Skip to main content

Современная семья. Часть 5

— Ну, она у тебя довольно терпкая. Но вкусная, почти как у дяди Жоры. У него… Более сладкая, что ли.

— Но тебе понравилось?

— Ну, в принципе да. Я бы не отказалась еще попробовать, — улыбнулась Сашенька.

— Доча, буквально две минуты, я сейчас! — я остервенением принялся теребить член, перематывая видео на экране. Но сам украдкой переводил взгляд на свою девочку, которая сидела рядом.

Какая же она красавица! Я с восхищением смотрел на ее удивительные локоны, изящное милое личико с аккуратным ротиком, плечи и фантастические груди, которые хотелось мять и целовать часами… Но я мог лишь смотреть. И осознание этого отзывалось мукой и дрожью во всем теле…

Впрочем, не только смотреть. Я мог снова встать и кончить ей в ротик. Опять с дурацкими ограничениями, играя в какие-то непонятные игры, но все же – мог. В моей душе пели птицы, я уже рисовал себе картинку, как невзначай взмахну рукой и коснусь сосочков дочери…

В это время пришла Наташа. Она принесла довольно странный набор – батон белого хлеба и дилдо для дочери – секс-шоп и хлебный магазин у нас располагались в одном здании. Сашенька просияла и принялась распаковывать подарок. Ее немного смутил тот факт, что искусственный член был зеленого цвета и в длину превосходил мой раза в полтора. На смущенный взгляд дочери Наташа ответила, что других не было. Но как только доча раскрыла подарок и уже приноровилась насаживаться ротиком на агрегат, Наташа тут же остановила ее и приказала сначала отправиться в ванную и хорошенько помыть приобретение с мылом. А заодно и умыться.

Сашенька попыталась было повозмущаться, но Наташа была неумолима к дочери. Ей пришлось подчиниться.

— Ну как? – шепотом спросила Наташа.

— Я кончил в ротик нашей дочери! – восторженно прошептал я.

— О, я так рада! – жена обняла меня и поцеловала на радостях.

— Ээ, не спеши радоваться – осадил я ее. – Она все еще во власти предрассудков. Разрешила кончить, но с условием – без движений, ласк и поцелуев. Я должен возбуждаться от порнороликов, а она просто глотает сперму. Типа, чтобы не было инцеста.

— Ну и ну… Как думаешь, почему она так против?

— Даже не знаю. Но у меня есть теория – на самом деле она за, просто боится признаться. Но проверять я ее не буду – можно спугнуть.

— Ясно. Как все замысловато… – Наташа вздохнула и пошла на кухню положить батон в хлебницу.

Тем временем Сашенька вернулась из ванной, посвежевшая и все еще обнаженная. Она сжимала дилдо в руке, преисполненная решимости показать мне все, на что способна.

— Пап, как думаешь, он не слишком большой? – прерывисто дыша, спросила она.

— Ну, возможно, слегка великоват. Но никогда не узнаешь, пока не попробуешь, – осторожно заявил я.

— Ладно. Попытаюсь… – доча глубоко вздохнула и посмотрела на предмет у себя в руках. Здоровый зеленый член в маленьких ладошках дочери смотрелся до жути чужеродно, как экскаватор на лужайке с бабочками. Девочка аккуратно подалась вниз и обняла губками набалдашник.

— Так, молодец. Делай все не спеша, – сказал я и погладил дочь по головке. Та послушно принялась скользить к основанию члена. Но, не дойдя и до четверти, Сашенька издала восхитительный булькающий звук и, пуская слюнки, пошла назад. Через несколько секунд обслюнявленное дилдо вышло из плена маленьких губок дочери. Отдышавшись, она вновь обняла его ротиком и принялась заглатывать. А затем опять подниматься, чтобы глотнуть воздуха. И снова заглатывать…

Я, словно загипнотизированный, глядел на то, как девочка уже в пятый или шестой раз спускается к зеленым шарам, которые находились в основании секс-игрушки. С каждым разом доча доходила до все более низких отметок, но за половину так и не перешла.

— Доча, может, тебе помочь? Я могу взять его и аккуратно толкать в твое горлышко, если тебе так будет удобнее.

Сашенька кивнула. Я перехватил у нее игрушку и очень осторожно принялся елозить во влажном маленьком ротике дочери. Поскольку это был не живой папин член, а искусственный из магазина, никаких запретов не существовало. Девочка и целовала его, и облизывала, и, конечно же, заглатывала даже не смотря на то, что он управлялся в этот момент мной. Я лихорадочно думал, как использовать этот факт в дальнейшей аргументации в спорах с дочерью.

А Саша тем временем перешла в наступление. Она положила руки на мои бедра и сжала их цепкими пальчиками, насаживаясь навстречу моим долбящим движениям. Доча добралась до половины, и, хрипя, всхлипывая и булькая, пошла дальше. Я с удовольствием увидел, как покраснели ее щечки, в уголках глаз появились слезы, а ладошки, несмотря на рефлекторное желание оттолкнуть меня, лишь сильнее сжались. Зеленый пенис смотрелся в ее ротике так возбуждающе, что мой родной член уже вовсю выделял смазку.

Я почувствовал, что кончу, если это продолжится. Но мне было плевать, главным на тот момент было выяснить предел дочери. И он наступил – где-то на трех четвертях девочка остановилась и закашлялась. Я аккуратно начал выводить зеленый пенис из горлышка дочери. С долгим хлюпающим звуком девочка освободилась от своего подарка и благодарно посмотрела на меня.

— Спасибо, пап! Было здорово. Но с живым гораздо лучше, – хрипло заявила она, вытирая рукой слюнки, которые падали на диван.

— Да, я помню, ты же только что рассказывала. Как он сначала маленький, потом растет, пульсирует…

— Да, пап… Это дико приятно. А искусственный – он даже хуже огурца. Нет, можно потренироваться конечно, проверить пределы возможного, но с живым это не сравнится.

— Жаль, что Жора придет только завтра, – бросил я пробный крючок.

— Да уж… Ладно, пап, ты собирался кончить мне в ротик, давай, я как раз настроилась.

Доча раскрыла ротик и высунула язычок. Меня словно пронзила молния – хоть я и не впервые видел такое даже за один сегодняшний день, привычным новое поведение Сашеньки для меня так и не стало. Член ошалело дернулся и начал эякулировать.

Я крякнул и сменил позу, закрыв член ногой. Блин, какой позор – на ковер же накапает… Теперь мне нужно несколько минут, чтобы восстановиться. Но чем же их занять? А доча тем временем, в ожидании моего члена, сунула руку к себе в промежность и принялась натирать ее.

— Доча, ты что это делаешь? – торжествуя, спросил я ее.

— А что? Тебе же можно кончать! – сказала Сашенька и посмотрела на меня с удивлением.

— Но ведь я-то кончаю тебе в ротик! А ты пятна оставишь на диване!

— А, ну да, точно. Тогда может быть ты…

— Что?

— Ну, подберешь все губами и языком?

— Легко! Но это уже будет обоюдное удовольствие! А значит, инцест! – я решил доказать доченьке от противного, что она ошибается. И Саша приняла правила игры.

— Ах, инцест! Пап, какой же это инцест, если я кончу от движений своей руки, а не от твоих губ и языка!

— Да, но тут есть отличие – член я могу поместить в твой ротик так, чтобы он не елозил о губки или язычок. А вот тебе такой финт вряд ли удастся.

Доча погрустнела.

— Но есть один выход!

— Какой? – встрепенулась Сашенька.

— Мы должны немного изменить правила. Вот смотри, я ведь сегодня заталкивал в тебя этот искусственный член?

— Ну да, и что с того? Он же не настоящий!

— Верно! Но мои руки, которые его держали, настоящие. А значит, с точки зрения наших дурацких правил, это был инцест!

— Они не дурацкие! И это никакой не инцест, – тихо буркнула доча.

— В любом случае, они уже нарушены. Нам нужны новые правила.

— И какие же?

— А такие – можно гладить, целовать, толкаться, мять и тискать!

— Пап, да ты что! Это мерзко! – доча сделала большие глаза и отшатнулась на бортик дивана.

— Ничего не мерзко! Мы это делаем только ради тренировок! Понарошку, не более того. Ты же в детстве играла в магазин или доктора со своими куклами? Вот, это то же самое.

— Ничего подобного! Куклы искусственные!

— Как и этот член. А если ты играла с подружками в дочки-матери, становились ли они тебе дочерьми?

— Ну… Нет.

— Вот, видишь! Хотя подружки у тебя вполне настоящие, из плоти и крови. А игра была понарошку. Так и здесь.

— Ну где же понарошку, если ты собираешься со мной сексом заняться? – воскликнула Сашенька.

— Ну, кое-кто мог бы сказать, что мы им уже занялись, когда я кончил тебе в ротик. Но ведь это был вовсе не секс, и мы это знаем. И сейчас не будет. Обычная игра. Имитация реального секса, не более того.

— Имитация, это когда без проникновения!

— Так и у нас без проникновения. Мой член в твоем ротике, или твой клитор у меня во рту – где тут проникновение? Это разновидность поцелуя. Вот смотри.

Я быстро наклонился и поцеловал девочку в лоб.

— Разве это секс? Нет, просто мои губы коснулись твоего лба. Так и ты своими губами коснешься моего члена. Обычный поцелуй. Все дочери целуют своих отцов, может быть, немножко в другие места, но технически это то же самое…

— Пап, но зачем тебе это, если я не возбуждаю тебя в сексуальном плане?

Ах да, я и забыл эту нашу легенду.

— Доча, просто я во время имитации секса с тобой буду представлять твою маму. Хотя зачем представлять, я могу ее позвать, она будет тут, рядом…

— Нет! – испуганно вскрикнула Саша.

— Ладно, как хочешь. Буду представлять, – сказал я и опустился перед дочерью на колени.

Она с опаской раздвинула коленки и я оказался в святая святых. Сочащаяся дырочка дочери и ее призывный стон заставили меня прильнуть к ласковой маленькой горошинке. Моя принцесса взвыла, когда я принялся обсасывать ее и покусывать. Она разом забыла про всю свою инцестофобию и вдавила свои пальчики мне в затылок.

Я с вожделением дарил дочери трепетные мгновения воплей и пульсации, а она сжимала мою голову своими очаровательными ножками. Зажатый в восхитительных оковах, я буквально чавкал ее соками, вытягивал весь нектар, как пчела, забравшаяся в цветок.А доча всхлипывала и стонала, ее юное тело билось в судорогах…

Когда я отвлекся, обессиленная Сашенька лежала поперек дивана. Я ощутил наливную тяжесть между ног. Член уже оправился и готовился расправить крылья. Я забрался на диван и завис у изголовья, так, что пенис раскачивался прямо возле лица дочери.

— Доча, ты помнишь, мы условились?

— Помню..

— Мять и тискать разрешено! Но это только ради тренировки. Имитация. Хорошо?

— Ага, – кивнула доченька.

Я положил руки ей на грудь. Касания упругих полушарий вымели из моей головы все мысли. Я словно растворился в безбрежном океане удовольствия… Из истомы меня вывел голос дочери.

— Пап, ты же только притворяешься, что тебе приятно.

— Разумеется, Саша. Как мне может быть приятно касаться сосков собственного ребенка?

— А на самом деле?

— А на самом деле мне противно. Чего не сделаешь ради тренировки…

Доча лукаво посмотрела на меня и улыбнулась. Я наклонился и принялся покрывать ее груди поцелуями. Большие коричневые соски были невероятны. Изгибы нежных округлостей растворяли меня без остатка. Мои руки блуждали по всему телу юной красавицы, наминая и тиская ее девичьи прелести. Но пора было переходить к главному блюду.

Я выпрямился и еще раз качнул пенисом у ротика дочери. Та все поняла и распахнула свои маленькие губки. Я пару раз повозюкал членом по ее нежным щечкам, коснулся головкой носика, а потом скользнул в нежные уста. Девочка сделала губы буквой “о” и плотно обхватила мой пенис, как за несколько минут до того обхватывала зеленое дилдо.

Разница была лишь в том, что у меня был гораздо меньше диаметр. Ну и, конечно, в том, что мой член пульсировал и рос. Я принялся аккуратно двигаться взад-вперед. Доча мычала в такт моим движениям. Увеличив амплитуду колебаний, я с удовольствием услышал, как мычание переходит в глухие стоны и глыкание.

— Афмфмжж, – пробулькала доченька, когда я принялся кончать в нее во второй раз за сегодня. Но на сей раз я заталкивал себя глубже во время эякуляции, так, что доча принялась отталкивать меня своими маленькими ладошками. Но я неумолимо нависал и таранил нежный ротик своего чада, прижимая ее плечи своими ладонями.

В этот раз Сашенька не смогла проглотить все, сперма выливалась из ее губ, чтобы стечь по щекам и подбородку прямо на диван. Первый мой аргумент в пользу окончания в ротик был разрушен напрочь. Но девочку, видимо, это уже не смущало… Она была увлечена имитацией орального секса с родным отцом.

(Всего 265 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг