Skip to main content

Путь шаманки. Небесное серебро. Часть 4

Дренейки тяжело дышали и нежили друг друга довольно долгое время, отходя от столь бурных и удивительно быстрых оргазмов. Рэла сохраняла твердь, тихонько ерзая во влажной дырочке, а Шари стремилась удержать все, что дала темная, внутри, вместе со стержнем в себе. Охотница тактично подождала, пока к шаманке вернется разум, аккуратно убыстряя процесс легкими поцелуями и поглаживаниями. Для удобства она приподнялась на руках.

– Ты… чего? – выдохнула наконец фиолетовая с прикрытыми глазками и растягивая губы в счастливой улыбке.

Рэла вскинула брови:

– Я чего? – она демонстративно приподнялась выше, кидая взгляд на лужицу на животе фиолетовой. Между их телами протянулось несколько струнок. Вскоре пропадет – магическая уборка активна постоянно.

– Ладно, не ты, а мы… У-ух, – простонала малышка, ощущая в себе влагу. – Ты меня… переполнила…

– Извиняться не буду – тебе это не нужно, – ответила Рэла, соединяя их носики.

Шари в порыве нежности быстренько чмокнула кончик темной, что тоже вызвало забавнейшую реакцию от охотницы: она чуть отстранилась, закрыв место поцелуя пальчиками, а с языка слетел тонюсенький и прекороткий писк. Фиолетовая отчетливо его услышала, что весьма приятно удивило ее. Она представить не могла, что могучая дренейка может издать настолько очаровательный звук.

– Ты… Ты пикнула, – шире прежнего улыбнулась фиолетовая, с задором глядя на темную.

– Неть, – высоким тоном выдала Рэлаши, пребывая в не меньшем удивлении, поглаживая кончик носа.

– Но я точно слышала, что ты пикнула, – продолжала Шари, трясясь от сдерживаемого смеха.

– Нет… И что?

– Это было так мило, – уже открыто хихикала шаманка.

Рэла цыкнула и выдохнула:

– Проказница…

Она вдруг развела запястья малышки и негрубо придавила их к кровати по обе стороны. Фиолетовая непонимающе посмотрела на один замок, на второй, подергала ручками, убедившись, что оторвать от ложа она их не сможет, и вернула глаза на лицо темной, опять ловя это чувство открытости перед партнершей. Пухлые губы любовницы растянулись в кокетливой улыбке, а гостья почувствовала, как встрепенулся стержень в попке.

– Что ты… – только и успела выдать Шари, когда Рэла начала двигаться в ней. Ход каменной твердости члена в задней дырочке вывел из маленькой дренейки стон; нежные соски, что в период паузы чуть расслабились, вновь стали наливаться, а достоинство фиолетовой дернулось, вылив пару капель влаги.

Охотница делала волнообразные движения, удобней устроив попу любовницы между мускулистых бедер. Ствол ходил в дырочке легко и ласково, чувствуя ответ стенок, что не позволяли ему излишне свободно плавать в тамошнем плавленом жемчуге. Но какая-то часть из Шари, все же, вытекала, что нисколько не мешало обеим дренейкам наслаждаться друг другом. Тонкие ручки силились вырваться и пуститься в полет, но в таких попытках шаманка лишь извивалась под темной, за чем было весьма забавно наблюдать. Рэла с улыбкой любовалась открытой под собой прелестной подругой, как колыхалась ее грудь от уветливых толчков, и как она вздыхала, прикрывая от удовольствия влажные глаза.

Изящные ножки юной дренейки поглаживали Рэлаши в такт движениям, делая связь интимнее. Мошонка темной в заданном темпе прижималась к ягодкам пурпурной, причем влага, что покидала дырочку, захватывалась и тянулась тонкой стрункой за шариками, дабы вернуться с легкой прохладой. Сам стержень хозяйки периодически ерзал внутри то по кругу, то линиями, нежась в объятиях стеночек и пытаясь найти особо чувствительное место. Членик Шариалы трепетал и подергивался, обильно выделяя смазку, что чуть ли не ручейком уходила в лужицу на животе.

– Да-а… – вырвалось из груди маленькой дренейки, когда Рэла вновь двинула твердью, будучи полностью внутри попки, взяв крайне приятный угол.

– Видишь? – отозвалась темная, на секунду останавливаясь, отмечая про себя, что таки нашла (или вспомнила) сию волшебную точку. – Вот это мило.

– То было то-оже, – задрожала шаманка в ответ вернувшемуся темпу.

– Что ты сказала? – игриво переспросила наемница, слегка увеличив скорость.

Из малышки вместо ответа вырвался стон услады, поскольку могучая дренейка вновь прошлась нежной головкой по чувствительному месту. Изящные ножки следовали за движениями любовницы, но пурпурная извивалась, желая всем телом ощутить прекрасную охотницу. Шари подмахивала попой, дабы сделать углы заполнений более разнообразными, а руки все еще норовили вырваться из замков. Маленькая дренейка прикрыла глаза и замычала от удовольствия. Одновременно с этим она почувствовала, как Рэла приблизилась к ней и обхватила губами твердый сосочек, чуть утянув его. Шари выгнулась ей навстречу, а членик излил довольно обильную порцию смазки, но не семени. Наемница нежно прислонялась к пурпурным шарикам лобком, чуть поддевая их.

– Ты дрожишь, милая, – задышала темная. – Просто попроси.

– Быстрее… – вырвалось из малышки, и Рэлаши тут же увеличила темп и размах.

Твердь статной подруги летала во влажной дырочке от головки до основания, едва ли не полностью покидая узенькую розочку. Пах темной уже отчетливо шлепался о ягодки Шариалы, а ее саму от таких толчков водило по кровати. Юная дренейка тихо ахала, когда под кожей шли ряби от каждого глубокого заполнения, и она ловила эти мгновения, накапливая возбуждение.

– Прижмись ко мне, Рэла, прошу, быстрее… – дышала шаманка, опять теряясь в удовольствии. – Не останавливайся!

Охотница выполнила просьбу и легла на хрупкую любовницу, вновь окуная свой живот в лужицу. Замки на ручках фиолетовой более не прижимали кисти к кровати, нет; ладони темной и пурпурной сцепились, пока хозяйка дома быстро, но уветливо двигалась в задней дырочке гостьи. Периодически член на миг вылетал полностью, чтоб после вонзиться до основания, задев по пути чувствительное место. Хвост шаманки неустанно нежил увесистый мешочек, а кончик иногда щекотал розу наемницы.

Шариала не выдержала, от тепла и самой близости опять заполняя пространство между собой и любовницей семенем, хоть уже и не так обильно, но все равно в немалых количествах. Она изливалась под протяжный стон, пульсируя дырочкой, ход достоинства в которой продлевал новый оргазм – статная дренейка не останавливалась, попутно ластясь о нее, что тоже будоражило. Малышка продолжала дрожать под темной, даже когда ее членик перестал выхлестывать струйки, но она все равно блаженствовала, прося Рэлу двигаться в ней и наполнить ее. Она подбадривала дорогую подругу, продолжая поддавать попкой навстречу волнениям, мяла стержень и ласкала его внутри себя, пока темная, наконец, не затряслась в оргазме. Наемницу снова пробили разряды молний, и с громким стоном она с серией глубоко вонзилась в малышку, вновь изливаясь в любимую дырочку. Рэлу с полминуты потом еще колотило, она прерывисто дышала и не открывала глаз, но нежилась о счастливую шаманку.

Немного отойдя от пика, темная устало свалилась на бок, в полузабытье утягивая Шари за собой в объятиях. Малышка устроилась удобнее, ожидая, пока к ним вернутся силы. Она чувствовала по биению их сердец – остаток вечера и будущая ночь будут долгими.

– Я так рада, что ты вернулась… – выдохнула Рэла.

– И я рада, дорогая.

Дренейки отдыхали, обнимая друг друга. Фиолетовая не стеснялась водить носиком по груди охотницы больше играючи, чем возбуждающе. Ей было радостно, что Рэла не поддалась вожделению еще при омовении, хотя юная шаманка не смогла бы отказать ласкам и скорее всего все равно отдала бы себя. Так, в покоях хозяйки, на удобной кровати и мягких тканях куда приятнее и не менее страстно. Вновь лицезреть добрую подругу, чувствовать ее – этого Шариале очень не хватало, и, судя по пыхтению темной, статная дренейка тоже тосковала по обществу маленькой любовницы. Отведенное время отдыха малышка собиралась использовать с максимальным наслаждением. В разумных пределах, конечно.

Рэлаши все еще оставалась для хрупкой дочери звездных скитальцев первой и единственной. Темная… просто уникальна. Страстная, могучая, сильная, но нежная, выносливая, добрая, интересная. Алинде Шари не говорила, но многое из того, что они с эльфийкой пробовали в постели – она подсмотрела именно у охотницы, но, возможно, любимая и так понимала, или догадывалась. Но кому от этого плохо? Небесной, как шаманка верила, достаточно внимания, уважения и чувств, проявляемых к ней, и, вероятно, поэтому она не противилась тому, что Шари тянуло к темной. Вся троица понимала, в каких отношениях они состоят, а два «уголка» этого треугольника просто… не совпадали интересами. Несмотря что маленькая дренейка ценила свои эмоции и к подруге, и к эльфийке, она, на самом деле, плохо понимала, насколько ей повезло иметь и девушку, и любовницу.

– О чем ты думаешь? – тихо спросила шаманка, отвлекшись от щекоток сфер охотницы.

Рэлаши пожала плечами:

– О разном. Немного о планах на ближайшие дни, немного о грядущих проблемах…

– Проблемах? – перебила малышка, вскинув бровки.

– О, не волнуйся – они приходят независимо от нас, и они временные. Если знать, что делать – они и не помешают нам.

– Ну я не знаю, я же теперь все равно буду немного тревожной.

– Я назвала это проблемами, поскольку иного слова для обозначения просто нет, – темная искренне улыбнулась, что вселило в шаманку уверенность и спокойствие. – Я расскажу, когда будет надо. Предупрежу лишь, что я подолгу буду на охоте, дольше обычного, потому не волнуйся и не хватайся меня.

– Ладно… – выдохнула пурпурная, опять зарывшись носиком в грудь подруги.

– Ну и конечно, – продолжила Рэла, – я думала о том, насколько нам было здорово, и как бы это продолжить.

– Оохнуа? – опять приглушенно раздалось из-под темных сфер, но могучая дренейка в этот раз поняла, ответив с легким удивлением:

– В смысле, отдохнула? Я тебя ждала, вообще-то.

– Забавно, – показала Шари личико, – а я – тебя.

– Непорядок, – поводила головой Рэлаши, легко улыбаясь и крепче прижимая к себе фиолетовую. – Ну уж коли мы ждем друг дру… Баловница…

Наемница осеклась и выдохнула, поскольку Шари нетерпеливо приступила к легким ласкам: язычок забегал-закружился по соскам темной, а губы обнимали их и посасывали. Шаманке нравилось ощущать, как они крепнут, а снизу уже чувствовалось некое давление. Ладонь Рэлы в ответ пролетела по спине фиолетовой вниз, до ягодки, аккуратно сжала и чуть оттянула. Вспомнив подобное движение в ванной, гостья решила повторить кое-что. Убедиться, так сказать, что та забавная реакция не была случайностью. Только надо не спугнуть… охотницу.

Следуя мгновенно составленному плану, Шариала ручкой постепенно перетекала по сливовой коже, маскируя траекторию поглаживаниями и ласками. От налитой груди, сосочки которой она не переставала целовать и утягивать, она спустилась к подтянутому и уже сухому животу, чуть пощекотав его пальцами. Отмечать скрытый под ровной гладью крепкий пресс было весьма интересно. Ладошка спустилась ниже, нащупав и обхватив уже твердый член Рэлы. Шари лишний раз восхитилась его размером и красотой.

Лаская достоинство темной, шаманка даже отвлеклась от задуманного, но так оказалось даже лучше: охотница размякла, легонько поддавая тазом. Стержень фиолетовой, конечно, тоже давно поднялся, а сама она, чуть помяв увесистые шарики, полетела ручкой на талию темной, а миг спустя перетекла на крепкую ягодицу. Одновременно гостья тоже стала двигать бедрами, вынуждая достоинства мягко нежиться друг о друга. Рэлаши же замурчала:

– Ты редко дотягиваешься до моей попы, а я уже и забыла, как у тебя это выходит…

Шари с выдохом освободила из ротика сосок и подняла глаза, осторожно жамкая слишком крупную для ее ладошки ягодицу.

– Не думай, что эта часть мне неинтересна.

– А у тебя есть неинтересные части? – улыбнулась темная.

– Копытца.

– Э-э-э… да, наверно.

– Но я все равно не могу помять их полностью, – с легким наигранным возмущением пожаловалась шаманка, сминая ладошкой упругую округлость.

– Поверь, это не проблема, но продолжай – мне приятно, – ответила охотница, перетекая рукой к пурпурным сферам.

Шари еще разок поцеловала сосочек, легко выдохнув от ласк темной и… приподнявшись быстро отыскала основание хвоста могучей дренейки, опять юрко ухватив и погладив корень. Реакция проявилась сразу же: Рэла опять дрогнула и чуть выгнулась, судорожно, но не больно сжав грудь маленькой подруги; с губ сорвался громкий выдох, а миг спустя по крепкому телу прошлась дрожь. Хвост даже успел увиться вокруг запястья шалуньи, пока ладонь хозяйки не схватила ручку фиолетовой, уводя ее.

– Проказница, – пропела темная, не отпуская маленькую кисть. – Я не против, это забавно, и я сама даже не знала об этом, но… не увлекайся, ладно?

– Тебе неприятно? – надула губки Шари, ей не хотелось лишиться такого интересного рычажка воздействия на подругу.

– Нет, просто… не увлекайся. По крайней мере не делай это неожиданно, а то…

– А то-о?..

– А то… накажу.

Передать, с какой игривостью темная произнесла последнее слово – просто невозможно.

– Но ведь я уже гладила твой хвост, – опять наиграно возмутилась Шари.

– А ведь точно! – вдруг встрепенулась темная, приподнимаясь. – Ты уже дважды неожиданно пробила меня.

Охотница неуловимым, но негрубым движением перевернула Шари животом вниз, сама оказавшись тазом над пурпурной попой. Большое достоинство уютно влезло в ложбинку между ягодками, касаясь головкой хвоста над ней.

– Ладно-ладно, Рэла, я поняла, – подыгрывала Шари, нисколько не сопротивляясь и понимая, что это будет за «наказание».

– Мрр… я могла бы простить тебя, – продолжала темная забаву, опускаясь грудью на бархатную спинку и глубже ходя стволом между булок.

– Я тебя за это в носик поцелую, – улыбаясь, сказала шалунья – ерзанья горячего стержня ей до дрожи приятны, а розочка даже уже призывно пульсировала. По легкой прохладе шаманка поняла – смазка уже течет.

– Ах так! – поняв намек, воскликнула наемница, приподнимая таз и направляя головку точно в попку маленькой любовницы. – Ну держись!

Твердый стержень вошел в любимую дырочку скоро и ласково, на что обе дренейки сладостно простонали. Но Шари не могла сдерживать улыбку, пока темная набирала темп, ходя в ней, и ластилась грудью о спину. Хоть Рэлаши и не угрожала на полном серьезе, но наказание для шаманки будет, тем более что та откровенно спровоцировала подругу. Но шалунье было интересно, что придумает охотница, поскольку это в любом случае будет здорово. Да и сейчас от движений любовницы Шари уже ловила чистое удовольствие. Ей действительно не хватало этого чувства отдачи всей себя другой дорогой душе. Нет, Алинду она ни в коем случае так не обижала, просто ей она посвящала себя… иначе.

Рэла вонзилась в шаманку глубоко и на миг замерла. После приподняла торс на локтях и принялась ерзать членом внутри. С таким подходом Шари задрожала, а ножки чуток разошлись в милой неосознанной попытке предоставить крепышу больше простора. Теперь мешочек темной доставал до чуть приподнятых о ткань яичек фиолетовой. Лобок охотницы гулял по ягодкам, гладя и нежа их. Малышка же вздыхала и ахала от волн жара по телу в ожидании неминуемой кары, пока нежная влажная головка надавливала и гладила чувствительное место.

– Иди-ка ко мне, проказница, – выдохнула наемница, выходя из дырочки и становясь на колени.

Следуя направлению любовницы, шаманка с покорностью и желанием выпятила перед ней попку, все еще лежа торсом на кровати. Рэла продолжила новым глубоким заходом, став активнее гладить маленькую дренейку, коя прикрывала веки от удовольствия, спиной чуя нарастающие уверенность и бойкость подруги. Наемница примерялась, активно двигая тазом, набираясь сил перед чем-то увлекательным, и фиолетовая терпеливо ждала, обхаживая стеночками красивый горячий стержень.

– Аккуратно… – известила темная, неожиданно крепко схватившись за талию юной шаманки и значительно увеличив темп до звонких шлепков. Шари громко и протяжно застонала без нотки боли или неприятия, напрягла ягодицы, но расслабила дырочку от резкого притока задора и удовольствия. Рэла откровенно натягивала любовницу на себя, но обе не считали это неприемлемым – видимо, они уже чуть изголодались по «легкой грубости». Хвост пурпурной увил как смог торс партнерши в бессознательной попытке приблизить ее.

Шари словно прошибало током, она чуть не задыхалась от услады, пока пах охотницы шлепался о ее ягодки. Говорить она не могла, только стонала, ахала и вздыхала, сжимая в кулаках ткани под собой, отдав себя во власть наемницы, подчиняясь ей, стремясь выполнить ее прихоть. Она чувствовала, как от возросшего темпа ее членик шлепал по животу, разбрызгивая смазкой и утягивая за собой от него нитки прохлады. И вот когда маленькая дренейка уже была готова взорваться от столь сладостного чувства подчинения и восторга заполнений, Рэлаши вдруг, с силой всадившись в нее, остановилась. Полностью.

У шаманки мысли перепутались. От волн подходящего оргазма мышцы колотило, гостья извивалась торсом и сжимала стенки, напрягая ягодки, и немо умоляла подругу продолжить, но та не двигалась. А ведь Шари оставалось лишь несколько секунд! Сильные руки прижимали попку к темному лобку, удерживая не месте. Пришел миг расплаты…

– Жесто-око… – простонала малышка в полузабытье, продолжая извиваться и шумно дышать.

– Пожалуй, соглашусь, милая… – раздалось сверху. – Ладно.

Но охотница просто ослабила хватку. Шаманка сразу как почувствовала, что может двигать тазом, тут же принялась активно налетать дырочкой на большой стержень, разминая его стенками и ласкаясь ягодками о любовницу. Она виртуозно выписывала небывалые формы, водя любимую твердь по всевозможным углам. Малышка дрожала и сладостно мычала, самозабвенно двигая попой, стремясь достичь пика, но всякий раз последний ускользал. Ладони темной несильно помогали юной дренейке, да и сам вид весьма радовал охотницу. Но все равно этого было мало для шаманки…

– Рэ-эла-а… – опять простонала Шари в искренней мольбе к подруге помочь. – Прости-и…

– Ну как тут откажешь… – кокетливо и энергично произнесла наемница, хватая локотки прелестницы и поднимая ей торс. Удерживая грудь малышки навесу, любовница возобновила быстрые толчки, заставляя расходиться по телу пурпурной волны удовольствия.

Шаманку пробивали судороги, по ней четырежды пробежали заряды, и на каждый она выдавала вскрик услады с нарастающей громкостью. Когда же наслаждение стало просто неописуемым, Шари, наконец-то, излилась, и весьма обильно, чуть не воя от блаженства. Но темную это не остановило, она продолжала всаживаться в попку любовницы, чувствуя, как плотно пульсируют стенки маленькой дренейки в накатившем оргазме. Членик шалуньи, несмотря на недавние извержения, все равно смог выпустить с пяток струек, пока не иссяк, но волны удовольствия продолжали сотрясать юную шаманку, коя откровенно тащилась от повелительных действий статной дренейки.

С минуту Шариала была как в тумане, прикрывая влажные от счастливых слез веки и чувствуя бодрый ход большого достоинства внутри задней дырочки. Она не могла подбадривать подругу, но услужливо продолжала работать стенками, пока по ягодкам катились волны от ударов о них таза партнерши, сопровождаемые звонкими частыми шлепками. Вдруг наемница судорожно и со стоном вжалась в мягкие округлости и вместе с фиолетовой упала на ложе, сбив темп до властных, очень сильных и глубоких движений, сопровождая их краткими рыками. Малышка чувствовала ее дрожь, как пульсирует ее твердь, пока пах могучей охотницы вдавливался в ее попку. Рэлаши шумно пыхтела, содрогаясь всем телом, но не сбавляла страстного напора, периодически теряла контроль и вылетала из дырочки, но тут же без направления возвращалась с большей силой. Она постепенно словно дичала, все лучше и лучше чувствуя свое главенство. Шари, немного придя в себя, выказывала смирение и подчинение, чуть выгнувшись и подняв ягодки к подруге, млея от шлепков увесистой мошонки о свои шарики и ловя экстаз от разных углов заполнений и страстных неосознанных, но в меру болезненных укусов плеч и ушка. Охотница даже прижала любовницу к ложу, поддавшись чувству превосходства, все с более наращиваемой мощью вбиваясь в податливые округлости дорогой прелестной шаманки.

Вдруг Рэла приподнялась на руках и зарычала, когда, наконец, достигла оргазма. Она не останавливалась, продолжая властно вбиваться в упругую попу. На каждый мощный влет в нежную дырочку она выпускала по две струйки семени. Шари сквозь мглу блаженства насчитала около четырех толчков, ощутив, как и ее стержень выстрелил последней порцией в ткани ложа, пока под кожей тек восторг, что она довела темную до бурного излияния и приняла ее жаркое семя. Наемница, иссякнув и уняв дрожь, легла на пурпурную с тяжелым дыханием.

Дренейки приходили в себя уже много дольше, и темная не слезла с шаманки и даже не вытащила обмякший член из дырочки, но придавить любовницу она себе не позволила, хотя и несколько инерционно ластилась о нее, целуя шейку пониже затылка и плечи, зализывая ямки, оставленные ее собственными клыками. Малышка глубоко дышала, восстанавливая силы с прикрытыми влажными глазками и улыбкой на губах, млея от чувства наполненности и тепла. «Наказание» получилось весьма интересным, тем более что финал вышел даже ярче, чем мог бы быть. Она не сомневалась, что охотница возьмет это на примету, что заставляло ее испытывать двоякие чувства: с одной стороны, остановка перед оргазмом – это мучительно, с другой – наступление пика преумножало ощущения.

– Серьезно, не делай так без предупреждения, – сказала Рэлаши на ушко фиолетовой, сделав полный вздох, видимо, восстановив сознание после небольшого страстного безумства.

Шари под ней сначала похихикала, а после уже открыто рассмеялась.

– Хорошо, дорогая… – с улыбкой выдохнула она, обнимая стеночками стержень внутри попки и с удовольствием отмечая, как он снова крепнет и растет.

(Всего 187 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг