Skip to main content

Путь шаманки. Небесное серебро. Часть 9

Ушибы от падения Шари смогла залечить еще до того, как образовались синяки. К чести хозяйки дома – она успела сгруппироваться и смягчить удел подруги, хотя сама больно ударилась лопаткой, а хвост очень неудачно попал под падающую крышку в попытке балансирования. Рэла не сдержала воя – перелом со смещением, даже думать нечего, и без врача диагностировалось. Шари лишь отбила коленку, но в остальном – плюхнулась на статную дренейку. Вот только, прежде чем приступать к лечению, необходимо было вправить кости… Охотница продемонстрировала стойкость и лично, на месте, выпрямила свой хвост, предварительно закусив ложку. Малышка постаралась унять боль подруги как можно скорее. Дренейки с трудом смогли оторваться друг от друга, после как темная, отдышавшись, одарила целительницу признательным поцелуем.

Как вывела Рэлаши – стол ремонту не подлежит. Вернее, подлежит, но тогда из-за кучи гвоздей и веревок он бы выглядел непрезентабельно. У Шари сердце кровью обливалось отправлять бедолагу в утиль, потому она попросила гоблинов-слесарей из Пиратской бухты придумать применение столешнице и двум уцелевшим ножкам, когда они с охотницей их к ним притащили. Одновременно Рэла прикупила у зеленых мастеров новый, «выбив» из них уверения, что он-то уже точно крепкий. Шаманка заметила, что и на старичка грех жаловаться – ведь он стоял с постройки дома, то есть весьма долго. Темная подумала и согласилась. На возникший вопрос, когда девушкам нужен переделанный стол, темная решила сразу пойти с тузов:

– Чем скорее – тем лучше! – соблазнительнейшим тоном промурлыкала она, наклонившись к главному слесарю, якобы случайно расстегивая верхнюю пуговку мокрой тесной рубашки. Прочие из бригады открыто уставились на другие округлости могучей дренейки, чуть не высунув языки. Все же, мужики едины.

– Перепилим и добавим, если надо! Дайте нам пятнадцать минут! – потер ручками зеленый мастер с легкой дрожью. – А вы пока можете посидеть на стульчиках у входа.

– С удовольствием, мальчики, – вновь промурлыкала Рэла с очаровательной улыбкой, распрямилась, и, качая бедрами, прошла к указанному месту.

Пурпурная, изумленно наблюдавшая процесс заигрываний с гоблинами от подруги, смущенно подкатила к ней и плюхнулась рядом.

– Ты… Ты их соблазнила! – удивленным шепотом констатировала она.

– Шари, милая моя, – улыбнулась ей охотница, тоже тихо отвечая, – тебе от природы дарованы все нужные рычаги управления мужичками. – Тут она показательно для малышки водрузила ладони на свои сиськи и повела ими по кругу, якобы невзначай поправив. Шум пил и напильников на миг заглох, и через секунду возобновился с бо́льшим усердием. – Пользуйся!

Шаманка посмотрела на свою грудь. Никогда ранее она у нее недовольства не вызывала. Ну как этими изящными сферами возможно наглядно потрясти, «поправить» и сделать наклон торса соблазнительным не только сзади, но и спереди? Да, бюст хорош, но вот прям чтобы им ослепить – это надо его вовсе оголить! А ягодки? Шари никогда ими не вертела для достижения каких-либо целей! Как ими вообще можно сознательно вертеть при походке?! Нет, она знала, насколько это соблазнительно, – Алинда показывала – но, почему-то, никогда не считала, что ее собственная попа может быть найдена очень и очень привлекательной для «мужичков». Что касается морали – малышка рассудила так: если гоблины закончат ранее сказанного срока, то работяг так «подбадривать» вполне можно.

Буквально через десть минут дренейкам вывели добротную тумбочку на ножках-крестиках. Однако за работу главный слесарь скидки не дал, даже несмотря что клиентки были не только покупательницами, но еще и обворожительными девушками. Что поделать, для гоблина деньги есть деньги. Но наемница все равно благодарно пощекотала ему щетинистый подбородок, а прочим мило потрясла грудью.

– Вот видишь? – с улыбкой выдохнула Рэла, таща на плечах новый стол с тумбочкой, сил у нее хватало. – Сиськи правят мужиками.

– Ага, и попы, – кивнула Шари, контролируя, чтоб груз не свалился.

Новый стол вписался в интерьер кухни как родной, а переделанному нашлось место в зале дома. За книгу шаманка смогла взяться, сделав перерыв в два дня. Как раз пришло письмо от эльфийки; новостей, правда, не было, но тема хвори ее задела – она никогда не болела, а судя по описаниям любимой, это вообще чуть не хуже смерти. Конечно, дренейка поспешила в ответе успокоить Алу, что она давно здорова, болезнь успешно побеждена, но Шари впервые ощутила неловкость: она сомневалась, стоило ли описывать девушке, как заботилась Рэла. В письмах фиолетовая не рассказывала о совместном времяпрепровождении с охотницей до всех деталей, однако, такая опека… В конце концов решила не таиться – сейчас недоскажет, потом скроет, потом соврет… Нет уж. Не говоря уже, что темная писала и свой ответ небесной.

Хотя открывать книгу вновь шаманке было немного боязно – она смогла пересилить этот страх. На второй раз чтиво пошло куда лучше. Не, Шари все равно чуть не колотило от тамошних описаний, но, по крайней мере, она уже не воспринимала их столь ярко и живо, и могла, если что, остановиться. Последующие разы шли проще и проще, сквозь образы дренейка различала весьма хороший стиль, читабельность и легкость восприятия, стройность построения абзацев, последовательность и логичность мыслей автора. Со временем юная шаманка научилась не поддаваться противоречивым впечатлениям. Однако она все равно не могла прочесть больше одного рассказа за раз. То есть, сознательно останавливала себя и делала перерыв, но чувствовала желание вернуться к чтению. Пожалуй, для автора это – высшая похвала.

– Вот тут вообще чушь! – воскликнула Шари сама себе, сидя вечером с книжкой за новеньким кухонным столом. Рэла на охоте, хотя и скоро уже должна вернуться, судя по мокрым сумеркам за окном. Почему-то на кухне малышке удобнее всего: умиротворяющая дробь дождя, спокойствие, в меру удобные стулья, стол подходящей высоты, освещение – все располагало к фантазии и воображению.

– Ква-а-ау… – глухо раздалось ей в ответ.

Маленькая дренейка так и подскочила на стуле, едва не скинув книгу на пол. Она оглянулась, осмотрелась, но никого не заметила. Мотнула головой, запомнила страницу и закрыла том, решив, что ей уже от нее что-то мерещиться началось. Потерла виски, вздохнула, и тут…

– Ва-а-ау… – опять с той же интонацией.

Шари вскочила и опять огляделась, и опять не увидела никого. Стало немного жутко…

Звук снова повторился, а шаманка, набравшись храбрости, принялась искать его источник. Насколько она знала – в дом охотницы неподготовленному гуманоиду проникнуть весьма непросто: он должен или пройти внутрь с хозяйкой, быть приглашенным, или иметь серьезные магические силы или артефакты, чтоб вломиться. Не каждый вор таким может похвастаться, но мало ли?

– Ква-а-а-а… – опять донеслось до фиолетовых ушек.

Если это какой-то злоумышленник – он недалекого ума. Или просто языка лишился. Или еще чего-нибудь. Сквозь шум дождя Шари вывела, что звук идет из кухонного оконца. Она осторожно приблизилась и наклонилась к подоконнику, прислушиваясь.

– Ква-а-а-а-ау, – уже куда отчетливей раздалось оттуда.

Шари вдохнула, выдохнула, а после резко подтянулась к створкам и распахнула их, озираясь вокруг. Капли привычно неустанно поливали почву, воздух по-прежнему чист и свеж, но рядом… ни-ко-го. Бедняжка подумала, что она когда-то успела сойти с ума и не заметила этого.

– КВА-А-А!!!

– А-А-А-А!!!

– УА-А-А!!!

– А-А-А-А!!!

Таков был диалог между маленькой дренейкой и выскочившим из-под окна попугаем. Пернатый без церемоний взлетел на подоконник, буквально задев клювом носик шаманки. Та завизжала от испуга и неожиданности, отшатнулась, а пока падала на попу – умудрилась пульнуть в нахала мгновенную слабенькую шаровую молнию. Наглец увернулся и принялся важно расхаживать из стороны в сторону, качая головой. Видимо, ему нравилось, что он сейчас в центре внимания.

– Кыш! – пикнула Шари, сидя на полу, уняв дрожь и испуг.

– Ква! – раздалось ей в ответ.

– Кыш, говорю!

– Ква-ква!

– Ты же попугай, чего ты квакаешь?!

– Ква?

Вот наглец! Шари собралась с духом, поднялась и отряхнулась. Ну, охотник в этом доме Рэла, но неужто дренейка, дочь звездных скитальцев, что когда-то бороздили и будут бороздить бесконечные просторы космоса, шаманка, которой уже подвластны силы молнии и магмы, не справится с каким-то наглым попугаем?!

Мотнув головкой, окончательно приводя мысли в порядок, Шари ринулась к пернатому, дабы запереть створки и вытурить его наружу. Тот, видимо, понял ее намерения и, противно квакнув, сиганул в кухню, пролетев точно над рожками шаманки – она инстинктивно пригнулась.

– Приплы… прилетели… – сокрушенно выдавила фиолетовая, закрыла створки и принялась ловить нахала.

Попугай драпал от нее на всех своих лапах-крыльях и истошно вопил. То есть квакал. Противнейшим голосом! Очевидно, в пернатом вокале он места не имел и нагло пользовался своим природным даром, что он не гуманоид, а птица. Шариала носилась за ним буквально по всему дому, где-то что-то даже умудрившись перевернуть. В третий раз посещая зал жилища, она споткнулась и больно стукнулась той же коленкой о тот же бывший стол (ныне тумбочку) тем же местом.

– Ки-ки-ки-ки-ки, – противно закудахтал попугай, взлетев на тутошний шкаф.

– Чего ты ржешь, скотина?! – обиженно выдавила бедняжка, чуть не заплакав от сочетания обидной боли и досады, растирая ушиб. Не то чтоб его нельзя было вылечить, просто тратить на него духовные силы – ниже достоинства любого целителя, что уже вышел из одеяний новичка.

– Ква-а-у? – раздалось сверху, дескать «я не лошадь».

– А мне все равно, ржешь – значит скотина! Лошадь так лошадь!

Шаманка стала осматриваться, чем бы кинуть в наглеца. Магию использовать не рисковала – подпалит еще чего, или сломает. Под руку ей удобно попалась диванная плотная подушка – идеальный снаряд!

– На! – запустила Шари ее в попугая. Увы, промахнулась, а подушка, как назло, застряла наверху. Тогда дренейка подтащила к шкафу один из стульев и встала на него. Но и тут облом: ее роста едва хватало, чтоб кончиками пальцев дотягиваться до верхней крышки.

– Ки-ки-ки-ки-ки! – «ржал» нахал.

– Я те покажу, кто из нас тут мелкий!

– Ки-ки-ки ква!

– ХАМ! – фальцетом взвизгнула до глубины души уязвленная шаманка.

– Что здесь происходит? – раздалось от входа в зал голосом тотального непонимания настоящего с тембром абсолютного спокойствия.

– Рэ-эла-а! – слетела малышка со стула с возгласом радости, скрытой паники и обиды и кинулась к подруге, принявшись как маленькая девочка жаловаться на мальчишку-хулигана в дворе, ткнула пальчик в пернатого наглеца: – Вот он вот! Летает, обзывается! КВАКАЕТ! Он же попугай, а он квакает! Дразнится и ржет, нахал!

Охотница, только что вернувшаяся в дом, застала его в несколько непорядочном состоянии. Нет, ее это не разозлило, но весьма удивило, да и вернуть все как было – дело минут десяти. Сейчас она узнала причину и серьезно посмотрела на пернатого. Тот протяжно квакал и забился в уголок, но его все равно видно. Поскольку все обмундирование еще при Рэле, она, недолго думая, вскинула лук со стрелой и натянула тетиву. Попугай на шкафу тут же стал молиться своим птичьим богам.

– Нет! – взвизгнула малышка, опуская руку подруги еще до выстрела. – Не убивай его!

– Как это?

– Так это, не надо убивать! Давай…

– Ква-а! – “благодарственно” раздалось сверху.

– …не будем, давай поймаем и выпустим подобру-поздорову.

– Да я же только ра-аню! – протянула темная, вновь вскидывая лук со скрипом тетивы.

– Все равно нет! – Шари опять опустила руку подруги. – Я не позволю тебе его прибить при мне!

– Ну так выйди?

– Я буду знать, что ты убила его рядом со мной.

– Ну так выйди на улицу?

– Я буду знать, что ты убила его, когда я могла помешать!

– Э-эх… – устало протянула Рэла, потерев ладонью лоб. После подняла тяжелый взгляд на незваного гостя. – Ладно, живи, гад.

– Спаси…

Шари не успела договорить, как темная невесть откуда выудила маленький камушек и со снайперской точностью запустила его грубияну прямо в клюв. Тот изумленно и пронзительно квакнул, возмущено закудахтал, не смог расправить крылья, уперев одно в стену, запнулся о подушку, зацепился за нее когтями и рухнул со шкафа вниз. Рэлаши его словно там уже ждала, через пару мгновений выудив, крепко держа за ноги вниз головой. Попугай истерично махал крыльями и вопил, но вырваться ему умелая охотница уже не позволит.

– …бо, – пикнула Шари, закончив слово благодарности.

– Я бы его на суп пустила, дорогая, – победно и несколько злорадно пропела Рэла. Судя по… клюву нахала, тот опять принялся молиться. – Знаешь, ощипать, снять шкуру, сварить, обезглавить… Или сначала снять шкуру, потом обезглавить, а потом ощипать? Или вообще перво-наперво сварить-потушить? Какая я рассеянная, постоянно забываю, – издевалась охотница над чуть не теряющим сознание пернатым.

– Ну милая, у нас же есть что есть…

– Милая? – переспросила темная и задумалась. На ее памяти Шари ее еще так не звала.

– Это я так под впечатлением от твоего милосердия, – неуверенно промямлила шаманка.

– Обращайся ко мне так, даже если не будешь под впечатлением… Мне понравилось.

Попугая не без шуточного спора решили отпустить. От темной бедолага наслушался таких ужасов, что теперь будет держаться от ее жилища подальше и не влетит в него, даже если оно будет единственным безопасным местом во время Армагеддона – лучше уж в огне сгореть. Напоследок Рэла выдернула у наглого хама перо из хвоста – негоже охотнику отпускать добычу без трофея. Зато запомнит лучше. Подруги прибрались, после как турнули его вон.

Девушки разделились: хозяйка пошла к себе, а шаманка вернулась за стол.

– Таки ты полностью ее прочтешь… – с сомнениями выдала темная, уже переодетой проходя к подруге на кухню.

– Оказывается, не так уж и сложно, – несколько напряженно протянула Шари в ответ, бегая глазками по строчкам. После недолгой паузы она выдала: – А вот этого я точно пробовать не буду…

Рэла поперхнулась водицей, которую решила выпить перед трапезой. Дренейка отвлеклась на ее кудахтанья:

– Помочь?

– Кхе-кхе! Ты… Кхе! Что… Кхе! Учишься?!

– Ну-у… – опять протянула шаманка, – не совсем так. Видишь ли, тут есть ряд довольно интересной информации, и если верить этому специалисту любовных утех, то какие-то из… приемов должны девушкам очень даже нравиться.

– И ты запоминаешь что-то на «попробовать»?!

– А вдруг?

Рэла, потратив какое-то время, чтоб переварить полученную информацию, двинула к подруге тяжелой походкой, встав позади. Шари пикнула лишь после как темная аккуратно закрыла книжку, ухватила малышку за печи, выудила ее из-за стола и с подбросом повернула к себе. Удерживая ее на груди, обхватив бедра, ласково начала:

– Шари, дорогая, я не буду мешать тебе просвещаться, но дам совет и хочу, чтоб ты его хорошо запомнила – это очень важно.

– Та-ак?

– Иметь про запас что-то интересное – всегда хорошо. Что-то попробовать, что-то выяснить, да еще и с кем-то, кто тебе дорог – вдвойне приятней. Но, Шари… не торопись.

– А?

– Оставь эксперименты на потом, когда секс станет терять в удовольствии. Не факт, что это произойдет, но это может быть. Потому не несись исследовать что-либо, что необходимо исследовать с кем-то. Можешь передать Алинде – это общий совет. Смакуйте, наслаждайтесь, растягивайте удовольствие, и вам хватит друг друга до конца ваших дней.

– А-а-а, – протянула шаманка, – я поняла. Спасибо, Рэла, я учту.

– И еще.

– А что еще?

Темная в ответ улыбнулась и, чуть опустив по себе малышку, жарко поцеловала ее. Та на миг удивилась, но вскоре ответила с той же прытью. Слияние длилось довольно долго, распаляя обеих дренеек.

– Кровати далеко… – пропела фиолетовая, прерываясь.

– Тут есть стол…

– Мы же недавно один поломали.

– Ну а этот еще не проверяли.

– Аргумент, – хихикнула Шари.

Рэла водрузила пурпурную на крышку, устроившись у нее меж приподнятых ножек и возобновляя поцелуй. Чуть только шаманка задрала платье, темная тут же прижалась пахом к ее прелестям, заставив почувствовать некое напряжение ниже своего пояса – трусиков юная дренейка не надела. Охотница неспешно освободила свое достоинство, став тихонько ласкаться о розочку и пурпурные шарики, ожидая полной готовности. Шари не разрывала губ с подругой, нежась о нее и гладя, не забывая сквозь одежду щупать ее объемную грудь и летать пальчиками по шее. Поняв, что стержень подруги достиг нужного настроя, маленькая дренейка безмолвно попросила темную и возбужденно-взволнованно почувствовала, как охотница примерилась вновь войти в нее, размазывая по звездочке первую каплю. Дабы в полной мере насладиться моментом, малышка задержала дыхание…

Дух-дух! Дренейки как застыли.

– Кто-то стучит? – прошептала Шари. «Дух-дух-дух!» – послышалось с прихожей.

– Ай, уйдет, – махнула рукой Рэла, возобновляя поцелуй, но стук снова повторился, и уже настойчивей.

– Похоже, придется открыть… – разочарованно выдохнула шаманка, освобождая подругу из объятий ножек.

– Прости… – виновато произнесла темная подруге, отступая и натягивая штаны.

– Не за что, – ответила та и чмокнула любовницу в губы. – Мне пойти с тобой?

– Только не попадайся гостю на глаза, пока я не разрешу, хорошо? Бес знает, кого несет в такой вечер.

Шари согласно кивнула и спрыгнула со стола, под повторившийся стук. Рэла уже обернулась, а вот малышке все равно требовалось какое-то время, дабы унять своего дружка; наемница своего умудрилась спрятать вообще словно его и нет, даже с такими габаритами. Шаманка, конечно, расстроилась. Момент потерян, настроение в ноль, а кровь кипит, хоть под дождь вставай… Вот же не вовремя!

– Иду! – раздалось с прихожей от Рэлы под очередной стук. – Кто там?

– Рэлаши-охотница? – раздался из-за двери грузный и крепкий мужской голос, принадлежащий, видимо, человеку. – Это ее дом и со мной говорит она?

– Что вам нужно?

– Меня зовут Вильм, я ищу Рэлаши и намерен обратиться к ней с деловым предложением. Не торговец! – поспешно добавил гость.

Рэла вела себя настороженно, что и понятно. Как правило, всякие объявления висят на соответствующей доске в городе. Любой, кто считает, что способен выполнить задание, и удовлетворен наградой, может забрать его с собой и обратиться к работодателю. Разумеется, лист нужно сохранить до конца – это контракт, гарант или награды, или наказания заказчику, который, кстати, вначале обязан вместе с исполнителем его подписать. Темная находила работу для наемника, проводника и охотника именно так, однако чтоб наниматель лично являлся к потенциальному работнику – нечто из ряда вон. То есть, это возможно для каких-то умельцев наивысшего класса с кучей рекомендаций и региональной славой, но Рэла не считала, что о ней знают как о наемнике больше, чем о проводнике или ремесленнике.

Дождь снаружи весьма плотный, хоть и без грозы. Шари выглянула, чтоб видеть дверь, поскольку знала, что та еще не открыта и посмотрела на Рэлу. Подруга обернулась и вопросительно вскинула плечи. Шаманка кивнула с видом, мол, если что – прикроет, и юркнула обратно, на всякий случай набираясь волшебной мощи.

Рэла приоткрыла дверь и глянула на гостя.

– Оружие будьте добры… – попросила она. – Просто меры предосторожности.

– Понимаю, – раздалось в щель, послышалась какая-то возня и вскоре в дом пролезли посох, меч и магический фолиант.

– Не беспокойтесь, я открою через минуту, хоть засекайте.

Правила приличия сурового мира: являясь к незнакомому хозяину в его дом – будь готов предоставить оружие по его требованию. Это что-то вроде акта начального доверия и уважения. Кража таким способом домовладельцу может влететь в монетку, если не в жизнь, а гость, отдавая свой меч, проявляет хорошие манеры и мирные намерения.

Рэла пронесла снаряжение, двигаясь мимо Шари. Дренейки быстренько шептались, пока хозяйка раскладывала вещи незнакомца:

– Что за дело-то? – начала шаманка.

– Не знаю, на вид не торговец, но и не враг.

– Что будешь делать?

– Впускать конечно – никто не посмеет обвинить Рэлаши в хамстве! Прогонять уже невежливо.

– Мне выйти встретить тоже?

– Пожалуй, так будет правильно.

– Могу расслабиться?

– Валяй, – разрешила темная, недалеко спрятав оружие гостя и возвращаясь к двери.

– Вы пунктуальны, – раздалось из-за входа. – Менее минуты.

– Входите, – коротко разрешила охотница, распахивая дверь. – Плащ хорошо бы хотя бы стряхнуть наружу.

– О, само собой, – заверил незнакомец на шаге снимая одеяние.

Шари стояла недалеко, с любопытством рассматривая гостя. Весьма высокий и светлый мужчина, широкоплечий, с небольшой ухоженной бородой, без усов, типичными для его расы бровями и глазами честного человека темного оттенка приветственно поклонился хозяйке дома. Шари хорошо ощущала его чародейскую ауру, потому сделала вывод, что он – маг. Но уж точно не жрец или чернокнижник. Допустила мысль про воргена-друида, но судя по мечу и фолианту в снаряжении – маловероятно, да и броня его больше тканевая, направленная на улучшение чародейского потенциала, легкая и невычурная, иссиня-черного цвета.

Вильм, как он себя назвал, тряхнул плащ, наскоро осушив, повесил его на крючок, вытер ноги и учтиво поклонился хозяйке еще раз. Что ж, по крайней мере он воспитан куда лучше последнего пернатого гостя.

– Рад познакомиться с вами, Рэлаши, – начал он. – Вас было непросто найти. Где мы можем пог… – он осекся, увидев за спиной могучей дренейки Шариалу. – Прошу прощения, мадам, я вас не заметил, – он вновь учтиво поклонился.

– Во избежание траты времени я бы просила вас отринуть некоторые правила приличия, чувствуйте себя свободнее, – известила темная. – Дренейка за мной – шаманка, это все, что я могу о ней сообщить.

– Я постараюсь не встревать в разговор, но могу и удалиться, если смущаю вас, – изрекла Шари.

– Нет, присутствовать вам, или нет – ваше с Рэлаши решение. Только прежде чем я смогу приступить к разговору о деле – я должен быть уверен, что вам тоже можно доверять, – более уверенно ответил мужчина.

Шари и Рэла переглянулись, и шаманка мотнула головой, призывая подругу пошептаться в стороне.

– Извините, – кивнула темная гостю и отошла к маленькой дренейке.

– Что решишь?

– Я все еще не знаю, чего он хочет.

– Что бы у него там ни было – ты же мне все равно расскажешь, верно?

– Не совсем, долг наемника – хранить тайну, пока за нее не предложат больше, чем хозяин секрета, но есть еще такая штука, как принципы. Я никогда не раскрывала подробностей контракта с кем-либо кому-либо.

– Не сочти за издевку, но тебе некому было рассказывать, – грустно шепнула Шари. Рэла кивнула.

– Он просит лишь заверить его в доверии к тебе. Раз он пришел лично в мой дом, значит мое слово для него имеет вес. Опять же, твое присутствие позволит сэкономить время, да и мы сразу же сможем что-то согласовать.

– Тогда я с вами, – заключила шаманка, и Рэла опять кивнула.

Темная повернулась к гостю и сказала:

– Шаманка с нами. Давайте в зал – там мы сможем поговорить с удобствами.

– Благодарю, – поклонился Вильм и пошел за хозяйкой. Шари отметила его твердый, но в то же время словно летящий шаг.

Троица прошла в комнату, кою девушки уже успели привести в порядок после погрома.

– Мне что-нибудь вам предложить? – уточнила темная.

– Спасибо, но нет, я и так заявился весьма поздно. Надеюсь, не помешал?

Шари с Рэлой с трудом не переглянулись.

– Нет, – коротко ответила хозяйка, присаживаясь на диван, усадив гостя в кресло по углу. Шаманка устроилась на стульчике рядом с подругой. – Итак?

– Представлюсь еще раз: я – Вильм, маг королевства Штормграда. Мне нужен наемник, проводник и телохранитель, в идеале в одном лице. Задача относительно простая: доставить меня в Пандарию, в определенное место в Нефритовом лесу, в целости и сохранности, вместе со снаряжением, к определенному времени.

Шари и Рэла посмотрели друг на друга. Охотнице впору бы сразу отказаться – сейчас у нее гостит шаманка, и они весьма хорошо проводят время. Кроме того, идти придется очень далеко и, возможно, долго, это работа наемника, скорее всего опасная и изнурительная.

– Видимо, я заявился не вовремя, – внимательно глядя на лица девушек, помялся Вильм. – Я не прошу вас давать ответ сразу, я могу дать вам время подумать и решить до завтра.

– Вопросы? – уточнила темная.

– Задавайте, есть лишь ряд вещей, что я не смогу открыть, но и он небольшой. Хотя мне казалось, что наемники особо не любопытствуют.

– Верно подмечено, – кивнула Рэла. – Но ответы на многие я могу додумать сама, и вам об этом знать не обязательно. Меня интересуют предположительные времязатраты, оплата, опасность пути, число душ в отряде.

– Время во многом зависит от вас, но путь неблизкий. По причине, что я не могу открыть, мы не сможем пользоваться системой перелетов и порталами, и даже ездовыми животными, а значит всю дорогу придется идти пешком. К сожалению, вариант отплыть на корабле в Дарнас, а из него в Штормград не подходит. Просто потому что… – маг неловко кашлянул и продолжил: – Отряд будет небольшой, я намеревался нанять только вас, но, если вам будет нужна помощь – вы в праве ее взять. Без доплаты. Опасность я не могу предвидеть, но слежки за собой я не обнаружил. У нас будет поддержка, но любые нападения, если и будут, наверняка будут внезапны. Что касается меня – я посильно буду стараться сохранить свою жизнь и снаряжение, вступать в дозор и прилагать все возможное, дабы наша миссия оказалась успешной. – Тут он выудил из тканей увесистый мешок и чуть встряхнул. Судя по звону – там было золото, весьма много. Вильм спрятал его обратно. – Получите в два раза больше по завершении задания и по золотой монете в день, что пройдет без вреда мне, или снаряжению. Аванс, как я понимаю, стандартный для наемника?

– Что я, или даже мы сможем получить кроме денег?

– Ты, – уточнила Шари. – Пока что ты.

Вильм был явно удивлен:

– Я… если честно… чего-то не понял…

– Посмотрите на мой дом, маг. Я не даю ответа, но хочу, чтоб вы учли этот момент и, если захотите, дали дополнительные разъяснения.

Мужчина послушно обвел зал глазами, чуть попрыгал на кресле и пощупал ткань. Встал, призвав девушек сидеть как были, походил по комнате, пытаясь хоть где-то застать скрип. Огляделся еще, повернулся к темной, открыл было рот, но тут же захлопнул и крепко задумался. Он понял намек охотницы.

По меркам Пиратской бухты Рэлаши жила как королева, а по меркам Штормграда – как зажиточная дама. В большом достатке. Дом говорил о том, что деньги у его хозяйки есть, и в достаточных количествах, чтоб жить припеваючи. Так зачем ей тащиться на другой край света, рисковать своей жизнью в каком-то секретном задании, терпеть походные неудобства, да еще и без гаранта возвращения, за какими-то двумя-тремя пусть и увесистыми мешками золота? Маг, видимо, такого не ожидал и даже не придал значения, завидев большой дом.

Большинство наемников живут от каравана до каравана, копят деньги на дорогу домой, к друзьям, в город, на снаряжение, но Рэла – разговор отдельный. Видимо, если кто-либо и прибегал к ее услугам эскорта, то предлагал или большую сумму, или что-то иное, что ценилось бы для статной дренейки в одной из ее профессий: зачарованные оружие и (или) броню, полезные свитки, рецепты для кожевников, редкие шкуры, что угодно, что за золото купить трудно. Или просто искали другого наемника. Мужчина думал довольно долго, и девушки тактично ему не мешали.

– Вы цените стабильность и комфорт, как я погляжу, – наконец начал он. – И, судя по тому, что живете вы в относительной глуши одна – или уже не одна, но это не мое дело – вас не слишком заботит репутация – если только она не черная – и стороннее мнение, и вам с лихвой хватает того, что имеется.

– Есть и другие наемники… – надула губки темная, но Вильм перебил:

– Если у вас есть друзья, то вы, видимо, очень цените и их, и хотели бы держаться с ними на связи, так?

– На что вы намекаете? – спросила Рэла с тончайшей, едва-едва слышимой ноткой угрозы.

– Я готов предоставить и настроить в пользование вам и вашим друзьям шепчущие камни, – изрек маг. – Четыре штуки. Один для вас, прочие – для ваших знакомых. И тогда они смогут говорить с вами через любое расстояние, даже из…

– …другого мира, – кивнула охотница. – А вот это, уважаемый, уже хорошая награда. Четыре штуки, говорите? И я смогу, если пожелаю, продать их кому угодно, или подарить?

– Естественно! Они будут вашей наградой, и вы будете вольны распоряжаться ими столь же свободно, как и деньгами. Настройка очень проста, уверяю, с ней справится любой, кто умеет читать. Если у вас не будет возможности к кому-нибудь принести камень, вы сможете просто отправить его посылкой вместе с инструкцией. Кроме того – маги Штормграда имеют здесь некоторое влияние на гоблинов. Не могу обещать, тут уже решаю не я, но ваш социальный статус может быть повышен, что позволит вам приобретать дорогие, но недоступные не из-за цены товары.

– Да за одни камни вы можете выдать лишь треть мешка! – воскликнула Рэла и встала. – Мне нужно подумать и все согласовать.

– А я могу спросить? – осторожно и кротко подняла ручку Шари.

– Вам я отвечать не должен, но я вежлив, – учтиво ответил маг. – Если вопросы простые – спрашивайте.

– Вы можете назвать хоть какие-нибудь контрольные точки маршрута? Населенные пункты, или города, которые вы стопроцентно обязаны будете посетить?

– Разве что Штормград. В остальном я готов идти за телохранителем хоть через трясину.

– Хорошо, – кивнула Шари. – И еще один: вы обмолвились, что Рэлаши вольна взять себе помощь. Так вот, помощь любую и от любого, кому верит?

– Это ее дело, если это поможет ей выполнить задание – я буду только рад, но не хотелось бы большого числа душ: чем меньше – тем лучше. По правде сказать, четыре – будет уже слишком много. Золото она поделит сама, я дополнительно платить не буду.

– Поняла, – опять кивнула шаманка. – Все, я более вопросов не имею.

– Как мне узнать, согласны вы, или нет? – обратился Вильм уже к охотнице.

– Вы, я полагаю, остановились где-то в Пиратской бухте, так? – уточнила Рэла.

– Именно.

– Будьте в тамошней таверне в половину десятого утра. Если я вас встречу, или присоединюсь – значит я согласна. Не появлюсь и через полчаса – значит отказ.

– Странные условия, но я в таком положении, что не могу не принять их. Если это все, я намерен оставить вас и не мешать принятию решения.

– Я провожу вас до двери и принесу снаряжение, – встрепенулась темная.

Маг накинул плащ, принял свои вещи из рук темной, экипировался, еще раз вежливо поклонился обеим девушкам, высказал надежду на согласие и ушел в дождь. Спровадив гостя, Рэла повернулась к шаманке и с полминуты смотрела на нее. Шариала понимала, что это за взгляд, она выпрямилась, подняла подбородочек и стойко его держала.

– Нет, – наконец выдала Рэлаши, проходя мимо подруги в зал.

Маленькая дренейка проводила ее глазами, а после двинула следом твердым шагом. Она знала, к чему отнесено это «нет». Пройдя в комнату, девушки встали лицом друг к другу. Шаманка с неким вызовом глядела на подругу.

– Мне понятны твои переживания, дорогая, – начала она. – Но если ты считаешь, что я отпущу тебя с не пойми кем не пойми куда…

– Это моя работа, Шари, – перебила темная малышку. – От предложения этого парня отказываться нельзя – уж слишком много полезностей перепадает.

– Если бы я тебя плохо знала, то подумала бы, что ты не хочешь делиться, но чувствую, что этой причины не стоит вовсе.

– Какая догадливая, – чуть подразнила гостью охотница. – Да, Шари. Я не хочу, чтоб с тобой приключилось чего плохого.

– Не буду лгать, что этого не произойдет. Скажи, ты хоть сама-то себе веришь, что сможешь отговорить меня?

– Шари, дело не в том, во что я верю. Что будет с Алиндой, что будет с твоими родителями, узнай они все, куда ты ломанулась? Ты о них подумала?

– Да, – серьезно кивнула шаманка. – И подумаю еще. С Алиндой по плану я должна встретиться в конце предоставленного мне отдыха. Аргументом моей безопасности выступит, что рядом будешь ты.

– Думается мне, она отпускала тебя ко мне, не подразумевая, что ты будешь рисковать своей же шеей. Что с ней будет, расскажи ты ей о своих планах?

– Противоречивые эмоции. Самое большее, на что она сможет обидеться, так это что я рисковала без нее. Ты недооцениваешь ее стойкость. Да и я уже не беспомощная малышня.

– Шари, эскорт предполагает стычки, передряги, драки и неудобства. Придется марать руки, придется убивать, придется терпеть боль, не хныкать и идти дальше.

– То самое чувство, когда тебе хорошо от того, что ты – целитель, что уже может постоять за себя, а еще имеет богатый опыт походов и некоторый – боя… – мягко и уверенно улыбнулась Шариала. Аргумент, так-то, весьма весомый.

– Я просто не могу позволить тебе идти со мной, – повернулась охотница спиной к подруге. – Шари, я буду бояться за себя, за тебя, за нас. Я не хочу иметь даже мизерного шанса вновь остаться одной.

Шаманка прильнула к темной, аккуратно обняв.

– Рэла, за эти полтора года ты могла потерять меня чуть ли не пять раз. Одни элементали в кратере Ун’Горо чего стоили – ух и свирепые же! Ты не думала, что самое безопасное место для тех, кто тебе дорог – рядом с тобой?

Дренейки помолчали, после чего статная подруга повернулась к Шари грудью и ответно обняла.

– Ты повзрослела, малышка… – ласково пропела она. – Раньше ты бы клянчила и умоляла меня просто взять тебя с собой, рыдая и хлюпая, а сейчас выдаешь аргументы, предвидя, что я могу сказать.

Шари привычно зарылась носиком в грудь подруги – так удобнее дискутировать. Девушки рассмотрели варианты, что шаманка останется в доме охотницы, вернется в Экзодар, или даже сразу поедет к Алинде, но, конечно, все три по итогу отвергли. Фиолетовая (аккуратно играя ладошкой со сферой темной) заявила, что не простит подруге, если та не возьмет ее с собой. Повидать Штормград, побывать в Пандарии, пройти четверть континента Восточных Королевств – слишком заманчиво, чтобы упустить. Ей нужно будет лишь подготовиться завтрашним утром: докупить еще один набор походной одежды в дополнение к имеющемуся, возможно подыскать хоть какую-то броню и щит; у нее как раз есть сумка с облегчением ноши. Провиант – забота уже общая (чмок через ткань в сосочек), однако с ними маг! Шариале даже своих запасов денег на дорогу должно хватить – уж накопила во время дождей. Хорошо знакома с атакующими заклинаниями шаровой и цепной молний, выбросом лавы, может даже применить ультимативное локальное землетрясение, но лучше у нее, конечно, выйдет роль поддержки, но когда некого поддерживать – почему бы и не вмазать? Убийство… уже сложно. Пожалуй, это единственное, на что у нее нет успокоительного аргумента (чмок в губы). Того же попугая ей жалко, чего уж говорить про прочих живых существ. Всякие элементали не считаются – они, как она знает, не чувствуют боли и не умирают в привычном понимании этого слова.

Рэла слушала хорошо, задавая уточняющие вопросы, хоть с несколько утяжелившимся дыханием. В конце концов сдалась. Алинде Шари лгать не будет, напишет все как есть. С ее стороны, конечно, несколько эгоистично самовольно принимать такое решение, но у них просто нет возможности сразу обсудить. Да, эльфийка будет волноваться, но даже она не сможет оспорить такой аргумент, как Рэлаши. Кроме того, она знает, насколько Шари любит бывать в новых местах. Ну и, конечно, шаманка не будет относиться к этому, как к легкой увеселительной прогулке. Подобное событие – отличный способ закалить характер. Как малышка позже призналась в письме к любимой – ей хотелось доказать самой себе, что она уже не мягкотелая недотрога, что она способна защитить и себя и тех, кто ей дорог, от кого угодно. Если она намерена стоять на страже баланса стихий – крепость духа, отвага и стойкость – необходимые черты, которые следует развить.

– Значит, мне тебя не отговорить… – выдохнула Рэлаши. Хрупкая на вид дренейка, гладя ладошкой ее живот, хихикнула.

– Ты с самого начала это знала, а спорила для приличия, – пропела шаманка.

– Не могу утверждать. Учти, у нас не скоро получится вновь уединиться, дорогая.

– Ха, словно мы могли бы уединяться, если бы разошлись.

– Тоже верно. – Темные ладони уже недвусмысленно приподнимали платье малышки. Шари осторожно погладила бедром ногу подруги.

Поняв, что охотница готова, фиолетовая немного отстранилась и быстренько избавилась от одежды, отбросив ее на диван. Ловя взгляд подруги, шалунья решила даже чуть попозировать. Она провела ручками вдоль торса, следуя ноготками по своим линиям, взлетела ими вверх, соединила и чуть изогнулась, сделав силуэт просто обворожительным. Рэла тихо восторгалась, бегая глазами по течению форм маленькой дренейки.

– Тебя, кажется, прервали… – выдохнула фиолетовая, вновь прижимаясь к наемнице.

– Мрр… а я думала, что момент потерян.

– Что потеряно, то можно найти… или сотворить заново, – прошептала шаманка, спускаясь пальчиком к поясу. Зацепившись, она чуть оттянула его. – Сними это. Всё это.

Рэла чуть уняла возбуждение и без спешки избавилась от одежды, после прильнула к Шари с поцелуем. Юркие пальчики тотчас обвили большой стержень охотницы, а тот затрепетал и выдавил капельку. Фиолетовая размазала ее по головке и замурчала. Другая ручка перетекла по телу могучей дренейки до крупной ягодицы, по пути вновь заставляя гостью восторгаться силой и сложением мускул под нежной кожей. Шаманка сжала ладошку, почувствовав выдох в губы, и прошла к хвосту, вопросительно глянув в светлые глаза. «Хорошо…» – разрешила Рэла и тут же вздрогнула и замычала от легкого прикосновения к основанию. Фиолетовая ощутила, как в ручку, что ласкает достоинство подруги, вытекло еще смазки. Гостья, разумеется, сделала пару правильных движений для увлажнения, что горячий ствол принял с подергиваниями.

– Я, пожалуй, вернусь к тому, на чем остановилась, дорогая, – пропела темная, подхватывая пикнувшую малышку. На этот раз уже до стола нести слишком далеко, но сейчас рядом располагался столь удобный диван, который, кстати, тоже не «проверялся».

Наемница устроила фиолетовую на ложе спиной, прямо на платье. Шари потянула к себе любовницу, приглашая ее занять место между ножек. Рэла, конечно, поспешила выполнить молчаливые просьбы. Обе дренейки устроились поудобнее (статной пришлось одну ногу спустить к полу), и малышка с радостным волнением ощутила влажную головку у входа в попку. Жарко поцеловав добрую подругу, она страстно выдохнула:

– Давай. Милая.

Миг они даже страшились, как бы их снова не прервали, но забыли обо всем, после как Рэла, введя вершинку, впрыснула еще немного смазки и без промедлений аккуратно вошла до конца. Шаманка сладостно замычала и обвила любовницу ножками, призывая ее задержаться. Темная поняла, прильнула к гостье, вновь сливая с ней губы, пульсируя достоинством. Юркие ручки медленно нежили сферы обеих дренеек.

Почувствовав, что дырочка привыкла, Рэла начала уветливо двигаться в ней. Шари с прикрытыми веками отвечала на поцелуи, обнимала стеночками член в себе и глубоко, но страстно дышала. Она млела, чувствуя прикосновения увесистых шариков любовницы к своим ягодкам. В какой-то степени она даже ругала мага мысленно, что тот оттянул для подруг столь приятное времяпрепровождение. Малышка чуть летала тазом, помогая темной и насыщая себя и ее ощущениями. Хвостиком она кротко щекотала ложбинку охотницы, порой задевая мошонку.

В какой-то момент Рэла отстранилась, возвысилась, соединила ножки любовницы и водрузила их себе на плечо. Шари воспользовалась паузой, дабы сделать так, чтоб ее мешочек выпирал со стороны подруги. Темная возобновила движения, прижимаясь к ее шарикам лобком. Из членика пурпурной к животу тянулась струнка и подрагивала вместе с ним от легких толчков; хотя последние периодически прибавляли в силе, и на них малышка кротко и тихо вдыхала. Партнерша постоянно гладила фиолетовые ножки, иногда воздушно целуя их, периодически спускаясь ладонью к мешочку, дабы погладить и помять, заодно чуть сменив угол заполнений. Постепенно наемница увеличивала темп, но весьма неспешно.

Вдруг Рэла вжалась в попу малышки и со стоном задрожала, крепче прижав к себе изящные бедра. Шари хорошо чувствовала, как трепетал внутри дырочки большой стержень, но плотнее обнимать его не стала. Возможно, именно поэтому темной удалось сдержаться.

– Что-то ты быстро, – улыбнулась шаманка. Пусть раз на раз не приходится, но чаще наемница держалась куда дольше.

– Спишем это на вынужденное прерывание… – промямлила подруга, немного расслабляясь. – Но я, вроде, уже могу продолжать.

Охотница вышла по головку, а под вход Шари чуток сузила стеночки. Наемница этого не ожидала, и, почувствовав прилив удовольствия, потеряла контроль над телом. Она судорожно влетела до конца, а ощутив, насколько плотно попка пурпурной обхватила ее ствол, замычала, закрыла глаза и прижала к себе ножки любовницы еще крепче, наполняя нежную дырочку семенем. Малышка с блаженным личиком искренне наслаждалась, чувствуя, как по ней разливается тепло от жаркой влаги дорогой подруги. Она дополнительно работала мышцами, продлевая неожиданный оргазм Рэлаши. Шалунья насчитала около четырех довольно обильных струек, если не брать во внимание извержений поменьше. Как шаманка и предвидела – стержень наемницы даже не пытался расслабиться, и она продолжила мять его стеночками, чувствуя, как он пульсирует.

– Н-нечестно! – выдохнула охотница, когда пришла в себя.

– Ой, не будь букой, – пропела фиолетовая, пролетая ручкой по бедру любовницы.

– Я же… Я же тебе отомщу…

– Боюсь-боюсь, – игриво шепнула малышка, проведя хвостом по яичкам наемницы. Та на это опять напряглась и задрожала.

– Ну все, проказница! – с улыбкой воскликнула Рэла, небыстро выходя из восхитительной попки все еще твердым стволом.

Она сместилась чуть в бок, «атакуя» любовницу сверху и хватая ее. Шари взвизгнула и засмеялась от чувства взлета. Статная дренейка нежно поцеловала ее, опуская на диван коленками и поворачивая спиной к себе. Малышка поняла и сразу поставила бедра чуть шире, выпятив попу к подруге и задирая хвостик. Опору локотками она нашла в спинке дивана, глядя через плечо на темную. Та, видимо, какое-то время решила уделить просто любованиям. Шари прекрасно ее понимала, потому, вспомнив, что для нее делала Алинда, решилась повторить что-то подобное для охотницы. Фиолетовая стала неспешно летать ягодками из стороны в сторону, делая волнообразные движения спиной горизонтально и вертикально. От предвкушения, из кончика стержня пурпурной спустилась капелька.

– Прелестно, красавица, – пропела Рэла, видимо, уже желая не только наблюдать. Она опустилась на одно колено и положила ладони на половинки, помяла, чуть сжала, раздвинула, отпустила, поводила по ним и опять сжала.

Шари ее уже видеть не могла, потому просто легла головой поверх сложенных предплечий и закрыла глазки, отдавая свои прелести в полную власть темной. Охотница поцелуями перемещалась по мягким ягодкам, иногда спускаясь к шарикам и играя с ними. Пурпурная кротко ей подмахивала с тихим сладостным мычанием. В какой-то момент половинки попки разошлись вновь, открывая розочку. Рэла припала к дырочке губами, чуть полизав и через пару мгновений проникнув в нее язычком. Шаманка млела, она очень любила, когда подруга так делала, но такие игры заставляли ее чуть ли не умолять темную уже войти в нее. Чем дольше язык был в дырочке, тем больше малышка хотела ощутить в себе красивую охотницу.

Но Рэла медлила. Она периодически покидала пещерку и спускалась к шарикам. Даже аккуратно оттягивала твердый членик к себе и нежила его губами, собирая обильно вытекающую влагу. Шари уже обвила хвостом рог наемницы с немой просьбой войти в нее. Темная словно проигнорировала, вернув внимание к дырочке, но не отпуская стержень, но второй ладонью гладила изящные бедра. Малышку пробила дрожь, когда язычок сделал внутри небольшой финт.

– Рэ-эла… – простонала Шари в новой мольбе, выгнув спинку. Хвостом она уже немного потягивала рожок.

Маленькая дренейка буквально почувствовала, как улыбнулась темная. На новое движение в дырочке шаманка напрягла ягодки, легко дернувшись, а пурпурный членик затрепетал, пустив струнку вниз. В просящем жесте малышка даже перелетела ручкой и положила ее поверх темных кистей, что мяли округлости, чуть сжав. Шари услышала томное урчание от подруги. Ощутив хвостом, что темная поднимается, шаманка радостно улыбнулась, чуть поерзав попой. Рэлаши встала во весь рост и грузно и властно закинула копыто на диван в стороне от любовницы. Увесистые яички могучей дренейки прислонились к мягкой ягодке.

Но вместо желанной головки у розочки Шари почувствовала, как хозяйка положила ладонь на ее мешочек и потекла ей вверх. Мошонка подруги лишь ласкалась о кожу пурпурной. Шаманка не выдержала и приподнялась на локтях, оборачивая на охотницу умоляющий взгляд. Та ответила хитрой улыбкой, лаская пальцами розочку.

– Рэла… – хотела было еще раз попросить подругу фиолетовая, обнимая ручкой ее ствол.

– Ш-ш-ш, дорогуша, – наклонилась темная, не грубо, но властно возвращая торс любовницы на спинку дивана. Несильно она рукой удерживала малышку.

Шари нетерпеливо заерзала, когда в ее попу пролез палец. Она чувствовала, как на нее капает смазка с прекрасного достоинства Рэлы, она так хотела его в себе, но хозяйка буквально мучила ее усладой и ожиданием. Пальчики темной ласкали дырочку то по одному, то парой, входя и выходя, но… это не то, чего жаждет сгорающая от страсти шаманка. Ее стержень дрожал и пускал смазку чуть ли не ручейком, хвост увил запястье любовницы, кротко силясь отвести его, но подруга продолжала дразнить, усиливая толчки о попу мешочком и время от времени спускаясь ладонью к шарикам любовницы.

– Рэла, прошу… – опять стала умолять Шари, чувствуя, что уже на пике.

– Немного холодно, милая, верно? – пропела партнерша в ответ.

– Что? – только и успела спросить фиолетовая, когда…

Рэлаши вышла пальчиками и быстро перестроилась, резко влетев в попку сразу до основания. От нахлынувших ощущений бедняжка (или счастливица) чуть с ума не сошла. Она с громким стоном выпрямилась точно в объятия любовницы, коя тут же властно опять наклонила ее. Руки охотницы крепко держали фиолетовую, пока ту прошибал сильный оргазм с обильным излиянием. Шари пускала белые струйки и дрожала, судорожно вырывалась и захлебывалась блаженством, а темная нещадно и быстро ходила в пульсирующей дырочке, выбивая лобком звонкие частые шлепки. Маленькая дренейка была так раздражена ласками, что мычала и плакала от счастья, но даже сквозь туман удовольствия пыталась подмахивать.

Когда Рэла несильно ущипнула ее сосочки, не ослабляя хватки и скорости, а еще страстно укусила в плечо, сплюснув грудь о спину, малышка закричала и опять судорожно попыталась выпрямиться, изливаясь на еще одном пике. Ее бедра дрожали в сладостной неге, а хвост беспорядочно вился, обтекая темный торс. Шариала чувствовала каждую волну, что пускала по ягодкам прекрасная охотница, каждый пульс и трепет ее великолепной тверди внутри, каждый поцелуй ее увесистой мошонки с округлостями, каждую мнимую линию, что оставляли ее сосочки на бархатистой коже.

Маленькая дренейка настолько возбудилась, что почувствовала приближение третьего к ряду оргазма сквозь бодрый темп дорогой подруги. Она чуть подвывала в легком безумстве, а дрожью невольно предупредила любовницу, что вскоре изольется снова. И вот когда пик фиолетовой подошел уже совсем близко, темная вдруг отпустила ее и резко покинула дырочку. Рэлаши положила шарики на ягодку, добавив любовнице сладостных мук – малышка знала, что желанное совсем рядом. Шаманка потеряла контроль над телом, ее словно колотило, она умоляла о продолжении, умоляла охотницу вернуться в нее. Ножки соединились, гостья едва не выла, непроизвольно пуская редкие слезы и не в силах открыть глаза. Она прогнулась сильней, ерзала попой, стремясь вернуть к дырочке подругу. Ее пробивали разряды недошедшего оргазма, а она стремилась его достигнуть, но без Рэлы внутри…

Чуть только волна начала откатывать, Шари почувствовала, как ее толкнули несколько в бок о попу. Она завалилась, и через миг ее перевернули на диван на спину. Сильные руки наемницы развели поднятые коленки малышки, что еще дрожали от судорог, а сама хозяйка устроилась между ними и вновь быстро вошла в обожаемую дырочку сразу до конца, задев внутри особо чувствительное место. Темная из-за узости прохода чуть тоже не кончила, но сдержалась – довести подругу до пика и свершить «месть» ей сейчас важнее, потому она без передышки взяла скорый глубокий темп, улыбаясь сходящей с ума от услады пурпурной.

В этот момент хрупкая дренейка подумала, что взорвется. Она сильно выгибалась, громко стонала, плотно-плотно обнимая стеночками бодро двигающийся внутри прекрасный стержень могучей охотницы, изливаясь снова и снова.

– Да, Рэла! О Небо, да-да-да-да-да, ДА! – в экстазе кричала фиолетовая. Она хватала ручками то воздух, то диван, то саму наемницу, царапая ее бархатную кожу, пребывая в блаженном безумстве и полностью растворившись в нем, а ее хвост столь же судорожно увил бедро статной дренейки. Ей казалось, что на каждый полный вход любовницы она вновь и вновь достигала пика: настолько мощно и ярко чувствовались бегущие по телу волны, пока Рэла пыхтела ей в личико, глубоко вгоняя крепкий стержень. В какой-то миг шаманка опять выгнулась в объятиях темной, громко закричала от удовольствия и вновь кончила, обильно изливаясь в очередной раз. Но она все равно чувствовала, как ерзает в попке жаркая твердь, меняя углы заполнений, часто задевая особое местечко.

Шариала не поняла, в какой момент явился сравнительный покой. Она точно помнила, как подруга рычала над ней, трясясь в оргазме и наполняя ее, что, скорее всего, и утянуло сознание шаманки за грани реальности. Она приходила в себя относительно недолго, пока полностью не унялись подергивания и судороги, и пока мысли не встали в ряд. Пусть прошло от силы минут пять, для малышки они растянулись на полчаса. Это время она пробыла как в трансе, сквозь мглу чувствуя, как охотница нежила ее. Очухалась, лежа сферами на пышной груди. Вздохнула, отстранилась и поняла, что восседает на темной. Подруги все еще были в зале, а могучая дренейка опиралась лопатками в спинку дивана. Видимо, какое-то время шаманка не столько спала, сколько была без сознания. Она не застала момента, когда вырубилась, а Рэлаши, судя по всему, очень собой довольна.

– Высп… – не успела выдавить хозяйка вопроса, когда Шари запечатала ей губы жарким благодарным поцелуем, одновременно гуляя ладошками по ее телу. Хрупкая дренейка ерзала по темному животу тазом, вскоре с радостью ощутив давление снизу…

(Всего 94 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг