Skip to main content

С мамой в одной кровати (перевод)

Перевод: Bed Sharing with Mom byHeyAll

Ужас! Ужас!

Ладно, все было не так уж плохо. Но для Дженнифер это было довольно страшно сначала. Как известный антрополог, она возглавляла небольшую экспедицию в холодную горную местность, чтобы изучить местное племя. Ее сын, Шон, тоже был “ассистентом”, поскольку учился в колледже и специализировался в той же области.

Все шло хорошо, пока Шона случайно не ткнуло ранило растение. Редкий случай, но с прохладной реакцией.

Конечно, как мать, Дженнифер слишком остро отреагировала и была раздосадована до глубины души. Но, как оказалось, все было не так уж плохо. Шон быстро пришел в себя и выглядел нормально. Настоящей светлой стороной этого (по крайней мере, для Дженнифер), было то, что она воочию увидела медицинские способности маленького племени. Целительница была рада поработать над Шоном, а Дженнифер с удовольствием наблюдала за ними.

Когда они собрались в маленькой хижине с местным переводчиком, Дженнифер удивилась, когда этот пожилая целительница смешала смесь экзотических листьев и трав, растирая их в маленькой каменной миске, пока это не стало пастой.

Переводчик расшифровал слова целительницы:

– Она говорит, что это поможет восстановить его жизненные силы.

Дженнифер улыбнулась:
– Что это?

Переводчик перевела слова пожилой целительницы еще раз, объяснив, что это местные травы и цветы, собранные перед зимним сезоном.

Дженнифер внимательно слушала, и ее антропологическая чуйка была начеку. Для нее это было чистое золото, это и было целью всего путешествия.

– Интересно, не правда ли? – спросила Дженнифер у сына.

– Конечно, – ответил он.

Целительница продолжала говорить, и переводчик объяснил:

– Она говорит, что это восстановит здоровье вашего сына.

Глаза Шона расширились при виде смеси в окончательной форме. Действительно, кто мог винить его? Смесь выглядела как зеленая паста, и у нее был сильный острый запах, который наполнил комнату своим мощным ароматом.

Целительница снова стала говорить через переводчика:

– Она говорит, что это должны быть приниматься два раза в день. Не только от ядовитого растения, но и для общего здоровья. В принципе, она думает, что ваш сын – крепкий молодой человек, и она хочет дать ему подарок, который может предложить природа.

Глаза Дженнифер загорелись.

– Попробуй, Шон. Мне любопытно посмотреть, что она будет делать.

– Почему бы тебе самой не попробовать? – он слегка сопротивлялся, борясь с желанием быть грубым перед целительницей.

– Это тебе предлагают, а не мне.

Переводчик добавил, что смесь, что бы это ни было, является чисто смесью для лечения мужчин, хотя переводчик не знал почему.

– Думаю, да, – смягчился Шон.

– Не может быть, чтобы все было так плохо. Люди уже используют его на протяжении веков. Это безопасно. Это будет новый опыт.

– Если я буду чувствовать себя потрясающе, я дам тебе знать, – пошутил он.

Целительница племени и переводчик продолжили свой диалог:

– Она говорит, что тело должно быть теплым во время лечения. Вы двое должны спать вместе обогревая друг друга своими телами так, как будто надвигается холодная буря.

Дженнифер и ее сын сразу же встретились глазами, и она первая улыбнулась.

– Похоже, эта поездка стала намного интереснее, – съязвила она. – Мы будем делать это в твоей палатке или в моей?

– Наверное, в моей палатке, – покраснел Шон, – поскольку лечить надо меня и, соответственно, экспериментировать тоже на мне.

– Как пожелаешь. Все для твоего удобства.

Когда целительница заговорила снова, переводчик ответил ей, и они вступили в диалог. Переводчик словно не мог поверить своим ушам.

Наконец, переводчик передал сообщение:

– Она говорит, что Шон должен обнажить свой пенис чтобы применить лекарство.

Дженнифер снова посмотрела сыну в глаза. На этот раз они оба были шокированы тем, что им только что сказали.

– Это действительно необходимо? – спросила она.

Переводчик продолжал беседовать с целителем, и ответ был тот же.

– Но почему его пенис? – снова спросила она.

По-видимому, пенис Шона должен был быть открыт, потому что Шон был оцарапан ядовитым растением в районе его талии, прислонившись к камням. Самый простое и действенное применение лекарства будет вокруг его промежности и пениса, так что лекарство может быть поглощено самым нежным участком кожи и ему легче впитываться рядом с пострадавшим местом.

Во время объяснения подобного лечения пожилой женщиной была неловкая тишина и заметная неловкости между Дженнифер и Шоном, который оставался безмолвным и заметно шокированным.

– Шон может применить его сам, – сказала Дженнифер переводчику. – Он умный человек. Он может хорошо следовать инструкциям.

Переводчик спросил целительницу и перевел ответ:

– Она говорит, что должна это сделать. Лекарство должно применяться особым образом. Тогда она научит вас, как это делать правильно и вы сами сможете это проделывать в ближайшие несколько дней.

– Меня? – удивилась Дженнифер.

Неловкость перешла на следующий уровень, когда переводчик подтвердил, что от нее ожидается продолжение лечения сына, каким бы сложным или непонятным оно ни было.

Дженнифер повернулась к сыну и пожала плечами.

– А ты что думаешь? Звучит не плохо, нас ждет интересный опыт.

– Неужели? – ответил он, стараясь говорить вежливо. – Целительница хочет, чтобы я выставил свой пенис перед всеми.

– Не пребедняйся. Мы в хижине.

– Но все же…

– Я же твоя мать!?

Он быстро кивнул.

– Это слишком странно, – проговорил Шон.

– Ты ведешь себя так, будто я никогда раньше не видел твоего пениса и не прикасался к нему.

– Дело не в этом.

– Я видела бесчисленное количество мужских членов в моих путешествий по всему миру.

– Но ты не должна видеть мой! – возразил парень, прежде чем успокоиться, пока переводчик и целитель смотрели на них.

Дженнифер заговорила спокойнее:

– Окей. Я понимаю твое затруднительное положение. Я просто должна поблагодарить целительницу за ее время, и за то, что она потратила эти драгоценные травы, и ты сможешь выздороветь самостоятельно.

-Ты загоняешь меня в угол?

– Конечно, нет.

– А как насчет тебя? Целитель сказала, что ты должна применить ее способ лечения на мне сегодня вечером. Плюс, нам придется делить постель и все такое.

Дженнифер сверкнула взглядом и небрежно сказала:

– Ну и что? Я антрополог. Я тоже профессионал. Все это меня не беспокоит. Я серьезна. Мы оба люди с нормальными телами, подумаешь, спать в одной постели.

– Хорошо, я сделаю это, – вздохнул он.

Яркая улыбка появилась на лице Дженнифер.

– Отлично.

Она передала послание переводчику, который передал его целительнице.

Переводчик сказал:

– Она хочет начать. Пожалуйста, пусть ваш сын разоблачит себя. Целительница побреет его лобковые волосы, вымоет его пенис, затем применит фитотерапию к его области промежности, непосредственно к члену, а также к головке пениса.

– Боже, – пробормотал он тихо.

Дженнифер погладила Шона по спине, чтобы успокоить. Это был ее особый способ сказать ему, что все будет хорошо, и что он не должен смущаться.

– Я все это уже видела, – сказала она так нежно, как только могла. – Тебе нечего стыдиться. Помните, это все ради обучения. Терять нечего.

– Тебе легко говорить. Тебе не обязательно здесь раздеваться.

– Если я отвернусь, это поможет? – она предложила. – Пока это продолжается, мы с переводчиком можем смотреть в другую сторону. Обещаю, что не буду подглядывать. Ты можешь рассказать мне об этом позже. Звучит справедливо?

Шон немного расслабился.

– Тогда это вполне осуществимо. Боже, это странно.

– зато ты будешь здоров, – улыбнулась она.

Вот тогда и начался процесс. Дженнифер и переводчик отвернулись, чтобы Шон мог раздеться до пояса и лечь на ковер. Она внимательно и с любопытством слушала, как целитель брила промежность Шона, затем протирал ее водой и куском ткани.

Повернувшись лицом к стене хижины, Дженнифер услышала, как целитель наносит вещество на тело Шона. Удивительно, но от Шона не последовало ни писка, ни жалобы. Он просто признал, что целитель оказывала медицинскую помощь. В каком-то смысле она уважала то, что Шон был готов сделать что-то подобное. Тем более, что это касалось его самого личного пространства. В глубине души она была довольна собой, что вырастила такого зрелого молодого человека.

И тут она услышала влажные звуки. Это звучало, как чавканье и причмокивание, а так, как Дженнифер не была дурой, то она узнала звуки – так отсасывают член мужчине. Боже! Этого не может быть, не так ли?

Когда Шон тихо вздохнул, Дженнифер подавила сильное желание посмотреть, что происходит. Казалось, что происходит что-то нехорошее, но Дженнифер уже пообещала не смотреть.

Прошло несколько минут, снова послышалось чавканье и несколько вздохов, и Дженнифер обрадовалась, услышав, как Шон одевается. Переводчик сказал, что можно повернуться, так как процедура закончена. Дженнифер повернулась, чтобы взглянуть на своего сына, который, казалось, слегка покраснела, имея при этом глупую улыбку.

Целительница заговорила, и переводчик передал сообщение:

– Она говорит, что первая часть лечения завершена. Вы должны поддерживать высокую температуру его тела сегодня вечером для кровотока, и вы должны дать еще одно применение лекарства. Тогда Шон полностью исцелится от яда и будет лучше, чем когда-либо. Его жизненная сила будет восстановлена и значительно увеличится.

Дженнифер кивнула, все еще скептически глядя на сына.

– Хорошо, я могу это сделать. Как мне применить лекарство?

Пока целитель объяснял, лицо переводчика оставалось невозмутимым, а затем последовал ответ:

– Вы должны растереть смесь вокруг его промежности. Затем вы должны нанести смесь на его пенис, используя рот.

У нее отвисла челюсть.

– Что?! Ты уверен, что она так сказала?

Тот факт, что на лице Шона был маленький лучик довольной улыбки, только подтвердило ее подозрение, что целительница все же и в правду сосал его член, чтобы применить лекарство. Другими словами, целительница дала ему оральный секс.

Ей было трудно переварить это, и у нее перехватило дыхание. Ее голова кружилась. Конечно, она поняла, что не может этого сделать. Ни за что!

Может быть, она просто позволит Шону сделать это самому, с его собственной слюной, и прижмется к нему в постели, чтобы согреть его тело. Конечно, она нарушила собственное правило, но это было слишком неправдоподобно.

– Я сделаю все, что смогу, – сказала она переводчику. – Пожалуйста, поблагодарите за меня целителя. Это была прекрасная возможность обучения.

Целительница благодарно улыбнулась, и, что еще более поразительно, Шон изо всех сил старался подавить улыбку, полностью ожидая, что снова получит оральное лечение. Словно не сомневаясь, что его собственная мать действительно сделает это для него.

Спать было рано из-за холодной погоды, которая наступила всего несколько часов спустя.

Дженнифер делила маленькую палатку с сыном. Была маленькая лампа, которая давала им много света. И на полу была только одна маленькая кровать, которую они делили.

– Ты действительно собираешься это сделать? – Спросил Шон. – Я имею в виду, что ты не обязана. Я и не жду этого, хотя это была твоя идея.

– Теперь ты загоняешь меня в тупик?

– Нет, я просто говорю.

– Можно тебя кое о чем спросить?

Он кивнул.

– Конечно, спрашивай.

– Я не хотела спрашивать, но… Целительница дала тебе оральный секс?

Шон густо покраснел.

– Она применила травы так, как, по-видимому, должно быть применено.

– Включая использование ее рта?

Он неохотно кивнул.

– Да.

– Твой член возбудился?

Утвердительный ответ.

– Она пользовалась языком и губами?

Он снова кивнул.

– Да.

– Она его сосала?

Он пожал плечами.

– Вроде того, да.

– И ты кончил ей в рот? Я не видела никаких следов спермы.

– Она проглотила ее, – признался он.

Дженнифер недоверчиво посмотрела на сына.

– Знаешь, в Америке есть термин для описания данного действия.

– Ну, здесь это часть процесса исцеления.

– Да, но в Америке это называется… Неважно…

– Эй, не сердись на меня, – возразил он. – Это ты подтолкнула меня к этому.

– Ты прав, но…

– И ты всегда говоришь о том, что ты настоящий профессионал и что для тебя нет ничего невозможного.

Ее сын был прав. С этим она не могла спорить, так как всегда гордилась своей трудовой этикой. Тем более, что женщина делает работу, которая помогает изучать человечество.

– Ты прав, – призналась она. – Я помогу тебе в этом лечении. Но только рукой и, может быть, немного слюной.

Его глаза расширились.

– Неужели? Ты не должна этого делать, мама. Я просто пошутил насчет этой профессиональной ерунды.

– Я не шучу, когда делаю свою работу как следует. Мы пришли сюда, чтобы описать эту культуру, и именно это мы и сделаем. Кроме того, мы должны убедиться, что ты полностью исцелилась от ядовитого укуса растения.

– Хорошая точка зрения. Итак, МММ…- он помолчал. – Как нам действовать дальше?

Если бы Дженнифер не знала его лучше, она могла бы поклясться, что в голосе Шона прозвучало волнение. Тонкий проблеск того, что скоро он получит еще один горячий оргазм.

Но, будучи специалистом, она отодвинула эти мысли на задний план. Были и другие важные вещи, буквально.

Она была полна решимости преодолеть неловкость и попробовать. Та часть ее естества, что была отличным антропологом, должна была получить правильный и прямой взгляд на наблюдаемую культуру. Здесь это означало полное понимание процесса культуры племени, даже если ей придется разделить близость с собственным сыном.

– Ты уверен, что тебя это устраивает? – она попросила окончательного подтверждения.

– Почему бы и нет? Я имею в виду, только если тебе не противно прикасаться ко мне.

Дженнифер снова уловила слабый намек на тайное удовольствие со стороны Шона, но отмахнулась от него. Он молод и , конечно, был взволнован до определенной степени.

– Спустите штаны, мистер, – сказала она строго и игриво. – Твой пенис никогда бы не вызвал у меня отвращения.

– Господи, мам.

– Это часть научного процесса. Но, может быть, настоящая антропологическая работа не для тебя?

– Теперь ты снова давишь на меня.

– Почему бы и нет? Мы уже зашли так далеко?

– Так что, мне просто снять штаны с трусами?

Теперь до него дошла реальность ситуации. Все свелось к этому. Шутки и игривость исчезли. Все сводилось к делу.

– Делай то же, что и раньше, – ответила она. – Лучше следовать инструкциям целительницы, поскольку она знает лучше.

– Верно.

Шон без колебаний снял нижнюю часть одежды, оставив себя голым ниже талии. Это был первый раз, когда Дженнифер увидела пенис своего сына с тех пор, как он стал взрослым, и это дало ей необычное чувство. Она не должна смотреть на это. Хуже того, она не должна была чувствовать легкий укол возбуждения между ног. Прошло много времени с тех пор, как она последний раз занималась сексом, может быть, даже слишком много, и это, конечно, ощущения были странными и неуместными.

Не менее странно выглядело и то, что и так, достаточно большой пенис сына, находящийся в спокойном состоянии, уже был на пути к полной эрекции. Эта штука росла на глазах у Дженнифер, превращаясь в нечто очень толстое и длинное. Обнаженность Шона перед матерью возбуждающе влияло на юношу, и вот уже 22 сантиметровый член мощным пушечным стволом смотрел на женщину. Не было никаких сомнений в том, что Шон жаждал, чтобы его член был освобожден его собственной матерью, и это в какой-то степени пугало Дженнифер, да – она сама была взволнована.

– Ложись на кровать, – неловко сказала она, стараясь говорить с холодной профессиональностью.

Шон подчинился и лег на кровать. Когда он лег на спину, его член был направлен вверх, покачиваясь, словно высокая пальма. Это зрелище заставило ее почувствовать себя еще более необычной. Конечно, она видела много обнаженных пенисов, посещая туземные племена по всему миру, но сейчас это был ее собственный сын, да еще в возбужденном состоянии. И нужно признать – член был великолепен. Она правильно определила длину ствола- 22 см, а также толщину – чуть меньше 5 см. Мечта женщины с большим и глубоким влагалищем… Она почувствовала, как ее уши начинают гореть.

Глубоко вздохнув для уверенности, она потянулась за травяной смесью, дотронулась до нее и потерла между пальцами. Запах все еще держался, хотя и не был таким сильным, как раньше.

– Я плюну на него, чтобы растереть, – сказала она. – Тогда я натру его на тебя, включая твой пенис.

– Но целительница объяснила, что ты не можешь трогать руками мой член.

Дженнифер скептически посмотрела на него.

– Я уверена, что для женщины пользоваться ртом, отсасывая мужской половой орган – обычное дело. Но возможно не в этом случае, как бы тебе этого не хотелось! Я не могу придумать ничего такого, что могло бы быть лучшей заменой использования руки.

– Рука может быть слишком грубой. В конце концов, эта травяная смесь довольно жесткая. Там еще остались острые края листьев.

– Значит твое настоящее желание, что бы я тебе отсосала, не так ли? – сурово спросила она.

Он быстро покачал головой.

– Что? Нет. Я просто говорю, что если ты используешь руки на моем пенисе, это может быть больно.

– А это значит, что ты предпочитаешь, что бы твой член был у меня во рту, – повторила она, пытливо смотря на сына.

– Неважно. Все, что я говорю, это то, что рука может привести к болезненным результатам.

Направив пристальный взгляд на травяную смесь, и медленно перетирая ее пальцами, она чувствовала твердые комочки, Дженнифер знала, что он был прав. Некоторые травы и растения не были так хорошо перетерты. Последнее, что ей нужно было, это порезать сына, особенно его член!

Она вздохнула:

– У тебя есть свое мнение. Думаю, ты прав.

– Что-о-о-о??

– Я воспользуюсь своим ртом, – неохотно сказала она. – Точно так же, как целительница. В конце концов, мы заинтересованы в изучении этой культуры, не так ли?

Он быстро кивнул.

– Да, это так.

– Никому ни слова об этом. Никогда. Не говори никому из команды, что я сделаю это для тебя.

– Я никому не скажу, поверь мне.

Она бросила на него еще один острый взгляд.

– Нет смысла терять время. Особенно когда надвигается буря. Нам нужно согреть тебя, как сказала целитель.

– Да, да. Ты права.

Дженнифер была слегка обижена, но в то же время слегка удивлена внезапным желанием сына заняться этим кровосмесительным исцелением. Как же! Нужна ему эта целительская терапия… Его глаза вопят – хочу, что бы мне отсосали. Вот, паршивец. Как удачно складывается для него ситуация.

Не говоря больше ни слова, Дженнифер двумя пальцами зачерпнула смесь. Затем она приложила ее к основанию толстого древка члена, смотрящего на нее обнажившимся внушительным шаром головки. Ее руки чувствовали, как ствол мужского органа дергается в процессе наложения лекарства.

– Холодно?- спросила она.

– Да, это так.

Она все равно продолжала втирать ее, не сводя глаз с его члена. Это было не тот случай, когда можно было бы просто отвернуться или закрыть глаза. Ей пришлось прикладывать жидкую кашицу к его гениталиям, и его член был прямо перед ней, дергающийся от каждого ее прикосновения.

– Хорошо себя чувствуешь? – спросила она, почти поддразнивая.

– О да … то есть я не возражаю.

Дженнифер только улыбнулась и продолжила выполнять свой материнский долг по уходу за сыном. Антропология в этот момент становилась все менее важным фактором. Ее главной обязанностью было убедиться, что ее сын исцелился от отравления растениями, и если это был способ, что бы он полностью выздоровел, то так тому и быть.

– Сейчас я нанесу его на твой пенис, то есть головку… – просто сказала она. – Я использую свой рот для этой части. Помните, это наш секрет.

– Поверь мне, это не то, что я скажу людям.

Хорошая мысль, подумала она. Еще один глубокий вдох и Дженнифер была готова сосать член сына, так сказать. По-другому не скажешь, и она это знала. Она будет заниматься с ним оральным сексом под видом лечения.

План застопорился в тот момент, когда кончик языка коснулся смеси в ее руке. Боже, эта смесь была ужасной на вкус. Хуже, чем ужасно. Это была самая горькая вещь, которую она когда-либо пробовала, и она чуть не закатила глаза от острого вкуса.

– Ого, – выдохнула она, щурясь и выплевывая его. – Думаю, меня вырвет, если я засуну это в рот. Боже мой, как целительнице удалось сделать это, не дрогнув?

– Думаю, она профессионалка.

Дженнифер использовала тряпочку, чтобы вытереть ее язык.

– Мне придется воспользоваться рукой. Я обещаю быть нежным, хорошо?

– Подожди, может быть, есть другой способ?

– Я открыта для предложений.

Он остановился на мгновение.

– Может быть, ты сможешь… ну, ты знаешь… использовать другую часть тела. Помните, целитель сказал, что важно, чтобы телесные жидкости были смешаны с травяным лечением. И было бы отвратительно, если бы ты использовал свою руку и продолжал плевать на меня.

На мгновение между ними повисла тишина, которая казалась вечностью. Дженнифер не была идиоткой. Она точно знала, на что намекает ее сын.

– Что ты предлагаешь?- спросила она, желая услышать это от Шона.

– Может быть…возможно…ты знаешь…использовать другую часть тела. То самое. Обещаю, я никому не скажу. – Шон начал повторятся и смущенно отводить взгляд.

Мать сверкнула строгим взглядом. И как-то зло посмотрела на сына.

– Другими словами, Ты хочешь заняться со мной сексом. Это правда?

– Ну, технически это не секс. Это один из способов применения медицины. Этот способ идеален и прекрасно подходит, если подумать. Влагалище – место мягкое и гладкое. В дополнении к этому есть положительный фактор: оно имеет множество естественной телесной смазки и значительно глубже рта, так что может полностью вобрать в себя пенис и лечение пройдет быстрее и эффективнее.
– Секс есть секс. И это совершенно неправильно между нами.

– Ладно, ладно, – быстро отступил он. – Возможно, эта культура не подходит для таких американцев, как мы.

– Я могу приспособиться к любой культуре, – гордо сказала она.

– О, правда? Я больше в этом не уверен.

Она бросила на него еще один острый взгляд, подавляя улыбку.

– Звучит так, будто ты пытаешься бросить мне вызов.

– Я? Никогда. Мы все знаем, что ты лучшая женщина в области антропологии. Ну кроме данного случая, конечно. Бывают ведь исключения.

– Ты неумолим.

– Надеюсь, в хорошем смысле.

Дженнифер ничего не ответила. Вместо этого она встала и расстегнула брюки, глядя Шону прямо в глаза. Ни один из них не произнес ни слова, когда брюки спустились на пол. Свет лампы освещал ноги Дженнифер. Вздох сорвался с губ Шона, когда Дженнифер так же стянула трусики. Затем она сняла носки и стала босиком.

И вот оно. Дженнифер стояла обнаженная по пояс, как и ее сын. У нее был участок черных лобковых волос между ног, который покрывал ее половые губы. При этом он был аккуратно обстрижен в зоне бикини, так что все выглядело очень красиво и маняще.

– Увидел что-нибудь интересное? – спросила она, заметив пристальный взгляд сына.

– Красивые, спортивные, длинные ноги. Мускулистые бедра без грамма целлюлита. А о главном даже не хочу отвечать.

– Почему?

– Поверь мне, Ты не захочешь знать, о чем я думаю.

– Это почему же! Мы дошли до сверх профессиональных отношений, что уже ничто не сможет меня поколебать. А твои недомолвки, только увеличивают негатив данной ситуации… Итак, Шон…?

Сын слегка отвернул голову, чтобы не встречаться с глазами матери и спросил:

– Почему ты не бреешься в промежности? Выглядит ухоженно и аккуратно, но все же?

– Ответ прост. Так легче соблюдать гигиену. В походе прикрытая вагина менее подвержена всяким ранам и заболеванием. Мы ведь не в городе и не в центре цивилизации. Есть еще вопросы? – Дженнифер легко ответила сыну, ожидая более каверзного вопроса.

– Сможешь ли ты справиться с таким диаметром и длинной? Он довольно велик…

– Проверим практикой. Но поверь – рожавшая женщина справиться с любым мужским членом. И не рожавшая тоже… Но в меньшей степени… – И снова мать была спокойна и откровенна.

– Тогда я спокоен. У женщины Дженнифер глубокая и вместительная вагина. Нет причин сомневаться…

Дженнифер улыбнулась, приняв эти слова за комплимент. Она опустилась на колени, раздвинув их для удобства далеко в стороны. Затем левой рукой привычно, как-то буднично разгладила жесткие колечки волос, оголяя темно бордовую щель вагины и тут же ее широко раздвинула пальцами. Обнажилась мясистая, нежная плоть входа во влагалище, которое влажно заиграло бликами в скудном свете помещения. Правой рукой , на кончики пальцев подхватила густую травяную смесь и нанесла внутрь открывшегося женского туннеля, глубоко засовывая в него пальцы. Было неудобно и пришлось шире развести коленки. Стало легче погружать пальцы внутрь вагины, чтобы просунуть лекарство, как можно глубже.

Во время этого движения она поняла, что ее ноги были широко раздвинуты и, что свет лампы освещал ее пизду, давая Шону четкое представление о ее самой интимной сексуальной области. Женщина, проверяя свою догадку, посмотрела на сына и проследила за его заинтересованным взглядом, направленный в одно определенное женское место. Склонив свою голову вниз, Дженнифер увидела очень широко расколотую половую щель: алую, длинную и совершенно не скрытую колечками жестких волос, так как она сама их только что старательно разгладила в стороны!

Она посмотрела на сына и заметила, что он чуть не пускает слюни.

– Какое милое выражение лица, Шон. И куда это ты так пристально смотришь! – выдохнула она, и тут же подумала, что стоит сомкнуть ноги. Зрелище было не для него. И не должно быть! Речь шла о медицинских нуждах и антропологии. Не следует показывать Шону стриптиз ее промежности.

– Познаю мир… – ответ был остроумен и нагл.

– У меня промеж ног? – немного разозлившись, выдала Дженнифер. – И прекрати пялиться…

– Стараюсь, мам. Но я парень! А для парня нет ничего красивее в женщине, чем ее промежность. У тебя она красивая…

– Я предполагаю, что у тебя был секс раньше, – сказала она, быстро остывая. То что предстоит им сделать, делает их спор просто детской перебранкой. Мать расположилась над телом Шона, так что бы ее пизда была выше его эрекции.

– Несколько девушек.

Дженнифер быстро вспомнила всех бывших студенческих подружек Шона, и как им повезло, что у них был такой член.

– Ты когда-нибудь был с женщиной постарше? – спросила она, взяв тремя пальцами его орган и направляя головку члена к своей влажной дырочке. Плоть Шона действительно оказалась очень массивной и невероятно крупной. Видеть и трогать – это большая разница.

– Нет, никогда.

Она слегка наклонилась.

– Ты когда-нибудь фантазировал о женщинах моего возраста?

Именно тогда Дженнифер немного опустилась, позволяя своему покрытому травами влагалищу мягко уткнуться в большую головку пениса. Ее бедра продолжали двигаться вниз, позволяя ее вагине поглощать член сына, и ощущать, как его толстый набалдашник, навершие длинного ствола легко растягивает, раздвигает стенки женского туннеля. Вместительное влагалище играючись поглотило крупную головку пениса и четверть длины члена Шона, заставляя его извиваться от удовольствия и напряжения.

– Да, – выдохнул он. – Это фантазия большинства парней.

Она опустилась еще ниже.

– Это понятно. Я заметила, как ты смотрела на мою вагину несколько секунд назад.

Дженнифер направила свою пизду ниже, позволяя его члену полностью войти в ее влагалище, покрывая его густой смесью. Из-за травяной мази в ее киске, его член легко заскользил внутри нее, сделав ощущения более интенсивным. Эта трава заставляла чувствовать себя более мокрой и скользкой внутри. Трава действовала, как какой-то стимулятор. Это побуждало ее влагалище сжиматься и сокращаться в конечном результате, давая Шону дополнительный невероятные ощущения.

– Боже… – он застонал, как будто никогда раньше не испытывал ничего подобного.

– Не смущайся своей реакцией, – объяснила она. – Пизда зрелой женщины отличается от пизды молоденькой студентки. Это совершенно другое чувство и опыт. Так что, конечно, у тебя будет сильная реакция.

Она сделала толчок вниз, и глаза Шона чуть не закатились. Его тело напряглось, и он тяжело вздохнул. Честно говоря, для Дженнифер это было не менее приятно. Ей нравилось чувствовать этот твердый член внутри себя. Это удовлетворило желание, которое она испытывала к сексу в течение последних нескольких одиноких месяцев. И, честно говоря, делать это с собственным сыном оказалось табу, которым она никак не ожидала (никогда, никогда), наслаждаться, не говоря уже о том, чтобы сделать ее невероятно влажной.

– Боже, ты права, – простонал он. – Я чувствую разницу.

Она сделала еще несколько толчков.

– К тому же у меня больше опыта. Я узнал много трюков во время моих путешествий по всему миру. Часть того, чтобы быть хорошим антропологом, изучает каждый аспект различных культур. Включая их сексуальные методы.

Это была чистая правда. Дженнифер приобрела массу трюков со всего мира, и что-то заставило ее сейчас попробовать их на своем сыне. Она крепко сжала свое влагалище, затем отпустила его, потом сделала еще толчок. Ее руки гладили его тело. Она посмотрела ему прямо в глаза. И ее вагина! Боже, ее пизда… У нее была не только особая техника сжимания, но и множество других маленьких трюков.

Она двигалась в правильном направлении, с правильным темпом. Под прямым углом. Даже вращаясь в круговых движениях, а затем в противоположном направлении. Это было так приятно для Шона, что он едва мог сдержать себя. Дженнифер также испытывала ошеломляющее ощущение внутри нее, но она не хотела раскрывать это своему сыну. В конце концов, у матери должно быть некоторое чувство контроля в материнских отношениях с ее сыном.

– О черт, – выдохнул он. – Ты права….твой опыт… секреты секса … это…

Ее бровь поднялась, когда она нагнулась, заглядывая ему в глаза.

– Эти техники работают? Или тебе просто нравится, что я твоя мать?

Она сделала особый акцент на этих волшебных двух словах, просто чтобы посмотреть, что произойдет. И ответ был ошеломляющим. Глаза Шона, казалось, загорелись от грязного кровосмесительного разговора.

– О-о-о-о…. тьфу…. оба….- пробормотал он.

Услышать такой ответ-это не то, к чему мать может должным образом подготовиться. Был ли это фетиш, который он всегда имел? Или что-то, что он нашел возбуждающим в то время? Она трахалась со своим собственным сыном, и ему, казалось, нравилось, что это была его собственная мать. Как будто все это было его фантазией или он претендовал на самый большой приз, который только можно себе представить.

Откровенно говоря, настроение у Дженнифер было таким горячим, что она не могла винить Шона за это. Она даже почувствовала, как на лбу и груди выступили капельки пота от секса, хотя на улице шел снег.

Она продолжала скакать на нем, глядя ему в глаза.

– Мы поговорим об этом позже, мистер.

Дженнифер взвизгнула, когда ее сын резко дернулся вверх, нечаянно задев ее неуловимую точку g кончиком своего бушующего твердого члена. Ему явно нравилось то, что он слышал.

– Прости, – простонал он, пытаясь сдержаться. – Я ничего не мог поделать.

Ее глаза загорелись, и она насадила себя на толстый и длинный член сильнее.

– О, никогда не жалей об этом. Все для моего драгоценного сына.

Его тело снова дернулось, снова задев ее точку G. Появилась четкая картина. Каждый раз, когда она упоминала об инцесте, тело Шона непроизвольно дергалось, заставляя “лечение” становиться намного более приятным для каждого из них.

Она в полной мере воспользовался этим и прошептал:

– Я так рада, что я взяла тебя в эту поездку. И я рада, что целитель дала нам это противоядие. Потому что это дает тебе замечательный опыт обучения, который ты не смог бы получить в колледже. Я могу сказать, что ты предпочитаешь брать уроки у моей киски, не так ли?

– О черт.

Взгляд Шона был полон страсти. Он был ошеломлен, и в хорошем смысле. В этот момент Дженнифер поняла, что ее сын давно мечтает трахнуть собственную мать. Это объясняло его поведение с самого начала. Это было что-то, что заставляло ее сердце биться быстрее, а пот выступал сильнее.

Дженнифер неистово скакала на нем, постоянно сгибаясь, пытаясь подавить бушующий порыв ускориться. Она продолжала делать это в течение нескольких минут, хотя в ее сознании, казалось, прошли часы. Внезапно, она начала энергично подпрыгивать вверх и вниз, будучи насаженной на пенис сына; ее лоб, лицо и шея покрылись потом. Чувствуя, что ее сын приближается к стадии сексуальной кульминации, она положила два пальца на клитор, чтобы догнать его.

Ее сын был явно парализован шоком и похотью, когда он стал свидетелем ее выражения лица от кровосмесительного секса и мастурбации . Его глаза были прикованы к ней, пока разворачивался плотский акт.

– Вот дерьмо, – выдохнул он. – Так и есть….Я…Кончаю!!!”

– Тссс!!!- прошипела она, замедляя вращение. – Мы не можем позволить никому из нашей команды нас услышать. Я буду так унижена, если они узнают, что я трахаю своего сына, и при этом испытываю сильное удовольствие.

На ее лице была кривая улыбка, когда она произнесла последнюю часть.

– Бог…- прошептал он в ответ, его тело напряглось. – Ты даже не представляешь, как долго я ждал этого, после того как несколько раз наблюдал, как ты раздеваешься.

От этих слов у нее по спине побежали мурашки. Он шпионил за ней дома? Быть вуайеристом по отношению к ней? Вожделение к ней? Табу было сюрреалистичным и невероятно возбуждающим. В то же время, по чистому совпадению, тело Шона снова дернулось, что подтолкнуло его бушующий твердый член к ее точке g, случайно заставив ее кончить в тот же момент.

Оргазм Дженнифер был подобен приливной волне. Удар был таким сильным, что ей не пришлось беспокоиться о том, что она закричит или будет слишком громкой. У нее перехватило дыхание, и сердце екнуло. Давление внутри ее киски было настолько сильным, что заставляло ее сжиматься с невероятной силой. Поток жидкости хлынул из ее вагины на промежность сына, создавая беспорядок из травяного лекарства, похороненного глубоко в ее вагинальном канале.

Она сжалась так сильно, что глаза Шона расширились. Было ясно, что он тоже кончает! Дженнифер постаралась взять себя в руки, насколько это было возможно в данных обстоятельствах. Пришло время продолжить ее материнский и антропологический долг, удостовериться, что этот процесс исцеления был должным образом завершен.

– Вот так, – прошептала она, чтобы ускорить процесс. – Кончи в меня. Все в порядке. Я хочу, чтобы он был внутри меня. Ты можешь сделать это для своей матери?

Несмотря на влажный оргазм, который только что испытала Дженнифер, вместе с ощущением, что большой член ее сына похоронен внутри нее, и травяное лекарство пенится в ее разгаряченной вагине, она в дополнению ко всему почувствовать, как сперма сына плещется в глубинах влагалища влагалища. Это давало ей ощущение тепла физически. Это также дало ей эмоциональное тепло, зная, что она дала своему сыну невероятное удовольствие, даже если это было сексуальное удовольствие от трахающей тебя женщины.

– О, черт, мама, – простонал он, когда его оргазм пошел на убыль. – Думаю, мы закончили.

Движения Дженнифер замедлились после того, как ее сын перестал стрелять спермой в ее вагину. Она прекратила вращение, когда почувствовала, что пенис внутри ее тела стал вялым и полностью мягким.

Как бы она ни наслаждалась интенсивностью сексуальной эскапады, она была рада, что все закончилось. Можно иметь слишком много хорошего.

Пока мягкий пенис был еще внутри нее, Дженнифер наклонилась вперед и положила верхнюю часть тела на сына. Ее потный лоб был прижат к его лицу, и она чувствовала, что он был мокрым от пота. Ее прикрытые груди прижимались к его груди, и они чувствовали друг друга, тяжело дыша. Они также чувствовали тепло тела друг друга.

– Думаю, нам не стоит беспокоиться о тепле, – пошутил он.

Она рассмеялась и хлопнула его по плечу.

– Это не та теплота, которой мы должны делиться, но она определенно работает.

– Значит, мы будем так спать? Знаешь, мой член все еще внутри тебя. Это поможет при лечении травами, не так ли?

– Не испытывай судьбу. Мы уже достаточно сделали.

– Но мы еще не закончили, – сказал он с лукавым выражением лица.

Она подняла бровь и посмотрела на него.

– О?

– Ты не закончила все так, как это сделала целительница. Помни, она проглотила мою сперму.

Дженнифер улыбнулась:

– Ты должен мне будешь за это. Это твой звездный час.

Когда их глаза встретились, она приподняла бедра, оттягивая свою киску от его вялого влажного члена. Она поползла вниз, как кошка, идущая задом наперед, пока ее лицо не оказалось всего в нескольких дюймах от вялого пениса, который был пропитан травами и их спермой.

Она облизала губы, глядя на сына, просто чтобы подразнить его, затем взяла в рот кончик члена, чтобы пососать. Она сделала все возможное, чтобы бороться с горьким вкусом трав ради того, чтобы иметь возможность проглотить сперму. К счастью, вкуса от выделения обоих оргазмов было достаточно, чтобы уравновесить горечь трав, делая это терпимым.

Несколько капель спермы задержались на языке Дженнифер, и она высунула язык, чтобы показать Шону грязное зрелище. Она нашла забавным показать ему смесь спермы на языке, продукт их запрещенного секса. Затем она снова засунула язык в рот, сжала губы и сделала гигантский глоток, поглощая всю эту свежую, теплую сперму, чтобы она могла перевариться в ее желудке. Она улыбнулась ему, и он улыбнулся в ответ.

Ни один из них не потрудился надеть штаны. Зачем? В этот момент, после всего, что они сделали, не было нужды в скромности.

– Я полностью ожидаю этого лечения снова утром, – сказал он.

– Как доктор велел, верно? – она ответила, подарив ему большой мокрый поцелуй.

Дженнифер потянулась, чтобы выключить свет. Затем она прижалась к сыну под одеялом, как и предписывал доктор, скрестив на нем голую ногу, и ершик ее волос промежности коснулся его пениса.

(Всего 753 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

3 комментария к “С мамой в одной кровати (перевод)”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг