Skip to main content

Путь шаманки. Тернистые ветви. Часть 3

Путь шаманки. Тернистые ветви. Часть 2

Днями Шариала не оставляла надежду. Она пыталась связаться с духами, со знакомыми шаманами, с наставницей, да хотя бы с камешком за пределами жилища темной дренейки, но все без толку. Либо она еще была недостаточно искусна, чтоб видеть и слышать через весь Азерот, либо… что-то другое. Вечера же для нее были наполнены страхом, ужасом, изнурением и дикой, дикой болью. Сущий кошмар. Каждый раз ей казалось, что более жестокой к ней Рэлаши быть не может, и каждый раз не менее жестоко ошибалась.

По крайней мере у нее были сестры по несчастью. Им тоже перепадало от насильницы, но как призналась Алинда, значительно меньше, чем до того, как появилась Шари. Со стороны для шаманки это было не особо заметно. За неделю Рэлаши насиловала их все жестче и дольше, хотя и не чаще.

Особо жалели Алинду, когда охотница обращала внимание на ее узенькую попу. Видимо, для эльфийки проникновения огромного члена в заднюю дырочку были особо болезненными. Она кричала, билась и рыдала под эбеновым телом жестокой хозяйки, срывая голос в хрип и лишаясь сознания. Еще только ее темная дренейка заставляла самостоятельно прыгать на члене, что было для синей особо мучительным. Это причиняло боль не только телесную, но и моральную – так унижаться перед насильницей… Нола предпочла бы умереть на месте, что пока не входило в планы Рэлы. Шариалой же пользовалась по-другому, не получая никаких свобод. Так что лишь эльфийка могла задавить обиду и ублажать наемницу прыжками на ее члене, роняя слезы.

 В один из дней Рэла приказала ночной не отключаться, пока она «будет трахать столь миниатюрный зад», но та не смогла. Отвечать за ее слабость пришлось Ноле. Шари в этот момент уже бесчувственно лежала на полу с раздолбанной попой, но думала, что если бы на месте золотой была она, то точно бы или умерла, или сошла бы с ума. Или Рэла таки порвала бы ее зад поперек таза. Но Нола выдержала почти час долбежки, хотя и приходила в себя до следующего вечера, а переполненное ощущениями от оргазмов тело после еще и колотило, как от озноба. Слез она так и не показала.

За прошедшие дни Шари обратила внимание, что ее достоинство крепло, пока темная дренейка насиловала ее подруг, но пока ей удавалось сохранять это в тайне ото всех. Девушек она опасалась обидеть, причем Нолу это даже могло бы разозлить. А Рэлаши она не хотела провоцировать, ведь ей только дай повод, и она просто оторвет шаманке достоинство одним движением. Несмотря, что это сбой, и у юной дренейки не должно его быть вовсе – она не хотела его терять, тем более настолько болезненно. Еще ее озадачивало, что иногда стержень несколько креп даже когда эбеновая насиловала ее саму. Однако охотница против этого ничего не имела и любила жестоко поиграть с шариками пленницы, воспринимая как новшество.

Рэлаши держала слово, данное шаманке. Она действительно приходила каждый день, чтоб изнасиловать узкую попу Шариалы. Маленькая дырочка наемнице настолько нравилась, что она по два-три раза наполняла несчастную, постоянно хваля ее отличную задницу. Насильница шла выполнять свое обещание даже под ночь. Юная дренейка хорошо запомнила тот час.

Они в подвале уже спали счастливые за выдавшийся день отдыха, а шаманка лежала на боку лицом к стене, когда пришла Рэлаши. Наемница умудрилась лечь рядом, не разбудив никого, пока цокала к ней. Девушки-то и проснулись от вопля дренейки, когда исполинский член ворвался в ее тугую попку, и после насильница трахала ее какое-то время. Спросонья это казалось болезненней для Шари в несколько раз. Темная не упустила возможности лишний раз словесно напомнить о том, что всегда держит слово, и со стороны шаманки было непростительно позволять себе засыпать, когда последняя знала, что за текущие сутки ее дырку не растянули. Рэла наполнила несчастную дважды, а вдобавок, пока трахала, успела очень сильно отшлепать, доведя кожу на ягодицах до онемения. Заснуть (или вырубиться) бедняжка смогла лишь к середине ночи, лежа на животе…

Было даже так, что охотница неустанно два часа имела Шари, полностью забыв про прочих пленниц. Было и так, что темная врывалась в подвал с уже стоящим членом и тут же поворачивала попой к нему бедняжку-дренейку, без слов и подготовок. За это время малышка так и не смогла придумать, как хотя бы облегчить боль, что рвала ее на части. Алинда говорила, что можно привыкнуть, Нола – что можно абстрагироваться. Но как? Малышка по-прежнему не понимала и продолжала терпеть сквозь крики и рыдания, и страдала от повышенного к себе внимания жестокой насильницы.

Казалось, хуже уже быть не может. И опять дренейка жестоко ошиблась. На очередной вечер пленения Рэлаши спустилась к ним:

– Сегодня у меня хорошее настроение, – заявила она сразу с порога игривым голосом, – потому вам двоим я позволю выбрать, куда и в какой позе мне вас поиметь. Ротик не подставлять! Если кто-то откажется от моего великодушного жеста, отдуваться за нее придется другой. Что касается тебя, – она кинула взгляд на Шари, – то я просто трахну тебя последней. О, и если обе откажутся – я не обижусь и все свое внимание отдам только рогатой сучке.

Невесть что за подарок, но разве девушки могли возразить? Шари сильно испугалась последнего варианта и бросила умоляющий взгляд на подруг. Те молча кивнули, а после Нола и Алинда решили не подставлять друг друга. Рэлаши тем временем встала между эльфийкой и зеленоглазой. Переводя взгляд с одной на другую она, видимо, решала, кто будет первой. В конце концов выбрала Алинду.

– Итак, долгоухая, – даже ласково начала охотница, – куда и как?

Эльфийка подумала пару секунд, после чего глубоко вздохнула, видимо, морально приготовившись. С неким безразличием на лице она встала, повернулась спиной к Рэлаши, наклонилась к стене, уперев в нее руки, и поставила ножки чуть шире плеч. Шари наблюдала за ее действиями и с ужасом почувствовала, как хлынула кровь к ее стержню одновременно с теплой волной под кожей. А она ведь только посмотрела на прелести подруги! Хорошо, что Рэла в этот момент была увлечена тем же видом и не заметила этого. Юная дренейка отвела взгляд в попытке сбросить внезапное возбуждение и зажала достоинство между бедрами, соединив ноги и обхватив их руками. Она уткнула лицо в колени, пытаясь отдалиться от того, что сейчас будет, но почему-то память все равно рисовала красивейший образ чуть наклонившейся эльфийки.

– Куда? – уточнила Рэлаши с добродушной (насколько это было от нее возможно) улыбкой. Ее конских габаритов член быстро набухал, пока она продолжала похотливо разглядывать щелку и розочку Алинды. Та продела руку под себя и положила пальчики на киску, после чуть раздвинула ими нежные губки. – Неудивительно, – прокомментировала охотница.

Кивнув, Рэлаши приблизилась к ягодицам небесной. Сначала она решила поиграться с ними, водя своим стволом и разминая руками. Возможно, она ожидала, когда появится смазка, или хотела дать время эльфийке потечь, не понятно. Эти прелюдии были ей несвойственны, что настораживало и… пугало. Хотя, как только ее глаза наполнятся тьмой, все станет как должно.

От этой мысли Шари словно молния пробила. Черные глаза дренейки! Она задумалась, в ее голове витала какая-то мысль, давно забытая, утерянная среди воспоминаний. Она лихорадочно шевелила мозгами, пытаясь уловить ее, выудить, но всякий раз не могла поймать. Что-то знакомое, еще со времен, когда она была совсем маленькой. Девочкой, лет четырех. Увы, додумать у нее не получилось – Алинда болезненно застонала, и Шари отвлеклась, потеряв мысль окончательно, и – что самое плохое – стала смотреть.

Рэлаши растягивала лоно эльфийки медленно и терпеливо. Ножки синей поочередно дрожали, пока дренейка входила в нее. К удивлению Нолы с Шари, последняя делала это даже… нежно? До какого-то момента, по крайней мере. Видимо, дойдя до матки, Рэла никак не могла протиснуться дальше без увеличения напора. Она осторожно положила руки на талию синей и велела приготовиться. Немыслимо – она предупредила…

Наемница резко дернула тазом навстречу попе Алинды. Судя по вскрику небесной, она вошла в матку, мгновенно заполнив ее своей массивной головкой. Подавшись еще вперед, она уткнулась в другую ее стенку, а растянув и ее, дренейка смогла прижаться лобком к ягодицам эльфийки. Шариала продолжала наблюдать за этим. Вид исчезающего в лоне подруги огромного члена возбудил ее до истомы. Она все еще сдерживала свое окрепшее достоинство между бедер, но отвести взгляд уже не могла. Она… захотела быть на месте Рэлаши? Занять киску Алинды своим собственным стержнем? Шари попыталась прогнать эти мысли.

Темная стала двигаться. Неспешно и наименее болезненно для эльфийки. Нола наблюдала с ожиданием, что вот-вот охотница сорвется и опять начнет терзать лоно Алинды сильно, грубо и жестоко, но этого все не происходило. Синяя мычала, принимая член дренейки все быстрее и быстрее. Когда Рэлаши прижалась к ее попе в страстном порыве, с уст эльфийки, впервые за все время, слетел томный и сладостный вздох.

– Вот так, маленькая моя, – промурлыкала охотница. – Я иногда умею быть хорошей, видишь? Жаль, что твоей подруге повезет меньше, терпения до нее мне не хватит. А сейчас обхвати мой член.

Алинда послушно выполнила приказ. Это стало понятно по протяжному стону дренейки, когда она продолжила двигаться.

Шари сходила с ума, пытаясь разобраться в своих желаниях. Ей было настолько хорошо наблюдать за блаженством подруги, от которой кроме гримас боли она ничего не видела, что все больше и сильнее чувствовала в себе позывы самой доставить ей это удовольствие. Томные вздохи небесной заставляли сердце шаманки бешено биться в груди – она захотела чаще их слышать. Когда Рэла прижималась к ее ягодицам, Шари желала сделать то же самое для подруги, словно самой вывести из ее груди стон. Воображение, не поддаваясь ни на какие уговоры, активно рисовало образы их чарующего единения…

Эльфийка же от бодрого движения огромного члена в своем лоне уже откровенно тащилась, закрыв глаза от удовольствия. Охотница все убыстрялась, хотя и сдерживалась, дабы не доставить боли. Она не без наслаждения сминала ягодицы небесной, порой раздвигая половинки, дабы взглянуть на розочку. На очередном заходе Алинда выпрямилась со вздохом, ножки затряслись и подкосились. Рэла как знала и подхватила синюю, аккуратно поставив ту на колени, сумев не покинуть лона.

– Так тоже можно, длинноухая, – промурлыкала она, продолжив двигаться в мычащей от блаженства эльфийке.

Рэла стала делать волновые движения, ходя в киске ночной. Та стонала и тряслась от ее действий, теряя голову от ощущений. Шари поймала себя на мысли, что даже с таким членом, как у Рэлы, можно доставлять удовольствие. А делает это последняя просто потому, что криков боли ей пока слышать не хочется. Против воли и понимания, шаманка наблюдала за движениями темной, словно запоминая, как и что делать.

Когда темная кончила при очередном полном заходе, эльфийка затряслась в первом оргазме на памяти Шариалы. То есть, она так подумала, судя по сбившемуся дыханию и телесным небольшим судорогам. После Алинда просто упала на бок, чуть только охотница покинула ее лоно и поднялась. Рэлаши стояла над ней с влажным огромным и по-прежнему твердым членом. Видимо, она больше трогать эльфийку не планировала.

– Теперь твоя очередь, нежная моя, – повернулась дренейка к Ноле.

– Что с тобой такое? – проговорила та, преисполненная испугом и непониманием. До сих пор она сидела истуканом, не находя выхода противоречивым эмоциям.

– Говорила же. У меня хорошее настроение. Пока я не дошла до той рогатой сучки, рекомендую тебе воспользоваться моей сегодняшней добротой. Синенькая вот воспользовалась, и ты можешь. Потом я уже не буду такой сговорчивой и мягкой. Ну так?

Нола продолжала глядеть на охотницу с выпученными глазами. У нее в голове не укладывалось, что насильница, жестокая извращенка, могла быть нежна с Алиндой и даже довести ту до оргазма, ни разу грубо не всадившись и даже не дернувшись. Из-за этих противоречий Нола только разозлилась и, не подумав, выпалила с силой:

– Иди в жопу!

– Отличный выбор, золотая! – откликнулась Рэла, едва ли не прыгая к Ноле. Та еще не успела понять, что именно ляпнула.

Как темная и предупреждала, нежности на зеленоглазую ей уже не хватило. Подскочив к пленнице, дренейка легко подняла ее с колен, фактически не обращая внимание не сопротивление, повернула спиной и прижала к себе. Ее гигантский ствол протиснулся между ног пленницы, лаская губки лона.

– Теперь скажи мне, как? – проворковала Рэлаши, теснее прижав к себе воительницу, заставив ее чувствовать свои твердые соски спиной и огромный член под щелкой.

– Отпусти! – выкрикнула Нола.

– Опустить? – заулыбалась темная. – Проказница, я знала, что ты шлюха каких поискать!

Нола окончательно сбилась с толку. В который раз слова сыграли с ней злую шутку. О чем она думала, посылав насильницу в задницу? Ее импульсивность, как показала Рэлаши, дорого ей обошлась.

Дренейка, быстро опустившись, подхватила золотую под колени. Неуловимым движением она подняла воительницу на руках, крепко держа ее ноги под коленями. Нола все еще пыталась как-то сопротивляться, как вдруг Рэлаши легко подбросила ее и мастерски опустила задней дыркой на задранный кверху член. Головка на удивление легко ворвалась в попу зеленоглазой, заставив последнюю сорваться в громкий крик.

– Ты просила опустить, дорогая, – промурлыкала Рэла, слету насаживая зеленоглазую до середины, – я и опустила. Разве ты недовольна?

И она начала все так же легко поднимать и опускать тело Нолы на своем члене, абсолютно не считаясь с ее ощущениями. Они были повернуты к Шари так, что та видела буквально все. Как эбеновый ствол исчезал в плотном колечке золотой, раз за разом, снова и снова; как из щелки девушки потекли соки, увлажняя массивные шары под ней. Нола тихо выла от боли, сжав зубы, но ее телу нравилась грубость. Наемница же увеличивала темп. Она подключила таз, трахая воительницу снизу, по два раза заполняя ее заднюю дырку на каждом цикле, пока руками опускала и поднимала ее. От подобных движений у зеленоглазой понесло крышу. Она перестала сопротивляться, позволяя качать себя. С ускорением темпа Рэлаши пришла к закономерному результату: ее глаза вновь налились тьмой. Из-за плеча летающей воительницы она поглядывала на Шариалу с нарастающим вожделением.

Шаманка все еще пыталась прятать свой стоящий стержень, зажав его между бедер. К Ноле чувств она, видимо, не питала, как к Алинде, но все равно вид исчезающего в колечке огромного ствола дико возбуждал ее. Особо глубоко уронив золотую на свой ствол, Рэлаши стала кончать в ее попу, от чего у девушки снесло крышу. Из лона потекли соки, смешиваясь с густой спермой, что вытекала из заднего прохода. Нола, видимо, впервые испытала анальный оргазм.

Удерживая зеленоглазую еще какое-то время, наемница отходила от весьма скорого для нее извержения. Вероятно, она так ускорилась, поскольку сильно хотела уже подойти к пурпурной. После, небрежно скинув обмякшую девушку на пол, она повернулась к Шари. Та еще сильней свела бедра под ее взглядом. Темная с былой решительностью двинула к ней. Она не стала хватать маленькую дренейку за щиколотки и просто сжала пальцы на шее крайне болезненным захватом.

– Иди сюда, сучка… – прошипела охотница с вожделением. От прежних терпения и ласки не осталось и следа.

Рэлаши буквально пронесла Шари над кроватью, пока та не повисла копытами над полом. Темная не сводила глаз с личика пленницы. Фиолетовая задыхалась, стальная хватка темной дренейки сильно резала горло, шаманка чувствовала себя как повешенная. И тут охотница ослабила пальцы, уронив Шари на пол. Не дав последней очухаться, она быстро уложила ее на спину, подогнула ей колени и развела в стороны, предвкушая удовлетворение собственной похоти. Она уже хотела влезть в тугую попку, как тут заметила, что у шаманки напряжен стержень. Пару секунд Рэлаши думала, потом подняла взгляд на лицо фиолетовой. Она заговорила относительно тихо и как-то сумбурно, а другие девушки пока что пребывали прострации и все равно ничего не слышали:

– Твой мелкий раньше не напрягался, пока я не начинала трахать тебя, да и то это было редко. Он стоял, когда я позволяла тебе ласкать ртом свой член, или смотреть на него, но никогда до… – Рэшали осеклась, подумала еще и догадалась: – Ты возбуждаешься, когда я ебу других сучек, шлюха?! Что, думаешь занять с ними МОЕ место?!

С этим вопросом темная резко подалась вперед, врываясь в тугое нутро Шари. Охотнице не нужны были ответы, она все и так поняла. За этот непонятный обман фиолетовая сильно пожалела, что вообще появилась на свет. Рэлаши трахала ее несколько часов, четырежды наполняя ее попу густой спермой и продолжая, продолжая ходить внутри растерзанной дырочки. Она ебала – иначе не сказать – несчастную шаманку, таская ее по всему подвалу, вообще забыв про прочих пленниц и про ротик юной дренейки.

Когда ей надо было что-то поменять – она сильно стискивала яички Шари, ведя за собой. На полу, на спине, на кровати, на животе, у стены, лежа, стоя, сидя, нагнувшись, на коленях; у бедняжки кружилась голова от постоянно сменяющихся положений. И боль, постоянная боль в растерзанной попе, а еще Рэлаши то и дело била ее по шарикам, когда вспоминала об этом. Выйдет членом – сильный удар по мешочку – и влет обратно до конца. Охотница впала в еще большее безумие, она не останавливалась в дырочке малышки даже для того, чтоб полностью излиться, нет. Она трахала и извергалась одновременно, не теряя темпа и напора и выливая потоки спермы из несчастной дренейки при каждом выходе. Внутренности бедной шаманки жгло жидким пламенем, она рыдала и кричала, продолжая терпеть неимоверную боль. И все это за то, что Шари просто подумала о… запретном.

Алинда, придя в себя, с ужасом наблюдала за непомерной жестокостью темной дренейки к юной Шариале. Она сидела в уголке, подогнув колени и закрыв нижнюю часть лица ладонями, и плакала от болезненных криков фиолетовой и от вида того, что вытворяла с ней насильница. Нола постоянно призывала наемницу остановиться и прекратить, или переключиться на нее, но оставить в покое бедную малышку. Она оскорбляла охотницу и в какой-то момент даже решилась оттащить ее, но Рэлаши было достаточно просто схватить ту за горло и одним броском отшвырнуть обратно к стене. Золотая сильно ударилась головой, хотя сознания не потеряла, но поняла, насколько бессмысленны ее попытки вмешаться. Алинда и Нола не понимали, чем Шари вогнала в такое безумие жестокую наемницу.

Насильница закончила, когда вжалась в разбитый зад маленькой дренейки, трахая ее на кровати лицом к себе. Удивительно, но попа шаманки выдержала, чтоб не лопнуть от столь яростного и долгого напора, хотя и утешения в этом мало. Эбеновое тело затряслось, и наемница влила в бедную Шари очередную порцию обжигающего густого семени. За все время экзекуции несчастная так и не потеряла сознания, хотя очень хотела более не чувствовать этой раздирающей боли и раскаленной жидкости.

Темная, правда, тоже измоталась. Она с минуту приходила в себя после извержения, не спеша покидать растерзанную попу юной дренейки, слушая, как скулит и хныкает последняя. В конце концов, она отдалилась, вытащив свой уже обмякший член, и в жестоком порыве сильно ударила напоследок многострадальные яички Шари кулаком. Учитывая ее возможности… не разбила и не вдавила – уже хорошо. Хрупкая дренейка звонко взвизгнула и судорожно сжала бедра, прикрыв место удара. Из раздолбанной дырочки потекла сперма. Рэлаши, слегка шатаясь и тяжело дыша, побрела к выходу.

– Завтра, рогатая сука, – рычащим тоном начала она у лестницы, остановившись, – я тобой займусь серьезнее.

Злобно посмотрев на фиолетовую уже своими глазами, охотница удалилась. Шариала обессиленно легла на кровати лицом к стене, подогнула колени, скрестив руки на груди, как смогла прикрыла дырочку хвостом и тихо заплакала.

(Всего 278 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Путь шаманки. Тернистые ветви. Часть 3”

  1. Прочел вторую и третью части этого повествования и мне понравилось. Это гораздо отличается от написанной первой части. Ровно и интересно. Сюжет надеюсь приобретет некую динамичность. И пленницы каким-то образом, должны сотворить переворот. Автору спасибо! 10…

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг