Skip to main content
Bloknotik-DD-WEB-oblozhka

Сеньора Ди

Встреча 1

Она любила создавать ники и мейлы по первой букве своего имени, с явной аллюзией на невестку Ее Величества, и подписывала письма и смс-ки просто Ди. А мои двойные DD всю жизнь со мной в силу факта as is, ни без каких попыток закосить под кого-либо.

В те добрые старые времена мамба еще не была под властью моралистов, и там можно было указывать сексуальные предпочтения. В очень лаконичной анкете Ди (используемое далее имя Диана – условно) не было фоток, не было указаний, чего она вообще хочет (только общения или секса), не было росто-весовых характеристик, но два пункта (помимо обязательного к заполнению возраста – 31 год на лето 2006 года) мне запомнились: «семейный статус» – замужем и «что вас возбуждает в мужчине» – волосатость. И я ринулся в атаку…

Уточнив не позднее третьей реплики, что волосатость она понимает отнюдь не на голове, а вовсе даже на теле, я попросил у нее адрес электронной почты, чтоб скинуть парочку своих прошлогодних фото с моря. С радостным удивлением прочел ответ: «А ммс-кой на телефон можешь?» и отозвался: «Конечно, как тебе удобней».

В кратчайшие сроки узнаю о ней обычный минимум информации: после окончания школы проучилась в коммерческом институте на экономиста, что в какой-то мере помогло (хотя думаю, что родительские деньги – в гораздо большей степени) открыть бизнес себе (салон игровых компьютеров) и брату (салон игровых автоматов – тогда они не были еще запрещены). Сама ведет бухгалтерию у них обоих и иногда, при необходимости, подменяет девчонку, сидящую на «админстве» в ее салоне, а где находится салон брата (реальный, а не юридический адрес), она даже не представляет толком, но если я являюсь поклонником «одноруких бандитов», то может для меня уточнить.

Рулетка меня не интересует совершенно, и я выспрашиваю у Дианы сведения о ее личной жизни. Они ожидаемо скудны. Не потому, что она опасается довериться незнакомцу (флюиды симпатии и неминуемого сближения ощутимо промелькнули между нами после того, как она просмотрела мои фотки с голым торсом и очень одобрительно отозвалась), а потому что оная жизнь малоинтересна. Замуж вышла не по любви и не по залету, не по расчету и не после долгих лет пребывания в гражданском браке, а по сватовству (довольная частая ситуация в ее национальном окружении). Ей было 25, ему 40, и симптоматично то, что для мужа это тоже было первым браком. Понятно, что она была девственницей, понятно, что муж скорей всего девственником не был, но что он ранее не жил никогда с другой женщиной, было достоверно известно. Нелады со свекровью начались сразу, и Диана-таки вынудила мужа на нетрадиционный шаг – жить отдельно своей семьей. Свекровь злорадствовала несколько лет и говорила, что ее наказал бог за непочтение к старшим и нарушение традиций, потому что забеременела она только на четвертом году замужества, выносила и родила с трудом… но выносила же и родила, а родная кровь – не водица, и безумно полюбившая внука свекровь всеми правдами и неправдами, гостинцами и игрушками, зазывала его с папой в гости, обижаясь, если они пропускали хоть один выходной. Сама Диана у свекрови почти не бывала, предпочитая общество своей матери, в двух шагах от которой и была куплена их собственная квартира. В тех же двух шагах, но по другую руку, находился ее салон игровых компьютеров…

– Когда могу тебе позвонить, Диана? Пообщаемся голосом, лучше узнаем друг друга, определимся с датой и временем встречи.
– Когда хочешь.
– Что значит – когда хочешь? Ты же замужем, вдруг я позвоню, когда муж твой будет дома, зачем тебе неприятности?
– Да я уйду с трубкой в другую комнату или на кухню.
– А если он проверит входящие? Увидит контакт «DD – Энск».
– В жизни не проверял. И я не дура, чтоб так явно записать, Янка уже уму-разуму учила.
– Кто такая Янка?
– Моя подруга. Разбитная разведенка.
– И как ты меня записала?
– Да никак. У тебя легкий номер, я его уже наизусть помню.

Этот разговор был вечером на сайте, и несмотря на ее браваду, я все же позвонил Диане не сразу, а на следующий день, в послеобеденное время. Голос оказался ничуть не томным и не флиртующим, практически без акцента, говорила совершенно спокойно, как со столетним знакомым, без обид восприняла мою шутку с предложением прислать мне фото топлесс, раз я ей свое такое уже отсылал, в тон мне ответила:

– Подожди минутку, щас сниму с себя все, останусь в одних трусах, пойду к мужу и попрошу сфоткать.
– Не-не-не, у меня нет на телефоне столько денег, чтоб полчаса ждать тебя.
– Какие полчаса?
– Я же правильно понимаю, что увидев молодую жену с голой грудью в одних трусиках, он завалит тебя в постель и немедленно приступит к исполнению супружеских обязанностей.
– Если б он был дома, а сын у бабушки, то да. Полчаса не знаю, но 15 минут запросто. Но сейчас наоборот: сын дома, а его нет.
– А когда ожидается, что они оба пойдут навестить бабушку? Не которая теща, а которая свекровь.
– Я же говорила. На выходные в обязательном порядке.
– Конкретно в субботу или в воскресенье, и конкретно в какое время – неизвестно?
– Неизвестно.
– Диана, пойми меня правильно. Я же не могу приехать утром в субботу и ждать, быть может, полторы суток, пока они вечером в воскресенье не поедут к бабушке.
– Знаешь, иногда бывает так и в будние дни, что он приходит после обеда и больше на работу не едет. Тогда поход к бабушке очень даже вероятен.
– Давай тогда так сделаем. Я не буду планировать конкретный день, но когда приеду в Эмск (а это будет вот-вот, через пару дней), позвоню тебе, и ты скажешь, будешь ли одна или нет?
– Хорошо, давай.

Хочу еще заметить, что несмотря на свободное и нескованное общение, очень четко и в разговорах, и затем во время встреч, чувствовался менталитет горянки (хоть и жили в дальних высокогорных селах даже не ее родители, обычные городские служащие – заведующая магазином и чиновник среднего звена, а деды и бабки), привыкшей беспрекословно исполнять то, что ей сказал мужчина (не в шутку, конечно, а всерьез), привыкшей к генетической почтительности перед сильным полом, но обладающей нешуточной гордостью и глубоким самоуважением. Забегая вперед скажу, что она исполняла любую мою сексуальную прихоть и сама кайфовала от этого, но не приведи господь проявить какое-то невнимание или неуважение в несексуальной части общения. Кинжал лермонтовской Бэлы мог бы материализоваться только так.

…Через несколько дней я поехал в Эмск. Чисто по работе, не заказывая квартиру и планируя после завершения дел вернуться в свой город. Примерно в 14-00 дела были сделаны, и я решил позвонить Диане – узнать, каковы перспективы.
– Я с сыном дома. Муж на работе.
– Жаль. Ну ладно, тогда как-нибудь в другой раз?
– Ты не торопишься? Можешь немного подождать?
– Могу.
– Тогда подожди возле такого-то памятника, я тебе попозже наберу или напишу.

…Диана так мне и не созналась, произошедшее далее было ли делом ее рук или волей случая. Но с какими-то интервалами мне начали поступать такие смс-ки.
«Муж сказал, что едет домой. Не звони мне пока».
«Он дома. Уговариваю пойти их погулять».
«Муж говорит, что он устал и выпихивает на прогулку нас. Хочешь, в сквере у фонтана увидимся?»
«Позвонила бабушка. Подожди еще немного».
«Они сейчас уйдут гулять, а потом в гости».
«Блин!!! Муж рассердился на сына и отменил прогулку».
«Они пока дома. Ты еще сколько сможешь подождать?».
«DаD-ка, приходи, я одна!».

А это было ее ноу-хау, называть меня не официально ДеДе или ДиДи, не уменьшительно-ласкательно ДД-шка или ДД-шечка, а как бы запанибратски, но с использованием полной формы имени, примерно как если б образовать «Мишку» не от «Миши», а от «Михаила», более точной аналогии не могу подобрать с мужскими именами, с женскими получается, допустим, не «Светка», а «Светланка».

…Начинаю спешно набирать смс-ку «Скажи мне адрес», потом соображаю, что звонить уже можно, звоню узнаю адрес. Дом оказывается, как назло, с литерной буквой и корпусом, то есть не выходит фасадом на улицу, а размещается в глубине двора, и разные прохожие дают разные советы, как туда пройти и как проехать на машине.

Наконец, искомый дом и подъезд найдены, и я нажимаю на звонок перед входной дверью. Диану я еще не видел ни воочию, ни на фото, очень любопытно, как она выглядит? А вот так. Высокая и полногрудая женщина со смуглым лицом, темноглазая, с черными волнистыми волосами, в простеньком домашнем платьице, открывающем приятной округлости руки от плеч и ноги от середины налитых бедер. Такая вот не субтильная северная леди, а настоящая южная сеньора.

– Нашел, ну слава богу. Проходи! – говорит мне она, даже не поздоровавшись. – Чай, кофе будешь?
– Да тут у вас немудрено запутаться. Табличек нет, на одном и том же здании мелом разные адреса накаляканы, и все жильцы как партизаны – никто ничего не знает. Нет, чай-кофе не хочу. Давай спокойно посижу, отдышусь от спешки и нервотрепки. Ну-ка расскажи, как ты провернула эту многоходовую комбинацию?..

Сидим на диване в большой комнате. Чувствуется, что в доме ребенок – чуть старше моего младшего сына. Знакомы ряд игрушек, книжек, нарядов. Диана сидит рядом, почти вплотную, но не касаясь меня. Атмосфера не сказать чтоб наэлектризовано-страстная, но и явно не рядовая-типичная. Что-то будет обязательно, но инициатива должна исходить от меня, несмотря на такое активное лоббирование моего визита с ее стороны.

Но и идти напролом: обнять, засосать, завалить кажется как-то неверным. Чужой дом, чужая жена, чужие нравы. Да, в каких-то нюансах ощущается схожесть с моими лучшими подругами-любовницами. Но и различия существенны. Лейла была нацменкой с той же готовностью на все, что сказал избранник, но она была девственницей и первый даже не секс, а интим, произошел не у нее дома, а у меня. Света была замужем, первый секс был у нее дома, в ее супружеской постели, но со второй встречи, плюс она не нацменка. И с ними обеими я был реально знаком задолго до интимного сближения: с Лейлой несколько месяцев, а со Светой – несколько лет.

Не нахожу ничего лучшего, чем задать дурацкий вопрос, насколько помню, второй раз в жизни (а первый раз такое вылетело из моих уст со второй моей женщиной, можно сказать, неопытным юнцом):
– Давай поцелуемся?

Похоже, Диану мой вопрос-предложение не удивляет. Уж не знаю, слышала ли она такие слова от своего мужа, или для нее любое пожелание мужчины воспринимается само собой разумеющимся и не подлежащим осуждению, но она коротко отвечает «Да», придвигается ко мне вплотную, обнимает меня за шею, закрывает глаза и прижимается губами к моим губам.

Приятно, вкусно, ново. Не знаю пока, чему ее обучил муж в сугубо постельном деле, но целоваться она умеет на «отлично». Засасывание губ, игры языками, имитация укусов от бурной страсти и безвольное поникание при имитации расслабленной беззащитности – взаимопонимание налицо. Параллельно поцелуям глажу ее пухлые щечки, касаюсь пальцами мочек ушей, играясь с сережками, перебираю нежные завитки на шее. Затем проникаю под платье со стороны спины, глажу теплое и даже можно сказать, горячее тело, потом не размыкая губ чуть-чуть отсаживаюсь, чтоб предоставить рукам возможность знакомства с грудью. И, скажу я вам, немалой такой грудью! Никак не меньше пятого размера. Сперва щупаю через ткань, взвешиваю в ладонях, пытаюсь ощутить, напряглись ли соски? Хорошо, что платьице свободного покроя, размыкаем наконец нацелованные губы, и я приспускаю плечики платья с ее плеч, она вполне согласованно вынимает руки из рукавов, платье спадает ей на пояс, открывая взору белый лифчик, распираемый сочными персями.

Мануально знакомлюсь с грудью поближе, уже через один слой ткани, и даже, в верхней части декольте – напрямую. Целую шею и плечи Диане. Шарю руками по спине в поисках застежки. То ли Диана спешит, то ли ей кажется, что не совладаю с хитрым замком, то ли считает это не мужским делом, но она торопливо говорит: «Щас», щелкает за спиной и снимает сама бюстгальтер, и ажурную золотую цепочку с кулончиком своего знака зодиака тоже. Поддерживая грудь руками, от души сосу и целую соски.

Приятно, вкусно, ново. Дианка еле слышно постанывает, гладит меня по голове. Несмотря на внушительную комплекцию, она мне кажется маленькой девочкой, впервые принимающей такие откровенные ласки от мужчины. Как изголодавшийся младенец, сосу ее грудь, не насыщаясь, а только распаляясь от крепнущих сосков.

Вперед, DD, к новым рубежам! Максимально растопырив одну руку для поддержания обеих грудей на уровне моего рта, другую руку просовываю под подол платья, прибавляя к своим ощущениям приятность от прикосновения к спелым, налитым бедрам, подбираюсь к кромке трусиков.
– Не надо! – шепчет Диана.
Не обращаю пока внимания, продолжаю ласки ног, но она уже более твердо говорит:
– Пожалуйста, не надо туда! Я сегодня не могу, – и отстраняется.
Испытующе смотрю ей в глаза:
– Дни? – она смущенно кивает. Дни так дни, ничего страшного, думаю, что такая страстная женщина не откажется доставить мне удовольствие оральным способом, тем более член там уже с ума сходит, зажатый в тесноте брюк и трусов, и обещает отомстить мне за такое динамо.
– Мне бы в душ. Можно?
– Да-да, конечно! – Диана быстро продевает руки в рукава, встает с дивана, показывает мне ванную комнату и чистое полотенце.

После водных процедур выхожу из ванной, и на автомате направляюсь в сторону большой комнаты, но слышу голос Дианы:
– Иди сюда, – и захожу в спальню.

Шторы задернуты, царит приятный полумрак после залитой солнечным светом большой комнаты и освежающая прохлада для распаренного горячими струями воды тела. Двуспальная кровать, рядом детская кроватка на колесиках, той же модели, что у меня дома. Диана снова спустила плечики вниз, оголив грудь и живот, но крепко зажала подол между ногами, как бы давая знак, что ниже пояса сегодня запретная зона.

Ложусь рядом, целую в губы, сосу соски, с удовольствием воспринимаю, как ее руки, осмелев, ласкают в ответ все мое тело, сверху от шеи до лобка, но пока избегая явного касания члена, и снизу, от лодыжек до промежности, ничуть не избегая мошонки, а вполне опытно перекатывая в ладони яйца.
Неплохо, неплохо, но… «Мы сегодня будем трахаться, хозяин? Хоть куда, но ты ж не обманешь мои ожидания? А то ведь и я могу как-нибудь подвести» – мысли моего члена телепатируются в мой мозг, и бесспорно заслуживают внимания.

– Диана, сделай минет, пожалуйста! – прошу я, убедившись, что она не намерена самостоятельно переходить к оральным и даже к мануальным ласкам члена.
Ее непонимающий взгляд немного даже сердит меня. Не может быть, чтобы термин «минет» был ей незнаком, вне зависимости от того, как она относится к оральному сексу. Поэтому уточняю уже чуть грубее и резче:
– Пососи мне! – и встав на колени, перемещаюсь поближе к изголовью.
– Я не могу! – отвечает смущенно. Но рукой наконец-то берется за член и то ли нарочно, то ли на самом деле не владеет этой техникой, делает очень неумелые дрочащие движения.
– Почему?
– Я никогда не делала.

Вот тебе и нацкадры. Учи всему, но в случае чего – никакой благодарности.
– Ну надо же когда-нибудь начинать, верно? Давай сегодня.
– Нет, DaD-ка, я тебя прошу! – это DaD-ка меня убивает. В далеком детстве меня примерно так называла мама. Естественно, я ей не говорил об этом, но как же она поняла, что это обращение может на меня воздействовать гораздо эффективней крика и плача? – Давай не сегодня. Я тебе обещаю. Я буду сосать, – о, выговорила этот глагол, хороший знак, наверное, надо поверить и потом проверить, – но в следующий раз. Хорошо, DaD-ка? Ты же приедешь еще? Ну, пожалуйста!

Опять-таки забегая вперед, скажу, что Дианку сосать я обучил. Но вот чего она не умела во время этой первой нашей встречи на ее супружеском ложе, и чему не особо научилась за многие разы наших встреч (честно говоря, не было в этом острой необходимости, иначе, конечно бы, научилась запросто) – так это дрочке члена. Зная, что мужчина должен кончить, иначе это не секс, а профанация идеи, она попыталась проонанировать мне до конца. Если б я не вмешался, она так бы водила «туда-сюда-обратно, ни фига не понятно», пока бы ее домочадцы не вернулись бы из гостей. Пришлось снова взять управление на себя, опираясь коленями за боками сесть на ее живот, вложить член между ее грудей, хорошенько смочив для ненатирания чувствительной плоти, и оттрахать ее межсисечно. В радостном возбуждении от дотоле неизвестной ей метОды она гладила мои волосатые спину, попу, ноги, пока яростные брызги из доведенного до крайней степени злости члена (я его все-таки натер) не заставили ее застыть неподвижно и впиться горящим взором в вылетающие капли спермы, орошающие шею, грудь, соски, будто впервые видела такое.

Позже я узнал, что таки да, это была не только ее первая измена, не только первый невагинальный секс, но и первый раз она вживую видела извержение спермы, потому что муж всегда кончал в нее, всегда в позе «раком», и достав из нее, вытирал головку об ягодицы, так что Диана даже не могла с уверенностью сказать, видела ли она член со спермой хотя бы после секса, не говоря уже о самом процессе эякуляции.

У меня были опасения, что процесс мог не понравиться Диане, и она только из вежливости угостила меня все-таки чаем и сладостями, даже желала покормить перед дорогой, ни словом не выразив ни свое возмущение, ни восхищение новым опытом. Но и вернувшись в Энск, вижу, что общение на мамбе продолжается в прежнем дружелюбном тоне: Диана рассказывает мне, как прошел ее день, какие были запомнившиеся встречи и беседы, какие шалости совершил ее сынишка и какие подковерные интриги плетет ее свекровь. И это значит, что вопрос второй встречи – лишь дело времени.

 

Встреча 2

Следующая поездка в Эмск была запланирована так, что днем у меня много дел и разъездов по городу, я скорей всего не успеваю все сделать за один день и остаюсь с ночевкой, чтоб добить оставшиеся назавтра и уехать. Извещаю ее об этом, ожидая вероятней всего отказа во встрече, ибо если днем в выходные или будни она могла рассчитывать на то, что муж с сыном поедут в гости к бабушке, то выгонять их еще и вечерами было бы перебором. Но Диана придумала другой план: не их отлучки, а своей, сказав мне, чтоб к 19 часам я подъезжал к ее кварталу и доставил бы обратно не позже 22-00.

Не успела за нами захлопнуться входная дверь, как Диана первой набросилась на меня с поцелуями, пробормотав что-то вроде «Я так соскучилась по тебе». От обилия чувств крепко обняла меня и даже приподняла немного в воздух: то, что обычно я люблю проделывать со своими женщинами. Ощущения, скажу я вам, двоякие. С одной стороны, конечно же, приятно, что вызвал у партнерши такие эмоции. С другой, ясно понимаешь свои моральные обязательства для соответствия ожиданиям.

Лихорадочно раздевшись, валимся на большую двуспальную кровать в маленькой комнате. Целуемся, тискаемся, ласкаемся. Если поцелуи Диана воспринимает как приятную прелюдию, если от поцелуев груди и сосания сосков она легонько постанывает, то от моих рук у себя между ног, от теребления клитора и игр с большими и малыми половыми губами, от вставки пальцев в нее и кручения-верчения во влагалище, она просто приходит в экстаз. Она мечется по постели, она издает разные вскрики, всхлипы, стоны, она то крепко обнимает меня аж до перехвата дыхания, то тискает мое тело, запуская пальцы между волос и дергая аж до боли. Она рьяно целует мне шею, плечи, грудь, но иногда замирает, открыв тогда глаза и уставившись невидящим взглядом в потолок: не то переживая мини-оргазмы, не то набираясь сил для продолжения.

Посчитав после ее очередной такой паузы, что пора и мне получить удовольствие, особенно обещанный отсос, меняю позу и подношу член к ее губам. Диана не испуганно, как тогда в первый раз, но несколько вопросительно смотрит на меня, как бы ожидая словесного подтверждения задумки.
– Мне… надо взять в рот?- я киваю.
– Я должна… сосать? – я снова киваю.

Ноздри Дианы трепещут. Наверняка она тоже вспоминала свое обещание отсосать во время следующей встречи, и наверняка эта мысль была ей не противна, а возбуждающа.

Без всяких робких чмоканий сбоку и пробных облизываний головки, бросаясь как в омут с головой, Диана берет в рот член, медленно, но решительно продвигает голову вперед, сколько получается и затем обратным движением убирает назад и смотрит мне в глаза, как бы спрашивая: «Правильно я делаю? Так надо?». Я киваю. Она снова проделывает ту же операцию: взяла в рот сколько смогла и выпустила. Снова кивок. Но на третий раз выпустить ствол я ей уже не даю. Взявшись за ее затылок, я насаживаю ее несколько раз головой на мой член, задавая нужный темп и давая понять, что вынимание изо рта во время основного процесса недопустимо. И уже без помощи моих рук она по вышеприведенному образцу продолжает сосать. Чувствую по улыбке и подниманию глаз на меня, что хочет что-то сказать, но не решается прерывать минет.

– Ну что?
– Слушай, DaD-ка, а мне понравилось! – немедленно откликается она со смущенной, но и горделивой улыбкой.
– Будешь мужу сосать?
– Наверное, нет, не так поймет, – после небольшой паузы отвечает она. – Но как-нибудь попробую, когда он в подпитии будет. Если что, скажу потом, с пьяных глаз померещилось.
– Правда понравилось?
– Ага! Так классно! – с огромной признательностью смотрит мне в глаза. – А можно еще? Или ты уже хочешь трахать?
– Конечно можно, трах не убежит.
– Ложись тогда на спину, хорошо?

Чмокнув ее в губы и потеребив мимоходом клитор (на что Дианка уже не отозвалась, так велико было нетерпение приступить к минету), я лег на спину и минут на 20 превратился в говорящий тренажер для обучения оральному сексу. Да что там учить? Самое главное – держи зубы подальше. Сразу глубоко не бери, тренируйся потихоньку, а то поперхнешься. Про язык не забывай. И про губы тоже. Слюны можно побольше, не стесняйся. Как устанешь, можешь вынуть, полизать. И яйца тоже полижи. Можно и в рот их взять, но очень аккуратно, это самый нежный мужской орган. Ствол можно сжимать сильно-сильно, но яйца ни в коем случае.
– Это я знаю, не такая наивная! – бормочет Диана.

Снова перейдя на сосание члена, и испробовав все варианты глубины и темпа, она вдруг вспоминает про кончание:
– Ты мне будешь в рот кончать?
– Да, но не сейчас.
– Можно я тогда на тебя сяду?
– Можно.

…Ну да, поза амазонки ей тоже незнакома. В какой-то момент, пытаясь глубже насадиться, так наваливается на меня всем телом, аж ребра затрещали. Но как-то все равно попрыгала, хоть и недолго, удовлетворила свое любопытство.

– Давай теперь ты, – слезает с меня. Думаю, что ляжет на спину для более традиционного стиля, но она становится раком, сильно прогнувшись и широко расставив ноги. Внутри у нее обильно хлюпает и чуть ли не вытекает. Вид очень здоровский! Необъятных размеров попа, массивные бедра, прижатые к постели груди, вздымающиеся и опадающие от возбужденного дыхания бока. «И это все мое» – проносится в голове фраза из анекдота. А вот дырочка ануса, несмотря на внушительную комплекцию обладательницы этого шикарного тела, совсем маленькая и почти незаметная. Может, анально тоже распечатать эту замужнюю девственницу?

Смачиваю анус и мой член ее влагой, расширяю пальцем, пытаюсь войти.
– Ой, больно, не надо!

Еще разочек.
– DaD-ка, ну пожалуйста, не надо, мне больно! Потом, хорошо? Я тебя очень прошу!

Ну ладно, потом так потом. Бью несколько раз членом по ягодицам, приставляю головку ко входу во влагалище, делаю секундный перерыв, и с возгласом:
– Я все равно тебя трахну в попу, даже не сомневайся! – вторгаюсь до упора в ее лоно.
– Дааа, – выдыхает Диана. – Да, да, да… Ох, как хорошо!

От часто повторяемого слова «да» остается только протяжная буква «ааа», когда обняв ее за поясницу одной рукой, другой я прикасаюсь к клитору и ласкаю его. Точнее «прикасаюсь и ласкаю» слишком мягко сказано. Я захватываю его и дергаю, интуитивно понимая, что у такого типа страстных и покорных женщин небольшие болевые ощущения только лучше оттенят общий кайф от процесса.

И расслабленная Диана, несмотря на все мои отчаянные попытки удержать ее тело в позе «догги-стайл», а мой член – в ее дырочке, обмякает и распластывается на постели.

Несколько раз похлопываю по сочным ягодицам. Сперва легонько, потом шлепаю со средней силой. Потом в приступе озорства сажусь на ее попу и взявшись за ее плечи, как за удила, говорю: «Ноо, моя лошадка, поехали». Ноль эмоции, ноль реакции, Диана в глубоком релаксе.

Пойду перекурю. Но как только, сев в большой комнате на диван, я прикурил сигарету и сделал первую затяжку, Диана поняла, что я отлучился не в туалет или в ванную, и недовольно протянула:
– Ты где?
– Сейчас покурю, приду.
– Иди здесь кури.
– Ты ж дымом пропахнешь, муж ругать будет.
– Не будет, он сам курящий. Ну иди ко мне.

Положив пепельницу на прикроватную тумбочку, растянувшись во весь рост, лежа курю. Диана положила голову мне на грудь, ласкает мне мех руками и целует тело. Другой рукой я поглаживаю ее по голове, плечам, спине. Зажав сигарету между указательным и средним пальцами, подношу фильтр к ее губам.
– Хочешь затянуться?

Диана морщит носик, но сделав губы трубочкой, неохотно тянется к фильтру. Тут меня посещает лучшая мысль. Я убираю сигарету, стряхиваю пепел, и говорю:
– Или лучше пососи.
– Вот именно, это намного лучше! – менторским тоном отвечает мне Диана, и сдвигается вниз, теперь уже не сразу беря в рот член (тем более он значительно сдулся в результате перерыва), а целуя ствол, облизывая головку, играясь с густым мехом лобка и оттягивая кожицу мошонки, и уже после такой прелюдии приступая к минету и наглядно показывая, что все мои уроки пошли впрок.

Русский язык, конечно же, велик и могуч, свободен и богат. Но вот как мне не хватает одного термина, имеющегося, например, в латыни (irrumabo). На грамматическом уровне он должен показывать обратное отношение к парному действию, вот на примере «трахаться»: если мужчина в данный момент трахает женщину, то она трахается. А вот что делает мужчина, если женщина ему сосет? Сосется, дает сосать, трахает в рот? Близко, но не то. К чему это я? А к тому, что в моем языковом восприятии имеется два разных минета. Один (пусть так и будет минет), это прелюдия, ласка, часть секса, но не финал. Второй (пусть будет irrumabo или в примерном переводе трахаю в рот, хотя я могу в этот момент и не делать никаких движений, но сама дама своим ротиком упорно работает над моим оргазмом и получением порции спермы) показывает жесткую нацеленность на кончание в рот, как финальную часть интим-процесса. Так вот, Диана на тот момент исполняла именно минет, не зная, или не умея, или не догадываясь, как его преобразовать в irrumabo. Тем более, словами очень трудно объяснить разницу, а тем более описать отличия в манипуляциях над мужским органом.

– Давай я еще немного тебя потрахаю, – предложил я Диане, убедившись, что ее минет не приближает меня к оргазму, хотя и безусловно приятен, а тем временем стрелки часов не замедляют свой бег, и вскоре уже надо будет закругляться.
– Давай, – без возражений подхватила Диана и захотела встать в ту же коленно-локтевую позу.
– Нет, ложись на спину!
– На спину? – удивилась она. А я удивился ее удивлению и не удержался от вопроса: – а что, вы так никогда не пробовали?
– Как-то пробовали, но не получилось. Поэтому обычно на четвереньках всегда.

…М-да, я понимаю, почему не получилось. Диана из той породы женщин, у которых вход во влагалище расположен очень низко (кажется, сиповками они называются). Для траха в стандартной миссионерской позе нужно обладать здоровенной елдой, чтоб полноценно внедриться в нее. Для того, чтоб самому стоять на коленках между ее ног и приподняв таз, совершать фрикции – нужно обладать силой штангиста. Но я вспоминаю один из первых порнофильмов, увиденных на компьютере, и нахожу выход из положения. Почему-то на видеомагнитофонных кассетах мне не попадался или не запомнился такой эпизод, а в том компьютерном файле имелся фрагмент, как парень яростно трахает девушку, вдруг член вылетает из нее, но он не вставляет обратно, а продолжает типа трахать клитор, конечно не в стиле «сунь-вынь», а скользя вдоль и натирая его, а девушка ладонью прижимает член к себе, но затем, услышав видимо окрик режиссера, убирает руку из кадра. Не знаю, это была такая задумка сценариста или получилось спонтанно, но тональность визга той немецкой белокурой порнодивы ощутимо поменялась в аналоговую сторону. Такой же аналоговой (то есть естественной и непринужденной, в отличие от искусственной и нарочитой цифровой, чего и не было никогда у Дианки, но встречается сплошь и рядом не только у порноактрис и ночных бабочек, но и самых обычных женщин, симуляция оргазма тому яркий пример) была и реакция Дианы. Пребывая молча, когда член кратковременно проникал в этой позе во влагалище, она с широкой удивленной улыбкой, будто я ее щекотал, охала и ахала, когда головка натирала клитор, елозя по нему вверх-вниз.

– А мне понравилось! – одобрительно сказала Диана, когда я сделал небольшой перерыв для отдыха.

…Минет, трах раком, чувствую, что и для меня назрела настоятельная потребность кончить. Взбираюсь на постель с ногами и подставляю член к ее губам. Диана сидит, поджав под себя ноги, и с какой-то робостью смотрит на член, надрачиваемый в миллиметрах от ее рта.

– Мне в рот взять? Будешь кончать? Может, потом?
– Нет, бери сейчас. Видишь, какой большой стал, я сейчас кончуууууу, – впихиваю ей в рот, схватив за уши, секунду фиксирую в таком положении, а затем начинаю яростно двигаться, выпуская струи спермы один за другим, получая неимоверное удовольствие от всей сегодняшней встречи и такого классного завершения.

Дианкина рука нежно поглаживает мою попу во время этого процесса, а чуть погодя, когда поток иссякает, пощипывает и тянет за волосы, мол, отпусти мою голову. Я отпускаю, вынимаю член из ее рта, и в изнеможеньи падаю на постель. Закрыв глаза сгибом локтя, лежу так некоторое время, отдыхаю. Слышу, что Диана слезла с кровати, но в ванную не идет, а шуршит чего-то, отыскивает разбросанные предметы одежды и отделяет свои от моих. Открыв глаза, встречаюсь с ней взглядом. Она лукаво улыбается, не размыкая губ. Молчит, ничего не говорит.
– Ты не проглотила, что ли?

Она отрицательно качает головой.
– Ну проглоти, чего ждешь? – снова качает.
– Иди в ванную тогда, сплюнь, прополощи рот, – снова отрицание.
– И долго так будешь держать? – интересуюсь иронично. Теперь она кивает мне в ответ.
– До самого дома будешь беречь? С кем-то хочешь поделиться? – кивает.
– Уж не с мужем ли? – Диана корчит гримасу и вытянув губы, приближается ко мне, типа с намерением поцеловаться в губы и поделиться спермой со мной.
– Но-но! – угрожаю ей пальцем. – Даже не вздумай! Марш в ванную, времени мало осталось.

Диана снова корчит мне рожу, смотрит на часы, хватает свою одежду в охапку и виляя задницей, выходит из комнаты, хлопнув перед дверью себя по ягодице.

Чем хорош секс, так еще и тем, что позволяет взрослым людям вести себя подобно расшалившимся детям…

 

Встречи 3, 4, …, N

– Ты же приедешь еще? – с какой-то несколько иной интонацией спросила меня Диана, когда после второй встречи я почти довез ее до дома.

До того, тональность нашего общения была в основном спокойно-дружеская, включала в себе приколы с подначками и не отдавала подростковой сентиментальностью. А в этой реплике проявила себя уже взволнованная женщина, обеспокоенная тем, что связь может оказаться слишком краткой, а ей этого совершенно не хочется.

– Я-то приеду, куда я денусь?! Только вот не знаю, как ты будешь находить время для встреч с твоей работой и домочадцами?
– Я найду, ты не переживай. Я могу и всю ночь с тобой провести, скажу, что к маме пошла или у подруги осталась, – и в ответ на мою скептическую усмешку, – а давай поспорим, что смогу? Давай в следующий раз на всю ночь?
– После чего муж тебя поколотит, – оглядев еще раз ее внушительную фигуру и подумав, что только боксеру Валуеву такое будет под силу, уточнил, – палкой и выгонит на улицу, и ты станешь разбитной разведенкой, как твоя Янка.
– Ничего подобного! Если я выйду из дома после того, как уснет сын, он мне даже ни разу не позвонит. Вот давай, на всю ночь, убедишься сам.

И я действительно в этом убедился. Для третьей встречи я забрал ее после 22-00 и привез обратно после 8-00 утра. Импульс в физике – это произведение массы на скорость, и, не выдержав то ли бешеного темпа нашего траха, то ли двух центнеров веса, покосился диван хозяйки. Пришлось, вспомнив молодость, положить валики на пол, застелить их и продолжить в таких обстоятельствах.

Я в ту ночь толком и не поспал. Только угомонимся, только Морфей начинает меня забирать в свои владения, как начинала ворочаться Дианка, ворчала на то, что нечего сдавать квартиры с такой непрочной мебелью и что она не может уснуть на такой малой высоте от пола, боится упасть и расшибиться, целовала меня, тискала, «кормила» своей необъятной сисей, щупала член, брала в рот, смачно засасывала его, лизала яйца, зарывалась пальцами в мех моего тела, словом, возбуждала и сподвигала меня на очередную палку.

Под утро мне уже вспомнился анекдот «ура, ура, на работу!». И член отказался вставать даже под явной угрозой того, что его съедят…

И оказалось, что действительно, наилучшим временем для наших встреч является ночь. Форс-мажор случился лишь единожды за многие месяцы наших отношений: когда внезапно затемпературил ее ребенок. Все остальные разы было довольно типично: наш уговор заранее, что я в такой-то день приезжаю, ее легендирование своей ночной отлучки, моя встреча c ней в 22-23 часа возле ее дома, совместная ночевка, и утренняя (часов в 8-9) доставка ее обратно в целости и сохранности. Если назавтра был не рабочий день или мужу не надо было уходить с утра пораньше, то могла задержаться у меня и до 10-11 часов: муж вполне мог и позавтракать сам, и накормить ребенка, но потом уже начинал нервничать и названивать, поэтому я старался особо не злоупотреблять, хотя сама Диана оставалась у меня столько, пока я сам не говорил: «уже пора, надо одеваться и выходить».

Были эти ночные встречи не так часто, чтоб навлечь недовольство и подозрения ее мужа: два-три раза в месяц, это давало Диане нужную длительность интимной встречи, потихоньку распаляло и доводило до неистовства, в то же время подтверждая стабильность наших отношений. Как-то, забыв о том, что ее супружеский секс длится минут 15, с усмешкой поведала мне о том, что Янкин очередной любовник снимает для их встреч квартиру не посуточно, а по часам, и сказала что-то вроде: «Ха, да что это за секс на 1-2 часа, лучше вообще не трахаться, чем так мало». Действительно, ни разу ей не позвонил муж в это ночное время (видимо, легендирование было хорошим и основательным), ни разу не позвонили родители и иные знакомые (ночное время все-таки, с какой стати должны звонить беспокоить), лишь один раз позвонил брат (Диана очень всполошилась и перепугалась, потому что как раз в то время у него были какие-то трения то ли с местными мафиози, то ли с местными властями, что в сущности одно и то же, но оказалось, что он просто случайно перепутал контакты в телефоне) и еще раз пьяная Янка жаловалась на то, какие мужики козлы и сволочи, на что Диана поддакивала, играясь с моим членом, а во время длительных ее тирад забирая его в рот и сжимая губами в такт льющимся словам из телефона. Говорили они в основном на своем языке, изредка переходя на русский, и последние реплики того разговора, в переводе Дианы, были такими:
– Эй, ты чего там примолкла? Хуй сосешь, что ли?
– Сосу.
– Вот же сучка! Не могла сказать, что мешаю?
– Ты не мешаешь.
– Может, помочь?
– Иди в задницу! – беззлобно ответила ей Диана, положила трубку и рассмеялась.

Но как она обижалась, если я ей всерьез (именно всерьез, а когда я в шутку говорил, что хотел бы ее с Янкой трахнуть в групповушке ЖМЖ, хохотала и говорила, что Янка на нее обидится, потому что моего члена ей не достанется, ибо самой мало, а она не может так нехорошо поступать с подругой) предлагал познакомить меня с этой ее некрасивой (по словам самой Ди), но развратной подругой.

– Интересно, чего это ты к Янке прицепился? – возмущенно и первый раз повысив на меня голос, задалась вопросом Диана. – Что ты от нее ожидаешь такого, чего не получаешь от меня? Она шляется направо и налево, может и заразу подцепить. Она известная динамистка: может пообещать и не прийти, прийти и не дать, дать и умотать сразу. У нее нет родителей, с бывшего мужа алименты с гулькин нос получает, вечно на нуле, вечно меняет работы, у любовников постоянно сшибает денежку. Тебе оно нужно?
– Не нужно, успокойся, шучу я. Но ты же знаешь, меня зовут DD, имею желание трахнуть любую женщину любым способом.
– Знаю. Имею желание послать тебя к черту, но… уже не могу без тебя. Поцелуй меня!

…Изъявила желание поехать со мной на несколько дней на море. Уже планировала, что если поедет с сыном, то жить будет в другом номере, а ночью приходить ко мне. А если сможет оставить его на попечение мужа и бабушек, то со мной. Но хозяйкой частного пансионата, где я заказал номер, была подруга подруги моей жены, и такое палево обязательно вылезло бы наружу. И я твердо сказал «нет». Правда, Диана добилась взамен обещания от меня поехать вместе в другое место, поближе к нашему региону, но тоже курортное, и также на несколько дней.

И мы поехали той осенью на этот неморской курорт. Наслаждались «золотой осенью» другого климатического пояса, прохладной для нас после изнуряющей постоянной жары нашего региона, но непривычно теплой для местных жителей. Неспешно гуляли по тихим скверам, наблюдая, как под порывами ветра слетает желая и красная листва с деревьев. Бродили по шумным городским улицам, то покупая какие-то безделушки в сувенирных лавочках, то выпивая по чашке кофе или бокалу вина в уютных кафешках, довольные тем, что никто нас тут не знает. Зашли на дневной сеанс местного кинозала, имея в мыслях возможно и апробацию экстремального секса, но неожиданно фильм был интересный, а зрителей достаточно много, и максимумом позволенного было только «моя рука в твоей руке» и быстрые касания ног поверх одежды.

Любопытно, что наша привычка именно к ночному сексу проявилась и там, хотя, казалось бы, какие проблемы – трахайся весь день, а ночью спокойно поспи.

Вставали мы довольно поздно, утомленные длительным ночным сексом, пили чай, завтракали. Как у выпившего человека утром не бывает никакой тяги к спиртному, так и у нас было по отношению к сексу. Потом мы шли гулять, обедали в каком-то ресторанчике, возвращались домой поспать. Опять-таки, поспать в прямом смысле слова, без секса, хоть и смутно припоминаю, что разочек Дианка мне-таки отсосала на сон грядущий. А может, это я во сне увидел, не могу сказать точно. После дневного сна она обычно смотрела телевизор, я читал купленную во время утренней прогулки прессу, беседовали об увиденном и прочитанном. Затем, ближе к 8 вечера, еще один променад, с целью купить продуктов на ужин (и завтрак) и нагулять аппетит. И для еды, и для секса.

Ужин, водные процедуры и понеслось. Изощрялись, как только вздумается. Уже явно видная невооруженным глазом влюбленность Дианы в меня проявлялась в том, что она поощряла легкое доминирование с моей стороны и получала от этого особенное удовольствие. Из запомнившихся фрагментов:

– я привязал ее руки к изголовью кровати и трахнул в рот. Несмотря что узел на ее косынке был символическим и мог развязаться от легкого шевеления кистей, Дианка мужественно вытерпела весь этот оральный акт с максимальным проникновением в рот и кончанием в горло, и призналась только потом, что ей ужасно хотелось освободить руки и прижать меня за ягодицы к себе, поощряя делать это сильнее и глубже;

– я знал, что у нее очень маленькая дырочка ануса, что было весьма удивительным при таких габаритах попы, но факт остается фактом, притом сфинктер болезненно воспринимал даже палец в себе, куда там член. И вот она сподвигла все же выебать ее в жопу, говоря, чтоб я не обращал внимания на ее стоны и попытки увильнуть, что надо же в конце концов освоить и этот вид. В общем, не знаю, зачесть ли эту попытку анала или нет, но если до того в Эмске мне не удавалось ввести в ее попу даже головку, то на курорте головку я ввел, несколько фрикций сделал, но член-таки отреагировал негативно на ее болезненные стоны и слезные всхлипы, и съежившись, дал понять участникам секса, что реальным насилием он заниматься не будет. Нелишне тут будет подметить, что непонятной фишкой или тараканом Дианы был принципиальный отказ от использования геля для анального секса (под рукой в тот день его не было, но при желании можно было его приобрести заранее). То ли читала она где-то, то ли «профессорша» Янка начудила своим авторитетным мнением, что якобы те анестезирующие вещества, содержащиеся в геле и делающие анал безболезненным, приводят к недержанию или к каким-то еще проблемам со здоровьем, следовательно, можно пользоваться только естественной смазкой (слюной и влагой из киски), либо если не получается, значит не судьба;

– я «заставил» Диану лизать мне попу и анус, имитировать, якобы она меня трахает языком. Причем если «активный» вид (я стою раком, раздвинув полупопия, в ожидании вторжения ее язычка) ей не очень понравился, то от «пассивного» (сижу у нее на лице, или во время стандартного минета убираю член, поднимаю таз вверх, давая понять, что надо лизать зад, и если она хорошо с этим справится, снова разрешу пососать) она была в восторге. «DaD-ка, а мне понравилось» – с горящими глазами призналась она, и с тех пор практически каждый последующий минет в ее исполнении сопровождался также ануслингом;

– как-то она смотрела телевизор и пропустила мимо ушей мой вопрос. Я наигранно рассердился: «Ты телевизор сюда приехала смотреть?», она отвечает типа нагло: «Да, а что?», я говорю: «Ни фига, ты сюда приехала трахаться и сосать», она мне подыгрывая: «А может, я не хочу!», я в ответ: «Хочу-не хочу остались дома. Быстро залезай под стол, начинай сосать». Диана подавила победную улыбку, якобы грозно блеснула на меня очами и … полезла под стол. С той поры, и она, и я, старались пореже оставлять ее ротик свободным. Она сосала мне и во время чтения газет, и беседы по телефону, и просмотра телевизора, и курения сигареты, и выпивания чая, и поедания бутерброда. Со своей стороны, она могла сосать, кося одним глазом в телевизор, или разговаривая с той же Янкой, или даже щелкая параллельно семечки. Обычным делом было положить на член ложечку сметаны или намазать его кремом и дать ей облизать. Правда, чего не было, как показывают в некоторых порнофильмах, это чтоб я ей кончил в еду или напиток, а она съела бы или выпила. Со спермой у нее были сложные отношения, не допускающие такого пренебрежения. До курорта, практически все мои кончания были ей в рот, причем она, как и во время второй встречи, долго держала эту сперму во рту, не глотая и не сплевывая, а как бы ожидая, когда она сама впитается и рассосется. Разочек я кончил Диане на грудь и растер по соскам, как во время первой встречи, но ей что-то не понравилось, то ли после высыхания ощущения стянутой кожи, то ли какая-то аллергия проявилась, на следующий раз попросила в рот.

– было не на курорте, а вскоре после возвращения, но тоже запомнившийся фрагмент, всплывший в памяти, так как только что затронул вопрос кончания. Во время очередной встречи, трахаемая раком, вдруг говорит: «DaD-ка, кончай в меня!» Я спрашиваю: «Что, сегодня можно, не забеременеешь?». Она отвечает: «Не знаю, но ты кончай в меня». Посчитал блажью, достал, дал ей в рот перед кончанием. Потом, в ту же ночь, перед вторым заходом, завела со мной разговор, что она с большим трудом забеременела в первый раз, что никогда не пила таблетки и не пользовалась презервативами, никогда с мужем не практиковали прерванный акт, но ей никак не удается забеременеть еще. И она очень просит меня сделать ей девочку, она будет рада, никаких претензий предъявлять не будет впоследствии, очень хочет еще раз стать мамой. Ну как не уважить такую просьбу? Кончил в нее. И затем, во время последующих встреч, если просила, то кончал в нее, под ее бормотание: «Да, DaD-ка, да, сделай мне девочку, я тебя прошу, я хочу дочку». Но, увы, так Дианка и не забеременела в тот период: ни от меня, ни от мужа.

– кстати, реализовала свою фантазию отсосать разочек мужу, когда тот будет под хмельком. На мой интерес, как оно прошло, ответила, что на удивление быстро, и что муж очень удивился и обрадовался, и затем просил еще, но она говорила, не все коту масленица, и типа этот минет так и остался единственным в ее супружеской жизни. Сказать по правде, мне кажется, что либо она не отсосала, выдав желаемое за действительное, либо все-таки время от времени она баловала мужа минетом. Хотя, кто ее знает, эту причудливую науку – женскую логику, вполне может быть, что так на самом деле и было. Про мужа Ди еще упоминала, что он довольно возбудим, ей достаточно пальцем дотронуться до него, чтоб он был готов к сексу. Опять-таки, оставим на ее совести этот факт, как не могущий быть ни доказанным, ни опровергнутым;

– и раз упомянули ее дом, скажу про те еще два раза, когда был секс у нее дома (не считая самого первого раза). Как-то, привезя ее утром к дому и поехав дальше по своим делам, почти сразу раздался звонок от нее. Диана говорила, что придя домой, увидела, что сына с мужем нет, позвонив супругу, узнала, что они поехали к бабушке на весь день (была суббота), и она приглашает меня через несколько часов на обед, очень просит не отказать, хочет показать мне свое кулинарное искусство тоже. У нас не кулинарный сайт, и я не ахти какой гурман, чтоб объективно оценить приготовленные ею блюда, а субъективно скажу, что да, было вкусно кушать, было приятно видеть такое к себе отношение, и было замечательно иметь такую преданную и любящую подругу, пусть даже проводя секс в ее супружеской постели, но ведь это так пикантно и возбуждающе, isn’t it? )))

А в другой раз была нестандартная ситуация, когда мне понадобилась ее помощь. Дело было так. Я поехал в Эмск только на дневное время, то есть наша ночная встреча исключалась. Получил очень ценное и дорогое оборудование, превосходящее в несколько раз стоимость моей машины. В багажник все не поместилось, какие-то коробки я положил на заднее сиденье. Машина у меня не тонированная, сигнализации нет. Понимающий человек вполне мог прикинуть, какие ценности у меня в салоне, и будучи преступником, вполне мог бы их украсть. А дел в городе у меня еще много было. И я, побоявшись оставлять во время этих дел машину без присмотра, позвонил Диане, объяснил ситуацию и попросил разрешения оставить на дневное время эти коробки у нее, раз она все время дома, а перед отъездом заберу. Она без колебаний согласилась, чуть позже, видимо выйдя в другую комнату или кухню, перезвонила и сказала, что если вдруг муж спросит, то я – друг ее дяди (и назвала имя своего дяди, где он работает и где живет, чтоб не спалиться). Несмотря на рабочий день, муж оказался дома, мы познакомились, немного побеседовали, нормальный такой мужчина, несмотря на средний рост, с довольно басовитым голосом, ярый футбольный болельщик. Узнав, что я никуда в данную минуту не спешу после выгрузки коробок, он меня не отпустил несолоно хлебавши, заставил жену накрыть по-быстрому стол, и перекусить чем бог послал. Уже после этого импровизированного второго завтрака, провожая меня не просто до входной двери, а до моей машины во дворе, попросил передать привет дяде Дианы – моему «другу» и поинтересовался, где он сейчас работает, а то давно его не видел.

Раз утром занес коробки, надо же еще под вечер их вынести. Уходя, я не конкретизировал время, во сколько их заберу. В общих чертах, имелось в виду около 17-18 часов, под конец рабочего дня. Где-то в 16-30 Диана мне звонит и просит их забрать до 17 часов, потому что они всей семьей идут в гости к ее родителям, у отца юбилей, и вернутся уже поздно.
– Если ты с ночевкой, то ничего страшного, пусть у нас остаются, завтра утром заберешь, – говорит Диана с тайной надеждой, что будет ночевка, а следовательно, будет и встреча. И добавляет, с намеком, что если я изменю свои планы, то время встречи будет неизменно: – мы будем дома в 10 вечера, самое позднее в 10-30.
– Нет, Диан, я бы с радостью, но не могу. Завтра утром надо все это уже у нас в Энске монтировать и запускать, поэтому я уеду сегодня. Я собственно, уже все дела закончил и как раз к вам и ехал, через 10 минут буду.

Уже не проходя в квартиру, в два приема выношу коробки, и в третий раз поднимаюсь к ним, чтоб забрать папку с документами на это оборудование. Почему-то, спускаясь во второй раз, увидел, что лежит эта папочка на маленьком холодильнике в прихожей, мелькнула мысль забрать сразу, но подумал, ничего страшного, поднимусь еще раз, как раз и спасибо скажу им всем за помощь. В общем, захожу в квартиру за этой папочкой, Диана, смотрясь в зеркало, висящее над этим холодильником, одетая в парадно-выходное платье, кольца-цепочки-браслеты, наводит последние штрихи к праздничному макияжу. Такая красивая, приятно пахнущая духами, соблазнительная, я ее такой даже на курорте не видел, а во время наших обычных ночных встреч она зачастую в домашней одежде ко мне выходила.
– Спасибо вам большое, Диана! – благодарю официальным тоном. – Извините за беспокойство и за задержку, если надо, подвезу вас. – Типа не знаю, что квартира ее родителей в двух шагах, говорю в расчете на мужа.
– Да ничего, все нормально, успеваю, все равно подождут. Они уже там, сыну дед какую-то новую игрушку купил, проговорился по телефону, когда тот его поздравлял, и он отца насильно туда потащил.

Не целуя ее, чтоб не размазывать помаду и разные прочие тональные кремы, не говоря ни единого слова, снедаемый внезапно вспыхнувшим желанием к этой очень даже знакомой, но сейчас какой-то совсем другой, загадочной и привлекательной женщине, не снимая обувь, я сделал еще два шага вперед, оказался за ее спиной, пригнул к холодильнику и задрал платье. Трусы у нее не стринги, а жаль, было бы прикольно трахнуть только отодвинув кромку, но не получится, надо снять, но раз надо, значит сниму. Диана послушно переступает ногами, высвобождаясь от трусиков, прогибается и пошире расставляет ноги. Не снимая с себя, а только приспустив до колен брюки с трусами, извлекаю на белый свет моментально затвердевшего и распрямившегося дружка. Слегка глажу ягодицы, примериваюсь по высоте и… засаживаю. Классно! Совсем иные ощущения, чем трахая в той же позе это же податливое и голое тело, после предварительного длительного минета, поцелуев и объятий. Они не лучше и не хуже, они просто другие, эти ощущения, и именно смена ощущений придает прелесть всей нашей жизни, и сексу в частности.

Немного опешившая от такого напора Дианка, молча и серьезно смотрит в глаза моему отражению в зеркале. Иногда по ее губам пробегает смутная улыбка, иногда она прикрывает глаза чуть дольше, чем это требуется для моргания, иногда чуть задирает подбородок и шевелит губами. В руке у нее так и остался зажат тюбик с помадой. Она видит в зеркале, что я увидел этот тюбик, и решается на шалость. Будто бы никто ее не трахает сзади, будто бы она сама с собой наедине наводит марафет, сеньора Ди подносит этот тюбик к губам, и внимательно смотря в зеркало, начинает красить губки. Те самые губки, которые я бессчетное количество раз целовал и засовывал в них мой член. Язычок, показывающийся меж них, дразнит меня неимоверно, напоминаниями о других своих прикосновениях, к другим частям моего тела. А сама Диана бесстрастна, ее мимика неизменна, со стороны кажется, что ее в данный миг интересует только помада и качество ее нанесения. Сила воли у нее что надо, ну и ладно, пусть так и идет, как идет.

Что ж, не буду смущать женщину подглядыванием за столь интимным процессом, как нанесение косметики. Отрываю взор от зеркала, смотрю на ее аппетитные булочки, держась за которые руками, я наяриваю туда-сюда свой член. Вспоминаю ситуации курортных времен и после, когда я вроде вел себя бесстрастно, читал газету или набирал смс, а она сосала. Курил сигарету или пил кофе, а она сосала. Как она вставала в любую позу по моему требованию и делала все, что я хотел. Как она стонала от моих ласк и траха, и как кончала содрогаясь всем телом. А потом вжавшись в меня, шептала: «DaD-ка, я люблю тебя!». Как она, приняв сперму в рот, смаковала ее подолгу. Посмакуй ее сегодня, Ди, в своем лоне, ведь очевидно, что сходить в душ ты уже не успеешь. И может быть, забеременеешь нашей дочкой сейчас, от этого спонтанного секса не по расписанию, а волей случая подаренного нам Фортуной.

P.S.Литературный рассказ тут надо стоило бы завершить, добавив только, что через 9 месяцев у нее родилась девочка. Но я пишу реальные истории, а не эротические фантазии, поэтому реально-жизненный

P.P.S. В общем, как до, так и после курорта, вплоть до февраля месяца следующего, 2007 года, снова были стабильные отношения и регулярные встречи: те же две-три встречи в месяц, в ночное время. Но изменилось то, что Диана стала явно говорить, что любит меня, что не мыслит своей жизни без меня, что я самый для нее дорогой человек после сына. Стала звонить мне в дневное время, когда я был на работе, чтоб просто услышать мой голос и в очередной раз получить заверение, что в очередной мой приезд мы обязательно увидимся. В порыве преданности высказала предложение, что она станет отказывать мужу в близости и будет только моей. Я запретил ей даже думать об этом, сказал, что наоборот, чем чаще и дольше будет у нее протекать супружеский секс, тем лучше к ней будет относиться муж, и тем меньше у него будет мыслей насчет возможной ее измены. В противном случае он разозлится и найдет способ разоблачить нас. Вначале в шутку, потом на полном серьезе начала меня убеждать отказаться от иных подруг (благодарение небесам, что разрешила иметь секс с супругой), говоря, что она может дать все то, что дают другие женщины. Говорила, что если дело в анале, то она вытерпит молча, лишь бы мне было хорошо. Говорила, что хочет во время моих приездов в Эмск все время проводить со мной, и согласна часами сидеть в машине, ожидая, пока я буду заниматься делами, лишь бы встречался я только с ней.

Терпению DD тоже бывает предел. И он наступил, по удивительному совпадению, 14 февраля, в день всех влюбленных. Не довольствовавшись раннеутренней смс-кой и моими ответными поздравлениями и пожеланиями, Диана мне позвонила в 9 с небольшим, когда я сидел на совещании у начальства. Один раз сбрасываю, второй. Шеф уже говорит, да ладно, ответь, а то покоя не будет. На третий звонок беру трубку, говорю, что занят и позже перезвоню. Чуть позже тренькает смс-ка, спинным мозгом чувствую, что тоже от нее.

Дела, дела, дела. В общем, немного разгребаю в начале одиннадцатого, выхожу во двор покурить, читаю смс-ку, ну конечно же от Дианы, она укоряет меня, что совсем к ней охладел, раз в такой день не хочу с ней разговаривать.

Звоню. С ходу, не выслушав никаких слов о совещании и присутствии шефа, получаю упреки, в том, что занят только своими девками, что с утра до ночи только и делаю, что охмуряю новых подружек, что совсем позабыл ее, такую верную и преданную мне женщину. Что она была честной и порядочной женой, а я ее развратил, а теперь бросаю, а она влюбленная в меня и страдает донельзя. Никаких моих доводов о том, что не бросаю, что все остается по-прежнему, что нельзя же злоупотреблять моим рабочим временем, она слушать не желает.

И тут я рявкнул. Так, что удивились и прислушались довольно далеко стоящие охранники, прекратив свой разговор.
– Диана, ты меня достала! Хватит! К чертовой матери все это, если ты будешь мне надоедать! Все!
– Я больше не буду, извини, – заплакала она в трубку, но я выключил телефон.

…На этом встречи закончились, а общение возобновилось спустя несколько лет. Сейчас мы не любовники, мы просто друзья. Она признала, что тогда слишком увлеклась и чересчур пыталась привлечь мое внимание. Не в обиде. Я тоже не в обиде, очень много положительных эмоций я получил от Ди, чтоб из-за одной ссоры огульно все перечеркнуть. Во время наших бесед иногда проскальзывает ностальгия по прошлому, иногда вроде бы намечается наша реальная встреча, но ей всегда что-то мешает. И не только Фортуна, но и мы сами, кажется, понимаем, что в одну реку не вступить дважды.

Но вот что радует однозначно и безусловно, и я об этом узнал одним из первых, в октябре месяце сего года – то, что у нее в марте следующего родится дочка.

ОТ АВТОРА. Рассказ был написан в 2012 году. Дочка Дианы родилась не в марте, но в апреле 2013 года. Я этому очень рад… и как-нибудь обязательно навещу!

(Всего 85 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Сеньора Ди”

  1. Я вчитывался с огромным удовольствием. И произвольно откидываясь в воспоминания проводил параллель. Впервые проскочило воспоминание когда читал Царицу.
    НО я отвлекся. Довелось в изгибах жизни, столкнуться с одним весьма попрыгунистым мужчинкой “кобельком” Девиз которого был – Количество, но не качество… Трахал все что шевельнется в его сторону. В той командировке норовил заскочить в ДАМС доступных. Была шеф-повар Женщина из горских краев. Безумно прекрасна на внешность и на ее твердый характер. Гордость и воля.
    Бесполезные потуги товарища просто искрили магниевыми подковками по асфальту. Она подгоняла ему девиц и их мамок. Он брал и пользовал НО не ее.
    В чем параллель. В отношении к женщине, путь к ее завоеванию. Повторюсь Здесь я получил наслаждение от прочитанного насколько все приятно душе. Там кроме насмешки я пожалуй ничего не выражал. Был я намного моложе в те года, но с горцами довелось общаться и служить …Это было задолго до Чеченских конфликтов.
    Заболтался… DD Огромаднейшее спасибо!!! 10 +

    1
    1. Спасибо, Андерс!
      Действительно, есть при общении с горянками определенные нюансы. Очень легко у них вызвать гнев и пренебрежение. Очень трудно завоевать приязнь и симпатию. Но – если сумел – она твоя сполна, и тогда уже берегись не соответствовать ожиданиям.
      Правомерно такое сравнение. Как вести машину по широкой благоустроенной трассе. И как рулить по горным серпантинам. Удовольствие – дух захватывает. Но чуть-чуть вильнешь не туда и готово – сорвался в пропасть.

      1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг