Skip to main content

Путь шаманки. Небесное серебро. Часть 5

Горячие, уставшие, но очень довольные дренейки уснули уже глубокой ночью, и то этого времени им насладиться друг другом не хватило. Они прервались просто потому, что у обеих не оставалось сил, но желание продолжать сохранилось, хотя они и не забывали про отдых. Напоследок Шари оседлала темную, но завершать все равно пришлось охотнице – маленькая уже вконец вымоталась. Рэла довела гостью до оргазма уже ротиком, а закончив, не менее уставшей устроилась рядом. Инерционно нежа шаманку, хозяйка восславила магическую уборку. Пурпурная под смешки могучей подруги хорошо посмеялась, что уже окончательно обессилило ее. Увы, но одного желания для продолжения мало, и перед аргументом, что у них впереди месяц с лишним, их разумы не устояли, буквально провалившись в грезы.

Для Шариалы сон показался на удивление долгим, благодаря чему она хорошо отдохнула. Она не запомнила, что снилось, тем более что утро началось весьма активно и бурно.

– А-А-А-А!!! – завизжала шаманка, мгновенно просыпаясь, сама не поняв до конца, от чего, и в панике барахтаясь в кровати.

Рэлаши среагировала весьма уникально, если можно так сказать. Спросонья она, уложившись буквально в один миг, схватила маленькую дренейку в охапку, перевернулась вместе с ней и упала на пол с дальней от выхода части кровати. Упала на себя, мастерски сгруппировавшись, после сняла перепуганную фиолетовую, словно из ниоткуда выудила однозарядный компактный арбалет и, используя ложе, как укрытие, высунулась поверх, водя острием болта по комнате, выискивая неведомого врага. Наконечник такового не нашел, и тогда темная огляделась уже более сознательным взглядом. Глаза охотника тоже не засекли ничего чужеродного-живого-необычного. Для уверенности Рэлаши даже заглянула под кровать. Тамошнее пространство забито разве что воздухом и… еще одним однозарядным арбалетом с другой стороны постели, что лежал смирно, ничем не потревоженный.

В замешательстве статная дренейка разрядила свое оружие, переводя удивленный взгляд на трясущуюся от шока шаманку. Фиолетовая подогнула коленки и сложила ручки на груди крестом, ошарашено оглядываясь.

– Ты чего? – пуча глаза, вопросила Рэлаши.

В ту же секунду что-то вспыхнуло со стороны окна, а Шари, все еще насыщенная адреналином, даже вскрикнула. Молниеносно охотница вновь зарядила арбалет и направила наконечник точно в открытые створки. Никого там не оказалось, а через тройку секунд жуткий грохот наполнил покои хозяйки дома своей дрожью.

Переполненные впечатлениями дренейки только сейчас отчетливо услышали дробь проливного дождя о крышу жилища рогатой охотницы. А рокот, очевидно, принадлежал грозе.

– Ты… – Рэла опять разрядила оружие, приподнимая одну бровь. – Ты что, грома испугалась?

У шаманки (шаманки!) открылся ротик от удивления, а глаза по размеру превратились в блюдца, глядя на стену воды за окном. Казалось бы, полжизни иметь дело с молниями, треском, вспышками, шумом, сверканиями… и испугаться природного естественного явления. Да, спросонья; да, неожиданно; да, целитель; да, к настолько ярому звуку Шари непривыкшая; да, после бессонной ночи услады, но… Она шаманка!

Рэла, видимо, тоже прослеживала эту несостыковочку, и постепенно ее губы все шире расходились в улыбке.

– Чего ты смеешься? – обиженно начала пищать маленькая дренейка. – Ну громко же и страшно! Знаешь, как я испугалась?

Охотница, крупно трясясь от сдерживаемого веселья, отложила арбалет и прикрыла губы рукой, уже став хихикать. На новом вдохе она уже не выдержала, став чуть ли не открыто хохотать. Шариала, понимая всю комичность ситуации, не обиделась на подругу, но отстоять свою честь была просто обязана. Сбросив страх и шок, она поползла к заливающейся темной, по-бойцовски обнимая ее и силясь поднять. Охотница настолько разомлела, что позволила себя унести и уложить на кровать. Ни о какой романтики речи не шло – у хохотушки глаза уже слезились. Шари, содрогаясь от заразительного смеха, тоже залезла на ткани, принявшись шуточно колотить подругу кулачками и тыкать ее пальчиками.

– Я там лежала, вся такая добрая и довольная, а тут на тебе, гром-шум-гам, так еще и на полу изваляли! – пищала фиолетовая сквозь веселые слезы.

– А-а-а! Щекотно! – не унималась Рэла, умиленно пытаясь отвести юркие ручки хрупкой гостьи, что получалось довольно плохо. Она дрожала и качалась на спине из стороны в сторону, свернувшись калачиком и «отбиваясь» от «атак» подруги, заливаясь звонким хохотом. Шариала навалилась, перевернув ее на бок, и налетела сверху, продолжая молотить могучую дренейку. Темной уже воздуха не хватало – он весь уходил в смех, а тут еще пугливая шаманка ненароком щекотала.

Девушки так веселились, что даже гром, который еще раз попытался напомнить о своем величии, рассеялся в смехе дочерей звездных скитальцев. Шари в легкой усталости просто легла на темную, утирая слезинки. Рэла, наконец-то успокоившись, но все еще со смешками, села на кровати, приобняв маленькую подругу. Издеваться и подкалывать она не стала, просто гладила малышку.

– Ладно, дорогуша, – утешающе произнесла темная, – бывает.

– Угу. А ты вообще героиня.

– Рефлексы… Я и подумать не успела: тебя захватить и прикрыть, и за кровать – отстреливаться.

– Репетировала что ли?

– Не совсем… Больше неоднократно представляемый план.

– Ну, спасибо что спасла меня, – чмокнула Шари подругу в щеку, а после вздохнула. – Как ты не проснулась вообще? Грохот такой…

– Понятия не имею, – честно призналась темная.

– Зато от моего визга – это пожалуйста.

– Гром и рядом не стоял… – буркнула в шутку Рэла, на что шаманка пикнула и вывернулась, опять принявшись шуточно колотить подругу.

Какое-то время девушки потратили, чтоб снова успокоиться. Охотнице для этого пришлось даже опять в охапке закрепить Шари на себе. Та еще бойко пыталась улизнуть, но куда уж ей сбежать от статной наемницы, коя утешающе целовала маленькую гостью. В конце концов дренейки одновременно выдохнули, полностью успокоившись и прислушиваясь к ливню за окном. Фиолетовая кинула туда взгляд и расширила глазки от удивления.

– Пусти-ка, – попросила она темную с поцелуем, а как освободилась – прошла к окну, высунув носик наружу.

Такой Дождь с большой буквы Шариала видела впервые.

Плотный и мощный; капли, казалось, горели белым пламенем, с силой пролетая сквозь воздух, что панически пытался увернуться от сокрушающей влаги. Шум, ровный и монотонный, не портился даже грубыми глухими отзвуками разбивающихся небесных снарядов о крышу дома, и более того, подобные волны создавали особый призрак на пути хода природной симфонии. Сверкания молний и следующий грохот словно подчинялись общему мировому ритму, что не воспринимался простыми смертными. Тяжелые капли раздробляющим каскадом обрушивались на землю, чудеснейшим образом делая ее податливой и пластичной, а сами растянутые сферы бились на десяток маленьких светящихся бусинок, что, не долетев до каменьев или почвы, подхватывались новым облачным серебром, единясь с ним, и с новой слитой мощью падая на твердь, размягчая ее и жесточайшим ударом и мягчайшим обтеканием.

Искристые частицы неслись вниз так плотно, что даже дальние деревья от окна уже плохо различались. В густом тумане и то видимость лучше. Грозовой ливень взял неоспоримую власть что в небе, что в воздухе, что на земле, затмив даже мощь солнца, неустанно вещая об этом сотнями тысяч уникальных отзвуков бьющихся о зелень и древесину капель. И гром аккордом за аккордом поддерживал этот гимн, летая на молниевых разрядах вдоль и поперек небес и туч.

Шариала просто растворилась в этом великолепии. Она уважала стихии – это первое, что прививается шаманам-адептам, но никогда еще рядом с ними она не чувствовала себя настолько мелкой. Она видела и дремлющие вулканы, что подпирали облака; и твердь гранита с расколами до глубин морей; и вихри из пыли, что на скорости плавилась об эфир, но… величие проливного сокрушающего дождя было столь ощутимо, что шаманка почувствовала порыв склонить голову пред его силой, дабы заиметь дозволение далее восхищаться его красой.

Она потянула подбородочек к груди прежде, чем успела припомнить хоть что-то из наставлений искусных шаманов об уважении стихий и прислушивании к собственной интуиции. Она вдохнула полной грудью, вспомнив, что ей, как и всем смертным, положено дышать. В носик тут же ударил аромат дождливой свежести, неописуемо насыщенный и густой. Шари вернулась к созерцанию, широко распахнув веки и ровно вбирая тяжелый, но чистый воздух.

Рэлаши осторожно присоединилась к ней. Фиолетовой стало немного совестно, что она от впечатления полностью забыла про подругу. Однако именно темная напомнила шаманке, что маленькая дренейка все еще из плоти и крови, все еще осязаема, и существует не только духом, но и телом. Благодарно прильнув к плечу охотницы, Шари тихо-тихо выдохнула:

– Как краси-иво-о…

Рэла ухмыльнулась и одной рукой обняла шаманку, тесней прижав к себе.

– Такие ливни приходят раз в два года, – поведала она. – Это очень надолго. Дождь может идти до двух месяцев, разной силы, но постоянно.

Хрупкая дренейка вытянула ручку, подставив ее под летящие капли. Легкое волевое усилие, и те за несколько секунд слились в обширный хрустальный шар. Шари, держа его над ладонью, утянула в комнату.

– Ух ты, – выдохнула Рэла – водная сфера действительно выглядела завораживающе.

– Хочешь? – посмотрела фиолетовая поверх глади на темную.

– В смысле? Подержать что ль? – не поняла та.

– Нет, – улыбнулась шаманка со смешком. – Попить, конечно.

– А… как?

Шари демонстративно припала губками к серебристой поверхности, пустив по ней маленькие волны, и втянула чуть водички. Сфера уменьшилась, а шаманка поднесла ее поближе к Рэле. Та несколько настороженно повторила движения фиолетовой, но отпила немного. Подержав дар облаков на языке, проглотила и выдохнула через нос. Вкус дождевой воды не сравним ни с чем.

Не сговариваясь, дренейки припали устами к водному шарику вместе, не соревнуясь, утягивая в себя небесную влагу. Неизвестно как Рэла, а вот для Шари стало неожиданностью, что их губы встретились внутри уже маленькой сферки. Шаманка потеряла концентрацию, и прозрачная жемчужина, лишившись формы, упала и растеклась по ладони, обдав маленькими брызгами все вокруг. Легким движением юная дренейка умыла ручки.

– Это было необычно, – призналась темная.

– Что именно?

– И подобный способ питья и… поцелуйчик.

– Ну, с последним нам обеим можно было догадаться, – мягко ответила Шари, поворачиваясь лицом к дождю. Небеса снова озарились вспышкой.

Рэлаши уветливо обняла шаманку со спины, но не переходя к каким-либо ласкам. Какое-то время она вместе с подругой наблюдала за ливнем и дышала свежим воздухом, широко расправляя легкие, от чего налитая грудь немного водилась по спине фиолетовой. Лицом она удобно устроилась прямо позади рожек и даже нашла в них опору. Обеим девушкам стало заметно теплее.

Но такая поза не могла подолгу сохранять молодые сердца в спокойствии. Малышка, ощутив у округлостей приятного друга, стала тихонько поддавать тазом навстречу. Спустя совсем недолгое время к мешочку фиолетовой снизу прижалось достоинство охотницы. Рэла ласкалась им о шарики, легко двигая бедрами.

– Как ты смогла усидеть, когда я в окошко выглянула? – кокетливо спросила Шари, уже активней ерзая и пытаясь примерить головку большого стержня к дырочке.

– Ну, если честно, он и не усидел… – грузно ответила темная в легком смущении. – Но ты была столь очарована ливнем, что я сочла приставания непростительно похотливыми. А потом поняла, что ты про меня и вовсе забыла.

– Оу… прости… – виновато протянула Шари.

– Ничего, милая, не извиняйся. Я не понимаю, но просто знаю, что для тебя есть нечто потаенное в стихийных событиях. В конце концов, каждой порой нужно время чисто для себя. Вот я и не вмешивалась, переняв твой восторг.

– Спасибо, Рэла, это очень теплые слова… Я действительно забылась, но ты напомнила мне о реальности.

– И где же лучше: в реальности, или у стихий?

– С тобой… – многозначительно ответила Шари, поставив ножки чуть шире, и слегка наклонилась, уперев руки в подоконник. Пристроить головку к попе она так и не смогла, хотя темную это задержало лишь на миг.

Рэла умеючи прижалась вершинкой к розочке. Она чуть надавила и легко вошла, но только головкой. В этот раз получилось несколько суховато, хотя член темной только начал выделять смазку, впрыснув немного влаги в обожаемую дырочку. Охотница подалась назад, вытягивая стержень, и через миг уже опять влезла в попку фиолетовой, на этот раз проходя до конца, пока лобок не тюкнулся о ягодки. Шари на секунду напряглась и сладостно выдохнула, а от прилива удовольствия ее копытце оторвалось от пола. Ладони наемницы перетекли на пурпурные сферки, и шаманка принялась помогать подруге нежить их, следуя за ней. Твердь внутри дырочки затрепетала от радости и услады, выливая еще немного смазки, после чего Рэла действовала уже увереннее.

– Я не перестаю восхищаться тобой… – прошептала Шари, повернув личико к охотнице. Та не ответила, но нежнейше поцеловала маленькую дренейку, ласково двинув тазом, задев в ней чувствительное место.

Сверкания молний, грохот и шум дождя им не мешали. Более того, хозяйка на новый гром лишь шибче влетала в шаманку и задерживалась в ней, ерзая внутри, пока рокот не утихал. Членик пурпурной засочился весьма обильно, и вскоре небольшой ручеек уже достиг мошонки. Рэлаши не спешила переходить на скорые движения, наращивая возбуждение. Она снова целовала нежную кожу обожаемой подруги, вдыхая ее аромат и впитывая ласковые ответы. Ее пальцы летали по бокам и животу, провоцируя ряби удовольствия, и сама она урчала от тепла шаманки. Хвост Шари увил могучую наемницу в неосознанной попытке лучше прочувствовать связь.

Одной рукой темная спустилась к мешочку юной дренейки, аккуратно обхватив и став мять. Она ходила в малышке небыстро и на всю длину, периодически с новыми проникновениями. Прижимаясь к мягким ягодкам, одновременно она целовала шею и щеки фиолетовой, чувствуя ее ответы, сужения стенок и кроткие вдохи. В какой-то момент Шари сама насадилась на большой стержень подруги и поводила попой по кругу несколько раз, после чего замерла в сладостной дрожи, затрепетав от небольшой волны жара. Новая близость с подругой играла иными красками, ножки уже слабели от нарастающей истомы, а под сердцем ощущалось давление, грозящее разойтись всплеском.

– Рэла, погоди… – выдохнула Шариала, силясь унять подошедший оргазм.

Наемница тактично остановилась, а шаманка, отдышавшись, вдруг аккуратно повернулась в объятиях темной к ней личиком, сливая губы. Охотница вернула руку к членику, а как только снова обхватила и чуть помяла, фиолетовая задрожала и чуть отдалилась тазом со сладостным стоном. В легких судорогах маленькая дренейка свела ножки, слегка присев – она чуть не излилась, чудом не дойдя до пика. Рэлаши это поняла.

– Так скоро? – спросила она, пока Шари возвращала контроль над собой.

– Прости… я… – начала было оправдываться шаманка с путающимися мыслями, но темная ее перебила, обняв и поцеловав:

– Не извиняйся, но почему ты сдерживаешься?

– Не знаю…

– Тогда, может быть, я… – томно произнесла темная, падая ладонями к пурпурным ягодкам и раздвигая их, одновременно прижимая стержень маленькой дренейки к своему достоинству. Те соединились, лаская друг друга и размазывая мутную влагу.

– Нет, нет… – задышала хрупкая шаманка в слабом протесте, но любовница проявила чуть властности и, двинув членом по тверди малышки, влетела аж тремя пальчиками в узкую попку. Всего пара волнообразных движений, и Шари протяжно застонала, выливая семя снизу-вверх под пурпурную и темную груди. На каждую струйку ее пробивали судороги, а когда гостья чуть успокоилась, пальцы покинули дырочку.

– Видишь? – ласково пропела темная, целуя и обнимая милую любовницу. – И вовсе не страшно, правда?

– Мне… нужно… время… – задышала Шариала со сладостным туманом в голове.

– Сколько угодно, дорогая.

– Стой… – с новой страстью выдохнула маленькая дренейка, спускаясь губами по телу темной вниз. Освежая в памяти вкус собственного семени, она отметила, что он разнится с темной. Однако посмаковать она себе не позволила: села перед наемницей на корточки и широко развела бедра, налетая ротиком на твердый, большой, горячий и влажный от смазки стержень, что с трепетом принял новые ласки.

– Тоже вариант… – промурлыкала Рэла, возводя лицо к потолку и кладя ладонь на свою грудь.

Шари играла язычком, довольно быстро собрав и выпив всю размазанную влагу. Губы мягко ходили по стволу, а ладони аккуратно мяли мешочек, порой поглаживая бедра и ягодицы. Периодически малышка опускалась к шарикам, дабы поцеловать, может, утянуть в ротик, или обдать жарким дыханием. Шаманка даже решила немного рискнуть: она в перерыве облизнула палец и провела им до розочки темной. Та, будучи поглощенной ощущениями, этого даже не заметила. Тогда шалунья надавила, и фаланга проникла внутрь. Не без сопротивления.

– Шари, – предупреждающе-изумленно раздалось сверху. Маленькая дренейка, замерев вместе с любовницей, подняла честные-честные глаза, не вынимая члена из ротика, но продолжила аккуратно лизать язычком головку. Попа Рэлы сузилась, одновременно вынудив стержень взбухнуть. – Чего это ты удумала? – Фиолетовая провела зрачками из одного угла в другой, но пальчика не вынула и даже стала немного двигать. Удивительно, но даже шаловливая попытка проникнуть в попу властной подруги укрепило ее достоинство до каменной твердости. Хвост темной тем временем обвил тонкое запястье. – Поиграйся, но осторожно… И влаги добавь, – не без раздумий разрешила Рэлаши.

Шари радостно сверкнула глазками и дополнительно облизнула палец, возвращая его к звездочке статной дренейки. Хвост не отставал, сопровождая каждое движение. Дабы успокоить подругу, шаманка удвоила усилия над красивым стержнем, не стесняясь неприкрыто посасывать его. Войдя одной фалангой в попу охотницы, фиолетовая принялась аккуратно двигать вперед-назад. Даже пальцем она ощущала тамошнюю узость и бархатистость стенок. Еще разок облизнув его, шалунья вошла уже немного глубже, но, видимо, поторопилась: темная заерзала, а хвост попытался отдалить кисть. Шари поняла и отложила эти попытки игр с розочкой Рэлы до лучших времен. Нет, полноценно там побывать она не планировала, но просто посчитала, что если это ей так приятно, то вдруг и дорогой наемнице тоже придется по вкусу?

– Буду иметь ввиду, проказница, – пропела темная, разматывая хвост и отстраняясь от маленькой любовницы. – Не хочешь устроиться поудобнее?

Шари до конца не поняла, что на нее нашло, но далеко отойти подруге она не позволила. Чуть только Рэла сделала шаг спиной к ложу, хрупкая дренейка обняла ее бедра, без слов прося если не уходить, то хотя бы просто сесть на край. Охотница ухнула, но удачно упала попой куда надо, а фиолетовая, не теряя времени, раздвинула той ноги и опять припала губами к прекрасному стержню, замычав от удовольствия, когда вновь ощутила нежность головки на язычке. Сейчас она не хотела его отпускать.

– Страстная моя… – улыбнулась Рэла, открыто наслаждаясь видом и полностью расслабляясь, предоставляя малышке свободу, порой гладя ее по голове.

Шариала подключила ручки к активным ласкам, водя одной ладонью по стволу, а другой разминая увесистые шарики. Она довольно сильно разогрелась, неведомо откуда взяв энергию. Самозабвенно она ласкала головку в ротике, прикрыв глаза, но про стремление доставить удовольствие подруге не забывала. Язычок порхал по стержню от мошонки до вершинки, нежился всюду вокруг и периодически щекотал яички темной. В какой-то момент дренейка словила интересное чувство: некое напряжение под животом словно просило перестать играться с красивым достоинством и наконец-то предоставить его иному входу. Но прекращать забаву малышка не хотела, какое-то время разрываясь между сильными желаниями ласкать твердь Рэлы ротиком, или чувствовать ее в дырочке. Страсть настолько наполнила фиолетовую, что она решилась даже на кое-что особенное.

Шари замедлилась и развела ручки по сильным бедрам, подняв зрачки на лицо темной. Та с большим интересом наблюдала, заметив смену настроения. Пурпурная поводила ладошками по гладкой коже, легонько щупая мускулы под ней и настраиваясь, но взгляда с охотницы не сводила. Головку маленькая дренейка ласкала о нёбо, ползая язычком по стволу и чувствуя тяжелое дыхание Рэлы над собой. И вот, на миг выпустив член из ротика, Шари сделала вдох и нанизалась обратно. Поняв, что вершинка дошла до горлышка, гостья сделала глоток, пропуская ее дальше, пока губы не прижались к основанию ствола, а носик не уперся в лобок.

Темная протяжно ахнула от неожиданности и удовольствия, пытаясь унять накатившую волну, обняв затылочек пурпурной. Любовница не только вобрала твердь в ротик до конца, она еще высунула язычок и как могла шевелила им, вылизывая мошонку статной дренейки, обильно увлажняя ее. С непривычки головка, что была глубоко в горлышке, выдавила из глаз пурпурной пару слезинок, но в остальном ничего неприятного не было, даже дышать возможно, хотя и с очень большим трудом. Последним Шари попыталась воспользоваться, но быстро поняла, что может подавиться, потому надежнее, все же, про воздух забыть.

Фиолетовая жалела лишь, что не видела личика любовницы, но ощущала по подергиваниям члена, что та просто захлебывается ощущениями. Рукой маленькая дренейка подняла один шарик темной, дабы язык мог дотянуться до него. Рэлаши тяжело ухнула, потрясенная таким подарком. В конце концов, отнюдь не каждая девушка настолько глубоко пропускает естество, и еще меньше могут принять ее габариты! Малышка приятно удивила и, стоит отметить, справилась мастерски.

С влажным неприличным отзвуком Шари выпустила прекрасный стержень наружу, ведя язычком по стволу и на вылете успев задеть уздечку. Из охотницы вырвался долгий и громкий выдох; шаманка заприметила, как у подруги глаза на миг взлетели под веки. Рэла изогнулась и рухнула на ложе, в легких судорогах поднимая бедро и ведя ладони ко лбу. Но нет, она не кончила, хотя и была близко.

Поскольку темная легла – стержень немного отдалился от Шари и шлепнулся на лобок хозяйки, обильно увлажненный, жаркий, донельзя довольный. Маленькая дренейка, поднявшись по бедрам любовницы, поспешила немного прибраться. Когда она щекотала мошонку язычком, охотница вдруг положила руку ей на голову, приподнявшись на локотке, нажатием призывая немного отвлечься:

– Потрясающе, дорогая… Надеюсь, тебе не было неудобно?

– Ты большая, – дышала малышка в мешочек, – это чувствовалось. Нужно больше практики, но скажи, почему ты сдержалась?

– Эмм… я не сдерживалась. Мне, конечно, похорошело, но…

– Значит, ты можешь продолжать?

Наемница выдержала недолгую паузу и ласково улыбнулась.

– Поднимись, милая, полетай на мне и узнаешь, что я не останавливалась, – выдала она, и очи фиолетовой заискрились.

Рэлаши улеглась головой на подушки, попросив шаманку устроиться к себе спиной. Шари встала тараканчиком и с помощью подруги насадилась на крепкую жаркую плоть сразу до конца. Сладостная нега тут же наполнила ее тело, ведь дырочка, наконец, получила то, о чем весьма долго умоляла. Малышка простонала, а после, не теряя времени, начала подпрыгивать, улыбаясь новому приливу тепла; возможно ей только показалось, но по ощущениям достоинство немного прибавило в размере.

Упругие ягодки взлетали и опускались на гладкий темный лобок, издавая несколько даже неприличные шлепки, но это вносило определенно нужные нотки в композицию страсти. Увы, Шари не могла, или пока просто не умела летать быстро, зато нанизывала свою дырочку на крепкий ствол доброй подруги от кончика головки до самых яичек. Не забывала она и ерзать из стороны в сторону, хотя это уже ей больше нравилось делать, будучи лицом к партнерше. Сейчас же ей просто хотелось быстрее, но столь же глубоко. На ее счастье, Рэлаши желала того же:

– Задержись, милая, – попросила она, подхватывая маленькую дренейку руками. – Вот так, дорогуша. Приготовься, а я ускорюсь.

– Да, Рэла, да… – в полузабытье прошептала фиолетовая, лаская колечком мышц головку.

Охотница легла поудобнее и принялась очень-очень быстро поддавать тазом, летая в любимой дырочке. Лобок хозяйки звонко шлепался о попу фиолетовой, а увесистые яички приобретали достаточно ускорения, дабы мягко стукаться о мешочек хрупкой любовницы без тени боли. На каждый второй заход с губ Шариалы слетало сладостное беззвучное «да». Она обволакивала ствол стеночками, добавляя ощущений, а подруга иногда умудрялась выходить аж по кончик головки, дабы вновь вонзиться до основания – на такие моменты шаманку пробивала дрожь. Интересно, но маленькая дренейка опять ощутила прилив возбуждения и почувствовала, что вскоре взорвется снова. Однако из-за страстного тумана в сознании она не могла предупредить темную – с ее губ слетали лишь вздохи удовольствия.

Вскоре малышку пробили новые судороги, она приподнялась и зависла на трясущихся ручках-ножках, громко постанывая. Взлетела она слишком высоко – стержень даже выскользнул из попки, но Шари, видимо, не хватило одного движения. Изящные бедра пытались сомкнуться и крупно дрожали, а торсом фиолетовая стала извиваться, теряя контроль над телом. Рэла поняла, что сейчас происходит с любовницей, потому, приложив ощутимые усилия, она опустила мягкую попку обратно на твердь, вновь влетая ей в дырочку до основания.

Шари закричала от удовольствия, тонкие ручки подкосились, и она легла на пышную грудь темной, не упав, потому что подруга ее придержала. Бедра маленькой дренейки судорожно сошлись вместе, тело пробили разряды, а стержень обильно излился в высокий потолок. Руки Рэлы крепко обняли любовницу, пока та извивалась в оргазме, переживая эмоциональную бурю. Дырочкой Шари с члена партнерши так и не слезла, потому, крутясь и ерзая, она вращала твердь в себе, что заставляло ее сотрясаться и сотрясаться в безумном наслаждении еще и еще. Что-то из белой влаги упало на живот, что-то разбрызгалось по кровати, но Шари продолжала и продолжала дрожать и стонать, с силой ухватившись за обнявшие ее крепкие руки Рэлы. Лишь спустя долгую минуту ей удалось успокоиться после настолько бурного оргазма.

– Ничего себе, девочка моя! – восхитилась темная, аккуратно держа шаманку спиной на себе, но не вынимая тверди из расслабленной попки. – Знаешь, в тебе сил куда больше, чем ты думаешь – я с трудом тебя удержала! Шари? Ша-ари? Ты меня слышишь вообще?

Шаманка блаженно глядела в потолок с прикрытыми веками и тяжело дышала. Тельце ее обмякло, пока остатки разума, что не парализованы мглой неописуемого удовольствия, пытались вернуть хоть какой-то контроль. Она не могла говорить, но двигала губами, выдавая тихий-тихий шепот мольбы. Членик фиолетовой после столь обильного извержения расслабился, но его хозяйка всем естеством жаждала продолжения. Она знала, что у Рэлы еще есть силы, знала, что их хватит и ей, просто нужно немного подождать, пока вернется рассудок. А пока она лишь начала разминать стеночками попки стержень в себе, не желая, чтобы он выходил. Усилием воли она повернула личико к темной с шепчущими губами. Рэлаши умолкла и присмотрелась. Сквозь шум дождя что-либо услышать не представлялось возможным, но ропот уст понимался однозначно: «Еще, Рэла… Еще, Рэла…»

– Проказница! – весело воскликнула наемница. – Ты же стоять не сможешь! Но хорошо, раз ты хочешь, то как я могу отказать?

К Шари постепенно возвращался контроль, пока твердь подруги снова ходила в ее дырочке в смазке и усладе. Она достучалась до мышц бедер, отдав им приказ хотя бы не падать и удерживать ягодки навесу, пока прекрасная могучая дренейка шлепается о них. Достоинство маленькой гостьи постепенно окрепло вновь. Шаманка несколько вяло ответила на поцелуй от темной, в легком параличе став сползать на кровать. Рэлаши не растерялась и аккуратно уместила любовницу спиной на ложе, пристроившись сбоку и не вынимая стержня из обожаемой дырочки. Приподняв одну ножку фиолетовой под колено, она продолжила поддавать тазом, скользя в попке Шариалы, чмокая губами пурпурные плечи, шейку и ушко. Увесистый мешочек нежно прислонялся к ягодкам.

Но столько ласк даже выносливая охотница впитать не могла, хотя и держалась долго даже для себя. На самом деле, доводя малышку до излияний, она чувствовала большой прилив удовольствия. Ей просто приятно и здорово делать хорошо дорогой душе. Ощутив, что приближается к пику, темная постепенно прибавляла в темпе, держась за Шари. Попка фиолетовой обтекала и мяла член внутри, умоляя того, наконец-то, обильно увлажнить ее. От накатывающих волн услады Рэла лишь что-то прохрипела, но шаманке слова и не нужны.

– Наполни меня, наполни меня снова! – страстно и достаточно громко выдохнула маленькая дренейка, чем довела подругу.

С серией темная несколько раз влетела в любимую дырочку до конца, после чего затряслась, застонала и разрядилась глубоко в восхитительной попке. Шари широко заулыбалась, чувствуя, как ее нутро наполняет белое тугое семя дорогой Рэлы. Она нашла в себе силы даже пустить руку к мешочку охотницы и чуть помять его, что пробило последнюю на дополнительные судороги. Шаманка млела от теплоты внутри, одновременно разминая стеночками большой член в себе.

Наемница с тяжелым дыханием выскользнула из попы любовницы, переворачиваясь на спину. Ствол быстро расслаблялся – ему требовалась передышка. Шариала прильнула сбоку, глядя на подругу влюбленным взглядом из полуприкрытых век и поглаживая живот и плечо. Семя могучей дренейки она удерживала в себе.

– Это было восхитительно, Рэла, – продышала она, чисто случайно роняя свой скользкий членик в ладонь темной. – Спасибо что не остановилась, когда я чуть не отключилась, я…

– Нет, – перебила ее охотница ровным тоном, обхватывая эрегированный стержень.

– Что? – не поняла фиолетовая.

– Еще не «было», – ответила та и, уложив Шари спиной в ткани, спустилась к ее тверди.

– Ох Рэ-эла-а… – простонала шаманка, когда темные губы увили изящное достоинство, а язычок собрал смазку.

Маленькая дренейка поддавала тазом навстречу ласкам ротика подруги. Казалось, стержень даже прибавил в твердости, но наемница на удивление недолго продержала его у себя. Через какое-то время она поднялась к личику фиолетовой, соединив с ней уста.

– Бедрами двигать уже можешь? – уточнила охотница с кокетливой улыбкой.

– Ну… да, – неуверенно ответила Шари.

– Садись на меня, – сказала Рэлаши, укладывая себя спиной на ложе.

– Ты опять готова? – расширила глаза шаманка, бросая взгляд на достоинство темной. Прежде чем могучая дренейка ответила, фиолетовая увидела, что у той достоинство полностью расслаблено.

– Нет, дорогуша, ты не так поняла, – шире улыбнулась охотница. – Садись мне на грудь, лицом ко мне.

– А, ну… мм… ладно… – проговорила Шари в легком замешательстве, выполняя просьбу статной подруги.

– Ближе, милая, устрой своего дружка между моих сисек, – мягко велела темная.

– Хорошо, но… зачем? – спросила малышка, выполняя и эту просьбу. Она искренне не понимала.

– Сейчас увидишь… – многозначительно ответила темная, немного помяв в руке сочащийся стержень, а после подхватила свои груди и соединила их, закрывая его между ними.

От неожиданности Шари даже упала ладошками на сосочки темной, но тепло, в котором оказалось ее достоинство, весьма приятно. Она взволнованно задышала, все еще плохо понимая.

– Честно сказать, я сама впервые так пробую, – томно протянула Рэлаши, – но ты единственная, с кем я могу повеселиться вот так. Такую штуку мне показала одна весьма объемистая девушка. Не тучная, нет, просто объемистая.

– И?

– Не буду пересказывать всего, но в какой-то момент она попросила меня «поиметь ее сиськи». Прости за прямоту, но я цитировала. Признаюсь, я была приятно удивлена.

– А это как это? – наивно спросила шаманка, хотя уже догадывалась.

– Подвигайся вперед-назад. Посмотрим, как у нас это получится, – подмигнула Рэла, теснее сдвигая налитые и в меру большие груди. – Можешь держаться за соски; я той виртуознице так делала, и она просто тащилась.

Шариала неуверенно чуть вышла стержнем и вошла обратно в тесную ямку между темными сферами. Глаза несколько расширились от удивления – это было чертовски приятно! Она повторила движение, а твердь уже задрожала от услады.

– Нравится? – уточнила темная снизу.

– Очень! – воскликнула шаманка. – Весьма необычно и довольно здорово! А тебе как?

– Ну, примерно так же. Не бойся экспериментировать – в таком виде удовольствия я тоже новичок.

Шари согласно ухнула и принялась двигать тазом и бедрами, совершая волнообразные движения. Не лоно любимой девушки, но все равно весьма приятно настолько тесно ощущать нежность кожи темной, что еще и обильно увлажнялась выливаемой смазкой. Паре забавно было наблюдать, как кончик появляется из ложбинки, но не всей головкой.

Дренейки не стеснялись. Рэлаши меняла нажим на сферы, управляя таким образом ходом стержня, а еще просила маленькую любовницу сильнее прижиматься шариками – она нашла это весьма возбуждающим. Шари же отдалась чувствам, ерзая в узкой ложбинке. Она пощипывала твердые сосочки подруги, подстраиваясь под ее направления. Обе девушки нашли такое развлечение весьма забавным. Для темной было несколько необычно видеть малышку в «ином свете», но как она про себя отметила – двигалась Шари очень хорошо. Ощущать же стержень между сиськами было довольно приятно, а большое достоинство снова окрепло, хотя пока и не рвалось прерывать веселье. Ну и судя по тому, насколько шаманке это нравится – стоит прибегать к такой игре чаще. Заодно и попрактикуются.

Видя, что фиолетовая вскоре достигнет пика, наемница отпустила грудь и попросила Шари на язычок. Маленькая, разумеется, с радостью проникла в ласковый ротик подруги. Последняя мяла шарики в ладони, пальцем ходя в дырочке, и спустя непродолжительное время пурпурная обильно излилась опять, не выдержав ласк и удовольствия. Охотница выпила все, а после устроила миниатюрную дренейку на себе, поглаживая и нежа.

Через какое-то время, сквозь дробь дождя, слух Рэлы воспринял тихий голосок:

– Ты опять готова…

(Всего 127 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг