Skip to main content

Путь шаманки. Небесное серебро. Часть 6

Добавлено в закладки: 0

Особо долго нежиться в постели дренейки себе не позволили. В конце концов, охотница пропустила наступление ливней, а потому жилище в ближайшее время следовало бы проверить на стойкость от дождя, не говоря уже про защиту самих девушек. Рэлаши все еще необходимо охотится, а шаманка планировала что-то да поделать в городе, не забывая про сборы трав и фруктов.

– И где же ты хранишь вещи на случай ливней? – незатейливо поинтересовалась Шари, оглядываясь на кровати в поисках одежды, полностью позабыв, что ее сумка с вещами осталась в зале на первом этаже, а платье с нижним бельем так и вовсе в ванной.

– В том-то и дело, – откликнулась наемница, натягивая на себя легкий выходной костюм, что она, как и арбалеты ранее, выудила словно из воздуха. – Я не помню.

– Как это?

– Раз в два года, Шари, – напомнила темная. – Ливни идут раз в два года. Я по их окончании все что пригождается в это время куда-то запихиваю, а потом ищу.

– Мне казалось, ты достаточно опрятна…

– Не обижай, – буркнула Рэла. – Все остальное лежит на своих местах. Но вот где у меня что от дождя имеется – я хоть тресни не помню.

– Нужно искать, значит… – выдохнула малышка, опять осматриваясь в поисках одежды.

– Нужно, – согласилась охотница, уже направляясь к двери, но тут обернулась к подруге. – Чего сидишь-то?

– Да вот од… – Шари осеклась и выпучила глаза – до нее наконец-то дошло. Статную дренейку осенило секундой позже.

Девушки посмеялись, и Рэла помогла пурпурной таки найти чего накинуть на себя. После они разделились искать в большом доме один определенный ящик, в котором наемница и хранила все необходимое на случай ливней. Шаманка, покопавшись в памяти, не припомнила в принципе, чтоб где-то ей на глаза попадались ящики. Сундуки, шкафы, тумбочки – пожалуйста, но чтоб ящики – не-а. После как искомого не нашлось в местах «где оно должно быть» и «где оно могло бы быть» дренейки просто начали шарить везде подряд. Дождь словно злорадно отбивал дробь под окнами.

Шариала, получив разрешение от хозяйки жилища, открывала дверь за дверью и заглядывала в комнаты. Ураганом, конечно, не неслась, но что-то приподнять или отодвинуть она себе позволить могла. Даже немного измотавшись, она замедлила темп и остановилась в случайном месте, прикидывая, где еще не была. Сверху послышался звук, словно по полу переместили что-то тяжелое – наемница тоже всецело увлеклась поисками. Маленькая дренейка, почесав себе затылок, огляделась и тут ей на глаза попалась неприметная дверь, словно замаскированная в стене. Но нет, то была не ванна.

Шаманка, опять заглянув в свою память, не вспомнила этой двери. Рассудив, что искомое, скорее всего, там и окажется, решительно подошла и взялась за ручку. Замок крякнул с таким лязгом, что дренейке показалось, словно ее окатили ледяной водой. Сердце словно потяжелело от притока тревоги и… страха.

Пересилив себя, пурпурная открыла дверь. За ней оказалась лестница, что вела вниз.

В подвал…

Шари все поняла. Другая девушка на ее месте отошла бы сторону, позвала бы того, кто рядом, и поступила бы правильно. Ведь это правильно – не окунаться в прошлое; правильно не видеть уже забытые ужасы. Но дренейка… сделала шаг, потом еще, и спустилась на одну ступеньку. Что вело ее туда – она не знала. Пока что. Еще шаг, еще один. Малышка не замечала, но руки ее дрожали, да и само тело напряглось, словно готовилось дать чему-то отпор. Тем не менее, дыхание сохраняло ровный темп, не прерываясь, не вздыхая. Шари шла навстречу своему прошлому.

Порой шаманка спрашивала себя, каким образом она смогла пережить и даже забыть все то, что с ней случилось? Каким образом она могла смотреть на Алинду и не видеть ее в окружении деревянных голых стен при ровном свете магических свечей? Каким образом ее не посещали кошмары, от которых она бы просыпалась в поту и дрожи? Каким образом она видела Рэлу той доброй и отзывчивой подругой, которой она и является, не натягивая уродливые маски? Шари не знала. Все произошедшее было давно. Она не убеждала себя в этом, а именно знала – это действительно было давно. В иной жизни. Не в ее жизни.

Или нет?

Дренейка вздохнула, спустившись с последней ступеньки, не застав слухом, как дверь закрылась за ней. Она уже повернулась и как в трансе сделала еще два шага, войдя в подвал. В ближнем к ней углу сложены друг на друга несколько ящиков, остальное же пространство пустовало. Кроватей нет, табуретов тоже, сфера цепей также отсутствовала. Но стены все равно словно сдавили малышку со всех сторон.

У Шари закружилась голова. Она попыталась закрыть глаза и отвадить от себя наваждение, но пол словно устремился вылететь из-под ее копыт. В попытке удержать равновесие дренейка зашаталась, тщетно пытаясь найти руками какую-либо опору. В уши ударил звон, среди которого она отчетливо услышала крик. Она узнала, чей это голос. Ее любимая вопила и молила о пощаде, рыдала и скулила, терпя неимоверную боль.

В тихой панике Шари схватилась руками за голову, следуя крену половых досок. Она попыталась закрыть и уши, но звуки от этого в громкости не убавили. Фиолетовая налетела на дверной косяк спиной, больно ударив позвонок, но не заметила этого. Чуть не падая под давкой от воспоминаний, она скользила вдоль стены, все еще пытаясь унять крики в своей голове. Нола, золотая и непокорная воительница, ругалась на чем свет стоит словами, полными гнева и страданий.

От нового вопля, что ворвался в ее разум, Шари рухнула на пол. Алинде сделали очень-очень больно. Дренейка всхлипнула, пуская из светлых глаз слезы отчаяния и бессилия. Она не застала, как царапала ногтями доски под собой, словно деля те муки, что терпела небесная. Хрипя и рыдая, Шари смогла сесть, уперев спину в стену и плотно подвела колени к груди. Она спрятала лицо, снова закрыв ладонями уши, и опять заскулила от бессилия и ужаса.

Новый крик сотряс сознание малышки. На этот раз она узнала себя. Ее голос отразился от стен подвала, он же рвался из ее груди. Дренейка задыхалась, в глазах потемнело, а тело пробило эхо очень знакомой боли… Разве все закончилось? Нет, она все еще в этом подвале, она все еще мучается от каждодневной агонии вместе со своими сестрами. Она все еще пленница, а мир наверху – иллюзия, наваждение, корчащаяся в предсмертных муках надежда. Нет и нет, она все еще заперта в четырех стенах, она все еще не видела ни солнца, ни неба, она все еще сидит на цепи, ничтожество без воли и силы, жалкая тварь, не способная что-либо…

Ярость вскипела в сердце Шариалы. Не может быть, чтоб те почти два года счастья были лишь плодом жестокого воображения! Она недавно нежила Алинду, ясно помня ее лицо и взгляд, полный благодарности и любви, ее трепет и ее поцелуи… Это невозможно выдумать! Крепкие объятия Нолы, коя отправилась дальше своей дорогой, письма от нее, что пахли сталью и бетоном – это точно было! Очи Рэлаши, излучающие тепло и ласку, ее касания, ее дыхание – это не может быть миражом!

Шаманка зарычала сквозь всхлипы и рыдания и, собрав всю свою волю, встала и выпрямилась. Она дрожала, но пока ее сердце и разум еще спорили с безумием, что напустила на нее сама атмосфера четырех стен с ровным освещением магических свечей. Не разбирая дороги, Шари сделала пару шагов, но воздух, через который она шла, по плотности, как ей показалось, не уступал жидкой глине. Вопли в ее ушах уже звучали не столь громко. Три девичьих голоса смешались в неразборчивый вой, что доносился словно издалека.

Знакомый лязг дверного замка вновь окатил малышку могильной прохладой, вынудив оцепенеть. Шари успела убедить себя, что это лишь очередная попытка со стороны прошлого свести ее с ума, но последующая реальная тяжелая поступь сковала сердце ужасом. Сомнение ядовитым черно-серым дымом растеклось по душе малышки, стены вновь сошлись вокруг нее, сдавливая и лишая сил дышать. Из светлых очей опять потекли слезы, Шари попыталась глотнуть воздуха, но легкие на вдохе словно наполнились пылью, щебнем и грязью. Она почувствовала, что вот-вот опять упадет. Ей нужна помощь… Слова вырываться из ее груди не могли, но сознание воззвало к Алинде, Ноле и Рэле. Хоть одна из них должна услышать…

Перед глазами застывшей малышки возникло встревоженное лицо темной. Ее губы шевелились, она о чем-то спрашивала, или говорила, но Шари не слышала. И ответить не могла. Тогда наемница подхватила ее на руки и понесла прочь.

Шаманка, по мере пока подруга поднималась с ней по лестнице, дышала все свободнее и спокойнее. Окончательно она смогла прийти в себя, когда Рэлаши, поставив ее копытцами на пол, прислонила к стене и хорошенько тряхнула за плечи, вглядываясь точно в светлые глаза. Малышка дрогнула, из ушей ушел звон, а грудь открылась, с удовольствием втягивая воздух.

– Шари? – донесся до сознания пурпурной голос близкой подруги, которая подхватила ее личико. – Шари, слышишь меня?

– Угу… – слабо выдохнула дренейка, кладя ладони поверх кистей темной, не узнавая своего голоса.

– Ты в порядке? – волновалась охотница.

– Нет, – ответила пурпурная, прикрывая веки.

– Черт возьми… – тихо ругнулась Рэла. – Я принесу тебе воды.

– Нет, не уходи.

Шари ухватила подругу прежде, чем та хотя бы сделала шаг. В тот же миг у шаманки подкосились ножки, и она сползла по стене, ухнувшись на пол. Статная дренейка присела рядом, плохо понимая, что ей сейчас делать. С виду малышка выглядела спокойной, но в то же время ее била мелкая дрожь.

– Зря я вошла туда одна… – вдохнула Шари после паузы.

– Почему ты вообще туда вошла…

– Что-то искала, – ответила фиолетовая, даже не успев подумать.

Подруги помолчали, пока собираясь с мыслями. Наемница лишь догадывалась, что могло произойти с пурпурной в месте, где она пережила пленение, истязания, каждодневные унижения и боль. Сама-то она, подчиняясь рациональным доводам, не могла просто избавиться от столь практичного помещения, как подвал, но, все же, редко про него вспоминала, как, наверно, и большинство из тех, кто имел подобную комнату. После освобождения она переделала его просто в хранилище иногда нужных вещей, избавившись лишь от откровенно бесполезной там мебели. Интересно, что у нее в памяти моменты посещения даже не задерживались. А вот Шари…

– Я словно снова окунулась в тот кошмар… – тихо заговорила малышка.

– Милая… – хотела было утешить Рэла, но пурпурная вскинула лицо вверх и посмотрела на подругу серьезным, хоть и усталым взглядом, одновременно подняв ладонь. Темная стихла и приготовилась выслушать.

– Я довольно просто перенесла произошедшее… Даже слишком просто. Я спрашивала себя, как у меня так получилось, но ответов не выводила. Я… словно забыла. Хранила в памяти лишь образы, но ярких воспоминаний не осталось. Но сейчас, когда я… опять вошла в подвал, я поняла: когда я покинула его, я всю свою боль оставила там. Я как будто заперла этот эпизод моей жизни вот за этим замком, – Шари указала пальчиком на ручку двери подвала. – Видимо, на тот момент, если бы я взяла с собой все то, что осталось в подвале – я бы не выдержала. Возможно, я… подсознательно это понимала, потому и прибегла к такому выходу.

– А сейчас? – осторожно спросила темная.

– Сейчас… Я все еще не могу с этим справиться, – с горечью ответила Шари, захныкала, но почти сразу успокоилась. – Я смогла продержаться, но вместить тамошний ужас и рассеять его в себе я все еще не могу. Одна – никак.

– Я его замурую… – клятвенно пообещала наемница, но малышка ее остановила и здесь:

– Нет, не надо. Видишь ли… без тамошнего я была бы другой. Что бы там ни происходило – это повлияло на то, кем я стала. Это нельзя замуровывать, как ты говоришь. Нельзя забывать. Хотелось бы, но нельзя.

– Странно, что ты так думаешь, – нерешительно ответила Рэла. – Большинство, и я в том числе, желали бы забыть.

– Возможно для вас это правильно, – серьезно кивнула Шари. – Но для меня – нет. Я не хочу отказываться от себя; дробить себя на части в попытке оставить в душе хорошее, по сути лишь уродуя обрубками и культяпками. Мы те, кто мы есть, со светом и тьмой, с медом и… дегтем, – малышка хихикнула. – Этого не исправить. Я не хочу ходить по миру какой-то частью. Однажды я попробую снова соединиться с той болью. Сейчас лишь не готова принять.

Охотница долго думала над словами подруги. В конце концов, она поняла и приняла ее убеждение. Если Шари считает, что так ей будет лучше или проще – это ее право. Для Рэлы же не будет неправильным забыть. То, что в ней сидело, по итогу не изменило ее. Впрочем, оно свело ее с прелестнейшей дренейкой в мире, которая уже, в свою очередь, оказывает некоторое влияние. А можно ли благодарить «его» за это? Она не думала.

– Я достану ящики, – кивнула наемница. – И пообещай мне кое-что.

– Да?

– Когда опять надумаешь «восстанавливаться», – темная с легкой улыбкой поднялась с пола, – позови меня. Я бы тоже хотела сказать той себе «пару ласковых».

Шариала тоже улыбнулась подруге, даже хихикнула, и поднялась на ноги.

– Обязательно, Рэла.

(Всего 20 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Похожие рассказы:

28

Кукловод. Сентябрь и яблоки. Ч ... Автор: Alex77

0

Путь шаманки. Небесное серебро ... Автор: Skevgor

516

Тунисский вояж. Часть 1 ... Автор: НафанЯ

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!