Рабство

Рабство.

***

Всем героям этой истории исполнилось восемнадцать лет.

Когда Диана перешла в десятый класс, создалось такое впечатление, что в лицее взорвалась атомная бомба. Каждый день к началу занятий чёрный внедорожник доставлял эту «ходячую секс-бомбу» к учебному заведению, и строго по расписанию появлялся, чтобы её забрать.

— Итак, товарищи лицеисты, – начала вступительную речь первая красавица лицея, Екатерина Дмитриевна, внезапно отдавшая пальму первенства новенькой, — вы уже в курсе, что в наш класс пришла новая ученица. Вставай, Новикова.

Собственно, с этого всё и началось. Взоры одноклассников, в основном мужской части класса, как по команде, повернулись к последней парте среднего рядя. Со стула медленно, явно зная себе цену, поднялась Диана.

Нет, на ней не было юбки типа «широкого пояса». Она не была накрашена до безобразия неприлично. Нет. На ней был самый обычный деловой костюм-двойка. Чёрные брюки, слегка расклешённые к низу просто идеально сидели на стройных высоких ножках, прекрасно подчёркивая выпуклую попку и отчётливо выделяя контуры нижнего белья под ними. Приталенный пиджак плотно облегал узкую талию, и держался всего на одной пуговице. Ну и конечно же на десерт парням оставалась блузка. Без тени стеснения три верхних пуговки никогда не применялись по назначению, выставляя на всеобщее обозрение грудь, которой можно было только завидовать. Практически третий размер был вечным магнитом для мужских глаз вне зависимости от возраста и социального статуса. На два совершенных полушария засматривался как сантехник, так и директор лицея. Как глава местной мэрии, появившись однажды на выступлении лицеистов, так и пятиклашка-малолетка. Свои длинные, от природы чёрные как смоль, волосы, Диана собирала в тугой и пышный «хвост», вызывая не один десяток сплетен в день у женской части лицея. И конечно же глаза. Чернее «чёрных дыр», два уголька смотрели на мир с каким-то надменным, граничащим с заоблачной самооценкой и оценкой окружающих ниже плинтуса, взглядом. Естественно Диана не была чисто русской барышней, которая и коня, и в баню, и так далее. Своей красотой девушка была обязана матери, чистокровной испанке в надцатом поколении, случайно переспавшей на своем жизненном пути с русским олигархом.

— Новикова Диана, прошу любить и жаловать, – в голосе учительницы скользнула прохладная нотка.

— Я бы её…, – долговязый парень нагнулся к уху своего соседа, колоритного кучерявого «Пушкина», и сказал, чтобы он сделал с новенькой.

«Пушкин», выслушав долговязого, прыснул от смеха. Екатерина Дмитриевна открыла было рот, чтобы сделать обоим замечание, как новенькая её опередила:

— Если у кого-то возникли какие-то вопросы – могу обсудить после урока, – Диана смерила огненным взглядом парочку, затем очаровательно улыбнулась классной руководительнице, и села на место.

— «А ты не проста, Новикова. Одобряю», – мысленно похвалила учительница, а вслух сказала:

— Ну что ж, с этим разобрались. Теперь разберёмся с олимпиадой.

***

К выпускному вечеру Диана не просто стала лидером класса, она была незаменима. Первое место на всероссийской олимпиаде по географии, первое место среди волейбольных команд на городских соревнованиях, первое место… В общем, за что новенькая не бралась, везде только победа. Классная, смирившись со своим уверенным вторым местом среди красавиц лицея, принимала больше во внимание заслуги Новиковой перед классом, нежели чисто женское соперничество. Хотя соперничества, как такового не было, всё же уколы ревности иногда проявлялись, особенно когда Екатерина Дмитриевна краем уха слышала от мужской части лицея хвалебные речи в адрес своей конкурентки. Раньше-то все разговоры как коллег-мужчин, так и старшеклассников, сводились к обсуждению бюста и попки Екатерины Дмитриевны. И это ей сильно льстило. А сейчас… Да-а, нашёлся серьёзный соперник.

Что касается той самой мужской части лицея, то она вся стояла на ушах. Разборки среди «старшаков» случались чуть ли не каждый день. Да что там говорить, если три закадычных друга в «11-А» пересрались между собой в пух и прах, набив друг другу морды, и расставшись вечными врагами.

Вообще-то Диана практически никого к своей персоне на пушечный выстрел не подпускала. Но желающих подкатить к ней не только не уменьшалось, а наоборот, увеличивалось. И вот однажды новенькую впервые увидели… ЦЕЛУЮЩЕЙСЯ с Михаилом, парнем из параллельного «11-А» класса. А уже через пару дней она держалась за ручку с Денисом, другом Михаила. Наконец, очередь дошла до Максима, третьего товарища обоих одноклассников.

На одной из длинных перемен, Михаил застукал возле одного из подоконников Дениса, державшего за руку рядом стоявшую красавицу. Кровь ударила в лицо Михаилу. Как такое возможно? Он же ещё вчера только взасос целовался возле крыльца лицея с Дианой, а сегодня его лучший друг держит Диану! ЕГО Диану за руку?!

Естественно в коридоре произошла драка двух друзей. Как ни странно, но девушка только отступила в сторону, просто наблюдая за схватившимися друг с другом уже бывшими закадычными друзьями.

В это время Алексей внимательно наблюдал издали за этой странной ситуацией. Действительно, между двумя друзьями встала девушка. Разборки не миновать. Но Диана! Как она так равнодушно могла стоять в сторонке, словно пришла посмотреть какое-то театральное представление? Это же из-за неё, смазливой куклы, дерутся друзья с первого класса так, что аж куски одежды летят по сторонам!

Для Алексея ответ ещё дальше отодвинулся в пятницу, через день после разборки Михаила и Дениса, когда Максим, стоя у большой пальмы в алее растений лицея, тискал эту вожделенную, эту самую сексуальную попу лицея!

Как раз в этот момент мимо проходил Денис. Снова Алексей стал свидетелем ещё одной драки между друзьями, которые умудрились разбить один из стоявших недалеко вазонов с орхидеями. И вновь странная, нереальная, тупая реакция его одноклассницы, ученицы «11-Б» класса.

— Пап, тут такая запутанная ситуация у меня в лицее возникла, – вечером, сидя за чаем, начал рассказывать Алексей своему отцу, майору армейского спецназа в отставке Вадиму Олеговичу.

— Училки быкуют? – отец усмехнулся, и отложил свой блокнот, который листал в поисках номера одного сослуживца.

— Да нет, пап, с училками можно договориться полюбовно.

— Э-э, пассажир, притормози! Ты с кем…

— Пап, я образно.

-А-а-а, тогда ладно. Что там?

И Алексей рассказал практически всё, что произошло за всё то время, как у него в классе появилась Диана. Отец выслушал сына внимательно, не перебивая, а когда Алексей закончил говорить, спросил:

— Как, говоришь, зовут эту… барышню?

Чуть по-другому не сказал.

— Диана Новикова. А что?

— Диана Новикова, говоришь? Жгучая брюнетка с третьим размером буфе… э-э, ну ты понял, да?

Алексей удивлённо посмотрел на серьёзное лицо отца. Тот был задумчив.

— Ты что, её знаешь?

Вадим Олегович поднял на сына взгляд.

— Конечно, ведь я работал у её отца.

Удивлению сына не было предела. Его отец знал Диану? Так-так, а вот с этого момента поподробнее!

— Если это та самая девица, то у неё должны быть длинные чёрные волосы, которые она собирает в «хвост», тёмные глаза, идеальная фигура, и испанская внешность. Всё верно?

— Да-да! Всё так.

— Проклятье! – отец в сердцах ударил ладонью по столу. — Только этого не хватало.

— Что такое, пап? Ты что-то знаешь?

— И даже больше, чем полагалось. Эх, чёрт. Год назад я работал у одного олигарха по фамилии Новиков. Был у него начем охраны. Жил он с семьёй. Жена и дочь. Жена – самая настоящая испанка. Вот дочь и пошла вся в мать. Красивые бабы, блин. Кроме твоей матери, красивее баб я не встречал. Честно. Короче, в доме была одна дверь. Постоянно запиралась. Ну, я, как нач охраны, естественно стал интересоваться, что находится за дверью. Мой бывший шеф, мягко говоря, сказал, чтобы я не вмешивался не в своё дело. Само-собой после такого я был просто обязан узнать, в чём там дело.

— И…?

— И всё. Шефу сдала эта малолетка, которая застукала меня в комнате. Ну, понятное дело, меня уволили. Да что там уволили. Выгнали! Как собаку.

— Пап, что там? За дверью?

Отец слегка изменился в лице. И это с его боевым опытом и железной выдержкой!

— Здоровенная кровать, цепи, вроде крюки, но не уверен. Плётки на стенах, ремни там всякие. Фу, мерзость!

Вадим Олегович потянулся за сигаретной пачкой. Молча достал сигарету, покрутил в пальцах, и бросил на стол.

— Сынок, десятой дорогой обходи эту фурию. Прошу тебя, за десять километров не пересекайся никогда и нигде ни с ней, ни с её матерью, – отец встал и пошёл на балкон.

— «То есть это Диана так развлекается! Выходит, она уже давно не девочка? Да и батя явно переклиненный после разговора», – подумалось Алексею, — «тогда всё становится на свои места».

***

Следующей жертвой Дианы стал довольно молодой учитель информатики. Мужчина, тридцать один год, женат, есть сын четырёх лет. И так случилось, что жена после родов сильно прибавила в весе. Оно и раньше с сексом было не всё в порядке, а теперь и подавно. Понятное дело, информатик стал заглядываться на такой лакомый кусочек дорогого и вкусного деликатеса.

— Григорий Тимофеевич, совсем не понимаю новую тему, – в кабинет модельной походкой зашла Новикова, — может быть, дадите дополнительно пару уроков?

Томный голос и не в меру глубокое декольте заставили учителя судорожно глотнуть.

Диана подошла к учительскому столу, зацепила своим тонким, ухоженным и длинным пальчиком колечко с ключом от кабинета, и направилась к двери. Вдруг она «совершенно случайно» уронила на пол связку, и медленно, как танцовщица стриптиза, расставив свои ножки, наклонилась, предоставив молодому учителю лицезреть всю красоту её пятой точки с заметным бугорком, выделенным школьной формой.

Запустив указательный палец за ворот рубашки, Григорий Тимофеевич ослабил узел галстука, внезапно сдавившего ему горло.

— Да, кстати, – Диана выпрямилась. — Для лучшего усвоения нам понадобится галстук.

Ученица провернула ключ в замке. А учитель снова судорожно глотнул.

***

— Самец, – процедила сквозь зубы Диана, листая на своём ноутбуке свежие фотки.

На экране возник учитель информатики со связанными своим же ремнём руками и с завязанными своим же галстуком глазами. На следующем фото план был крупнее и уже с поместившимся профилем Дианы, которая проводит своим умелым язычком по подбородку Григория Тимофеевича. Ещё одно фото. Теперь уже в кадре оголённая грудь учителя, которую буквально вылизывает язычок ученицы. И понеслась. Учитель со спущенными штанами, со спущенными трусами, с хорошо эрегированным половым органом, и, наконец, с органом в утончённой девичей ручке, которая, судя по всему, его слегка надрачивала.

— На сегодня хватит, Григорий Тимофеевич, – произнесла в тот момент Диана, выпуская из рук безжизненный орган, выстреливший во все стороны сперму. — Считаю, урок усвоенным, но явно требующим повторения.

Диана оставила мужчину почти в невменяемом состоянии со следами его «грязных делишек». А что, сам наследил, пусть сам и убирает!

***

На скамейке возле соседского двора, хрустя сухариками, сидел Алексей со своим другом и тёзкой из «11-В», который был родным племянником их общего учителя физики. Отправив в рот очередную порцию «ржаных», Лёха из параллельного сказал:

— Да, братуха. Во дела у нас в лицухе.

— Ты по поводу Дианы? – Алексей глянул на проезжающий мимо них тонированный внедорожник.

— А то! Шняга какая-то. Сама, сука, недотрога, а в итоге такую канитель заварила! Ты ж вкурсе за «эмэмдемсов»? – последняя фраза касалась Михаила, Максима и Дениса, которых в лицее окрестили рекламными драже, так как они всегда ходили вместе.

— Ну да. Я всё вживую видел.

— Да ты чё! Во дела… Там, говорят, будет походу сильный замес. Вроде они друг другу «стрелки забили».

— Слышал, – кивнул Алексей, и проводил взглядом очередную тачку. — Ты же знаешь, мне как-то по барабану.

— Это же твоя одноклассница! – Лёха толкнул кулаком товарища в плечо. — Ну не знаю, брат. Я вот раза три пытался подкатить. Хрена с два! Прикинь, чё она мне сказала! Иди, мол, поищи восьмиклассницу себе и не приставай к взрослой тёте! Ваще офигела, коза! Но, сука, красивая…

Лёха тяжело вздохнул.

— А кто с ней сидит?

Алексей доел остатки своих сухарей, скомкал пачку, и посмотрел на друга.

— Не, ну а чё?

— Ты бы лучше так за ЕГЭ переживал. Сдалась она тебе. После лицея её папочка всё равно куда-то за границу определит. Да и мы с тобой не того уровня, чтобы к ней подкатывать. Вон, – Алексей показал смятую пачку, — чем мы травимся, и чем она.

— А чем? – тут же всполошился Лёха.

Друг пожал плечами.

— Я откуда знаю? Ну, думаю, она по дискотекам крутым зависает, может уже кальяном балуется, коктейли там всякие. Запомни, Лёха, она – как… как… Как Феррари, как Ламборгини. Как Бугатти. Нам, простым смертным, она недоступна. Так что мой тебе совет – не парся. Вон лучше присмотри себе хорошую иномарку. Будет больше толку.

Правда, закадычный друг Лёхи лукавил. Сам он уже какой день ходил сам не свой. Всё время думал о Диане. Спал и видел сны о Диане. Представлял с собой только Диану. И конечно же в душе, перед сном, воображение тоже рисовало эту бестию. В одном он был прав. Алексей смотрел на вещи глазами реалиста, и понимал, что надо просто потерпеть до выпускного. Так уж приучил его отец.

***

Наступил выпускной вечер. В этом году школьницы вновь удивили средства массовой инфы, появившись в сумасшедших нарядах. Лицей номер 1515, в котором учились действующие лица, тоже внёс свою лепту новыми фотографиями на интернет-порталах. И конечно же главной звездой вечера стала Диана Новикова. Это был тот случай, когда хорошую фигуру под одеждой не скроешь. На выпускнице красовалось супердорогое и суперкрасивое длинное лимонного цвета платье, которое настолько плотно облегало и буквально прорисовывало всё её тело, что любой сразу бы понял – под шикарным нарядом нет абсолютно ничего. Все выпуклости и впуклости не просто угадывались под тонкой материей, а, казалось, вообще ничем не прикрывались. Вот она, любуйтесь! И ей это нравилось, заводило. Одно дело школьная форма, которая, к слову, также была до невозможности приталена, и совсем другое дело выпускной наряд. Что сказать, одно слово – идеал.

И вот на этот идеал с трёх сторон поглядывали «эмэмдэмсы» и пускали слюни. Затем бросали уничтожающие взгляды нынешние кровные враги, хотя ещё на днях считавшиеся лучшими друзьями на всю жизнь.

Подошла церемония вручения аттестатов. Большой актовый зал ещё за час до начала заполнили до отказа мамы-папы, дедушки-бабушки и конечно же сами выпускники. Отец Алексея стоял недалеко от сцены, так как сидячих мест уже не оказалось. И тут его взгляд наткнулся на модель в лимонном платье. Первым отреагировал его член, образовав заметный холмик на брюках, но Вадим Олегович быстро отвел глаза, глубоко вздохнул и приказал сам себе успокоиться. Дьяволица во плоти. Как, впрочем, и её мамаша. Нет, Алексею нельзя ни в коем случае…

— Золотой медалью и аттестатом об успешном окончании лицея награждается Новикова Диана.

Первым на сцену поднялся здоровый дядька в костюме. Костик Золотков, один из личных охранников Дианы. Неплохой парень, Вадиму Олеговичу он понравился, когда тот ещё работал у Новиковых. Второй на сцену поднялась сама Диана.

Весь мужской состав актового зала дружно уронил челюсти на пол. Выпускники свистели, парни постарше между собой перешёптывались, зрелые мужики пожирали глазами выпускницу, будто стая оголодавших волков, мужчины, которым «за 50», зашевелились на своих местах, словно им кто-то вдруг подложил кнопки под пятую точку.

— Ну и куда мы смотрим? – тихо, но сурово спросила супруга у сидящего рядом с ней главы семейства. — Она же ещё ребёнок, кобелина ты старая!

— Слюни подбери, дома поговорим, – донеслось рядом с соседнего места.

— Ты чё вылупился? Блядей никогда не видел? – проскрежетала сильно умудрённая жизненным опытом дама.

Её супруг посмотрел на жену с мыслями «ты совсем рехнулась, старушка?». А вслух ответил:

— Такую блядь я вижу действительно впервые…

Выпускник Алексей Ломов вцепился в ручку кресла с такой силой, что пальцы даже побелели.

— «И не думай… Ты видишь её в последний раз. Терпение, терпение. Надо лишь переждать выпускной…», – мысленно настраивал себя парень.

Затем он встал, и пробравшись сквозь толпу людей у выхода, выскочил в коридор. Там он принялся ходить взад и вперёд, то сжимая кулаки, то разжимая. Так, скоро вручение закончится, потом небольшой концерт, в котором красавицы-танцовщицы на фоне Дианы казались серыми мышками, и наконец домой. Ехать в кафе он не собирался, так что…

— Скучаешь?

Парень вздрогнул и вмиг обернулся. Возле него стояла Новикова собственной персоной и без охраны.

— Ты? – только и смог выдавить из себя уже бывший одноклассник.

— Э-э, да. Не тупи, Лёша. Слушай, у меня дома папа решил устроить вечеринку завтра вечером. Ну, чтобы остальные могли оттянуться после сегодняшней ночи. Я тебя тоже приглашаю.

— К себе домой? В смысле, к тебе домой?

Новикова улыбнулась и положив руку на плечо Алексея, сказала:

— Ты где летаешь, одноклассничек?

От её прикосновения повеяло холодом, но Алексея бросило в жар. Щёки запылали, сердце заколотилось в бешеном ритме, а ноги стали подкашиваться. Ещё немного, и он будет вынужден искать точку опоры.

— Я кину смс-ку с адресом после дискотеки, – Диана уже собиралась уходить, но Алексей её окликнул.

— Диана, подожди! Меня не будет на ней. Я не иду с вами. У меня дела, – скороговоркой выпалил Алексей.

Девушка сделала грустное выражение лица.

— Как? Это же наш последний общий праздник.

— Да, но…

— Перестань, Алекс. Или тебя предки не отпустили?

Последняя фраза задела Алексея.

— Предки как раз наоборот…

— Вот и поехали с нами, – настаивала Диана. — Оторвёмся по-взрослому.

Девушка слегка прикусила нижнюю губку и подмигнув растерянному и обескураженному однокласснику, уплыла к своим охранникам, облачённая в самое сексуальное платье, которое видел лицей за всю свою многолетнюю историю.

***

Рассекая воздух, плеть яростно впилась в человеческое тело, которое включив свой природный предохранитель, попросту отрубилось. Затем, жалобно заскулив, попыталось сползти на стол, застеленный чёрным бархатом. В ход вступил стакан с водой. Взмах – и небольшой поток живительной влаги влетел в лицо, волосы и грудь парня, руки которого были подняты вверх и находились в наручниках, закреплённых к свисавшей с потолка цепи.

— А-а-а, – пробормотал парень, придя в себя.

Два хищных глаза смотрели на него и сверкали безумной похотью.

— Силён… – произнёс знакомый женский голос. — Всего один стакан. На других я обычно дохожу до третьего. Хм-м, как думаешь, сколько раз сегодня ты кончишь?

— Диана, я умоляю тебя, отпусти…

— Заткнись! Я не разрешала тебе говорить!

Из полумрака вышла Диана Новикова. Лимонное платье больше не подчёркивало эталон женской фигуры. Вместо него высокие сапоги на шпильках обволакивали эти точёные ножки, обтянутые ещё и чулками, поддерживаемые пояском. И длинные перчатки, доходившие почти до локтей. На грудь Диане свисал её пышный «хвост», которому мог позавидовать любой андалузкий жеребец.

Девушка подошла вплотную к парню.

— В этом доме я госпожа, а ты мой раб.

Её язык прошёлся по щеке Алексея, дошёл до левого уха, и, облизнув ушную раковину, исчез. Вместо него губы поцеловали мочку, а затем последовал укус. Такой лёгкий, дразнящий. Словно и не было никакой плети и обморока.

Как Алексей попал в эту ужасную комнату к одержимой нимфоманке напрочь вылетело из головы. Нет, кое-что он всё же помнил. Уговорив отца, он поехал вместе с одноклассниками на дискотеку в дорогущий клуб города. Потом он напился и… и оказался ЗДЕСЬ. Прикованный к цепи, абсолютно голый, в наручниках. И с жутко ноющей спиной. Что с ним делают? Да что там что? ЗАЧЕМ? Почему с НИМ? Что это? Диана опускается перед ним на колени?

Умелые пальчики в тоненьких перчатках принялись медленно ласкать висящий член, потихоньку надрачивая его. На удивление Алексея орган вмиг отреагировал на такие манипуляции, налившись кровью.

— М-м-м, неплохо. Потерпи, сейчас всё будет, – зашептал голос.

И парень в первый раз в своей жизни почувствовал женские губки на своем члене. А они знали, что надо и как надо. Диана взяла в рот сначала напряжённую до предела головку, и начала медленно посасывать, словно чупа-чупс. Затем её рот стал вбирать в себя всё больше и больше, и скоро заходил по всему стволу. Взад-вперёд, взад-вперёд. До предела, упираясь головкой в саму глотку.

Алексей застонал. Чёрт, как же болит спина, но как же приятно! Просто умопомрачительно. Ой-йо! Кажется, …

Девушка выпустила из рук деревянный член.

— Ну как? Ещё?

— Эм-м… гкх…

— Ясно, – произнёс голос, и всё началось по новой, но в ускоренном темпе.

Возбуждённый до предела орган Алексея готов был разрядиться в этот восхитительный ротик, как дикая боль…

— А-А-А-А, СУКА-А-А!

Эта сучка так мастерски отсасывая, укусила его за головку! Адская боль пронзила всё тело парня, словно электрический ток от самой макушки и до пяток.

— О да! – застонала Новикова. — Прекрасно, ты не находишь? Успех нужно закреплять.

Процесс повторился, вызвав новый вопль.

Когда затуманенный разум вернул обессиленный, но так и не получивший разрядки, член в реальность, Алексей дёрнулся. Сколько она над ним может издеваться? И когда же это кончится?

Тем временем Диана взяла со стола тюбик крема.

— Скорее всего, ты не знаешь, что такое анальный секс. Да, я уверена, что не знаешь. Но я тебе помогу его познать. Признайся, тебе никто даже не сосал. Я права? Кстати о сосании. Я пока тебе делала минет, сама кончила дважды. М-м-м, твои крики меня так возбуждают… Должна тебе признаться, ты первый такой… громкий, что ли. Как правило, все ноют, ревут, матерятся. Но не кричат. Ведут себя как дешёвые шалавы. И меня это бесит! Представляешь? И тут я наткнулась на тебя. Ты же хотел меня? Да?

Во время монолога девушка выдавила немного крема себе на перчатку и подошла к своей жертве.

— Главное в анальном сексе – последовательность. Расслабься.

Парень затрепыхался словно уж на сковороде. Ещё бы! Диана стала смазывать анальное отверстие, но не себе! А ЕМУ!

— НЕ-Е-Е-Т! Сука, уйди от меня! Не трогай! Я же тебя убью за это!

Подействовало. Пальчики, так аккуратно смазывающие задний проход парня, застыли и ушли. Через секунду последовал удар плетью, который пришёлся ниже пояса.

— Ты, наверное, не понял меня. Я хорошая учительница. К тому же, это только начало…

***

Тело и дух Алексея восстанавливался целый год после того случая. Но помимо этого Алексей осознал две вещи, собственно за что и был благодарен Диане: за то, что сделала его тем, кем он теперь являлся и поставила перед ним цель, которую он и собирался сегодня вечером воплотить в жизнь.

В домофон позвонили. Охранник посмотрел сначала на видеомонитор, а затем нажал кнопку связи.

— Я слушаю.

На другом конце ответил мужской голос.

— Добрый вечер. Это одноклассник Дианы Новиковой, Алексей Ломов. Я тут у себя флэшку Дианы нашёл в старых вещах. На ней фотки. Скорее всего очень нужные для Дианы.

— Минуту, подожди, – пробубнил в микрофон охранник и пошёл искать свою хозяйку.

Диана в этот момент была страшно занята. Она яростно мастурбировала в ванной в наушниках, и потому не слышала, как звал её качок-амбал.

— Послушай, как тебя там. Я сейчас выйду и заберу флэшку. Диана Анатольевна занята.

— Не выйдет. Дело в том, что на флэшке, – парень поднял флэш-накопитель к камере, — есть текстовый файл, в котором говорится, что носитель нужно срочно и исключительно в руки лично передать Диане Новиковой.

— Чё? Какой такой файл? – охранник явно не знал, что ему делать.

— Текстовый. Так как, я могу войти?

Парень в толстовке и с накинутым на голову капюшоном сел на стул в прихожей.

— О, кстати, чуть не забыл! Мой отец просил передать привет от давнего приятеля Анатолия Петровича. Они просто одно время работали вместе, но я так думаю, что Анатолий Петрович со своей супругой отдыхают.

— Не. Они даже не дома, – промычал громила, стоя посреди прихожей и не сводя глаз с гостя.

— Да? Так, может, я тогда зря жду, раз дома никого нет?

— Не. Диана Анатольевна дома. Просто немного занята. Придётся подождать.

Парень пожал плечами.

— Ну, я не спешу. Кстати, это настоящая ваза эпохи Ба?

— Где? – охранник оглянулся.

— В Караганде, – ответил парень и прозвучал хлопок.

Переступив через труп молодой человек принялся методично осматривать комнаты в особняке, пока не услышал слабые стоны и шум воды.

Диана бурно кончила. Сняла наушники и, открыв глаза, застыла с немым ужасом на лице. На краю ванной сидел Алексей с бесшумным пистолетом в руке.

— Здравствуй, красотка. Наслаждаешься? Это хорошо.

— Что тебе нужно?! Здесь охрана! Я сейчас…

— Успокойся, солнышко. В доме только мы вдвоём. И уверяю тебя, нам никто не помешает. Помнишь, год назад всё было с точностью да наоборот. Я был твоим рабом, а ты – моей госпожой. И я просил тебя, умолял, требовал не делать того, что ты сделала со мной. Ну что же, я, как сын офицера спецназа привык выполнять данные мною обещания. Я ведь говорил, что убью тебя. Помнишь?

Девушка побледнела и вжалась в стенку ванны.

— Но к счастью для тебя я посоветовался с одним человеком. И знаешь, что он мне посоветовал? Он сказал, что скорее всего ты порождение Ада. И тебя просто так убить нельзя. Да и незачем. А нет для человека греха большего чем самоубийство.

С этими словами Алексей достал из кармана толстовки револьвер.

— Теперь встань и повернись ко мне спиной.

— Лёша, – губы Дианы дрожали. — Милый, я…

Пуля, вылетев из глушителя, влетела в воду и ударилась в дно ванны. Новикова закричала.

— Следующая войдёт тебе в голову. Делай то, что тебе говорят.

Диана послушно встала и повернулась к Алексею спиной, инстинктивно прикрывая срамные места, на что парень лишь ухмыльнулся.

— Я даю тебе револьвер. В нём один патрон и пять пустых гнёзд. Сыграем в «русскую рулетку». У тебя будет три попытки. Как раз и посмотрим, есть ли в жизни справедливость.

— Ты хочешь… Ты хочешь…

— Ага, какая догадливая. Держи. Всё просто до неприличия. Крутишь барабан, взводишь курок и нажимаешь на спуск. Если после третьего раза ты останешься жива – даю слово, что уйду. Если нет – не обессудь.

К затылку Дианы приставили дуло глушителя, а в руку воткнули револьвер.

— И напоследок. Не нажмёшь на курок – выстрел. Одно неверное движение – выстрел. У тебя ещё есть шанс. Вперёд.

— Лёш. Можно последнее желание?

— Давай.

— Трахни меня, – девушка попыталась развернуться, но в голову ей упёрся ствол.

— Не-а. Стой так.

— Пожалуйста, трахни меня. Напоследок. И я…

— Ещё секунда – и твои мозги будут плавать в воде.

Диана вспыхнула. Точнее гордость испанки внутри неё. Девушка вдруг перестала дрожать, выпрямилась и произнесла:

— Как скажешь, раб.

Палец нажал на спуск. Сухой щелчок.

— Следующий раунд, – отозвался Алексей.

Пальцы провернули барабан, снова взвели курок и нажали на спуск. Сухой щелчок.

— Теперь Я тебе обещаю, что убью тебя…

— Последний раунд, – глухим голосом произнёс Алексей, уже не веря в справедливость и во всё святое.

А что если? Нет, такого не может быть. Диана всё медлила. Провернув напоследок барабан и взведя курок, она, приставив револьвер к виску, тихо прошептала:

— И всё же в своём доме я госпожа.

Громыхнул выстрел. Алексей закрыл глаза.

— Надеюсь, мы с тобой больше никогда не увидимся, Госпожа.

Пистолет с глушителем упал в ванну с пенной водой, которая постепенно окрашивалась в бордово-кровавый тон, смешиваясь с испанской кровью. Кровью рабыни.

by Alex Almazov

(Всего 129 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

Alex Almazov

Военно-Воздушные Силы

6 комментария к “Рабство”

Добавить комментарий