Skip to main content

Резонатор. Часть 1

После того, как водитель привез меня из школы, заняться было решительно нечем. Родители улетели в Эмираты и вернутся лишь к выходным, да и то не факт, экономка Вероника Васильевна сегодня приболела и пришлет вместо себя дочку ближе к вечеру. Я была совершенно одна в огромном особняке. Кого-то другого, возможно, такая перспектива и обрадовала бы, но только не меня — очень скучно жить, когда у тебя есть буквально все.

Я решила поплавать в бассейне, а потом подумать над предстоящей вечеринкой к моему девятнадцатому дню рождения, которую я вроде как вызвалась устроить и пригласить на нее весь класс. Ну, для начала нужно понять, кого я не собираюсь приглашать ни при каких обстоятельствах…

Выбрав купальник, я переоделась и зашла в воду. Бассейн приятно холодил тело, я легла на спину и закрыла глаза. Почему-то вместо того, чтобы обдумывать план вечеринки, я начала витать в облаках — думать о своей жизни, друзьях, подругах, папе… А потом в голову полезли совсем уж странные мысли. Мой парень, Максим, был влюблен в меня без памяти, а мне было плевать на это — и вот сейчас, лежа в бассейне, я думала — а способна ли особа вроде меня вообще на какие-то чувства, привязанность, преданность? Такие глупости мне обычно приходили в мозг погостить только по очень тяжелой пьянке, я пыталась отогнать этот бред, но он упорно пробивал себе дорогу в башке.

Макс был капитаном футбольной команды. Разумеется, с кем еще должна встречаться самая популярная девушка в школе? Ответ очевиден. Я с удовольствием ловила его счастливый взгляд, когда мы шли за ручку в парке, появлялись вместе на вечеринках, занимались сексом… При чем я поставила жесткое условие — секс только вагинальный, никаких минетов, аналов и прочих излишеств. Хотя Максим все то время, что мы встречались, постоянно упрашивал меня сделать ему приятное ротиком, да и сам был не прочь попробовать куннилингус. Но я была непреклонна, максимум пару раз дрочила ему ладошкой и все. Мотивировала это тем, что как можно, это же рот, им едят, а это же член, им… Ну, короче, совсем не едят.

И Макс старательно долбил меня в миссионерской позе, с улыбкой влюбленного идиота. А я стонала и кричала, делая вид, что мне чертовски нравится, хотя на деле классика меня почти не возбуждала — я была из тех немногих девушек, кому именно минет был в кайф, а не традиционный секс. И не просто в кайф — у меня буквально мурашки по коже бежали, когда я брала член парня в свой маленький ротик, а уж если он проталкивал его глубже, до самого горлышка, то я и вовсе улетала от наслаждения. Если бы Макс знал, какого удовольствия я лишаю его да и себя, он бы, наверное, прибил меня на месте.

Мой водитель, дядя Саша, давал мне в рот регулярно, так что каждая поездка в школу и из школы превращалась в сеанс глубокого горлового. Разумеется, я изо всех сил пыталась показать водителю, что делаю это лишь за пакетики с травкой, которыми дядя Саша исправно мне «платил», но он наверняка начал о чем-то догадываться, когда пару недель назад его поставщик куда-то пропал, а минеты я делать не прекратила, сказав, что долг он может отдать и потом.

Впрочем для дяди Саши у меня были свои табу — первое время он просил меня показать ему грудь, дать потрогать попу, или вообще лез целоваться. Но я тут же отстранялась и даже требовала высадить меня на полдороги. Более того, я запрещала ему класть мне ладони на затылок во время минета и кончать в ротик. Дядя Саша был вынужден кончать в салфетки или в носовой платок. У него всегда был такой вид, как у выжатого лимона, когда он спускал в платочек. Я просто ухахатывалась, глядя на его ухищрения — ведь очень важно было ничего не забрызгать в салоне, папа регулярно проверял чистоту.

Но дядя Саша знал четко — если он попробует кончить мне в ротик, то проблем не оберешься. В тот единственный раз, когда он попытался, моя месть была страшной — я сказала отцу, что нашла на заднем сиденьи машины трусики чужой девушки, выставив все так, словно наш водитель использует автомобиль для своих личных нужд. Разумеется, папа решил тут же уволить «мерзавца», но я упросила его этого не делать, а просто лишить дядю Сашу зарплаты на пару месяцев. Надо было видеть лицо водителя, когда я на следующий день, как ни в чем ни бывало, принялась расстегивать его ремень на форменных брюках…

Почему же для меня было так важно, чтобы мужчины постоянно чувствовали, что я не даю им всего, чего они хотят? Во мне словно включался какой-то психологический предохранитель — если я кому-то нравилась, то мне обязательно нужно было привязать его к себе, но так, чтобы он постоянно чувствовал недоудовлетворенность.

Вот к примеру — мне доставляло дикое наслаждение видеть, как Макс смотрит в порно сцены минета и украдкой поглядывает на меня, делая умоляющий взгляд. А я только поджимаю губки и хлопаю его по плечу… Или как дядя Саша перед минетом тянет руки к моей высокой груди, обтянутой школьной блузкой, а я бью его по ладони, грожу пальчиком и нанизываюсь ротиком на его пульсирующий пенис… А потом, хихикая, смотрю, как он вырывает пучок салфеток, кончает в них и обтирает член. И чувствовать его вожделеющий взгляд на моей попе, когда я выхожу из автомобиля и машу ему ручкой на прощание — что может быть прекраснее…

Но моей любимой забавой был Паша — ботан с первой парты, который иногда приходил делать за меня домашнее задание. Он был фантастически предан мне, его щенячий взгляд и чуть ли не рабская покорность буквально вынуждали меня держать его в такой прочной френдзоне, что даже мысли о хотя бы поцелуе или прикосновении Паши ко мне заставляли истерически хохотать. Да он же, наверное, кончит в свои нелепые шорты, если я хотя бы за руку дам себя подержать!

Вот такие дурацкие мысли владели мной, пока я качалась на спине, попивая коктейль. Разумеется, безалкогольный. Родители были весьма строги с этим — хоть мне уже давно исполнилось восемнадцать, они поставили четкое условие — пока я живу в их доме и пользуюсь их деньгами, никаких сигарет, алкоголя и наркотиков. У меня была безлимитная карта, я могла заказывать себе все, что душе угодно — хоть стриптизеров, хоть цирк с конями, хоть вертолет на школьную спортплощадку, но только не эти три запретные вещи, папа и мама проверяли все расходы. Собственно поэтому я и добывала травку через дядю Сашу.

Из раздумий меня вывел сигнал домофона. Я подскочила как ужаленная — Пашка! Он же собирался сегодня прийти помочь мне с квадратными уравнениями! Ну как помочь — решить их за меня. А я в одном купальнике — да если Пашка увидит такое, у него носом кровь пойдет, как в японских мультиках.

Заботясь о здоровье своего одноклассника я обмоталась полотенцем и открыла калитку. На экране камеры наружного наблюдения мелькнул щуплый очкарик, который со счастливой улыбкой помахал в камеру, когда щелкнул замок. Павел, хоть и бывал у меня раньше, тем не менее воспринимал каждый раз, когда калитка особняка открывалась, как диво дивное. Он ценил каждую секунду проведенную со мной выше всего на свете. Мне в голову пришла чудная мысль — а что, если немного его подразнить. Я спустила полотенце на бедра, а потом и вовсе отбросила его в сторону и прямо так вышла встречать гостя. Мокрые чашечки купальника нахально обтягивали грудь, Паша должен был просто выпасть в осадок.

Как вдруг я услышала лай собак. Совсем забыла — у нас же с прошлой недели три здоровенных злых бультерьера охраняют территорию! Сейчас они разорвут Пашку! Я со всех ног бросилась к пульту управления, нажала зеленую кнопку и цепи, которые держали собак, начали потихоньку сматываться. Я с удивлением поняла, что бежала действительно быстро. Это что же получается — мне не плевать на Пашку?

Отмахнувшись от этой дикой идеи, я отперла входную дверь. Пашу всего буквально трясло. С перекошенным лицом он промямлил:

— Т-ты… Ты не говорила, что у вас теперь собаки…

— А, ну да… Ничего страшного, просто забыла включить зеленый режим… — я улыбнулась ему своей самой прелестной улыбкой, почти такой, какой я улыбаюсь дяде Саше перед минетом.

Паша, разумеется, тут же растаял и забыл, что минуту назад мог погибнуть. Он только сейчас понял, что я в мокром купальнике — его глаза расширились от удивления и радости.

— Лиза… а ты… — его дрожащая рука указала на мои сисечки.

— О-о, прости, я купалась в бассейне, не ожидала твоего прихода.

— Лиз, ты просто отлично выглядишь! — выдохнул Павел.

— Ну спасибо! — сказала я. — Ты принес учебники?

— Да, конечно.

— Располагайся — я пригласила его сесть на диван, а сама устроилась в кресле. С удовольствием я ловила невольные взгляды Паши на мою грудь.

— Мои тетрадки на тумбочке, можешь начинать…

Павел еще и тем был хорош, что, помимо успехов в учебе, он был прекрасным художником и отлично копировал мой почерк. Он взял тетрадки и начал решать номера, заданные на завтра. Изверг-учитель задавал каждому индивидуальное задание, так что списать не вариант. Справился Павел как обычно буквально за десять минут. Я уже приготовилась начинать спектакль, который должен был привести Пашку к эрекции, а в идеале — к эякуляции прямо в шорты.

И вдруг Паша вместо того, чтобы в соответствии с моим планом падать с дивана, когда я наклонюсь за упавшей расческой, принялся втирать мне какую-то дичь.

— Лиза, а ты никогда не думала про существование параллельных миров? Которые практически как наш, но с небольшими отличиями?

— Зачем ты это говоришь? — недоуменно спросила я. План рушился буквально на глазах.

— Есть такая гипотеза, что в нашей Вселенной все элементарные частицы вибрируют с одинаковой частотой. А в других вселенных частота другая. Поэтому мы их не видим, не знаем об их существовании. А они тут — достаточно просто протянуть руку.

— Да я вроде не вибрирую, — попыталась пошутить я.

— Вибрируешь! Мы все вибрируем! Но поскольку частота у всех одинаковая, то мы этого не замечаем. Но есть способ изменить эту частоту, оказаться в другом мире! Или хотя бы заглянуть туда.

— А, это те параллельные миры, где ты свернул направо, а не налево, где Гитлер не родился и так далее?

— Да! — торжествующе закричал Паша. — Именно! И вообще любые, которые только можно придумать! И которые нельзя придумать — тоже! Если миров бесконечное количество, то там может происходить абсолютно все, что угодно!

— Абсолютно? — уточнила я.

— Ага! И я собрал один приборчик, резонатор, сейчас покажу… — Паша полез к себе в сумку и достал ничем не примечательную штуковину — железную перекладину с закрепленным кристаллом кварца, двумя волчками и проволочкой между ними.

— Смотри — это кварц, его кристаллическая решетка близка к идеальной. Еще лучше было бы использовать алмаз, но и это пойдет. Волчки вращаются, передают крутящий момент молекулам кристалла, я нажимаю кнопку и цепь замыкается. Искра вызывает смену частоты вибрации и кварц перемещается в другую Вселенную. Но благодаря своей структуре он начинает менять свойства пространства в момент перемещения и формирует нечто вроде портала, сквозь который можно увидеть параллельный мир!

— Портала?! А ты точно не взорвешь тут все?! — я с улыбкой посмотрела на Павла. Мне вдруг начало это все нравиться.

— Нет, — рассмеялся Павел. — Мощность этого прибора — одна пальчиковая батарейка. На взрыв точно не хватит. Ты, кстати, первая, кому я показываю резонатор в действии!

Неожиданно я поняла, что вся неловкость очкарика куда-то исчезла. Он был в своей стихии и я, сидящая перед ним в мокром купальнике, вдруг перестала занимать все его мысли. У меня где-то глубоко внутри что-то кольнуло, я с ужасом и отвращением заподозрила, что это была ревность.

— Ну запускай, — я изо всех сил пыталась сделать вид, что совершенно равнодушна к возможности заглянуть в другой мир.

И Паша запустил. Сначала ничего не произошло, просто волчки начали крутиться. А потом вдруг этот его резонатор тоненько запищал. С треском по проволочке пробежала искра и в комнате запахло озоном. Я с изумлением увидела, как кристалл кварца становится прозрачным, растворяясь в воздухе. А на его месте образуется нечто вроде воронки.

— Смотри, Лиза. Сейчас в центре воронки будет видно картинку из другого мира.

Я наклонилась поближе. Да, действительно, воронка начала превращаться в нечто вроде колодца, на дне которого виднелись смутные силуэты.

— Сейчас четкость появится, надо немного подождать.

С удивлением я поняла, что он шепчет совсем рядом, в сантиметрах от моего лица. Ничего не замечая, Павел всматривался в серую мглу.

— Вот! Вот оно! — Паша схватил меня за руку. Я ахнула и хотела было вырваться, но он держал крепко.

— Паша!… — жарко зашептала я. Но он ничего не слышал. На дне колодца формировалась картинка, все более четкая.

Мы увидели скамейку в парке. Яркий солнечный день, мимо скамейки прошла влюбленная парочка, держащаяся за руки.

— Ничего необычного, видимо, такой же мир, как и наш, — разочарованно сказал Павел. Парочка в кадре тем временем остановилась и принялась целоваться.

Я вдруг на миг допустила, что Паша совсем не так прост, как мне казалось — и он специально загрузил в этот свой прибор какое-то романтическое видео, чтобы настроить меня на нужный лад… Но нет, Паша не такой. Это стало совершенно очевидно, когда воронка вдруг начала расти и затягивать нас. Я успела вскрикнуть перед тем, как комната померкла, а меня словно принялись колоть сразу тысячи мелких иголочек.

В следующее мгновение у меня закружилась голова, все вокруг задрожало и я почувствовала, что теряю сознание. А потом я открыла глаза. Мы с Пашей сидели на той самой скамейке в парке. Видимо, времени прошло не так много, поскольку парочка на аллее продолжала нежно целоваться.

— Ты что натворил?! — прошептала я Паше. Тот сидел совершенно с ошалевшим видом.

— Но ведь мощность… Совсем небольшая… Как же так?

— Как нам теперь вернуться? Где этот твой… резонатор? — шипела я, борясь с желанием залепить подзатыльник непризнанному гению.

— Видимо, там остался… — Паша поник и принялся осматривать скамейку в поисках своего приборчика.

— Да что значит там? Ах ты кретин!! — я была готова разорвать Пашку. Как вдруг парочка прекратила целоваться и направилась к нам.

— Простите, вы нам не поможете?

— Да уж нам бы кто помог… — злобно выдавила я.

— Ээ, мы с моей девушкой на свидании, нам бы хотелось поласкать друг друга, но в этот момент я не хочу отвлекаться на свою эрекцию. А поскольку это только наше второе свидание, мы еще не перешли ко второй базе… Ну, если вы понимаете, о чем я… Вы бы не могли помочь нам сбросить напряжение, чтобы мы могли продолжить?

Парень и девушка вдруг густо покраснели.

— Что? — я не могла поверить своим ушам.

— Ну, я имею ввиду секс. Обычный секс, ничего такого, — парень развел руками. Я четко увидела, что у него под брюками внушительный бугор.

— Это параллельный мир, у них тут может быть другое отношение к сексу… — прошептал Паша.

— Да я уж поняла… — сказала я и уже приготовилась дать этим извращенцам от ворот поворот.

Как вдруг парень подошел ко мне и бесцеремонно ухватил за грудь. А вторая его рука легла прямо на мою коленку. Я задохнулась от возмущения и залепила маньяку звонкую пощечину, да так, что он аж пошатнулся. Его самка ахнула и отпрыгнула в сторону.

— Сумасшедшие! Маньяки! Я вызываю полицию.

— Да я бы и сама вызвала! Что вы себе позволяете?!

Девушка прямо в воздухе набрала какую-то комбинацию и появилось голографическое изображение человека в форме.

— На моего парня совершено нападение при попытке заняться сексом. Преступник — вот она, сидит, — девушка махнула на нас рукой. Я поняла, что дело пахнет керосином, но не привыкла так быстро сдаваться.

— Будем через минуту, — ответил полицейский и отключился.

Парень и девушка тем временем отошли в сторонку, она утешала его, гладя щеку, на которой красовался багровый след моей ладони. Изредка они опасливо косились в нашу сторону, но далеко не уходили.

— Ну и что теперь делать? — задала я риторический вопрос. Паша не ответил, закрыв лицо руками. Он был в шаге от того, чтобы зарыдать.

Тем временем прибыла полиция. Она буквально спустилась с неба на чем-то, одновременно напоминающем гравилеты из фильма «Пятый элемент» и обычный мотоцикл.

— Что у вас произошло?

— Вот она! Ударила моего парня, а он всего лишь положил руку на коленку и за грудь ее потрогал!

— Это правда? — полицейский подошел к нам.

— А в чем проблема? — дерзко спросила я.

— Вам предложили секс, почему вы не согласились?

— Что значит «почему»? Потому что не хочу!

— Ну, должна быть причина. Возможно, у вас травма вагины или анального отверстия?

— Да, точно! — я радостно кивнула.

— Вагины или анала?

— И то, и то!

— Разве так бывает? Вы попали в аварию?

— Абсолютно верно! Это последствия аварии.

— Ясно. Ну что ж, зато четко видно, что ваше лицо не пострадало, челюсть точно в порядке. Сейчас сделаете гражданину минет или иррумацию. А потом заплатите штраф за побои и конфликт будет исчерпан.

— Что? — взвизгнула я. — Но ведь это будет изнасилование!!

— Как вы сказали? Изна… изме… измесилование? Это какой-то молодежный слэнг?

— Я имею ввиду, что мне может не хотеться секса в данный момент! — выпалила я, все еще на что-то надеясь.

— То есть как? Может, вам еще и дышать может перехотеться? Не говорите ерунды, пожалуйста.

Я сидела вся красная, как рак. Боже, сейчас Пашка увидит, как мне нравится минет, что делать?!

Павел рядом смотрел на все происходящее ошалевшим взглядом. Он хотел было вмешаться, но коренастый полицейский многозначительно посмотрел на него, заставив снова сесть на скамейку.

— Как вас хоть зовут? — пробормотала я, расстегивая ширинку незнакомцу.

— Ва… Вадим… А зачем вам эта информация?

— Да так, просто, — я пожала плечами и лизнула головку пениса Вадика. Тот радостно вздохнул и положил обе руки мне на затылок. Я высунула язычок и впустила примерно половину пульсирующей плоти к себе в ротик. Незаметно скосив глаза, я увидела, как Павел с отвисшей челюстью смотрит, как его богиню, его Лизочку-небесного-ангела пялит в рот какой-то угрюмый тип.

Вадик тем временем убрал руки с моего затылка, предоставив мне самой право выбирать глубину проникновения и занялся моими грудями. Его твердые ладони тискали и наминали упругие формы, мокрый купальник скользил по коже, холодя соски. Я с недоумением думала, почему же он не сорвет его с меня, чтобы наслаждаться грудью без всяких препятствий, но, очевидно, полное обнажение здесь не приветствовалось.

Я решила, что пора заканчивать, как вдруг заметила, что полицейский никуда не улетел, а поставил девушку Вадима на карачки и остервенело таранит ее сзади. Трусики и юбка на щиколотках здорово мешали девочке, но, тем не менее, они оставили их, словно соблюдая какой-то странный ритуал.

Насадившись поглубже, я старательно захлюпала членом и положила ладошки на ягодицы Вадима, готовясь чуть ли не впервые в жизни попробовать сперму на вкус. Тот раз с дядей Сашей не считается — я толком ничего и не успела понять, так как заставила себя все выплюнуть прямо на сиденье машины и заорать, чтобы он остановился. А потом я тогда пошла на остановку и тряслась до коттеджного поселка в старом автобусе.

Улыбнувшись своим мыслям, я почувствовала, как Вадик начинает кончать. С непривычки я едва не подавилась, но, сделав мощное глотательное движение, проглотила почти все, лишь тонкая струйка потекла по подбородку. Я открыла ротик, демонстрируя Вадиму, что там ничего нет, но он быстро потерял ко мне интерес и уставился на свою девушку, ожидая когда полицейский закончит с ней.

Я повернулась к Пашке — и внезапно поняла, что он не следил за мной все это время. В его руках уже появилась какая-то брошюрка, но, увидев, что я закончила, он тут же поднял от нее взгляд.

— Ты как? — взволнованно спросил он.

— Ужасно! — соврала я. — Меня ведь только что изнасиловали!

— Бедняжка… Но, видимо, тебе придется терпеть это тут все время. Смотри, что я нашел, — он показал мне брошюру, которую, очевидно, кто-то выронил у скамейки.

На брошюре красовалась надпись «Правила поведения для школьниц 18+»

— Тут много всего интересного. Секс в этом мире — так же обычен, как у нас дыхание или ходьба. Но есть важные моменты — во-первых, секс в отношениях тут ни разу не обычен. Если ты хочешь встречаться с человеком, то тебе нужно сначала заключить с ним соглашение, секс сразу становится невозможным. И только потом, с каждым свиданием вы постепенно продвигаетесь к половому акту… Во-вторых, секс без отношений — сколько угодно, но есть важное ограничение — девушкам запрещено надевать излишне откровенную одежду, впрочем, и слишком закрытую тоже, а парням нельзя во время секса раздевать девушек, если они не состоят в отношениях. Сами они могут раздеться, но и тут есть куча ограничений…

Он все говорил и говорил, а аккомпанементом к его словам были мерные шлепки бедер полицейского о задницу громко стонущей девушки. Мне хотелось кричать от осознания всего ужаса ситуации, в которой я оказалась, но я пересилила себя и попыталась слушать Пашку…

(Всего 81 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Один комментарий к “Резонатор. Часть 1”

  1. -Добрый вечер, Бучерлинцы!
    -Злой полдень, планета Рысь.
    -У нас параллельный мир выстроенные автором на Табу Стори.
    -Отлично. Курить там можно?
    -Ну, как сказать… Почитайте правила поведения касательно секаса…

    Тут много всего интересного. Секс в этом мире — так же обычен, как у нас дыхание или ходьба. Но есть важные моменты — во-первых, секс в отношениях тут ни разу не обычен. Если ты хочешь встречаться с человеком, то тебе нужно сначала заключить с ним соглашение, секс сразу становится невозможным. И только потом, с каждым свиданием вы постепенно продвигаетесь к половому акту… Во-вторых, секс без отношений — сколько угодно, но есть важное ограничение — девушкам запрещено надевать излишне откровенную одежду, впрочем, и слишком закрытую тоже, а парням нельзя во время секса раздевать девушек, если они не состоят в отношениях. Сами они могут раздеться, но и тут есть куча ограничений…

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг