Skip to main content

Путь шаманки. Тернистые ветви. Часть 1

Небольшое отступление, которое считаю правильным написать. Сия повесть фактически основана на обрывке, выведанного уж незнамо где, неизвестно у кого. Много-много позже я взял на себя смелость сначала “исправить” имеющееся, а после и доделать, чисто для себя. За прошедшие годы произведение выросло и переменилось так, что от изначального варианта остались лишь имена главных персонажей и “начало”. Глобально оно не закончено, однако первые две главы, поделенные на части, я решился-таки выложить для ознакомления за своим авторством.

Солнце едва взошло над островами Лазурной дымки, освещая мирные леса и огромные кристаллы, что возвышались над горами из обломков крепости Экзодар. Жизнь постепенно начинала повторять ежедневный цикл, слышалось пение птиц и беседы торговцев, которые расставляли свои товары на прилавках. Все спешили по своим делам, всё еще сонные и неокрепшие, и мало кто мог заметить дренейку, которая быстро мчалась меж других соплеменников, отдаляясь от крепости в глубь леса. Ее винно-вишневого цвета волосы растрепывались по лицу и плечам, заставляя постоянно убирать их в сторону, чтобы не мешать обзору, а фиолетовые плечи, что не прикрыты платьем, поблескивали под лучами раннего солнца.

Шариала, молодая начинающая шаманка, очень любознательная и активная девушка, лишь полгода как вступила в самостоятельный возраст. Личико ее принимало приятные очертания, настолько, что даже суровые люди, или прекрасные эльфы нашли бы ее неотразимой. Она худенькая, в какой-то степени даже миниатюрная по отношению к прочим дренейским девушкам: тонкие ручки с ловкими пальчиками, сравнительно небольшая грудь с упругими сферами и подтянутый торс с изящной талией, что плавно перетекала в не слишком крутые, но стройные бедра. Она росла, окруженная опекой родителей, и даже война с Ордой пока что обходила ее и ее родных стороной. Юная дренейка решительно не любила конфликты, избегала, или глушила их до того, как они начнутся, потому вполне естественно, что она в шаманизме выбрала именно стезю целителя и примкнула к нейтральному содружеству шаманов – Служителям земли. Достаточно обширному, многочисленному, мудрому и сильному, чтоб считать с собой даже лидеров рас обеих фракций. Хотя и в конфликты они не вступали, их цель – сохранить баланс духов стихий в Азероте.

Шариала радостно забежала в небольшую пещеру, из которой исходило яркое фиолетовое свечение. Каменные стены разрисованы шаманскими символами и украшены множеством безделушек в виде трав, оберегов и тотемов. Тут размещался один из аванпостов дренеев из общества на островах Лазурной дымки.

– Наставница, это правда? – спросила возбужденная радостной вестью шаманка буквально с порога. Она смотрела прямо в глаза своей любимой учительнице взглядом, преисполненным восторгом и жаждой приключений. – Правда, что сказал мне Ниар?

Хоть Шариала и дренейка, ее речь лишена свойственного им акцента. Она относилась к тем, кто прибыл на Азерот достаточно молодыми, дабы выучить людской язык буквально от носителей, посему многим ученикам удавалось по большей части произносить звуки правильно, а у кого-то и вовсе получилось избавиться от дефектов в людском наречии. Внутри Служителей земли людской являлся одним из официальных языков, орочий тоже входил в это число, но в силу принадлежности неких рас определенной фракции, учили «противоположный» диалект не сразу.

– Ох, тхак он уже ‘астрепал тебе фсе? – разочарованно спросила статная пожилая дренейка, сидящая на полу пещеры. Акцент прослеживался довольно ясно: глухие и шипящие звуки выходили с выдохом, будто слетали с языка, а другие и вовсе не покидали уст. Искусная шаманка тяжело вздохнула и снисходительно улыбнулась. У Служителей настолько чаще применялся людской, что дренеи нередко забывали говорить со своими на своем же языке. – Мой сын так и нье научился хранить ясык за зубами. Да, это пхавда, Шари. Я посовьещалась с дхугими слъужителями, и мы ‘ешили, што пришло тебе врьемя отпъравиться в собственное путьешествие, штобы познать стьихии. И ты как ‘аз нетавно вьступила в самостоятьельный возраст. Я собирьалась скасать это тьебе только вечером, но, рас ты уже уснала это, – спеши собиръать вьещи. Пхослезавтра твой корабль ис Дарнаса.

После этих слов юная дренейка с счастливым визгом подпрыгнула на копытцах и быстро обняла наставницу. Шари была так рада этой новости, что ее сердце вырывалось из груди. Она так давно мечтала о путешествии за пределы Экзодара, чтобы познать других духов стихий, наладить с ними контакт и добиться единства, как учила ее старшая. Ее мечта – сама возможность видеть и слышать весь Азерот целиком и сразу.

– Я привезу вам много историй и рассказов, когда вернусь, я обещаю! – вскрикнула Шари и так же быстро, как и забежала, покинула пещеру, устремившись домой. Весть о долгом путешествии дочери слегка огорчила ее родителей, но они все равно порадовались за нее. Кроме того – у них в запасе еще два полных дня! Шари провела их с семьей, успев попрощаться со многими знакомыми.

Поездка же не долгая, занять должна всего пару суток. Шариала на гиппогрифе достигла Дарнаса – столицы народа эльфов – а из него, на торговом корабле, отправилась в Пиратскую бухту. К счастью для юной шаманки, качка ей не страшна, и она постоянно искала, с кем бы побеседовать. Абсолютное большинство пассажиров на судне – торговцы, потому многие диалоги сводились к «купишь это, это полезная штука?» Увы, магические безделушки, работали они или нет, фиолетовую не интересовали, потому от дренейки быстро отмахивались, а она не обижалась и бежала донимать следующего. Хорошего собеседника на корабле она так и не нашла, потому последние часы плавания провела в скуке.

Дренейка приятно удивилась красоте и антуражу Пиратской бухты, которые не похожи ни на что из того, что она видела раньше в пределах острова Лазурной дымки. Она лицезрела настоящих гоблинов, так близко! Разумеется, зеленокожие малорослики захаживали в Экзодар, но Шари никогда не доводилось видеть их своими глазами на расстоянии вытянутой руки и уж тем более водиться с ними. Она постоянно была вдалеке от города, увлеченная тренировками, а ее пытливый ум так хотел познать все.

Как раз на такой тип путешественников у зеленых торговцев и направлены и зуб, и нос, и взгляд, и язык. Пока Шари пыталась добраться до места встречи с проводником, она несколько измоталась от всяких «выгодных предложений специально для столь прелестной-юной-красивой-мощной-талантливой-фиолетовой дренейки, причем только сегодня и только сейчас». И да подтвердят стихии, она бы легко потерялась тут со всем своим багажом, если бы не дреней, который встретил ее на пристани. Мелких зеленых торговцев, кои облепили шаманку, он чуть ли не веником прогонял. Те бухтели, что напишут жалобы (кому?) и убегали прочь – клиенты не ждут!

– Да пребудет с тобой сила стихий, – поприветствовал дреней Шари, и они учтиво поклонились друг другу. Как не странно, мужчина на вид был куда старше юной шаманки, хотя в Служители если и идут, то с юных возрастов. Еще немало озадачивала одежда; как рассказывала наставница, подобные тканевые робы, украшенные кусочками кожи, узорами и камешками носили шаманы Орды. Однако Шари чувствовала, что в этой вещи заложено что-то большее, чем внешняя диковинка.

Взяв из рук дренейки ее немногочисленный багаж, мужчина взялся проводить ее до места обитания.

– Хижина, в которой ты будешь жить, не так далеко от этого места, но все же спрятана от любопытных глаз надежно. В ней жило уже довольно много учеников вроде тебя, потому там есть несколько книг, написанных ими, которые могут помочь тебе лучше разобраться со здешними духами стихий, – завел беседу дреней.

– Ох, это просто чудесно! Я очень волнуюсь и в то же время мечтаю о днях, которые буду проводить в этих чудесных джунглях, – радостным голосом залепетала Шариала, оглядывая густой тропический лес с восхищением и тягой обследовать каждый его уголок. – Ты будешь жить вместе со мной и помогать мне? – поинтересовалась Шари, кроя желание пожить одной. Нет, она не была против общества дренея, но задала этот вопрос по сути из-за любопытства.

– О нет, я лишь провожу тебя, – заулыбался дреней. – Мое время пребывания тут уже истекло, и мне пора к наставнице, показать ей, чему я научился, – пояснил ответил он.

Между ними завязался длинный диалог о стихиях, здешней природе и ее опасностях. Шаман посвятил ее в тонкости безопасного выживания.

– А вот тут ты будешь жить, – сказал Шариале собеседник, когда перед их глазами появилась хижина. – Вообще, находиться тут не обязательно, так что ты можешь переехать, куда пожелаешь и где тебе будет удобнее, лишь бы в назначенное время ты возвратилась. До этого момента тебя никто не хватится, учитывай это – не в традициях шаманов прерывать практику юных служителей.

Как пояснил дреней, хижина досталась им от тролля-шамана из племени Черного Копья, а другие адепты Служителей земли обустроили ее. Это была обычная лачуга, плотно сбитая из бамбука, дверей у нее не было, но на входе висело множество веревочек, на которые нанизали разноцветные камни, ракушки и прочие мелочи, которые так любили шаманы. Нити свисали достаточно плотно, чтоб через них нельзя было что-либо разглядеть.

Шари обратила энергичный и вопросительный взгляд на дренея, а в ответ он кивнул ей, давая понять, что теперь это ее дом. Она радостно ринулась вперед и вошла внутрь. Хижина изнутри была небольшой, но все же обжитой и уютной. В правом углу находилась самодельная кровать, хотя подушка и одеяло для нее были куплены в Пиратской Бухте – во всяком случае, так показалось юной шаманке. В другом углу стоял небольшой книжный шкафчик, тоже сделанный из бамбука, деревянная посуда, магическая лампа для ночного освещения и столик.

Шари была безумно рада и чувствовала, что это путешествие будет для нее чем-то особенным. Дреней зашел вскоре после нее и помог разложить вещи. Они еще долго болтали, пока солнце не пошло на заход. Он предупредил, что попадаться отрядам Орды не стоит. Да, девушка носила отличительный знак Служителей земли, с которыми ордынцы не враждовали, но в конце концов джунгли Тернистой долины – территория оспариваемая. Словить нервную стрелу в шею – мало приятного. Мужчина оставил небольшую карту местности, где указал несколько безопасных водопадов и мест для связи со стихиями, и лишь тогда, распрощавшись с дренейкой, отправился в город на корабль. Юная шаманка вздохнула полной грудью, умостившись на кровати поудобнее, и затаив дыхание медленно осматривала хижину, пока не провалилась в сон.

День за днем, Шари провела на новом месте уже несколько недель, и каждый она встречала с широкой улыбкой на устах. Природа здесь казалась первозданной, и утром дренейка выходила на отмеченную ее предшественником полянку, расставляла тотемы и медитировала, пока солнце не начинало припекать рогатую голову. Тогда шаманка направлялась к водопаду, где принимала утреннюю ванну и охлаждала тело. Постепенно ее привычное платье, сменилось на лиственные юбку и лифчик, которые она сделала сама. Разумеется, они едва скрывали ее гибкие формы, в особенности грудь, да и то вскоре шаманка стала попросту обнажать ее, так Шари чувствовала себя свободнее и ближе к природе, тем более что рядом никого не было.

Она часто гуляла по окрестностям, собирая фрукты и воду. Она даже наткнулась на какой-то большой дом, но тревожить хозяев, или даже приближаться не решилась. Иногда замечала путешественников и авантюристов, которые ходили по тракту, что тянулся через всю долину и был построен, по словам дренея, троллями Гурубаши. Вот их, кстати, он приказал остерегаться: прибить те могут запросто. Но, к счастью для Шари, она не встретила ни одного тролля из того племени, но пару клыкастых повидала, которые в составе отряда Орды шествовали из лагеря Гром’Гол в Пиратскую бухту. Вечера она предпочитала проводить за книгами, внимательно изучая знания, оставленные другими шаманами, и иногда дополняла их найденным угольным карандашом.

В один из таких ранних вечеров Шари увлеклась подсчетом оставшихся дней, ведь она совсем потерялась во времени, а пробыть тут ей предстояло еще чуть более трех месяцев, при том, что еще полтора миновали, как один день. Дренейка держала карандаш в зубах, положив свои копытца на подушку, и все в ней выражало высокую сосредоточенность и глубокомыслие, которые смотрелись весьма забавно на ее молодом, почти детском лице.

– Ох гром в пустыне, ошиблась в расчетах! – досадливо вскрикнула Шари, зачеркивая строчку с числами, и вдруг все ее тело резко напряглось, а уши навострились – побрякушки на входе затряслись.

– Странно, занимаешься расчетами, а живешь в такой лачуге… – сказала незнакомая шаманке дренейка, просунув свою голову через каскад безделушек в дверном проходе.

Шари сперва испугалась, а затем неловко улыбнулась и даже обрадовалась неожиданной гостье из своего народа.

– Я… я – шаманка, и мой дом – чуть ли не весь мир, – пожав плечами, заявила юная дренейка и махнула незнакомке рукой, приглашая войти. Та растянула свои темно-сливовые губы в ответной улыбке и отрицательно покачала головой.

– Я слишком большая, чтобы поместиться внутри, так что лучше выходи наружу, красавица, – сказала гостья чистейшей речью и исчезла за веревками. Шари отметила, что у нее был низкий, чуть грубоватый, но очень приятный голос, от которого по коже пробегали мурашки. Властный и сильный. Впрочем, отказывать незнакомке она не хотела и, прихватив лампу, вышла наружу и ахнула.

Перед ней стояла высокая темнокожая дренейка, которой юница едва дотягивалась макушкой до подбородка, одетая в плотную кожаную броню с добавлением кольчужных плат. Защита обтягивала ее крепкое, тренированное тело с в меру большой, но упругой грудью и широкими, на вид мускулистыми бедрами. Обе руки она сложила на луке, как на опоре, а за спиной, рядом со стрелами, торчала рукоять, скорее всего, меча. Лицо Шари нашла симпатичным, хоть и со строгими резкими чертами, но глубокими белыми глазами. Рожки, в тон коже, невысоки и опрятны. Завершали образ волосы цвета спелой сливы. Удивленно и чуть смущенно Шари захлопала глазами, а высокая дренейка улыбнулась в ответ и нежно коснулась пальцами бархатной фиолетовой щеки шаманки.

 – Меня зовут Рэлаши, я живу неподалеку и охочусь в этих местах, – вещала она уже на их родном языке. – Правда, последний раз я была на этом месте с годик назад, когда тут еще жил орк. Собеседник из него был не ахти. Впрочем, я нисколько не жалею, что теперь тут живет такая прелестная шаманка. – Рука охотницы медленно скользнула вниз по тонкой шее и, указательным пальцем она и интересом погладила мягкий сосочек на груди Шариалы – фиолетовая вышла к гостье, не удосужившись хоть бы что-нибудь накинуть на торс.

Юная дренейка тихо вздохнула; комплименты и касания охотницы ввели ее в ступор, и все, что она смогла сделать – испустить тихий стон. Правда, когда Рэлаши коснулась ее соска, малышку – настолько она меньше статной соплеменницы – словно ударило током, и она резко сделала шаг назад, краснея и заикаясь от волнения. Дренеи, к слову, буквально не краснели – их кровь иного цвета, потому ее прилив к щекам просто окрашивал кожу в более насыщенный цвет. В случае с шаманкой – ее ланиты из пурпурных меняли оттенок до лилового. Эбеновая же кожа – редчайшее явление, а именно такой и была обворожительная незнакомка.

– Меня з-зовут Шариала… – прикрыв глаза, наконец, выговорила юница и облегченно выдохнула, вновь посмотрев на Рэлаши.

– У меня есть к тебе предложение. Может, ты переедешь ко мне? Я сейчас живу одна, и мне жалко видеть, как такая сладкая, маленькая дренейка живет в такой хижине. – Рэлаши глядела на девочку со страстью и желанием, которое, впрочем, было невдомек девственной Шари, ведь она даже ни разу не целовалась. И даже прикосновение к ее сосочку не было для нее чем-то интимным, она восприняла это как приятное приветствие. Необычное, но она же не в родных землях.

Оглянувшись на свою хижину, молодая дренейка тихо вздохнула. Она и правда соскучилась по благам цивилизации, которые, несомненно, могла предложить ей эта странная крупная охотница, к которой Шари, почему-то, стало тянуть, как к огню холодной ночью. Задумчиво причмокнув, она прикусила указательный пальчик, а затем перевела взгляд на Рэлаши и неуверенно кивнула.

– Я согласна, только мне нужно собрать мои вещи. – Шаманка решительно развернулась к хижине, но новая знакомая в один шаг подскочила к ней, на ходу надевая лук на тело, и, легко подняв малышку, ловко перекинула через свое плечо, заставив смотреть на черный мясистый хвост и свои копыта, которые уносили трепыхающуюся Шари все дальше от дома. Молодая дренейка, сперва вяло брыкалась, но вскоре, почувствовав безопасность, просто расслабилась и захихикала.

– Ты всегда такая нетерпеливая? – спросила Шари. – Мне ведь все равно придется вернуться за вещами, там есть очень важные для меня.

– Ну, мы, может быть, вернемся, но сейчас не стоит терять время. И да, я очень нетерпелива. – Рэлаши легко хлопнула и сжала упругую фиолетовую ягодицу шаманки, принявшись нежно массировать ее в своей крупной ладони. Фиолетовая пискнула и вновь покраснела. Подобные прикосновения были для нее в диковинку.

– Что ты делаешь? Прекрати пожалуйста! – возмущенно вскрикнула дренейка, однако ощутила странное чувство, приятное и теплое, которое исходило от этой ласки. Она так растерялась, что не догадалась прикрыть свои изящные округлости хотя бы рукой.

– Хм, а разве тебе неприятно? – томно спросила темная.

Видимо, Рэлаши была совершенно уверенна в том, что ее действия будут иметь возбуждающий эффект на Шари. Лиственную юбку шаманка связала так, что к хвосту зелень уменьшалась, сходя на нет, потому нижние округлости были свободны. Поскольку встреч с кем-либо не предполагалось, маленькая дренейка и рассудила, что пялиться на ее ягодки никто не будет. Охотница водила ладонью по попе малышки нежно и медленно, периодически несильно стискивая одну из половинок. Шари млела от таких прикосновений.

В какой-то момент, убрав руку от ягодицы, темная облизнула свой указательный палец и, прижав его к задней дырочке юной дренейки, стала надавливать на сфинктер. Тот пугливо сузился под новую слабую просьбу хозяйки прекратить. Проигнорировав слова, постепенно Рэлаши преодолела сопротивление этого тугого колечка мышц. Она ввела палец внутрь, с большим удовольствием чувствуя узость девственной попки, после чего стала неторопливо водить им, не обращая внимания на протесты. Пурпурный хвостик обвил запястье статной дренейки в кроткой попытке остановить движения.

Шари, сцепив зубы, замычала. Это уже не приветствие однозначно, но она просто не знала, как на это реагировать. Ей не было неприятно. Ощущения хоть и странные, словно там ерзает что-то горячее, но назвать это болью нельзя. Краснея от стыда, она одновременно ощущала, как неудобство отступает, а эти движения внутри приносят ей непонятное, ранее неизведанное удовольствие. А что с этим делать, если нет ничего плохого?

– Прекрати… пожалуйста… не надо, – тихонько шептала шаманка, пытаясь отвадить могучую дренейку от этой затеи, но та была непреклонна и лишь продолжала ухмыляться, чувствуя, как бархатистые стенки плотно сжимают ее палец каждый раз, когда она пытается вытащить его из попки.

Когда в дырочке стало уже немного сухо, охотница, покинув ее, увлажнила уже два пальца и вернула их к розочке. На этот раз усилий она приложила значительно меньше, но легко преодолела сопротивление колечка мышц. Стенки попки тут же обхватили пальцы. Рэлаши в страстном порыве даже чмокнула ягодку шаманки, хотя та этого не заметила – она была полностью поглощена новым чувством в своей дырочке. Она все еще силилась понять, что за эмоция наполняет ее. Темная уже начала активнее ходить пальцами, а также стала раздвигать их, будучи внутри, немного расширяя розочку.

Постанывая, Шари невольно отвечала сиим принужденным ласкам. Доселе неведомое тепло потекло от сердца, заструившись по всему телу. У шаманки был небольшой секрет: у нее было, как это аккуратно называют, достоинство. Средних размеров, но она успешно его скрывала ото всех. Из-за действий охотницы «он», приняв прилив тепла, напрягся и уперся в плечо статной дренейки, что у малышки вызвало много вопросов, которые ей некому было задать.

– Мм, оказывается у тебя есть… маленький дружок, – широко улыбнулась темная. Видимо, она не особо удивилась. Скорее, даже обрадовалась.

Однако Рэлаши ничего более сделать не успела, так как уже стояла у порога собственного дома – того самого, на который некогда наткнулась пурпурная. Поняв, что они пришли, воительница с сожалением покинула попку Шари, еще раз чмокнув ее ягодку, чего шаманка опять не заметила. Жилище мало чем отличалось от человеческих: похожее на те, которые строили люди во время экспансии в Нордскол. Красивый двухэтажный дом никак не вписывался в зеленые джунгли Тернистой долины, однако Рэлаши явно любила его, а жила тут, как она сказала, уже несколько лет, не зная горя.

– Вот, мы и пришли, – выдохнула охотница, поставив фиолетовую на землю.

Шари, смущенная, раскрасневшаяся и возбужденная, пыталась сделать вид, что ничего не произошло, – это показалось ей самым разумным – и натянула пониже свою юбку из пальмовых листьев. Но передние лепестки все равно выпирали. Она, стесняясь, вошла в открытую дверь дома, любуясь его красотами. Увиденное заставило ее полностью позабыть о текущем неудобстве.

– Ух ты! Внутри он еще больше, чем я думала! – Шари быстро постукивала копытцами по полу, стремясь рассмотреть как можно больше закутков в этом огромном доме, хотя за двери других комнат без разрешения она не заглядывала.

В жилище охотницы имелось едва ли не всё. Первый этаж разделили обширная кухня с хранилищем, гардероб, просторная прихожая, мастерская кожевника – что больше походила на коморку – и зал, видимо, для приема большого числа гостей. На верхних этажах – спальни и оружейная. Весьма роскошное жилище. По здешним меркам охотница могла прямо считать себя королевой, хоть и без прислуги. Довольно странно было видеть настолько большой дом для одной дренейки, да еще и в относительной глуши, однако голову шаманки подобную мысли хоть и посетили, но быстро улетучились. Рэлаши с интересом наблюдала за Шариалой, и, когда девчушка набегалась, подошла к ней вплотную, приобняв за талию.

– Пойдем, баловница. Я покажу тебе твою комнату. А еще нам нужно принять ванну, ты уже слегка запачкалась, – аккуратно проворковала наемница. Шари не сопротивлялась: эбеновая дренейка казалась очень убедительной и заботливой, потому она даже и не подумала с ней спорить. Виляя своим фиолетовым хвостом, она проследовала за Рэлаши к лестнице, что вела на второй этаж. – Вот твоя спальня. Тут пока есть все самое необходимое, а завтра мы сможем докупить, что тебе понадобится, – объяснила темная, распахнув перед Шари двери комнаты, которая располагалась напротив ее личных покоев и по сути была предназначена для прислуги, которой у охотницы, разумеется, не было.

Помещение выглядело уютным: здесь стояла мягкая и довольно широкая кровать (но для двоих места будет мало), шкаф, комод с зеркальцем, на полу постелен приятный, мягкий коврик и оконце для дневного освещения. Сейчас свет давали магические свечи. Они могли гореть ровным пламенем чуть ли не вечно. Зажигались или гасли именно по щелчку пальцев, что, конечно, было бы проблемой для тех, кто не умеет, или не может.

– Осваивайся, но будь вскоре готова пойти принять ванну. Я пока приготовлю ее, и мы вместе омоемся.

Подмигнув Шари, Рэлаши, было, собралась уходить, но голос девушки остановил ее:

– Вместе? – шаманка удивленно посмотрела на наемницу. – Но, тогда мне нужен купальник… Я же не могу быть голой перед тобой, – смущенно подметила дренейка.

– Ах, ну разумеется, – усмехнулась та. – Сейчас, я поищу его в своей коллекции. Не гарантирую, найду ли что-нибудь.

Темная, неторопливо покачивая бедрами, зашла в свои покои, кои куда больше и красивее любой комнаты в этом доме. Возможно, они даже расширены магией – потолок казался куда выше, чем виделся снаружи. Первым делом, направившись к одному из небольших комодов, охотница выдвинула ящик и, быстро перебрав скудные запасы нижнего белья, взяла в руки черный комплект бикини, который отдала Шари.

– Все что смогла найти. В остальное из моего, я думаю, ты пролезешь, не задев и ниточки, – темная улыбнулась и собралась уходить. – Я жду тебя в ванной, красавица. Вниз по лестнице, после в скрытую дверку. Ее просто пропустить, если не приглядываться. – Закрыв дверь комнаты юной дренейки, Рэлаши удалилась.

Чтоб подготовиться, Шариале потребовалось минут пять. Она не до конца понимала, почему так поступает, и что тянет ее следовать словам малознакомой дренейки, но отказаться уже не могла – не так ее воспитывали. Да, совать пальцы в попу в приличном обществе ей тоже не советовали, однако этот опыт был… приятен. Где-то под сердцем мигнула искорка интереса, вот только сам тип подобного юница не распознала. Она хотела узнать что-то новое, но что – объяснить не могла, а новая знакомая явно склоняла к этому. Плюс, охотница обладала какой-то необъяснимой харизмой, и настолько мощной, что Шари не могла воспротивиться.

Найти ванну оказалось не сложно, несмотря что поднимаясь на второй этаж по той же лестнице какое-то время назад, приметить дверь, не зная, что она там есть, возможным не представлялось.

– Можно? – нерешительно постучав, малышка просунула голову, заглядывая в комнату. Рэлаши в это время стояла к ней спиной и полностью нагая. Темно-темно-фиолетовые волосы рассыпались по ее крепкой, мускулистой спине, которая перетекала в широкие и упругие ягодицы и обширные и сильные бедра. Икры, подтянутые и мощные, но стройные, отлично дополняли образ гибкого и ловкого тела. Ложбинка целомудренно прикрыта весьма крупным хвостом, кончик которого темная загибала кверху и всегда держала в движении.

– А, вот и ты. Я уже заждалась. Конечно, заходи. – Наемница усмехнулась и повернулась к Шари полубоком, заставив ту восхищенно выдохнуть. Поджарый живот с весьма заметными кубиками пресса; упругая и пышная, но не отягощающая грудь, увенчанная крупными сосками в тон коже, а ниже этого великолепия свисало внушительных размеров достоинство, которое, видимо, нисколько не смущало охотницу, произвели на юницу сильное впечатление. К тому же, назвать «его» большим было бы преуменьшением. Гигантское – подходило лучше. Видимо, поэтому могучая дренейка не удивилась, когда узнала о секрете юной гостьи.

Шаманка просто опешила от этой картины. Она смотрела на нагую Рэлаши как на нечто нереальное, словно та явилась откуда-нибудь из грез и мечтаний. Она ощутила странное чувство головокружения, кровь прилила к ее голове, вызывая странные желания, которым отчаянно противилась шаманка, потому что плохо понимала, что с ней. Ее молочные глаза приковались к огромному члену, носик учуял легкий запах смазки, даже сквозь благовония ванны исходящий от него. Шари поймала себя на мысли, что этот аромат ей безумно нравится, и прежде, чем она смогла отвести взгляд, она поняла, что ее собственное достоинство, которое было куда меньше по габаритам, уже натягивало ткань трусиков. Такая реакция своего тела сильно удивила малышку.

Заметив это, на пару с замешательством дренейки, Рэлаши тепло засмеялась и, ступив в неглубокую, но широкую и весьма длинную ванну, поманила к себе пальцем пурпурную.

– Залазь и ложись рядом, нам нужно хорошенько отмокнуть. Места должно хватить даже со мной – ты весьма маленькая. И сними лифчик – он тебе не идет, – заметила темная указывая рукой на место напротив себя.

Шари немного помялась, но все же кивнула, поспешно освободив грудь. Руки она неловко скрестила у трусиков. Когда она оказалась в ванной в позе лотоса, напротив Рэлаши, она продолжала держать их там. Фиолетовая немного покраснела и сумбурно и неуверенно спросила:

– Мне интересно: он у тебя такой большой, а я всегда думала, что только у меня он есть. Но почему, если он есть у других, то у меня такой маленький?

Шари хоть и ужасно смущалась, но и не могла не задать этого вопроса. С самого детства, когда она обнаружила, что у нее между ног находится вовсе не то, что у других дренейских девочек, она спрашивала себя, одна ли она такая, а если нет, то какой он у других. Родители, разумеется, знали об этой особенности своей дочери и внушили, что ей не стоит никому рассказывать об этом. Пока их дочь взрослела, они проводили беседы сексуального воспитания, объясняя, почему иногда поутру подросток не может какое-то время его унять. Очень осторожно поведали, почему он и вовсе поднимается, но все равно понятие «возбуждение» оставалось недосягаемым для юной дренейки. Если она его когда и испытывала, то не понимала. Родители тщетно пытались аккуратно выяснить, кто их дочери нравится больше: мальчики или девочки, но она всегда любила всех. А что касается размеров – Шари просто не с чем было сравнивать, но природа одарила ее достоинством чуть больше среднего. Но да, рядом с огромным членом охотницы оно казалось миниатюрным, что, к удивлению самой шаманки, привело к некоторой зависти.

Темнокожая дренейка лукаво улыбнулась и приблизилась к шаманке. Ее сильные руки, проигнорировав рефлекторный протест, обхватили Шари и потянули к себе. Наемнице не стоило никаких усилий даже чтобы чуть приподнять фиолетовую и усадить ее прямо на эбеновый живот. Рэлаши чувствовала, как маленький эрегированный стержень дренейки упирается в него, периодически пульсируя. В поиске опоры шаманка ухватилась руками за края ванны по обе стороны.

– Я тебе расскажу, – томно промурлыкала воительница и скользнула влажной ладонью по шелковистой спинке под трусики Шари. Она нелегким нажатием пальца вновь проникла в узкую попку, на что фиолетовая тихо и кратко вздохнула, чуть сжав ладошки вместе с дырочкой. Видя, как вспыхнули огоньки в глазах девчонки, темная стала неторопливо двигать им внутри, как и в прошлый раз плавно разрабатывая тугое колечко мышц. Малышка млела от удовольствия, ее тело дрожало, членик окреп еще сильней, а с губ сорвался сладостный стон.

– Ч-что ты делаешь, остановись… – взмолилась юная дренейка, опять тая от головокружительной волны жара под кожей. Она никогда раньше не испытывала ничего подобного, и движение пальца в попе казалось и приятным, и странным одновременно. От удовольствия ее тело словно прошибало током, вынуждая трепетать, но она все еще стеснялась.

Охотница, разумеется, и не думала прекращать. Напротив, она подключила вторую руку, положив ее на грудь Шариалы. Та пискнула от нового нежного прикосновения, а Рэлаши стала гладить и мять полусферы шаманки. Искусно ведя ладонью, она не обделяла вниманием и набухшие сосочки, постоянно сдавливая и оттягивая их пальцами – ей явно нравилась их плотность. Одновременно она продолжала ходить в попе Шари, то и дело сжимая ее ягодицу. Чувствовать девственную узость задней дырочки ей было неописуемо приятно. Фиолетовая опять слабо и тихо попросила могучую дренейку остановиться, и Рэлаши вдруг ответила более резким и властным тоном:

– И не подумаю, маленькая шлюшка. – И тут в попку протиснулся второй палец, и теперь наемница уже орудовала ими вовсю. Она ускорила темп и вновь стала раздвигать их, растягивая сфинктер. Ее вторая рука, оставив соски юной дренейки, перетекла на бархатную спину. Охотница с улыбкой отметила, как пурпурная стала покачиваться навстречу.

Шари, конечно, заметила перемену настроения, но не смогла как-либо воспротивиться. Она хотела большего, вот только насколько – не понимала. Это желание, идущее изнутри, являлось чем-то неизведанным, и шаманка просто по характеру хотела его распробовать. Она не знала, как отвечать на ласки и приятную грубость, и действовала по наитию, доверившись ощущениям.

Собственный член Рэлаши быстро наливался кровью и вскоре прижался точно к упругим ягодицам Шари, давая возможность ощутить свои тепло и пульсацию. Когда эбеновая напряженная плоть коснулась ее, малышка чуть сжала сфинктер, но пальцы темной это не остановило, а тепла прибавилось. Шаманка разомлела, перестав просить соблазнительную охотницу прекратить, и, незаметно для себя, подмахивала попой ее движениям. Одновременно с этим исполинский ствол немного терся о ее ягодки, чуть покачиваясь. На его вершине из-под крайней кожицы уже появилась мутноватая капля, и Шари учуяла ее аромат: пьянящий и приятный. Девочка облизнула губы, представляя, какой этот запах на вкус… Охотница с удовольствием наблюдала, как язычок маленькой дренейки протискивается между уст. Она знала, чего та непонимающе желает, и решила более не мучить юную фиолетовую, тем более что сама пылает от вожделения.

Рэлаши одним движением столкнула с себя шаманку и встала, выпрямляясь. В этот миг исполинский член прошелся по ложбинке пурпурной, нежно задев на пути ее яички. Шари, отшатнувшись назад, оперлась на руки, а габаритный стержень замер в сантиметре от лица миниатюрной дренейки. Наемница оттянула крайнюю кожу, открыв вершину. Ловко развернувшись в ванне, девчонка села на коленях, не теряя достоинство из виду. Малышка облизнула губы еще разок, когда увидела, как крупная ароматная капля смазки падает из головки в воду и почувствовала укол сожаления, что не поймала ее. Она ощутила странный позыв взять этот огромный член в ротик. Рэлаши как знала и подзадорила фиолетовую, чуть коснувшись вершиной губ девушки. Новая капелька тут же растеклась по мягким устам. Язычок шаманки слизнул ее, чуть коснувшись нежной головки. Темная почувствовала этот укольчик ласки, а желание Шари возросло двукратно.

– Я знаю, о чем ты мечтаешь, и тебе нечего стеснятся, милая. Давай, попробуй его, и ты удивишься, насколько он хорош, – проворковала старшая дренейка, обращая свой преисполненный похоти взгляд на Шариалу.

В сознании юной шаманки кипела борьба. Все происходило слишком быстро, но эта огромная воительница была так настойчива. Страх, смущение и страсть заполнили разум фиолетовой, и если с первыми двумя чувствами она сталкивалась много раз, то последнее для нее что-то неведомое и столь сильное, что сопротивляться она не могла. Ее маленький стержень так и норовил выскочить из трусиков от нарастающего возбуждения, которому поддалась пурпурная дренейка, и ее пухлые, нежные губки желанно поглотили источающую смазку головку члена.

Ощущения превзошли все ожидания молодой шаманки. Она и подумать не могла, что чувствовать эту эластичную, пульсирующую, горячую плоть во рту будет так приятно, не говоря уже о вкусе влаги, которую Шари то и дело сглатывала, пока ее язычок неумело, но с большим желанием порхал по напряженной нежной вершинке. Словно подчиняясь каким-то инстинктам, она выпустила член наружу и осторожно провела кончиком от его основания к головке, вновь поглотив ее, причмокнув и замычав от удовольствия.

Рэлаши искреннее наслаждалась этим зрелищем: робостью и нежностью ласк молодой дренейки. Разумеется, она с самого начала знала, что делала, и как это закончится. Богатый опыт воительницы, содержал десятки таких случаев, и даже для самых «целомудренных и неприступных» достаточно было вдохнуть аромат ее смазки, чтоб вскоре уже быть обнаженными и мечтать о соитии. Юная шаманка не стала исключением.

– Умница, моя маленькая шлюшка, – сладостно шепнула Рэлаши, прикрывая глаза от удовольствия, и едва сдерживая себя от того, чтобы грубо трахнуть нежное горлышко малышки. Это стоило вспыльчивой наемнице немалых усилий, однако сейчас она не хотела причинять любовнице боль.

Шаманке нравился голос старшей дренейки, особенно последнее слово. Она слышала его несколько раз, но о его смысле так и не удосужилась спросить. Тем не менее, само звучание пробуждало в ней что-то необычное, словно подбрасывало сухие ветви в пламя страсти, которое разгоралось внутри Шари. Ее уста сжимали плоть члена все сильнее. Самозабвенно, с прикрытыми от наслаждения глазами, она скользила по нему губами, заставляя головку упираться в самое горлышко. Ее язычок весьма активно играл с уздечкой, а кончик периодически пробирался в дырочку ствола, что заставляло соблазнительную темную сладостно стонать. Желанная для Шари смазка вытекала обильнее.

– Поласкай чуть ниже, милая… – раздалось от Рэлаши. – Там тебе тоже понравится.

Малышка поняла, про что говорила старшая. Выпустив крупную головку, она порхнула языком вниз по стволу, пока не достигла налитых яичек охотницы. Она желанно и нежно обхватила их руками, целуя. Она мяла и массировала мошонку темной, то и дело касаясь ее носиком и вдыхая аромат, что так пьянил ее. Периодически, не выпуская ее из ладоней, она возвращалась к ласкам головки языком. Она надевала свой ротик на член дренейки, насколько могла глубоко принимая его. Опять теребила уздечку и вытягивала воздух. Фиолетовая заметила, что ласки канальчика заставляют ствол чуть подергиваться. Поигравшись так, она опять нанизывала голову, чтоб вершина уперлась в горлышко. Она не знала, на что эти забавы провоцируют ее любовницу.

Темнокожая воительница стонала и хрипела, поглаживая свои полные груди и щипая соски. Когда юркий язычок проникал в уретру, охотницу пробивала дрожь. Старшая лишь слегка покачивала бедрами, чтобы усилить проникновение члена в горло шаманки, но всякий раз та отстранялась, не позволяя зайти слишком глубоко. Рэлаши все чаще посещали мысли, что сейчас перед ней – девственница. И ротиком и… попкой. Воспоминания о тугой дырочке нахлынули на охотницу, пока язычок маленькой шаманки ласкал головку с желанием и нежностью. Проход наверняка уже сжался до изначальной узости, и темная все больше хотела посетить его… Но есть ряд проблем: девственница под ней, страх первого раза, волнение и медлительность, осторожность, прелюдии и подготовки; все это долго, слишком долго! Думая об этом, вспыльчивая воительница распалялась и страстью, и, к сожалению, гневом…

Увы, как бы не старалась Рэлаши, ее темная, злая часть сознания вырвалась наружу. Она хотела получить все и сейчас же, и выход для нее был лишь один… С громким рыком охотница схватила рожки Шари и резкими толчками вошла в ее горло до предела, растянув его до боли. Игнорируя громкое мычание и брызнувшие слезы юной дренейки, она с силой прижала ее лицо к своему гладкому лобку. Узость горлышка маленькой шаманки добила охотницу, и с громким стоном она начала кончать, заполняя желудок пурпурной густым горячим семенем.

Шари корчилась и пыталась оттолкнуть Рэлаши, шокированная поведением темной. Она не ожидала такой жестокости и боли, которую причинила ей соблазнительная воительница. Однако все ее попытки высвободится были тщетны. Сильным потоком густая сперма заполняла ее, и малышка ничего не могла сделать. От глубокого проникновения столь огромного члена ее горло болезненно растянулось, а дыхание перекрылось, что добавило страха. Фиолетовая даже испугалась, что охотница просто порвет ее шею. Однако воительница быстро вынула ствол из ее рта, и сперма, что не успела пролететь в желудок, потекла из горла Шари густым потоком. Она выкашливала белую жидкость в воду, чувствуя ее пьянящий вкус во рту, смешанный с солью собственных слез. Подняв глаза, шаманка вскрикнула, когда увидела, что глаза Рэлаши почернели, превратившись в два уголька, которые пристально смотрели на малышку. Почему-то ей казалось, что наемница смотрела на нее с презрением и злобой.

Старшая без особого труда подхватила дренейку на руки и бесцеремонно вышвырнула ее из ванной на пол. Шари распласталась на боку, умудрившись не расшибиться, и испуганно посмотрела на охотницу. Темная через миг уже была над ней и в мгновение ока перевернула миниатюрную шаманку животом вниз, поставила на колени и вдавила ее грудь в пол. Трусики моментально порвались, болезненно резанув по пурпурной коже. Сама Рэлаши встала на четвереньки, нависая над маленькой дренейкой, ее конский ствол грузно лег на ягодицы Шари, роняя пару капель смазки на спину. Фиолетовая тряслась от страха, гадая, что происходит с охотницей, ведь мгновения назад она ласкала и нежила ее. Она онемела от шока, а еще не совсем понимала, что темная собирается с ней делать.

– Ты хотела знать, почему мой член больше, шлюха? – зарычала сильная дренейка. – Я обещала рассказать тебе. Ты создана лишь для того, чтобы удовлетворять таких как я. Ты – ничтожество, лишь отверстие для моего божественного члена, и тебе лучше молиться своим стихиям уже сейчас, чтобы они уняли твою боль.

Опираясь на одну руку, она плюнула на пальцы другой и небрежно растерла слюну по испуганно сжатой розочке Шари. Схватившись за основание своего ствола, она без лишних прелюдий приставила его к тугому мышечному кольцу дрожащей от страха шаманки и одним резким толчком преодолела сопротивление сфинктера. Ее большая головка растянула его до предела, впрыскивая вовнутрь дренейки горячую смазку. Шариала громко закричала от боли и ужаса, что вернули ей голос; ей казалось, что охотница порвет ее своим огромным членом, который все глубже входил в нее. Рэлаши прижала юную дренейку всем весом, и отчаянно трепыхающейся шаманке оставалось лишь скулить и рыдать.

– Больно!!! – кричала Шари сквозь слезы. – Прекрати, пожалуйста! Останови-ись! А-а-а-а!!!

– Не рыпайся, сука, а то хуже будет… – прошипела насильница в заостренное ушко Шари, сделав бесконтрольный рывок, чем и заставила несчастную завопить.

Она вцепилась зубами в плечо фиолетовой, сильными рывками вгоняя свой член внутрь упругой задницы. Рэлаши пьянела от ощущения девственной тугости попы юной шаманки. Она чувствовала, как ее стенки плотно сжимают ствол, рефлекторно пытаясь вытолкнуть, выжать из себя объект, причиняющий так много боли. Однако, как только они касались ее эбеновой плоти, она казалась для несчастной раскаленным стержнем, потому стенки вновь расслаблялись, на что Рэлаши делала очередной резкий толчок. На каждое такое проникновение из малышки вырывались вскрик и слезы, а тело пробивала дрожь. Так продолжалось, пока, наконец, массивная мошонка воительницы не прижалась к сравнительно маленьким яичкам Шари.

– Почему? Почему ты это делаешь? Умоляю, остановись! Я не сделала тебе ничего плохого! Ты же убьешь меня! – истерически вопила шаманка, давясь собственными слезами. Таких мук ей не приходилось испытывать никогда, даже во время одного из шаманских ритуалов, когда пламя взбунтовалась против нее, и дренейке чудилось, что она горит заживо. Сейчас же боль реальна и настолько невыносима, что Шари хотелось исчезнуть или умереть.

– О-о-о, мне нравится, когда такие шлюшки как ты плачут и умоляют меня о том, чтобы я убила их. Но не переживай, ты не умрешь, и твои дырки будут еще долго служить мне и моему члену! – самозабвенно ответила Рэлаши.

Достаточно насладившись тесной попкой юной дренейки, воительница подалась бедрами назад, медленно вытягивая член из нее. Когда половина его была уже снаружи, она резко пошла обратно, пронзая Шари адской болью. Малышка все еще пыталась остановить ствол внутри плотным сжатием мышц, но воительницу это только еще больше распалило, и она еще раз стукнулась мошонкой о яички шаманки, по пути насладившись тугостью дырки. В ответ на это Шари опять вскрикнула, но сил рыдать у нее уже не было – только скулить. С каждым движением попа фиолетовой опускалась чуть ниже. Сделав так несколько раз, воительница прижала уже расслабленный членик шаманки к полу, продолжая пыхтеть ей в ухо на каждое движение тазом. Она легла на маленькую дренейку, примяв свою налитую грудь о ее спину. Твердые соски с каждым толчком чуть не царапали нежную кожу Шариалы, а массивная мошонка властно прислонялась к промежности фиолетовой.

Постепенно Рэлаши набирала темп, ничего не замечая вокруг себя. Темные бедра звонко шлепались о пурпурные ягодицы, с каждым резким рывком впечатывая таз малышки в пол. Насильница громко рычала и стонала от запредельного удовольствия. По ее мышцам, которые бугрились под эбеновой кожей, каскадом стекали маленькие капли пота. Темной сущности воительницы нравилось это, нравилось причинять боль этой юной шаманке; нравилось чувствовать, как дрожит ее тело в агонии, когда член протыкает ее целиком, измалывая ее внутренние органы; и конечно ей нравилось чувствовать столь тугую девственную дырочку… Попа маленькой дренейки теряла узость с каждым ударом, но бедра Рэлаши работали неумолимо, сильно и быстро, выбивая вскрики и стоны боли из Шари.

– Да, тугая сучка, да… Я так рада, что мой член у тебя первый… А ты рада, сучка? Рада?! – стонала охотница в похотливом безумии, сделав пару особо мощных и грубых толчков. – Теперь эта дырочка – только его. Он теперь ее единственный… Блять, какая задница!

Шари потерялась в агонии, позабыв про время. Она устала вырываться, и беспомощно терпела свое изнасилование. Беззащитная, обессиленная, обездвиженная шаманка беззвучно шевелила губами в перерывах между вскриками и рыданиями мольбой прекратить эти муки. Рэлаши намеренно этого не замечала, утоляя свою похоть неустанным жестким темпом, восхищаясь тем, какая прелестница угодила ей на кол…

Воительница, поняв, что юная любовница уже не сопротивляется, села на ее бедра, не вынимая члена, раздвинула копытами ножки и принялась так въезжать в разработанную дырку. В ответ на заполнения Шари уже только громко выдыхала воздух и мычала, беспрестанно всхлипывая. Боли меньше не стало, но слезы перестали литься, и ни о каком удовольствии речи не шло. Порой насильница делала резкие неожиданные рывки, теша свою похоть, от чего несчастная вскрикивала.

В какой-то момент Рэлаши резко покинула растраханную дырку шаманки. Шари было допустила мысль, что сейчас все закончится, но она сильно ошиблась. Воительница лишь перевернула ее на спину. Шаманка даже сквозь туман боли видела черные глаза наемницы. От нового прилива страха она закрыла веки и почувствовала, как ее ножки взлетели вверх на плечи охотницы, а к кое-как сжавшемуся сфинктеру прислонилась массивная головка. Поняв, что это еще не конец, маленькая дренейка опять заплакала. К ней вернулась часть сил, но тратить их кроме как на вопли было не на что.

– Не закрывай глаза, шлюха, – злобно сказала воительница. – Я хочу видеть их, когда я порву твою задницу.

Шаманка не могла не подчиниться, даже несмотря на последние слова охотницы. Чуть только она открыла веки, Рэлаши подалась вперед. Ее огромная головка в очередной раз растянула сфинктер Шари, утягивая за собой ствол внутрь. Юная дренейка не посмела закрыть глаза на очередной прилив боли, к которой она так и не привыкла, и как могла сжала стенки в жалкой попытке заглушить ее. Но от этого стало только хуже, поскольку сузившийся проход никак не замедлил насильницу.

– Вот так, шлюшка, – удовлетворенно сказала Рэлаши и без передышки возобновила толчки. – Я сделаю тебе комплимент: у тебя просто потрясающая задница, и ты так сладко кричишь, когда мой член дерет ее! Я точно буду трахать тебя каждый день, и ты каждый день будешь проходить через эту боль. Слышала, сучка? Я обещаю тебе ебать твою тугую дырку каждый день!

Шари опять захныкала, продолжая смотреть на ухмыляющееся лицо воительницы, пока таз последней мощно шлепался о бедра бедной шаманки. Жалости в Рэлаши не появилось, и она, остановившись на секунду при полном заходе, с упоением подалась назад, вытягивая член по головку, и с силой вогнала обратно. Юная дренейка на этот всплеск боли дернулась и вскрикнула через слезы, и темной это понравилось. Проделав так еще с пяток раз, выбивая из малышки эти звуки, насильница взяла уверенный глубокий темп, шлепаясь своей массивной мошонкой о все еще достаточно упругие ягодицы. Несчастная, плача от переполняющей ее агонии, могла лишь царапать пол ноготками.

– Хватит, пожалуйста, хватит… – рыдала Шари, мучаясь от огромного члена внутри. Ее голосок был слабым, но полным страданий.

– Заткнись, сука, – грубо сказала охотница, опять рывком входя полностью, вырывая из шаманки вскрик. – Дыркам для членов не положено говорить.

– Остановись… – продолжала бедняжка, теряя рассудок от боли.

– Я велела тебе заткнуться, дрянь!

– П-пожалуйста… – не унималась малышка, умоляя тихим-тихим шепотом, но, к ее несчастью, темная услышала.

– До сучки не доходит? – прорычала Рэлаши. – Мой член объяснит лучше.

Вонзившись в дренейку полностью, охотница остановилась, а после резко подалась вертикально вверх, удерживая попу малышки у пола. Фиолетовая сильно дернулась от взорвавшей ее боли, из ее кишечника раздался весьма слышимый хлюп, а сама несчастная заорала в полный голос от новой агонии. Темная таким жестоким движением заставила остатки сфинктера Шари лопнуть… И ведь юная дренейка все еще была в сознании. Тоненькие ручки судорожно взлетели к пурпурным ягодицам, пальцы уперлись в эбеновое тело насильницы в жалкой попытке отстранить ее, но… По итогу несчастная могла только кричать.

– Впредь делай что я говорю, мразь! – злобно добила охотница, став делать круговые движения тазом, будучи полностью в порванной попе. Бедняжка забилась в агонии, рыдала и содрогалась всем телом, чувствуя, как свежие раны на входе рвутся дальше… И все равно она не потеряла сознания и не сошла с ума от невыносимой муки. Рэла продолжила новой угрозой: – За дальнейшую непокорность я порву твои кишки, но продолжу трахать. И чтоб ты знала – ты еще будешь живой, и я прослежу, чтобы ты не вырубилась.

С этими словами она скинула с плеч ножки шаманки и раздвинула их, после чего легла на жертву сверху, возобновив продольные движения таза. Несколько поднявшись, Рэлаши упала большой грудью прямо на лицо юной дренейки. Охотница с сильным упоением почувствовала, как увлажняются ее сферы слезами шаманки. В страстном порыве она стала размазывать их по коже, продолжая долбить попу несчастной. Былую тугость она уже потеряла, хотя все равно оставалась достаточно узкой для огромного члена. Раны на входе, казалось, только рвутся дальше, а кровь по каплям увлажняет исполинский ствол. Таз могучей дренейки продолжал работать резко и сильно, она ходила внутри миниатюрной жертвы как хотела, одновременно водя грудью по ее лицу. Ей приятно ощущать, как шаманка обдавала ее сферы своим прерывистым дыханием и всхлипами. И вот она почувствовала, что скоро кончит.

Она поднялась, опять резко вынимая член из раздолбанной окровавленной попы Шари, вновь переворачивая шаманку животом на пол. Бедняжка уже пребывала в прострации, лишь с одной мыслью: скорее бы все это уже закончилось. Не важно как, лишь бы закончилось. Она слабо вскрикнула в ответ на очередное заполнение своей дырки массивным членом – количество боли во всей полноте она просто не могла уже воспринять. Рэлаши ввела ствол одним сильным движением и стала неистово долбить попу юной дренейки, вышибая из нее хлюпы.

– Превосходно, сука, превосходно… – пыхтела она все еще находящейся в сознании Шари, сама пребывая в полном экстазе. – Это просто замечательная дырка… Самая лучшая… Она будет радовать меня еще долго… Очень долго… Всегда и постоянно.

Вскоре тело воительницы задрожало, она максимально вжалась в ягодицы малышки и остановилась, закрывая глаза от удовольствия. Густое семя полилось в Шари, обжигая внутренности. Бедняжке почудилось, что ее наполняют раскаленной лавой. Это стало для нее последней каплей, и она потеряла сознание. Она не застала особо резких судорожных рывков могучей дренейки, хотя последней это было уже не важно.

Крайней мыслью в фиолетовой головке была уверенность в скорой смерти, но у Рэлаши на малышку имелись совсем иные планы. Еще перед ванной воительница приняла особое зелье, что и сделало ее семя несколько горячее, помимо дополнительного эффекта. Оно залечит все травмы и увечья, которые нанесла этой юной шаманке насильница, еще до полуночи.

Наконец Рэлаши вынула свой член из истерзанной дырки. Сперма хлынула наружу густым потоком, вперемешку с кровью и смазкой. Глаза воительницы вновь вернули прежний цвет, а мысли прояснились. Но она смотрела на лежащую без чувств Шари без нотки сочувствия. Она подняла ее, зажав растянутое отверстие своей рукой, и положила в ванну, наскоро отмыв от семени и крови. После, взвалив на плечо, неторопливо отнесла в подвал, скинула на одну из кроватей. Не оглядываясь, Рэлаши вышла наверх и закрыла двери, отправившись обратно, дабы помыться самой.

– Ты только посмотри на нее, она еще совсем молодая! – послышался голос в подвальной комнате.

– Она дренейка! – раздался другой, а пламя от вечных свечей ровно освещало пребывающих рядом ночную эльфийку и человеческую девушку, прикованными магическими цепями к ядру у потолка подвала за щиколотки. Они, абсолютно обнаженные, внимательно разглядывали новую пленницу.

 

(Всего 598 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

5 комментария к “Путь шаманки. Тернистые ветви. Часть 1”

  1. Я прочитал этот рассказ сразу как он был выставлен. Ничего говорить не стал оценивать тоже. Время идет, а результат нулевой. Никто ничего. Возможно просто, все сейчас увлечены обсуждением конкурсных работ, потому тут никто не отметился. Я не знаю. НО само мое мнение об этом повествовании Спорное и неопределенное. …

    Сия повесть фактически основана на обрывке, выведанного уж незнамо где, неизвестно у кого. Много-много позже я взял на себя смелость сначала “исправить” имеющееся, а после и доделать, чисто для себя.

    Вот пожалуй самая точная причина. Исправить и Доделать чисто для себя.. Замысел …Сам по себе мне нравится Автор нас окунает в мир Варкрафта И сие цепляет Пусть мол и там порезвится Эрос… А дальше все становится неуклюжим и каким-то дерганым Ошибка многих Спешка Спешим выставить пусть народ читает и мы покупаемся в овациях Ан нет. На гора выходит полуфабрикат Сам себе автор сделал медвежью услугу своей спешкой. Если бы, взяв в руки напильник Вы убрали шероховатости, сгладили округлив грани не стыковок. Вещь вышла бы весьма и весьма вкусно. За труд мое Вам спасибо. …Совет Прежде чем выставите продолжение, прочтите его для себя раз десять или больше. Исправляйте угловатость И когда вам понравится самому и зацепит основательно Выставляйте СМЕЛО. Я с удовольствием почитаю. Удачи Вам.

    0
    1. Благодарю за отзыв.
      “Чисто для себя” – согласен, после этого аваций не жду.
      По поводу шероховатостей – я не Толстой по восемь раз “Войну и мир” переписывать. Максимум меня хватит на пару, но лишь когда я смогу сказать сам себе, что повесть (глобально) закончена. Так же прошу учесть, что вы прочли “результат” лишь самого начала моего опыта. Сейчас я, по крайней мере себе, могу заявить, что вырос. Здесь я внес некоторые добавки, исправления, быть может сделав этим только хуже, однако вижу, что эпизод – не мой. Повторюсь, немало тут от первоначального автора, а всё далее – целиком мои руки и голова. Продолжение уже отправил на утверждение.

      Однако стоит ли доводить до идеала? Это уже не совсем непосредственно по теме самого рассказа, а в целом. У меня есть страница на ином ресурсе, где сохранились мои работы, написанные еще в школе, которые тогда мне казались… клёвыми. Несмотря, что руки какое-то время тянулись “исправить”, себе не позволил – работы закончены и хранят в себе меня же, но юного и, чего греха таить, глупого. Быть может и тут, избавляясь от шорохов, невольно сотрешь себя же, пусть и подменив собой новым.

      О как загнул… Простите, порой меня накрывают псевдо-философские рассуждения.

      1
      1. Ну да быть по сему. Лавры Латунского меня не прельщают. А стало быть, мое жилище из-за этого, надеюсь не пострадает от потопа и разрушения.)) Да сопутствует Вам удача здесь, в виртуальной избе-читальне, а так же в реале. НО замечу одну особенность… Здеся))) Народище ужасно добрый и радушный читают не кусают. Дают советы и не рвут на части злобными псами. Вывод… Творите и отдавайте на растерзание читателям и критикам Всего не съедят ))) Чутка оставят, однако не Хвакт, что не оголят Вашу душеньку но на то и taboo-story 😀

        0
        1. Вы тоже загибать горазды 🙂
          Благодарю покорнейше. Скажу еще, что после как я слышал звон цепей несущегося ко мне сторожевого пса, под аккомпанемент тяжелого пыхтения, даже зубы у виртуальный избы мне не страшны. Куда интереснее… языки, там беседующие.
          Вам тоже удачи, буду рад вашему ознакомлению со своими строками.

          1
          1. Прочту Всенепременно прочту Специально выделю на это дело толику своего НЕ очень драгоценного (такого себе самоварнарно-новодельного времени) И ознакомлюсь с невероятными сексопохождениями юной дренейки 😉 Уверен ее ожидают непередаваемые ОЧУЧЕНИЯ от проникновения Хотя крупица садизма имеет место поблескивать.

            0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг