Skip to main content

Расчет

Один из моих ранних рассказов. Простой, не обязывающий, самодостаточный. Приятного чтения.

 

Позднее лето. Та пора, когда комарье с прочими летающими, жужжащими, пищащими и вездесущими, мелкими и надоедливыми… насекомыми (чтоб не сказать грубо), потихоньку начинают уползать в свои норы в спячку, готовятся помереть, или, словом, заканчивают свои летние дела. Отпуска также подходят к концу, люди постепенно возвращаются с морей и круизов с веселым настроением, но мрачными мыслями: скоро снова на работу.

В моем случае я был даже рад, что смогу вернуться к достойно оплачиваемой проектировке. На поездку куда-либо хоть деньги и были, но мне просто не с кем валяться на пляже, или плыть на экскурсионной яхте. Однако родные сочли, что если я никуда не еду, то лето для меня пройдет очень скучно (кто это им сказал?!) потому запрягли привести дачу в порядок, да и вообще помочь с огородами, да и нам в принципе не плохо было бы провести время вместе – я уже жил отдельно. Удивительно, но хотя и поначалу мне было, мягко говоря, лень пахать (буквально), спустя какое-то время я втянулся. Получил некую дозу загара, прочих летних наслаждений, обзавелся рядом банок варений и засахаренных ягод, и, разумеется, чесотку во время работы по всему телу от летающих кровососов. Однако один день из этого лета запомнился, поскольку он… не то, чтоб стал переломным, он просто выделялся.

Дача моей семьи располагалась весьма далеко от города и представляла собой обычную избушку без какого-либо намека на цивилизацию. Из ценного в ней только чугунная печь да труба, не считая ряда мебели, вроде кроватей и стульев. И там вполне можно было жить: без электричества, связи и прочего-прочего. Впрочем, радио на батарейках никто не отменял.

В какой-то день я, вдоволь наработавшись, принял душ под каскадом нагретой солнцем воды (можно привыкнуть) и, попрощавшись с родными, пошел обратно в город. Время за полдень. До шоссе от дачи идти немало: шесть километров. Увы, большинство машин в такие дебри не заезжает по понятным причинам, даже несмотря на наличие грунтовой, но вусмерть убитой дороги, а если и ехали, то за баснословные деньги. Тропинка из леса выводила точно к остановке, и после, как дождешься редкого автобуса, нужно было минут с двадцать трястись в салоне. Такую долгую дорогу раз в пару-тройку недель можно было и потерпеть.

Но тогда мне не повезло. Только подойдя к остановке, я понял, что оставил на даче поясную сумку с деньгами на проезд. Я, конечно, попытался попроситься зайцем, но меня, понятное дело, не пустили и были правы. Нового автобуса ждать долго, и это опять проверка удачи. Назад возвращаться и после тащиться обратно – ноги стопчу, идти к городу уже было ближе, чем туда-сюда, хоть и немного. Из трех зол выбрал меньшее и побрел вдоль шоссе в сторону дома. К счастью, я шел налегке: кепка, футболка, летние шорты и сандалии. Дачную одежду, понятное дело, я не брал. Не в домашних же тапочках в земле копаться! Вот тогда и наступил этот… момент. Ко мне подъехала машина серебристого окраса и остановилась, хотя я, конечно, никого не звал.

– Здорова, дачник! – окликнул меня незнакомый мужчина, показав лицо в опустившееся окно. Для этого ему пришлось чуть ли не лечь на место пассажира, потому как руль был слева. Я не знаток автомобилей, и все, что я мог сказать – у него иномарка. – Чего прешься на своих двоих к городу, когда автобусы ходят, да жара на улице?

Меня удивил его интерес. Я ковыляю уже чуть меньше десяти минут, и он первый, кто съехал в сторону от дороги, притормозив у меня, при том, что шоссе-то было весьма оживленным. Конечно, до пробок не дойдет никогда, но по полтиннику в пару минут можно было насчитать.

– Здрасьте, – небрежно ответил я и остановился, вглядываясь в лицо водителя. – Да вот, деньгу в огороде зарыл как клад, а на проезд не оставил – сглупил.

– Шутить изволите? – улыбнулся он. – Это хорошо, многих бы перспектива шкандыбать без ветерка только в уныние бы вогнала.

– Ну дык, я не исключение. Но чего вам, собственно, за дело? – спохватился я.

– Подвезти могу.

– У меня нет денег…

– Сочтемся, – бросил он и открыл дверь с моей стороны пассажира. – Залезай, не бойся, кусаться не буду.

– Благодарю за доброту, – ответил я и сел. На дачах учили доверять людям, даже садясь к ним в машины. И что-то в этом парне говорило мне, что вреда не причинит.

Водитель был довольно молод – ему немногим больше тридцати, а он уже разъезжает на серебристых иномарках. Одет не вычурно: футболка да легкие летние штаны; никаких дорогущих брендов, строгих костюмов и пиджаков на вешалке на задних местах. Даже часы на левом запястье – обычные электронные с двумя кнопками и циферблатом. Гладко выбрит, лицо чуть загорелое, хорошо сложен, хотя нельзя сказать, что потеет в спортзалах.

Салон его машины был весьма удобен. Мы поболтали: я о даче, он об автомобилях и отцовском бизнесе, в котором он принимает участие, готовясь унаследовать. Оказалось, его отец торгует иномарками и некоторыми отечественными моделями. Так что вполне логично, что его сын может позволить себе разъезжать на недешевых колесах. За диалогом я даже не обратил внимания, что едем мы как-то медленно для шоссе – нас постоянно обгоняли. Но чем дольше шла беседа, тем больше я понимал: что-то меня в нем цепляет.

Но почему он остановился? Теоретически он мог подвезти любого из дачников, что выполз из леса, и поиметь с него хотя бы те же рубли на проезд. Мелочно? Возможно. Кроме того, я не мог не заметить, что в диалоге он все чаще бросал взгляд на мои ноги. Когда обсуждение заглохло в паузе, я еще больше задумался на этим тупым и ненужным вопросом: почему? Видимо, он отражался у меня на лице. Мой собеседник, бросив на меня несколько взглядов, вздохнул и выдал:

– Расчета я жду, конечно, не денежного.

И до меня дошло. К своему изумлению, его слова не напугали и даже не возмутили меня. Взволновали, да, но… я давненько об этом подумывал. Ну, о том, на что он недвусмысленно намекает. Действительно, если он мужчина, то почему ему должно быть все равно на других парней?

– «Сочтемся», значит… – задумчиво проговорил я. – На «нет» увезешь меня куда подальше?

– Не-а, – мотнул он головой. – Ты не скажешь «нет».

Я задумался. Не стану играть недотрогу или целомудренного дурака. Случайный однополый секс с незнакомым парнем, где я, видимо, в пассивной роли? Мои фантазии боролись со здравым смыслом. Чем дольше я размышлял, тем больше был уверен, что мечтал об этом. Черт возьми, не зря же я следил за телом, не допуская излишней волосатости. Не зря же у меня довольно широкие бедра.

– Поищи место, где я смогу рассчитаться, – смирился я.

Вот так просто меня сняли. В случайный день случайный человек просто оказался в нужном месте в нужное время, чтоб подцепить меня, а я – чтоб встретить его. До города оставалась какая-то четверть, но вот машина уже свернула с шоссе в сторону. Какое-то время мы проехали по вполне сносной песчаной дороге, пока не забрались достаточно далеко от шума автомобилей. Место выбрано весьма живописное, надо сказать. Мы забрались в какой-то… лесной закоулок, что ли, и остановились. В окно я лишь смог заметить поваленное бревно недалеко от деревьев. Сосны и пихты с трех сторон, с другой обширное поле, и ни единой души вокруг. Лестная стенка давала защиту от солнечной жары своей тенью. В какой-то степени было даже прохладно. Но выходить мы пока не спешили. Водитель заглушил мотор и посмотрел на меня, многозначительно опустив руку к ширинке.

– Как долго? – спросил я.

– Зависит от тебя, – пожал плечами он, и расстегнул ширинку, приоткрыв резинку трусов. Ремня он не носил. Я перекинулся через пролет между сиденьями и боязливо запихал руку под нижнюю одежду, нащупав там его член. Ухватив за основание, достал его наружу. От увиденного мое сердце гулко застучало. Я взволновался, но почувствовал прилив возбуждения и жар по телу.

Не смею говорить, что я «прогрессивный» малый, но подобная секс-тематика мену интересовала, и не мало. Решимости попробовать у меня не появлялось, но если задумывался, то почему-то допускал вариант согласиться, если спросят. Сейчас же меня именно что нетактично спросили. И отказаться я не могу: я уже принял помощь, а что не уточнил про «плату» – сам дурак.

– Как именно зависит от меня?

– Будешь хорошим, и мы закончим, когда ты скажешь, а если нет – то когда я.

Прозрачные правила. Пойдет. Я решил не оттягивать неизбежное и желанное. В конце концов, чем этот мужчина хуже прочих потенциальных партнеров, которых я бы смог, теоретически, найти через сайты?

Несколько странно для меня было держать в руке чужой член. Водитель аккуратно положил руку мне на затылок и слегка надавил, приблизив мое лицо. Я понял просьбу и прислонился губами к кожице, что обтекала головку. Я продел руку и оттянул ее, оголив конец. Удивительно было видеть вблизи чье-то достоинство.

Я аккуратно лизнул его. Он не был противным или вообще неприятным. Наоборот, я захотел еще больше поработать с ним, рассеивая новый прилив возбуждения. Сначала языком, я стал ласкать член, одновременно рукой разминая его. Естество твердело и поднималось с заметными пульсациями, и вскоре я уже смог, оттянув край, оголить головку. Ее я попробовал уже сам, с желанием, и удивился нежности и недурному вкусу.

– Позволь примерить твой ротик! – сказал мужчина и еще раз надавил на затылок. От неожиданности я разомкнул губы, и горячий стержень влетел в меня. Не без труда подавив рефлекс отстраниться, я послушно обхватил ствол губами и приложил к языку. По наитию начал двигать головой, примеряя на себя эту роль.

Но перекинувшись через пролет боком было неудобно, потому я сел на колени на кресле, наклонился и продолжил дело. Теперь водить губами и руками стало куда проще. Фильмы мне никоим образом в данном случае не помогли – я понятия не имел, как следует работать языком. Просто по-характеру абы как я делать ничего не мог, всегда стремился изучить вопрос лучше. Как показывает жизнь – даже минет. Всё что я мог наскоро предложить – это возить кончиком по самой коже, облизывать головку и иногда вытягивать воздух. Впрочем, с течением времени, я действовал всё активнее и увереннее.

Мужчина поглаживал меня через футболку по спине, со временем проходя дальше. Я втягивался, порой даже мыча и причмокивая от непознанной ранее вовлеченности. Его рука тем временем дошла до моих шорт. Продев руку под резинку трусов, мужчина дотянулся пальцами до задней дырки и надавил. Я тотчас сжал зад и, отвлекшись от его члена, испуганно посмотрел ему в лицо.

– Ага, я понял, – кивнул он. – Не отвлекайся, я твою дырку не буду трогать, пока сам не попросишь. Просто поглажу тебе попу. Только штаны спусти. И это не вопрос.

Я послушно оголил зад, вернувшись к его члену. Он довольствовался, водя рукой по моим ягодицам, что я находил приятным. Возможно, я действительно попрошу его взять меня сзади. Скорее всего так и будет. Несмотря на страх. Я не хотел упускать такой шанс. Не знаю, почему, просто не хотел. С этими мыслями я стал усердней работать с его членом.

По наводке партнера пролез рукой под яички и аккуратно сжал пальцы в кольцо, чем приподнял их к себе. Не удержался от того, чтоб попробовать и их. Солоноватый привкус быстро ушел, а вот мой восторг от их ухоженности, мягкости и нежности остался. Они мне дико понравились. Возвращаясь к самому стержню, я осторожно мял мошонку, и порой спускался поцеловать ее. Мне это начинало нравиться, неподдельно нравиться.

Постепенно поглаживания стали прерывистыми, а член как-то начал дергаться.

– Ну-ка, держи его во рту! – приказал вдруг он. Я послушно охватил головку губами, продолжая ласкать язычком, а мужчина в это время схватил другой рукой свой член и стал быстро водить ей по стволу. Он хотел разрядиться. Уже? А я… только разогрелся.

Но мои желания пока не котировались. Спустя минуту быстрых подергиваний, струя его семени ударила мне в глубь горла. Я умудрился не поперхнуться ей, чем не разжал кольцо губ вокруг головки. Вкус мужчины я могу описать лишь как «терпко». В какой-то степени даже противно, но терпимо. Когда извержение закончилось, я выжал из головки еще несколько капель и выпустил ее, вынужденно проглотив – не хотел пачкать салон. Член быстро уменьшался. А я лишь громко выдохнул.

– Только не думай, что на этом все, – строго сказал он. – Я не буду делать тебе скидки на первый раз. Возможно, в другой позе ты сможешь поработать лучше, мальчишка.

– В смысле?

– Вылезай, – отрезал он, запихал член в трусы и резко покинул салон.

Мы вышли, но дверь со своей стороны я закрывать не стал. В нос ударил запах хвои. Водитель, обогнув машину, прислонился тазом к задней дверце со стороны пассажира, скрестив руки на груди и выжидающе глядя на меня. Когда я встал перед ним на колени, он спустил штаны с трусами, чем позволил мне подробнее рассмотреть его достоинство. Даже в расслабленном состоянии оно было весьма достойных габаритов. Вокруг же никаких зарослей– лишь аккуратные прилегающие волосинки.

– Давай, паренек, – подбодрил он, – пощупай его, поработай ртом. Только уже лучше.

Приподняв его сочащийся ствол рукой, я аккуратно обхватил губами. Наверняка неумело, но я стал мять его внутри, делая волнообразные движения языком и прижимая ствол к нёбу, одновременно чуток посасывая. Позже водитель попросил оттянуть кожицу пальцами, чтоб оголить головку – ему так приятней. Я тут же это исполнил, а член стал расти. Он подергивался и распрямлялся, наливаясь силой и жаром. С энтузиазмом я стал работать языком, следуя по нижней части ствола и лаская им головку круговыми движениями.

От владельца поступило предложение подключить наконец губы и пососать. Придерживая кожу у основания рукой, я, плотно обхватив ствол губами, повел ими к головке, вытянув воздух. На язык вылилась капля смазки, которую я не думая сглотнул. Повторяя движения, я… улучшал технику. Даже втянулся в процесс. Мне решительно это нравилось. Всё это. Мужчина на новой попытке судорожно выдохнул, а его член чуть дернулся. Значит, пока что я все делаю правильно. А раз так – я продолжил.

Я не спешил: методично двигал головой, то надевая свой рот на ствол, то отступая и освобождая его полностью, чтоб пройтись языком по нижней части от головки до яичек и обратно. Когда я проделал это в очередной раз, партнер попросил меня уделить внимание его шарам. Вот это я выполнил с куда большей радостью, и увлеченно посасывал их и целовал. Мне настолько они понравились, что я даже прижал ствол мужчины к его животу – так больше пространства. Из-за тепла они довольно низко свисали, потому мне не составляло никакого труда утягивать то один, то другой шарик в рот. Ощущение нежного яичка на языке буквально будоражило меня. Я пыхтел носом, то и дело обдувая их горячим воздухом, что наверняка доставляло владельцу еще больше удовольствия. Еще мне нравилось теребить их вертикальными движениями языка, не вылизывая, а приподнимая их и нежно «роняя» вниз.

О том, насколько мне это нравилось, говорила собственная эрекция. В салоне мне внимания не хватало отвлечься еще и на свой член, а сейчас он ощутимо так натянул шорты. Второй своей рукой я сквозь ткани потихоньку массировал его головку, несмотря что ему, скорее всего, дела здесь не найдется. По размерам, кстати, я однозначно уступал.

– Я хочу попробовать твое горло, – раздалось сверху.

Здесь я уже чуть испугался. Мне пихали трубку в рот в поликлинике, и это я нашел весьма неприятным. Нехотя оставив яички, я вернулся к члену. Какое-то время поласкал его, и надел на него свой рот настолько глубоко, насколько смог. Я еле-еле смог дотянуться губами до паха, но увы, ствол в горле был мне совсем неприятен. Возможно, я что-то сделал не так, но я чуть не захлебнулся, а желудок сделал кувырок, когда давление на корень языка возросло – сработал рефлекс.

– Так не пойдет, – сказал он серьезном тоном. – Я помогу. А ну-ка… Найди момент и сделай глоток.

Он схватил меня за голову и стал откровенно трахать. Не так чтоб и грубо, но сильно. Мне пришлось подстраиваться, а ведь его головка то и дело влетала в горлышко, выбивая из меня хлюпающие звуки. Учиться заглатывать его мне пришлось налету – иначе бы я захлебнулся, подавился, задохнулся, и тому подобное по отдельности и разом. К моему удивлению, освоиться мне стоило одной минуты. Я понял, как нужно работать языком и горлом.

– Умница, – раздалось сверху, и мой «приятель» увеличил глубину. Своими губами я то и дело целовал основание его члена, его мошонка била меня по подбородку, увлажняясь бесконтрольно вытекающей слюной, отчего ее шлепанья только прибавили в звуке. Втискивания головки в горло я не мог находить приятными, однако радовался тому, насколько быстро сумел научиться. Естественно, чего-либо еще я делать не мог, а вульгарные насаживания головы на пах не возбудили абсолютно. Просто не понравилось, и всё тут.

Максимально вжавшись в мой рот, мужчина замер… и я почувствовал, как его семя выливается в меня. Дыхание мне перекрыло, но к счастью я перед этим успел набрать воздуха. Не могу сказать, что «по самые гланды» здорово, но был ли у меня выбор? Я не мог ничего возразить, или вообще говорить. Я мог только покорно глотать семя, что лилось мне в глотку несколькими мощными потоками. Очевидно, партнеру это принесло немало удовольствия, особенно последняя часть.

Он покинул мой рот резко, с характерным хлюпающим звуком. Отходя от этого, я прокашлялся, освобождая дыхательные пути от возможной влаги, и шумно вдохнул. Глянул на его член. После излияния он стал быстро уменьшаться, пока не скукожился до прежних расслабленных размеров, но все равно был для меня чертовски притягательным. После я поднял глаза на водителя. Мужчина улыбался добродушной и довольной улыбкой.

– Начал ты не ахти, мальчишка, – сказал он и протянул невесть откуда взявшуюся одноразовую салфетку, чтоб я смог утереть лицо, – но смог быстро освоиться. Должен признать, для второго раза ты справился очень даже недурно. Я – человек слова, потому решай сам. Но, – поспешил добавить он, – я искренне надеюсь, что ты захочешь продолжить. Ну так?

Я сделал вид, что думаю. Конечно, решение я принял давно, и даже если бы он сказал, что я не справился, то я был бы только рад дополнительной практике. Я опустил глаза обратно на его член. С его конца стекала прозрачная ниточка. Я поспешил перехватить ее, прильнул губами к головке и рукой оттянул кожицу с нее, надев свой ротик.

– Отличный выбор! – с задором сказал мужчина профессиональным тоном. Да, эту фразу он говорит по двадцать раз за день.

Я же уже вовсю орудовал языком и руками, возвращая члену его былое твердое великолепие. Но в этот раз оральным ласкам мужчина не планировал наслаждаться долго, и я это понимал. Знал, какое будет продолжение. Волновался ужасно, но и хотел этого в той же степени. Я пытался как можно обильнее увлажнить его ствол… Пока я этим занимался с великим усердием, водитель заявил:

– У меня со здоровьем все в порядке. Тебя не спрашиваю – по виду знаю, что и у тебя все хорошо. Не испугаешься полных ощущений?

Я на миг отвлекся от ласк его уже полностью готового члена и посмотрел на него. Он спрашивал меня, не испугаюсь ли я без контрацептивов. Справки он мне вряд ли предоставит, но и нечестным человеком он не казался. Я решил довериться ему, и лишь демонстративно, наконец-то, избавился от шорт – они мне уже надоели. Сделал я это не выпуская член изо рта. Мое собственное «достоинство» тоже было каменной твердости.

– Превосходно, мой мальчик! – обрадовался он. – Приступим?

Я освободил его член, но тут понял, что не знаю, а что мне, собственно, делать дальше? Мое замешательство было слишком явным, потому мужчина предложил:

– Поднимись с упрись руками в сиденье. Выгни спину.

Что я послушно и сделал. Я пролез между машиной и все еще открытой дверью, уперся руками в пассажирское место, я выгнул зад навстречу водителю. Не знаю, почему, но я не ждал, что мне будет больно. Но волнение все равно вгоняло меня в жар. Мужчина, тем временем, успел избавиться от штанов. Я глядел на него через плечо, повернув голову. Он по-хозяйски держал член у основания и приближался ко мне, слегка тряся им. Его взгляд изучал мою попу. Я прямо чувствовал, как в рассмотрение попадали то ягодицы по отдельности, то ложбинка между ними, то переход в бедра, и даже какое-то внимание перепало на мошонку, что едва виднелась. Его рука властно, но не жестко, вцепилась в мою ягодицу и отодвинула ее, приоткрывая обзору мой задний проход. Я рефлекторно его сжал – волнение.

– Не пугайся, малец, – в какой-то степени даже нежно и ободряюще сказал мужчина, отпустив попу водрузив свой член поверх. – Я не буду грубым.

И на том спасибо. Но его член, что пока что просто лежал на моем тазе, уже возбуждал меня до потери сознания. Я любовался им, и даже заметил, как на его конце показалась мутноватая капелька. Увы, мои увлажнения ротиком прошли даром. Видимо, надеяться мне теперь надо только на его смазку.

Мужчина, тем временем, не спешил. Он мял мою попу, то и дело водя пальцами по ложбинке и лаская колечко, прыгал членом по ягодицам, вызывая по ним маленькие волны. За последним было даже забавно наблюдать, но это ожидание для меня становилось уже тягостным. Настолько, что мой член даже расслабился от ожиданий. Я хотел продолжения, любого, пусть даже болезненного. Я рискнул намекнуть об этом, легко подпрыгнув тазом и еще больше прогнув спину.

– О, чуть не забыл! – выдал он. – Ты же должен меня попросить, а иначе я свое слово нарушу. Давай, малец, последний шанс повернуть назад.

– Трахни меня… – выдохнул я, выбрав хоть и грубое, но подходящее слово.

– Что? – кокетливо спросил он, сделав вид, что не услышал. – Что ты сказал, повтори? Только громче.

– Трахни меня!

– Сам попросил, мальчик.

Уж не знаю, что на меня нашло, но произносить эти слова мне было чертовски здорово! Мужчина ухмыльнулся и приставил головку точно ко входу, моментально увлажнив его. Я сжал дырочку на рефлексе и тут же отпустил. Водитель стал давить, пытаясь протиснуться, а я никак не мог заставить себя расслабиться, и чем больше было давление, тем сильнее я сжимал проход.

– Так не пойдет, – заключил мужчина, отстраняясь. – Увлажнишь?

Я с радостью сел перед ним на корточки, мгновенно погрузив член в рот. От этого мой кол чуть дернулся – ему возбуждения, почему-то, все еще не хватало. На увлажнение времени ушло немного, и спустя две минуты я уже стоял в прежней позе. Головка второй раз прижалась к дырочке и стала давить в центр кольца. Я же, взяв себя в руки, на момент наибольшего напора сумел расслабить попу, и головка наконец-то проскользнула в мою девственную дырочку! Такого обмана последняя, видимо, не ожидала, потому опять на рефлексах сузилась в попытках выжать гостя. А я сам, тем временем, ловил радугу от переполняющих меня ощущений тупой, но не сильной боли, приятного наполнения, похотливых мыслей, предвкушения и некоторой… гордости?

Шлепок по ягодице вернул меня в реальность. Мой член стал напрягаться.

– Молодчинка! А теперь, приготовься.

И он пошел тазом вперед, продвигая ствол внутрь. Моя дырка пульсировала, пытаясь остановить, замедлить, выгнать ползущий дальше член, но владелец, изучив ее поведение, в моменты расслабления проникал еще чуть глубже. Я же задыхался, глотал воздух от таких ощущений в моем заду, извивался, ерзал – оставляя попу неподвижной – и терпел. Не боли, чего-то другого. Дискомфорта? Может быть. Но я продолжал пытаться облегчить проникновение, удерживая дырочку как можно большее время расслабленной, дабы мой мужчина мог войти глубже… Я подумал «мой»? К черту, пусть будет моим, пока не оттрахает меня до потери сознания, и не привезет домой. А там посмотрим.

Когда двигаться стало уже совсем туго, он остановился. Попка плотно обхватила член, продолжая пульсировать. Я не знаю, на сколько он успел войти, но я не успокоюсь, пока не приму целиком, до мошонки! А пока что я тяжело дышал и привыкал к новым ощущениям. Когда давящая и жаркая боль почти отступила, мужчина продолжил двигаться. Он лишь немного подался назад, а после снова вперед. Он держал слово и все еще пытался быть галантным. Хотя я нутром чуял, что он на пределе. Он уже готов просто вбить в меня что осталось, если я не исправлю ситуацию. И тут я решил – к черту. Даже если заору, плевать, хоть войдет сразу. Я схватился руками за половинки попы, раздвинул их и глянул на партнера.

– Когда почувствуешь, что я расслабился – просто вбей его в меня… – ответил я на его недоуменный взгляд.

– Уверен? – Уточнил он, кладя руки мне на бока и хватая меня крепче. – Тебе может быть…

– Вбей. Его, – отчеканил я, отвернувшись и еще сильнее раздвинув попу. И после морально приготовился.

Мужчина сзади тихонько покачивался, прислушиваясь ко мне. Вернее, к моим импульсам. В какой-то момент я расслабил дырочку настолько, как смог, и он в три жестких толчка вбил свой член в мою узкую попку, стукнувшись мошонкой о мои ягодицы. Для меня же эти три толчка – все равно что три этапа целой жизни.

Раз. Я убрал руки и уперся ими в кресло, все еще держа попку расслабленной. Боли не было, я лишь почувствовал, как вслед за стволом уходит крайняя кожа моей дырочки, а головка прошла куда глубже.

Два. Пальцы мужчины успели впиться в бока, натягивая меня и удерживая на месте, хотя этой же цели добивались и мои руки с упором в сиденье. Боли все еще нет, лишь сладкая истома от наполнения внутри. Дырочка все еще расслаблена.

Три. Все. Он во мне, я почувствовал, как о мою попу тюкнулись яички, прижавшись к ней. И вот теперь меня понесло. Сладкие судороги свели тело, и мне стоило больших усилий не упасть прямо на месте, вовремя выпрямляя подкашивающиеся ноги. Дырочка расширилась до предела и работала, пульсировала, обнимая и лаская каменный член внутри. Мои пальцы лихорадочно сжимали ткань кресла в неистовом удовольствии. Столь резкое проникновение вызвало у меня в голове и теле такой калейдоскоп чувств, что я чуть от подобных впечатлений не свихнулся на месте. Лишь чудом мне удалось рассеять эту волну…

Я мог лишь догадываться, что происходило с мужчиной позади. Все что я слышал от него – это хрипы и стоны, а после он лег на мою спину, приобняв вокруг живота. Ну, его пополам согнуло…

Мы отходили от такой бури минуты две. Все это время член был у меня внутри, а попка продолжала пульсировать вокруг него и ласкать. Но уже по-другому. Она это делала особенно ласково. Теперь этот член – всегда желанный гость для нее? Увидим. А пока…

Мужчина пришел в себя. Он занял прежнюю твердую стойку за мной, ухватился за бока, и потянул назад. Я чувствовал, как его член, скользя обратно, оставлял дорожку смазки. Водитель вышел, оставив внутри только головку, и стал возвращаться. Моя дырочка приняла его уже куда охотнее, но ее крайняя кожа все еще провожала ствол внутрь, что добавляло мне ощущений. Спустя еще какое-то время и моя попка, и член в ней полностью сработались и стали действовать… сообща. Мое же достоинство довольствовалось покачиваниями от толчков. Не, сегодня работает моя задняя дырка.

Мужчина уже ходил во мне достаточно свободно, стукаясь пахом о мои ягодицы, негромко, без лишних отзвуков. Когда он легко менял угол – я это чувствовал, и при полном входе тихо постанывал. Проход увлажнился от смазки, было тепло и мягко. Волнение отступило – когда меня наполняли ранее непознанные блаженство и удовольствие, ему просто не было места. Мошонка мужчины, стукаясь о мои яички, добавляла приятных ощущений. Я поплыл и полностью отдался этим чувствам, не чуя ни стыда, ни совести от того, что меня, парня, натягивает мужчина.

– Ты как? – спросил меня водитель, сделав небольшую паузу.

– Нормально… – выдохнул я. – Даже хорошо, я бы сказал.

– Вижу, – улыбнулся он. – Иди ко мне.

Он вышел из меня, и моя попка тут же сжалась вслед покинувшей ее головке. Она, я знал, точно не хотела ее выпускать. Вернее, не хотела, чтоб ее покидали. Водитель тем временем открыл заднюю дверцу и отошел. Видимо, мне предлагалось залезть на сиденья. Как и у большинства машин, они были смежными, так что в каком-то смысле это можно было назвать диваном. Я пролез туда и сел посередине с выжидательным видом.

– Ложись на бок, – сказал мужчина, пролезая за мной. Я послушно лег, и, предвидя его дальнейшую просьбу, задрал ногу к крышке, открывая дырочку. Я даже свободной рукой ухватился за ягодицу и отодвинул ее, дабы вид был лучше. Мой мужчина оценил и приблизился.

Двоим в салоне было тесно, но его, похоже, это не слишком смущало. Вторую ногу я упер в сиденье водителя и приготовился к новому проникновению. К моему искреннему счастью, ожидание было недолгим. Мужчина пролез под мою задранную ногу, положил ее себе на плечо и приставил головку к дырочке. Для этого ему пришлось стоять одним коленом на сиденье и пригнуть голову – слишком он был высок для салона. Он чуть надавил и легко вошел в меня. Видя и чувствуя это, ощутив, как в очередной раз раскрывается моя дырочка, я выдохнул сладостный стон и отпустил булку. Выждав какое-то время, мой мужчина продолжил двигаться во мне. Мне же было крайне приятно чувствовать, как его мошонка прижимается к нижней моей ягодице, а кольцо входа растягивается по размеру основания члена. Он великолепен…

Я ничего не видел, лежа на задних сиденьях. Я был полностью поглощен чувствами ходящего в моей попке члена и продолжал ласкать его внутри, как мог. Периодически он выходил из меня полностью, спустя малую паузу головка прислонялась обратно ко входу и пролезала внутрь, утягивая за собой ствол. Бывало, что во мне двигалась только головка, что добавляло некоей нежности нашим движениям. Мой партнер так же стал активнее менять углы, ерзать именно внутри попки, периодически выдавливая из меня стоны удовольствия. А еще он не стеснялся играть с моими шариками. Он откуда-то был уверен, что я не разряжусь, а ведь я был близок! Интересно, а даже если бы это случилось – возбуждение бы спало? Но проверять я не буду. Тут водитель снял с плеча мою ногу, шире раздвинув мне бедра – так он смог наклониться для вопроса. При этом он продолжал неспешно двигаться во мне своим великолепным членом.

– Какое будет продолжение?

– Еще… – только и выдохнул я.

– Ух, мальчик мой… а ты выносливей, чем я ожидал! Давай так: я еще разок спущу, мы отдохнем, а потом ты опять заставишь мой член встать, дабы я снова поимел тебя. Ну как?

Я словно очнулся от транса. Продолжить это блаженство, пусть и после перерыва? ДА! Я поднял голову, посмотрел партнеру прямо в глаза и сказал нисколько не приказным, а умоляющим тоном:

– Сядь и раздвинь ноги.

Он вышел и сел на дальнее сиденье. Я, освободив середину, жестом попросил его пересесть, и, устроившись как можно удобнее задом к передней части салона, надел свой ротик на его член. Сосал я самозабвенно, хоть и недолго – мужчина с громким стоном-выдохом излился мне в нёбо спустя тройку минут, или даже меньше. Я послушно проглотил все, что вылилось из этого великолепия. На этот раз без какого-либо пренебрежения. Сравнив ощущения от члена во рту и в попке, я пришел к выводу, что мне однозначно больше понравилось принимать его в задней дырочке. В другой раз он наполнит меня там!

Пока он отдыхал и набирался сил, я вылез из салона на травку. Мой член опять успел опасть после напряжения, но он так и не разрядился за сегодня. Мне стало весело от этой мысли. А работы ему все еще не светило. Ну да он не в обиде. Я потянулся и размялся, несколько раз вдохнул полной грудью. Этот день – лучший за все лето. Именно благодаря случайному сексу с мужчиной, где я в пассивной роли. И этот день еще не закончился. Я оглянулся на машину. Водитель был заслонен дверцей, но по торчащей ноге можно было понять, что он полусидел на кресле, телом наружу. Я лишь представил, каково сейчас его достоинство на вид, и мой ствол дернулся кверху. Но времени прошло мало, мой партнер еще не успел восстановиться. А я же получал удовольствие от самого процесса. Надеюсь, он тоже.

Мой партнер встал и потянулся, повел мужественными плечами, разминая их. Я же похотливо его разглядывал и размышлял, какие позы еще можно добыть. Может, подставить ему попу на коленях, грудью в землю? Или буквой Z на сиденье? А может на капоте, ножками кверху или врозь? Обалдеть, о чем я думаю?! Еще утром я был обычным парнем, который помогал родным с делами на даче, провожал взглядом красивых девушек с округлыми попками, а сейчас не могу решить, в какой позе я хочу, чтоб меня отымели. И после этого все еще смею называть округлые попки девушек возбуждающими и привлекательными для себя! Не моя вина, что моя собственная задняя дырка так возбудила другого мужчину, что тот подобрал на дороге незнакомого человека, и едва ли не в лоб предложил секс с полной уверенностью, что ему не откажут. А что я не жалею об этом – это однозначно. А если мне хорошо – зачем думать об этом?

Пока я предавался своим мыслям, мужчина захлопнул дверцу и опять откинулся на каркас, скрестив руки. Видимо, он уже отдохнул. Я понял по его взгляду. Он смотрел на меня с вожделением. Значит, готов, автолюбитель. Я приближался к нему не торопясь, сложив замок кистями на копчике. Я не вилял тазом, не стоил глазки (действительно, что за чушь!), но всем видом показывал, что я хочу сейчас сделать. Мой мужчина смотрел, как я приближаюсь, делая свое дыхание глубже с каждым моим шагом. Когда я уже был на расстоянии вытянутой руки, он оторвался от дверцы машины, освободил грудь и грузно положил ладони на мои плечи. Он чуть надавил, и я, повинуясь его жесту, опустился на колени, но я не сводил глаз с его лица. Его рука легла на мою голову и аккуратно погладила ее.

– Я готов, – начал он, – а ты знаешь, что нужно делать.

Он надавил мне на макушку, призывая опустить взгляд. Я оглядел его расслабленный член. Наверно, моему партнеру стоило больших усилий не приподнять его раньше времени. Я приблизил к нему свое лицо, и аккуратненько лизнул. Свои руки я по-прежнему держал сцепленными в замок. Я хотел поднять этот восхитительный член, работая только ротиком. Да, мне меньше нравилось принимать его там, но это не повод не уделять внимание этому великолепию язычком.

Я лизнул еще разок, и член чуть дернулся. Я надел свой рот на него, в порыве губами отдалить кожицу и обнажить головку, но у меня не вышло. Он стал напрягаться, несмотря на этот мелкий провал. Тогда я взял его полностью, поцеловав губами основание, и стал мять его язычком, совершая волнообразные и круговые движения, то прижимая к нёбу, то вылизывая и высасывая.

– Не усердствуй сильно, – раздалось сверху, – а то я меньше пробуду в твоей задней дырке.

Нет, этого я допустить не мог. Чуть ослабив ласки, я довел его член до полной готовности. Когда я отдалился полюбоваться, передо мной был каменный ствол. Не удержавшись, я стал целовать его: сначала головку, потом яички по отдельности, потом опять головку. Я хочу его в себе… Но я так и не выбрал, как его хочу! Я уже хотел было на это отвлечься, как вдруг владелец этого великолепия куда-то пошел, не сказав мне ни слова. Я не сразу понял, почему желанное уплывает от меня, но это вывело меня из нерешительного транса.

Мужчина подошел к капоту машины и указал на него рукой. Он за меня сделал выбор, и я только за! Подплыв к партнеру, я хотел было уточнить: мне лечь, облокотиться, и если первое, то на спину или на грудь, но не дожидаясь вопросов он, повернув меня спиной к машине, слегка толкнул рукой, повалив на блестящую серебристую поверхность. Поскольку мы были скрыты в тени сосен, ожогов я не получил, но место придется нагреть. Да, еще надо кисти, наконец-то освободить от этого замка и сложить за затылком.

Мужчина тем временем подхватил мои ноги под колени и развел их в разные стороны. Так получилось, что сразу после этого его головка оказалась в точности в ложбинке между ягодицами и тюкнулась в дырочку. Я чувствовал, как она ходит между булочками, пока не проникая в меня. Мой член начал крепнуть. Я стал аккуратно вилять тазом в попытках вставить головку себе в дырочку.

– Какой нетерпеливый мальчуган, – добродушно отозвался мой партнер, покрепче ухватив мои ноги и уже решительней приставив свой конец к моему входу.

Он двинул тазом, и мое колечко раскрылось, беспрепятственно, но тесно пропуская эту великолепную, уже сочащуюся головку, а за ней и ствол. Я уже было собирался охнуть на прикосновение яичек к моим ягодицам, но тут член пошел обратно, не дойдя до конца. Неожиданно, но мне же лучше. На второе движение я уже охнул – мой мужчина вошел в меня полностью, прижав пах к моей попе. Дырочка приняла его член просто, легко и радостно. Как я и думал, для нее он стал всегда желанным гостем, который сможет найти внутри тепло и уют. В этот раз мне не нужно было времени на привыкания. Мужчина это понял, и потому начал бодро, но нежно двигаться во мне. Свободно и естественно. Мой член пребывал в каменной твердости.

В ответ на движения этого великолепия мне оставалось только обволакивать его стенками попки, мять ими и постанывать в такт толчкам. Мои ножки взлетели мужчине на плечи, отчего интима, как мне показалось, между нами прибавилось. Он усилил напор, пока удерживал мои бедра у груди, а я продолжал работать попкой. Каждое полное проникновение пускало под кожей приятные волны. Шлепки же паха об округлости я нашел очень возбуждающими. У меня получилось расслабиться, чем я лишь усилил приток удовольствия. Про собственный стержень я вовсе забыл.

В какой-то момент партнер перевернул меня на бок, просто опустив икры к капоту. Он это сделал, не выходя из меня, и продолжил сразу, как я закрепился. Теперь его мошонка шлепала меня по нижней ягодице. Это даже воспринималось мной, как нежные поцелуи его яичек моей попки. Со временем там стало влажно от смазки, что он обильно изливал в меня. Она стекала по ягодице прямо к месту ее соприкосновения с мошонкой, отчего шлепки приобрели характерный отзвук. В дополнение, мой мужчина еще начал менять углы входа, чем мог порой задевать простату. Я возбужденно вздыхал всякий раз, как ему удавалось провести по ней головкой.

Тут я подумал, что он уже какое-то время ходит во мне, самостоятельно не меняя позы – он стоял и двигал тазом. Когда я осознал это, я решил все исправить. Если прикинуть – он весь день уже трудится надо мной. Пора и честь знать.

Я остановил его, вывернулся и поднялся с капота. После, повел его к задним сиденьям машины. В этот раз указал ему залезть первым и сесть прямо, объяснив, что хочу покататься. Войдя вслед за ним, пробрался по салону и перекинул одну ногу через его тело, сев на него лицом к лицу. Пусть его член оказался зажат между моей мошонкой и его животом, но это я быстро поправил. Колени упирались в сиденья, так что поднимать и опускать попу для меня проблем не предвещало.

Просунув руку к его члену, я приподнялся и направил его точно в дырочку. Мой мужчина ничего не говорил, просто с довольным лицом положил руки на мои ягодицы, чуть смяв их до приятной истомы и легко потянул вниз. Я почувствовал, как головка проникла в все еще влажную дырочку, и сладостно выдохнул. Разумеется, партнеру этого было мало, и он насадил меня на весь свой великолепный член. От наслаждения я закрыл глаза. Так и продолжил аккуратно двигаться на нем.

Чувства наполнения снизу-верх опьяняли. Настолько интимной позы мы еще не делали. Я чувствовал своего мужчину полностью: внутри себя, вокруг себя, в себе, возле себя, рядом с собой! Моя мошонка терлась о его живот при каждом движении. Я не только поднимал и опускал таз, я еще следовал за его руками. Он вращал мою попку, как ему заблагорассудится, очерчивая разные фигуры. Особо мне понравилось ерзать на его члене вперед-назад с большей скоростью – так естество весьма чувствительно давило и натягивало стенки, добавляя приятной истомы в теле. А потом…

Я растворился в этих движениях… Я лишь смутно помнил, как он еще ходил во мне. Я помнил, что стоял на коленях, пока его мошонка выбивала шлепки о мою попку, а смазка стекала из дырки на яички и ниже. Помню, как я раздвинул ножки, и он проник в меня снизу, и после я еще прыгал на его члене, садясь полностью. Я сосал, или даже еще раз поднимал член партнера… Еще помню, что сидел на багажнике, разведя бедра, и пускал его в себя, обвив руками шею мужчины, а он двигался внутри, нежно и мягко, стучась о мою попку.

Вроде, меня еще успели потрахать, пока я лежал на капоте животом вниз выгнув спину, выставив дырочку навстречу моему партнеру. Помню, что к пику мы подошли, когда я полусидел на заднем сиденье посередине, высоко подняв и разведя колени, а мой мужчина трахал меня с разными углами и темпом. После меня положил на спину, и партнер взял меня в миссионерской позе с идеальным сочетанием нежности, глубины и скорости. Здесь мы уже не выдержали. Когда он вонзился в меня до упора, я почувствовал, как его мошонка прижалась к моей попе; почувствовал, как его семя заполняет меня изнутри, а его член пульсирует у меня в проходе; почувствовал, как мой собственный стержень извергается мне на живот и грудь единой струей – я вырубился. Возможно, под финал я закричал. Я не помню. В этот момент я уже отключился, переполненный удовольствием.

Я очнулся не так и скоро. Мой мужчина тактично ждал, пока я приду в себя. Он сказал, что лучше попутчика у него не было, а я просто великолепен. И если мне будут нужны компания и хороший, страстный секс – я всегда могу к нему обратиться. Он оставил мне номер, наконец-то назвал имя, и подвез меня до дома. Когда мы остановились у нужного подъезда, я было хотел выйти, но тут замер, подумал пару секунд, повернулся к нему и спросил:

– Зайдешь?

(Всего 253 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

8 комментария к “Расчет”

    1. Старые-то имеются, только их выкладывать мне уже просто перед собой стыдно. С моей тягой к идеалу, я их буду буквально переписывать. Лучше писать новое, а это оставить для себя как напоминание, мол “да, ты таким действительно был”.
      Спасибо за комментарий. Они очень мне, оказывается, нужны.

      0
  1. – Чего прешься на своих двоих к городу, когда автобусы ходят, да жара на улице?

    – Это хорошо, многих бы перспектива шкандыбать без ветерка только в уныние бы вогнала.

    Над прямой речью неплохо бы поработать. Не верю. Не говорят так живые люди.

    0
    1. Пожалуй, вы правы.
      С другой стороны… А нет здесь другой стороны, так действительно не говорят. 🙂 Скорее, на месте этих фраз следовало поставить так:
      – В город направляетесь? Если да, то почему не на автобусе?
      И:
      – Шутить изволите? – улыбнулся он. – Это хорошо, обычно людям не до смеха, когда приходится переться часа три под солнцепеком.

      Вроде, так лучше.

      0
      1. Я бы так написал, в первом приближении:
        – В город? А чего на своих двоих? Жара ж адская. Дождался бы автобуса.
        и
        – Шутить изволишь? – улыбнулся он. – Это хорошо. Но три часа по солнцепёку… не запел бы потом по-другому.

        0
          1. Это и не эталон, а так, примерное направление. Я к тому, что длинных сложноподчинённых предложений в устной речи персонажей лучше избегать. Диалог должен быть упругим.

            0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг