Шкатулка времени. Часть 1

Лена стояла в магазине антиквариата и рассматривала картину висевшую на стене с десятком других таких же картин неизвестных художников. На картине был изображен зелёный луг. На переднем плане с права стояла молодая девушка с ребёнком на руках. Девушка с тёмными волосами стояла в голубом платье с юбкой ниже колен. Ребёнок держался одной рукой за шею матери, а в другой держал цветок над головой. По ним было видно, что женщина с ребёнком здоровы и счастливы. Они были повернуты спиной к женщине стоявший уже чуть дальше от неё в середине картины. Женщина в середине была определённо старше молодой девушки и стояла с распахнутой грудью с руками по швам. Рядом с ней с права стоял парень примерно с таким же ростом, как и она. Волосы женщины развивались от ветра так что закрывали лицо парня и было не видно его лица. В руках парня находилась винтовка со штыковым ножом на конце. Лицо женщины было в морщинах и выражало горе.
На картине, слева вдалеке стоял силуэт. Как поняла Лена по форме тела там стояла пожилая женщина полностью голая. В правой руке она держала трость, а в левой такую же винтовку, как и у мужчины посередине. Возле неё на земле было черное надгробие и небольшой бугорок земли возле него.
Небо на картине с горизонта было чёрным и переходило вверх в тёмно-красный цвет. На красном фоне было видно поднимающийся дым от горизонта ровной полосой по всему небу.
Лена стояла как в трансе погрузившись в себя размышляя о персонажах картины. Она переводила взгляд с молодой женщины с ребёнком на середину картины, с середины на правую часть и на надгробие, и пожилую женщину державшую оружие. После взгляд снова переводился на правую часть и постепенно переходил на левую. Она рассматривала каждую деталь картины, пытаясь понять что автор хотел сказать, что хотел передать этим изображением. Уставившись на картину она не слышала посторонних звуков и голосов доносившихся ей из вне, а только свои мысли. Постояв так какое-то время до её левого плеча кто-то дотронулся так что она подпрыгнула на месте от испуга. Развернувшись на месте она увидела лицо своей сестры Наташи которая тоже испугалась такой реакции Лены.
— Фу ты черт! Напугала. — сказала Наташа и заулыбалась. — Ты что тут стоишь, на стену пялишься?
— Это ты меня напугала, дура! Нельзя было просто позвать меня? И ничего я не пялюсь на стену, на картину я смотрела. — ответила Лена смотря по сторонам.
На неё смотрел сдвинув брови продавец с усами стоявший за кассой. Он походил больше на мужичка который любит охоту и рыбалку, а не старые безделушки. Мужчина в сером жилете с множеством карманов, во рту которого был леденец секундой назад и вытащив его как только услышал что испугались друг друга женщины. На них так же смотрела сквозь толстые линзы очков старушка в шляпе в другом конце магазина. Она что-то буркнула себе под нос и продолжила вертеть в руках старую небольшую вазу с рисунками на ней всяких животных.
— Позвать? Я тебе чуть ли не во весь голос кричала и звала тебя. Ты перегрелась может? Тебе плохо? — спросила Наташа смотря на Лену оценивая её состояние по внешним признакам.
Она посмотрела на Лену, та была в светло-синих джинсах с отверстиями на коленях и лодыжках, в белых кедах и в голубой рубашке с пальмами. На руках не было колец за исключением одного на правой руке которым она пользовалась когда было необходимо отшить какого нибудь приставучего парня, который клеился к ней когда ей он не нравился или она была занята. Лена незаметно снимала с правой руки кольцо и одевала на безымянный палец левой руки и ненавязчиво показывала его своему поклоннику. Они в большинстве своём понимали что путь закрыт для них и сами собой “отсыхали” от неё. Ей этот способ подсказала мама в подростковом возрасте когда начала замечать что к ней пристают мальчики. Она в свои 15 тогда выглядела на 20 и вопросов парни не задавали. Наташе же тоже в своё время мама такую же схему “отшития” парней подсказала, но она пользовалась этим способом очень редко. Наташе нравилось что за ней бегают поклонники и есть из чего выбирать когда ей нужна близость.
Наташа взяла руки Лены в свои и почувствовала что они ледяные и влажные. Посмотрев на её лицо внимательно она заметила что лицо Лены бледное в испарине, а чёрный прядь волос прилип к её лбу.
— Мне уже хорошо. Я просто задумалась о чем то, вот и всё. — ответила Лена размышляя как она не могла услышать когда её звали.
— Да ты бледная, на тебе лица нет. Может присядешь?
— Нет. Мне лучше. Спасибо. Так что ты звала меня?
— Я нашла пару вещей и хотела показать тебе.
— Каких вещей? Посмотри на эту картину, она меня чем то зацепила.
Лена показала пальцем на картину висевшую на голову её выше. Наташа перевела взгляд с её лица на место которое ей указали. Картина в деревянной раме выглядела для неё уныло. Она какое-то время смотрела на изображение и сказала:
— И что? Картина как картина. Какие-то люди стоят в поле. Что за художник её написал? Как то уныло и вообще, тебе же не нравятся картины. Ты же терпеть не можешь когда у тебя на стене висит что-то кроме фотообоев.
— Ну да. Но она что-то говорит нам.
— Что она может говорить? “Купите меня, пожалуйста, я вишу здесь уже сотню лет и меня никто не хочет брать.” Вот что она говорит.
— Да нет же! — хотела поспорить Лена с Наташей, как её перебила сестра.
— Всё! Хватит этой скукатищи. Пошли посмотрим что я присмотрела, а после можешь хоть целиком стену купить со всеми этими рисунками неудачников.
Наташа быстро развернулась на месте и пошла быстрым шагом. Лена же немного подумала и посмотрела снова на картину, обдумывая покупку её. Чуть постояв она двинулась следом за сестрой. Пройдя вглубь магазина она бросала взгляды на вещи окружавшие её. Где-то стояли разные модели старинных часов с кукушкой. Где-то висели на стене головы зверей убитых несколько десятилетий назад, а где-то валялись всякие безделушки наподобие старых гитар, патефонов, первых кинокамер, глобусов разных размеров, тарелок с изображением когда-то знаменитых людей, самоваров и многое другое. Лена приближалась к Наташе обходя осторожно висевшую низко хрустальную люстру, как заметила что сестра роется в старом большом сундуке в котором могло поместиться два человека. Она подошла в плотную и спросила:
— Что ты делаешь? Показывай то что хотела. — спросила Лена разглядывая хлам, что их окружал.
— Ты не поверишь! Смотри сюда. — она высунула голову из сундука и показала на гравировку на крышке. — Видишь? Ты это видишь?
Наташа обводила пальцами узор выделенный на крышке сундука как будто проверяя работу мастера её сделавший. Узор был похож на смесь непонятного цветка и паука. Как будто паук на себе нёс цветок. Лена тупо смотрела на узор пытаясь понять что конкретно на нём изображено.
— И что? Какая-то лабуда вырезана. Непонятно же ничего. — ответила Лена не понимая что увидела такого Наташа в гравировке.
— Здесь нарисован лотос! Не просто лотос, а паук который держит на себе цветок лотос. Если я не ошибаюсь это паук-павлин. — Наташа говорила с восторгом.
— И что? Какой-то самодеятель с богатой фантазией оформил свой сундук. Что такого? — всё еще не понимала Лена о чем говорит Наташа.
— Не тупи! Помнишь мы ещё в школу ходили и нам наш дедушка подарил по одному одинаковому ключику. Помнишь?
— Помню. Давай по короче.
— Ты помнишь что на них было изображено? — Наташа чуть ли не прыгала на месте от восторга.
— Нет конечно! Я тогда свой потеряла в скоре. Да и зачем они нам были нужны? Дедушка говорил что они от какой-то шкатулки которой у него не было. — стала раздражаться Лена.
— А ты уже не догадываешься? На них был изображен точно такой же рисунок, паук держащий лотос. Именно этот паук, я помню!
— Ты разбираешься в видах пауков? Их тысячи. С чего ты взяла что этот твой, как его там, павлин изображен?
— Паук-павлин! Лена! Это точно он. Ты свой ключ потеряла, а я сохранила. Я сфотографировала ключ с рисунком и нашла информацию по нему в интернете пару лет назад. Оказывается это что-то герба одного небольшого дома который был при последнем царе. Во время первой мировой этот дом и его все представители были убиты на войне или умерли от болезней и голода. Сама понимаешь что тогда было и это не удивительно.
— Класс. Ты нашла сундук с этим гербом, как и на ключе. И что? Это же просто сундук. Ключик же от какой-то шкатулки, ты же не говоришь что нашла шкатулку в нём?
— Я НАШЛА ШКАТУЛКУ!!! — Наташа уже вся красная сказала это с облегчением и завизжала на весь магазин.
Перепуганные посетители и сам продавец обернулись на них. Им уже не особо нравился этот шум исходящий так часто от двух женщин. Усатый кассир им прокричал:
— Ещё раз я вас услышу — мигом вылетите от сюда! Не пугайте клиентов!
Наташа с Леной даже не услышали его. Лена стояла не понимая как могло так им повезти.
— Что-о? — протянула своё удивление Лена.
— Ты представляешь? Я её нашла когда капалась в сундуке этом. Я сама не поверила что могу её найти, но вот! — она достала из своей сумки шкатулку.
Она выглядела очень старой с потёртостями на каждой из её граней. Шкатулка была тёмно бордового цвета и как на сундуке, на её крышке сверху был чётко виден рисунок паука и на его спине лотос. Теперь Лена ясно видела этот рисунок и все его очертания.
— Что она делает в твоей сумке? — спросила Лена.
— А? Я положила её туда когда нашла. А вдруг кто-то забрал бы её?
— Кто? В этом старье только ты копаешься. — Лена кивнула на сундук.
— Неважно! Зато я нашла её. Нашла! — Наташа держала шкатулку как давно потерянную игрушку которая была дорога в детстве. Взгляд лежал только на ней, и бросался он то на одну его сторону то на другую.
— Это конечно здорово что она нашлась. Но это всего лишь старая шкатулка. Она может не рабочая вообще. А этот старый хрен с усами запросит за неё как за слиток золота как увидит как ты на неё смотришь.
— Я должна её купить. Должна. Дедушка не просто так дал нам ключи. Не просто так.
— Да да да, может вообще ключ твой не подойдёт к этой шкатулке. Мало шкатулок таких?
— Я уверена эта та самая.
— Ладно, пойдём. Дай мне её, заплачу я. — Лена взяла шкатулку из рук Наташи и понесла на кассу.
Придя к кассе усатый мужчина уже без леденца во рту стоял и разговаривал со старушкой в шляпе. Та держала в руках глиняный горшок и спорила с продавцом.
— Это не просто горшок под цветы, а старинный горшок который ещё стоял в доме Романовых. Вы понимаете какой он ценный? — хитро говорил кассир бабушке которая непонимающе смотрела на него. — Он стоит не менее пяти тысяч! Вы с ума сошли предлагать мне двести рублей! Могу уступить за четыре тысячи как пенсионеру.
— Сколько? Он не выглядит как старинный горшок. Я хотела Гортензию посадить в него всего лишь. — говорила обидчиво старушка всё тише и тише.
— Ну а что вы думали, здесь не какая-то рухлядь, здесь только подлинные оригинальные вещи продаются. За горшками по двести рублей вам на рынок бабуль. — с усмешкой сказал мужчина.
— Ладно. — только и ответила старушка опуская голову.
— А ну дайте его мне бабуль. — сказала Наташа вмешиваясь в разговор.
Старушка удивлённо посмотрела большими глазами сквозь линзы на женщин и протянула горшок Наташе. Она взяла его, рассмотрела и перевернула его вверх дном. На плоской его части было выведено углублениями цифры: “3 Руб 56 коп”, а ниже “1987”. Наташа поднесла надпись на горшке к лицу мужчины.
— Ты что это хрыч усатый? Обманывать решил бабушек? Что это тут написано? А?
— Ээ-э. Я не знаю как этот горшок попал сюда. Я всё проверяю! — затараторил кассир.
Старушка в это время смотрела на мужчину с открытым ртом.
— Да что ты? У тебя три таких горшка на весь магазин, а ты не знаешь как он сюда попал? Проверяет он. — всё еще тыча в мужчину горшком говорила Наташа.
— Да я честно не знал! Забирайте его вообще бесплатно, он мне не нужен. Забирайте его и отстаньте от меня!
— Вот ты гад какой. У тебя поди пол магазина вот таких вещей якобы антиквариат. А если я позвоню своему знакомому, он в органах работает. Он найдёт на тебя управу.
— Э-э! Ну вы чего. Не нужно мне тут никаких органов. Что вы хотите? Я вам и так отдаю этот горшок бесплатно.
— Аа-а. Спалился дружок. По глазам вижу что у тебя здесь хватает подделок. Это не наше дело вообщем. Ты отдаёшь горшок этой бабушке и эту шкатулку нам бесплатно. Пойдёт? — спросила Наташа показывая на шкатулку в руках Лены.
— Хорошо, я согласен.
— Я хотела ещё картину ту взять, помнишь? — сказала Лена смотря на Наташу.
— Аа, да. И ещё картину вон ту. — она показала пальцем в сторону картины.
Мужчина не мог понять на какую именно картину она показывает пальцем так что сказал:
— Берите любую чертову картину и проваливайте уже! Вымогатели. — сердясь прорычал мужчина.
Наташа отдала горшок старушке. Она сразу же направилась к двери. Лена передала обратно Наташе шкатулку и направилась к стене с картинами. Подбежав, она прислонилась как могла ближе к стене из-за стоявшего хлама у ног и сняла кое-как ту самую картину в которую залипла буквально 15 минут назад. Прийдя к кассе с картиной Наташа опять пялилась на свою шкатулку. Она посмотрела на Лену и обе молча с победоносной улыбкой вышли из магазина.
Придя домой к Лене в хорошем настроении Наташе не терпелось проверить эту шкатулку. Вспомнив что ключика с собой у неё нет ей пришлось ехать домой к себе и поискать его. Наташа же оставила шкатулку у сестры и не стала её забирать с собой решив что они вместе её откроют. Лена же покормила свою кошку и решила поискать подходящее место для её картины. Походив по квартире она так и не нашла подходящего места где её можно повесить. Она поняла что сама с этой непосильной задачей не справится и позвонила Наташе узнать когда та к ней приедет. Её уже не было пару часов, а заняться было нечем. Позвонив и узнав что Наташа нашла с трудом тот ключик, но не сможет приехать этим днём она опять решила посмотреть на картину. Те ощущения когда она увидела её в первый раз в магазине ещё не утратились. Взяв картину в руки она поставила её себе на колени и стала детально рассматривать. Оказалось что Лена не все детали заметила на картине в первый раз. Она заметила что женщина посередине держит в левой руке небольшой крест. Так же в небе на красном фоне она рассмотрела не просто поднимающийся дым от горизонта, а дым в форме креста. Она смотрела на детали которые раньше не заметила и её пробила дрожь от этой картины. Она её пугала. Находящаяся Лена в квартире одна уже не была так рада новой вещи в доме. Такой вещи. Лена отставила картину от себя к стене по дальше и бросила на неё последний взгляд. Посмотрев на неё ей что-то бросилось в глаза. Ей показалось что рама картины не слишком подходит для самого полотна. Если полотно в зелено-черно-красных цветах, то рама была бежевого цвета. И как она сразу не заметила, что эта рама просто не может быть оригинальной с этим полотном. Взяв её обратно на колени она перевернула картину. С обратной стороны ничего не было кроме державших полотно маленьких гвоздиков. “Что за колхоз” подумала Лена отгибая эти гвоздики пальцами. Немного кряхтя от боли и усилий она отогнула четвёртый гвоздик. Наклонила картину к себе и на её грудь упало полотно, а в руках осталась только сама рама. Отложив её она взяла полотно в руки. Она не была художником и никогда не видела пустые полотна. Да и вообще не интересовалась живописью. Но взяв в руки полотно она сразу поняла что оно через чур толстое. Посмотрев на торец его она увидела что к основной части полотна приклеен ещё один такой же лист. Попробовав ногтями отодрать один от другого у неё не получилось. Лена пошла на кухню и взяла длинный нож который смогла найти и вернулась в спальню. Принявшись за дело её это возбудило и появился интерес к новому открытию. Осторожно просунув нож между листами полотен они начали расползаться один от другого. Отодрав полотна она посмотрела сначала на тот что был сзади. Как она и догадывалась там ничего быть не может и не оказалось. Посмотрев на заднюю часть лицевого полотна она сначала так же ничего не заметила и на секунду разочаровалась. Она только вошла во вкус. Но немного внимательней посмотрев на нижнюю часть Лена заметила какую то надпись сделанную толстым слоем чернил.
Она попыталась прочесть и с третьей попытки ей удалось прочитать:”Собственность К.А.Гладычева”. И справа от надписи с высоту заглавной буквы была круглая печать на которой был изображен паук и на спине лотос.
Лена отчётливо видела эту печать и не могла поверить что такое совпадение могло произойти. Она приобрела картину того дома что и сделал ту шкатулку что стояла у неё в прихожей у зеркала. Возможно это сделал один и тот же человек. Хотя Лене так не казалось. Что бы мастер по дереву сделал шкатулку, и еще картины писал — это редкость. Лена внимательно рассмотрела надпись, как она аккуратно выведена, как каждая буква к букве поставлена на одинаковом расстоянии и одинаковой высотой. Почерк её заворожил, такого она никогда не видела. Она провела подушечками пальцев по надписи проверяя, а вдруг ещё чернила не высохли и ей удастся почувствовать их. Так ничего не почувствовав она посмотрела на пальцы и грустно вздохнула. Фамилия эта ей ничего не говорила и слышала она её в первый раз.
Лена пошла за шкатулкой. Взяв её в руки она почувствовала какая она на самом деле тяжёлая и увесистая. Она была выполнена из дерева, но оно само по себе не могло столько весить. Она было подумав что в ней внутри лежат монеты или ещё какая бижутерия тяжелая встряхнула её. Шкатулка была монолитная и не единого шороха из неё Лена не услышала. Справа у самого дна шкатулки было отверстие под тот самый ключик который она по всей видимости потеряла давным-давно. Ей не терпелось открыть эту шкатулку наконец, и Лене пришла мысль что возможно удастся подковырнуть чем нибудь крышку и посмотреть на её содержимое. Дойдя до кухни в полной уверенности что она сделает она вспомнила что шкатулка принадлежит не ей, а её сестре. И повредить её или открыть без Наташи она не хотела. Не хотела портить впечатление своим поступком. Ведь Наташа была так рада её найти и честь открыть предоставлялась именно ей.
Немного разочаровавшись она поставила шкатулку на стол и пошла обратно в спальню убрать картину до приезда Наташи.
На следующий день Лена проснулась опять в гордом одиночестве в своей кровати. Только лишь её мягкий и пушистый чёрный комочек счастья и любви лежал всё ещё у ног. Она потянулась обсолютно счастливо с улыбкой на лице до того момента, как взгляд упал на стоявший на полу возле двери картину. Улыбка сползла с лица как она её увидела. Посмотрела на часы, было уже к обеду время. Лена пошла на кухню, поставила турку на плиту, достала кошачью консерву из холодильника и выложила на миску. Чёрное пятно мурчания и пушистости сразу же проснулось и прибежало своими лапками к смыслу всей своей жизни. Под звуки кушанья кошки Лена в хорошем настроении пошла умываться. Умывшись она чуть не забыла про турку и сняла её с плиты. Тут же позвонили в дверной звонок. Лена не успела налить кофе как пришлось открывать дверь. С полным непонимание кто бы мог быть так рано субботним днём она открыла дверь. На пороге стояла запыхавшаяся Наташа с пакетами в руках.
— Привет! Знаю что рано ещё, но я не могла уже ждать. — тяжело дыша вошла Наташа с более пышными формами тела чем у Лены протискиваясь между дверью и хозяйкой входя в квартиру.
— Привет, Наташ. Я только сама проснулась. Ты как раз вовремя. Что в пакетах? — всё еще сонно говорила Лена.
— Продукты ну и это… — Наташа показала недвусмысленный жест ударив легко тыльной стороной руки по противоположной стороне шеи.
— Ааа. С чего бы тебе хотелось напиться так рано? Мать, ты сдурела?
— Я же не напиться решила, а так. Чуть-чуть. Наконец-то интересное что то происходит. Я так вчера волновалась когда ехала домой что не найду этот ключик. Я структура немного. Но нашла! — бросив пакеты у порога начала рыться по карманам Наташа, пытаясь достать виновника сего мероприятия. На секунду выражение лица Наташи стало потерянным, но после она всё же отыскала его. — Вот! Смотри, я же говорила что на нём тоже такой же рисунок как и на этой чёртовой шкатулке!
Наташа поднесла Лене прямо к лицу ключик. Он был не больше дюйма в длину и ширину. Из далека ключик походил на золотой, но вблизи было видно, что он просто жёлтый и довольно старый. На месте каким его вставляют уже слезла краска хотя им довольно давно не пользовались. На головке ключа с двух сторон был виден рисунок паука и цветка. У Лены пропали последние сомнения что ключ от другой шкатулке. Это именно тот ключ и именно к этой шкатулке.
Лена вернула ключ хозяйке и предложила кофе. Та кивнула скорее всего даже не услышав что сказала Лена и стала искать глазами по прихожей где она оставила вчера шкатулку.
— Я её на кухне оставила. Пойдём. Я тебе кофе налью. — сказала Лена и пошла шаркая тапочками по паркету.
Войдя на кухню хмурое облачко уже доедало свою порцию. Лена достала чашки и налила кофе. Наташа же разулась и сняв пальто зашла на кухню. Найдя глазами заветную вещь на столе где уже сидела Лена, она направилась к ней.
— Я уже не могу терпеть. Дай её мне!
— Чего ты так завелась? Успокойся, выпей кофа с печенюшками. Наверное не завтракала? — Лену уже раздражало состояние Наташи.
Лене сразу вспомнился один персонаж небезызвестный из одного романа про кольцо всевластия который такими же бешеными глазами смотрел на вещь какую жаждал. Всем известен печальный конец его и это Лену настораживало.
— Ладно тебе. Давай свой кофа. — она взяла чашку и отпила немного. — Ну как ты? Опять твоя постель холодная с одной стороны?
— Давай без этого, сама знаешь как у меня. Не дави на больное. — ответила Лена, и отвела взгляд на “сладенький пирожочек” облизывающийся у миски.
На эту тему разговаривать Лена не была намерена. Все всё про неё знали. Как тяжело ей найти мужчину.
— Ой да не парься Лен. Найдёшь. Тем более у тебя есть “то что нельзя называть”. — сказала Наташа с ехидной улыбкой.
Лена не сразу поняла что Наташа имела ввиду когда смотрела на гордо уплывающую из кухни с поднятым хвостом кошку. Она перевела взгляд на сестру и увидела её взгляд и сразу до неё дошло.
— Ах ты! Ну есть он у меня, и что? Сама понимаешь что это не заменит настоящий.
— Я то понимаю, поверь. Я часто в последнее время им пользуюсь. Не по собственной воле скажу я тебе честно. Помню те времена когда мне не самой приходилось предлагать Диме секс, а он меня выпрашивал. Да уж. Как всё поменялось. Грустно, но вкусно. — сказала Наташа и отпила ещё глоток горячего кофе.
— У тебя хотя бы есть Дима. Он не идеал, да и мне не восемнадцать лет уже. Я бы и на такого набросились если бы у него не было бы бед с башкой. У многих беды.
— Ой да чего там. Любого мужика можно исправить. Научить уму разуму. Ты найди, а я тебя научу.
— Верю-верю. Допивай. Я тебе сейчас такое расскажу и покажу ты ляжешь.
Наташа отпила последние остатки кофе и отдала чашку Лене. Та закинула их в раковину и пошла в свою спальню. Наташа пошла за ней взяв шкатулку с собой.
Войдя в спальню Лена села на кровать лицом к картине. Наташа зашла и стала у дверного проёма.
— Ну, рассказывай. Показывай что хотела.
— Вообщем вчера я решила разобрать картину. — она кивнула в сторону картины стоявший справа у ног Наташи. Та, секунду посмотрела на неё, а после перевела обратно взгляд на Лену спрашивая выражением лица “Ну и что?” — Ну и оказывается она не безымянная. Она была написана… Ээ-э, я забыла как его там. Возьми, посмотри сама.
Наташа подняла холст, перевернула и нашла через какое-то время внизу надпись. Нахмурившись через десять секунд лицо её приняло удивлённое и восхищенное выражение. Губы приняли форму буквы “О”, брови улетели куда-то вверх и лицо вытянулось. Наташа задышала часто и сказала:
— Ты знаешь кто это? К.А. Гладычев это Константин Афанасьевич Гладычев. Сын Афанасия Гладычева. Это его герб изображен на ключе и шкатулке. Я читала что его сын был на все руки мастер. Он был и художник, и кузнец, и мастером по дереву. Изобретал всякую ерунду, я уже не помню что, но я читала там список внушительный. Если коротко, то во время войны его призвали в 1916 году. Он не особо был крепким и сильным, но его отец не смог ему помочь переждать войну. Его забрали и в тот же год он погиб там. Его смерть была бессмысленной. Он сделал бы больше пользы оставшись на этом свете. Вообщем, мы нашли клад! — проговорила всё это Наташа ходя по комнате вперёд-назад маяча перед глазами у Лены.
Лене понравилась история эта. Немного проникшись к человеку которого никогда не знала и не видела, она посмотрела опять на картину. При каких обстоятельствах она была написана теперь было ясно ей. Она пугала своей искренностью. Теперь Лена поняла всю суть картины и ей от этого стало не хорошо. Она выбежала из комнаты пулей и вбежала в ванную. Открыла крышку унитаза и извергла сегодняшний кофе. Наташа испугалась что Лене стало резко плохо подбежала к ней в ванную и припала к унитазу держа волосы сестры.
— Что с тобой?
— Нормально. Уже мне лучше. — вставая с колен ответила Лена.
— Точно? Может кофе плохой? Хотя ты и вчера была бледная. Ты случайно не беременная, мадам? — спросила Наташа смотря на Лену прищурив глаза.
— Если только можно забеременеть от игрушки то да, я залетела. Что же тогда из меня вылезет? Страшно подумать. Ха-ха. — немного придя в себя рассмеялись сёстры.
Они вышли из ванной и пошли опять в спальню. На этот раз обе сели на кровать и уставились на картину.
— Она какая-то жуткая. Не смотри на неё. — сказала Наташа.
— Уже поздно, боюсь я её уже никогда не забуду. Давай уже откроем эту чертову шкатулку.
Наташа перевернулась на месте, за спиной у них лежала шкатулка. Она её взяла и положила себе на колени. Женщины уставились на неё. Старое дерево с красивым узором впечатляло их своей стариной.
— Ну что, готова? Я открываю?
— Давай.
Наташа достала ключик. Сёстры заволновались как перед экзаменом. Заволновались перед неизвестным. Наташа поднесла ключик к правой стороне шкатулки и медленно вставила его. Крышка открылась и перед ними выскочила балерина застывшая в одной вечной позе. Женщины испугавшись резкому появлению балерины и чуть взвизгнули. Увидев что ничего страшного нет они заулыбались и переглянулись. На крышке было прикреплено зеркальце в котором сёстры увидели друг друга. В самой шкатулке с правой стороны было углубление для мелочей. Только мелочей там не было, а лежала завернутая в трубочку бумажка. Наташа с колотящимся сердцем медленно взяла эту бумажку и развернула её перед собой. На ней было написано всё тем же красивым почерком, что и была подписана картина:
“Будет проклятая война. Война в которой без смысла погибают мои друзья. В которой погибли все близкие мне люди и скоро буду убит и я.”
Сёстры прочитали строки про себя и уже Наташе стало не хорошо. Она сдержалась и сказала:
— Это пиздец. Как оказалось так что эту шкатулку никто раньше не открывал?
— Я не знаю. Это всё очень странно. Положи на место её и прокрути ключом пару оборотов, посмотрим какая здесь мелодия. — ответила Лена.
Наташа свернула бумажку обратно в трубочку и положила на место. Немного погодя с лёгкой дрожью в правой руке она прикоснулась к ключу. Через секунду Наташа повернула ключ четыре раза и отпустила.
Шкатулка ожила. А точнее балерина ожила спустя сотню лет и начала свой танец. Женщины секунду назад были напряжены, но как только услышали мелодию и увидели как танцует с небольшими рывками маленькая балерина расслабились и заулыбались. Им это определённо нравилось больше чем история создания этой шкатулки. Спустя секунд тридцать, сёстры смотрели на балерину абсолютно счастливо, но Лене что то показалось странным. Балерина уже заканчивала свой танец как приятная мелодия сменилась постепенно увеличивающимся ультразвуком. В глазах сначала стало темно, а через мгновение свет увеличился на столько что Лене пришлось закрыть глаза. Последнее, что она помнила это как она проваливается в ослепительный свет, в ушах громко звонит и только где-то на фоне было слышно мяуканье восхитительного чёрного ангелочка.

(Всего 99 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий