Skip to main content

Семь оргазмов

Добавлено в закладки: 0

Высокая молодая эльфийка вошла в пропахшее дымом помещение. Из одежды на ней была только тонкая полупрозрачная накидка, наброшенная на плечи. Она не могла скрыть ослепительную белизну всего её стройного юного тела. Необычные пропорции очень длинных и тонких рук и ног притягивали взгляд, а грация каждого её движения пленила воображение.

Девушка подошла к столу и залпом осушила пиалу с приготовленным для неё напитком. На вкус он был горьким и терпким, поэтому удовольствия ей не доставил. Её никто не заставлял сейчас его пить, просто она знала, что так будет лучше. Потому что, когда напиток начнёт действовать, он поможет получить удовольствие ей, а значит, и ему…

Сбросив накидку с плеч на пол, эльфийка подошла к широкой длинной скамье, устланной огромными мягкими зелёными листьями, присела на неё и тут же легла на спину. Устроившись поудобнее, грациозно вытянула красивые тонкие руки у себя за головой и коснулась ладонями скамьи. Свои худые белые ножки она широко раздвинула и свесила вниз по обе стороны. Ширина и высота скамьи были таковы, что пальчики её босых ног сейчас парили в нескольких сантиметрах от пола.

Спустя минуту ожидания вошёл он. Сквозь приоткрытые тайком глаза девушка рассматривала его гипертрофированное мускулистое тело. Огромные мышцы на руках и бёдрах выступали внушительными упругими валиками. Каждая из его полусогнутых рук у основания была шире, чем её девичья талия. Ростом он был намного выше неё, и при этом вес его мощного тела превышал её вес раз, наверное, в пять.

* * *

Небольшой торговый эльфийский фрегат уже не один десяток лет бороздил моря и океаны. Сейчас он возвращался знакомым курсом в родную гавань. Три месяца назад в порту приписки он был доверху загружен зерном, пушниной, изделиями из меди и золота, оружием, порохом и ещё много каким товаром, успешно производимым в Стране эльфов.

Продав всё это в иностранных портах и закупив на вырученные деньги оливковое масло, специи и прочую продукцию, в основном производимую из растительного сырья, которое имелось только на чужбине, экипаж судна держал путь домой.

Эльфы – крайне дисциплинированный и законопослушный народ, и случаи нарушения морского устава на судне происходили довольно редко. Поэтому корабельная гауптвахта, как правило, пустовала годами. Но не в этот раз. Сейчас там находилось двое заключённых.

Одним из них был Айнон – корабельный переводчик и дипломат, он владел множеством иностранных языков, и в его обязанности входило вести переговоры с торговыми представителями в иностранных портах, а также разрешать возможные непредвиденные ситуации при пересечении границ. Вторым заключённым был юнга, с виду – худощавый коротко стриженный белокурый юнец, это был первый в его жизни многомесячный рейс.

Оба они оказались здесь по одной причине. Дело в том, что юнга на поверку оказался вовсе не юнцом, а девушкой по имени Исилиэль, и при этом ещё и младшей сестрой Айнона. Именно по его рекомендации капитан судна и согласился нанять нового юнгу перед выходом в море.

Оргазм седьмой

Высоченного роста мужчина подошёл к столу и удостоверился, что приготовленная для гостьи пиала пуста. Он изобразил на своём огромном суровом лице брутальное подобие довольной ухмылки и стал избавляться от набедренной повязки – единственной одежды, которая на нём имелась.

Взгляд его ярких жёлто-зелёных глаз, не отрываясь, скользил по телу лежащей на скамье обнажённой девушки. Он снова и снова пожирал взором розовые соски на маленьких холмиках её белых, как сахар, грудок, изящные линии плоского животика, спускающиеся к чуть возвышающемуся лобку и образуя после него две нежные складки невероятной красоты девичьей щелочки. Меж раздвинутых ног девушки из приоткрывшихся губок застенчиво выглядывала маленькая бусинка клитора, под которым просматривалась бледно розовая, блестящая от выступившей прозрачной смазки, плоть трепетных девичьих недр.

Промежность у эльфийки намокла ещё когда она сюда шла, а с тех пор, как осушила пиалу и легла в свою нынешнюю недвусмысленную позу, неистово сочилась прозрачными, как слеза, горячими и скользкими выделениями. Она понимала, что этот мужской член огромен и способен буквально разорвать её узкую норку. Но по опыту прошлых встреч, знала, как этого избежать и в очередной раз добиться главной цели – заставить мужчину кончить в себя как можно быстрее.

Он приблизился к ней справа, перекинул одну ногу через скамью. Подхватил своими ручищами девичьи ноги за лодыжки и, не сдвигая их, немного приподнял вверх. Его могучие бёдра касались сейчас её голой попки, и ей казалось, что своей мокрой дырочкой она уже чувствует горячую волну страсти и похоти, исходящую от его туго накаченного кровью пульсирующего ствола. Он терпеливо ждал, когда девушка, повинуясь ему, послушно обхватит руками свои ножки под коленями и будет держать, не давая им опуститься.

Когда это его желание было исполнено, он наклонился вперёд и уперся руками в края широкой скамьи на уровне её головы. Нависнув над юной беззащитной эльфийкой таким образом, он не касался её тела нигде, лишь только упругая головка его огромного, налитого свинцом, члена прильнула к скользким от смазки, таким нежным и тёплым половым губкам белокожей красотки.

Юная эльфийка тихонечко пискнула своим тоненьким голоском, когда он стал медленно, но напористо и властно вталкивать своё толстенное орудие в её узкую тесную дырочку. Достигнув дна девичьего лона, толстенный член мускулистого здоровяка замер на время. На его грубом мужском лице снова появилась довольная ухмылка. Наклонив голову вниз, он с наслаждением наблюдал, как до предела растянулась под его натиском эластичная щелочка нежной молоденькой девчонки.

Немного отступив, он снова натянул девчушку себе на член до упора. А потом ещё и еще раз… Девушка широко открыла свои глаза и в упор рассматривала брутальный торс своего любовника. Ротик она уже приоткрыла, чтобы начать стонать, но пока ещё сдерживалась.

Ещё три или четыре мощные фрикции, которые совершил могучий член в её чувственной розовой норке, она тоже выдержала молча. Потом же, когда темп и амплитуда глубоких – до самой матки – проникновений стали такими, что её попка начала ездить по лавке на подложенных под неё листьях, помещение заполнилось бесконечными стонами, ахами, вскриками, всхлипываниями и характерными хлюпающими звуками. Их издавала её беззащитная, растянутая огромным мужским стволом, будто резиновая, нежная мокрая щелочка.

Любовник же не проронил ни слова и не издал ни единого звука. Он только самозабвенно пялил лежащую под ним на скамье красотку, буквально пришпиливая её к поверхности своим тяжёлым огромным копьём. Вскоре темп и размах его движений стали ещё больше и мощнее. А он только смотрел, как колышутся её нежные грудки, сотрясаясь от его мощных толчков.

Молоденькая эльфийка, чтобы не скользнуть со скамьи под его натиском, была вынуждена отпустить свои поджатые ножки и обеими руками вцепиться в край скамьи. Сама скамья стала с грохотом перемещалась по полу, а любовнику приходилось перемещаться вслед за ней, чтобы его член не покинул вожделенных и таких ласковых недр юной эльфийской киски. Наконец, скамья упёрлась в стену, и теперь, когда и ложе, и лежащая на нём девушка были надёжно зафиксированы, страстный мужчина смог завершить начатое.

С неистовой силой снова и снова вгоняя свой толстенный орган худенькой девочке в безволосую голощелку по самые яйца, он упивался нежностью её тельца, а слух его услаждали страстные стоны и громкие выкрики на малознакомом ему эльфийском языке. Эти стоны и крики наверняка разносились далеко по всей округе через раскрытые настежь окна хижины.

Через какое-то время он вскинул голову вверх и, издавая гортанный вопль, напоминающий звериный рык, стал кончать прямо в девочку, накачивая её узенькую пиздёнку своей густой горячей спермой. Она тут же хлынула белыми мутными потоками из её маленькой письки, стекала по губкам на попочку, а затем на измятые и изорванные большие зелёные листья под ней.

* * *

Исилиэль с детства мечтала о море и давно просила брата устроить её к ним на корабль. Но Айнон знал, что их капитан – старый морской волк – никогда не потерпит на борту женщины, так как убеждён, что это может навлечь на корабль беду. Поэтому они и придумали эту отчаянную и безобидную, на первый взгляд, авантюру.

Девушка получила от брата краткий инструктаж относительно обязанностей юнги на корабле, научилась драить палубу, выучила десятка полтора специфических морских терминов и даже наловчилась вязать пару разновидностей морских узлов. Затем коротко подстриглась и, переодевшись в мальчишеские тряпки, явилась наниматься на работу.

Обман раскрылся совершенно случайно. Как-то вечером в иностранном порту, когда у команды было свободное время, она в одиночку отправилась прогуляться по местному рынку. А корабельный старпом, давно заподозривший в юнге что-то неладное из-за его не слишком мужественной внешности и чересчур звонкого, как колокольчик, голоса, решил в этот вечер за ним проследить. И каково же было его удивление, когда он застал якобы юнгу живо интересующимся всякими украшениями и охотно примеряющим дамские шмотки!

В тот же вечер брата с сестрой доставили в каюту капитана. По итогам допроса, на котором они во всём сознались, было решено заключить обоих за обман на гауптвахту до возвращения к родным берегам. Впереди было ещё около двух недель плавания в открытом море, и в течение этого времени едва ли могло произойти что-то значимое.

Оргазм шестой

Он сидел в позе лотоса посреди хижины, когда эльфийка вошла и робко остановилась у порога. Ей жестом было указано, что пришло время сделать то, зачем она сюда явилась. А для этого следовало прежде избавиться от одежды и выпить ожидавший её в пиале напиток. Позволив полупрозрачной накидке соскользнуть с её белых плеч, девушка, зажмурившись, осушила пиалу и поставила её обратно на стол.

– Подойди! – Скомандовал гулким басом мужчина по-эльфийски, но с сильным акцентом.

Девушка подчинилась и приблизилась вплотную к коленям сидящего на полу любовника. Он мял в руке свой тяжелеющий на глазах член и без тени смущения почти в упор рассматривал небольшие нежные грудки, гладкий безволосый лобок и две белоснежные складочки между ног у красивой и юной эльфийской девчонки. Все её прелести были сейчас выставлены ему напоказ, но она не смела прикрывать наготу руками.

Он вытянул ноги вперёд так, что его колени оказались между ног девушки, и ей пришлось расставить их немного шире. Жестом он потребовал, чтобы она сделала ещё шаг в его сторону. Теперь её половые губки оказались прямо перед его большими глубоко посаженными жёлто-зелёными глазами. Около минуты он молча наслаждался зрелищем этих двух плотно сомкнутых чувственных и идеально гладких белых складочек, полностью скрывавших розовые недра молоденькой щелки.

– Повернись и нагнись! – Скомандовал хозяин хижины, а сам лёг на спину.

Развернувшись теперь к нему попкой, эльфийка нагнулась, коснувшись ладонями его бёдер. Головка огромного эрегированного члена оказалась прямо перед её лицом. Она, не отрываясь, рассматривала этот невероятных размеров мужской орган, зная, что его обладатель сейчас также сверлит похотливым взглядом её красивую попу.

– Всё!.. Давай!.. Делай! – Он с трудом вспоминал подходящее эльфийское слово. – Делай, как два дня назад делала!

Девушка всё поняла, послушно опустилась на четвереньки и оказалась теперь с любовником в позе «69». Закрыв глаза, она широко раскрыла свой маленький ротик, и в него с трудом поместилась упругая и горячая мужская залупа. В это время она почувствовала, как обе половинки её маленькой нежной попочки покрыли две огромные шершавые ладони и с силой, почти до боли, сдавили их.

Молоденькая девичья попка мялась и растягивалась в могучих мужских руках, как детская резиновая игрушка. Вместе с ней то сжималась, то растягивалась её пиздощелочка, приоткрывая мужскому взору трепетную, давно уже мокрую от смазки розовую плоть. Ему доставляло удовольствие делать это с беззащитной девчонкой, ощущая, как маленький тёпленький девичий язычок в её тесном ротике уже начал ласкать упругую твердь его члена.

Наигравшись с девичьей попкой, как с гармошкой, мужчина решительно притянул её бесстыжие прелести к себе ближе и жадно впился в них поцелуем. Он не просто целовал ей щелку, он страстно сосал её. Затягивая к себе в рот сразу обе эластичные половые губки, со знанием дела обсасывал и вылизывал их. Потом проводил огромным языком снизу-вверх от лобка, между складочек, упиваясь её сочащейся горячей смазкой, потом проводил языком через попочку, скользя кончиком по плотно сомкнутому тугому колечку.

Девушка не имела большого опыта сосания мужских членов, а таких исполинских размеров стволов вообще до недавнего времени даже не видела. Она сама не понимала, как ей это удалось, но она заглотила его в себя почти целиком и теперь, плотно зажмурившись, усердно двигала головой вверх-вниз, глубоко нанизываясь горлом на эту гигантскую залупу. Обеими руками она обхватила ствол у основания. Розовые губки-ниточки её маленького ротика растянулись и скользили по толстому стволу твёрдого, как камень, члена. Они то обволакивали головку, то снова сползали вниз почти до самых яиц.

Девчонка ощущала, как бесчинствует в её письке и попочке огромных размеров язык, и одновременно сама упивалась твердью горячего мужского органа, скользящего глубоко у неё в горле. Если бы не напиток, который она выпила перед этим, наверняка всё было бы иначе, но сейчас она не могла мечтать ни о чём другом, кроме как об очередном оргазме для своего господина, поэтому так страстно делала ему минет.

Два толстых и мощных нижних клыка, которые даже не помещались у её любовника во рту, ритмично скользили вдоль голеньких складок, образующих девичью половую щелочку. Он с упоением вылизывал её истекающую горячей смазкой мокрую пизду, шумно проглатывая соки, которые высасывал из возбуждённой дырочки между ног у юной эльфийки. Огромные тупые клыки снова и снова сминали её блестящие от его слюны половые губки и массировали скрытые в них железы, заставляя девчонку изливаться мужчине в рот новыми глотками тёплой и скользкой смазки.

От этих невыносимых ласк девчушка вскоре затряслась мелкой дрожью, по её телу пробежали короткие судороги, а её пиздощелочка вытолкнула любовнику на язык очередную порцию горячего солоноватого девичьего секрета. При этом в порыве страсти она несколько раз подряд засосала член любовника глубже и сильнее обычного. И это стало для него последней каплей. Он извергся девчонке в маленький ротик мощным фонтаном густой и терпкой на вкус спермы. Изрядная часть горячего семени сразу хлынула прямо ей в горло, а то, что не поместилось, стало стекать по губам и подбородку.

* * *

Айнона и Исилиэль посадили в одну камеру, потому что второй на корабле просто не было. К ним не только не приставили охрану, но даже заперли в месте заключения весьма условно – на обычную задвижку, которую при желании можно было без труда открыть изнутри камеры, просунув руки сквозь стальные прутья. Эльфы в принципе не привыкли запирать что-то друг от друга на замки. И даже заключённые на гауптвахту они не смели переступить через собственную честь и гордость, попытавшись сбежать.

Иси – так Айнон ласково называл свою сестру ещё с детства – сейчас спала, свернувшись калачиком на лавке и положив голову ему на колени. Сам он сидел на краю этой же лавки, прислонившись к стене спиной. Он заботливо укрыл её единственным имевшимся у них одеялом и легонько поглаживал кончиками пальцев вдоль кромки волос на виске, заводя свисающую шелковистую прядь за её остроконечное ушко.

Сон не шёл к нему, и он молча размышлял о жизни, слушал шум волн за бортом и смотрел, как беззаботно спит его любимая сестрёнка. Эльфы в среднем живут гораздо дольше людей, поэтому в свои двадцать три года Иси выглядела ещё совсем юной девочкой. Хотя, несмотря на это, формально давно считалась уже взрослой и даже успела расстаться со своим парнем, с которым встречалась до этого около года. Возможно, именно этот факт и подтолкнул её к тому, чтобы уговорить брата на эту авантюру с должностью юнги на корабле.

Шли четвертые сутки их пребывания на гауптвахте. Айнон не переставал корить себя за то, что поддался на эту провокацию сестры и винил в случившемся только себя, так как был почти в двое старше неё и привык заботиться и оберегать её от всех невзгод, а тут такое… Это изящное, хрупкое и столь нежное создание вынуждено сейчас коротать дни и ночи на пару с ним в камере гауптвахты на жесткой лавке.

А она сладко спала, лишь иногда перебирала во сне ножками, кутаясь в одеяло, и тёрла длинными тонкими пальчиками свой курносый носик. Айнон погладил её по плечу и мягко положил руку на её осиную талию, Он сам не мог сейчас понять, на что он рассчитывал, пытаясь выдать это хрупкое гуттаперчевое существо за парня, которому по полдня придётся махать тряпкой, драя корабельную палубу? Лишь далеко за полночь Айнону самому удалось провалиться в сон.

Оргазм пятый

Девушка вошла в хижину и сбросила с себя накидку. Подойдя к столу, взяла пиалу со странным питьём и, зажмурившись, начала пить. Вкус и запах зелья показался ей одновременно и знакомым, и каким-то другим, словно в напиток сегодня добавили какой-то новый ингредиент. Не успела она проглотить последний глоток, как в ушах раздался оглушительный звон, в глазах потемнело, а ноги подкосились.

Через минуту она очнулась в кромешной темноте. И сколько бы она ни моргала, всматриваясь в тьму, так и не могла увидеть очертания хоть какого-то знакомого предмета. Лишь её собственное дыхание эхом раздавалось вокруг.

– Мы называем этот рецепт «путь к себе», он позволяет увидеть то, что ты хочешь на самом деле, о чём давно мечтаешь, но скрываешь от всех… – Голос мужчины шёл непонятно откуда, он будто бы звучал прямо у неё в голове.

– Но где я?.. Почему так темно?

– Станет светлее, когда ты подумаешь о своём самом потаённом желании.

– Я пытаюсь, но ничего не выходит… Темно!..

– Значит, ты не о том думаешь! – Разносимый неведомым эхом мужской голос звучал всё требовательнее. – Ну же!.. Вспомни о своём самом потаённом и постыдном желании…

Девушка зажмурила глаза, не вполне понимая, что от неё требуется. А когда снова их открыла, увидела далеко впереди себя какой-то свет, и он двигался к ней. Ей вдруг непреодолимо захотелось ринуться навстречу этому свету. Она сделала несколько шагов, после чего перешла на бег.

Свет быстро приближался, и уже через несколько мгновений она стояла будто бы у выхода из тёмной пещеры, которая осталась позади, а перед ней открывался вид на чудесную залитую солнцем, поросшую зеленью и цветами, поляну.

Не раздумывая, девушка сделала шаг вперёд. Её ничуть не смущало, что она оказалась в совершенно незнакомом месте абсолютно голой. Нежные солнечные лучи ласкали её красивое белое тело. Здесь было так хорошо и уютно, что все дурные мысли разом куда-то улетучились, а сознанием овладели покой и блаженство.

Неожиданно она почувствовала на своём плече прикосновение чьей-то мягкой и тёплой руки. Обернувшись, эльфийка не поверила своим глазам: прямо перед ней стояла девушка, смотрела ей прямо в глаза и улыбалась. Она тоже была полностью обнажена, но её ноги до середины бёдер были обтянуты тёмными чулками, что придавало её внешности ещё больше сексуальной привлекательности.

– Ты кто такая? – Опешила девчонка.

– Я – это ты. – Спокойно ответила собеседница. – Пойдём, нас ведь ждут! Ты же не забыла, зачем мы здесь?..

Только тут юная эльфийка обратила внимание, что незнакомка – и впрямь её точная копия. Ничего не поняв, она не стала спорить, когда девушка-двойник взяла её за руку и куда-то повела. Они вместе зашагали своими красивыми ножками по поросшей мягкой травой поляне.

– Так вот оно что… – Раздался мужской голос откуда-то сзади.

Обе остановились и синхронно обернулись. К их изумлению, они увидели перед собой огромного роста мускулистого телосложения мужчину – хозяина той самой хижины. Он предстал перед девушками совершенно голым, и его член был явно рад такой встрече.

– Не ожидал от тебя такого! Но что ж… Это будет интересно! Хах!..

Девчонки синхронно зажмурились, потрясли головой, потом потёрли руками виски. Но когда открыли глаза, ничего не изменилось: они по-прежнему стояли на залитой солнцем поляне, и мужчина был рядом.

– Я не понимаю… Что всё это значит? – Растерянно спросила эльфийка.

– Нечего тут трясти головой! Признайся, ты же давно хотела приласкать другую девчонку и почувствовать, как она тебе там пососёт и полижет, не так ли?

– Да, но…

– Вот и начинайте! А я вначале на это посмотрю, а потом уж присоединюсь к вам!

Едва в девичьем сознании промелькнула мысль о том, чтобы и в самом деле воспользоваться таким уникальным шансом, как вдруг её копия развернула её к себе и впилась страстным поцелуем в губы. Потом они обе повалились на траву и с каждой секундой всё больше походили на клубок страсти и похоти.

Обезумевшие от желания девчонки принялись мять и тискать титечки друг друга, лапать и раздвигать попочки, дрочить безволосые похотливые щелки, тереться проворными язычками. Они выгибались дугой, вскрикивали и корчились от наслаждения, широко раздвигали ножки, подставляя под ласки свои самые бесстыжие места.

Не прошло и минуты, как они запустили свои шаловливые язычки в похотливую промежность друг другу. Это было очень необычно и неожиданно – видеть, трогать, лизать и целовать в засос трепетные прелести другой девчонки, эмоции от такого просто переполняли юное сознание.

Необычным было и то, что каждый поцелуй, каждое прикосновение или проникновение – всё, что она совершала с телом девочки-копии, она не только ощущала так, как будто делает это сама, но и испытывала всё, что чувствует при этом партнёрша.

Крутя, например, язычком вокруг сжатого колечка попки, она отчётливо воспринимала щекочущие ощущения мягкого упругого и влажного кончика у себя в ложбинке меж белых тёпленьких булочек. А когда девочка-отражение страстно посасывала клитор ей самой, она воспринимала своими губами и языком всю нежность и трепет такого тёплого, возбуждённого и налитого похотью девичьего писюлёчка.

Эльфийки так увлеклись взаимными ласками, что не заметили, как мужчина, вволю насладившись зрелищем, пристроился позади одной из них и уже вовсю начал жарить в текущую в три ручья пиздощелку.

Это было странно – ощущать одновременно проникновение в щель огромного горячего члена, посасывающие движения девичьих губ на клиторе, биение огромных яиц по безволосому лобку и видеть при этом, как эти же яйца раскачиваются перед лицом в то время, как огромный ствол бесцеремонно вторгается в похотливо подставленную ему для ебли киску стоящей на четвереньках девчонки.

Она то ощущала себя отдающейся мужчине в позе «по-собачьи», то лежащей на спине и внимательно наблюдающей за тем, как огромный хер ебёт бесстыжую девчонку-давалку, которая при этом похотливо постанывает и страстно сосёт истекающую смазкой пиздёнку своему отражению. Видеть и одновременно чувствовать всё, что видишь – это просто сводило с ума.

Разыгравшаяся фантазия, умножаемая умелыми действиями мужчины, лишила девушку рассудка. Опьянённая необычным зельем, она не понимала, где она находится, и что с ней происходит. На самом деле всё это время она не покидала пределов хижины.

Мужчина, пользуясь её беспомощным состоянием и своей физической силой, пялил обмякшую девчушку, вертел её тельцем, как хотел: он  натягивал её на себя сверху, словно резиновую игрушку, насаживал на член и расхаживал с ней по хижине, клал на ложе спиной, расставлял ножки и бесцеремонно рассматривал молоденькую безволосую пиздёнку, затем вгонял в неё своё грозное орудие, потом переворачивал на живот, приподнимал задик и, удерживая на вису, яростно ебал в мокрую щелочку… А потом повторял это всё раз за разом по кругу.

Одурманенная эльфийка, не будучи в состоянии отличить явь от видений, покорно отдавалась своему господину, подставляясь ему для ебли в самых замысловатых позах. В отличие от реальности, в своих фантазиях она уже сбилась со счёта своих оргазмов. Только очередные едва заметные спазмы и судороги, пробегающие по её обмякшему тельцу, говорили о том, что рьяно сношаемая мужчиной девчушка снова кончает.

Вволю позабавившись и удовлетворив свой звериный инстинкт, самец с гортанным рёвом снова засадил до упора свой толстенный дрын малышке между ног, изверг в её беззащитную щелочку белую горячую лавину спермы и рухнул на ложе рядом с неподвижным телом приходящей в себя от дурмана девчушки.

* * *

Разбудили Айнона крики, суета и топот команды наверху. Качки особой не ощущалось, ему даже показалось, что корабль сейчас вообще не движется. Сначала по левому, а затем и по правому борту стали раздаваться глухие удары и скрежет. Было похоже на то, что судно берут на абордаж.

– Иси!.. Иси, проснись! Что-то случилось!.. – Айнон тормошил сестру за плечо.

Сонная эльфийка нехотя открыла глаза и даже приподняла голову. Тем временем топот наверху усилился, а крики переросли в громкое гиканье. Причём в основном это не были голоса членов команды. Чужие голоса выкрикивали что-то невнятное на малопонятном языке. Айнон смог лишь расслышать, что чужаки пытаются разыскать капитана.

Исилиэль сидела на лавке, ничего не понимая, и медленно сползала спиной по стене набок, снова закрыв глаза. Её брат встал и, взявшись руками за стальные прутья, с волнением ждал, что кто-то спустится к ним в трюм и объяснит, наконец, что происходит.

В это время к топоту и крикам наверху добавились звуки выстрелов, свист тетивы и звон боевых клинков. Айнон понял, что дело совсем плохо, и надо идти друзьям на помощь. Он дотянулся до щеколды и стал пытаться её открыть, но она оказалась довольно тугой и расположена была не с руки, поэтому это плохо у него получалось.

Через минуту лязгнул люк, ведущий в трюм, и по крутой скрипучей лестнице стали спускаться две фигуры. Самые худшие опасения Айнона подтвердились – это были орки. Эти отвратительные и полоумные, по мнению эльфов, существа давно облюбовали прибрежные острова и частенько промышляли в здешних водах пиратством.

Флота, как такового, у них не было, поэтому всё, на что они были способны – это подкараулить небольшой обездвиженный из-за штиля корабль, окружить его и взять на абордаж при помощи десятка вёсельных лодок. Эффект неожиданности, как правило, играл им на руку. К тому же они втрое превосходили числом экипаж судна, а физическая сила одного орка была в несколько раз больше, чем даже у самого подготовленного к сражению эльфа.

Пленников, связав, доставили на палубу, где воссоединили с остатками экипажа. Руки у них всех тоже были связаны. Был здесь и капитан, не считая его самого и двух арестованных, доставленных из трюма, их осталось всего семеро из более чем двух десятков членов команды. Остальных орки либо, убили, либо сбросили за борт.

Пленённых эльфов погрузили в одну из пришвартованных к бортам лодок и повезли в сторону ближайшего острова. Опустевший корабль остался стоять на якоре в паре сотен метров от берега.

– Исилиэль… Иси, слышишь меня? – Зашипел громким шёпотом Айнон, – они нас не понимают, но долго говорить мне не дадут!.. Поэтому запомни: что бы ни случилось, не выдавай им, что ты – девушка, поняла?! Веди себя как пацан, пусть думают, что ты юнга!

– Но… все ведь и так уже знают правду… – Возразила ещё не до конца проснувшаяся наивная девчонка.

– Да я не про наших сейчас говорю! Наши-то тебя не обидят, я про орков!

– Какие орки? А откуда тут в море орки?..

– Исилиэль, да ты оглянись! Нас же…

На полуслове Айнону прилетело увесистым кулаком прямо в затылок. Отвесивший ему оплеуху за болтовню огромного роста орк как ни в чём не бывало отвернулся и продолжил освещать факелом путь двум молодым соплеменникам, которые работали вёслами. Следующие минут десять тишины больше никто не нарушал. Все слушали, как скрипят и плещутся о воду вёсла, передвигаемые могучими руками орков, ведущих лодку к берегу.

Оргазм четвёртый

Войдя в хижину, девушка застала уже знакомого ей рослого мускулистого мужчину сидящим на лавке возле стены напротив двери. На коленях у него стояла небольшая деревянная кадушка, доверху наполненная землёй. Он придерживал её одной рукой, а в кулаке другой что-то сжимал.

Увидев девушку, мужчина, не разжимая полностью кулак, указал ей пальцем на приготовленную пиалу с напитком. Жестом велел выпить и подойти к нему. Подчинившись, она залпом осушила пиалу и зашагала к хозяину жилища, обнажаясь на ходу.

Он приказал ей остановиться прямо перед собой. Когда он разжал кулак, в нём оказалось небольшое – размером с фасолину – семечко какого-то растения. Молодая эльфийка попыталась рассмотреть, но не поняла, какому семейству оно принадлежит, однако семечко показалось ей каким-то странным, необычным.

Здоровяк проделал пальцем по центру кадушки в почве углубление, положил туда семя и присыпал сверху землёй. После этого велел девушке отойти в центр хижины, а сам поставил кадушку прямо возле её ног. Девчонка посмотрела на сухой чернозём, потом на хозяина хижины, так и не поняв, к чему это всё.

– Чего стоишь? Поливай! – Пробасил он на эльфийском с сильным акцентом.

– Сходить за водой? – Не поняла эльфийка, так и не найдя поблизости ведра или лейки.

– Нет, глупая! Отсюда поливай! – Мужчина бесцеремонно ткнул пальцем в её лысый лобок.

Уже привыкшая к разным извращённым формам сексуального насилия девушка, всё же, опешила. Она никак не могла представить, что он хочет заставить её при нём пописать, чтобы увлажнить почву. Глазёнки её округлились, а левая ладошка зачем-то инстинктивно прикрыла голенькую письку.

– Я… Я не смогу… Нет, пожалуйста!.. – Взмолилась она.

Дурманящее действие зелья хотя и пьянило её, но не до такой степени, чтобы добровольно сейчас расставить ножки, присесть, свесив над кадушкой голую попку, и пустить из своей щелочки тёплую тонкую струйку.

– Что значит «Нет»?! Поливай, я сказал!

Малышка мялась с ноги на ногу, продолжая прикрывать щелку рукой, и попятилась назад. Мужчина церемониться не стал, он обошёл её сзади, подхватил могучими ручищами под коленки и приподнял, раздвинув ножки. Держа её, как младенца, которому нужно пописать в кустики, сделал несколько шагов и занёс её голую попочку над центром кадушки, где было посажено необычное семечко.

Эльфийка хныкала, вцеплялась пальчиками в его мускулистые руки и дрыгала своими тонкими босыми ножками. Но хозяин был непреклонен, он продолжал держать её свешенную вниз белую попку над самой землёй и никак не реагировал на её плачь и мольбы.

– Давай, давай! Поливай!.. – Он внимательно смотрел на её маленькую щелку сверху, удерживая девчонку за раздвинутые бёдра и прижимая затылком к своему животу.

Девушка всё ещё продолжала хныкать и молить не заставлять её это делать.

– Никогда раньше не видел ссущих эльфиек, даже забавно посмотреть, как ты будешь писать! – Добавил он на родном для него, но непонятном эльфийке языке, предвкушая наблюдение такого постыдного для любой девочки действа.

Наконец, смирившись со своей судьбой, она нехотя подчинилась, перестала дёргаться, закрыла глаза и… Её заострённые к кончикам ушки услышали, как на сухой грунт в кадушке упали первые золотистые капельки её девичьего стыда. На мгновение стихнув, вскоре они застучали с новой силой, увлажняя землю. И вот тоненькая кручёная ниточка, вырвалась меж белоснежных полумесяцев девичьей щелочки и принялась вырисовывать причудливые тёмные узоры на сухой поверхности чернозёма.

Мужчина довольно хмыкнул, наблюдая, как писает голая девчонка, которую он держит сейчас в руках, и стал немного перемещать её то в одну сторону, то в другую, чтобы равномерно пропитать влагой почву, в которой должно было прорасти неизвестное растение.

Девчушка ещё писала и чувствовала, как прилетают ей на попку мелкие остывшие брызги, отскакивающие от увлажнённой земли, когда в кадушке возникло какое-то движение. Поверхность грунта едва шевельнулась, потом снова и снова… И вот из того места, где было зарыто семечко, на свет появился зелёный росток.

Он не был похож на тот, которым прорастают обычные растения. Это не был робкий и беззащитный листочек. Это был сочный и упругий стебель толщиной в человеческий палец. Он с каждой секундой набирал силу и всё более яростно стремился ввысь.

Последние капельки тёплой солоноватой девичьей влаги ещё стекали по половым губкам и раздвинутым булочкам попки, когда вырвавшийся из земли стебель коснулся нежных девичьих прелестей. Девчушка широко раскрыла глаза и вскрикнула от неожиданности, но мужчина продолжал держать её в той же позе, позволяя наглому стеблю извиваться и тыкаться во влажную девичью промежность.

Он не обращал внимания на её крики и попытки освободиться, когда стеблю удалось, наконец, нащупать вход в её теплую розовую норку и устремиться вглубь тела молоденькой сыкушки. В это же время рядом из земли появился ещё один стебель, а за ним третий и четвертый… Все они также устремились вверх, вожделея поскорее углубиться в бесстыже разинутое перед ними девичье естество.

Эльфийка кричала во весь голос от страха и унижения, не понимая толком, что происходит. Второму стеблю в это время удалось достигнуть входа в её маленькую попку, и он устремился вглубь этой тугой норки. Другие стебли продолжали появляться из земли и расти, оплетая уже живот и бёдра.

Постепенно из утолщающихся зелёных стволов, выросших непосредственно из земли, начали появляться всё новые ответвления, которые тут же устремлялись к тёплому девичьему телу, терлись о него, тыкались в самые укромные места и опутывали девчонку всё сильнее и гуще. Уже не только бёдра, но и живот были туго оплетены толстыми зелёными стеблями.

Вскоре мужчина уже мог убрать свои руки, а тело девушки продолжало парить над кадушкой в том же положении, удерживаемое навису множеством упругих тентаклей. Те два, которым посчастливилось проникнуть ей в переднюю и заднюю дырочки, стали гораздо более толстыми и сильными. Они начали пульсировать, внутри них стали пробегать какие-то волны в виде утолщений, движущихся от верхушки к корням.

Внешне было похоже, что они высасывают из девочки какие-то соки, но на самом деле они её просто сосали, ласкали и дрочили, не стремясь причинить вред. Напротив, их проникающие в девичье тело ласки давно умиротворили эльфийку. Она перестала кричать, дёргаться и вырываться, а лишь безвольно повисла на опутавших её стеблях, полностью подчинившись их воле.

А гибкие зелёные стволы ебали, лапали, дрочили и ласкали сейчас малышку во все дырочки в прямом смысле этого слова. Тот, что проник ей в пиздёнку, был самым сильным и толстым. Он растянул, как резиновые, белые половые губки и уже давно дополз внутри до самого её дна и ласкал там возбуждённую шейку девичьей матки. Другой, что ебал её в попочку, был чуть тоньше, и его пульсирующее присутствие в задней девичьей норке многократно усиливало сладострастные ощущения от ебли в киску.

Всё девичье тело было опутано упругими, но мягкими растительными тентаклями. Она, не в силах хоть как-то сопротивляться, безвольно висела, послушно принимая всё более горизонтальное положение, откидываясь спиной назад. Обе её нежные грудки обвили кольцами, подобно змеям, несколько наиболее гибких стеблей, сминая и лаская их.

Девичья головка безвольно запрокинулась назад, и её ротик чуть приоткрылся. Из него вырывались шумные и влажные выдохи в такт волнам, пробегающим по ебущим её одновременно в обе дырочки двум основным тентаклям.

Увидев это, с любопытством наблюдавший за всем мужчина, сделал шаг и поднёс свой член к девичьему рту. Её нежные губки послушно раскрылись, и огромная залупа поползла малышке сначала в рот, а потом и в горлышко. Обезумившая от страсти сыкушка рефлекторно принялась сосать вставленный в рот член, стремясь заглотить его как можно глубже.

Мужчина в ответ вскинул вверх голову и гортанно зарычал от удовольствия. Он стоял позади неё, её голова сейчас была запрокинута назад, а тело парило в горизонтальном положении над кадушкой, из которой произросли тентакли. Он обхватил обеими руками нежное девичье личико и чуть придерживал, просовывая свой огромный вздыбленный член ещё глубже в её сладенький ротик.

Девчушка стонала, мычала и вздрагивала от пробегающих по всему телу спазмов, ритм и темп которым задавали движущиеся вдоль стеблей тентакля утолщения. Стебли, в свою очередь, тоже реагировали на её спазмы, и этот процесс лавинообразно нарастал. Мужчина, член которого был до отказа вставлен девчонке в горло, не выдержал первым и, громко рыча, взорвался мощными струями спермы.

Следом затряслась в оргазме белокожая сыкушечка. Она задрожала, будто её било током. Выбрасывая изо рта фонтаном мужскую сперму, она издала булькающий гортанный стон. А её пизда и попочка с такой силой сжали вставленные в них стебли, что те мгновенно изверглись потоками густого бело-зелёного сока, заполнившего все полости выебанного девичьего тельца.

Стебли, что находились сверху и овивали тело девушки, тоже один за другим стали извергать из себя бело-зелёную жидкость, а сами при этом будто сдувались, тут же обмякали и падали вниз. Вскоре обессилившая девушка оказалась лежащей на полу возле кадушки с влажной землей в окружении извергших свою растительную сперму безжизненных стеблей неведомого растения.

* * *

Едва достигнув суши, орки тут же вытолкали из лодки пленников и повели вглубь острова. Там им развязали руки и велели по одному спускаться по верёвочной лестнице на дно широкой ямы, глубиной метра три. Яма была явно приготовлена заранее и явно не в первый раз служила местом заточения группы пленников. Убедившись, что все пленённые эльфы на дне, орки по краям ямы выставили двоих караульных, а остальные удалились.

– Так… и сколько же нас осталось? – подал голос капитан.

Эльфы осмотрелись, переглянулись – насчитали четырнадцать отсутствующих.

– Капитан, что всё это значит?

– Зачем мы здесь?

– Что с нами будет?

Вопросы сыпались от членов команды, но он и сам ни разу за много лет не попадал в такую передрягу, поэтому не сразу нашёлся, что ответить.

– Ну… как я понимаю, ни корабля, ни товара нам уже не видать. Всех, кто сейчас не с нами, тоже, скорее всего, не вернуть. Правда, есть шанс, что некоторым удалось спастись вплавь под покровом ночи. А вот зачем нас сюда согнали и почему сразу не убили, я пока не понимаю.

В воздухе повисло напряжённое молчание. Исилиэль только сейчас поняла, что произошло. Она уткнулась в плечо стоявшему рядом с ней Айнону и тихонько захныкала. Её тоненькие всхлипы услышали все присутствующие.

– А ведь, выходит, прав был наш капитан, что не хотел женщин на борту видеть! Вот вам – пожалуйста, чем не беда для всего корабля? – Начал причитать кто-то из команды.

– Молчать!!! – Выкрикнул властно капитан, – Юнга, будь это он или она, – всё равно член экипажа, пусть и под арестом, и это моя ответственность, что мы все сейчас здесь. Всем ясно?!!

Никто не смел возражать капитану, только один из охранников сверху оглянулся на его возглас. Но Исилиэль захныкала после этих слов ещё сильнее. Айнон прижал её к себе руками и поцеловал в темечко. Спустя какое-то время пленники немного успокоились на дне этой ямы, некоторые даже устроились, чтобы прикорнуть. Исилиэль тоже заснула, положив по привычке голову брату на колени.

Оргазм третий

Мужчина подошёл сзади и снял с девичьих плеч тонкую накидку – её единственную сейчас одежду, едва способную скрыть красоту и изящество самых интимных мест её юного тела. Затем сильные мужские руки завязали ей глаза полоской из чёрной ткани.

Спустя мгновение, у её губ оказалась пиала, из которой исходил уже знакомый терпкий запах. Ей не хотелось это пить, но она знала, что спорить всё равно бесполезно и выпила всё до последнего глотка. Девушка отметила, что на этот раз напиток показался ей вовсе не таким уж ужасным, а его действие – даже приятным и расслабляющим.

Теперь, когда она была лишена возможности видеть, её обнажённое тело под действием странного зелья наиболее остро могло воспринимать любые прикосновения. Помимо осязания, обострилось и обоняние, и ей почудилось, что в воздухе снова запахло чем-то знакомым, не свойственным для этих мест.

Хозяин дома взял гостью за локоть и сопроводил на несколько шагов вперёд. Сам сел на край лавки, а её развернул к себе боком. Юная особа решила, что он хочет усадить её к себе на колени и собралась подчиниться, но вместо этого ей было велено не сесть, лечь на них животом.

Девушка выполнила это необычное требование. Она понимала, что её маленькая попка была теперь предоставлена хозяину для любых манипуляций. Через пару секунд она ощутила между полураскрытых булочек холодное прикосновение. Мужчина, обмокнув патрубок небольшой медной воронки в кувшин с оливковым маслом, стал вводить его девчонке в попу.

Когда медь проникла вглубь девичьего тела на несколько сантиметров, он взял в руки кувшин и начал вливать чуть тёплое масло прямо ей в задик. Подогретая вязкая, но текучая жидкость стала тотчас проникать внутрь попки, обволакивая её изнутри.

Не смея спорить с хозяином этого дома, гостья расслабила колечко и позволила маслу затечь себе в попочку как можно глубже. А мужчина подливал и подливал масло в воронку, и чтобы оно лучше проходило, свободной рукой мял и оттягивал нежные булочки. Излишки масла проливались и покрыли жирным слоем сверху всю её голую попку и нежные складочки половых губ.

Мужчина отставил кувшин и приказал девушке встать. Поднявшись на ноги, ей пришлось изо всех сил сжать попочку, чтобы удержать в ней залитое масло. Ведомая хозяином за руку, она сделала вслед за ним пару шагов.

Оказавшись у расстеленной на полу огромной медвежьей шкуры, он опустился и сел на неё, увлекая за собой партнёршу. Та присела на корточки и, не видя ничего вокруг из-за повязки на глазах, смогла лишь нащупать перед собой вытянутые мужские ноги.

Сильные руки подхватили её подмышки и потянули вперёд. Теперь мужчина лежал на спине, а девушка сидела на нём верхом. Она чувствовала, что сидит сейчас щелкой прямо на твердеющем члене. С каждым ударом мужского сердца он всё сильнее наливался кровью и уже раздвигал её промасленные половые губки.

Через несколько мгновений он приподнял руками девчонку немного вверх, а когда стал опускать, стало ясно, что при этом занявший вертикальное положение член устремится в недра её молоденькой щелочки. В этот раз проникновение было уже почти безболезненным. Её растянутая за предыдущие две встречи киска почти безропотно впустила в себя этот огромный мужской ствол.

Смутные сомнения по поводу того, зачем понадобилась заливать ей в попочку масло, не покидали девчонку, когда она уже сама добровольно стала плавно раскачиваться на гигантском мужском достоинстве, с каждым движением всю глубже нанизывая себя на него.

Руки партнёра лежали у неё на ягодицах и руководили процессом, задавая желаемый хозяином темп и амплитуду движений. Половые губы растягивались, и промежность иногда по привычке отдавала ноющей болью, но приятные и томные ощущения от этого всезаполняющего проникновения значительно превосходили боль.

Девчонка самозабвенно насаживалась на вздыбленный мужской орган. Смакуя каждое проникновение под новым углом, она приоткрыла от удовольствия ротик и кончиком язычка лизала свою верхнюю губу. Её глаза были по-прежнему завязаны полоской тёмной непрозрачной ткани.

Внезапно она ощутила на своей талии прикосновение ещё одной пары рук. В тот же момент руки хозяина, который придерживал её ими за попку, обхватили её за плечи и потянули на себя. Через секунду она уже лежала лицом на огромной мужской груди, член оставался засаженным глубоко в половую щелку, а попка теперь оказалась выпячена кверху.

– Кто это? Мы здесь не одни?.. – Не понимала она, что происходит.

– Это мой сын. – Ответил мужчина с явным акцентом. – Он вчера стал совершеннолетним, и я решил сделать ему небольшой подарок.

– Но почему так? Не надо в попу! Я никогда не…

– Молчи и слушайся, эльфийка! – Перебил он её. – Пока ты здесь, твоя щель, как и все другие твои отверстия, принадлежит только мне, потому что я Вождь! – Властно пробасил его трубный голос.

Гостья не смела больше возражать. Вторая пара рук тем временем переместилась с талии на ягодицы, а сжатое промасленное колечко ощутило нарастающий нажим чего-то очень упругого и горячего. Делать было нечего, она окончательно расслабила задик, и хлынувший оттуда поток излишков тёплого масла тут же позволил молодому члену овладеть девичьей попкой.

Его размер был куда меньше, чем член хозяина этого жилища. Его проникновение хоть и было немного болезненным, но это можно было вытерпеть. Девчонка замерла и расслабилась, впуская всё глубже вползающий в неё уже второй внушительный мужской орган.

Она лежала неподвижно на теле хозяина и боялась пошевелиться. Он тоже не двигался, оставаясь членом в её чувственном чреве. Только член молодого любовника, не дожидаясь полного погружения, начал интенсивно двигаться в её нежной попочке.

Он начал движения, которые раскачивали девичье тельце, заставляя сосать щелкой вставленный в неё другой огромный ствол. Каждый новый толчок в попку приводил к тому, что её растянутая пиздёнка облизывала и ласкала член хозяина, лежащего на медвежьей шкуре.

Девушка никогда раньше не отдавалась в попку. Но фантазии на эту тему её посещали. Однако она никак не могла представить, что это произойдёт вот так – фактически, в форме анального изнасилования. Впрочем, ощущения досады и унижения уже давно притупились. Как бы то ни было, выбора у неё сейчас не было, и она решила просто терпеть и отдаваться.

Тем временем ритмично обсасываемый нежной плотью тугой девичьей щели член хозяина затвердел и, казалось, стал ещё толще. Впрочем, вероятно, так ей казалось потому, что в попе у неё с нарастающей скоростью резвился тоже, надо сказать, немаленький орган похотливого юнца, со вкусом смакующего молоденький и нежный девичий задик.

Обильно умасленная попочка без труда заглатывала впихиваемый в неё раз за разом колом стоячий хер, лаская его по всей длине плотными гостеприимными объятиями. Наивная девчонка с удивлением осознала, что её робкие фантазии на тему ебли в заднюю дырочку вовсе не были лишены смысла, и несмотря на пассивное бездействие второго члена, заполняющего сейчас её переднюю норку, сладострастные спазмы внизу животика не заставили себя ждать.

Девичьи стоны, поначалу робкие и редкие, а с каждой минутой всё более громкие и страстные, стали заполнять помещение. Руки хозяина держали её за талию, а руки его сына сжимали маленькую эластичную попочку, в которую он её ебал. Оба мужчины упивались тоненькими возгласами возбуждённой эльфийки.

Темп и ритм толчков в самую глубь нежной попки уже не могли оставить равнодушным ни одного участника процесса. Молодой ёбарь, поняв, что точка невозврата для него уже пройдена, вкладывал в каждое движение всю свою похоть и страсть к девичьим попкам. Темпераментный юнец долбил девчушку в задик изо всех сил, раскачивая её юное тельце, насаженное щелкой на всю длину отцовского члена.

Здоровяк, на котором она лежала, чувствовал, как стало сжиматься в предоргазменных спазмах молоденькое влагалище, плотно обхватывая его налитый твердью член. Не в силах больше терпеть, он тоже начал ебать малышку снизу, утыкаясь огромной залупой дальний в свод её розовой пещерки.

Неожиданно возникшие ощущения толчков в шейку матки, на фоне непрекращающихся яростных ударов в попочку, заставили трепетать и трястись мелкой дрожью всё её девичье существо. Она уже не могла ни стонать, ни даже кричать, а лишь мычала и заливисто скулила, стиснув свои белые зубки.

Почувствовав, как затряслась мастерски выебанная ими эльфийка, мужчины практически одновременно разрядились горячими густыми фонтанами из сразу двух до упора вставленных в неё стволов, рыча от наслаждения. От ощущения заполняющих её изнутри обильных потоков спермы кончающая девчонка металась и билась от пронизывающих молниями всё её тельце судорог, не в силах остановиться…

* * *

Едва забрезжил рассвет, сверху на краю ямы показалась фигура того самого здоровенного орка, что сопровождал их в лодке. Он сурово осмотрел пленников, осветив их головы факелом, потом что-то требовательно выкрикнул с вопросительной интонацией. Никто ничего не понял, и все посмотрели на Айнона.

– Так… Ну, я тоже понимаю их через слово – странный какой-то диалект, никогда такого не слышал… Судя по всему, он спрашивает, кто тут у нас главный.

– Я капитан торгового судна! – Громко отозвался капитан.

Огромный орк сделал взмах рукой, давая капитану понять, что требует подняться к нему по лестнице. Айнон, с трудом подбирая слова, тут же что-то ему ответил. Орк изобразил на физиономии подобие задумчивости и сделал Айнону точно такой же знак рукой.

– Я переводчик и должен быть с капитаном, – пояснил эльф окружающим, поднимаясь по верёвочной лестнице вслед за главой команды пленённого торгового корабля.

Огромного роста орк указал капитану и Айнону, куда нужно идти, и сам пошёл следом, освещая дорогу факелом прямо поверх их голов. Путь лежал вглубь орочей деревни. Уже светало, и с обеих сторон виднелись жилища орков – в основном довольно утлые постройки с покосившимися крышами. В центре поселения располагалась самая большая и богатая хижина. Именно туда орк и конвоировал сейчас пленников.

Войдя внутрь, он закрепил на стене факел и по-хозяйски уселся у тлеющего очага. Стало понятно, что он не просто конвоир или воин, он и есть вождь этого племени. Никакой дополнительной охраны ему не требовалось – при его силе, весе и росте он без всякого труда мог справиться сам с парочкой безоружных эльфов. Орк оценивающе косился на приведённых им пленников, согревая руки над догорающими углями.

– Зачем вы всех нас привели сюда? – Айнон перевёл вопрос капитана.

– Здесь я буду спрашивать!!! – Заорал в ответ орк на своём диалекте.

Успокоившись, позже добавил, а Айнон перевёл:

– Знаю, надо было всех сразу убить! И в море скинуть! Но… У нас с продовольствием на острове беда – из дичи остались одни вороны. А на вашем корабле даже поживиться нечем – одно масло, да мешки с травами… Короче говоря, я решил заготовить из вас солонину.

– Это неслыханно! – Попытался возмутиться капитан.

– Это должно быть, какая-то шутка? – Вольно перевёл его реплику Айнон.

– Да какие ж тут шутки?!! У нас в деревне жрать нечего, от рыбы у народа животы уже пухнут! Мы же орки – нам мясо нужно! Понимаете – мясо!

– Тупые грязные выродки!.. – Вырвалось у капитана, когда он услышал от Айнона перевод.

Орк в ответ тут же вскочил, схватил капитана за грудки и проорал ему прямо в лицо нечто оглушительное. Айнону даже переводить ничего не пришлось. А потом чуть тише добавил:

– Ненавижу, когда оскорбляют мой род! И вы оба называйте меня отныне – Вождь!

– Хорошо, как скажете, Вождь… – Проявил искусство дипломатии Айнон.

– Значит, нас всех ждёт смерть? – Подвёл невесёлый итог капитан.

Но орк молчал. Он смотрел на тлеющие в очаге угли и грел над ними руки, сжимая и разжимая кулаки. Спустя минуту, орк заговорил уже спокойным тоном.

– Поначалу я действительно хотел пустить вас всех на солонину. Но всё изменилось, пока мы плыли в той лодке… Орк снова замолчал.

Оргазм второй

Девушка остановилась перед дверью хижины. Она была меньшего размера, чем та, в которой она побывала накануне, но выглядела богаче и добротнее. Пожилая орчиха, которая вчера здорово помогла ей, сегодня пришла за ней в назначенный час. Дала возможность вымыться и привести себя в порядок перед свиданием. Она же дала и новую одежду – полупрозрачную накидку из тонкой ткани, а после сопроводила сюда. Сейчас она стояла рядом и жестом показывала, что внутрь войти нужно только ей одной.

Но эльфийка ещё какое-то время стояла в нерешительности. Её измученная вчера грубым сексом нежная девичья промежность заныла с новой силой. Набравшись решимости, девушка глубоко вздохнула, открыла дверь и перешагнула порог. В хижине царил полумрак и тишина, а в воздухе было намешано множество запахов, среди которых она узнала и едва уловимый приятный аромат, не характерный для здешних мест, но хорошо и давно ей знакомый.

Сначала показалось, что внутри хижины никого нет, но вскоре девушке удалось рассмотреть стоящее посреди помещения огромное, выдолбленное из ствола гигантского дерева, корыто. Внутри корыта находился тот, к кому она пришла. Его могучий торс возвышался над краями дальнего конца деревянной ёмкости.

Взгляд больших жёлто-зелёных глаз был направлен прямо на неё, но не выражал никаких эмоций. Не сказав ни слова, он указал гостье пальцем куда-то вправо. Девушка сделала пару шагов в указанном направлении. Там на столе стояла пиала. По терпкому запаху, она узнала тот отвар, которым вчера её отпаивали.

– Ой, нет, спасибо… Можно я не… – Прощебетала она нерешительно.

– ПЕЙ!!! – Громогласно возразил хозяин, а потом чуть мягче добавил: – Пей, так тебе легче будет.

Пришлось подчиниться и выпить всё залпом. Напиток не был алкогольным, но имел выраженное дурманящее и расслабляющее действие.  Голова у девушки тут же закружилась, ноги сделались ватными. Ей даже пришлось опереться рукой о край стола.

– Раздевайся и… – Мужчина нахмурился, вспоминая слова из эльфийского языка, которым почти не владел. – Залезай!

Предложение принять ванну вместе с этим мускулистым гигантом теперь прозвучало для одурманенной девчонки уже совсем не так, как если бы она услышала его минуту назад. Роняя на ходу с пологих плеч накидку, обнажённая, она приблизилась к высокому краю деревянного корыта.

Вначале эльфийка решила, что ей это кажется, но вскоре поняла, что корыто на самом деле наполнено на две трети вовсе не водой, а маслом, оливковым маслом! Вероятно, тем самым, которое эльфы везли домой на своём фрегате в расставленных по трюмам бочках. Именно от него и исходил тот знакомый запах, который привлёк внимание девушки, когда она вошла.

Орки почти не употребляли в пищу оливковое масло. И то, какое применение ему нашлось сейчас, показалось молодой особе необычным, интригующим и даже возбуждающим. Постояв какое-то время в нерешительности, юная эльфийка перекинула сначала одну ногу через бортик, нарочно сверкнув перед пристальным мужским взором своей приоткрывшейся при этом красивой голенькой щелкой, затем вторую.

К её удивлению, масло в корыте было ещё и приятно тёплым. Судя по всему, его разогрели, погрузив в него на время предварительно раскалённые на огне булыжники. При мысли о предстоящем сексе с мускулистым монстром в ванне из тёплого оливкового масла пися у девчушки окончательно перестала ныть после вчерашнего, а низ животика предательски-приятно потяжелел.

Она стояла напротив сидящего в ванне любовника, меж её стоп на дне были вытянуты могучие мужские ноги. Корыто оказалось настолько глубоким, что девичьи бёдра были полностью погружены в тёплую вязкую жидкость, которая приятно обволакивала тело. Поверхность её бесшумно и неспешно колыхалась, то отступая немного вниз, то снова накатывая, смачивала две идеально гладкие белоснежные складочки голенькой письки молоденькой симпатичной эльфийки.

Около минуты огромный орк беззвучно наблюдал, как наполовину смоченные маслом половые губки стройной белокожей красотки блестят в тусклом мерцающем свете стоящей рядом с ванной большой свечи. Его левая рука лежала на бортике, а правая была скрыта под маслом. Он монотонно двигал ей там, разминая свой член, от чего гладкая масляная поверхность не переставала раскачиваться, омывая пухленькие складочки, на которые расходился безволосый лобок стоящей напротив совершенно голой девчонки.

– Повернись! – Велел он ей.

Она встала теперь к нему попкой. Немного подумав, подалась вперёд, оперлась руками о противоположный борт ванны, нарочно выпятив немного вверх свой привлекательный голый задик. В ответ мужчина зачерпнул двумя сложенными вместе огромными ладонями масла и вылил ей на низ спины. Он делал так снова и снова, с удовольствием наблюдая, как блестят в полумраке две сладкие белые булочки её красивой маленькой попки.

Потом он поднялся на ноги и встал позади покорно наклонившейся перед ним беззащитной девочки. Его вздыбленный член скользнул ей от копчика по низу спины и лёг тяжёлым пульсирующим грузом где-то в области поясницы. Огромные горячие мужские яйца прижались к её попочке. Всей задней поверхностью бёдер эльфийка чувствовала упругое прикосновение мускулистых ног прильнувшего к ней сзади, огромного и явно желающего её самца.

Склонившись вперёд над хрупкой девичьей спиной, могучими руками он принялся зачерпывать масло и смачивать им всё её трепещущее от желания тельце. Он обильно умаслил обе её молоденькие грудки, животик, бока, подмышки и всю выгнутую дугой спинку. Теперь его руки скользили у неё по бёдрам от коленей до самой щелочки, бесцеремонно проникая огромными скользкими пальцами меж набухших от похоти девичьих половых губ, ощутимо надавливая на возбуждённый клитор.

Ему нравилось ощущать кончиками пальцев трепетную нежность безволосой киски совсем молоденькой девчонки. Густая смазка, сочащаяся из половых желёз где-то внутри её голощелочки, была ещё более тёплой и скользкой, чем масло вокруг. Она покрывала мылкой пеленой его толстые пальцы, когда он с упоением дрочил бесстыдницу, просунув руку её между ног.

Продолжая стоять, согнувшись и опершись о бортик ванны, худенькая хрупкая эльфийка прикрыла глаза и стала шумно дышать ртом, невольно подмахивая голой попкой и ощущая при этом как прижатые к ней огромные мужские яйца перекатываются, скользя по мягким булочкам, а огромный тяжёлый и твёрдый член скользит и приятно щекочет упругой залупой спину.

Не отрывая левую руку от её текущей под ласками щелки, любовник на мгновение чуть отстранился, чтобы правой рукой взять свой ствол и ввести его внутрь девочки через узкую, но скользкую дырочку меж её половых губ. Она давно этого ждала, но всё же властно врывающаяся в её тельце упругая горячая мужская твердь не могла не заставить девчонку сначала громко вскрикнуть, а затем протяжно застонать на выдохе.

Бесцеремонно раздвигая трепетную розовую плоть юного влагалища неопытной эльфийки, мощная залупа орка огромной упругой махиной ткнулась в возбуждённую шейку матки. Волна тупой, но терпимой боли, смешанной с наслаждением, медленно разлилась по всему девичьему телу.

Не желая больше тянуть, могучий орк схватил девушку руками с обеих сторон за попку и принялся яростно насаживать её нежную смазанную тёплым маслицем пиздочку на свой огромный, твёрдый, как железо, горячий кол.

Поначалу он двигался небыстро, но всякий раз входил в девочку по самые яйца, а двигаясь назад, почти вынимал у неё из писи свой инструмент. Он наслаждался тем, как она немного вздрагивала и вскидывала вверх голову, когда потом снова упирался и надавливал членом на дальний свод её молоденькой влажной пещерки.

Эльфийка помнила, как вчера он грубо изнасиловал её. Как потом весь день болела её истерзанная киска. Как она кричала и плакала от боли и унижения, лёжа под ним. Вчера его огромное и толстое орудие буквально рвало её узенькую и почти сухую щелочку. Но сегодня этот же член двигался в ней, причиняя совершенно иные ощущения.

Обильно смоченный маслом скользкий ствол орка таранил эльфийское лоно, наращивая темп. Его огромные горячие яйца ритмично раскачивались в воздухе, ощутимо ударяя девчонку по лобку и низу живота. Живот любовника звонко шлёпал по мягким гладеньким булочкам. Его руки до боли сжимали нежную попочку и крепко держали, чтобы скользкое от масла тельце малышки не улетело вперёд, когда он со всего размаха вгонял до основания в маленькую девичью пиздёнку свой огромный стержень.

Сознание эльфийки помутилось, глаза были закрыты, и теперь она перестала слышать даже звуки. Всё, что она чувствовала – это бесчисленные глубокие и яростные проникновения в свою возбуждённую похотливую норку. С каждым таким проникновением девчонка сотрясалась всем телом, а где-то внутри, между низом живота и недрами её маленькой попки, стали зарождаться всё более ощутимые сладковато-томительные волны.

Сначала это были едва заметные всплески, но теперь они перерастали в самую настоящую бурю, которая называется девичий оргазм. Умело и глубоко натягиваемая в пизду девчонка уже не принадлежала самой себе. Она тряслась, повинуясь буре эмоций и ощущений, которая бушевала у неё внутри. По животику, бёдрам и попке побежали мурашки и мелкие судороги, которые не мог не почувствовать наслаждающийся её щелочкой орк.

Это был первый для него опыт, когда он довёл до настоящего оргазма эльфийку. И вот она, не в силах более вытерпеть такие сладострастные муки, выпустила из себя этот бушующий шторм. Громко вскрикивая, она изливалась из своей маленькой растянутой сейчас огромным членом горячей дырочки девичьими соками.

Орк, не издавший за всё это время ни звука, глядя на это, тоже начал бурно кончать, резко вздрагивая своим массивным телом. Из его огромного напряжённого члена хлынула толстая горячая струя густой белой спермы. Она полностью заполнила собой розовую пещерку девичьего лона и стала вытекать наружу через щелочку всё ещё бьющейся в оргазме девчушки.

Любовник так и не остановил свои фрикции, и каждый раз заталкивая в её мягкую дырочку свой всё ещё твёрдый член, он, как поршень, выдавливал из неё мутные густые потоки, которые стекали по стройным девичьим бёдрам, смешиваясь с тёплым оливковым маслом…

* * *

– И что же заставило тебя передумать делать из нас солонину, Вождь? – Нарушил затянувшееся молчание переводчик.

– Я предлагаю вам сделку. Я сохраню жизнь всем, кто остался. Но в обмен на каждую жизнь я хочу получить один оргазм. По-моему, не так уж и дорого, если задуматься…

Айнон с капитаном опешили от такого дикого предложения. Они недоумённо переглянулись и не нашлись сразу, что ответить. Поэтому на этот раз молчание нарушил сам орк.

– Или вы считаете, что жизнь каждого из вас не стоит оного моего оргазма?!! – Зарычал он.

– Мы эльфы, и привыкли не терять чести и достоинства даже в самых тяжёлых ситуациях. Я уверен, что говорю сейчас от имени каждого члена своей команды: любой из нас предпочтёт смерь сексу с тобой!

– Гаа-га-га!.. Гаа-га-га-ааааа… – Вождь взорвался хохотом и долго не мог успокоиться, когда услышал перевод слов капитана.

Теперь Айнон и капитан окончательно перестали что-либо понимать.

– Да кому тут нужны ваши мужские эльфийские задницы?!! Я говорю об оргазмах, полученных от молодой эльфийки!

– Но наш экипаж, как и экипажи большинства эльфийских кораблей, состоит из одних только мужчин! – Возразил было Айнон.

– Эээ!.. Не надо!.. Ты не ври мне, эльф!!! Когда плыли в лодке, я слышал, как ты назвал её по имени! Ты назвал её Исилиэль, помнишь?!

– Да, но это…

– Я слабоват в эльфийском, но ведь Исилиэль на вашем языке означает «дочь луны», верно?

– Верно…

– Ну, а какой нормальный отец назовёт таким именем сына?! Я правильно рассуждаю, эльфы?!

– Но почему именно она? – Не сдавался Айнон.

– А что, среди вас там есть и другие переодетые женщины?

На это ответить уже было нечего. Немного помолчав, Вождь пояснил:

– Я ведь могу прямо сейчас вас всех убить, а её оставить себе в качестве игрушки. Я могу так сделать! И она будет моей. И я буду делать с ней всё, что захочу. Я вообще мог бы завладеть силой телами уже, наверное, сотни эльфиек! Но я так пробовал… Я могу, но не хочу так! Я хочу, чтобы эльфийская девчонка сама мне отдалась, добровольно!..

Айнон и капитан стояли молча, обдумывая услышанное. Орк снова грел руку над углями очага и тоже о чём-то думал. Через минуту он нарушил молчание:

– Понимаете – добровольно! И это значит, что вы должны как-то её на это уговорить.

– И как у нас, по-твоему, Вождь, повернётся язык уговаривать девочку на такое – отдаться орку? – Не сдержался опять капитан.

Вождь в ответ гулко ударил своим кулачищем по стене так, что затряслась вся хижина.

– А вот это уже не мои проблемы! Даю вам времени до следующего рассвета! Если она добровольно ко мне сюда не придёт, быть вам всем солониной! Ясно?!!

Вождь поручил одному из своих солдат отконвоировать пленников обратно в яму. Вернувшись, капитан и Айнон долго не решались рассказать другим членам команды о том, что им предложил Вождь. Вскоре после их возвращения орки спустили на верёвках в яму завтрак – два ведра: в одном была вода, в другом – хлебные корки.

– Да… на таком довольствии долго мы не протянем… – Заключил кто-то.

– Возможно, это вообще наш последний завтрак в жизни. Так что ешьте… – Приказал капитан.

– То есть, как последний?!

– Вам что-то известно?..

– Капитан, довольно секретов!

– Мы имеем право знать, что нас ждёт!

– Капитан… если Вы не в силах, давайте я всё расскажу. – Предложил Айнон.

Но капитан, тяжело вздохнув, нашёл в себе силы поведать команде условия, которые выдвинул главный орк. Все слушали его с каменными лицами. Никто даже не смел смотреть в сторону Исилиэль. А она сама сидела молча с закрытыми глазами, прислонившись спиной к стене ямы. Её лицо было на удивление спокойным, а в глазах не было и намёка на слезинку.

– Я пойду. – Спокойно произнесла она спустя пару минут.

– Иси… Нет!!! Мы обязательно что-то придумаем! – Попытался возразить Айнон.

– Похоже, этот орк уже всё придумал за нас. У нас нет выбора, это же очевидно. – Невозмутимо парировала девушка.

– Выбор есть всегда! Мы найдём выход, Иси!..

– Да, и наш выбор таков: смерть для всех или бесчестие и унижение для меня одной. Как тут кто-то недавно справедливо заметил, похоже, это действительно я навлекла на корабль беду. Мне и расплачиваться…

На эту реплику неожиданно повзрослевшей и преобразившейся Исилиэль не нашёл, что ответить даже Айнон. Он сам, равно как и любой другой член команды, включая капитана, не раздумывая, пожертвовал бы собой ради спасения товарищей. Они были настоящими воинами и мужчинами, но по иронии судьбы, именно это обстоятельство сейчас и не позволяло никому из них это сделать.

Иси тем временем поднялась, встала по центру ямы и, вскинув голову вверх, громко прокричала охранникам:

– Эй, вы, там!.. Передайте ему, что я согласна! – Её голос прозвучал как призывный горн. – Айнон, переведи им!..

Но перевода не потребовалось. Те двое, что сторожили их на краю ямы, переглянулись, один другому что-то сказал, тот кивнул в ответ и куда-то удалился. Через полчаса к яме подошла старая орчиха. Она спустила внутрь ямы верёвочную лестницу и указала пальцем на Иси. Молодая эльфийка подошла к брату, крепко обняла его за плечи и стала подниматься по веревочным ступеням.

Оргазм первый

Старуха отвела девушку в большую, сложенную из брёвен, хижину, которая служила подобием бани. Об этом говорило обилие сложенных один в другой тазиков, каменная печь в углу и деревянные лавки вдоль стен. Там ей было велено раздеться догола, после чего орчиха принесла горячей воды и мыло и велела тщательно вымыться.

Сама старуха уселась на лавку и стала наблюдать, как моется юная белокожая девочка. Она встала ногами в огромный деревянный таз и послушно сначала намыливала, а потом окатывала себя с ног до головы из большой кружки. Старуха иногда указывала девчонке жестом, где ей ещё следует себя подмыть, и та послушно выполняла все требования: то наклонялась и раздвигала руками свои булочки, демонстрируя чистоту попки, то приседала на корточки и в очередной раз тщательно мыла рукой свою и так давно уже чистую пиздёнку.

Когда с омовениями было покончено, орчиха откуда-то достала огромное льняное полотенце и накинула его эльфийке на плечи. Сама с лёгкостью подхватила огромный таз с водой и удалилась с ним прочь. Иси, совершенно голая, стояла на деревянном полу посреди просторной бани в полном одиночестве. Наклонив вниз голову, она принялась вытирать полотенцем свои шикарные длинные волосы.

Через минуту, тщательно промокнув шелковистые локоны, она убрала с головы полотенце и привычным движением вскинула голову вверх и назад так, чтобы волосы оказались у неё за спиной. В этот момент она вскрикнула от неожиданности, потому что прямо перед ней буквально в метре стояла фигура огромного широкоплечего орка.

Он просто стоял и пристально смотрел на обнажённую эльфийку. Никакой одежды на нём не было, поэтому девичий взгляд невольно застыл на его вздыбленном невероятных размеров половом органе. Снизу в огромной мошонке болтались два массивных яйца. Иси рефлекторно прикрыла груди и лобок скомканным полотенцем, которое держала в руках. От мысли, что это вот орудие вздыбилось сейчас на неё и вот-вот начнёт атаковать её маленькую щелочку, у неё помутнело в глазах.

Вождь сделал шаг и приблизился к обнажённой девушке вплотную. Он отобрал у неё скомканное полотенце, которым она прикрывалась, и отбросил его далеко в сторону. Иси проводила кусок льняной материи взглядом, а потом перевела его на орка и посмотрела ему в лицо, даже не пытаясь более прикрывать свою наготу руками.

Суровый взор его жёлто-злёных глаз буквально пожирал стройное девичье тельце с ног до головы. Он с любопытством и каким-то животным интересом рассматривал её маленький чуть курносый носик, гладкие щёчки, тонкую шейку, хрупкие плечи, миниатюрные титечки с малиновыми сосками, плоский животик, совершенно лысенький лобок и такие же гладкие складочки совсем ещё молочной писи. Потом скользнул взглядом по белоснежным бёдрам, красивым коленочкам и опустил его на тонкие пальчики на босых ногах.

Орк протянул левую руку и обхватил эльфийку огромной сильной клешнёй за правое плечо, демонстративно послюнявил средний палец другой руки и направил его девчонке между ног. Его толстенный перст тут же раздвинул полумесяцы её половых губ и устремился внутрь светло-розовых девичьих недр. Одним уверенным движением он оказался в ней целиком.

По ощущениям, он был почти такой же толщины, как член парня, с которым Иси жила до недавнего времени. Палец был влажным, и только поэтому смог без труда проникнуть в совершенно сухое влагалище испуганной девчонки. И даже его плавные ритмичные движения, совершаемые глубоко меж половых губ, ничуть не возбудили её.

Но Вождь на это и не рассчитывал, он просто изучал и ощупывал анатомические особенности своей новой наложницы. Отведя руку от тёплой девичьей промежности, он поднёс её к своему носу и шумно втянул воздух. Глаза его при этом довольно прищурились, через секунду орк неожиданно гулко и протяжно выдохнул, заставив девчонку вздрогнуть от испуга.

Сделав шаг в сторону, мужчина отодвинул массивную лавку, стоявшую вдоль стены, и развернул её торцом внутрь помещения. Затем так же поступил с другой, поставив её вплотную параллельно первой. Получилось довольно широкое, но жёсткое ложе. Девушке было велено взобраться на него и лечь на спину.

Схватив эльфийку за лодыжки, Вождь встал на ложе ногами. Обе дубовые лавки натужно скрипнули под его весом. Он с лёгкостью приподнял Иси за ноги вниз головой и перенёс подальше от края, мягко опустив её голову и спину снова на жёсткие деревянные доски, но уже ближе к стене. Сам опустился на колени, а её ножки положил на свои широкие плечи.

Её попка лежала теперь в аккурат меж его мускулистых бёдер, а набухшая головка его пульсирующего члена тёрлась о безволосый девичий лобок. Бедняжка смотрела на это, прижав к груди подбородок, и с ужасом ждала, что будет дальше. Всё, что оставалось сейчас могучему орку – это направить своё орудие девчушке в прямо щелку под нужным углом.

Он так и сделал. Острая боль тут же пронзила всё тело несчастной девчонки. Огромная елда стала бесцеремонно растягивать мягкую, но сухую плоть её нежной пещерки. Тонкие лепестки внутренних губок растянулись и с трудом пропускали меж себя огромного гостя. Пухленькие валики внешних губ её сухой и узенькой щелки, увлекаемые настойчивым вторжением, почти полностью завернулись внутрь и теперь тянули за собой кожу на лобке и внутренней части бёдер.

Девчушка едва не кричала от боли. Она до крови закусила губу, а из её плотно зажмуренных глаз потекли слёзы. Но она не издала ни звука, пока орочий стальной поршень пробивал себе дорогу в её узеньком сухом влагалище. И только когда он полностью натянул на себя её щелочку и упёрся залупой в самый дальний свод девичей пещерки, эльфийка отчаянно охнула и испуганно открыла глаза.

Орку не доставляло удовольствия нарочно причинять ей боль. Но это было неизбежно, потому что он до беспамятства хотел выебать эту стройную, белокожую, изящную, такую юную и чувственную девчушку. Он еле сдерживал сейчас эмоции от того, что, наконец, вставил ей в нежную пиздощелочку свой член и натянул её до самого животика.

Он будто ждал этого её вскрика, чтобы остановиться в своём продвижении вглубь. Пронзительный взгляд жёлто-зелёных глаз встретился и испуганным взором пары увлажнённых девичьих глазёнок. Прижав огромными ладонями её обнажённые бёдра к своей мускулистой груди, он начал плавно раскачиваться взад-вперёд, приводя в движение своё одеревенелое от возбуждения орудие внутри растянутой им щелочки между ног у Иси.

Эти монотонные движения уже не причиняли той невыносимой боли, что была поначалу, но на лице у девушки всё равно то и дело возникала страдальческая гримаса. Она смотрела ему прямо в глаза и чувствовала каждый миллиметр, на который сдвигался буквально разрывающий её изнутри гигантский мужской орган.

Он тоже смотрел ей в глаза и продолжал двигаться, наращивая темп. Орк подался вперёд и упёрся руками в скамью по обе стороны от головы белокожей девчушки. Он навис над её телом, и мог ощущать у себя на груди её резкие выдохи, когда в очередной раз засаживал ей в узенькую писюльку свой огромный елдак по самые яйца.

Сам того не замечая, Вождь вскоре уже не просто раскачивался, а яростно ебал в голос стонущую под ним малышку. Её ножки так и оставались закинутыми ему на плечи, а голая попочка перекатывалась по деревянным доскам, словно комок белого теста в сильных руках умелого пекаря. Её щелка уже не была такой сухой, как вначале. Следуя зову природы, девичий секрет, всё же, начал выделяться, поддавшись брутальному напору мужского естества.

Лавки скрипели и даже трещали, когда орк, шумно дыша, буквально прыгал на молоденькой девушке, упиваясь нежностью и теплом её трепетной пиздёнки. Он не хотел причинить ей вред, но уже не мог контролировать своей страсти. Его огромный хрен таранил девчонку в полную силу, порой разрывая тонкую плоть внутренних губок и причиняя тупую боль ударами залупы в заднюю стенку узкой девичей норки.

Огромный Вождь страстно ебал миниатюрную и хрупкую девочку. Его взгляд застыл на её промежности, слегка окровавленной от его грубых проникновений. Всё тело эльфийки ходило ходуном и сотрясалось под его мощными толчками. Она лежала под ним и мотала головой в разные стороны, крича от боли, смешанной с возбуждением.

Орк не мог отказать себе в удовольствии смотреть, как извивается под ним эта нежная девчонка. Остановиться он тоже уже не мог, не хотел и не собирался. Он выпрямился, вцепился руками в девичьи бёдра, сделал ещё пару десятков мощных толчков и с рёвом разрядился в измученную девичью щелку несколькими мощными струями горячей спермы.

* * *

Вождь лично принёс истерзанную им Иси в яму к соплеменникам. Когда он спускался по верёвочной лестнице, её обнажённое тело бессильно висело на его сильной руке подобно снятому недавно плащу. Спустившись на половину глубины ямы, он протянул руку, и эльфы приняли у него девушку.

Айнон тут же снял с себя рубашку и укрыл ей свою совершенно голую сестру. Никто не комментировал произошедшее, потому что исход был и так всем очевиден. Сама Исилиэль едва могла открыть глаза и ничего не говорила.

Вскоре в яму к пленникам спустилась старая орчиха. Она принесла с собой ведро с чистой тёплой водой и короб с какими-то местными медикаментами. Старуха обработала измученную промежность молодой эльфийки и приложила компресс из травяного отвара.

Уходя, она подняла на руке голову Иси и настойчиво велела ей выпить какую-то тёмного цвета с терпким запахом жидкость. Сразу после этого девушка провалилась в глубокий сон и проспала до следующего утра.

* * *

На седьмой день Исилиэль вернулась от Вождя, но в яму уже не спустилась. Вместо этого орки-охранники сбросили вниз лестницу и велели пленникам подниматься по одному. Вождь сдержал слово и отпустил всех семерых.

Двое солдат сопроводили остаток команды торгового корабля от деревни до берега, затем отвезли на лодке на судно, так и стоявшее на якоре все эти дни. Поднявшись на борт, моряки долго не могли проронить и слова. Они молча каждый занимались своим делом, готовя корабль к отплытию.

Разумеется, ни Айнон, ни Исилиэль уже не вернулись на гауптвахту. Несмотря на то, что членов команды осталось мало, и многим пришлось взять на себя обязанности тех членов экипажа, которых в команде уже не было, капитан запретил Иси драить палубу, равно как и выполнять другую грязную и тяжёлую работу на протяжении остатка пути.

Поговаривают даже, что он, как и многие другие, кто услышал эту историю, коренным образом изменили своё отношение к женщинам на корабле. Да и вообще к женщинам…

 

(Всего 173 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Похожие рассказы:

0

Путь шаманки. Небесное серебро ... Автор: Skevgor

1

Реверсия ... Автор: Femina

0

Мужские тайны или Секс в жизни ... Автор: Barbar

7 комментария к “Семь оргазмов”

  1. Ну вообще! Я даже немного устал и сильно обалдел, когда прочёл полностью Ваш рассказ. Собственно, это уже не рассказ, а эро-повесть, ближе даже к роману. Интереснейший сюжет! 10+
    А интересно, были ли на Земле в прошлом эльфы и орки? Или это только легенды и сказки…

    1
    1. Спасибо огромное, уважаемый коллега, за этот отзыв! В своё время я потратил на этот рассказ много времени и вложил в него – не побоюсь этого слова – частичку души. Но, видимо, из-за своего большого размера он не снискал большого внимания у читателей… ((

      А интересно, были ли на Земле в прошлом эльфы и орки?

      Хороший вопрос! Сам порой над ним задумываюсь… Ведь, как говорится, нет дыма без огня! Наверное, были. Во всяком случае, я хочу в это верить…

      1
      1. Извините, мистер Niki, (ничего личного) а может стоило разбить на две части Ваш рассказ? Сам сюжет весьма необычен и завлекателен, но читать тяжело. Хотя лично я не мог оторваться, уж очень увлёкся. Этому и способствовал интересный вариант “прыгания” сюжета. Надо будет позаимствовать и при случае использовать. Хотя нельзя, это авторский принцип личности.
        Насчёт эльфов – один исследователь писал, что после гигантской катастрофы и уничтожения развитой цивилизации (10 тыс лет назад) оставгиеся в живых разбились на лесных и степных. Лесные приспособились, к примеру хороший лес может прокормить многих, луки и стрелы, а степные стали варить болотное железо и развились. Ну примерно так и появились эльфы

        1
        1. Разбить на части, я думал об этом. Но как? Семь ведь пополам не делится, да и на три тоже… это простое число. Не придумал я, в общем, как логично порезать рассказ на части, вот и опубликовал одним куском…

          А про “прыганье” сюжета поясню: идею эту (с некоторыми изменениями и дополнениями) я позаимствовал у самого маэстро Харуки Мураками, из его произведения “Страна чудес без тормозов и Конец света”. Там тоже было две сюжетных линии, которые поначалу вообще казались независимыми, но в конце сошлись к единым событиям. Но я ещё и инвертировал хронологический порядок изложения событий одной из этих линий – в этом моё “ноу-хау”!) И я ничуть не возражаю – попробуйте тоже написать что-нибудь, используя этот приём! С удовольствием прочту!

          2
          1. Ноу-хау, позаимствованное у мэтра -это ещё хитрее.
            Сейчас я в печали. На меня накричала наша Алина. Я выставил рассказ “Светочка”, как юморной и с необычной концовкой, а она увидела только секс. Женщины! Они живут совсем в другом мире мироощущений! Не женитесь, мистер Niki!

            1
            1. Я знаю, мы с ними просто с разных планет. Нам надо просто всегда это помнить и не обижаться друг на друга… Не жениться? Я уже дважды делал это в своей жизни… нууу… не то, чтобы совсем не понравилось… но… )))

              1
              1. ладно. Вот с этой Вашей точки зрения тогда и я не буду считать “это” трагической ошибкой. Один мой знакомый женился на глухонемой. И ничего, доволен (шутка!)

                0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!