Skip to main content

Шайтан в нашем полку

Прослужив в армии полтора года и вступив в декабре на стезю службы так называемых “стариков”, я чётко осознал некоторые аспекты, нет, не армейской службы, а взаимоотношений между мужчинами и женщинами. Мало ведь соблазнить милую девушку или даму, нужно ещё проскочить между женскими щупальцами, которые крепче объятий большого спрута – эти коварные юные прелестницы постоянно пытаются затащить юного мужчину под венец. Особенно опасны были наши связистки, погрязшие в своём центре связи нашей армии в ревности и блуде, но… все они хотели выйти замуж за мужчину с приданным в виде дома-квартиры, а у меня его не было и их стальные объятия неохотно разжимались…

Но и нам, скромным юным мужчинам нужно постоянно пытаться совратить какую-либо милую даму любого возраста, возраст дамы для солдата особого значения не имеет, нужно только при упорстве милых дам сразу лечь в постель проявлять побольше терпения. И если классная девушка, предмет Ваших бессонниц и беспробудных эротических снов с неизбежными, но очень бурными поллюциями, не отдаётся Вам после первого залпа Ваших выпученных от невероятного желания глаз, то не отчаивайтесь!

Всё просто – она не Энвер Ходжа и не Саддам Хуссейн и второй бомбёжки от вас не выдержит. Нацеливайте свои прицелы в её самое уязвимое место и залп! Хотя некоторые мужчины поступают просто, по весьма коварному японскому мужскому варианту – они последовательно спаивают девушку и потом скорбно склоняются над её вожделенным телом, лишённым чувств и ловко выполняют задуманное. Правда, как только японец устраивается между раздвинутых ножек девушки, вся его напускная скорбь резко улетучивается!

Лёгкий свет торшера освещает все подробности этого вечера, но в нашем деле главное – вовремя смыться. Так что, скомкав в руке невесомые трусики этой аппетитной двадцатидвухлетней старшей телефонистки, я поднёс их к носу и с удовольствием и полным дыханием вкусил невероятный аромат юной женской плоти. Моё сердце забилось, как отбойный молоток, и чуть не выпрыгивало из груди – теперь я воочию смог рассмотреть совершенное тело этой теперь уже полностью обнажённой красотки. Ну и что, что мне уже двадцать лет – я был юн и обожал любоваться женскими телами и на пляже и в постели – все мы, юные мужчины, немного вуайеристы.

Вот и сейчас я с удовольствием любовался Татьяной – как юная богиня на алтаре, она лежала на кровати со слегка раздвинутыми стройными ножками, между которых виднелся алый бутон. Это было самое прекрасное соцветие в мире, и ни один цветок мира не мог сравниться с этой естественной красотой. Казалось, что он сиял в полумраке комнаты подобно знаменитому Аленькому цветочку. Как заблудившийся путник в ночи, я всё ближе и ближе продвигался к этому свету, к этой естественной женской красоте, к этому огню будущей страсти, точно как бабочки летят на обычный огонь.

И вскоре, ловко раздвинув ножки красотки пошире, я устроился между ними, мой член упёрся головкой в центр бутона и раздвинул эти нежные лепестки волшебного цветка, ощутив живительную влагу. И мне поскорее захотелось напоить своего “бойца” в этом чудесном нектаре женской страсти. Тут мой понятливый член резко провалился на всю длину и, напившись соков и жара влагалища, стал быстро двигаться в обе стороны на противоходе. Танечка вдруг сладко застонала и открыла глаза. Ну и, вцепившись мне в ягодицы, стала вся содрогаться, затем она издала громкий крик освобождённой страсти, точно разбудивший похоже весь 80-квартирный дом – нам постучали и снизу и сверху. Завидуют, гады, чего уж там! У них, в их квартирах,  давно никто так не кричал!

Мы ещё немного полежали, крепко обнявшись, но я ведь не кончил и умная Танечка, ловко перевернувшись, подставила мне свою аппетитную упругую попку. Вот теперь и я вскоре взвыл как волк, бурно изливаясь внутрь её сладкой попки, что волки в лесу перестали выть на луну и подумали – не удавиться ли им от зависти. Новые стуки, уже по батарее и Танечка предложила покинуть нам квартиру – родители вскоре приедут из села, загрузившись продуктами у родственников, ну и возмущённые соседи, в основном конечно соседки! – могут припереться. С этой минуты и начался наш юмор!

Танечка, похоже сильно вдохновившись нашей страстью, затащила меня в рабочий кабинетик своей мамочки – зав. производством офицерской столовой. Приспустив мои галифе и трусы до голенищ сапог, Танечка своим умелым ротиком быстро вдохновила моего “друга” на новые подвиги, а потом, встав лицом к окну и облокотившись на подоконник, призывно покрутила своей круглой попкой. В свой ротик она предусмотрительно засунула кончик полотенца, чтобы своими криками не перебудить солдат в казарме рядом. Я поднял её платье и приспустил трусики – её круглая попка соблазнительно забелела в полутьме и мой “солдат” тут же приступил к боевым действиям. Танечка была сейчас просто великолепна!

Рота охраны нашей части на 90% состояла из жителей Узбекистана и язык общения внутри их казармы был воинско-узбекским. Вот и сейчас, проходивший патруль состоял из двух узбеков и одного старлея по фамилии Новохатько. Наши страсти достигали апогея, а тут один из патруля отпросился у старшего и, став у угла столовой, поливал его из персонального “шланга”.

Затем, видимо услышав сдавленные возгласы нашего восторга, он подошёл к окну. Да, представляю, что он увидел – на экране тёмного окна то появлялось, то исчезало слегка перекошенное женское лицо, во рту которого болталось полотенце, как длинный язык, да ещё эти сдавленные вопли и сладострастные стоны Танечки. Зрелище было довольно впечатляющее! Да ещё ночью!

Вдруг, этот солдат из патруля подпрыгнул на полметра вверх и, дико заорав: “Шайтан! Шайтан!” – рванул, как спринтер со старта, исчезнув в темноте. Тут подбежал второй и, вскоре дико заорав: “Иблис! Иблис!” – также исчез во мраке ночи. Ну, а меня легче было убить, чем оторвать от аппетитного тела нашей классной старшей телефонистки! И я с восторгом продолжал свои фрикции, вскоре чудесно кончив в разработанную шелковистую попку своей подруги.
И, вдруг слегка скрипнула дверь, в азарте страсти не закрытая нами, и по такому убийственному запаху “Шипра” я понял, что это Новохатько решил проверить причину воплей патрульных. Особо он ничего не увидел, но по нашим сладким стонам всё понял и не стал включать свет. А я, с удовольствием кончив в попку Танечки, отодвинулся и за рукав подтянул этого юного офицерика поближе. Тут он всё более-менее рассмотрел и, также поняв по чудесному запаху страсти, что здесь происходит, быстро расстегнув галифе и, приспустив свои длинные армейские трусы, тут же приступил к стремительной “атаке” на невероятно соблазнительные позиции Танечки.

Но кончил он, услышав мой шёпот в ухо, в уже разработанную попку моей подруги. Теперь я был спокоен за данные его завтрашнего рапорта. Ну, а Танечка, присев на стул, сунула моего “друга”в свой гостеприимный ротик, а затем, там же оказался и также бурно излился своей живительной влагой член нового члена нашей компании (вот такой каламбур!) – старшего лейтенанта Новохатько. Похоже, что он был очень доволен!

Аж с января и до марта все издевались над двумя патрульными, которые категорически отказывались ходить в патруль ночью. А в марте парни нашей роты вечером относили на склад белые зимние маскхалаты, набросив их на себя по пять штук сразу. Ну а те двое бедолаг, шедшие в столовую, вновь издавая дикие вопли “Шайтан! Шайтан!” убежали с дороги и спрятались в каптёрке, дрожа от ужаса и повторяя, что шайтан пришёл за ними. Прибежавшие патрульные, никого не увидели и с удовольствием отпинали этих дрожавших перепуганных бедолаг. Уставший от их постоянных воплей, командир части принял точно соломоново решение – потихоньку уволить их в запас вне очереди “по состоянию здоровья”.

На вокзале, как нам потом рассказал Новохатько, под дружный гогот всех молодых офицеров и кучи солдат, один из парней-азиатов, увидев в полутьме ночного перрона, проходившую мимо молодую даму в белом, дико заорал: “Шайтан! Шайтан идёт!” и спрятался на вокзале. Отправить его домой, с трудом оторвав от тяжёлой скамьи в углу, смогли только на следующий день.

А второй паникёр, получив от этой возмущённой дамы ловкий удар носком туфли в промежность и констатирование “Сам шайтан!”, долго лежал на перроне и громко стонал “Иблис! Иблис!” И, нежно улыбнувшись патрулю, эта фигуристая девушка вскоре исчезла во мраке ночи. Больше её никто не видел – может и вправду это тогда возмущённый их воплями шайтан проходил и ловко ударил второго, добавил Новохатько. Опытный пожилой прапорщик сделал заключение: “А наши женщины все ведьмы! Куда там этому шайтану, моя супруга любого шайтана забьёт”, – добавил он под гомерический хохот всех присутствующих – жена прапорщика точно была совершенно гренадёрских статей. Вряд ли любому настоящему шайтану что-то “светило” в драке с ней!

Ну а Новохатько – вскоре женился. Узкая вагина, нежная попка и умелый ротик Танечки привели его в восторг и полное удовольствие. Ну и он решил не упускать такой восхитительный шанс – получить жену, как в анекдоте: ” В доме хозяйка, с гостями – графиня, в постели проститутка”. Танечка тоже была в восторге от размеров “награды природы” этого молодого офицера.

Вот откуда взялся “шайтан” в нашей части, так никто и не узнал! Ну, а наша “троица” – благоразумно промолчала. Да и зачем всем об этом знать – как говорится, многие знания – многие печали!

 

(Всего 73 просмотров, 1 сегодня просмотров)
5

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг