Рабыня №7. Глава 2. В камере

Второй шаг, Девису, я сделать не позволила, понимая, что эти полицейские не те, кем кажутся, сопротивление я оказала самое яростное. Протянув руку к стакану с водой, стоящему на столе я метко запустила его прямиков в голову липового офицера. Послышался звон разбитого стекла и чертыхания здоровяка, который на мгновение замешкался. Тут же рванувшись к кухонному гарнитуру, я смогла опередить Оруэла, и выхватила первый попавшийся нож, который лежал в ящике. Выставив его перед собой, обозначая пространство которое нельзя пересекать, я отодвигалась к стене, не зная что дальше предпринять.

— Кто вы такие?! Убери нахрен от меня эти иголки! — Уже пришедший в себя полицейский с транквилизатором в правой руке стоял наготове, второй же прибежавший на шум из коридора, миролюбиво поднял руки вверх.

— Спокойно, спокойно, ничего плохого не случилось, мы всего лишь пытаемся вам помочь — Он, не спеша приближался ко мне, пытаясь отвлечь меня своей болтовней.

— Помочь чем, накачав меня какой-то дрянью?! — Я уперлась лопатками о стену, понимая, что отступать больше некуда, они обходили меня с двух сторон. — Держи дистанцию, ублюдок, я буду кричать!

Круг сужался, они скрутят меня без каких-либо проблем, их не остановит мой кухонный нож, который я сжимала побелевшими от напряжения пальцами, нужно было привлечь внимание соседей, и я решила, пустить в ход оружие которое было у каждой женщины. Визг. Я завизжала так, что наверное в радиусе двух этажей все услышали  мой истошный вопль. В то же время это стало сигналом к действию моих гостей. Они синхронно рванулись ко мне, пытаясь поймать мои руки, я яростно размахивала ножом, пока мое хрупкое запястье не поймала крепкая мужская ладонь. Второй подбежавший силой зажал мне рот ладонью, сопротивляясь, я все же успела полоснуть Оруэла, который стоял ближе, по руке, полилась кровь. Выбив из моей руки нож, я издавала глухие стоны, но они прекратились как только мне в живот прилетел кулак Дэвиса, дыхание тут же перехватило, я начала хватать ртом воздух.

— Полегче Дэвис, ты своей лапой ей все ребра переломаешь

— Она первая порезала тебя, ты как? — задыхающуюся меня уже вязали на кровати, накинув на запястья браслеты, щелчок означавший что мои руки крепко связаны я не расслышала, но почувствовала впившиеся стальные кольца и колено которое упиралось мне в центр спины, не сильно, но дававшее понять, что сопротивление окончено.

— В порядке, порез не глубокий.

— Ставь ей укол, я сейчас вызову группу зачистки.

К моей шее прижался торец транквилизатора, с беспощадно торчащей из него иглой, я немного восстановила дыхание, но говорить и тем более кричать еще не могла. Слабый укол напугал меня, я еще дергалась, когда фонарик светил мне в лицо, наверное, они пытались определить, отключилась ли я.

— Да малышка, а ты бойкая, люблю таких.

Последнее что я увидела, прежде чем вырубится, было улыбающееся лицо Дэвиса, язык не слушался, и послать к черту я его к сожалению не смогла.

Не могу сказать, сколько времени я провалялась без сознания. Думаю несколько часов. Первое что попалось мне на глаза после беспокойного пробуждения, это мягкая резиновая подстилка, и кольцо в центре, с тянущейся от него цепью. Болезненно вдыхая воздух, я с удовлетворением обнаружила что могу дышать довольно легко, этот тип мне ничего не повредил, лишь слегка вышиб из меня дух. Зрение фокусировалось, мягкое приглушенное освещение позволяло рассмотреть окружающую обстановку. Комната с бетонными стенами, без окон и форточек, в потолке пара светильников, озарявших светом сумрачное пространство темной комнаты. Всего я заметила шесть квадратных, примерно два на два метра полотен, по два у каждой стены, в стене напротив меня, была крепкая стальная дверь. В центре каждого полотна было кольцо, накрепко вбитое в пол, кроме меня, в комнате находилась еще одна девушка, на дальней от меня подстилке. Она лежала голой  спиной ко мне, подогнув ноги и не двигалась.

Еще пару мгновений созерцания окружавшего меня интерьера, и я резко вскочила, под действием волны осознания того, в каком дерьме я оказалась. Мои руки и шея были заключены в стальную колодку.

Которая, охватывала мою шею и запястья. Но это было еще не все, от ее торца тянулась цепь, которая соединялась с кольцом в полу, не давая мне полностью разогнутся. Мои ладошки и пальчики было накрепко замотаны черным скотчем, необычайно липким и прочным, он полностью лишал меня возможности шевелить пальцами, заключая меня, в своеобразные варежки. Поэтому я даже не могла взяться за цепь и потянуть. Тяжело дыша, я принялась бороться, пытаясь скинуть с себя все это. Мои босые ступни пинали короткую метровую цепь, судя по всему, я была абсолютно голой и скованной, радовало то, что мой рот был открыт.

Устав стоять в такой неудобной, полусогнутой позе и оставив болезненные отметины на шее от стальной колодки. Я перестала греметь цепями, судя по всему, на мою соседку производимые мной шумы, не произвели никакого эффекта. Свободнее от своей истерики я не стала. Нужно было сесть и обдумать все события, первый приступ паники отступил. Выдохнув весь скопившийся в легких воздух, я принялась анализировать ситуацию. Я связана и похищена, двумя копами, нет не так, двумя переодетыми копами. То что они были не полицейские, я уже догадалась. И находилась в неизвестном месте, где помимо меня лежала еще одна девушка, это значит, что я не одна такая, уж не знаю, что я больше испытала от осознания этого факта. Облегчение от того, что я не одинока в своей ситуации, или страх того, что механизм похищения, судя по окружавшей меня обстановке, был отлажен. Так. Без паники. Главное сохранять спокойствие. Я сильная и смогу выбраться из этой ловушки. Нужно узнать больше о моих похитителях, если они связанны с Коугаз… По моей спине пробежал холодок, то все сильно осложнялось, я начала прокручивать в голове разговор с Ниной, и сейчас крепко жалела о том, что не поступила мудрее и не согласилась играть по их правилам. Надеюсь, что Коугаз тут ни при чем. Обратив внимание на свою сокамерницу, я решила, что общение с ней, может пролить свет на мое положение.

— Пс, эй, как ты здесь оказалась? Где мы? — Шепотом, стараясь, лишний раз не шуметь, произнесла я.

— Ау, ты слышишь меня? Знаешь как отсюда выбраться?— Обнаженное тело даже не шевельнулось. Наверное, она была под действием транквилизатора, сомневаюсь, что в таких условиях она смогла бы крепко заснуть… Может попробовать крикнуть по громче?

— Эй ты! Проснись!

Вот блин, за дверью послышались шаги и смачная ругань, кажется, я привлекла внимание тюремщиков.

— Кому из вас, крикливых шлюх заткнуть рот членом?! Орать в камерах запрещено!

Дверь с силой распахнулась, в проеме стоял мужчина со связкой ключей в руках, одетый в черную одежду, и кепку. Он недовольно обвел взглядом камеру и остановился своим взглядом на мне, я жутко испугалась, не зная, как он может отреагировать, замерев и не шевелясь, лишь испуганно смотрела на него.

— Это ты орала? — Его оценивающий взгляд скользил по моему обнаженному телу —          Вижу, парни привели новенькую.

— Д-да, что вы хотите со мной сделать? Где я? Вам нужен выкуп?

Не удосужив меня ответом, мой тюремщик скрылся за дверью, и появился спустя пару мгновений, неся в руках крепко сколоченный деревянный табурет. Прошагав по комнате, выказывая явную уверенность в своих действиях, он прошел ко мне, и поставил табурет прямо на резиновую подстилку, почти касаясь ножками стального кольца в центре. Я неуверенно отодвинулась, натягивая свою цепь. Сев на табурет, и положив голову на  ладонь, мужчина принялся нагло рассматривать меня, в то время как я лишь бросала на него не смелые взгляды. Мужчина был неприятной внешности, с щетиной, явно не трогал бритву несколько дней. Близко посаженные глаза, гуляли по мне, оценивали. Сквозь тонкие губы то и дело пробивался язык, облизывая их в явном возбуждении и предвкушении. Неряшливая засаленная прическа говорила о том, что следить за собой этот урод, явно не умел. Я холодела с каждой секундой, ожидая его реакции.

— Обожаю этот момент.

Я уткнула взгляд в пол. Не желая больше смотреть на него. Его жуткий неопрятный вид пугал меня.

— Я могу делать с тобой все что захочу. Мне разрешено. Запомни тварь, в моей камере правило только одно – тишина должна быть идеальная.

Я обратила внимание, что своей левой рукой, он надрачивает уже успевший встать член. Медленно и размеренно. Мне стало дурно. Кровь застучала в висках, взгляд подернулся красной пеленой, уши заложило от нахлынувшей волны беспокойства и тревоги. Неужели он сейчас будет насиловать меня, я совершенно не могу сопротивляться, в моем распоряжении остались только мои зубы и не связанные ноги, какое я могу оказать сопротивление в таком положении?

— Смотри мне в глаза. — Грубо взявшись за основание цепи у колодки, он тряхнул ее. Заставляя смотреть на него. — Я буду трахать тебя каждый божий день, пока не устану. А как только устану, то заставлю тебя трахать себя самостоятельно, подобрать для тебя резиновый член потолще, не составит труда. Грязная шлюха. Такие как ты, просто так сюда не попадают. Ты в моей полной власти. Отныне я твой царь и бог. Ты поняла меня сука?!

Страх обездвижил меня, я была в ужасе. Неужели он действительно может так поступить со мной, даже вымолвить слово не представлялось возможным, холодок сковавший мой язык прочно обвил мое сознание, я лишь смогла легонько кивнуть.

— Значит ты понятливая? Это хорошо. — Достав из за пазухи приличных размеров нож, он начал вертеть им передо мной. Стольное лезвие переливалось в свете ламп, и безусловно, источало опасность, почему-то у меня не возникало сомнений по поводу того, сможет ли он пустить в ход свой тесак. Я заворожено следила за тем, как его нож приблизился к моему лицу. Нежно проведя беспощадным лезвием по моей щеке, левой рукой он начал доставать член из штанов. — Попробуешь укусить меня, и я отрежу твои ебучие уши.

Запустив руку в свои штаны и приподнявшись с табурета, на свет появился его стручок, уродливый член средних размеров, слегка искривленный. Он своей головкой смотрел прямо на меня. Покачиваясь перед моим лицом, я в ужасе уставилась на его орган. Не убирая нож от моего лица, этот урод схватил меня за левое ухо и притянул к своему члену, приговаривая:

— Минет должен мне понравится, иначе я могу рассердится, поверь, лучше тебя не видеть меня в ярости. А будешь артачится, я быстро покажу, что бывает за неповиновение. — Слегка надавив ножом на ухо, и одновременно с этим, сильно сжав его большим и указательным пальцами левой руки. Было жутко больно и страшно, невозможность никак повлиять на его действия парализовала меня, я готова была пойти на все, лишь бы он меня не калечил. Не знаю, как я сдержалась тогда, слезы и комок в моем горле проявляли свою активность все сильнее. С мрачной решимостью я уставилась на его хуй.

Мерзкий отросток, который находился прямо перед моим лицом не вызывал ничего, кроме отвращения. И мне предстояло отсосать его, с максимальным рвением. Паршивая сделка. Ухо, в обмен на гордость. Я запомнила этот момент навсегда. Тогда, я впервые смогла переступить свое отвращение, решившись в тот момент отсосать член, дороги назад уже не было. Если бы я только знала, куда приведет меня моя мнительность, я бы без раздумий рассталась бы с обоими ушами… Моргнув еще раз, и облизнув пересохшие от страха губы, я ринулась было выполнять требование, но замерла из за возмущенного окрика, лишь в паре сантиметров от члена.

— Твою мать, Майки?! Какого хуя ты делаешь? — Бросив удивленный взгляд в сторону открытой двери, я смогла увидеть два мускулистых силуэта. Дэвис и Оруэл, в своей форме, стояли в дверном проеме. Господи… еще мгновение и я бы начала наяривать член этого ублюдка.

— С каких, пор ебучие охранники позволяют себе разговаривать с новенькими?! — Судорожно пряча член в штаны, мужчина, который до этого имел надо мной полную власть, вскочил с табурета и пытался застегнуться.

— Я всего лишь объяснял правила, парни, честное слово.  — Судя по всему, Майки, был очень напуган, и явно вышел за рамки дозволенного.

— С ножом в руках?! — Оруэл, с перебинтованной правой рукой шагнул вперед — Майки, это наша добыча. Вали за свой поганый стол, и не мешай нам работать.

— Конечно, парни, конечно… — Спрятав нож, и по-идиотски улыбаясь, Майки схватил было табурет, и поплелся к выходу, но Дэвис остановил его жестом.

— Стул можешь оставить. Вали, это последнее предупреждение, в следующий раз, ты займешь ее место, и тебе придется отсасывать мне лично. — Быстро закивав, этот мерзкий тип свалил, оставив меня с моими, уж теперь даже не знаю кем, с одной стороны они спасли меня от этого урода, но с другой, они были причиной моего незавидного положения. Не стоило слишком сильно обнадеживаться, но все же, их мне было видеть намного приятнее чем того мужика. Они смотрели на меня оценивающе, как бы сравнивая, как я выглядела в одежде и сейчас. На их лицах читалось явное удовольствие от происходящего, особенно довольным лицо было у Оруэла, которого мне удалось полоснуть ножом.

— Ну что, милашка, теперь не будешь размахивать ножом?

— Нет не буду, пожалуйста, отпустите меня! Я буду молчать, клянусь, никто не узнает о вас, только прошу, отпустите меня. Я не сделала ничего плохого, я заплачу компенсацию за вашу руку, умоляю!

— Воу воу, помедленнее Кристина. — Подняв руки открытой ладонью ко мне, приблизился Девис, обступая меня с лева, Оруэл же этим временем¸ поставил стул ровно на то место, где он стоял несколько минут назад уселся на него, на мгновение заслонив своего товарища. — Компенсацию говоришь? Слыхал, Чез, девчонка хочет компенсировать тебе травму, какой там у тебя ценник на компенсации ножевых ранений? Ты хоть застрахован?

Чез, рассмеялся и произнес, глядя на меня.

— Сегодня принимаю только горловыми минетами, и то, только потому, что сучка слишком мне нравится, лучший результат по итогам тестирования в первой двадцатке. И да, страховка у меня имеется.

Черт возьми… похоже что мне все таким придется распробовать мужской член сегодня. Надеюсь второй не имеет таких намерений? И про какой еще тест они говорят. Неужели тот самый, который я проходила у Нины, блять, Коугаз все-таки был замешан здесь… Тягучий страх снова окутал меня, отступивший после ухода Майка, он вернулся вновь.

— Глупышка не понимает, что свободу нужно заслужить. Или понимает?

Лукаво глядя на меня Дэвис, стоявший левее, уже разминал внушительных размеров член находящийся пока-что в плену штанов. Уже более спокойно я начала приходить в себя, ножом мне не угрожали, главное, что со мной разговаривали, и вполне можно попробовать договорится о свободе, хоть бы их интересовали деньги, пожалуйста.

— Я сделаю все, только умоляю, отпустите меня домой, я согласна на все!

— Неужели? Стив, что скажешь? Сможет она с нами расплатится за свою свободу?

— Вполне, главное держать свои зубки при себе, да малышка? У тебя ведь нет лишних зубок? — Взяв меня за подбородок, сидящий на стуле Чез, притянул к себе, одновременно наклонившись и начал вдыхать запах моих волос. Мне было жутко страшно, нервно сглотнув, я терпеливо ждала пока он уверенно, но без излишней силы держит меня и проводит своим лицом по моим волосам и левой стороне лица, щекоча меня и одновременно с этим вызывая смесь страха и возбуждения.  Откинувшись на табурете, и спуская штаны с трусами полностью, моему взору предстал его член, двадцати сантиметровый красавец, бугрился венами и был чертовски сильно возбужден, его головка светло-сливового цвета содрогалась от сокращений мышц, идеальной, слегка изогнутой формы, его головка гордо смотрела вверх, нервно подрагивая в ожидании.

— Приступай, когда закончим, сможешь уйти, и не советую задавать вопросов, просто заслужи свою свободу. — Отпустив меня и упершись руками в квадратные выступы табурета со стороны спины, Оруэл ждал моих действий. Дэвис тоже стоят, скрестив руки на спине и наблюдая. Я уже мысленно переступившая порог разврата, могла приступить в любой момент, но их общение со мной, легкая доброта, и хоть немного участия заставили открыть рот, и спросить вопрос который прочным клином засел в моей голове.

— Вы действительно меня отпустите?

Мгновение и моя голова дернулась в сторону от звонкой оплеухи, щеку обожгло жаром, я успела заметить движение руки, но совершенно не могла увернутся. Было скорее жутко обидно, чем больно, меня осадили. Оруэл не бил слишком сильно, показывая, что не желает мне увечий.

— На каждый твой лишний вопрос, я буду отвешивать тебе оплеуху, я так могу долго, а ты? Не задерживай сама себя. Рассчитаешься с нами и свободна. Вали на все четыре стороны, мы и пальцем тебя не тронем.

Уфф, сконцентрировавшись на члене, я решила начать. Верила ли я в тот момент, что меня действительно отпустят? Честно? Наверное да, я совершенна была дезориентирована происходящим и подавлена своим положением, я поскорее хотела сладкой свободы, стальные колодки и скотч на моих руках были для меня чем-то неестественным, и отбросив мысли в сторону, я отдалась своим инстинктам.

Придвинувшись к члену, я несмело прикоснулась губами к головке, потеревшись, как бы проверяя свои ощущения, я начала действовать смелее. Делала ли я раньше минет? Да, пару раз, но это было в порыве страсти и по согласию, сейчас же меня загнали в жесткие рамки, из которых был шанс вырваться, только переступив себя. Открыв рот, я несмело начала обхватывать упругую и горячую головку, она пахла мускусом и сексом. Набрав слюны в рот, я начала ласкать уздечку, обильно смачивая все, до чего касались мои губы. С каждым мгновением я становилась все увереннее, противно мне не было, лишь дискомфорт от того, что я брала в рот член человека, который пленил меня и имел власть над моим положением, покорившись его воле, я испытывала смешанные чувства.  Помещая головку в рот все глубже, я действительно старалась доставить максимальное удовольствие, убедив себя в том, что свобода за секс, вполне хороший обмен.

На мой затылок легла рука, явно давая понять, что мне следует заглатывать пульсирующий кровью орган глубже, чем я и занялась. Открывая рот по шире, я старалась смочить как можно большую площадь члена, для лучшего скольжения, да и будучи в моей слюне, отсасывать пенис было как-то сподручнее. Его орган проникал в мой горячий рот уверенно, исследуя внутреннюю сторону моих раскрасневшихся щечек, я позволяла путешествие по моему рту, без препятствий. Ровно до того момента, пока упругая головка не начала касаться верхней стенки моего рта. Раздув щеки, оглашая влажным гортанным звуком комнату, я испытала рвотный позыв. Я не поборола его при прошлых моих опытах, могла смело брать сантиметров на девять, но дальше мне становилось тошно, да и руками я совершенно не могла помочь, что не особо способствовало моим минъетным навыкам.  Но моего мучителя такой расклад совершенно не интересовал. Совершая уверенные фрикции, и собрав копну моих волос в кулак,  Чез планировал проникнуть в самую мою глотку, и плевать он хотел на то, что меня может стошнить. Я собралась с мыслями и абстрагировалась от происходящего, после второй его попытки на моих глазках появились слезки, зрение разфокусировалось. Вытащив член изо рта, я успела совершить два глубоких вдоха перед тем, как Чез продолжил свое вторжение. Теперь, он был еще грубее, приучая меня к темпу который ему нравился, с каждой попыткой он проникал все дальше, до тех пор, пока не смог разместить его полностью. Для меня, момент проглота стал неожиданностью, я никогда не брала мужские члены так глубоко,  всегда выбирая комфортную для себя глубину. Сейчас же меня откровенно трахали в глотку. Ощущение инородного предмета глубоко в моем рту, было крайне неожиданным. Проскользнув на всю длину, я задержала дыхание и уперлась в коротко постриженный лобок Чеза. Делая глотательные движения и пытаясь задушить в себе рвотные позывы, я слышала тяжелое мужское дыхание, и низкие стоны.

— Да, Сука. Ты хороша, продолжай и не останавливайся.

Наверное, насмотревшись на весь этот процесс, Оруэл начал раздеваться, так как я заметила летящий на пол полицейский китель. Судя по всему, он порядком завелся и устал ждать. Неужели они будут трахать меня вдвоем?! Скинув с себя всю одежду, и оставшись только в крепких полицейских ботинках, Стив принялся обходить меня. Я потеряла его из виду, сосредоточившись на члене Чеза. Он тщательно контролировал направление моей головы, и мне приходилось подчинятся, болезненно тянущей меня за волосы руке. Сильная мужская длань легла мне в основание шеи и нежно поглаживая, начала спускаться вниз к моей попке. Как приятна была эта горячая натруженная рука, по моему телу прокатились волны мурашек и каких-то неведомых до сегодняшнего дня ощущений… Уверенные движения руки источали силу и страсть, неспособная ей сопротивляться, я вильнула своей попкой на встречу руке Дэвиса. Исследуя мое гладкое молодое тело, рука остановилась на моих ягодицах, проходя по пояснице, я слегка дернулась, от щекотки. В комнате было не сказать что бы холодно, но достаточно свежо, для того, что бы насладится горячей мужской ладонью на моей теле. Она дарила мне волны наслаждения и тепла. Уверенно поглаживая пою попку, Оруэл скользнул рукой в мою промежность. Нащупав пальцами запретную щелочку. Чез не ослаблял внимания, контролируя каждое движение моей головы и не давая обернутся, к тишине комнаты добавилось позвякивание цепей об кольцо в полу.

— Чез, она вся мокрая, погляди. — Обернутся я не могла, но живо представила как Оруэл достает из меня два пальца руки, густо орошенные моим нектаром. Неужели я смогла так сильно завестись? — Да-а, хорошая шлюшка, получит максимум удовольствия, если будет себя хорошо вести.

К первой ладони Стива, поспешила добавится и вторая. Теперь, обступив меня сзади, он ласкал мои ягодички, то и дело уверенно раздвигая их, про пуская прохладный воздух к моих разогретым похотью складочкам. Ощущения охватили меня со всех сторон, я делала все, что они хотели, повторяя про себя, что это все ради моей свободы. За моей спиной послушался шум, это Стив пристраивался сзади меня. Оу-у-у, он полностью прижался ко мне сзади, какой он был теплый и живой… Его горячее тело полностью прильнуло к моей спине, заставляя выгнутся под ним, словно течная кошка, грациозно и одновременно с этим развратно. Сильными руками он обнял меня и начал правой рукой поглаживать мой животик, а  левой нащупал мою грудку. Я почувствовала как он жестом попросил Чеза убрать свою руку с моих волос, что сразу же произошло, я почувствовала облегчение, так как могла вернутся к своему темпу. Тяжело мне вовсе не было, Стив держал весь свой вес самостоятельно, и даже более того прижавшись, поддерживал мое равновесие. Ровно так же как это делал его товарищ в начале, начал шумно вдыхать мой запах, уткнувшись лицом в мою шею справа, я ощутила себя маленькой Ланью в руках сильного льва. Расставив ноги по шире он уперся  своим членом к моей попке, расположив его аккурат между моих булочек. Я не сумела рассмотреть его дружка, но ощутила его размер, горячий продолговатый предмет крепко обосновался, как у себя дома на моей попке. Да, размером он ничуть не уступал Чезу. Продолжая прогулку по моему телу, он разжег в моем лоне пожар, я изнемогала от томного желания. Словно приготовление волшебного зелья секса происходило сейчас. Щепотка унижения, унция сковывания, пару капель страха, и целая фляга страсти. Вкушая все эти чувства полностью, словно губка, наполняемая влагой, я наполнялась соками из моей пещерки.

Решив, что прелюдий достаточно, Стив оторвал от меня руку и уверенным движением направил свой член в атаку. Сломав все препятствия в виде моего сопротивления, он начал проникать в мою хлюпающую от похоти писечку. Издав протяжный стон от ощущения вторжения. Я слегка задрожала. Мне хотелось еще… Хотелось что бы меня имели как грязную бесправную шлюху. Разогнавшись с нуля до сотни, я начала активно подмахивать задницей, и одновременно с этим наращивая темп минета. Будь что будет, на эти мгновения я готова стать секс игрушкой, беспощадно используемой в обмен на свободу. Наполненность моего лона зажгла фитиль у пороховой бочки, и в бочке этой находился мой оргазм, я поддувала на огонек фитиля как могла, скорее приближая заветный взрыв. Но моим мыслям о будущем оргазме суждено было отступить, на время. Резко выйдя из меня и приложившись по моей заднице ладонью, Стив шумно переводил дыхание.

— Ух, горячая сука.

— С этим… Трудно поспорить… — Не менее тяжелое дыхание Чеза означало, что мои действия с его членом являются абсолютно верными.

Ухватившись за мою талию, Оруэл резко вошел в меня, вызвав новую волну откликов моего тела. Чувство наполненности моей писечки пьянило меня. Мне хотелось быстрее и жестче… Как будто услышав мои мольбы,  Стив начала жестко сношать меня, сильными точками вдалбливая свой орган в мое влагалище, уже порядком раскрасневшееся и жаждущее вкусной белой жидкости у себя в гостях. Держа темп, я решила подстроится под фрикции Стива, и активно насасывая член Чеза сжимала свои связанные пальчики. Чувство скованности добавляло огня, и служило катализатором к еще большему оргазму. Я чувствовала, что не я одна на пределе, Чез схватил меня за волосы и начал жадно насаживать на свой член, словно я могла сбежать от его контроля. Рвотный рефлекс предательски начала появляться вместе со все нарастающей грубостью мужчины. Всеми силами, заглушая его, я начала ко всему прочему просто на просто задыхаться от такого режима. Издавая булькающие звуки, Чез не обращал внимания на мои судороги. Его оргазм был совсем близок. Как и содержимое моего желудка… Наконец заметив, что меня вот вот стошнит, он достал свой член и с чавкающим звуком, начал его надрачивать, тягучие капли моей загустевшей слюны просачивались между его ладони, зажмурившись и закинув голову, Чез, выстрелил тугой струей мне прямо на лицо. Я, подвергаемая толчкам Стива, тряслась, коротко вздыхая при каждом грубом проникновении. Ловя его горячее семя своими губами, я закрыла глаза и пыталась найти собственный оргазм. Опустошив свою обойму на мое личико, я открывала и закрывала губы, его липкая сперма слегка стягивала их, и была совсем безвкусной, но очень горячей с резким запахом, дурманя мою голову. Словно клей, сперма Чеза слегка мешала открытию моих губок но не мешала говорить мне.

— Пожалуйста, не останавливайтесь, трахните меня жестче, прошу!

— Трахнуть тебя жестче, Тварь? — Дэвис пыхтел позади меня, выкладываясь мне на полную, я жаждала ускорения темпа.

— Да! Да! Позвольте мне кончить, умоляю!

От моих фраз у Стива напрочь снесло крышу. Двигаясь словно дьявол в аду, он начал ускорять темп как умалишенный! Это мне и было нужно, я уже нащупала свой оргазм, вот он уже взрывается пороховой бочкой, на границе моего сознания, скоро, его ударная волна выбьет все окна в моем разуме. Быстрее… Быстрее… Я почти кончила-а-а…  Волной словно от ядерного взрыва, я начала выгибаться так, как будто упала на железную решетку подключенную к 200V. Забав о своей колодке, я начала рваться из своих оков, оставляя ссадины на коже, и эта боль от сопротивления, увеличила силу оргазма в разы… Вот что мне по настоящему было нужно, быть связанной и жестко оттраханной, по крайне мере, так считало мое предательское тело, победившее разум в этом раунде… Следом за мной начал кончать и Стив, повалив меня на левый бок, он резко вышел из меня, перешагнул правой ногой, и прицелившись из последних сил, начал кончать на меня. Поскольку расстояние было достаточно большим, разброс спермы Дэвиса был значительно больше, окропив не только мое лицо, но и волосы, и правое плечо. Объем извергаемого на меня семени был значительно больше, чем у Чеза, но и он был не бесконечен. Уронив на меня последние капли, он шумно выдохнул, давая понять что его бак пуст.

— Чертова горячая сучка! Даже жаль отпускать такую.

— Да, это точно. Уф, Чез, дай немного перевести дух, страшно представить, что бы она творила после завершения обучения.

Я лежала на боку, скованная и залитая спермой двух мужчин, которых я совершенно не знала. И наслаждалась негой, разлитой в огромных масштабах по моему телу, слегка вздрагивая, я слабо улыбалась.  Пропуская мимо ушей, весь треп мужчин, мне было совершенно не до этого. В этот момент я была слишком размыта, истончена под прессом чувств, что бы реагировать на окружающие меня вещи, лишь краешком слуха я поняла что мои похитители одеваются.

— Вы обещали… Отпустить меня… — Слабо проговорила я. Не совсем еще восстановив дыхание, я довольно часто дышала.

Закончив с одеждой, переговариваясь и обсуждая как задорно они меня поимели, Оруэл услышав мою фразу снизошел до ответа.

— Мы свое слово держим. Вот ключ и нож, ты уже большая девочка и вполне можешь освободится самостоятельно. Если в течении часа ты не выйдешь отсюда, мне придется позвать малыша Майки, что бы он присмотрел за тобой…

С этими словами прямо перед моим лицом упала связка ключей, и мгновением позже, пространство кольца, на котором была нанизана примерно дюжина ключей, пробил тесак, тот самым, который так нежно касался моего лица, и который мог доставить мне огромную боль, вздумай я сопротивляться… Послышались удаляющиеся шаги, мои похитители вышли из комнаты, один час, всего один час, за который решится смогу ли я сбежать отсюда, все было в моих руках, туго связанных черным скотчем и заключенных в строгую стальную колодку…

(Всего 166 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий