёна начала постанывать и приподнимать поясницу кверху. Это напоминало поцелуй с проникновением, только губы были другие. Вдруг Дед легонько прикусил клитор.

– Ай! Не кусайся, – встрепенулась она.

– Сори, сори, принцесса, больше не буду. Ты в курсе, что ты вкусная? Так и съел бы, как спелый персик. Ммммм…

Алёна молча пожала плечами. Откуда она знает, вкусная она или нет? А вслух почему-то выдала:

– Ёбарь-террорист!

Красавчик захихикал:

– Он у нас такой.

А Дед продолжал порхать языком по складочкам, как бабочка по цветку, слизывая, высасывая сладкий нектар молодой плоти.

– А меня поласкаешь?

Красавчик поднялся и провёл по щеке девушки уже налитым, толстеньким, коренастым членом.

«Такой хорошо ложится в рот», – вдруг подумала Алёна и сама себе ужаснулась. Она одна с тремя мужиками. Хрен знает, кто они. И при этом она получает удовольствие, да ещё и оценивает, как лучше это сделать.

Она развернулась чуть на бок, чтобы оставить открытым доступ ласкающему её языку. Сама с маху заглотнула член у её лица целиком, будто примеряя, как он туда поместится. Выпустила, оставшись довольна. И медленно начала ласкать его, сначала придерживая у основания, потом насаживаясь полностью, крепко сжимая основание губами, орудуя при этом языком. Она то втягивала его весь, то ласково облизывала, то проводила языком по щёлке на головке, не выпуская изо рта. И снова втягивала, сдувая щеки, создавая вакуум внутри рта.

– Аааа… Блин… ты… ты…

Только и слышала она краем уха сдавленные возгласы Красавчика.

– Я же кончу сейчас. Пусти!

– Не-а, – не выпуская член, промычала Алёна.

Тогда Красавчик положил руку на её затылок и придавил носом в пах. Рукой она сжала мошонку, он дёрнулся и выплеснул содержимое яиц ей в горло. Ослабил охват. Алёна, почти задыхаясь, откинулась на спину. В уголке рта осталась капелька спермы, то, что не успела проглотить. Она плотоядно облизнула губы, но тут её охватила судорога собственного оргазма. Внизу живота стало тяжело, горячо, больно и… хорошо. Это бабочка-дед-ёбарь-террорист достиг своей цели.

Потом они все втроём нежились в бассейне.

– За сердечко не боитесь? – спросила Алёна обоих. – Возраст, всё такое, говорят, в бане вредно сексом заниматься.

– А кто сказал, что мы сексом занимались? Это так, прелюдия, – философски уточнил Дед.

Красавчик молча улыбался.

 

***

После бассейна их ждал обед. Кашеварил Молчун. Как сказали Алёне его сотоварищи, непревзойдённый кулинар.

На обед было печёное филе какой-то белой рыбы под сыром и тушёные овощи. К рыбе полагалось белое вино. Молчун не пил, ему ещё всех домой везти.

Алёна, сытая, удовлетворённая и довольная, уже было начала дремать, забывая поддерживать королевскую осанку, но не дремали её весёлые партнёры.

– Так, девонька наша заскучала, – мечтательно произнёс Дед, – пора её повеселить. Предлагаю карусель.

– Это ещё что? – насторожилась Алёна, а про себя подумала: «Блин, в любой компании найдётся свой массовик-затейник!»

– Не переживай, больно не будет, – заверил Дед.

– Я пас. Пойду в сауне погреюсь, а то, как обычно, греюсь только возле плиты, – буркнул Молчун и скрылся на лестнице вниз.

А Красавчик уже выставил посреди гостиной круглый пуфик.

– Снимай свою тогу и ложись животом на пуфик, – скомандовал Дед.

Алёна хмыкнула, типа, покомандуй тут ещё, но почему-то подчинилась. Она, конечно, предположила, что это будет, и, собственно, ничего против не имела.

Она примерилась животом на мягкой поверхности, обхватила бока бедрами так, чтобы на колени не было особой нагрузки, выставила подальше попку, чтобы обеспечить удобный доступ к пизде, руками уперлась в пол. Ещё раз поёрзала – вроде вполне удобно. Такую игру она однажды видела в порно-ролике. И, если быть честной с собой, ей хотелось попробовать.

Первое проникновение было уже знакомым. В рот дал Красавчик, сзади вошёл Дед. Но сделали они это так слаженно, что Алёна начала было думать, что у них это обычное развлечение, но думать было уже некогда, потому что её ебли с двух сторон. Толчок сзади, толчок спереди. Сзади, спереди. Сзади, спереди. Тело на пуфике постепенно раскачалось, как на качелях. Причем, амплитуда постепенно увеличивалась.

Чтобы не доставлять ей неудобства, Красавчик придерживал голову, а Дед обхватил бедра, она чувствовала его шершавые ладони, пальцы впивались в нежную кожу, но «качели» взмывали вверх-вниз, вверх-вниз. Алёна плыла в невесомой дали удовольствия. От неё в этой ситуации ничего не зависело. Поэтому она отдалась во власть неведомой ей доселе неге, тёплой волной окутывающей её тело и душу.

– Стоп, – прозвучало откуда-то из тумана, заволакивающего её сознание. – Смена караула.

Кажется, это был всё тот же Дед. Качели остановились, но голова кружилась, а душа летала в невесомости. Никто не ждал, пока девушка придёт в себя. Мужики поменялись местами и сменили тактику. Теперь два штыря двигались навстречу друг другу. Это было не так приятно. Тело будто сжимало прессом с двух сторон, а потом отпускало. Штыри двигались неторопливо, не форсируя ситуацию, размеренно, чинно.

И вот когда Алёна еще раз провалилась в небытие, содрогаясь всем телом, и вынырнула обратно, два ствола выстрелили одновременно – один ей на лицо, забрызгивая глаза, нос, губы, второй в пизду, плотно прижавшись к её попе.

– Тихо, девочка, тихо, – мяукали оба, поднимая её с пуфика, стараясь поставить на ноги.

Она не контролировала ни своё тело, ни своё сознание. По ногам потекла густая, вязкая жидкость.

– В душ, в душ, мы отведём…

На первом этаже стояла небольшая сидячая ванна с джакузи. Красавчик настроил воду, включив все массажные прибамбасы сразу, а Дед помог Алёне залезть в ванну и удобно устроиться. Они в четыре руки умыли и обмыли свою «жертву». «Жертве» это понравилось. Алёна улыбалась.

– Ну, вы монстры, я вам скажу. И часто вы так развлекаетесь?

– Если бы, – как «двое из ларца», одновременно выдали мужики.

***

Когда все трое вернулись в гостиную, на столике стояли фрукты и чай. Молчун в полотенце на бёдрах сидел на диване. Алёна не стала надевать простыню, голая присела рядом с ним.

Он, молча, налил ей чаю, подал чашку. Она с удовольствием отхлебнула. Поставила на столик и взяла ломтик киви.

– А ты совсем меня не хочешь? – спросила она.

Молчун, не говоря ни слова, взял её за руку и повёл наверх, в хозяйскую спальню. Все следы вчерашнего кувыркания Зойки и Васи были тщательно скрыты. Видимо, они позаботились об этом перед своим тайным отъездом.

Мужчина усадил её на край кровати и, сняв полотенце с бедёр, встал перед ней. Его член она ещё не видела. Он был не такой толстый, как у Красавчика, но кажется длиннее, чем у Деда.

Алёна взяла его рукой у основания и облизала головку, отодвигая крайнюю плоть. Попробовала втянуть глубоко, пока он не налился полностью, это вполне получилось. Но наливался он быстро. Молчуна однако не волновал минет, ему хотелось другого.

– Забирайся выше.

Она подчинилась. Он уложил её на спину, сам сел на колени так, что они оказались под её попой между ног. Ноги закинул себе на плечи и, руками мягко сжимая ягодицы, максимально приподнял за поясницу. Поза была не очень-то удобной, но до тех пор, пока он не надел её на свой ствол. Такого в её опыте ещё не было. Пока она приноравливалась к необычному положению, прислушиваясь к ощущениям, Молчун вдруг надавил пальцем на колечко ануса, пытаясь проникнуть внутрь.

– Нет! – резко парировала Алёна. – Не трогай.

– Хорошо, как скажешь. Никогда не пробовала?

– Нет, и нет никакого желания.

– Хорошо, хорошо. Не буду. Хотя в этом есть кайф, если что…

Он замолк и продолжал вбивать в ноющую, уже утомлённую пизду свой длинный кол, доставая до самой шейки матки, что причиняло некую боль и удовольствие одновременно. Вдруг он замер где-то особенно глубоко, и она почувствовала, как плотно прижатая к её ягодицам мошонка напряглась на минуту и словно обмякла. Он излился в неё, но не остановился, продолжая движение, пока Алёна не затрепетала в его сильных руках. Ей казалось, она вот-вот сломает позвоночник под его тяжестью, но он уже не наваливался, а наоборот поддерживал, чтобы не упала, пока окончательно не прекратилась крупная дрожь, содрогающая её тело. Только тогда он бережно опустил сначала её попу, потом ноги на кровать. Алёна глубоко вздохнула и открыла глаза.

– Как ощущения?

– Голова кружится.

– Это ничего, это пройдёт. Пойдём вниз? Пора выезжать.

– Ага. Только я в ванную сначала.

– Давай.

Он помог ей подняться. Колени и руки у неё дрожали. Но это была приятная дрожь удовлетворённого молодого тела.

– И вот ещё что, – Молчун протянул ей две крохотные таблетки, – одну сглотни сейчас, вторую через двенадцать часов. Ты же не хочешь гадать потом, от кого из нас троих ты понесла.

Алёна посмотрела на него с уважением. Заботливый, хоть и немногословный.

Вниз она спустилась уже полностью одетой. Пора было возвращаться в реальность. Сказка закончилась.

 

***

В машине ехали молча. Каждый думал о своём.

На прощание Дед превзошёл сам себя. Его довезли первым. Выходя из машины, обратился к Алёне:

– Позвольте Вашу ручку, сударыня?

Алёна царственно приподняла и протянула руку, он взял её кончиками скрюченных пальцев и галантно коснулся губами.

– И всё-таки ты горячая штучка! Удачи тебе, девочка, и благодарю за подаренное удовольствие.

Потом была очередь Алёны. Красавчик вышел из машины, открыл дверь с её стороны, протянул руку и помог выйти из машины.

– Спасибо, принцесса! Держи, – он протянул визитку, – не скажу, что могу всё, но если вдруг что-то очень будет нужно, ты обращайся.

Алёна обернулась. Молчун, сидя за рулём, послал ей воздушный поцелуй. Она ответила тем же. Когда машина отъехала, она взглянула на визитку: «Камышев Сергей Петрович, адвокат».

«Ха! Наверное, полезное знакомство», – подумала Алёна и пошла к подъезду. Под ногами хрустел снег. Сегодня было Рождество…

 

Апрель, 2019 г.

 

(Всего 273 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Диана Тим Тарис

С такой женщиной одна ночь может быть визитом в рай, но жизнь с ней - это сущий ад. Слишком много у нее тараканов на квадратную извилину...

17 комментария к “Приключения Алёны”

  1. Рад приветствовать редкую гостью, но талантливую писательницу и очаровательную женщину Диану Тим Тарис! Хоть и написан рассказ на заказ, но читается с интересом. Сев на своего любимого конька “реальности”, могу предположить, что первый эпизод жизненней и вполне мог случиться на самом деле. С точки зрения же литературности было бы эффектней, если б адвокат Камышев оказался бы сыном (или братом, чтобы возраст подходил) профессора Козырева, или же того безымянного дедули, который упомянут в курсивном прологе.
    От меня 10.

    2
  2. Прочитал и понял, что нравятся истории про старичков. Ещё бодрых духом и весьма активных телом.
    Ох, проказники! Во всём в теме! Просто “Семь стариков и одна девушка”.
    Героиня понравилась. Не падает духом, не забивается в угол, а идёт навстречу новым приключения и подростковым фантазиям.

    2
  3. Как раз вчера попалась на глаза заметка. Андрон Кончаловский (82 года) снял новый фильм. На презентации присутствовали его жена (возраст не был указан), старший сын (53 года) и младший (16 лет).

    0
        1. И пусть я буду нескромной – у меня даже одна его книга есть в бумажном варианте с дарственной надписью автора. Правда вот в реальности мы не пересекались. Кто знает, может быть, только пока не пересекались)))) Пути Господни, они ведь как водится…

          1
          1. Диана, да какие люди на нашем сайте! Kristian сценарии к фильмам пишет, мисте DD – книги. Так что наш сайт я считаю сайтом высшего класса. Я в этом уверен, Диана

            2
                1. Да, предложение поступило, но беда в том, что роман пока не дописан )). А вдруг к тому времени, когда я его допишу, режиссёр откажется от этой затеи? Творческие люди непостоянные, сегодня одно в голову клюнуло, а завтра – другое ))

                  2
                  1. Да, ты прав, ситуация довольно-таки неоднозначная. Роман не рассказ, быстро не закончишь. Но надо надеяться на лучшее, “иначе нам удачи не видать!” Успехов!

                    2

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг