Skip to main content

Путь шаманки. Тернистые ветви. Часть 6

Путь шаманки. Тернистые ветви. Часть 5

Нола на время, пока темная ублажалась с Шариалой, просто отползла в сторону и сидела тихо. Она слышала, что приказала Рэлаши шаманке сделать с Алиндой, и ее это сильно злило. Она понимала, что выбора фиолетовой не оставили: либо смерть эльфийки, чего допускать никак нельзя, либо лишиться стержня. Хотя сама золотая, возможно, предпочла бы последний вариант, чем налезать на подругу, но Рэла не давала гарантий, что после наказания для малышки не примется за небесную. Несмотря на это, Нола злилась. На себя, на Шари, на Рэлу, особенно на Рэлаши.

Пусть она не видела, как шаманка наползала безвольное тельце ночной, – охотница своей тушей загородила обзор, имея ее на полу –  но чувствовала это. Ее нога должна восстановиться, после как темная излилась в нее. Придя в себя после оргазма и застав наемницу, жестоко трахающую Шари, она не испытала к последней никакого сожаления. Сострадания не появилось и после, как темная удалилась. И Нола слышала все, что говорила несчастная. Да, под болью, да, под унижением, да, под страхом, но для золотой это не было поводом опускаться перед черной тварью и тем более уподобляться ей. Если хочет – пусть рвет. Хотя багровела она больше по тому, что сделала Шари, а не что говорила. На какое-то время она позабыла, что не все способны выдержать долгие муки и сильную боль.

После ухода Рэлаши прошло отнюдь немного времени. Слышались лишь прерывистые вздохи Шари, коя обессиленная лежала на полу в луже спермы. Нола вздрогнула от тихого голоска со стороны Алинды:

– Она ушла?

– Ушастая? – не поверила своему слуху золотая. – Это ты?

Эльфийка поднялась на локотке и, заметив состояние пурпурной, тут же кинулась к ней. Зачем? Она не думала. Просто чтоб быть рядом.

– Оклемалась-таки, – с ухмылкой сказала Нола. – Я надеялась, что все это лишь спектакль, чтоб усыпить внимание черной сучки. Вот только чего ты… к этой идешь?

– О чем ты? – Небесная упала перед тельцем Шари на колени, в бессильном жесте просто положив руки ей на плечо.

– Ты разве не в теме, что эта фиолетовая членоноска с тобой сделала? Если ты притворялась, то не можешь этого не знать.

– Нола… Все не так… Не говори так о Шари, она не виновата, – разволновалась Алинда не пойми с чего. Она могла все сказать подруге буквально одной фразой, но нужные слова никак не склеивались в ее мыслях.

– Ага, не виновата… – зашипела зеленоглазая, став подниматься на здоровую ногу, находя опору в стене. – И никто не виноват. Ни черная дрянь, ни я, ни ты, ни даже эта. Сука, я бы позволила себе соски оторвать, чем налезать на… Тьфу! Чем уподобляться этой курве с хером!

– Нола, успокойся! Ты не понимаешь, ты…

– Да, не понимаю. Ну так объясни, пока я не разбила рожу этой фиолетовой мрази! Если придется, я второй раз свою ногу сломаю о ее нос! – звенела голосом золотая, ковыляя к еле шевелящейся Шари.

Шаманка затряслась от страха, будучи полностью беспомощной. Она понимала, на что сейчас злится Нола, и хотела объясниться, вот только как? Ей действительно было приятно, но в то же время она люто себя ненавидела за содеянное. Однако факт в том, что Шари поддалась похоти. Ненадолго, но это было. Неизвестно, преследовала ли Рэла цель показать шаманке, что и фиолетовая имеет в себе что-то столь же мерзкое и темное, но тем не менее было и это. Утешало лишь, что эльфийка, судя по личику и беззвучным вздохам, тоже наслаждалась. Малышка подумала, что лучшим выходом будет раскаяние перед ночной. Если это можно назвать выходом…

Алинда, поняв, что Нола понемногу теряет над собой контроль от гнева, кинулась к подруге, ухватив ее за руки.

– Выслушай меня! – кричала эльфийка, пытаясь задержать прущую как танк зеленоглазую.

– Ты недавно лежала хуже мертвой, а сейчас крутишься быстрее белки. Чего тебе эту защищать? Она фактически налезла на тебя безвольную, воспользовалась, как та рогатая дрянь!

– Дай мне время, и я отвечу! – И тут небесная отвесила слабую, но звонкую пощечину подруге.

Нола остановилась, опираясь на здоровую ногу, ошарашено глядя на эльфийку. Ручка ночной оказала поразительный эффект: золотая и думать забыла про гнев и жажду избиения. Наконец-то она готова слушать.

– Когда Рэла меня утащила, я думала, я там помру… Она насиловала меня, пока я снова и снова не теряла сознание, била плетью, чуть ли не до костей рассекая плоть, пока я не стала, по ее мнению, правильно отвечать на вопросы. Мне было настолько погано за свои слова, за то, что я говорила… вынуждена была говорить о себе, о вас, что я… Я просто сломалась. От постоянной жестокости, невыносимой и вечной, вечной боли… Я свихнулась… – Голосок Алинды начал дрожать, сдавливаемый слезами: – Я не знаю, в какой момент мне все стало безразлично. Я не притворялась, Нола. Я так попыталась уйти от вечной агонии, что обещала мне Рэлаши.

– И помогло?

– Не могу сказать, – мотнула головой эльфийка, продолжая глядеть на подругу. – Когда Рэла сегодня натягивала меня, я воспринимала эту боль, как… чью-то другую, не свою. И в то же время ясно понимала, что она моя. Как я еще могу описать это состояние?

– Немного скомкано, подружка, но я поняла… Кажется, – ответила Нола, почесав себя за ухом. – То есть ты не понимала, что эта яйценоска с тобой делала.

– Не зови ее так! – вспылила ночная. – Нола, она… Это она вернула меня…

Такой взгляд зеленых глаз был хорошо знаком Алинде с Шариалой. Нолу нельзя назвать глупой и тем более тупой. Опрометчивой, да, безрассудной, но не дурой. Но порой некоторые мысли и душевные переживания были для нее настолько сложны и непонятны, что она просто зависала с тугим, ничего не видящим взглядом, пытаясь их в голове переварить.

Видя напряженным лицо золотой и понимая, что сейчас у нее ум за разум заходит, Алинда ласково отвела ту к своей (их?) кровати, усадила и все объяснила, как мать дочери с вопросом «откуда берутся дети». Призналась, что Шари действовала нежно, и при этом сама себя ненавидела за то, что делает. Но именно так, через подневольную ласку, эльфийка смогла найти в себе силы вырваться из апатической оболочки, которую она сама в себе и воздвигла. Она не просила Нолу относиться к этому так, словно ничего не было, но хотела, чтоб та, хотя бы, поняла.

Голова зеленоглазой воительницы пухла от умозаключений Алинды, но в конце концов она смирилась. Кроме того, небесной лучше знать, что именно произошло между ней и фиолетовой, и если она не видит причин злиться на Шари, то и золотая тоже не должна их даже искать. Подумав еще, Нола, вдруг, уточнила:

– Так вы обе теперь где-то как-то… пара что ль?

Дренейка все еще лежала обессиленной. Белая жижа уже исчезла. Она слышала весь разговор и каждое слово. Слабым движением она повернула голову так, чтоб видеть глаза Алинды. Та посмотрела на нее с кровати ласковым взглядом. Но было и что-то большее. Шаманка поняла: ночной не нужны извинения и раскаяния. Она ни в чем не винит фиолетовую и более того – даже благодарна ей. Они мысленно пообещали друг другу разрешить все произошедшее, но после. Если выживут… Ненависти к себе у Шари не пропало, но хотя бы уже столь погано она себя не чувствовала. Алинда одним взглядом убедила ее, что мерзости между ними не было. А что именно было – они разберутся позже.

– Мы подумаем. – Эльфийка кивнула.

– Только давайте без медовых месяцев, а то я принимать участия не хочу.

– Клянусь своей… своими… своими… ушами! – пообещала небесная, замявшись в думах, а что у нее есть.

После обе девушки дружно стали приводить в чувства Шари. Спасибо золотой – она без особого труда перенесла дренейку на кровать, после как подруги убедились, что малышка сама двигаться не может никак. Нола не факт что простила ее, но по крайней мере не грубила. Словно она только сейчас догадалась, что фиолетовый стержень может быть применен так же, как использует свой ствол темная. Но увы, она не учла размеры и отдачу… А эльфийка, видимо, уже давно понимала логическую связь: у Шари есть достоинство, у нее с Нолой – щелки, ну и другие дырочки.

Алинда успела позабыть, что такое ласка. Да, у нее были попытки, но неудачные. Всякий раз чувство влюбленности быстро улетучивалось. О тесной связи между собой и другими эльфами у нее не было чего-то очень приятного из воспоминаний. После как она угодила к Рэлаши в подвал, ей вообще стало казаться, что от секса она ничего кроме боли и разочарования получить не может. Да, темная разок довела ее до оргазма, но большой разницы с опытом прочих партнеров это не имело. То же, что делала (или пыталась делать) Шари – это… нечто абсолютно иное. Она просто знала. Чувствовала. Единственное, чего ночная боялась – как бы это не оказалось одной из тех мимолетных влюбленностей, о которые она спотыкалась.

Шаманка же лежала разбитой, во всех смыслах. Рэлаши забрала буквально все ее силы и эмоционально опустошила. Нет, она не была как эльфийка, никак нет, ей просто было тяжко и плохо. А еще она устала. Жутко устала. Ее тело словно свинцом налилось, но тем не менее она могла поддерживать обсуждение, хоть и говорила весьма тихо. Главный вопрос: что делать с Алиндой?

Дело в том, что Рэлаши абсолютно уверена, что таки превратила ночную в «отверстие для члена». Если небесная будет перед ней притворяться, то сможет ли она выдержать натиск темной без своеобразного зомби-режима? Сегодня та вновь взяла ее в попу, и ночная приняла без криков, с безразличием и полным подчинением. Эльфийка даже удивилась рассказу подруг – для нее-то все происходило абсолютно по-другому. Сможет ли она снова, если понадобится, отнестись к своей боли, как к чужой?

– Хороший вопрос… – поникнув головой, молвила Алинда. – Шари, а как ты терпишь?

– Кричу и рыдаю, – не задумываясь, ответила та.

– А если запрещают? – спросила Нола.

– Кричу в себя и рыдаю без слез, – опять без раздумий сказала малышка.

– Вот так просто? – вскинула бровки синяя.

– Бац и все, – моргнула шаманка, лежа на боку мешком. Она хотела кивнуть – не получилось.

– Мда… – отвела взгляд золотая. – И я еще удивляюсь, как можно тащиться от сосания ее хера.

Рэлаши, если увидит, что с Алиндой все как было, может… Да все что угодно она может. Сегодня она вела себя победительницей, а если поймет, что радость победы преждевременная, мгновенно впадет в яростное безумие. С Шари так было, когда вместо одного окончания в нее темная сделала пять, и ведь на относительный пустяк. После такого обмана Рэла будет трахать небесную либо пока та не сломается снова, либо пока не умрет. Или просто убьет на месте, как непокорную, а значит неугодную дырку, и найдет другую, не менее милую эльфиечку. А потом перепадет и Шари с Нолой, как соучастницам.

Девушки рассудили, что «аудиенции» к золотой наемница устраивать не станет, так как знает, что для зеленоглазой боль – не аргумент. Но вопрос «что делать с Алиндой» оставался открытым. Теоретически, она могла выдержать оральное изнасилование, может быть вагинальное (что уже маловероятно), и точно заорет, если наемница решит посетить ее задний проход. На отточку плана им нужен еще хотя бы денек, и чтоб Шари могла двигаться. Если все провалится… Ну, девушки и так не жильцы: что быть рабынями, что помереть на месте от жестокой долбежки. Все сошлись, что терять нечего. Так что если завтра получится отработать с тотемом из спермы (о небо, как же мерзко и глупо это звучит!), то уже послезавтра можно идти в ва-банк. Алинду решили посильно прикрывать. И эльфийка выбила из Нолы обещание, что та не будет вмешиваться, если темная станет приказывать Шари что-либо делать с ней, а также не будет потом «мстить».

На следующий день Рэла спустилась как обычно со свертком. По удаче Алинда проснулась сразу от звука двери, так что пока наемница шла по ступеням, она успела лечь спиной ко входу в позе «вы все не существуете». Нола для того, чтоб с бо́льшими шансами эльфийка проделала такую маскировку, героически продолжала спать на полу. Не обниматься же ночью с «зомби»?

На удивление Шари, ее тело все еще ныло. Она поднималась со своего ложа очень вяло и медленно, хотя искренне пыталась побыстрей. Особенно скулили яички. Перед сном такой ноющей боли не было.

Рэла, пройдя в середину, положила сверток и оглядела пленниц. Синяя по-прежнему «в апатии», золотая по-прежнему злится, а вот фиолетовая… Темная довольно улыбнулась, глядя, с каким трудом Шари удается двигаться. Она явно была удовлетворена собой, что даже утром бедняжка-дренейка не отошла от нее. Конечно, со стороны ее улыбка показалась… плотоядной. Малышка уже практически не сомневалась, что сейчас охотница ринется к ней и повернет к себе попой. Насильница же задумалась, обхватив подбородок двумя пальцами и наклонив голову к груди, но все еще глядя на шаманку.

– О чем задумалась, стерва? – бросила Нола. – Думаешь, как еще овощей наготовить?

– Нет… – ответила та, словно даже в поддержку диалога, чем немало удивила девушек. Алинда все еще лежала ровно. – Мне кое-что интересно про эту фиолетовую. Я хочу проверить, пока есть время. – Она двинулась к Шари.

Та снова попыталась вжаться в стену, но у нее это получалось крайне медленно. Мышцы во всем теле заныли от усталости, и пока Рэла не подошла, она успела лишь сесть на кровати, подогнув колени и уперев спину в доски. Темная уже была рядом, но пока что не хватала Шари, а просто наблюдала за ней. Это выглядело еще более жутко, поскольку было непонятным.

– Нет, – решительно мотнула головой охотница, – сейчас твою задницу я мучить не буду, но проверю кое-что. Ползи ко мне, малышка. Не бойся.

– Оставь ты ее уже в покое, – подала голос Нола, – ты вчера ее чуть ли не до смерти заебала.

– Мне и сегодня надо ей внимание уделить, как я обещала. А теперь не мешай и помалкивай, – небрежно ответила темная и обратилась к шаманке: – Ну же, дорогуша. Я пока что не кусаюсь.

Пересилив страх и настороженность, Шари аккуратно стала приближаться к наемнице, коя остановилась за полшага до кровати маленькой дренейки. Мышцы ныли, потому тело дрожало в дополнение к тревоге шаманки. Наконец, хрупкая пурпурная неуверенно села на край ложа. Подумав секунду, сползла на пол на колени, глядя на мучительницу снизу-вверх.

– Давай-ка, маленькая… – проворковала Рэлаши, когда ее достоинство показалось из-под пласта ткани. – Только не усердствуй, а то ведь я не сдержусь. Сейчас я не хочу иметь никого из вас…

– Ахеренно! – вставила Нола.

– …и я просто хочу проверить кое-что. Ну же, сладкая, вот он.

Член Рэлы быстро пришел в готовность. Непонятно, то ли он вставал от возбуждения, то ли по зову хозяйки, а может и то и то сразу, но контроль над ним она держала. Если подумать – он всегда был тверд, пока темная не была абсолютно уверена, что закончила. До недавней поблажки, которую наемница сама себе легко простила, тем более что она была в «положительную сторону».

Шари уже порхала язычком по большой головке. Единственное ей не понятно: как это не усердствовать? На сколько не усердствовать? Не доводить Рэлу до сексуального безумия? А это возможно? Малышка не знала, пока что просто обрабатывала ротиком исполинский член, сидя перед ним на коленях. Удивительно, но нытье ее тела стало фантомным. Почему ей так нравится этот запах и вкус? Она не понимала, но пока этот гигант не рвет ее на части, она была готова ласкать его, одновременно возбуждаясь.

Рэлаши томно вздыхала, ее ствол иногда подергивался от особо ласковых движений шаманки, но пока она держала себя. Или нет, она наслаждалась, даже не делая усилий сдерживаться. Очень странно для нее. А маленькая дренейка поймала себя на мысли, что ей приходится себя одергивать, дабы «не разойтись». Она искренне хотела добавить усилий, обильней ласкать этого гиганта губками и ручками, но приказ… Несколько раз Шари хотела поиграть с уздечкой языком и приподнять головку в ротике к нёбу, но останавливала себя. Со временем шаманке становилось все труднее сдерживаться.

– Пока достаточно, малышка, – пропела Рэла, с легкой неохотой убирая член от милых ласк. – Теперь встань.

Фиолетовая поднялась, а наемница тут же опустила взгляд на ее стержень. Конечно, он был тверд. Шари стало не по себе непонятно от чего, потому смущенно сжалась. И тут охотница… присела перед шаманкой, крайне подробно начав рассматривать ее достоинство. Девушки выпучили глаза, а Рэла, не обращая на это внимания, аккуратно провела рукой по бедрам дренейки к мошонке. Шари ожидала, что сейчас та ее стиснет до крайне болезненных ощущений, но… наемница нежно и уветливо обвила яички пальцами, став массировать, а вторую руку положила на членик, начав двигать ей, бессловесно приказав встать нормально.

У малышки закружилась голова от настолько приятных и неожиданных ласк от самой Рэлаши! Понятно, что та преследовала какую-то свою цель, но какую именно – еще вопрос. Нола так вообще чуть в обморок не свалилась от удивления, а ведь ее довести до такого трудно. Алинда героически душила свое любопытство, продолжая безучастно лежать на боку – увы ей ничего не было видно.

Шари задергалась, все чаще томно вздыхая. Ее стержень сочился, и Рэла охотно собирала эту влагу рукой, что работала со стволом, и размазывала. Шаманка помнила угрозу от охотницы, что будет, если она зальет насильницу. Одна из проблем была в том, что она никогда не достигала оргазма и не представляла, как понять, что пик близко. Лихорадочно она вспоминала, что предшествовало извержениям темной. Дрожь, видимо, один из вестников. Но она и так дрожала от страха, непонимания и удовольствия. Однако тепло, что волнами прокатывало по телу, наполняло приятной истомой. Шари сообразила, что каждая из них приближает пик, но… где ее предел? Маленькая дренейка очень боялась излиться на жестокую охотницу, но как этого не сделать, если Рэла сама доводит ее до оргазма, сидя перед ней на корточках?

– Я… Я скоро… – задышала Шари, когда дрожь от истомы стала неконтролируемой. Предупредить ей показалось самым разумным, и, вроде бы, у нее получилось не нарушить приказа.

– Сучка помнит, что будет, если она меня забрызгает? – удовлетворенно выдала Рэлаши риторическим вопросом, убрав руку со ствола, но продолжила массировать мошонку. Тут она обернулась к Ноле. – Поможешь подружке?

Впервые в жизни та не нашла сразу, что ответить. Она была потрясена действиями насильницы и искренне не понимала, что за чертовщина творится с охотницей. Ее замешательство оказалось настолько долгим и сильным, что темная, поняв, что от золотой ничего не добьется, поднялась, аккуратно тюкнув шарики фиолетовой пальцами.

– Тогда сделаем так… Иди за мной, – сказала Рэла юной дренейке и повела к Алинде. По счастью та все еще пребывала в образе полного безразличия. Охотница обратилась к синей: – Встань перед ней на колени, сучка.

Небесная ужасно взволновалась, как бы не раскрыться, но приказ пока был легким и понятным. Она без лишних движений и грациозно спустилась с кровати и послушно приняла указанное положение. Рэла подвела к ней Шари, а после сложила руки на груди. Дренейка смотрела на темную со страхом и непониманием. Волна возбуждения чуть отхлынула.

– Открой ротик, ушастая, – бросила наемница, и Алинда, продолжая безучастно смотреть перед собой, раздвинула губки. – Теперь ты, – кивнула охотница пурпурной. – Не стесняйся, ты вчера ее киску трахала. Просто вставь, а эта сучка все сделает дальше сама. – Шаманка стояла перед Алиндной в нерешительности. В конце концов Рэле надоело ждать, и она, подтолкнув дренейку в спину, заставила фиолетовое достоинство влететь в нежный ротик эльфийки. – Вот так. Ты, теперь соси. – Последние слова она произнесла синей.

Нола со злобным стоном отвернулась в сторону, не желая участвовать в этом. Шари же сходила с ума от ощущений. Ее стержень проник полностью и тут же словил умелые ласки язычка и губ. Небесная старалась работать только головой, сохраняя беспристрастное выражение на лице, и пока ей это удавалось. Шариала дрожала, она судорожно дышала, захлебываясь от приятных и искусных движений.

Алинда незаметно для мучительницы старалась с подругой. Она знала, что для Шари это первый опыт, и прикладывала усилия, дабы он стал для нее хорошим началом. Пусть из-под невольности, она сейчас возымела шанс обрадовать ее, и жалела лишь, что не может открыться для нее, подключить ладони, нарастить темпа. Но она не отказала себе в стремлении немного изучить дорогую себе дренейку, уже заметив, как пульсирует изящный стержень на невидимые движения кончика языка вокруг самой дырочки. Пытаться проникнуть в нее небесная не стала, но с любопытством пробовала шаманку на вкус.

Шари и представить не могла, что подобное удовольствие существует. Доселе непознанные волны, что катились по ней, задевали каждую клеточку, вынуждая трепетать. Язычок Алинды столь волшебно кружился по чувствительной головке, вокруг и около, что юная шаманка и вовсе забыла, где находится. Когда нежные губы с плотным обхватом водились вдоль стержня и останавливались на миг под самым ободком, тот вздувался на секунду, активно впитывая сию ласку. Дренейка постанывала, ощущая, как ножки набиваются хлопком.

Однако Рэла не разделяла незаметную возникшую идиллию. Устав просто смотреть, она ухватила эльфийку за голову, став насаживать на твердь шаманки. Фиолетовая прикрывала веки от новой истомы и пробегающих по телу волн, пресс сам собой напрягался, а ствол в ротике Алинды дрожал от ласк. В страстном трансе малышка не заметила, как ее ладони легли поверх рук темной, следуя за ее движениями. Быть может, они даже помогали…

Эльфийка была не в восторге, что их с дренейкой второе вынужденное единение опять грубо… портят. Однако, сумев не выдать себя, она адаптировалась, став водить языком вдоль чувствительного канала и чаще задевать уздечку, когда ловила момент отвода крайней кожицы. Стержень Шари без проблем проникал в горлышко, и Ала успевала порой обхватить нежную головку, охотно пропуская смазку дальше. Сама же шаманка в обилии ранее непознанных ощущений просто терялась, даже не представляя, куда и как это можно рассеять или увести, чтоб хоть как-то прояснить сознание.

Долго так продолжаться не могло, и дренейка опять предупредила, что скоро изольется, когда сладостные судороги стали усиливаться.

– Просто спусти этой сучке в рот, – сказала Рэла и принялась усерднее двигать головой ночной. Она насаживала ее лицо на пурпурный лобок малышки, заставляя губы целовать основание. Язычку эльфийки это нисколько не мешало обдавать нежностями изящный стержень, но сама она успешно продолжала притворяться сломленной дыркой для услад, попутно стремясь сделать приятно уже настолько близкой дренейке.

Шари прикрыла глаза и с протяжным стоном излилась в ротик подруге. Темные и фиолетовые ладони вместе прижали голову ночной к лобку шаманки, а охотница еще и приказала всё проглотить. Малышку от наслаждения согнуло чуть не пополам. Впервые в жизни она достигла оргазма и смогла испытать, что это. Она не совсем понимала, что с ее телом, она вообще нашла его реакцию мало чем отличающуюся от боли, но без присутствия последней – только так она это могла объяснить. Тело наполнилось усладой и теплом, приятные спазмы волнами прокатились по мышцам, наполняя их сладостной негой. Ей пришлось приложить усилия просто чтобы на ножках выстоять! Извергалась шаманка долго, закрыв глаза и даже позабыв, как нужно дышать. Она чувствовала, как Алинда глотает ее семя – твердь дренейки лишь чуток вошла в горлышко небесной, не доставив ей никаких весомых неудобств. Ощущения оказались столь яркими, что Шари даже не заметила, как насильница убрала руки, так что под конец она уже сама прижимала личико подруги к своему лобку, не застав для себя и этого момента.

Алинда же смогла не раскрыть маскировки, хотя в какой-то момент уже хотела подключить руки, на миг забывшись. Она жалела лишь, что наемница мешала своими вульгарными натягиваниями ее головы на очень даже изящное по размерам достоинство. Можно сказать, ей стоило некоторых усилий, дабы не скинуть ладони темной и уже самой как следует обласкать стержень дренейки. Рэлаши чуть ли не все скатила в похоть, и вот за это ночной было обидно. Но радость за подругу все равно разлилась по венам, не говоря уже, что на вкус влага оказалась приятной. Мысль же, что она первая распробовала шаманку, почему-то отразилась волной по телу небесной.

Бедра пурпурной налились хлопком, сильно клонило в сон. Она качнулась от Алидны, коя успела на выходе пройтись губами по стволу и головке, а когда в ротике осталась лишь головка, эльфийка внезапным порывом резко вытянула воздух, выведя из дернувшегося стержня последнюю каплю. Шари прерывисто и шумно выдохнула, с трудом выстояв на ногах. Сладостный туман в голове быстро опадал, но желание повторить затеплилось где-то под сердцем. Даже ладони не желали так скоро забывать, какова прическа прелестной эльфийки на ощупь.

– Рогатой сучке понравилось, – констатировала Рэлаши, распрямляясь – чтоб двигать головой пленницы ей пришлось сидеть рядом на одном колене. – Помни мою доброту, что я позволила тебе спустить в рот этой шлюхе. Достаточно, – бросила она ночной, и та, играя свою роль, вернулась на кровать.

– Зачем? – выдохнула Шари, глядя на охотницу.

– Я узнала, что хотела, – ответила наемница, смерив взглядом небесную. Догадалась? Сердце Шари кольнуло от страха. – Эта синяя сучка примет кого, что, куда и сколько угодно. – У шаманки отлегло. – И про тебя, рогатая, – закончила Рэла и дала понять, что это все.

Она уже направилась к выходу, а Шари поковыляла к своему месту. Дойдя, фиолетовая хотела уже улечься, поставив сначала одно колено и нагнувшись над ложем, как тут… Под проклятия от Нолы стальные пальцы стиснули шею малышки, зафиксировав на месте. Шаманка упиралась в кровать одним коленом и руками. Рэлаши, видимо, кинула взгляд на нее перед уходом и застала дренейку в столь соблазнительной позе, что не выдержала, моментально выпустив черную сущность…

– Я же, сука, говорила, блять, что не хотела вас ебать! – рычала могучая дренейка, облизнув пальцы свободной руки и удерживая Шари на месте, не давая ей дергаться. – У меня на это просто нет времени, но ты сама напросилась, шлюха! – Дополнительно она плюнула на ладонь и небрежно растерла слюну об опять тугое и испуганно сжавшее колечко мышц. Нола крикнула что-то вроде «нет времени – не еби!» но малышка уже оглохла от собственного крика и разрывающей тело боли.

Рэлаши как всегда была жестокой и вдобавок очень куда-то торопилась. Но все равно у нее это заняло немногим менее трети часа. Один взгляд на округлые аппетитные ягодички нагнувшейся дренейки, легкая мысль о тугой, скрывающейся между ними дырочке, ввели охотницу в сексуальное исступление, и она еще говорила Шари не усердствовать над членом, словно бы это помогло. Очень быстрый и жестокий секс, конечно, не приносил никакого удовольствия шаманке.

Темная трахала пленницу, лишь изредка меняя позы, но за все время ни разу не остановилась и ни разу не снизила темпа. Она держала малышку перед собой спиной, жаря ее дырочку сзади: сначала пока та стояла, нагнувшись над кроватью, потом на обоих ножках без опоры торса, и потом – согнув пополам. Правда, на финальные движения насильницы заставила Шари встать прямо, продолжая неистово долбить ее попку снизу. Наемница обильно излилась в пурпурную, не сбивая темпа, после вышла, отшвырнула дренейку к кровати и поспешно удалилась. Если она и могла заставить свой ствол стоять и быть твердым, когда ей надо, то спонтанное возбуждение ей отнюдь не чуждо, и кончала она всегда искренне и с удовольствием для себя (по крайней мере в шаманку). Хотя тело Шариалы и ныло, Алинда тотчас помогла ей по ее же просьбе с тотемом. Еще немножко…

После, как обрисовка тотема стала более ясной, шаманка едва ли не валилась с ног. Рэла ее вымотала, что вчера, что сегодня, а ведь вечер только будет. Нола вызвалась сделать фиолетовой массаж. Алинда, на всякий случай, уточнила, не хочет ли та таким образом «оттянуться» на Шариале за ее очередное «изнасилование» эльфийки. Золотая честно призналась, что да, так и хотела, но в ее представлениях массаж и не должен быть мягким, и только жесткие и сильные руки способны в достаточной степени расслабить мышцы тела и снять спазмы. Прикрыв лицо ладонью, синяя, подумав, поддержала идею Нолы, но исполнять уж лучше будет она. Шари тактично напомнила им, что она еще тут, и хорошо бы спросить ее мнения, коли именно с ней что-то делать собираются. Небесная и золотая переглянулись и устыдились.

Однако на расслабляющих поглаживаниях и разминке Алинда, все же, настояла. Эльфийка старалась помочь малышке, хотя и не имела опыта растираний. Несмотря, что прикосновения ночной Шари и были приятны, к сожалению, особого эффекта это не дало. Тогда сон показался самым разумным «методом». Дренейка согласилась и, оптимистично пообещав когда-нибудь обучить подругу методам массажа, которые она сама узнала от матери, уснула, чуть только смогла поудобнее устроиться на кровати.

Пара часов дремы возымели на нее самый положительный эффект. Ей не мешал даже ропот подруг, что просто прикидывали, куда бы могла спешить Рэла. Они настолько увлеклись, что начали выдумывать совершенно невозможные, но забавные вещи, от которых хихикали в кулачки. «Хочешь не бояться врага – смейся над ним!» – заметила Нола. Когда ее попросили сказать, чья это фраза, она без стеснения заявила: «Моя!» Девушки посмеялись.

Они понимали, к чему готовятся. Сегодня, возможно, их последний вечер. Они решили: что бы не задумала Рэла – устроить западню именно завтра. Уж коли темная еще вчера так оттянулась на Шариале, то сегодня, теоретически, ее напор будет слабей.

– Ну в принципе логично, – заметила Нола. – Черная курва дважды к ряду в жесткие потрахушки не вступала.

– Это ты про то, как она уволокла меня, а потом Шари? – уточнила синяя.

– Это больше исключение, – парировала золотая. – Нам лишь бы ее не разозлить и не излишне возбудить, как Шари сегодня днем.

– Эй! – дренейка даже немножко обиделась. – Я же не виляла перед ней задом, я просто хотела лечь на кровать!

– Перед этой стервой опасно вообще спиной поворачиваться. Она ведь может слететь с катушек по любому пустяку.

– И как же в этом случае «не возбуждать» ее?

– Делать что она велит… – весомо выдала Алинда.

Все примолкли. Нола опять зависла.

– Шо? – в конце концов выдавила зеленоглазая. Если навострить слух – можно было услышать скрип ее мозгов.

– Я имела ввиду, «не возбуждать» мы ее не сможем, наша задача – «не перевозбудить» ее.

– Шо?

– Алинда хочет сказать, – начала Шари, – что когда мы делаем, что она приказывает, все развивается по ровному плану. Она сделает все, что хочет, не получит дополнительного прилива сил – я так это обозначу – и уйдет полностью удовлетворенной. Рэла, если подумать, редко фантазировала на ходу. Чаще она заявлялась с определенным желанием, кого, куда и как. Это не значит, что случайное движение не введет ее в еще большее безумие, но, по крайней мере, сократит время, что на будет здесь.

– Шо-о-о… поняла, – уверенно кивнула Нола.

– Разве что, – подала голос Алинда, – будет плохо, если она сюда спустится без плана, как было до… до…

– До того, как она поимела вас обеих наверху, – добила золотая.

– Именно, – кивнула Шари. – Хотя она не везде следует запланированному.

– А может она и тебя по плану схватила? – осторожно спросила Алинда.

– Гениальному? – зеленоглазая позволила себе лукавую улыбку.

– Гениальному плану или импровизацией – не важно, но это сработало – я здесь, – несколько грустно отозвалась Шари.

– Да какой у нее гений-то? – чуть засмеялась Алинда. – Просто необъяснимая харизма. Ей нужно только раздеться, и «по взаимному» ей обеспечено. Шари вот до сих пор тащится. Я, кстати, тоже.

– А у меня ину… инуни… Иммумити… – чуть сбилась воительница.

– Иммунитет? – улыбнулась Шари.

– Да! – гордо тряхнула волосами Нола. – Эта стерва жестко обломалась, когда я в ответ на ее демонстрацию этого – надо честно признать – огромного хера стояла с выражением сначала «вау!», и через пять секунд выдала «и че?» Вы бы видели, как она удивилась, когда я уже хотела тактично уйти, раз я ее возбуждаю.

– Ты и «тактично уйти»?! – наигранно изумилась Алинда.

– Я не дикарка же!

– А достоинство у «девушки» не удивило разве? – вставила Шари вопрос о наболевшем.

Нола снисходительно посмотрела на дренейку.

– После зеленого слоника меня хрен что удивит!

– Кого? – с интересом воскликнули подружки, приготовившись слушать.

Девчата не скучали. Возможно, это своеобразный щит от грядущих бед, средство снятия стресса, просто пустая болтовня, что угодно, но факт в том, что обычная беседа по душам с шутками и подколками помогала им держаться и друг за друга, и по одной. Кто смог бы в полном одиночестве постоянно терпеть боль, ждать ее неминуемого возвращения, а остальное время сходить с ума, то от мук, то от отчаяния и горя? Алинда, разве что, сломалась раз, но воспряла духом, и второй раз сломить ее уже куда сложнее. Нола была уверена в себе, и лишь Шари сомневалась в своих возможностях, хотя подруги и придавали ей сил. Особенно Алинда, а почему именно она – шаманка объяснить не могла.

(Всего 216 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг