Skip to main content

Щёлк – и готово!

— Ну вот, ты наконец-то взрослая, — сказала Анна дочери. — Остаётся получить паспорт… и ещё один пустяк. Ты, верно, уже знаешь от подруг?

— О чём ты, мам? Что ещё?

— Я про общегосударственную соцсеть, доча. Про твою страницу.

— А что такое? Надо обновить фото? Ну да, конечно, мне ж там всего четырнадцать!

— Фото мы поменяем. Но это не всё… — Анна замялась, кусая губы, и приступила издалека. — Ты ведь заглядываешь на мою страничку? Ну так вот, если зайдёшь сейчас, рядом с моей фотографией будет… Будет ещё одна. Она видна только взрослым. Теперь, значит, и тебе.

— Хватит напускать туману, мам! Ты меня пугаешь. Что за вторая фотография?

— Все взрослые женщины по закону, наряду с фото лица, обязаны разместить в соцсети фото своей… — Она закусила губу.

— Своей?.. Своей чего?

— …киски, — наконец выговорила Анна и чуть покраснела. — И я не про нашу Мурку.

Зелёные глаза дочери расширились.

— Киски? Хочешь сказать… — Она недоверчиво тряхнула кудряшками.

— Киски, вульвы, половой щели, — уже бойче перечислила Анна. — Ты поняла правильно. Странно, что подруги тебе не сказали.

— Им всем ещё по семнадцать… Но, мам! Зачем?

— Ни один жених не сделает тебе предложение, пока не зайдёт на твою страницу и не рассмотрит товар лицом. Ну, как лицом… Словом, раз уж ты вошла в брачный возраст, тебе придётся…

— А можно как-то…

— Нельзя, — перебила Анна. — И выставить фото надо уже сегодня. С завтрашнего дня будет начисляться огромный штраф.

— Стыд-то какой!.. — Настя закрыла лицо руками.

— В общем, есть два варианта, — безжалостно продолжала мать. — Первый: ты съездишь сегодня в отдел внутренних дел. Затурканная чиновница попросит тебя снять трусы, быстро щёлкнет смартфоном и этот мутный снимок прикрепит к твоему профилю. Вот только я ж тебя знаю, стесняша ты моя. Раздеваться перед чужой женщиной? Тебя ведь час придётся уламывать.

— Только не это!.. — не отнимая рук от лица, подтвердила дочь.

— К тому же на мутное фото женихи не клюнут, — подкинула информации для размышления Анна. — Вариант второй, получше: снимок сделает профессиональный фотограф.

— Тоже мне, «получше»!.. — фыркнула Настя. — Я умру со стыда! Такое срамное место и вдруг чужой человек…

— Зачем же чужой? — вкрадчиво ухватилась Анна. — А твой папа? О нём ты не подумала?

Настя и впрямь не подумала и теперь надолго замолчала, усваивая слова матери. А та разливалась:

— Уж он-то с фотографией на «ты». Хоть и не знаменитый фотохудожник, но всё же. Тебе ведь нравятся его работы? И ты ещё не всё видела. Попрошу его после, покажет тебе своё портфолио в жанре «ню». В общем, если спросишь моё мнение, он именно тот, кто тебе нужен. Но выбирать, конечно, тебе. Ну, что думаешь, доча?

— Но… перед папой, без трусов… Я не могу.

— А что такого? Чужой человек, что ли?

— Нет, но…

— Мы с ним уже переговорили на эту тему. Ещё вчера. Он ждёт за дверью со всем необходимым. Решайся же, трусишка ты моя. Щёлк — и готово.

— А другого варианта нет? — с надеждой спросила дочь.

— Увы. Ну что, звать папу?

— Зови… — чуть слышно прошептала Настя.

Анна с облегчением — всегда ненавидела обсуждать с дочерью половые вопросы — выскользнула из комнаты дочери и тронула за плечо подслушивавшего у двери мужа: заходи.

Избегая встречаться глазами с дочерью, Борис принялся суетливо вносить, расставлять и подключать к сети студийные светильники со стрипбоксами, софтбоксами и октобоксами.

— Хороший свет — залог красивой фотографии, — зачем-то пояснил он, всё так же не глядя на девушку.

Настя переминалась с ноги на ногу посреди комнаты и не знала, куда деть руки. Наконец сцепила замком за спиной.

— Теперь неси табурет, — велел Борис. — Поставь там, где ты стоишь. И, пожалуй, начнём.

— Да, пап.

Притащив круглый мягкий табурет, Настя поставила его, где было сказано, и замерла рядом. Последний бой — он, как известно… А первый шаг?

— Ну, чего ты ждёшь, доча?

— Мне… снять трусы? — Она залилась густой краской.

— И заверни на пояс юбку. Потом садись. Давай, ну. Что нам, полдня тут?.. Некогда стесняться.

То краснея, то бледнея, Настя запустила руки под юбку, стащила полупрозрачные трусы, которые надела специально ко дню рождения. Скомкала в руке, не зная, куда девать.

— Давай сюда, — протянул руку отец. Белоснежный невесомый комочек перекочевал к нему. Борис сунул трусы в карман.

— Садись, — кивнул он на табуретку.

Настя взялась за подол, глубоко вдохнула, набираясь храбрости… Юбка колоколом взлетела, и… И ничего страшного не случилось. Только колотилось гулко сердце. Борис не смотрел на дочь, доставая из сумки громоздкий аппарат.

Выдохнув, она села голой попой на табурет и сдвинула ноги. Потом, конечно, придётся их раздвинуть. Но ведь фото сделать недолго? Сколько это займёт, секунду, две? Нет, кажется, надо ещё навести на резкость, установить диафрагму… В фотосъёмке Настя разбиралась плохо — то есть в студийной. Вот смартфон, селфи — дело другое. Она прикрыла развилку ног ладонью.

Установив фотоаппарат на штатив, Борис подошёл к дочери и присел перед нею на корточки. Руками взялся за голые коленки, легонько потянул врозь.

— Ну-с, юная прелестница, теперь покажите, с чем мне придётся работать.

Ноги словно прилипли одна к другой. С усилием Настя их всё же раздвинула.

— Шире, шире.

Шире так шире. Сжав зубы, пламенея лицом и смотря куда угодно, только не на отца, Настя раздвинула ноги настолько широко, насколько могла.

— Бреешь, значит. Вот умница. А то пришлось бы посылать Аньку за бритвой. Заросли нынче не в моде.

По правде говоря, ещё день назад там были настоящие джунгли, но перед своим днём рождения Настя решила сменить имидж. И, как оказалось, не зря. Ещё не хватало, чтобы отец видел. Или брил её внизу.

— А щёлка-то у тебя красивая, Настёна. Красивее, чем у мамы. — Он воровато оглянулся на дверь.

— Спасибо, пап, — покраснела Настя.

— Не за что, не за что. Значит, так. Поверь эксперту, мужики любят, когда щель чуть-чуть приоткрыта. Не так, чтоб развальцованная дырень, а самую малость. Словно распускающийся бутон. И с капельками росы. Ты, я гляжу, у нас совсем сухая. Не пойдёт. Трогаешь себя ночью? Ну, значит, объяснять тебе не надо. Займись.

— А ты не отвернёшься?

— Ну, раз ты няша-стесняша… Вся в маму.

Отойдя, он стал перекладывать что-то в сумке.

Настя послушно натирала половые губы, пытаясь вызвать перед внутренним зрением какую-нибудь возбуждающую картину. Почему-то это оказался отец, голый и с членом наизготовку. В фантазии отец был мускулистым красавцем, а член его… ах, его член!..

— Папа-а-а!..

Борис круто развернулся. Дочь кончала, заливая пол перед собой брызгами и судорожно дёргаясь. Вот она потеряла равновесие, сейчас…

Он еле успел её подхватить. Настя повисла у него на шее. Блузка девушки порвалась, и вид открывался живописный. Ладони сами легли на нежные холмики. Кто бы подумал, что на ней нет бюстгальтера!.. Член сладко заныл.

Борис рванул мешающую блузку так, что пуговицы разлетелись во все стороны. Подхватил голышку-дочь на руки, перенёс на кровать. Расцепил её руки у себя на шее и быстро разделся сам. Лёг рядом, на бок, убрал с лица дочери разметавшиеся рыжие волосы. Спустя вечность она открыла глаза, приподняла голову. Увидела склонившегося отца, совсем голого, как недавно в воображении. Бросила руки вверх, обнимая.

И поцеловала.

Потом они вместе выбрали из сотни фотографий лучшую и прикрепили её к Настиному профилю. Закон надо соблюдать.

Вот только нужны ли мне теперь женихи?.. — с улыбкой думала Настя, позируя (уломал!) в разных позах для папиного «ню»-портфолио.

(Всего 378 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

12 комментария к “Щёлк – и готово!”

  1. Залам себе вопрос: неужели?… И хотя не дам на него ответ, но, мне кажется, я догадываюсь, кто автор. Но, может быть, и ошибаюсь…
    Текст хороший, своеобразный. Надо отдать должное автору: написано без лишней детализации, очень аккуратно передан процесс полового акта. И очень чувствуется влюбленность в отца, хотя можно списать на художественный прием…
    Ставлю свою 10 з плюсом, хотя и не воспринимаю в жизни инцест…

    1
  2. Самый большой парадокс параллельного мира (ведь в нем могут отличаться от привычных нам констант постоянная Планка и скорость света в вакууме, а если автор сильно одарен постарается, то и число пи будет равно ровно трем целым хрен десятым, чтоб местная школота особо не напрягалась, конструируя гиперприводы, пронзающие пространство и время, для такого простого дела и заклинания сгодятся) – строгое соблюдение правил совершеннолетия мира настоящего. Впрочем, оно и понятно, в противном случае (кто может запретить надуманным властям несуществующих миров разрешить своим подданным трахаться хоть с 14, хоть с 4 лет), Admin пошлет их прямо в даркнет.
    Художественные и сексуальные же достоинства рассказа, как мне кажется, лучше проанализируют поклонники прикрепленных к нему тегов. И должным образом оценят, чего я сделать не могу. Б/О (без оценки).

    1
    1. Да нет, как раз читал. В отличие от массы других рассказов с такими тегами. В силу обещания принять максимальное участие для раскрутки проекта “Анонимный автор”.
      Увы, не смог представить параллельный мир, раскрепощенный настолько, что государство обязывает делать лиц женского пола подобные фотки, и в то же время настолько пуританский, что есть шанс об этом не узнать до дня совершеннолетия. Я получал паспорт в СССР, в 16 лет, и как бы не за полгода начал канать отца, а где сфоткаться, куда отнести, что заполнить и так далее. Точно так же, как и мои дети перед своим 14-летием.

      Вот только нужны ли мне теперь женихи?.. – с улыбкой думала Настя,

      А в этом дивном мире разрешено многоженство? Или эти девчоночьи благоглупости, типа как в нашем скучном мире девочки детсадовского возраста говорят “когда вырасту, выйду замуж за папу”.

      0
  3. Предыдущий анонимный автор, который про Маркеса, был молчун, таких комментировать – не в коня корм.

    Предыдущий “Анонимный автор” не в сети 2 недели 🙂
    Он даже не прочитал письмо отом, что у него была возможность ответить оппонентам анонимно.

    Надо чаще встречаться ©

    0
  4. Странно, что девочка – дочь nu фотографа совершенно не знает о таком фото в профайл паспорта и узнает только в день совершеннолетия. Это как? Если все делают и это публично для взрослого глаза то весьма странно такое незнание. Ну и слишком уж легко перешли они с отцом к сексу, возможно. Но я вообще согласен с Георгием Беком который как- то на другом ресурсе в ответ на коммент человека, что слишком уж легко у ГГ получилось с сестрой перейти к близости сказал, что по “условиям задачи” так. Иными словами- рассказ есть рассказ, тем более здесь он фантастический в данном случае. Но br />
    повторюсь, странно что девочка не знала о необходимости сфоткать щелку.

    0
  5. Кстати я догадываюсь кто автор. Я читал некоторые его рассказы на Sexytales. Креативный человек надо сказать, любит фантастику и юных девчонок в ней, тексты у него неплохие.

    1
    1. Ок, пусть сегодня будет моя очередь соглашаться с Алиной!) Произведение мне, в самом деле, понравилось! А идея подвергнуть юную прелестницу в день совершеннолетия такому бесстыдству, как художественное фото крупным планом гладко выбритой щелки, лично меня привела в восторг! Спасибо Автор!!! Единственное, что меня смутило – это то, как Настя быстро и бурно кончила от банальной мастурбации. Хотя… наверное, и так бывает. Ведь бывает же?!. ))

      1
  6. Я не эксперт в области порно – мой интерес в литературе лежит совершенно в других жанрах – однако, не нужно быть специалистом, чтобы определить, насколько бессмысленный и безадресный текст представлен на суд читателей безымянным автором. Кто же, по мнению, автора, его целевая аудитория? Кому же, пользуясь современным сленгом, зайдёт этот рассказ?
    Давайте попробуем разобраться.
    Логика поступков героев – она отсутствует напрочь. Дочь-стесняша мгновенно раздвигает ноги и совокупляется с отцом, хотя несколько минут назад у неё краснело всё тело лишь только от одной мысли заголить перед ним естество.
    Развитие событий – неправдоподобнее, чем в фантастическом кино. Девушка так неудачно повисает на шее у отца, что блузка немедленно разрывается. Это же как нужно было завалиться после оргазма?! С разбегу? В прыжке? Оргазма, который, кстати, в принципе был невозможен у стеснительной девушки на глазах у собственного родителя.
    Далее – язык рассказа. Не знаю, как у других, я могу отвечать только за себя, но этот рассказ не заставил мои чресла двигаться в коитальном экстазе, равно, как и длань – в сторону восставшей плоти. Поскольку на западном фронте было без перемен, мне не пришлось ловить нерождённых детей, стоя над пропастью во ржи: ни одна птица не долетела до середины Днепра.

    Я оставлю за рамками комментария моральную составляющую рассказа – вкупе с его автором и читателями – которых может возбудить подобное непотребство, а постараюсь остаться только в литературной плоскости, если подобные тексты вообще могут относиться к таковым.

    Так для кого же написан этот текст? Для дрочеров? Нет. Для интеллектуалов? Боже сохрани! Обычный графоманский выплеск тайных, нереализованных желаний – слава богу, без ошибок! – иначе было бы совсем труба.

    1
    1. Встречайте: доброжелательный критик.

      Admin 14 марта 2020 11:54:
      Если вы не готовы услышать нелицеприятную и, возможно, жёсткую критику в адрес своего произведения – не используйте режим “Анонимность” и публикуйте рассказы в обычном порядке.

      2

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг